Велесова Книга

без автора

Велесова книга — первый полный литературный перевод на русский язык священных текстов новгородских волхвов IX века. Велесова книга — источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры.

КНИГА ПЕРВАЯ

Старые речи

Веда 1

О вендах, скутя и Славянских святынях.

1.а-I

Это сугубо свойство наше причиною было, каковыми Сва словами обличена содеянными и там говорим:

— Воистину благая в роду нашем, да не лжем о том.

Истину говорим в них. О первой бане нашей повязанной. Князя, избирали его и меняли, либо Кисек тот и этот, венды родичи в степях со скути. Свои на половину, там где свет сияющий пребывает, пришли они с отцом Ореем, тот до него обратился:

— Оба свои, имеем детей, межу, жен. А старших имеем защищать от врагов, таково предлагаем, ежели племенами едим овец своих. Скутя до них и будем племенами едино, это Боги подсказывают нам, видим долгую надежность в этом на веки вечные.

Кругом лица их починят:

1.б-I

С Оби те пришли, зовут в тот край и его, починят скутя оберегать, это Кисек налез на них в первый же день, во второй было ожидание, но сами людей убеждают:

— Горами покрыты места те и едят много. Глаза людские повредите от мечей, это рассказывал Орей отец, как мертвая чернота на горах имеется, те горами гордятся своими и еда похуже.

Стало то омерзительно сердцу Орееву:

— Поют от имени родичей; придержите Кисека и людей его, да конями запрягайте повозы. Северзеч на его земле, была по ней, когда разбросаны ведь, Том имеем, ведет до Исева, имеем силу до Купи. Не иначе, не могут одержать нас те, либо то истинно, не удивляемся оба, когда рушите ведь.

Себе славу имеем, изреченную от врагов, которые горлопанят до нас. Видели его, жилье наше, искушение имеют до братьев наших в серебре, на мече нашем, от гончаров горшки пищевые просили новые наши, житие наше с супами есть до конца нашего. Нужды до советов не имеют, нам же рассказывают о иной жизни, это ведь слова наши. Истины ведь, ихняя Леждена, это ведь Лузь, говорят и не имеют.

2.а-I

Предрешено есть от старого времени, когда имеем с полей тес о Ини. Творя (землю) великую, от родов тех имеем Рускень нашу в Голуне. Три сотни городов и селения огнищ дубовых дымилось там, Перун его наш и земли, это птица Матерь Сва спевает о дне том, ждем; она на время сие, которое вращается, имеет круги Сварожьи до нас, время той за свое идет до нас. Говорим Матери своей:

— Как же будем боронить те земли наши? Лепили венды, которые шли до заходящего солнца, там перед врагами землю пашут и хлипкую веру имеют, удерживаясь на ее либо ровин, либо говори как есть, сильно. Людь та веру имеет о слове сытом. Иные сами глупостью изумлены. Веры те не имеем, если те встретите, уничтожайте их венды, верните тесы до земель наших о степях древних. Встретив, уничтожайте те одну за другой, иные как бедные о ходу от Пятиречья, и коль была от ясеней очищена — от нас, и та свое птица изрекает, как огонь, смарь понесло на нас, голову порушило, да той землетрясение.

Боги купалите. Дожди дождите потому, что те земли бедой разверзнуты, Комына поглощена, так как и называют по другому то ее — Конем, протечет земля, то Боги в степи вновь Дасунии дают осень дуба их, поэтому имеем суши те. Не за время антов и те, ант в Ирие, одержит мечем, много лежит погребенных домов твоих, как же домов чужие не строят иным.

2.б-I

Орей отец идет перед нами. Кий ведет за Рушь, Щеко ведет племена свои. Хорев хорват своих. И земля Бограденц на то. Каковы это мы внушаемые, Богов от его деда, Хорев и Щехо до Ини. Сидим до Карпатских гор. И там будем иные города творить. Мину имеем, соплеменников Ини. И Богент своих имеем много, чтобы враги не лезли на нас, то течем до Кие града. До Голуни. Таким образом, расселялись огни свои. Паля до Сиверзи.

Жертвы творятся благодарностью Богам, таковое в нас, это Кий умрет за тридцать лет, владея нами, поэтому был Лебедянин, которого звали Славер, живет двадцать лет. После тех был Верен из Великограда, также — двадцать, затем Сережень — десять, и о готовности, держали они воинство оврагами, тьмы лихие неслись о сынах, это нагрянуло на них и нам — то годь приехала до ступеней наших, зло творя, до бледности будет иметься пора отцов наших.

