Конклав бессмертных. В краю далеком

Зыков Виталий

Древние владыки Тьярмы… Они были подобны богам, перекраивая планету на свой лад.

Вторгались в иные реальности, воевали, захватывали чужие миры и снова воевали. Вот только ничто не вечно, и им пришлось уйти, уступить власть молодым и сильным расам, оставив в наследство свои опасные секреты. Что ж, добро пожаловать в обитель кошмаров суровых богов и кровожадных демонов. Именно сюда перенесся после атаки драконов город Сосновск. И завертелась сумасшедшая карусель из воинствующих культов, жестоких банд, магии и древних тайн. Люди не пожелали уступать хищным тварям и ордам дикарей, началась война за выживание!

Пролог

Багровые небеса, покрытые фиолетовыми росчерками перистых облаков, жили своей, непонятной смертным жизнью. Там в вышине метались тени, беззвучно вспыхивали молнии, сменяли друг друга расплывчатые миражи. Солнечные лучи с трудом пробивались через безумную вакханалию сил, придавая привычным вещам новый облик, больше подходящий ландшафтам Ада Данте.

– Я уже начинаю жалеть, что решил сюда приехать, – пробормотал Дымов, выглядывая в распахнутое окно. Пальцы бизнесмена раздраженно барабанили по деревянной раме. Рядом стоял недовольный телохранитель и устало просил подопечного:

– Шеф, вы бы не высовывались так, а?! Не надо быть снайпером, чтобы вас сейчас подстрелить…

– Сергей, прекрати! Если захотят убить, то никакие охранники не спасут. Можно уцелеть после первого покушения, после второго, третьего или даже десятого, но рано или поздно тебя достанут. – Выдав эту тираду, Алексей Геннадиевич все-таки отошел от окна. Несмотря ни на что, бесполезный риск он не любил.

В мире, где граница между бизнесом и криминалом становилась до неприличия тонкой, Алексей Геннадиевич Дымов слыл жестким, безжалостным человеком. Не чураясь дурно пахнущих авантюр, а кое-где и измазавшись в крови, он прочно укрепился на отвоеванном островке богатства и власти. Холодная расчетливость позволила когда-то молодому оболтусу Леше Хмурому достигнуть нынешних высот и стать просто Хмурым – авторитетной фигурой, защищенной не только и не столько толпой охранников, а окружающей ее аурой власти.