Убийство по-китайски: Смертоносные гвозди

ван Гулик Роберт

Судье Ди, «Шерлоку Холмсу Древнего Китая», предстоит разгадать три загадки: кто обезглавил молодую женщину, кто отравил выдающегося борца и кто свел в могилу торговца тканями? Чтобы это сделать, судья Ди должен пройти через сложный лабиринт заговоров, низких интриг и сильных человеческих чувств.

Предисловие

«Смертоносные гвозди» — пятая, заключительная повесть из цикла «Загадки судьи Ди». В этой книге рассказывается о том, как окружной судья из северной провинции Бэйчжоу раскрыл три сложных преступления; книгу сопровождает схематический план города, а также послесловие с указанием всех источников.

Повести этого цикла относятся к первой половине жизни судьи Ди, то есть к тому времени, когда он служил окружным судьей и переезжал из города в город. Об этом периоде его карьеры мало сведений в древнекитайских хрониках; зато о его жизни в столице летописцы рассказывают подробнейшим образом, поскольку к этому времени судья Ди приобрел славу национального героя. Известно, что он был одним из немногих, кто мог как-то влиять на императрицу У, жестокую тиранку и вместе с тем решительную правительницу, управлявшую огромной Китайской империей в течение пятидесяти лет. Читая летописи, понимаешь, что судья Ди был фигурой поистине выдающейся и что реальные события порой бывают удивительнее и фантастичнее любого вымысла. В летописях повествуется о попытке судьи Ди произвести реформу в государственной администрации и преодолеть царившую там коррупцию; о том, как он был обвинен несправедливо и приговорен к смертной казни, но бежал из тюрьмы и снова добился высокого положения; о том, как впоследствии удерживал У от жестокостей; о том, как предотвратил воцарение на Драконовом троне незаконного наследника У.

Судья Ди умер в 700 г. н. э. в возрасте семидесяти лет. Он оставил двух сыновей; оба сделали хорошую карьеру, но ничем не выделялись на фоне остальных. Однако, как повествуют летописи, внук судьи Ди, Ди Жень-мо, занимавший одну из высших государственных должностей, мудростью и душевными качествами разительно напоминал деда.

Больше никто из рода Ди не занимался политикой; впрочем, несколько раз в этом роду появлялись философы и поэты. Род Ди не угас и поныне: в 1936 г. в Шанхае мне довелось встретиться с одним из потомков судьи Ди. Это оказался необыкновенно любезный пожилой человек, знаток древнего искусства; наша беседа, увы, ограничилась обменом вежливостями. Я не мог предвидеть тогда, что через четырнадцать лет его знаменитый предок будет представлять для меня такой интерес.

Роберт ван Гулик