Прятали в жизни, — этим Славны, когда Славим Богов, это мы в Богах внуки Свара наши. Дажьбо и такие же, терпим о зле. Поеденную силу имеем великую, оттого и браним велико оды, затеняющие годы борзые одиннадцать лет; тут ильмеры нас поддержат, такое имеем воинство овражье, это Боть его, десятикратно имей той величие, Бенде прячет, Леиевое хором берет, все на них налезли, те начинают хитрить. Творили и немые брани Иню, когда мечи хранили вместе. Жиденько об обмене нашем, от овец до овощей, и та от вас, Теру творили во Сиверзие самой.

3.а-I

Это бьет крыльями Матерь Сва птица, как же боры новые идут на ней, те расходясь щель дают, таково текут, не лезут на нее. Эта течь туга, велика в краях наших, как дымки степные повязаны те, стелется это, до Сварги также, Жаля плачется в нас, кличет Матерь Сва до Вышнего, зачем ей давал лес он до огнищ наших, и те взывают о помощи. Эта мощь ворожит на врагов, Гематьрех уступится. Годь отойдет на Калицу Малую и течет до берегов морских. Таково землю одержат до Дона, по тому Дону реке и есть Калка Великая, его граница между нами и первейшими племенами, там годь была четыреста лет, о своем врагам, тому имеем мы землю нашу, Ра имеем, добротные земли и эллинам.

Торгуем обменом скота, шкур и многим, на серебряные и золотые кольца, питье, еду вескера. Жизнь наша была той порой ладная и мирная, это годь налезла на нас еще раз, была пора десять лет, это удержим, земли наши также умеем оборонять от врагов, так как идут отреченно святы, покуда святы, идут до нас, той свято первено Колядь и другие Арь и Красна—Гура, Овсиена Великая и Малая, идут те святы, когда муж идет оградою до сел огнищанских, Кием земле мир грядет от нас до иных, от иных до нас.

Веда 2

Об основателе Славянской веры и землях Славянских племен.

4.а-I

И это грядет с силами многими Дажьбо в помощь людям своим; так страха не имеем, поскольку древние, тогда как новые, они песок той, рядом с ним, когда хочет, этого ожидаем по своем дне, в том как умеем; это либо Воронзенец был местом, в котором уточнялись годы. Русы это отстраивали, то городище было малое. Также по поре той сгорело, прах и пеплы того ветрами развеяны во все стороны, место данное оставлено, небесной земли тайна русская его и это, не печальтесь о ней. Не забудете ее. Там либо кровь отцов наших всем лилась, поэтому мы о Прави гремим отовсюду; о Воронзенце слава течет по русям и той Свароге ему, то и ищите всеми силами, имея наконечники свои, одержите о Руси, о «гои» с Оренгои и «руг». Умеют дать оконечности, о своих обжиг и слузы о тех. Умеем, держа, распознать Ругу, особую да имеют еду и питье за времена свои.

До смерти и сложат нас, это либо многие сложили кости свои в болонах, когда за время Мезенмиру, так:

— Анты сами умеем, учту и «Славу воспевая Богам!», и таковы Славия сказанные: «Никогда не просяще, нежели Славу провозглашаем, эти либо те молитвы творя, омываем при этом тела наши. И провозглашаем Славу, также

4.б-I

пьем суре, напиток, во Славу ту пятикратно, днями огнища поддерживаем, о дубах и так Снопа величаем. Речем хвалу о них и сами Дажьбовы внуки, не смеем не хотеть Славы, наше.»

За века это либо Антия была по Русколани и древнее была Русь, перевирают о нас, это в Волынь идет впереди, либо у врагов как Хоробря есть. И та Волынь наипервейшие роды есть, это о Осеренце, это новы и Антия Мезенмиру одержит победы над годью и расколет на обоих, это по них текут егуны окровавленной славы жаждущие, и та борьба Зурова была; это годь объединилась с иегунами и с нема, на отцов наших налезли, были разбиты и пленены.

