Власть. Элита, народ. Подсознание и управляемая демократия

Зыкин Дмитрий

От издателя бумажной версии:

В этой книге речь идет об уязвимых сторонах человеческой психики, о технике управления людьми, о наших слабостях, на которых играют те, кто ставит себе задачу подчинять нас своей воле.

Предупрежден — значит, вооружен. Если видеть проблему, то можно нащупать пути ее решения.

Эта книга для мужественных людей, для тех, кто способен заглянуть правде в лицо, какой бы неприятной и страшной ни была эта правда.

От издателя электронной версии:

Для нас эта книга интересна в первую очередь богатым фактическим материалом, который рассказывает о конкретных механизмах управляемой деградации СССР. Некоторые вещи, которых, впрочем, автор касается лишь вскользь, скорректированы последним десятилетием: так, известный нам принцип максимизации прибыли не только неэффективен, но и опасен — достаточно вспомнить о последнем финансовом кризисе. Что касается «утопии создания нового человека» путём внедрения в сознание полезных мемов, то эту идею можно считать удавшейся лишь частично в силу слабой компетентности (или слабой заинтересованности) лиц, принимавших ключевые решения. На сегодняшний день эта задача, пусть и с обратным знаком, успешно решена цивилизацией Запада: им создание человека-атома, универсального потребителя с подавленными инстинктами альтруизма и прочего удалось вполне.

Остальные 95 % можно считать готовым учебником для любого, кто хочет разобраться в ситуации в стране и в мире.

Читайте книги, парни. И да разорвёт знание цепи рабства.

Введение

В одном городе в местных СМИ прошло сообщение, что вскоре цены на сахар резко пойдут вверх, поскольку правительство собирается обложить производителей сахара дополнительным налогом. Население города разделилось на две основные группы. Первая группа состояла из тех, кто поверил и бросился покупать сахар, пока он не подорожал. Вторая группа — это те, кто решил, что сообщения о дополнительном налоге не имеют под собой никакой реальной почвы. Представители второй группы поняли, что торговцы сахара просто распустили выгодный им слух для того, чтобы подстегнуть спрос на их товар. Однако вторая группа в полном составе также рванула в магазин и точно так же, как и первая, взялась скупать сахар в ускоренном темпе. Разумеется, когда весь город начал гоняться за сахаром, цены на него поднялись и без всякого введения налога, что дало повод первой группе убедиться в своей «правоте», «мудрости» и «прозорливости». С первыми всё ясно — это внушаемые и доверчивые люди, которые попались на удочку аферистов. Но почему же поведение вторых, более умных и проницательных, в конечном итоге ничем не отличалось от поведения первых? Чтобы ответить на этот вопрос надо проанализировать, как в данном случае рассуждал умный человек. Да, он знал, что никаких новых налогов никто вводить не собирался, и цены на сахар расти не должны. Но он предполагал, что обязательно найдутся те, кто поверит заказным статьям в прессе и побежит покупать! Тогда цены всё-таки повысятся, и все болваны успеют закупить сахар по низкой цене, а он, такой весь из себя прожженный и проницательный, будет вынужден переплачивать.

Этот классический приём манипуляции, вошедший в учебники, показывает, что существуют способы управления значительными массами людей без применения к ним прямого насилия. Человек уверен, что поступает по собственной воле, а между тем его поступки предопределены чужой волей.

Многие совершенно убеждены, что всегда принимают решение самостоятельно. Сама мысль о том, что ими кто-то в это время исподтишка управляет, оказывается совершенно невыносимой и отвергается сознанием. На самом же деле, те, кто так считает, оказываются самой легкой добычей для всякого рода шарлатанов. Такие люди наиболее управляемы именно в силу того, что не верят в само существование манипуляции и не желают учиться защищаться от неё. Им кажется, что их разум, богатый жизненный опыт, практическая хватка гарантируют им независимость мышления. А между тем, приведенный выше пример показывает, что даже приемы из арсенала начинающего специалиста по превращению народа в толпу, лишенную собственной воли, оказываются эффективными. Что уж говорить о тех случаях, когда за дело берутся матерые волки!

Означает ли сказанное, что от манипуляции невозможно защититься? Нет, не означает. И вот почему. Сила манипулятора заключается именно в том, что большинство людей даже и не пытаются защищаться. Одних, как я уже говорил, просто подводит самоуверенность, другие не имеют никакого представления о том, как именно происходит промывка мозгов.

