Крушение небес

дель Рей Лестер

В одном из параллельных миров Земли всё подчиняется магии и астрологии. Под собственным созвездием люди не болеют, но при переходе Солнца в новое созвездие у них меняется характер. Небо над миром твёрдое, внутри этой оболочки заключены Солнце, звёзды и планеты. Небосвод окружен слоем флогистона — газа с отрицательным весом, не пригодного для дыхания. Небо над миром стало трескаться и отваливаться кусками, вместе со звёздами и планетами. Из-за этого не выполняются магические законы. Чтобы починить небо, сатеры (правители) стали воссоздавать великих учёных и строителей с настоящей Земли: Эйнштейна, Калиостро, строителей египетских пирамид и пр. В их числе оказался и Дэйв Хэнсон, дядя которого соорудил громадную стену-отражатель вдоль всей Северной Канады для улучшения климата в Америке. Дэйв попадает к сатерам для починки неба. Но не всё так просто после ремонта.

fantlab.ru © Ank

Глава первая

— Дейв Хансон! Силой истинного имени вызываем клетки тела и свойства характера, ка и ид, эго и…

Дейв Хансон! Это имя всплыло из кромешной тьмы, проникая в него, возрождая его из небытия. Он вдруг осознал, что жив, и удивился. Он вдыхал воздух, обжигающий легкие. Почему учащается дыхание?! Он же умер!

Гоня из мозга бредовые видения, он взял себя в руки и сделал еще один вдох. На этот раз воздух обжигал слабее, и он смог оценить окружающие его запахи. Отвратительной больничной вони он, вопреки ожиданиям, не почувствовал. Вместо этого в ноздри проникал ядовитый дым серы, зловоние жженых волос и приторный аромат ладана.

Он подавился этими запахами. Диафрагма напряглась от острой боли в давно не тренированных мышцах, и он чихнул.

— Хороший знак, — произнес мужской голос. — Только живое существо способно чихать. Но если не поможет саламандра, его шансы очень невелики.

Глава вторая

Все попытки привести его в чувство, по-видимому, не увенчались успехом. Большую часть времени он бредил; иногда умирал, и после энтропийной смерти наступал абсолютный холод, долгий, как космос. Иногда Дейв блуждал в ужасных фантазиях. И всегда, даже в бессознательном состоянии, он, казалось, отчаянно старался не развалиться на части внутри себя.

Когда он пробудился, девушка по-прежнему была возле него. Он узнал, что ее зовут Нема. Обычно здесь же находился и крепко сбитый Сир Перт. Иногда Дейв видел Сатера Карфа или какого-то другого старика, работающего с необычным оборудованием, напоминающим знакомые капельницы. Однажды он увидел над собой железное легкое и почувствовал, что по его лицу проходит тонкий жгут.

Он хотел было его сбросить, но рука Немы помешала.

— Не тревожь сильфа, — велела девушка.

Потом он очнулся, когда вокруг него возникла какая-то суматоха: то ли возбуждение, то ли паника. Он пребывал в полубреду, но видел людей, быстро опутывающих сетью или чем-то подобным его кровать, и видел что-то мокрое и густое, шлепающее и текущее от двери, невосприимчивое к протестам медперсонала. Кто-то выкрикивал приказы, среди них были адресованные какой-то русалке. Саламандра в груди у Дейва забралась глубже и, казалось, блеяла при каждом крике чудовища у двери.