Сами себе те шли обры на княжение и забыли его, это сыны моря отошли от Руси, Боги русов не берут жертвы людские. Ни животные. Одни плоды. Овощи растущие. Зерна, молочную сурью питьевую, в травах заброженную, и мед, никогда живую птицу. Не рыбу, это варяги и эллины Богам дают жертву иную, страшную, человеческую, то не умеем делать потому, что мы Дажьбовы внуки и не умеем красться по иным стопам, чужим.

5.а-I

Это жертва наша, есть мед-сурья в девяти силищах людских, на солнце ставили на три дня, после тех сквозь вялину процежена, та будущая наша жертва Богам Прави, которые ведь наши праочи, либо это ода, идем от Дажьба и станем Славени в Славлении Богов наших, никогда не просим и не молим о благах своих, это либо Боги подсказывают нам, ходите до Руси. Нежели о врагах Матерь Сва слова поет нам, спевает воинственно на врагов.

Тому верим, так как слово его о птице Вышнее, о Сварге простые летят от нас … Это либо князей наших избираем, да будет их, о нас печитесь, да придет враг — за кромы наши. Кроми течи не будет, так как зов ратей сам-то Сноп знает, так как сами молим Славу и никогда не просим о ином, если не потребовалось живот набить. Это либо зрячие отцы наши и Орей. До облаков ходя, те восхищены были и силою до Перуньковой кузницы; видел там Орей как Перунько кует мечи на врагов, и куя, говорит тому:

— Это стрелы. Меч имеем на воинов, то Я, не смейте бояться их, как зеницу их до пуди, конница их будет уменьшаться до перстов ближе, как землей обгадятся, зверями будут, о нас как поросята умазаны от забот, смрады свои понесут о солидности своей и там скажут о былом, о нашем, как смрадны поросята и свиньи.

Это бормоча, Перунько кует мечи и Орею то говорит, и тот Орей, по вендам, — отец нашим, такова будет наша борьба за житие и витязенства многие века назад. Сегодня верим, то не было так,

5.б-I

и доходит Тиверсия до Синего моря. Суренж до вас, говорим вам, как же ведаем сами о той земле:

— Стародавние наши. С поленства Антиева, также и есть за многие. Кровь проливали. По ней Руса будет, как Руд у ляхов. Таково перемешивали эту до конца, и будут оттого земли наши. Славены племена и роды потому, что Славим Богов, никогда ничего не прося, лишь Славим силу их и также величаем пращура нашего Сварога, который был бы. Пребудет вождем в нас вечно, до конца.

Веда 3

о границах Руси Евразийской.

6.а-I

И это будет князю Славену собрат Ар ему Скуфью. Это пора вестей великих на востоке. Те решили:

— Идем от земли Ильмерской.

Так и ищите. Либо старшего сына своего оставив старшим Ильмерии все пошли на север. Там свой город Славень утвердил. Это брат его, скуфе, умен же будет и себе старые места, свои венды. По ним сидеть будет внучек, Киже — владелец был степью южной. Коров много. Там и есть.

Оттого будет пора великая за Сет. Зуры те на обе стороны: от Дании до гор Русских. До холмов Карпатских. Там решили, это либо утвердили круг. Будет он решать за них. Также врагам отпор творили все разом они. От старейшин отказаться, родами о том решили.

— Вече созывать единое, творя землю нашу.

6.б-I

О Теверце, себе то степные курганы хранить имеем, как отцы наши. Прятали, ежели горб ищите умеючи в своей степи, и это, травы свои. Цветы хоронили умеючи, когда кровь свою проливали все; либо Колунь нашу оставили врагам, та Голунь колом была, о та врагам тяжелейшей просто стала. Это города наши, кругами поставленные, имеем, отцы наши осторожно прятали в земле, на всяких отроков. Донизу припадите. Любите ее. Там земля рождение имеет. На спор неидущий воин ожидает, Конем грядет всем тот день, даже не смогут они никуда притулиться, — это говорим о том, как отцы наши. Это борьба.

Коли была порождена былым, это Перунец придет до нас. Тот поведет нас, сколько его праха на земле. Также его отвоеванные сварожичи, они помощниками будут рати, идущей от облаков до земли, это Дид наш есть Дажьбо на челе ихнем. Если же тех не обороняет отец. Мы не осмысливаем.