В этой книге речь пойдет об уязвимых сторонах человеческой психики, о техниках управления людьми, о наших слабостях, на которых играют те, кто ставит себе задачу подчинять нас своей воле.

Часть первая: человек на веревочках

1.1 Что такое манипуляция сознанием

Манипуляцию сознанием часто называют промывкой мозгов, программированием разума. Нередко в ход идут и более резкие слова, такие как «оболванивание», «дебилизация» и тому подобное. А что. же на самом деле представляет собой манипуляция? На этот вопрос не так-то просто дать краткий, ясный и вместе с тем исчерпывающий ответ. Проиллюстрировать манипуляцию на конкретных примерах несложно, гораздо труднее построить четкое определение. Где заканчивается убеждение и начинается манипуляция? И возможна ли манипуляция во благо? Для ответа на эти вопросы всё-таки придётся начать именно с примера.

Вот родители желают приучить своего ребенка мыть руки перед едой. Как донести до детей информацию о том, что несоблюдение правил гигиены может быть опасно для здоровья? Ребенок ещё слишком мал, чтобы понимать, что такое микробы и чем они могут навредить. Ему бесполезно об этом рассказывать, поэтому необходимо использовать тот понятийный аппарат, до которого малыш дорос. В этом случае взрослые нередко говорят, что, мол, к грязнулям приходит Баба-Яга (Кощей Бессмертный) и уволакивает в далекие края, а потому надо «всем хорошим мальчикам и девочкам держать руки в чистоте». Несомненно, здесь имеет место манипуляция сознанием. Причем во благо. Ребёнок делает выбор без понимания, испугавшись несуществующих персонажей. И это отличительный признак промывки мозгов. Родители к тому же пошли на прямую ложь, но это второстепенный момент. Манипуляция не сводится ко лжи, хотя в манипулятивных техниках ложь присутствует всегда в той или иной форме. Действие без понимания — вот ключевой момент, с которого начинается любая манипуляция. Убеждение, напротив, основано на предоставлении человеку полной и достоверной информации. Личность в этом случае делает свой выбор предельно осознанно, прекрасно понимая, о чем идёт речь.

Отметим, что манипулятор вкладывает в чужие головы то, чему сам заведомо не верит. Не верили родители в Бабу-Ягу, ворующую грязнуль. Знали продавцы сахара, что никакого дополнительного налога никто не планирует вводить. Распространив ложную информацию, они толкнули людей в очень узкий коридор возможных решений, каждое из которых вело к победе манипулятора. Ведь и те, кто поверил проплаченным байкам, и те, кто не поверил, в конце концов, поступили так, как заранее и хотелось заказчикам «сахарной» кампании промывки мозгов. Приняв чужие правила игры, все действия человека, совершённые по собственной его воле, обречены были стать лишь метаниями марионеток на веревочках. И даже те, кто понимал, что на самом деле происходит, оказались заложниками более глупых, наивных, доверчивых и некомпетентных. Как видим, стоит заставить лишь часть общества плясать под дудку, так в скором времени запляшут и все остальные. Старый принцип: «выигрывает не тот, кто хорошо играет, а тот, кто устанавливает правила», предстаёт здесь во всей красе. А ведь всё начиналось именно с непонимания и незнания. Думаю, приведённых примеров достаточно, чтобы дать, наконец, строгое определение.

Итак, манипуляция сознанием — процесс внушения заведомо ложной информации, предопределяющей дальнейшие поступки человека.

Чтобы определение стало более строгим, необходимо объяснить, что понимается под внушением.

1.2 Как всё начиналось: от Павлова до Хаксли

Отцом учения о высшей нервной деятельности является наш соотечественник Иван Петрович Павлов. Его вклад в науку был удостоен нобелевской премии, а словосочетание «собака Павлова» — стало нарицательным. Сейчас его опыты и результаты кажутся банальными, но в своё время они расценивались как сенсация. Что же так сильно удивляло современников Павлова? Чтобы ответить на этот вопрос надо вспомнить его классический эксперимент.

