Потерянные во времени

де ла Круз Мелисса

Вампир-полукровка Шайлер ван Ален вместе с мужем Джеком отправляется в Египет, где намеревается найти Катерину Сиенскую, Хранительницу Врат Обетования. За ними по пятам гонится Мими – сестра-близнец Джека. Она жаждет мести и надеется вернуть из ада своего возлюбленного. Тем временем мать Шайлер, королева вампиров Аллегра, надеется раскрыть страшный секрет своего брата. И на фоне всех этих событий преисподняя готовится к вторжению в рай. И только Шайлер может спасти вампиров от гибели.

Новая книга сериала, разошедшегося миллионными тиражами!

Флоренция, декабрь

Шайлер не спала всю ночь. Она лежала и смотрела на пересекающиеся деревянные балки потолка или бросала взгляд в окно, откуда виднелся кафедральный собор, розовато-золотистый в свете наступившей зари. Ее скомканное свадебное платье валялось на полу рядом с черным смокингом Джека. Вчера вечером, когда гости, прощаясь с новобрачными, ласково обняли и осенили обоих благословляющим жестом, они словно проплыли над брусчаткой улиц и вернулись в свою комнату. Шайлер и Джека переполняло счастье, которое они наконец-то обрели. Молодожены были одновременно возбуждены и утомлены чередой событий, сопутствующих заключению уз.

В тусклом утреннем свете Шайлер обняла Джека, тот повернулся к ней, и они прижались друг к другу. Его подбородок касался ее лба, а ноги их переплелись под льняной тканью пухового одеяла. Шайлер положила руку на грудь юноши, чтобы почувствовать размеренное биение его сердца, и подумала: когда им снова доведется лежать вот так вместе?

– Мне нужно идти, – вымолвил Джек хрипловатым после сна голосом. Он крепко обнял Шайлер, и его дыхание защекотало ей ухо. – Я не хочу, но так надо. – В его словах послышалась тихая просьба о прощении.

– Я знаю, – отозвалась Шайлер. Она обещала быть сильной, и она сдержит слово. Она не подведет Джека. Но если бы только завтра не наступало никогда! Если бы только она могла продлить ночь!

– Но не сейчас. Взгляни: на улице темно. Ты слышал пение соловья, а не жаворонка, – произнесла девушка, сочувствуя Джульетте, умолявшей Ромео остаться с ней, сонной и любящей, но уже трепещущей перед будущим. Шайлер пыталась удержать нечто хрупкое и драгоценное, будто только эта ночь могла защитить их любовь от надвигающегося рока, а день нес с собой одно горе.

Семь месяцев спустя

Глава 1

Рай

Они уехали из Александрии в тот день, когда в город хлынула толпа, спасающаяся от каирской жары.

– Мы, похоже, всегда движемся не в ту сторону, – заметила Шайлер, наблюдая за машинами, ползущими с черепашьей скоростью по встречной полосе. Была середина июля, солнце стояло в зените. В седане, взятом напрокат, кондиционер дышал на ладан. Шайлер приходилось держать ладони прямо перед отверстиями для вентиляции, чтобы хоть чуть-чуть охладиться.

– А может, наоборот, и мы движемся именно в нужном направлении, – улыбаясь, возразил Джек и надавил на газ посильнее. По сравнению с людьми, стремящимися отдохнуть на побережье, в столицу направлялось совсем мало автомобилей. Их поездка напоминала круиз, если, конечно, это слово подходило для описания хаоса, который творился на шоссе. Дорога, идущая через пустыню к Александрии, славилась кошмарными столкновениями автобусов и разнообразными происшествиями со смертельным исходом. Нетрудно понять истинную причину: машины неслись с ужасающей скоростью, перескакивая из ряда в ряд без предупреждения, а над ними, словно буи на волнах, возвышались громадные грузовики. Трейлеры рыскали из стороны в сторону в стремлении обогнать надоедливых соседей. Время от времени кто-нибудь налетал на «лежачего полицейского» или на выбоину в асфальте (разумеется, без предупредительных знаков). Тут и там валялись неубранные обломки и мусор – кренящиеся машины с визгом тормозили, создавая огромную пробку. Шайлер радовалась, что Джек оказался отличным водителем. Он инстинктивно знал, когда следует прибавить или сбросить скорость. Они проносились мимо всех, умудряясь оставаться без единой царапины, и легко избегали дорожных опасностей.

По крайней мере, они ехали не ночью, когда в машинах даже не включали фары, ибо египетские водители верили, что так тратится слишком много бензина. Вампирам это, естественно, не мешало, но Шайлер всегда беспокоилась о несчастных людях, летящих вслепую и буквально сломя голову, словно нетопыри в пещере.

Уже семь месяцев они жили в Александрии, бродя по колоритным кафе и потрясающим музеям. Правители возводили этот город, желая затмить легендарный Рим и Афины. Клеопатра сделала Александрию подножием своего трона. И хотя здесь по-прежнему встречались осколки прошлого – каменные сфинксы, изваяния и обелиски, – на самом деле в шумном мегаполисе не осталось почти ничего от древней цивилизации.

