Обезьяна и тигр

ван Гулик Роберт

Во время утреннего чаепития судья Ди, получивший назначение на пост наместника уезда Ханьюань, замечает, как гиббон, прыгающий по веткам неподалеку от дома, роняет в ручей золотой перстень с огромным изумрудом. Исследовав ближайшие окрестности, Ди с помощниками обнаруживают в заброшенной лачуге труп мужчины, на руке которого отрублены четыре пальца…

Судья Ди направляется в столицу за новым назначением, но из-за сильнейшего наводнения он вынужден остановиться в крепости на острове, в которой произошло загадочное убийство. Помимо судебного расследования, Ди выясняет, что в округе орудует банда так называемых «Летучих тигров».

Судья Ди становится наместником процветающего уезда Пуян в провинции Цзянсу. Но и тут жизнь далеко не безоблачна — изнасилована и жестоко убита молоденькая девушка, дочь мясника. Занимаясь этим чудовищным случаем, судья Ди раскрывает еще несколько преступлений, связанных со странными событиями в буддийском и даосском монастырях.

ЧЕТЫРЕ ПАЛЬЦА

Перевод А. Кабанова

СУДЬЯ ДИ судья уезда Ханьюань

ДАО ГАНЬ один из его помощников

ВАН аптекарь

СЭН ЦЮ бродяга

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Судья Ди сидел на открытой галерее своего казенного жилища и наслаждался утренней прохладой. Он только что в комнате закончил завтрак с семьей, после чего один вышел на галерею и присел на бамбуковый стул возле мраморной балюстрады, чтобы выпить чашку чаю. Вскоре ему предстояло отправиться в канцелярию, где его ждали неотложные дела.

Комплекс зданий судебной управы в Мяньюани, куда входили и служебные покои судьи, находился на склоне горы и возвышался над остальной частью города.

В полдень судья любил сидеть на балконе второго этажа, откуда открывался удивительный вид на море крыш простирающегося внизу города, а еще дальше — на широкую морскую гладь. Но по утрам он предпочитал галерею, которая тянулась с внутренней стороны его жилища. Только мраморная балюстрада отделяла его от густо заросшего склона, круто поднимавшегося вверх, переходя в горный хребет, у подножия которого и раскинулся город. Там всегда было тихо, а утром дольше всего сохранялась прохлада. За тот год, который он уже провел в должности судьи Мяньюани, утренний чай на тихой галерее вошел у него в привычку.

Откинувшись на спинку бамбукового стула, судтя взирал на свежую, зеленую листву, умильно прислушивался к бодрому щебетанию птиц и к нежному журчанию ручья, протекавшего вдоль балюстрады среди больших замшелых обломков скал.

Вдруг птицы смолкли. Среди качающихся ветвей показались два черных гиббона. При помощи длинных, тонких рук они с необычайной легкостью скользили с ветки на ветку, и дождь осыпающихся листьев отмечал путь их передвижений. С улыбкой судья наблюдал за ними. Его всегда очаровывала изящность движений, с которыми гиббоны могли двигаться по деревьям. И эти пугливые животные уже настолько привыкли к неподвижной фигуре, которую каждое утро видели на галерее, что иногда кто-нибудь из них даже свешивался с ветки, чтобы ловко схватить пирожок или кусочек сахару, брошенный им судьей. В листве снова зашелестело, и появился третий гиббон. Он двигался медленнее других, потому что, помимо ног, цеплялся за ветки только одной рукой; правая же у него была прижата к груди. Он присел на ветку прямо над головой судьи Ди и, помахивая свободной левой рукой, чтобы сохранять равновесие, с любопытством посматривал на него. И тут судья увидел, что он что-то сжимает в руке. Это был золотой перстень с большим зеленым камнем, который поблескивал в лучах солнца. Конечно же, обезьяна его где-то похитила. Нужно было как можно скорее отобрать его, потому что гиббоны очень быстро утрачивают интерес к добытым ими предметам, особенно когда обнаруживают, что добыча несъедобна. Если сейчас позволить гиббону исчезнуть, то этот перстень будет выброшен где-нибудь в лесу, и он уже никогда не вернется к хозяину.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Кабинет судьи Ди находился сразу за большим залом, который служил для проведения судебных заседаний. Всю заднюю стену этой небольшой комнаты занимали деревянные полки, заваленные служебными бумагами и покрытыми черным лаком коробками из свиной кожи. Судья Ди сидел в кресле за длинным письменны м столом и бегло просматривал пачку бумаг, которые доставил ему из канцелярии Дао Гань.