То целью не может быть, это говорим молитву Богам нашим, лишь бы вновь нам поспешили на помощь. Дать победу на врага можете еще сами этим, как же земли наши. Утоптана его спотыкающимися ногами вражескими. Так смотрим, на той будем, которые кругом все свои. Течем на самих себя. Потечем океаном до даров их. Не вернем его в ранах враждебных. Не убережем, они его же на нас налезут, оттого говорим, обращаясь к вам:

7.а-I

— Кисек на людях своих, за время нападения, как новый. Тем омерзителен во врагах.

Нападает на них. Потолкли его, это имеем знак тем. Мощны вместе и не можем до Яви дать новым, самим то бы слабее, это имеем силою, сами многие. Враги не ведают толку многого как сами, и сами русичи. Враги не ведают о нас. Конем его вырождена крывь, наши там его земли, наши и с Евразии ведутся, это о нас все стараются, и это старость его Марной будет, когда новь была, в старом времени отцы их наших, говорим и еще слова те на запоминание. Будем не едины, от тех слов не утратится. Говорим братьям нашим:

— Также эта сила божественная будет на вас, ту вытягивают враги ваши без конца, которые хотят земли ваши, также враги поэтому устами полны.

Они по локоть в нашу до даров своих. Не говорят простые слова:

— Свои будете сыны своим Богам. Сила их перебежит не вам, до конца не имеем. Не чрево наше насытится хлебом себе, то положено на огонь. Коровы наши, скотина терпит туго также, это как же мы, и это как иные, наши холода одержим, оды полуденные борзые. Будем сильны лучше врагов наших?

8.а-I

Себе-то смотрите обе Сва, доимеете птицу ту и у начала вашего. Та ведет вас до победы над врагами, это либо (ист)ины вновь. Там ждет всех одержимо и ту красоту перед нами. Влечет цветом осенним, такова будет в иное время, в котором рушты идут с вендами, они хотели унести Богов своих до моря и там угнездиться, это города помолья. Было там же много зодчего, которое ведь божественно, те помолья украшены ведь золотом, серебром и многим. Все древних Богов почитали, удерживаясь искушений, та ведома иным, также они зрячие. Задерживаются на них и причитают. Новы и там же не имели родичи наши спокойствия, арабы ходили до тех. Торговались на торжищах богатствами теми, там же осевшим отрокам одерень давало это, та земля повидала еще мерзости пору и злое выживание, сами-то мы не так давно в горах Карпатских, до которых и там будем также варяжцами в злых язычниках, это либо поем, какие мы русы в славных днях этих. Имели спевы тогда от отцов наших о прекрасной жизни в степях. О Славе отцов, это либо воевода Бобрец вел русов до Голыни, по смерти обретя чин Перуна храброго гординства, то не запомнили уважительно.

Как же есть мы сыны отцов наших, имеющие любовь к памяти их. Говорим о них, как же были они силою нашей. Сила та идет до нас от них потоком ливневым. Львиную тянем, говорим:

— Есть мы

8.б-I

в тех, которые клевещут о нас, это не имеем мольбище и рядом от того в поре студеной. Родники, где вода живая течет, там свобода его и волки хищные не заглядывают.

Это Олдореху время напоминаем, того звали «рвач», который не имеет радости в Богах теперь. Слово не держит и красоты наши берет нагло. Хитрость та везде, между нас распрю заготовил и то нежностью. Боится погоды.

Теми веками правились от родов и князя, это князь был Бравлень, который ждал поборов эллинов у берегов морских, в то время идем на зажатость ту, там рядом скотина, Скуфь даем попасти скотину в степях, сами-то бедны они, и такова Грецколань соединенная. По-новому городили города и злобились на нас, тем временем идем прочь до полуночи. Там будем два столетия, и там сами, есть ведь от времен тех доныне. И днем этим имеем другого князя Бравлена, правнука деда своего, тот говорит:

— Идите до полудня на Грецколань, грек между эллинами племя самостоятельное. Торгующее. Торговлю имели они во степях скотиной нашей. Хотят брать, она задаром, то имеем, она состаривается, оно его до моря. Гоните до своего края, когда русская земля и есть. Русская кривизна земли всей размещалась донизу, та пила кровь нашу, на нас надежды имея большие, ту отстаиваем во все дни, которую с рани имеем.

