Ожерелье и тыква-горлянка

ван Гулик Роберт

Повесть о легендарном китайском судье Ди (эпоха Тан).

Прославленный сыщик, он в то же время был известен как блестящий государственный деятель, оказавший заметное влияние на внутреннюю и внешнюю политику Танской империи. Приключения, описанные в настоящей повести, однако, целиком и полностью вымышлены автором.

Перевод О. Завьяловой.

От автора

Судья Ди действительно жил с 630 по 700 год нашей эры во времена китайской династии Тан. Прославленный сыщик, он в то же время был известен как блестящий государственный деятель, оказавший заметное влияние на внутреннюю и внешнюю политику Танской империи. Приключения, описанные в настоящей книге, однако, целиком и полностью вымышлены автором.

Наставник Тыква — благородный даосский отшельник, персонаж часто встречающийся в классической китайской литературе. Даосизм и конфуцианство — две основные исконно китайские философские системы; буддизм пришел в Китай позднее, приблизительно в начале нашей эры. Конфуцианство — учение прагматическое, тесно связанное с мирской жизнью, а даосизм, напротив, — учение мистическое, в основе которого лежит взаимосвязь человека с окружающей средой, с миром природы. Судья Ди, будучи конфуцианцем, испытывает определенную симпатию к даосизму и не приемлет буддизм. Слова Наставника Тыквы часто являются прямой цитатой или парафразом из знаменитого даосского памятника «Даодэцзин», а замечание судьи Ди о том, что Конфуций ловил рыбу удочкой, но не сетью, заимствовано из конфуцианской классической книги «Луньюй».

Сосуды из тыквы-горлянки часто использовали для хранения лекарств, она стала торговым знаком аптекарей. По преданию, в горлянке носили эликсир жизни даосские святые, поэтому она воспринимается еще и как традиционный символ бессмертия. К тому же тыква-горлянка символизирует относительность всего сущего в соответствии с древней пословицей: «Внутри тыквы-горлянки можно обнаружить целую Вселенную». Даже в наши дни можно часто увидеть, как пожилой китаец или японец неторопливо поглаживает горлянку ладонями, что способствует, согласно общепринятой точке зрения, спокойной медитации.

Китайские счеты — «суаньпань» («счетный поднос») — представляют собой прямоугольную деревянную раму с десятью или более натянутыми параллельными проволоками. На каждую проволоку нанизаны семь деревянных костяшек, разделенных по пять и по две на деревянной проволоке, закрепленной в раме вертикально. Каждая из пяти костяшек на первой проволоке означает единицу, каждая из двух костяшек — десяток; передвинутые к вертикальной планке, они соответствуют десяти. Костяшки на второй проволоке считаются десятками, на третьей — сотнями и так далее. Счеты-абака используются для сложения, вычитания, умножения и деления. Литературные источники свидетельствуют о том, что счеты эти были широко распространены в Китае в пятнадцатом веке, однако существовали ли они в своем нынешнем виде во времена судьи Ди — неизвестно. Подробное описание счетов можно найти в фундаментальном труде Дж. Нидэма «Наука и цивилизация в Китае», т. 3. Cambridge, 1959. С. 74.

Что же касается снадобья, которое судья Ди прописывает госпоже Гортензии, то следует отметить, что медицинские свойства растения махуан, дающего эфедрин, были известны в Китае задолго до того, как они стали известны на Западе.

Глава первая

Проехав еще час по затихшему мокрому лесу, судья Ди придержал коня и бросил беспокойный взгляд на густую листву над головой. Он увидел лишь клочок свинцового неба. Моросящий дождь в любую минуту мог превратиться в летний ливень. Черная шапочка судьи и коричневое дорожное платье с черным кантом промокли, капли влаги сверкали в усах и длинной бороде. В деревне, откуда судья Ди выехал в полдень, ему сказали, что к ужину он как раз поспеет в Хэши — Речной город, если будет правильно сворачивать на каждой развилке в лесу. Должно быть, он где-то ошибся, ибо находился в пути уже часа четыре, не видя ничего, кроме высоких деревьев и густого подлеска, не встретив ни души. Умолкли в темных ветвях птицы, запах сырости и прелых листьев, казалось, пропитал одежду. Вытирая усы и бороду концом шейного платка, судья с тоской подумал, что было бы ужасно заблудиться: сумерки сгущались, а лес тянулся без конца и края на много верст вдоль южного берега реки. Выходило, что ему предстоит провести ночь под открытым небом. Судья со вздохом вытащил пробку из тыквы-горлянки — сосуда, привязанного к седлу красным шнурком, и глотнул воды, теплой и затхлой.

Пот стекал с густых бровей. Опустив голову, судья протер глаза, взглянул вперед и замер, пораженный: прямо на него верхом на лошади, неслышно ступавшей по мягкому мху, надвигалась мощная фигура. Всадник казался абсолютным двойником судьи: та же длинная борода и усы, такая же квадратная черная шапочка и коричневый халат с черным кантом, а к седлу красным шнурком с кисточкой привязана большая порыжевшая бутылочная тыква.

Судья снова протер глаза. Взглянув во второй раз, он вздохнул с облегчением. Сумеречный свет и уставшие глаза обманули его. Усы и борода незнакомца были тронуты сединой, и сидел он верхом на старом длинноухом осле. Но через мгновение судья вновь насторожился: короткие пики лежали перед всадником поперек осла. Рука судьи потянулась назад — к рукоятке меча.

Человек остановился и в задумчивости уставился на судью своими большими глазами. Широкое лицо его было покрыто морщинами, и, хотя он ловко держался в седле, костлявые плечи выпирали под ветхой, заплатанной одеждой. То, что судья Ди принял за пики, оказалось всего-навсего парой костылей с загнутыми концами. Судья оставил меч и вежливо спросил:

— Почтеннейший, ведет ли эта дорога в Хэши?