— Несколько рядовых дел, — заметил судья. — Поэтому, я полагаю, утреннее заседание не должно отнять у нас слишком много времени. — Он отхлебнул чай, который подал ему Дао Гань, и сказал: — Присаживайся, у меня есть еще полчаса, после чего мне нужно будет переодеться для официального заседания. Скажи мне, что, по твоему мнению, могут означать эти четыре отрубленных пальца?

Дао Гань опустошил свою чашку и заерзал на деревяннном табурете. Потом задумчиво сказал:

— Вначале я решил, что этот человек, возможно, ввязался в драку и схватился рукой за нож или меч противника. Но тогда бы пальцы не были отрезаны так ровно, вместе с костями. Нет, ему намеренно их отрубили.

— Почему ты в этом уверен?

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Дао Гань брел по Старому городу. Солнца пекло что есть силы, и между домами было душно, но это нимало не тревожило худощавого помощника судьи. Он смешался с плотной толпой, заполнившей рыбный рынок, и отыскал одну маленькую харчевню, где месяц тому назад ему посчастливилось съесть большую миску лапши с солеными овощами всего за пять медяков. Харчевня оказалась довольно переполненной, но Дао Гань пришел туда не ради уюта. Он отыскал свободное место у столика, прямо возле кухонного окна и с удовольствием принялся уплетать здоровенную миску супа с лапшой. Покончив с едой, он медленно прихлебывал из чашки горький чай и пытался еще раз спокойно обдумать то, о чем они говорили с судьей Ди. Судья впервые дал ему персональное задание, без надзора и участия своих остальных помощников, и Дао Гань решил, что сейчас, по прошествии полугода работы с судьей, было уже самое время доказать ему, что он не зря занимает место в судебной управе.

«Конечно, у меня нет многолетнего опыта проведения расследований, как у моих товарищей, — размышлял Дао Гань, — и я не такой мастер рукопашного боя, как Ма Жун или Цзяо Тай, но зато я не меньше их знаю о преступном мире и, уж вне всяких сомнений, больше них — о слабостях человеческой натуры! Не зря же я более тридцати лет был профессиональным мошенником!»

К этому он мог бы добавить, что, несмотря на свою щуплость и отсутствие знаний о способах рукопашного боя, из-за своей неустрашимости он был довольно опасным противником. Эта мысль не пришла ему в голову только потому, что само понятие страха было ему неведомо.

Он заплатил свои пять медяков и побрел в сторону квартала, находящегося возле рыбного рынка. В столь раннюю пору в небольшом, мрачном заведении «Красный Карп» не было ни одного посетителя. Только за обшарпанной деревянной стойкой сидел старичок в залатанном синем платье и засаленной черной шапочке на седой голове. Ковыряя шпилькой для волос в гнилых зубах, он недовольно метнул взгляд в сторону Дао Ганя. Не спрашивая разрешения, тот налил себе чаю из чайника с отбитым носи-ком, сделал глоток и с любопытством спросил:

— Ну и как идут твои дела, любезный?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Судья удобно устроился за письменным столом и довольно улыбнулся. Дело о контрабанде, которое доставило ему столько хлопот, казалось, близится к успешному разрешению, поскольку он не сомневался, что по этому вопросу Сэн Цю сказал чистую правду. Сразу же после допроса сестры Сэна судья намеревался отправить гонца к своему коллеге в Цзянбэй с сообщением, что Ляо, главарь банды из Южного Порта в его округе, замешан в неудачной переправке контрабанды. Тогда тамошний судья может отдать приказ об аресте этого молодчика и заставить его признаться, для кого предназначались контрабандные товары. В конечном счете получалось, что им вполне мог быть ростовщик Лэн. Лэн — отпетый негодяй, и именно он подходил на роль богатого человека, у которого есть большая лавка возле рынка.

Но вдруг улыбка сползла с его лица: хотя дело о контрабанде близилось к разрешению, но тайна смерти Дуань Моуцая была покрыта еще большим мраком, чем раньше. Он не верил, что Лэн замешан также и в этом. Очевидно, Дао Гань был прав, когда говорил, что Лэн по чистой случайности дважды столкнулся со всей этой ком-шей. Но какую роль сыграли в этом убийстве Сэн Цю и его сестра? Разумеется, их алиби не стоило и ломаного медяка, потому что отребье, приходящее в «Красный Карп» играть в кости, будет утверждать, что Сэн с сестрой весь вечер провели там, даже если их там никто вообще не видел. Судя по рассказу сына Лэна, более вероятным представлялось, что именно Сэн с сестрой отнесли труп в хижину дровосека. Впрочем, это еще не являлось доказательством того, что они же и совершили убийство.