Веда 4

О понятии Прави, Яви и Нави

1-II

Вот еще упомянем до боли. Наши времена, да идем Конем, не ведая. Так мы смотрим вспять. Говорим же, либо вот мы стыдимся Навь правильнее знать. Обе стороны ведать. Думать, это либо Дажьбо сотворил нам о вечном которое же и есть, свет зари нами сияющей, в той бездне повесил Дажьбо землю нашу, чтобы тайна удержана была, так это души пращуров ведь. Они светят зорями нам от Иру.

Но греки налезли на Руси, творя злое, во имя Богов мы же сами не доверяем ему, уже Конь текущий. Сейчас творите Правь, либо есть неведомо уложена Дажьбом. Понятна пора же сия, течет Явью, та сотворила жизнь нашу. Так если о Диде, смерть есть Явь, есть текущая. Творение в Прави, Нави небо есть по той. До того есть Навь. После того есть Навь. В Прави же есть Явь, поучимся старому. Ворожим мощами души вон, либо есть, либо на колонны (всю) творящую божественную силу, это почувствуем в себе, то либо дано, дар Богов. На потребу им, либо это напрасно (будет).

Это души пращуров наших от Иру сорят на нас. Там Жале плакаться. Вы кричите нам, какие мы, не бережем Прави, Нави. Яви (также) не бережем, либо это на то глазеем, это истина (ведь), несем мы, достойны быть Дажбовыми внуками, то либо молились божественно, да имеем чистые души. Телесы наши. Да имеем жизнь с опорой, отцы наши в Богах слились в единую правду, так это либо сами Дажьбовы внуки, зри рус к уму, ежели о уме, Оум велик, божественный есть, един с нами.

Тому творите. В разговоре с Богами воедино (будем), бренная либо есть наша жизнь. Сами также, где же коням нашим (там) работать, живя в землях с телом овна, с этими одами врагам убегать на … Сибирь…

Веда 5

Об отторжении земель Руси Славянской.

2.а — II

Муж прав ходя и домой неся, который назван есть ходок, прав будет, но есть который слова (повторяет) его. Вершенное до этого совпадает, (по)тому сказанное есть о старом, о Богах, мы творили былое, хороша Ира, как деды наши рассказывали то всем. Будду также за время зелено славили.

Буси.

Русь попята была рукою вражеской. Злость творилась (там) и князь тот немощен был, сослал сынов своих до брани, тот варягам подлег. Вече не береглось, время то, решенное вечем, не уважал, поэтому было расторжение. Одаренное взяли. Такое ли решение донесли князья сути нашей? Тому либо несете (подати) до полудня ходя, да имели землю (бы) нам и детям нашим.

Там греки налезли на нее, так как Бус делится на ней. Была сеча великая. Многие месяцы (подряд) стократно починялась Русь. Стократно разбита была от полуночи до полудня.

2.б-II

… было понуждение отскочить до Лясия, там живем ловлей. Рыбалим. Былому могли от страсти уклончиво. Так о былом единую тему. Начали города ставить, огнища повсюду раскладывать, по другой теме был холод велик. Потащились самостоятельно до полудня, там ведь места злачные (есть). Там ты, ронмеист, скотину нашу ел десятками, сколько угодно. Щами были нам слова обещанные. Подтягиваемся мы до полудня на зеленотравие. Имеем скотины много …

3.а-II

Молим Велеса, отсюда наш, да потянет в небе комночь лучезарную. Давно идут на нас лучи вечности золотой, кругом вращается солнце наше, которое светится на дома наши, перед ним лик бледный, лик огнищ домашних, этому Богу Огнику Семарглу говорим, показывая. Восстаньте небеса. Этим взойди аж до мудрого света.

Наречем ему имя его Огнебоже.

Идем трудиться, как и всякий день, помоления сотворя, телесами едим. Идем до полей наших трудиться, как Боги велели всякому мужу, который здоровый есть, трудиться на хлеба свои и Дажьбовы внучата, любимчики божеские. Божеские орала вы, так десница держится эта, воспоем Славу суражью. Также мыслим до вечера. Пятикратно Славим Богов, в единстве пьем либо сурицу в знак благости.

Об ценности с Богами, которые либо ведь во Сварге также пьют за счастье наше, воспоем Славу суражью. Те Конь золотой суражский, вскачет в небеса (закатом), к дому идем, потрудившись, там огонь разводим. Едим покорм наш, говорим, какова есть ласка божеская до нас. Отойдем ко сну, дню убыль придет. Темень ест…

Также дадим десятину отцам нашим. Сотую на власть. Так пребудем Славны потому, что Славим Богов наших. Молимся с телами, омытыми водою чистою…

КНИГА ВТОРАЯ

Новые речи

16-II

Велес книгу сию пишем Богу нашему, который либо есть прибежище скрытых сил.

