Одержать победу

Зенгер Пола

И на что только не отважится молодая энергичная журналистка, лишь бы выяснить подробности личной жизни миллионера Реймонда Адамса! Даже появляется в его спальне! Но жизнь сильных мира сего у всех на виду. И Барбара Кэндалл попадает в очень щекотливое положение. Ей не остается ничего другого, как сыграть предложенную ей роль возлюбленной…

Знала бы она, на что её вынуждают согласиться…

1

Лишь много позже Барбара вспомнила, что все-таки сняла ботинки. Ноги просто гудели от усталости. На часах было уже около полуночи, когда она уложила подушки поудобнее и свернулась калачиком в ожидании хозяина номера. И не заметила, как заснула, — глаза закрылись сами собою.

Барбаре и прежде нередко снились романтические и даже эротические сны. И чаще всего в периоды хронического недосыпания, когда она очень переживала или нервничала — именно таким было ее теперешнее состояние. А если учесть, что засыпая, она думала о Реймонде Адамсе, неудивительно, что именно он и приснился.

Однако никогда ее сны до такой степени не граничили с действительностью. Никогда ее не целовали столь умело, не привлекали к себе столь властно, никогда…

Где-то в подсознании прозвучал сигнал тревоги. Граничат с действительностью? Нет же, это и есть действительность! Но глаза упрямо не желали открываться: Барбара уже была готова отказаться от этой непосильной задачи. Куда проще поверить, что она и впрямь спит и во сне представляет, что бодрствует: так с ней порой случалось…

Однако ощущения все равно не укладывались в привычные рамки — никогда прежде сны не отличались такой отчетливостью. Впрочем, воображение — шутка сложная. Барбара совершенно явственно чувствовала, как мужская рука плавно скользит по ее спине от поясницы к шее. Ощущала тяжесть жаркого, напрягшегося тела, плотно прильнувшего к ней, легкое покалывание щетины на щеке…

2

— Кто вы такая? — Вопрос, заданный спокойным, невозмутимым тоном застал Барбару врасплох. Ведь он ждал совсем другую женщину. Почему же не разозлился? Не встревожился? Не огорчился? В голосе слышалось легкое любопытство — и только.

Интересно, когда этот человек понял, что перед ним совсем не та, кого он ждал? Неужели не разглядел ее лица в лунном свете, когда вошел? Наверное нет, иначе не приветствовал бы ее столь страстно — Барбара отказывалась поверить, что любовную борьбу начала она сама. Но первое же прикосновение должно было подсказать, что рядом чужая женщина.

Любопытно, а как отреагировала бы на подобное приветствие приятельница Адамса? Барбара повернула голову, стараясь получше разглядеть ночного гостя, и тут же решила, что на этот вопрос ответить несложно.

Знаменитого Реймонда Адамса Барбара узнала бы везде. Свет ночника косо падал на лицо, резко обозначая классический профиль. Точеные черты, аристократическая посадка головы, большие темные глаза — все это приковывало к себе взоры даже на самых неудачных фотографиях известного миллионера. Что до остального…

По фотографиям из бульварных газет, где магнат обычно мрачно скалился в камеру, никто бы не сказал, что Адамс настолько хорош собой. Глаза у него оказались вовсе не черные, а золотисто-карие. Внушительный рост, плечи как у тяжелоатлета. Насколько поняла Барбара, он никогда не фотографировался без пиджака, и уж тем более с расстегнутой рубашкой, поэтому не было видно мускулистой груди. И никогда его волосы не спадали небрежно на лоб как сейчас, когда он склонился над ней…