За дверью послышались голоса. Дверь распахнулась, и Дао Гань пропустил в комнату пожилую тюремщицу и молодую девушку. Тюремщица собиралась уйти, но судья знаком указал ей на табурет в углу. Допрашивать девушку в отсутствие свидетельницы женского пола было бы неразумно. Судья строго посмотрел на девушку, и та метнула ему в ответ взгляд черных суровых очей. На ней были застиранные синие хлопчатобумажные куртка и штаны, а длинные, черные с отблеском волосы двумя хвостами, перехваченными красными тесемками, ниспадали на плечи. На загорелых щеках играл здоровый природный румянец, маленькие губки были алыми, словно вишни, а длинные брови изящно изгибались. На лице у нее не было следов ни пудры, ни румян; родинка у левого уголка рта придавала ей большую пикантность, чем самые утонченные косметические ухищрения опытной куртизанки перед грандиозной вечеринкой.

Пристально ее осмотрев, судья спокойно сказал:

— Нам нужна информация о господине Дуань Моуцае, сударыня. Вам известно, где мы можем его найти?

НОЧЬ ТИГРА

Перевод Е. Волковыского

СУДЬЯ ДИ следует из Бэйчжоу в столицу, в 676 году от Рождества Христова

МИНЬ ЛЯН богатый землевладелец

МИНЬ ЦЗИ-ЮЙ его дочь

ГОСПОДИН МИНЬ его младший брат, торговец чаем

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Поплотнее завернувшись в тяжелую шубу, судья в полном одиночестве скакал по широкому тракту, пересекающему безжизненную равнину. Солнце клонилось к закату, серые тени зимнего вечера уже окутывали унылую, залитую влагой землю, которую возвышающийся тракт разрезал, будто трещина тусклое зеркало. Вода отражала свинцовое небо, что, казалось, висело совсем низко над рябью волн. Северный ветер гнал темные дождевые тучи к отдаленным горам, теряющимся в тумане.

Погруженный в размышления судья скакал, оставив далеко позади вооруженный эскорт. Поглубже натянув меховую шапку, судья склонился к шее лошади и внимательно смотрел на убегающую под копыта дорогу. Он сознавал, что ему следовало бы сосредоточиться на будущем — через два дня он будет принимать новую должность в столице, высокое назначение, совершенно для него неожиданное, но мысли постоянно возвращались к событиям последней недели. Ужасное происшествие, омрачившее его последние дни на посту судьи Бэйчжоу, изводило, не отпускало из этого покинутого ими дня назад маленького, унылого округа, затерявшегося высоко на холодном севере.

Три дня они скакали на юг через заснеженные северные земли. И вот неожиданно потеплело. Результатом было гибельное наводнение в провинции, которую они теперь проезжали. Утром им повстречались длинные шеренги крестьян, бегущих со своих затопленных полей на север. Согнувшись под тяжестью узлов со скудными пожитками, они устало волочили ноги, обмотанные покрытыми слоем грязи лохмотьями. Когда всадники остановились поесть риса на дорожной станции, командир судейского эскорта доложил, что теперь им предстоит наитяжелейший участок пути, так как севернее Жел-гая река вышла из берегов; он предложил подождать дополнительных сведений об уровне милы на их дальнейшем пути. Но судья решил отправляться немедля, ибо он получил приказ следовать в столицу без задержек. Кроме того, карта указывала, что за рекой начинается подъем и там расположена крепость, где они собирались переночевать.

Дорога была совершенно безлюдна. То тут, то там из мутных вод торчали крыши затопленных усадеб, и лишь они свидетельствовали о том, что совсем недавно здесь была плодородная и густозаселенная долина. Впрочем, подъехав ближе к горной цепи, судья увидел две лачуги, стоящие слева от дороги. Рядом толпилось около дюжины мужчин. Когда он приблизился, то разглядел в них уездных стражников, облаченных в грубой кожи шапки, куртки и сапоги до колен. Дорога здесь прерывалась стремительным потоком мутной воды шириной более ста шагов. Мужчины с тревогой поглядывали на низкую стенку из хвороста, служившую защитой их импровизированного плацдарма перед мостом.

Узкий временный мост вел через поток к противоположному берегу, где тракт поднимался по густо заросшему лесом горному склону. Мост был наспех сооружен из массивных бревен, скрепленных толстыми пеньковыми веревками. Он качался на волнах, наполовину погруженный в пенящиеся воды.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Поднимаясь в гору, он больше никого не встретил, а когда оказался на вершине хребта, вновь ощутил мощные порывы северного ветра. Пробиваясь сквозь толстый мех шубы, ветер пронизывал всадника до костей. Судья быстро спустился к берегу и остановил коня перед вздувшейся рекой. Дальше к западу пенящиеся волны бились о скалистый берег. Противоположная сторона была окутана висящим прямо над землей туманом. Никаких признаков переправы, а от причала остались лишь две сломанные опоры, вокруг которых пузырилась белая пена. С запада на восток с гулким рокотом набегали волны и несли с собой тяжелые стволы и купы зеленых кустарников.