«В их времени был муж, который был благ. Доблестно ежели наречен, был как отец Тиверси. Тот имел жену, две дочери иметь стала она скотичей крови, много овец с ней было той в степях. Они годны иметь мужей, порой дочерей своих. Так молились Богам, чтобы род росы небесной размножить. Дажьбо услышал мольбу ту. По мольбе дает ему измоленное, так как было ожидаемое»: тайна эта грядет между нас.

Имеем выраженное это, либо ясень точим ту, вогнав в лес речи сказанные. Этому грядем все. Имеем до Богов, начали тому речами хвалу, будут благословенны вожди нынешней порой, в которой до веков сказанное есть в кудесниках. Те порчи ночи назад вернулись,

речи там в росу собрали, восстанавливаем оду, о былом русов те. От Онежи. Веками живем ………. Сказано отцом Емелей, чем обучен был волхвами в том времени нашем давнем, выявленном.

Речи новые.

Веда 9

об исходе из Семиречья.

15.а — II

Принеся жертвы, в Коне Белом отошли от края Семиречья, в горе Ирштя. В Загорье обитали век. Таково по нехоженному идем на Двуречье, разделились в том конницей своей. Течем до земли Сириштие. Там стали числом поменьше идти горами великими. Снегами. Льдами. Отошли до степи. Там стада свои. Скуфь была это перво-наперво одержана отцами нашими. Пращуры держали. В Нави поры великие. Силы дает, отречете врагов, не бежите. В поре той до гор Карпатских вместе. Там решение во главе пяти князей. Города и села огонь ест. Ветра великие. Потеснены были.

По нехоженному шли до Ильмер-озера. Там создали град Новый. Там пребываем. Тут северги первых пращуров молим, это роды, породившие Крынь, ее переспросим. То Дуба корень, хлеб наш, Сварог, который творит и свет — Бог есть свету. Бог Прави — Яви — Нави, это есть наши, переборовшие силы по тем сидящие. Благу ведут, когда пора отцов, в ведении творили всем,

15.б — II

которые это будут до зохождения солнца. Оттуда идут до солнца, до Днепра-реки, есть там Киев в утверждении, град, который обетовали Славене, роды иные. Там все оседлые огнищане творили Дубу. Снопу, которым тот есть Сварог, пращур наш.

Этот раз налез на них враг новый, в сосудах который кровь, щурясь, пьет. Это рати свои устремил Кий на них. Смотрит, без Сиверзи воины перуновы, воинов и ждет, это воргоча на них. Потрачивая силу их. Догола растащит, покажут зады они. Это племя незванное, налезло иное на них. Сеча была великая в походе, была до последнего. Наши воины, наблюдая, говорили:

— Боги наши ждут врагов наших, себе те, Вышень грядет на марицех до нас.

Говорит:

— Идите, гадятся града ваши, укрепите их, либо будет Зура. Крепка. То Сварог меня пошлет до вас, это темные те силы небесные. Завшивленные.

5.б

От времени до времени все.

Рождаются среди нас. Своих же сисек, либо есть по самую смерть. Назад забегаем мы, также ильмерцы, которые нас охраняли не единожды. С нами соединялись. Кровь свою давали и нам. Дривь была на Руси, хазары, сегодня свои варяги. Мы же сами русичи, никогда не были варягами.

Оставляем на солнце молоко, наше на травах, за нашими отличие, до их жалуются, ни травное, также говорит пора старости. Даем осуриться и отопьем трижды во Славу Богам, пятикратно за день. То наша старая традиция, Богам должная есть потребность. Треба та будет связью между нами и Богами. Ни Мара, ни Морока не смеем славить. Те Дивы ведь наше несчастье. Наш Дидо есть в ее Сиверзе.

Веда 10

об исходе из Ини

2.б-III

Это будет нового времени Оседень, огнищанин. Это его благо будет. Боги ему давали овец много, и скота опасности в степях. Это будет новая его пора в травах многих. Боги давали ему скотины приплод и умножали его. Так идет перед очами странник-муж и говорит ему:

— Изойдут сыны твои в земле той до края чудного, который и есть в захождении солнца. То солнце спит в одре золотом.