Глава 2

Ад

Полет из Нью-Йорка в Каир всегда кажется немного сюрреалистическим. Это было известно и Мими Форс, которая восседала в салоне первого класса и встряхивала кубики льда в коктейле. Уже несколько часов они летели над бесконечной пустыней. На многие мили раскинулись лишь золотистые песчаные дюны, но внезапно, словно из праха, восстал город – огромный и бесконечный, как предшествовавшее ему ничто. Столица Египта представляла собой золотисто-коричневое скопление высоких зданий, соперничающих за место. Они скучивались так тесно, что казалось, будто их водрузили друг на дружку, словно детские кубики. Все разом обрывалось у зеленой границы Нила.

При виде Каира в сердце Мими вспыхнула вера. Час пробил. Теперь она вернет Кингсли. Она скучала по нему сильнее, чем прежде. Она яростно цеплялась за надежду вновь увидеть его улыбку, вновь ощутить тепло взаимных объятий. Когда во время злосчастного заключения уз на них обрушилась Серебряная кровь, храбрые и самоотверженные действия Кингсли спасли ковен. Но в результате душа его оказалась в седьмом круге преисподней. При мысли о том, как он страдает, Мими содрогнулась. Ад не для слабаков. Хотя Мими знала, что Кингсли выдержит, она не желала, чтобы он оставался там ни минуты более.

Ковен нуждался в его мужестве и остром уме. Кингсли Мартин – самый храбрый и боеспособный венатор. Но еще сильнее он необходим Мими. Она никогда не забудет, как Мартин смотрел на нее за миг до исчезновения – с такой любовью и печалью! Она никогда не знала подобной любви с Джеком. Мими поняла, что брат-близнец никогда не испытывал к ней ничего подобного. С Кингсли она осознала, какова есть истинная любовь, но лишилась всего так быстро, что едва успела постичь реальность этого чувства. Сколько она насмехалась над ним и дразнила! Сколько времени они потеряли! Почему она не уехала с ним в Париж, когда он попросил ее перед заключением уз?!

Ну, ладно. Она прилетела в Египет, чтобы спасти Мартина. Их воссоединение возможно. Мими захлестнула эйфория.

Но бьющий через край энтузиазм мог угаснуть перед лицом множества докучливых происшествий, сопровождающих международный рейс. На таможне Мими заявили, что виза неправильно оформлена. К тому времени, как она прорвалась через паспортный контроль и забрала багаж, водитель, присланный отелем, подобрал другого пассажира. Мими пришлось сражаться с толпами туристов, ловящих такси.

Глава 3

Беатриче

Аллегра ван Ален много раз бывала в Сан-Франциско во время прошлых жизненных циклов. Сейчас же она избегала этого города так, словно у нее обнаружилась на него аллергия. Всякий раз, когда дела конклава требовали поездки на западное побережье, Аллегра находила способ уклониться, подбирала на свое место другого вампира или решала вопрос путем селекторных совещаний.

Но наконец ей исполнился двадцать один. Осенью 1989 года она вновь полностью овладела своими воспоминаниями и силами и решила, что в поездке не будет вреда. Весной она закончила колледж. Во время церемонии высокая и величавая девушка стояла на помосте рядом с братом и сжимала в руке алюминиевый значок (сами дипломы позднее выдал секретарь колледжа). Поразительно, каких успехов ей удалось достичь – особенно если учесть, что вся учеба в старших классах оказалась скомкана из-за беспорядочных прыжков из одной школы в другую. А репутация у этих заведений бывала всякая. После того как на третьем году обучения Аллегра внезапно ушла из академии Эндикотт, она отказалась возвращаться в Дачезне и бесцельно слонялась по северо-восточному «коридору» частных школ, время от времени меняя их прямо посреди семестра, из чистой прихоти.

Корделия полагала, что у дочери нет шансов получить приглашение в престижный университет, расстеливший красную ковровую дорожку для Чарльза. Но мать недооценила воздействие их фамилии и притягательность прославленной семейной истории (можно упомянуть и щедрые многолетние пожертвования). Приглашение Аллегре прислали. Колледж оказался горючей смесью, состоящей из вечеринок и драм. Девушка с удовольствием погрузилась в студенческую жизнь, выказывая энергию и целеустремленность, совершенно отсутствовавшие в бродячие школьные годы. Она словно покончила с ужасной ошибкой, совершенной в Эндикотте, – с тем происшествием, когда влюбилась в собственного фамильяра и подвергла угрозе собственные узы. Итак, Аллегра приняла свою судьбу и положение в сообществе Голубой крови. Чарльз был доволен.