Когда собаке предлагают пищу у неё инстинктивно вырабатывается слюна. Это знают все, об этом знали и до Павлова. Само выражение «слюнки текут» применяли и к человеку. В соответствии с законами Природы или Бога (кому как нравится) запах пищи для многих животных является сигналом для слюноотделения. Это безусловный рефлекс, который передается по наследству. Павлов решил сам стать Творцом и поставил цель сформировать у животных такие рефлексы, какие захочет, и объяснить механизм их появления. Это ему удалось, что в те годы буквально потрясло научное сообщество.

Рядом с собачьей кормушкой поставили колокольчик, и всякий раз, когда собаке предлагали пищу, он звенел. Спустя некоторое время, одного звука колокольчика было достаточно, чтобы у животного начинала вырабатываться слюна. Пища уже не требовалась, сигналом для слюноотделения стал звук. Разумеется, кое-кто сообразил, что технологию Павлова можно применять не только к собакам, но и к людям. Опыты проводились даже на детях.

История ребенка по имени Альберт вошла в учебники психологии. Над маленьким мальчиком, которому не было ещё и года, провели следующий эксперимент. Ему показывали прирученную белую крысу, и одновременно за его спиной раздавался громкий удар в гонг. После нескольких повторений, ребенок начинал плакать, когда ему только показывали животное. Спустя пять дней экспериментаторы-изуверы (Уотсон и Рейнер) показали Альберту предметы, напоминающие крысу, и оказалось, что страх ребенка распространился и на них. Дошло до того, что малыш стал бояться пальто из котикового меха, хотя изначально ручная крыса не вызывала у него никаких отрицательных эмоций.

На эту тему есть прекрасный роман-антиутопия Хаксли «О дивный новый мир». Автор описывает жизнь общества, разделенного на касты: альфы, беты, гаммы, дельты и эпсилоны. Детей будущего выращивают в «пробирках-бутылях», и уже с первых секунд зародыши разных каст получают различный уход и питание. Представителям каст искусственно формируют различные условные рефлексы таким образом, чтобы максимально приспособить их к выполнению социальных ролей. Обязательно прочитайте, не пожалеете. Здесь я считаю необходимым привести лишь один характерный отрывок.

1.3 Подсознание, подчинившее разум

Идея формирования условных рефлексов у человека развивалась в течение всего XX века. Причем в этой области работали выдающиеся ученые. Одним из таких действительно великих психологов, открытия которого подняли науку о манипуляции на качественно новый уровень, был Беррес Скиннер. А начинал он с типично «павловских» опытов над крысами.

Скиннер сконструировал ящик, в котором была миска и рычаг, нажатие на который приводило к тому, что в миску поступала пища. В эту камеру запускали крысу. Как известно, крысы — очень любопытные животные, они тщательно исследуют территорию, постоянно принюхиваются, пробуют незнакомые предметы на зуб. Рано или поздно, подопытное животное задевало рычаг, что приводило к наполнению её миски. Прошло некоторое время, и крыса сообразила, что поступление пищи как-то связано с нажатием рычага. И теперь, проголодавшись, она без промедления подходила к нему. Связь между едой и действием крыса установила сама. Сама ли? Ведь её поместили в определенные, очень жесткие условия, где набор поступков, обеспечивающих выживание, сужен до предела. Как это похоже на трюк продавцов сахара, описанный в самом начале книги. Манипулятор отнимает у человека свободу, подменяя её иллюзией выбора.

От животных перейдем к людям. Когда ребенок испытывает дискомфорт, он плачет, и нормальные родители сразу спешат на помощь. Но если уж крыса способна связать пищу и рычаг, то уж тем более ребенок очень скоро начинает понимать, что привлечь внимание взрослых очень просто — достаточно поднять крик. В некоторых семьях грудные дети начинают контролировать поведение своих родителей. Маленький манипулятор уже в колыбели учится управлять солидными и зрелыми людьми. Доходит до того, что лишь вмешательство врача-психолога спасает ситуацию, в противном случае родители не спят ночами, а их чадо вырастает истеричным и неуравновешенным.

Условные рефлексы играют настолько важную роль в нашей жизни, что переходят в область культуры, превращаются в ритуал, несоблюдение которого может вызывать серьезные осложнения не только между отдельными людьми, но даже между целыми народами. Все мы слышали о том, что у индейцев было принято раскуривать трубку мира. Но откуда пошёл обычай? Вот как Лоренц, ещё один нобелевский лауреат, объяснил этот феномен.