Это всадник скачет до него и говорит солнцу:

— Грядет солнце до лузы своей синей. То имеет уклон до повоза твоего и наблюдается от востока.

Так решено было скакать отсюда до иного края. Вечер скачет, близок его Инь, всадник рассуждает:

Веда 11

О междоусобице.

8

Так стала мерзка русам распря.

О междоусобице.

Жаля стала между нами. Почаще плакала. Ворчала им. Да не пойдем за ней, так как там стала беда, погибель наша. Дождались до той поры. Так как, ожидая, не уменьшится от нас ничего воспоминаниями о том, как об отце Орие, един род Славене. Поэтому трое сынов его разделились на троих. Так стало в Русколане. Винницкие тоже все разделились надвое. Та Ботева об боросах, которые были разведены надвое. Тогда имеем скоро десять. Пошли гряды городить. Границы обустраивать, те если бы имели все делящееся, до бесконечности. Та Борусь едина может быть. Не десять. То родится. Родичи все делятся. Потчуют.

Тот раз враг налез на нас, имамов браните, это Орцень. Не скажите, какого отца и матери. Еще либо имеете десять кровей. Сгинувшей от врага немного в учете есть. Пребывает в родах до конца твоего десять, ими сотворите тысячу, они годами теми, оглядывая коров, водили по степям.

Тем многократно говорили слова многие о родичах своих. Посчитай сам от себя, вычислишь пращуров. Орея отца, то-то вредного творить не будем сами, имена на стенах сидят, либо следы свои, не пойдем по Галарреху, его убудут годь до полуночи. Там исчезнут.

8/1-III

и тут свои родичи бывшие делятся. Кому старше почин будет, который либо все знает, да до отцов. Пора отца Марищенска, который в Дон идет. Который забудет — простец. Так великая свара одолела русов, которые порой будут все до расторжения и расторгнутся так горько, от своей земли же не я, не ботев. Не имели и силу сцепиться на кругу. До крыльев всякий свой стал поглядывать на соседа своего. От этого веры не имели, какова межа, ворожит до сечи, так пройдет воспоминание. Подчиненность оспаривается стать на поход и у кого обод лучше. Какая еще чернота в древности была, наречие, о витязевстве.

Тогда о напевах, о походах от отцов своих, такое либо Русколанье пало до ниц от годи. Иегунского зверства.

Тогда Киевская Русь творилась Антова. Годь этому страшилась, идти стала вон до своей Рензе, так как вехой своей Рензе ведь две, одна вендов стала, а другая годи. Тут годь прибывала до них. Годь всем усилилась там оттого. Венды стали ослабевать всем, как те до того, потому, что Жеменд была около той. Та была Литавой и это назовется Илмо от нас, ежели назвали ильмеры. То либо Дахом стала и нету, так как стала Глутве.

Тогда будем с Иры. Нас еще и боть, иного железа наточат. Наших иных:

— Тора извергнуть, оттого свои это либо аски. Ерек по непрам ходит. Людей наших зовет до Бореи. То как дары имеем при себе, так не можем сами идти до них, оттого да будет во учение.

8/2-III

от морских берегов Годьского моря, идем до Непры.

— Инда не видим, сами иного бродица, как рус.

Те то иегуны. Яги ведь отрешены так, имеем сами боярина в Голенде, который нами погордился. Нас дерет на части от утра до утра, видим иное зло всем делается на Руси. Ждем, когда будет до добра, это не наступит никогда, если силы свои не сплотим. Везем метку единую до мысли нашей, то глаголет Вам голос предков. Тому поверьте, так как иного не стоит делать, идя до степей наших. Боритесь за жизненность нашу, так как города новые, нежели скоты бессловесные, которые не ведут.

Это прилетела до нас и осела на дерево. Спела птица и всякое перо ее иное. Сиять цветами разными стали, и в ночи, как днем. Спела песню до Борея. До поры то будем сами, прячем оврагами воспоминания о том, каково его отцовство, наше донес во Сварге синей. Голендь — до нас. Это лучше усомниться до этих. Так самостоятельные с отцами нашими, не едины сами.

