Вертикаль власти

Макнилл Грэм

Предыстроия к "Несущему ночь"

Спрятавшись на краю джунглей, ветеран-сержант Уриэль Вентрис смотрел сквозь завесу дождя на серый рокритовый бункер, расположенный при въезде на мост и считал патрули, которые попадали в поле его зрения. На открытой местности находились четыре повстанца, но они были невнимательны и несосредоточены и это вскоре их погубит. Они устроившись под защитой бронированной двери бункера курили и болтали. Это было непростительной глупостью, и Уриэль прошептал благодарственную молитву, как делал это всегда, когда его враги демонстрировали подобную тупость. Шипение тёплого дождя, льющегося сквозь густой шатёр пальмовых ветвей и стучащего по камням, глушило все звуки. Рёв могучей реки, текущей по ущелью, только усиливал шум.

Влага блестела на синих наплечниках Вентриса, с инкрустированных знаков отличия Ордена Ультрадесанта. Уриэль выскользнул из засады и крадучись заскользил сквозь изморось, сервоприводы доспеха шипели, фибропучки искусственных мышц усиливали каждое его движение. Он неслышно вытащил боевой нож и проверил остроту лезвия, хотя знал, что в этом нет необходимости. Эта привычка возникала в раннем возрасте практически у всех жителей Калта. Длинный, треугольный в сечении клинок с очень острыми кромками легко проскальзывал меж рёбер жертвы, ломая их и проходя глубже.

Это было орудие для убийства и не для чего более.

Благодаря сильному дождю, видимость охраны моста была ограничена тридцатью метрами. Зрение Уриэля было куда лучше зрения обычного человека, он чётко видел силуэты людей, которых собирался вскоре убить.

Он не чувствовал раскаяния. Враги Императора не заслуживают жалости. Эти люди сделали свой выбор и должны поплатиться за то, что выбор этот был неверным. Уриэль проскользнул за одной из адамантиевых опор моста, двигаясь невероятно тихо для своих размеров. Он был уже настолько близко к своим жертвам, что его усовершенствованный слух разбирал звуки их голосов. Как это обычно бывает среди солдат, они жаловались друг другу на место службы и офицеров. Уриэль знал, что ныть им осталось не долго. Он подобрался достаточно близко и его великолепное обоняние улавливало запах немытых тел и вонь застарелого пота, въевшегося в плоть предателей за несколько недель боёв. Вентрис напряг и расслабил мышцы, готовясь к схватке. Руна на визоре, которая обозначала капитана Идаюса, дважды моргнула и Уриэль прошептал подтверждение готовности к атаке. Он дождался, когда звук шагов его первой жертвы стал удаляться, обогнул опору и побежал к бункеру. Первый гвардеец умер беззвучно, когда нож Уриэля пробил основание его черепа. Он упал и ветеран-сержант, выдернув нож из тела пригнулся, развернулся и воткнул клинок в пах второму солдату. Хлынула кровь и человек завизжал в ужасной агонии. Уриэль поднырнул под поднятый лазган и впечатал кулак в лицо врагу. Удар усиленный искусственными мышцами доспеха разнёс голову гвардейца на части. Вентрис развернулся на пятках, пригнувшись ушёл от штыка и заехал локтём в скулу последнего солдата, снеся тому полчерепа. Кровь с осколками зубов заляпала дверь бункера.