Чудовище из моря

ван Вогт Альфред

Существо выбралось из воды и некоторое время стояло, покачиваясь, на человеческих теперь ногах. Все казалось ему странно размазанным; затуманенный разум пытался приспособиться к новой форме и холодному прикосновению морского песка под ногами.

Сзади, с освещенного луной пляжа, доносился шорох волн, а впереди...

Ему было странно не по себе, когда оно смотрело вперед, во мрак. Его нежелание покидать линию воды было безмерно. Мучительное беспокойство потрясло его рыбьи нервы, когда оно поняло, что высшая цель не оставляет иного пути, как вперед. Никогда прежде страх не имел доступа в его холодный рыбий разум, но теперь...

Воздух мрачной ночи разорвал хриплый грубоватый смех, и существо содрогнулось. Этот принесенный мягким теплым пассатом, странно искаженный расстоянием, бестелесный смех пронзил полумрак лунной ночи, придя с другой стороны кораллового острова. Именно этот горловой, дерзкий смех вызвал хриплый отклик из горла чудовища. Ледяная, безжалостная, насмешливая гримаса исказила его лицо, на мгновение сделав его похожим на морду тигровой акулы. Стальные зубы металлически щелкнули, как зубы акулы, атакующей жертву.

Спазматически дыша, чудовище набрало воздуха в легкие. После короткого мгновения возвращения к первичной рыбьей форме, воздух показался ему удивительно неприятным, сухим и горячим; оно почувствовало, что задыхается, и мучительно закашлялось, давясь белой пеной. Ухватившись сильными — человеческими теперь— пальцами за шею, оно стояло так некоторое время, борясь с темнотой, заливающей его разум.