Чужак

дель Рей Лестер

Невысокие волны лениво качали поверхность Тихого океана, и паруса десятиметровой шлюпки еле-еле надувал бриз. Ларри Кросс, навалившись коренастым телом на штурвал, всматривался из-под руки в небольшой скалистый островок по левому борту. Это оказался первый клочок суши, который он увидел за последние три дня, но его здесь не должно было быть — на этом месте в лоции красовался лишь коралловый риф. Мало-помалу островок медленно отползал назад. В сущности его появление не имело особого значения для планов Ларри.

Из каюты послышался громкий храп, и горькая усмешка искривила губы Кросса. Он так тяжело вздохнул, что давно нестриженные светлые патлы встали дыбом, а потом упали на глаза. Откинув привычным жестом волосы, Ларри пожал плечами и заставил себя не думать ни о себе, ни о пьяном Оле Симондсе.

Не мешало бы выкинуть Ола за борт, часто думал Ларри, когда тот в очередной раз напивался. Это случалось уже неоднократно: стоило шлюпке попасть в полосу штормов, как Ол, сам не свой от страха, принимался хлестать виски, пользуясь неограниченным запасом этого зелья.

Но Ларри так часто не выполнял своих замыслов — лишь мысленно совершая решительные и мужественные шаги — что Олу, конечно, и теперь не грозила перспектива нахлебаться соленой водички. Вот и с этим путешествием. Если бы хватило воли, Кросс ни за что не поддался бы на уговоры Симондса участвовать в такой сумасшедшей затее — обойти земной шар на маленькой шлюпке, владельцем которой, кстати, являлся сам Ларри.

Ларри хотел сбежать в первом же порту и даже отважился на это в Кейптауне, но сейчас, когда Новая Зеландия осталась где-то далеко позади и до дома оставалось рукой подать, он перестал помышлять о бегстве. Добравшись до родной земли, он — как и договаривались — напишет книжку, на обложке которой будут красоваться их имена, да только Симондс, конечно, присвоит себе не только славу «великого морехода», но и львиную долю денег, которые предполагалось поделить на двоих.