Вокруг Света 1993 №02

Журнал «Вокруг Света»

Ку-омбоко, или Как искали Монику в джунглях

Что такое ку-омбоко

Раскрыв как-то утром газеты, я прочел, что на реке Замбези, у города Монгу, состоится праздник Ку-омбоко.

Ку-омбоко? Стал припоминать, что о нем рассказывал посол, когда я только приехал в Лусаку. Он еще говорил, будто это такое красочное зрелище, что на него даже из Европы приезжают туристы.

В делах у меня было затишье, и я подумал: может, махнуть?

По воле ветра

Мой первый полет с Ушкунура — эту гору под Алма-Атой хорошо знают дельтапланеристы — прошел как-то сумбурно. То ли из-за погодных условий, то ли место старта было неудачным, то ли летела я на необлетанном после переделок аппарате.

Мне нужно было вылететь из ущелья в долину. Казалось, левая сторона ущелья, как мощный магнит, притягивает маленький аппарат. Моего веса не хватало, чтобы классически, как в учебниках, исправить крен. Тогда я правой рукой взялась за боковую стойку, а левой стала держаться почти у правого узла трапеции. Аппарат вел себя непослушно и все время норовил развернуться влево. Один раз я дала ему немного свободы, и он, с довольно сильным скольжением, лихо сделал левую спираль. «Какие здесь сложные метеоусловия! И какие, должно быть, асы здесь летают!» — думала я, сознавая при этом, что мои летные навыки далеки от совершенства. У меня за спиной было всего двадцать часов налета... Думая о предстоящей посадке, я понимала, что все самое трудное впереди. И действительно... на высоте 20 метров аппарат уверенно повернул нос влево. Позволив ему сделать желаемую спираль, я выровняла дельтаплан против ветра, быстро перехватилась за боковые стойки, зажала коленями ручку спид-бара, увеличивая таким образом посадочную скорость. Посадка произошла мгновенно. И вот я уже отцепляюсь от аппарата и сразу начинаю высматривать место, куда бы его вытащить, чтобы там разобрать свое сокровище. Согнувшись под тяжестью дельтаплана (надо же, многим он казался таким легким!), пробиралась к дороге через арыки, канавы и какой-то бесконечный пустырь, когда впереди увидела человека с аппаратом. Я не знала, кто это, знала лишь, что в эти майские дни здесь летала сборная Союза (было это в 1990 году). Человек с аппаратом действительно оказался членом сборной Анатолием Коркачем. Он довольно доброжелательно отнесся ко мне, и я чистосердечно призналась ему, что не очень-то умею летать на этом замечательном аппарате, рассказала о своем полете с Ушкунура. Толя внимательно выслушал меня и сказал, что дело вовсе не в моем неумении летать и не в местных метеоусловиях, а в дельтаплане.

Потом было немало забот с аппаратом: удлиняли консоли, укоротили поперечину, перегнули латы, перешили парус. И уже через день на том Ушкунуре мне ничего не оставалось, как довольно решительно стартовать. Крен был, но намного меньше, и в сравнении с первым полетом этот второй меня даже обрадовал.

В те дни в Алма-Ату приехали десять американских дельтапланеристов. И решено было провести соревнования между нашими и американскими спортсменами — на Кубок «Мир». Я тоже приняла в них участие, но так и не смогла улететь дальше зачетного расстояния, чтобы получить какие-нибудь очки. Надо было пролететь не менее 15 километров. Каждый летный день начинался со страстного желания пролететь эти 15 километров. А Кубок «Мир» уже приближался к концу... И вот я еду на грузовой машине на Ушкунур. Дорога петляющей ленточкой поднимается все выше и выше. Проезжая вырванный у гор кусочек открытого пространства, вижу землю с высоты почти 900 метров. Все в дымке — и сквозь нее просматривается земля, уменьшенная до квадратов полей и поселков, состоящих из домов-кубиков. И сердце замирает от того, что старт совсем близко...