Несущий Ночь

Макнилл Грэм

Ультрамарины — один из самых доблестных Орденов Космического Десанта Императора. Могучие и дисциплинированные воины, чей боевой клич — «Отвага и честь!» — гремел над полями самых грандиозных битв в истории человечества. Их несгибаемая воля и непоколебимое мужество уже долгие века стоят на страже интересов Империи Человека…

Поэтому капитан Уриэль Вентрис не пришёл в восторг, когда ему с его подразделением было поручено сопровождать чиновника Администратума в инспекционной поездке на захолустную планетку у восточных рубежей Империи, выбившуюся из графика уплаты налогов. Общественные беспорядки да пиратские налёты чужаков-эльдаров — вот и все неприятности, от которых, как предполагал Уриэль, ему придётся оберегать штатских.

Однако очень скоро неприятности приобрели воистину космические масштабы, достойные героизма Космодесантников.

ПРОЛОГ

Звезду убивали. Это был карлик диаметром в каких-то жалких полтора миллиона километров; он горел более шести миллиардов лет. И если бы не огромный, в форме полумесяца, космический корабль, кружащий по орбите четвёртой планеты этой звезды, выкачивая её огромную энергию, она, вероятно, продолжала бы светиться ещё раза в три дольше. Сжигая в своём чреве водород с гелием, звезда выделяла огромную, если не сказать, чудовищную энергию и излучала её в космос. В результате этих процессов в ядре звезды то и дело возникали интенсивные электромагнитные поля, вызывающие на её поверхности сильные магнитные бури.

Силой давления этих пульсирующих полей на поверхность звезды вырывались огромные тороидальной формы петли магнитного потока, размер которых достигал в диаметре двухсот тысяч километров; при этом в фотосфере звезды возникало тёмное разбухающее солнечное пятно.

Эта активная область магнитного потока расширялась и вдруг, внезапно рванувшись гигантской вспышкой в миллиард квадратных километров от поверхности звезды вверх, превратилась в яркие изгибающиеся копья света в звёздной короне. Мощные волны электромагнитной энергии и брызги плазмы образовывали вокруг корабля колышущийся ореол блистающего света, который закручивался по спирали к покрытой рунами пирамиде в носовой части корабля. Жуткие знаки, высеченные на корпусе судна, сверкали от всасываемой им энергии, а сама оболочка вибрировала, словно корабль урчал, как насыщающийся хищник.

Каждый огненный луч, что, оторвавшись от звезды, передавал ещё одну каплю её мощи межзвёздному кораблю, сокращал срок жизни звезды на сотню тысяч лет; но тем, кто находился внутри корабля, было безразлично, что кончина светила повлечёт за собой смерть всего живого в этой системе. По команде их хозяев жили и умирали целые галактики; ради их удовольствия уничтожались звёздные государства и порабощённые расы становились игрушками в их руках. Что для столь могущественных существ могла значить судьба какой-то маленькой, всеми забытой звёздной системы?

1

Восемнадцать всадников медленно продвигались вдоль русла замёрзшего ручья; их кони мерно вышагивали по скользкой каменистой поверхности, старательно выбирая дорогу. Несмотря на эти предосторожности и на то, что всадники вели сквозь снега стадо чешуйчатокожих гроксов почти в сотню голов, Гедрик не сомневался, что они успеют вернуться вовремя.

Он повернулся в седле, чтобы убедиться, что стадо все ещё покорно следует за ним.

Гедрик, худощавый и гибкий, был одет в кожаные брюки для верховой езды, утеплённые с внутренней стороны мехом, и такие же тёплые, отороченные мехом ботинки, торс же его защищала от сурового горного ветра хоть и поношенная, но хорошо сохранившаяся накидка с капюшоном. Этой же цели служили подбитый мехом кожаный шлем и шерстяной шарф, в который Гедрик укутал лицо.

Зелёный плед, традиционный для Каэрнуса IV — родной планеты Гедрика, — всадник небрежно повязал на груди, и его истрёпанные концы свисали на обмотанный проволокой эфес меча. Кроме того, в левом ботинке Гедрик припрятал кинжал с узким лезвием — грозное оружие в руках мастера. Оба эти клинка Гедрик выковал сам шесть лет назад, и до сих пор они были такими же острыми И блестящими, как в день своего появления на свет. Науку владения мечом ему преподал сам проповедник Маллейн, и Гедрик отлично усвоил эти уроки — никто в Четырёх Долинах не мог сравниться с ним в фехтовании. Что до огнестрельного оружия, то арсенал Гедрика завершала простая винтовка со скользящим затвором, висевшая за его широкими плечами.