Доброта

дель Рей Лестер

Homo Sapiens мутировали в Homo Intelligens — произошли быстрые, заметные изменения клеток мозга, и теперь люди могут мгновенно делать верные выводы из обрывков информации, а их разговоры перескакивают через целые логические ступени. Дэнни — последний нормальный человек в мире сверхлюдей. Насильная доброта и жалость всех окружающих по отношению к нему вызывают у него комплекс неполноценности. Уживется ли он в таком мире?

fantlab.ru © Ank

Порыв ветра вырвался из-за угла и пронесся мимо отдельно стоящей скамейки в парке. Он подхватил газету, лежащую на земле, и развернул ее. Потом унес часть ее с собой, причем страницы с штатным комиксом оказались наверху. Дэнни встал и вышел туда, где было посветлее. Он посмотрел на страничку для детей.

Но у него не было никакой цели. Он не стал поднимать газету. В мире, где даже комиксы для детей нуждались в объяснении, ничто не могло иметь значения для Homo Sapiens — последнего нормального человека во всем мире. Он затолкал газету ногой под скамейку, где она больше не могла напоминать ему о его недостатках. Было время, когда он пытался объяснить все при помощи логики и найти смысл всех вещей. Иногда это ему удавалось, но чаще нет. Тогда он предоставил это естественному интуитивному мышлению окружающих. Ничего не может быть большим маразмом, чем шутка, которую приходилось обстоятельно объяснять.

Homo Sapiens! Тип человека, который выбрался из пещер и постиг тайны атомной энергии, электроники и всяких чудес древности — человек «разумный», как это переводится с латинского. Предки — властители древней Земли — сократили это обозначение до «homo sap». Здесь «sap» звучало как «дурак». Тогда еще смеялись над этой шуткой, потому что не было никакого другого человеческого типа для конкуренции. Сегодня это была уже не шутка.

Теперь нормальный человек был «сапом» для homo intelligens — человека интеллигентного, который теперь был хозяином мира. Дэнни теперь был пережитком, последним нормальным человеком в мире сверхлюдей. Он ненавидел сам факт своего рождения и то, что его мать умерла при родах, оставив ему в наследство лишь одиночество.

Услышав шаги молодой пары, он вернулся на скамейку и надвинул шляпу на лицо, чтобы его не узнали. Но они были так заняты собственными делами, что прошли мимо, не обратив на него внимания. До его ушей донеслись какие-то обрывки разговора. Он повертел их в уме, пытаясь понять; существовало бесчисленное множество вариаций.