Вскоре ей предстояло заключить узы со своим близнецом и в полной мере воспринять все наследие. Девушка предвкушала очередной плодотворный жизненный цикл с Чарльзом. Они стояли во главе сородичей, подавая им пример, как и было от начала времен. За прошедшие годы они носили различные имена – Юния и Кассий, Роза и Майлз, – но всегда оставались Михаилом и Габриэллой, защитниками райского сада, Несовращенными, архангелами Света.

Она оказалась в Сан-Франциско из-за Чарльза. В нынешнее время они редко разлучались, и когда он попросил Габриэллу поехать с ним, девушка незамедлительно согласилась. Тем утром Чарльз спозаранку отправился на встречу с группой местных старейшин. Собрание организовали по случаю чрезвычайного происшествия с группой молодых вампиров. Аллегра забеспокоилась, но юноша заверил ее, что речь пойдет о вполне традиционных неурядицах, сопутствующих Трансформации. Отклонения случались всегда. У некоторых воспоминания пробуждались слишком рано, вызывая частичное затемнение сознания, или кататонию. Другим не всегда удавалось совладать с жаждой крови. Старейшины – отъявленные паникеры.

Глава 4

Ножи на рынке

Шайлер никогда не видела зоны отдыха, сопоставимой с «Замбези». Перед глазами предстал не традиционный комплекс ресторанов и парков, где семьи привыкли устраивать пикники, наслаждаясь послеполуденной прохладой. Здесь создали полномасштабное сафари в африканском стиле. Приветливые сотрудники объяснили, что зоопарки в стране вовсе не редкость, диких животных можно увидеть везде, особенно на туристических маршрутах между крупнейшими городами Египта. Хозяин «Замбези» устроил свое владение в подражание африканскому вельду, населив его зебрами и львами.

– Похоже, по пятницам популярна львиная охота, – сообщил Джек, читая рекламный проспект. – Они пускают свинью в загородку к хищникам, и львица…

– Хватит! – прервала Шайлер, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться. – Это ужасно!

Они улыбнулись друг другу и взялись за руки. Более сильных проявлений чувств на публике оба старались не допускать. Способность Шайлер изменять черты лица, наряду с многослойными нарядами, позволяла девушке без проблем сливаться с толпой. В Алексе она обычно прятала волосы под черным шелковым шарфом. Шайлер заметила, что не все египтянки носили чадру, хотя встречались ей горожанки, укрытые паранджой с головы до пят. Но большинство предпочитали элегантные яркие платки с джинсами и футболки с длинным рукавом. Богатые женщины, увешанные драгоценностями, делали укладки в салонах красоты и вообще не снисходили до платков. Единственное неудобство заключалось в том, что Шайлер не могла появляться на улицах, не изменив своей внешности на более зрелую. Не то чтобы здесь таилась опасность, но у здешних молодых девушек было не принято ходить по городу в одиночку. Они перемещались группами либо в сопровождении родственника-мужчины. Шайлер с Джеком не хотели привлекать внимания и старались придерживаться местных обычаев.

Они завершили поздний обед и, покинув зону отдыха, вернулись на трассу, продолжать сражение с безумным дорожным движением.

Глава 5

Пирамиды Гизы

У входа в отель их ждал элегантный черный лимузин. Шофер в униформе поклонился и открыл дверцу.

– Вот так-то лучше, – заметила Мими, радуясь, что сегодня не придется заниматься ловлей такси.

– А я и не сомневался, – улыбнулся Оливер. – После твоего скандала!

Пирамиды находились неподалеку от гостиницы, но Мими и Оливеру оставалось только гадать, когда же они к ним приблизятся. Автомобиль двигался через толпу с черепашьей скоростью. Многие думают, что пирамиды расположены посреди пустыни, одиноко возвышаясь на фоне бескрайнего неба. Но в действительности они находятся рядом с многолюдными пригородами Гизы. Вокруг сооружений царит ярмарочная суета. Здесь можно видеть туристов со всего света, школьные экскурсии, сувенирных «ястребов-зазывал», плюющихся верблюдов и бешено размахивающих флажками экскурсоводов. Если бы Мими уделяла больше времени упражнениям на восстановление памяти, то поняла бы, что так было всегда. Пирамиды возводились при фараонах Голубой крови. В гломе они являлись своего рода окнами в своде, маяками для душ, Ка, чтобы те могли отыскать путь домой. Но после завершения строительства Красная кровь принялась слетаться к гигантам, как мотыльки на огонь, восхищаясь их размерами и строгими формами. Вампиры не понимали подобного тяготения, но так повелось, что пирамиды изначально служили развлечением для толпы.

Наконец водитель припарковался, и они вышли из лимузина. Мими заслонила глаза ладонью от слепящего солнечного света и взглянула на величественные постройки. Они поистине огромны, каждый блок – выше самого рослого человека! Мими не забыла, что раньше камни казались намного красивее, ведь их облицевали отполированными плитами белого известняка. Какая жалость, что через тысячелетия все содрали, дабы использовать для других целей! Облицовка сохранилась только на вершине Хаффры – второй по величине пирамиды.