Мыслим о помощи приуныло. То видим, как скачет в Сварге вестник на коне белом. Тон меча сдвинет, до небес расторгнет облака. Громи. Течет вода живая на нас. Пьем ту, то либо та всяко от Сварога до нас жизненно течет. Ту пьем, так как истощается жизнь божеская на земле, тут либо то Корова Земунь идет до поля синего и опущена есть траву ту. Молоко дает, и течет то молоко до хлябей. Светит в ночи звездами над нами. Тут молоко видимо сияет нам, та либо путь Прави. Другого не имеем, имейте то чувство и потомки слова тайного. Держи сердце свое в Руси, которая его. Прибудет нашей земле.

8/3-III

если же наши пращуры сооружения всем творили, починя, греки, которые пришли гостями на торжища наши, прибыль усматривали, видя землю нашу, посылали до нас множество юношества. Дома строили. Города для обмена и торжища. Однажды видим воинов их омеченных и с броней. Скоро нашу землю прибрали до рук своих. Сотворили игрища иначе сами и тут видим, греки новые ведь празднуют. Славуне все батрачат на них. Так наша земля, которая четыре века была наша, стала грецкой и сами там как псы, да женят нас скоро камнями вон оттуда, тайно земля огречена ими, такое донесение имеем, станем сами доставать ее. Кровь нашу прольем, чтобы стала больно родива.

Жирно летит в Сварге Перуница. Несет рог Славы, надо испить его до дна. Память нашу имеем, стали отставать от врагов наших. Та перунница ворчит.

— Какие русичи ослабшие, проспали Орию свою, бореяне вместе все должны быть тем днем. То боть, сурья ворчит. Идите вместе русовичи. Щадитесь в том. Конь будет идти от края своего, то либо сами ударимся о стены те. Утворим вместе дыру про нас.

Про наше.

Веда 12

О приходе варягов на Русь.

14-III

Это иной враг — Герьманарех идет на нас в полуночи, он является внуком внучатым Отореху, это варяжец на нас воинами своими с рогами на голове, воронженцы советуют нам идти на них, не сумеем отличить оба поля их, также ведь враги, которые первые. Не имеем разделения промежуточного, это либо ясь идет на нас в Танаис. Там торку мощная конница. Рати бесчисленные. Тьма в тьме течет, продолжая течь на нас, в этом не имеем иной помощи, когда Боги волей нам и удесятеряем силы свои. Течем на них, это Белобог ведет наши рати и конницу, и там выждем волшебниц, в лисах были идущие в рати. Брали мечи и видели кудесниц чудеса велико творящих. Демонстрирующих движения до Сварги, рати встали Сварожьи. Они текут на врага. Могилят его и там видим птицы великие летят до нас.

Действует это на врагов, бьет крыльями Матерь Сва. Кличет нас:

— Как всегда, идем за землю нашу и бьемся за огнище племен наших. Это ведь русичи, течете, братья наши, племенами, в племенах род, в родах и бейте врагов на земле нашей, которая принадлежит нам и никогда иным, там и умрете. Не повернете зады свои, ничто вам не устрашится, ничего не станется, когда есть в руках сваражица. Тем вас везде, во все дни, к победе. Гордости многой.

По невежеству это идет враг на ней, соберем сами мечи. Одержим вещенные от Матери Сва слова, также будущее наше и ее славно и течем до смерти, как до празднованья. Сказано нам о временах старых, когда же имели храмы свои Карпатские и там имели гостей старых времен, арабов и иных, это либо те гости Радогощь чтили и так ищем от дней новых гостей, сравнивая истины их, либо еще Боги нам повелевали и чтим о нас это либо то и имеем указицу на времена наши.

Былое не пустое имелось. Отцам почести уложим, не просто бездеянны, тлеем в дереве, не будут руки наши утружденными оралами своими. Мечами и имеем не легкость нашу, тайна нам повелела идти на кромы наши. Вместе гнете ее от вражды, это дымы, поднимаясь, текут до Сварги, это означает беду великую на отцов, детей, матерей наших и это есть, час борьбы пришел и не смеем все заботиться о других делах, иначе как об новых, это либо пришли варяги до Непры. Там же имеем землю нашу, его той вершат люди и землю под селения берут, то либо не имеем в соглашении иного, как только о мече нашем и Ерека отрешите от земель наших. Турните под зад, откуда придет, это либо границы наши, врагами окружены. Земли наши попирает враг, и то его обязанность, наша иная, жертвовать не хотим.