Допустим, вожди племён, ведущих ожесточенную борьбу за охотничьи угодья, решили положить конец кровопролитию и договорились о встрече. Каждый из них, естественно напряжен и взволнован, но скрывает свою слабость. Они стараются держаться гордо, сурово смотрят друг на друга, и, конечно же, это отнимает у них массу сил и нервной энергии. Необходимо как-то разрядить обстановку, при этом не потеряв лица. Если вы курите, то наверняка, вам знакомо желание достать сигарету в случае душевного дискомфорта. Что уж говорить об индейцах, у которых как раз и зародилось курение? Вожди достали свои трубки, ещё не трубки мира, а просто приспособления для курения, и напряжение несколько спало. Неизвестно сколько повторений понадобилось индейцам, чтобы связать в своем сознании мирные переговоры с курением, но факт налицо, курение стало одним из важнейших ритуалов у целого народа.

1.4 Кованым сапогом по юному мозгу

В раннем детстве, приехав как-то в деревню к бабушке, я стал свидетелем сцены, чрезвычайно меня удивившей: во главе стайки утят важно выхаживала… — курица! Причем утята неотступно следовали за ней, как за родной матерью, да и курица, найдя червяка, громко кудахтала, призывая выводок, и чуть что бежала на помощь «своим» деткам. При малейшей опасности она угрожающе надувалась и прикрывала утят крыльями. Значительно позже я познакомился с трудами Лоренца, который подробным образом изучил данный феномен. Каких только «суррогатных матерей» не подсовывал Лоренц вылуплявшимся птенцам! И нередко они принимали в качестве своих матерей совершенно посторонние предметы. На этом этапе опыта никаких новых результатов получено не было. То, что сразу же после рождения животные инстинктивно тянутся к первому попавшемуся предмету, даже отдаленно схожему с представителем их вида, прекрасно известно любому деревенскому жителю. Интересно другое. Лоренц тщательно отслеживал поведение подопытных птенцов по мере их взросления и установил, что ошибочный выбор, сделанный в первые дни жизни, оказывает существенное влияние на всю их дальнейшую жизнь. Селезни, воспитанные уткой другого вида, повзрослев, уже не спаривались с самками своего вида, маленький жираф, принявший автомобиль за мать, впоследствии носился за джипами, призывал их голосом, и, достигнув половой зрелости, предпринял попытки совокупиться с машиной. Аналогично поступил и гусенок, которому в качестве матери подложили белый мяч. То есть, ранние, «детские» впечатления закладывают в сознание животного определенную модель поведения, которая сохраняется в течение долгих лет. То же самое верно и для человека, что было известно испокон веков. Однако это знание долгое время оставалось на донаучном уровне, и лишь в XX веке на этот счет были получены строгие «академичные» результаты. Выяснилось, что в жизни человека есть несколько периодов, в течение которых сознание наиболее уязвимо для внушения извне. Различные события, происходящие с человеком в течение этих периодов, могут оказать столь серьезное влияние на подсознание, что формируются определенные модели поведения, которым в дальнейшем люди следуют, не задумываясь, по сути, рефлекторно. В эти периоды закладываются основные черты характера, предпочтения, вкусы и взгляды.

Долгое время считалось, что такими периодами является раннее детство и период полового созревания. Неслучайно классики психоанализа, Юнг и в особенности Фрейд, обращали на эти периоды самое пристальное внимание. Работы Станислава Грофа буквально взорвали устоявшиеся концепции. Ему удалось доказать, что отдельными периодами формирования поведения является: период внутриматочного развития плода, период родовых схваток (кратковременный, но отдельный, важный период), этап продвижения плода по родовому каналу, появление ребенка на свет (отделение от матери).

