Демонология для чайников

Прогин Влад

Пасика Кристина Андреевна

Все события и персонажи данной книги являются плодом больного воображения соавторов, воспаленного под действием сорокоградусной летней жары и мировым экономическим кризисом. Любое сходство с реальными людьми однозначно свидетельствует об излишнем употреблении алкоголя читателем. Помните, Минздрав следит за Вами!

Влад Прогин

Кристина Андреевна Пасика

Демонология для чайников

Пролог

Мир Кейрат, Руссонская Империя

год 1308

Последний золотистый луч света скользил по песчаным насыпям, напоминая разыгравшегося котенка. Он ловко прыгал с места на место, словно специально обходя разбросанные на земле доски, и упрямо мчался к горизонту вслед за уходящим солнцем, как будто где-то там его ждала долгожданная миска с едой.

Пашка, провожая взглядом шальные солнечные лучи, устало вытер тыльной стороной ладони пот со лба и поудобней перехватил черенок лопаты. Очередной день археологической практики близился к своему завершению, что просто не могло не приносить радости. Осталась всего пара недель подобного кошмара, и он со спокойной душой сможет вернуться домой к своей привычной жизни.

Сказать, что парень не любил свою будущую профессию, было бы неправильно. Он с искренним удовольствием увлекался историей родного мира и всегда с приятным предвкушением ожидал начало новых археологических изысканий. Просто именно эта практика стала для студента настоящей головной болью. Старый профессор Оргени Угрюмлопата, курирующий летние выезды будущих историков и археологов, выбрал самое пустынное место, удаленное на сотни километров от обжитых территорий.

Глава 0, или История первого демона

Российская Федерация, город Энск

год 1998

Энск. Обычный и абсолютно ничем не примечательный город России, такой же, как и сотни других. Для жителя столиц — мелкий непримечательный городишка, для человека из области — "Большой Город", а для местных — дом родной. Энск, несмотря на свое удаление и неприметность, является крупным областным центром, городом с богатой историей, которой в пору гордиться тем, кто ее знает. Впрочем, знают ее очень немногие. Даже большинство ярых патриотов родного города, кому этим городом хочется очень и очень гордиться, едва ли вспомнят хоть пару знаменательных исторических событий.

Осень девяносто восьмого года здесь выдалась на удивление хмурой, холодной и дождливой. Сильнейший ветер весело и с задором вырывал из рук немногочисленных прохожих зонты, словно подвыпивший хулиган, со всей силы дергал деревья за кроны, да гремел листовым металлом крыш.

По пустынной улице, ища пристанище от неугомонного ливня и вездесущего ветра, шел бомжеватого вида человек. Виталий Графков. Писатель, хоть и не столь успешный.

Глава 1

Кейрат, Руссонская Империя, Петерград,

год 1318

Мелкий дождь монотонно барабанил в окно, чечеткой выбивая на пластине горного хрусталя странный однообразный ритм. Темные тучи, заслонившие горизонт, медленно уплывали на запад, оставляя после себя кусочек голубого ясного неба. Ночная непогода постепенно сдавалась, уступая новому дню и взошедшему яркому, по-весеннему теплому солнцу. И если вдали ничего не напоминало о разыгравшейся недавно буре, то здесь на землю все еще падали редкие капли прохладного дождя. Для Петерграда в самом конце весны подобные дожди были не редкостью.

Девушка облокотилась на подоконник и зачарованно смотрела из окна вниз, где на уличных мостовых то тут, то там расползались огромные прозрачные лужи. В них отражались близлежащие дома и все еще грозовое хмурящееся небо, бегущие по своим делам люди и проезжающие мимо кареты.

Люди…. они ведь такие же, как и тучи, всегда спешат по своим делам, ведомые неизвестными ветрами своих целей, желаний и привычек… Всегда среди толпы других людей, и, тем не менее, всегда в одиночестве.

Глава 2

Российская Федерация, город Энск

год 2008

Говорят, что в любой куче навоза можно найти жемчуг, причем, чем дурнее воняет навоз и чем больше куча, тем крупнее найдутся там жемчужины. И хотя чаще всего жемчуга в навозных кучах нет, это правило весьма хорошо выполняется на примере больших городов.

Несмотря на все трудности жизни, политические неурядицы, экономические стрессы, катастрофы и общий беспорядок… среди целого моря одинаковых безликих людей в больших городах все-таки находятся гении, народные умельцы и просто редкие по своим качествам люди. Они либо упорно выделяются на фоне всех остальных ярким пятном, либо наоборот, сливаются с серой массой, в которой так проблематично их заметить. Кто-то говорил, что именно они и живут по-настоящему, по-настоящему мыслят и чувствуют, а все другие — однообразны и разумны лишь наполовину. Размышлять на тему принадлежности к общей толпе можно бесконечно, вот только сейчас смысла в этом нет.

Денис Сигналов по образованию был электроником. Если точнее, потомственным электроником, как его отец, оба деда и одна из бабушек. Знания предшественников, равно как и институтские уроки, он впитал, словно губка, приумножил и к двадцати пяти годам был на редкость грамотным специалистом. Жил скромно в пригороде большого и густонаселенного города Энска, расположенного в далекой глубинке Российской Федерации.

Глава 3

Денис с настороженностью осматривался по сторонам. Он находился в просторной комнате с большими окнами, которые были застеклены чем-то, отдаленно напоминавшим простое стекло. Плотные занавески, волнами спускавшиеся до самого пола, сейчас были раскрыты, и на улице, или там где она по идее должна была быть, чернел непроглядный мрак. Значит, теоретически на дворе была ночь. А вот в самом помещении было светло, как днем, кругом горели необычные лампы. Или даже не лампы, но сразу разобраться парень не смог.

Обстановка тоже вызывала странное удивление. Шелковые золотисто-бежевые обои с причудливым орнаментом, массивный стол из светлого дерева и рядом такое же мягкое кресло, большое зеркало в золотой старинной раме, кровать, а над ней прозрачный воздушный балдахин, пушистый белый ковер под ногами. Кругом царила непривычная Денису аккуратность. Но вместе с этим в комнате было тепло и уютно.

Можно было заметить, что отовсюду веет некой старомодностью, словно Сигналов вдруг попал на съемки фильма об эпохе Возрождения. Когда в голове прояснилось окончательно, и круговорот звуков и света, сопутствовавший переходу, прошел, первое что захотел сделать парень — это заматериться. Не то, чтобы очень витиевато, как делают некоторые литераторы, но и не столь убого, словно грузчик после длительной пьянки. Нет, с языка Дениса готов был сорваться простой, выверенный, словно чертежный шрифт, мат, свойственный инженерам. Хотелось описать свое отношение как к существам, оторвавшим его от работы, так и ко всему чертову мироустройству в целом.

Впрочем, вырваться эти слова так и не успели, потому что среди новой обстановки он, наконец-то, заметил стоящую девушку. До этого особого внимания на столь интересное соседство он как то не обратил. А уж материться при дамах — этого Денис себе не позволял до тех пор, пока дама сама не продемонстрирует все богатство своего словарного запаса. Правило это соблюдал, даже если перед ним была блондинка редкой степени блондинистости.

Когда по этой причине заготовленная тирада пропала, Денис осознал что говорить-то ему больше и нечего, поэтому сразу же раскрыл "руководство начинающего демона" на первой странице, начав читать с максимальной скоростью. Все это, с учетом умения Дениса думать мгновенно в критической ситуации заняло секунды, поэтому девушка даже не успела прийти в себя от удивления.