Крылатая тварь

де Камп Лайон Спрег

Картер Лин

Пиратский парусник «Ястреб» достиг берегов острова чародея Сиптаха. Капитан Гонзаго решил раз и навсегда покончить с колдуном, который много лет обирал суда, бороздящие просторы океана вблизи своего острова.Однако на острове команда встретила ужасную крылатую тварь, служащую колдуну. Справиться с ней оказался в силах только помощник капитана, Конан из Киммерии.

Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.

Крылатая тварь

1. Смерть, витающая в воздухе

В небесах над побережьем Западного океана пылал багровый огонь; закат брызнул свои кровавые краски и в морскую синеву, объял горизонт пламенными крыльями, поджидая, когда солнце уйдет на покой, спрячется за темным плащом ночи. Но день еще не угас, и тихие воды небольшой бухточки алели в солнечных лучах, отражая зарево заката. Бухту, окруженную песчаным пляжем, пересекал баркас. Когда киль его коснулся дна, гребцы попрыгали в воду и оттащили суденышко подальше на берег, к густым зарослям, чтобы начинающийся прилив не унес их посудину обратно в море.

Ласковые прибрежные волны касались босых ступней мореходов; лишь немногие из них щеголяли в высоких, достигавших колена, кожаных сапогах. Зато у всех был обернут вокруг талии цветной шарф, а за ним торчали кинжалы, кривые сабли или длинные палаши. Экипаж суденышка представлял собой разнородную и красочную картину; большая часть команды происходила из Аргоса, но среди этих приземистых крепких парней с каштановыми волосами попадались и зингарцы — высокие стройные брюнеты, а также люди из Шема — коренастые, широкоплечие, с крючковатыми носами, до глаз заросшие курчавыми черными бородами. Не было сомнения, что эти люди — пираты, члены многочисленного братства авантюристов и искателей добычи, бороздивших воды Западного Океана.

Среди них выделялся своим видом единственный стигиец — очень высокий, худой, с наголо обритым черепом сверкающими, как жесткие черные агаты, глазами. Одет он был в короткую тунику и сандалии с ремешками. Товарищи звали его Мена–колдун; он был полукровкой, рожденным вне брака. Сын шемитского жреца и женщины из стигийского города Кеми.

Подтащив баркас к зарослям, мореходы постарались, как можно тщательнее замаскировать свое судно. Командовал ими широкоплечий человек гигантского роста с закаленной жарким солнцем и выдубленной солеными ветрами бронзовой кожей. Его лицо было покрыто шрамами в отличие от большинства остальных пиратов, гладко брито; на плечи спадала тяжелая грива спутанных черных волос, из–под густых темных бровей холодным блеском сверкали глаза цвета сапфира. На боку великана висел изогнутый меч, за пояс был заткнут длинный кинжал. Родом он был из далекой горной страны Киммерии, звали его Конаном.

Вслед за первым к песчаному берегу залива пристал еще один баркас. В некотором отдалении, не заходя в бухту, покачивалось на волнах судно гораздо больших размеров — пиратский парусник «Ястреб». Матросы потащили второй баркас к тем же зарослям. Его командир подошел к Конану, который внимательно наблюдал, как его люди прикрывают борта огромными пальмовыми листьями, дабы оградить баркасы от постороннего любопытного взора. Этот человек был зингарцем — смуглым, с орлиным носом, тонким и выступающим вперед острым подбородком, украшенным небольшой темной бородкой. Капитан Гонзаго был из самых удачливых и жестоких барахских корсаров. Конан уже около месяца служил у него в качестве первого помощника

2. Волшебный кристалл

Отряд пиратов, стремясь до наступления темноты миновать как можно большую часть дороги, быстро продвигался в глубь острова. Впереди шли два человека, прорубавшие длинными тяжелыми ножами путь среди густых зарослей; они также делали на деревьях зарубки, чтоб легче было найти обратную дорогу. Когда эта пара уставала, их сменяла следующая, поэтому двигались пираты с изрядной скоростью.

Пока ничто не говорило о том, что может подтвердиться мрачное предсказание Мены–колдуна. Пиратам не встречались звери более опасные, чем дикие полосатые свиньи, опрометью бросавшиеся при их появлении в кусты. Один раз они видели одинокую змею, но и та, мелькнув блестящим пятнистым телом, тоже мгновенно исчезла в зарослях

Словом, все шло настолько успешно, что это начинало вызывать у Конана определенное беспокойство. А через некоторое время пробудился внутренний инстинкт варвара, и Конан тоже стал ощущать что–то недоброе. В его голове промелькнула та же мысль, что и у Мены, — пожалуй, было бы лучше, если б Гонзаго не влезал в это подозрительное и странное дело.