Хмуро взирал судья на эту сумрачную и унылую предзакатную картину всеобщего разорения. Единственным жильем в поле его зрения была большая деревенская усадьба, что стояла на низком холме примерно в трех ли на запад. Она была окружена высокой стеной; на восточном углу возвышалась сторожевая башня. Струйки дыма, поднимающиеся от крыши главного строения, тут же сносило сильным ветром.

Подавив вздох, судья направил коня к извилистой дороге на холм. Он приехал, дальше тупик. Ничего не поделаешь, ему и свите придется прервать здесь путешествие до восстановления переправы.

Земля вокруг строений заросла высокой травой и была покрыта массивными валунами. Деревьев не было, зато склон горы за усадьбой порос густым лесом. Там, перед чем-то похожим ил иход в пещеру, двигались люди. Три всадника показались из-за деревьев и поскакали вниз по склону.

Когда судья был где-то на полпути к дому, взгляд его упал на высокий столб, вкопанный в землю на обочине. Некий предмет висел на его вершине. Изогнувшись в седле, судья увидел, что это отрубленная человеческая голова. Длинные волосы трепетали на перекошенном лице. Пapa отрубленных рук была прибита к столбу прямо под головой. Недоуменно покачав головой, судья пришпорил коня.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Судья Ди налил себе еще чашку чаю. По прибытии он представился окружным судьей, чтобы не ставить в затруднительное положение своего невидимого хозяина; даже самый крупный землевладелец придет в замешательство, не зная, как должным образом принять столичного чиновника его нынешнего ранга. Теперь, будучи посвящен в тяжелую здешнюю ситуацию, он был еще более доволен, что не открыл свой истинный статус.

Он осушил чашку, поднялся и подошел к двери. Встав на крыльце, он оглядел двор, который сейчас был освещен множеством дымящих факелов. Управляющий и слуга стояли у огромного железного котла, деловито наполняя кашей миски выстроившихся в очередь беженцев. Господин Минь руководил, время от времени грубыми окриками призывая крестьян не толкаться. Половину присутствующих составляли женщины и дети, в том числе сущие младенцы. Никак невозможно бросить этих несчастных в лапы разбойникам. Летучие Тигры на месте перережут мужчин, старух и младенцев, а юношей и девушек заберут с собой, чтобы продать в рабство. Надо что-то делать. Яростно пощипывая бороду, он с горечью думал, как относительно мирское могущество. Он, Верховный судья Империи и председатель столичного суда, насмешкою судьбы вдруг превратился в беспомощного странника!

Он развернулся на пятках и, войдя в холл, направился к маленькой конторе по левую руку. Усевшись в глубокое кресло, он скрестил на груди руки в широких рукавах и поднял глаза на выцветший пейзаж, что украшал стену напротив. Расписанную панель ограничивали два свитка с начертанными самобытным, отчетливым почерком классическими цитатами. Та, что была справа, гласила:

Ей вторила другая цитата:

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Вернувшись в зал, судья Ди увидел, что Минь, Инь и Ляо уже сидят за большим столом. Теперь там стояли четыре большие чашки с рисом, четыре блюда маринованных овощей и одно с соленой рыбой.

— Пожалуйста, простите за скудную пищу, — сказал господин Минь, довольно равнодушно пытаясь соблюсти законы гостеприимства. Взяв палочки для еды, он дал понять, что можно приступать к трапезе, а затем проворчал: — Запасы стремительно убывают. Моему брату следовало позаботиться… — Покачал головой и склонился над чашкой с рисом.

Некоторое время они ели в тишине. Судья проголодался, и простая, здоровая еда пришлась ему весьма по вкусу. Управляющий встал и взял с пристенного столика каменный кувшин и четыре фарфоровые чашечки. Когда тот разливал подогретое вино, эконом кинул на него изумленный взгляд и сварливо произнес:

— Так это вы, Янь, унесли кувшин! Как вы только можете думать о вине на следующий день после смерти барышни Цзи-юй да и в нынешнем нашем положении!

— А что же, по-вашему, пусть нашими винами упьются эти грязные разбойники? — безразлично осведомился управляющий. — И самыми выдержанными тоже? Вы не возражаете, господин Минь?