Физиологи давно выдвигали гипотезу о том, что человеческая память хранит абсолютно все факты, переживания, события, образы — словом, весь массив информации, с которым человек когда-либо сталкивался. В глубинах памяти содержится всё, что с нами происходило, и есть способы извлечь оттуда даже самые ранние воспоминания. В пользу этого предположения существовало множество косвенных доказательств. Было замечено, что под гипнозом и в состоянии транса люди иногда вспоминают события, которым они были свидетелями буквально в младенческом возрасте. В опытах Грофа использование сильнодействующих препаратов дало ошеломляющий эффект. В ряде случаев люди вспоминали и подробно описывали не только то, что происходило с ними в момент рождения, но даже факты из своей внутриутробной жизни. Под воздействием различных психоделиков добровольцы, которые участвовали в экспериментах Грофа, испытывали эмоциональные переживания, которые сопровождались сильнейшими галлюцинациями, обусловленными предродовым и родовым опытом. Я понимаю, что это трудно укладывается в голове, особенно жителей нашей страны, ведь у нас труды доктора Грофа находились под запретом вплоть до самого последнего времени. Однако на Западе результаты его исследований давно уже стали достоянием общественности. Существует множество научных групп, работающих в том же направлении, независимыми лабораториями проведены тысячи подобных опытов. Полученные результаты проверялись и перепроверялись неоднократно со всей дотошностью академичной науки. Ни в коем случае нельзя считать Грофа энтузиастом-одиночкой, в его проектах участвовали десятки высококвалифицированных специалистов Европы и США.

Вот далеко не полный список тех, кого Гроф с благодарностью упоминает в одной из своих книг: Любомир Ганцличек, директор Научно-исследовательского института психиатрии в Праге, доктор Альберт Керланд, директор Мэрилендского центра психиатрических исследований и заместитель директора по научной работе Управления по профилактике психиатрических заболеваний штата Мэриленд, доктор Чарльз Сэвидж, заместитель директора Мэрилендского центра психиатрических исследований, доктор медицины и философии Уолтер Панке, доктор медицины Томас Чимонетти, доктор медицины Франко Дилео, глава онкологической клиники Луис Гудман, доктор Давид Роузен из Ленглипортерского психоневрологического института.

Итак, вернемся к рассмотрению того, что происходит на каждом из четырех периодов психологической уязвимости и какие образы, связанные с этими периодами, укореняются в подсознании. Обратимся к книге Грофа «За пределами разума», в ней данные периоды описаны следующим образом:

1.5 Воспитанные молоком и питательной смесью

Итак, вопреки широко распространенному заблуждению, ребенок, только что появившийся на свет, отнюдь не является «чистым листом». Он уже обладает значительным опытом эмоциональных переживаний, как положительных, так и отрицательных.

Следующим после рождения этапом психической уязвимости является раннее детство.

«Человеческий детеныш» точно так же, как и утенок, цыпленок, жирафенок и многие другие животные запрограммирован на поиск матери. Это врожденный рефлекс. Мать или тот, кто её заменяет — это первое существо с которым человек вступает в общение, и от того, как будет проходить это общение, зависит дальнейшее развитие личности.

Мать кормит ребенка, лаково разговаривает с ним, заботливо прижимает к груди. В этот момент младенец получает не только пищу, но и ощущение безопасности, спокойствия, удовольствия. Всякий раз во время кормления детский мозг получает «сообщение»: еда — это спокойствие, еда — это надёжность, еда — это безопасность. В итоге, сытость, удовольствие и спокойствие оказываются связаны в подсознании воедино. Так формируется условный рефлекс. И уже во взрослом возрасте, испытывая стресс, чувствуя беспокойство и неуверенность в собственных силах, многие испытывают рефлекторную потребность быстро что-нибудь съесть или затянуться сигаретой, которая в подсознании ассоциируется с материнским соском.

Таким образом, поведение, которое кажется принципиально необъяснимым, иррациональным, на самом-то деле имеет четкие и ясные предельно материальные причины. Нередко малопонятное поведение групп людей (племен и даже народов) объясняют пресловутым «менталитетом», «культурой». Мол, склад ума у них такой, мол, культура у них такая, и всё тут. Поразительно, но такое вот словоблудие на полном серьезе выдают в качестве научного объяснения. Да разве это ответ? Ведь вопрос состоит именно в том, почему такое поведение закрепилось и стало частью культуры. Выше уже был разобран пример с трубкой мира. Ставший необходимым обряд курения был обусловлен материальными причинами. Ритуал, которому следуют, не задумываясь, был выработан у индейцев именно как условный рефлекс. То же самое относится и другим важным элементам культуры. Например, якобы иррациональное отношение к нище, мистическое поклонение хлебу и вину, обожествление плодородия и так далее имеют материальное объяснение. Обратите внимание на очень характерный факт: во многих языках мира слова «удовлетворенный», «сытый», «довольный», «удовольствие» — являются однокоренными (русский язык не исключение, посмотрите внимательно на слово