Башня, к которой двигался пиратский отряд, возвышалась на берегу маленького безымянного острова близ побережья материка, где проходила граница между Стигией и Кушем, к югу от стигийской столицы Кеми. Ходили упорные слухи, что на этом островке обитает могущественный стигийский колдун Сиптах, что живет он там один в компании с множеством страшных сверхъестественных чудовищ, вызванных его заклинаниями то ли из неведомых глубин преисподней, то ли из других миров и эпох. Кроме того, среди пиратов Барахского архипелага считалось, что в башне, где живет этот маг, собрано огромное богатство — золото, серебро, драгоценные камни, поднесенные колдуну, как плата за помощь или же, как откуп от его враждебных заклинаний. Но капитан Гонзаго прибыл на этот остров не для того — или, скорее, не только для того, — чтобы разграбить эти несметные сокровища

Одна из многочисленных легенд гласила, что в очень давние времена стигийский колдун похитил из древней гробницы в пустыне волшебный амулет, обладающий невероятным могуществом. Амулет этот представлял собой большой прозрачный кристалл, на гранях коего были вырезаны таинственные письмена на никому не понятном языке. Корсары и морские торговцы на побережье Зингары, Аргоса и Шема верили, что Сиптах, обладатель магического кристалла, может благодаря ему повелевать не только духами четырех стихий — земли, воздуха, воды и огня, но и пришельцами с Серых Равнин, демонами, обитающими в подземном царстве.

3. Гибель стигийца Мены

Пожалуй, он принял окончательное решение лишь тогда, когда встретился по случаю в одном из портовых кабаков Мессантии со стигийцем Меной. Убедившись в его магических талантах, Гонзаго успокоился теперь, дабы противостоять колдовству Сиптаха, у него под руками будет свой чародей. И капитан отдал приказ готовить свой парусник «Ястреб» к морскому походу.

Теперь, следуя за пиратами, прорубавшими путь в зарослях, он с удовлетворением думал о том, что правильно сделал, высадившись не рядом с башней Сиптаха, а на противоположном конце острова. Хотя переход сквозь джунгли и представлял определенную сложность, зато колдун — в том случае, если он еще жив — до поры, до времени не увидит приставшие к острову парусник и баркасы. Его люди, размышлял Гонзаго, никем не замеченные доберутся до башни, и останется только вломиться в неё или взять штурмом и заполучить волшебный кристалл. Ну, а если в придачу к камню они захватят и богатейшую сокровищницу колдуна, возражать против этого никто не станет — а уж он, Гонзаго, тем более.

Однако капитан был человеком предусмотрительным — иначе он не дожил бы до своих лет, занимаясь столь опасным ремеслом, как разбой и пиратство. Он полагал, что стоит избегать любых неожиданностей, и потому, когда отряд добрался до лесной опушки, за которой возвышалась молчаливая и мрачная башня, Гонзаго подозвал к себе Мену–стигийца и тихо спросил:

— Ты способен сотворить какое–нибудь колдовство, защищающее нас от магии Сиптаха'?

— Вряд ли, — покачал головой Мена. — Но я думаю, что мне удастся на короткое время отвести его взгляд, и тогда вы сможете беспрепятственно добраться до башни.

4. Неприступная башня

Пираты, как и их командиры, тоже были охвачены смертельным ужасом, однако, этим отчаянным головорезам и в голову не пришло бежать с острова, покинув его с пустыми руками.

Гонзаго принял решение не откладывать штурм башни — возможно, надеясь на то, что острые клинки способны одержать верх над самыми могущественными чарами. Он повел за собой отряд; корсары, угнетенные загадочной гибелью колдуна Мены, двигались молча, лишь изредка обмениваясь отрывистыми фразами.

Впереди замаячил песчаный холм. Увязая по щиколотки в песке, Конан первым оказался на его вершине.

В ночной тишине слышались лишь шум прибоя, стрекотание цикад да пронзительные крики чаек. С вершины прибрежной дюны в призрачном свете луны киммериец увидел тускло поблескивающие серебром волны, набегающие на берег. На расстоянии нескольких десятков шагов в озаренном светом луны небе перед ним мрачной тенью выделялся силуэт башни — как указующий вытянутый вверх перст.

Башня была очень высокой, цилиндрической формы, и поверху опоясанной широкой крытой галереей. С виду она казалась необитаемой, но было ясно, что когда имеешь дело с колдовством, тем более столь могущественным, доверять внешнему виду никак нельзя. Страшная смерть Мены не только лишила отряд магической поддержки, но и доказывала, что Сиптаху известно об их присутствии на острове. Люди Гонзаго не могли теперь воспользоваться преимуществом внезапного нападения, и им оставалось лишь идти на открытый штурм.

5. Вещий сон

Когда Конану, наконец, удалось забыться тревожным сном, перед его затуманенным взором все равно маячил морской берег, где, вокруг костра, вповалку лежали его товарищи.

Одного из них — высокого, тонкого, похожего на аристократа зингарца — киммериец легко узнал: это был капитан Гонзаго.

В видении Конана капитан сидел у огня, завернувшись в широкий плащ и вперившись взглядом в догорающие угли. В этот момент из зарослей показалась некая темная фигура, также с головы до ног закутанная в плащ. Киммериец не мог понять, кем был этот таинственный незнакомец, но было в нем что–то странное. Что именно?

Непривычная удлиненная форма черепа. Непонятная согбенность? Горящие хищным звериным огнем глаза?. Конан, наблюдавший в своем сне появление загадочной фигуры, понять этого не мог.

Капитан Гонзаго, не замечая ничего вокруг, продолжал недвижно сидеть, уставившись в огонь. Конан пытался окликнуть его, позвать, предостеречь, но, как часто бывает во сне, не мог ни шевельнуться, ни произнести ни звука.