Четыре пальца

ван Гулик Роберт

Из сборника «Обезьяна и тигр».

СУДЬЯ ДИ судья уезда Ханьюань

ДАО ГАНЬ один из его помощников

ВАН аптекарь

СЭН ЦЮ бродяга

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Судья Ди сидел на открытой галерее своего казенного жилища и наслаждался утренней прохладой. Он только что в комнате закончил завтрак с семьей, после чего один вышел на галерею и присел на бамбуковый стул возле мраморной балюстрады, чтобы выпить чашку чаю. Вскоре ему предстояло отправиться в канцелярию, где его ждали неотложные дела.

Комплекс зданий судебной управы в Мяньюани, куда входили и служебные покои судьи, находился на склоне горы и возвышался над остальной частью города.

В полдень судья любил сидеть на балконе второго этажа, откуда открывался удивительный вид на море крыш простирающегося внизу города, а еще дальше — на широкую морскую гладь. Но по утрам он предпочитал галерею, которая тянулась с внутренней стороны его жилища. Только мраморная балюстрада отделяла его от густо заросшего склона, круто поднимавшегося вверх, переходя в горный хребет, у подножия которого и раскинулся город. Там всегда было тихо, а утром дольше всего сохранялась прохлада. За тот год, который он уже провел в должности судьи Мяньюани, утренний чай на тихой галерее вошел у него в привычку.

Откинувшись на спинку бамбукового стула, судтя взирал на свежую, зеленую листву, умильно прислушивался к бодрому щебетанию птиц и к нежному журчанию ручья, протекавшего вдоль балюстрады среди больших замшелых обломков скал.

Вдруг птицы смолкли. Среди качающихся ветвей показались два черных гиббона. При помощи длинных, тонких рук они с необычайной легкостью скользили с ветки на ветку, и дождь осыпающихся листьев отмечал путь их передвижений. С улыбкой судья наблюдал за ними. Его всегда очаровывала изящность движений, с которыми гиббоны могли двигаться по деревьям. И эти пугливые животные уже настолько привыкли к неподвижной фигуре, которую каждое утро видели на галерее, что иногда кто-нибудь из них даже свешивался с ветки, чтобы ловко схватить пирожок или кусочек сахару, брошенный им судьей. В листве снова зашелестело, и появился третий гиббон. Он двигался медленнее других, потому что, помимо ног, цеплялся за ветки только одной рукой; правая же у него была прижата к груди. Он присел на ветку прямо над головой судьи Ди и, помахивая свободной левой рукой, чтобы сохранять равновесие, с любопытством посматривал на него. И тут судья увидел, что он что-то сжимает в руке. Это был золотой перстень с большим зеленым камнем, который поблескивал в лучах солнца. Конечно же, обезьяна его где-то похитила. Нужно было как можно скорее отобрать его, потому что гиббоны очень быстро утрачивают интерес к добытым ими предметам, особенно когда обнаруживают, что добыча несъедобна. Если сейчас позволить гиббону исчезнуть, то этот перстень будет выброшен где-нибудь в лесу, и он уже никогда не вернется к хозяину.