Остановившись в гостинице «Ашхабад», Парамонов тут же пошел по следу. След вел в уголовный розыск города, где у Парамонова уже были друзья. Шустикова в местном угрозыске знали отлично: внештатный киноактер, за границу не выезжавший, а только оклеивающий чемодан этикетками иностранных отелей, не чистый на руку игрок, раза два отсидевший за кражу и фактически живущий на средства матери.

Артистку Еленскую тоже хорошо знали в городе, и не столько как местную кинозвезду, сколько как несчастную женщину, содержавшую лодыря и пьяницу сына.

— Чем могу быть полезной? — сдержанно приветствовала она инспектора Парамонова.

— Вы знаете о судьбе вашего бывшего мужа? — спросил тот.

— Знаю. В газетах было сообщение о его преждевременной смерти. Отчего он умер?

Парамонов рассказал.

— Я приехал выяснить, не можете ли вы помочь нам в расследовании дела.

— Едва ли. С Заболотским разошлась давно и не встречалась. К нему только ездил мой сын клянчить денег.

— Для вас?

— Что вы! Он и меня до копейки обобрал.

— И вы терпели?

— Что ж поделаешь? Сын.

Парамонов отважился спросить прямо:

— Вы не считаете его повинным в смерти вашего мужа?

Без единой кровинки в лице Еленская долго молчала.

— Вообще-то, он на все способен. Только не думаю, что он докатился до такой гнусности. Деньги у мужа были?

— Три тысячи. Они исчезли.

Еленская сжала синеватые губы:

— Ничего не могу вам сказать. Способен? Да. Расследуйте, судите, наказывайте. Если виноват, слез не будет.

Парамонов сообщил о разговоре по междугородному телефону. Трубку взял Кершин:

— Вам придется задержаться, Парамонов. Не было никакой партии — это установлено. Профессор играл в одиночестве. Решал этюд: так это у них называется…

— Взяли убийцу?

— Вечером возьмем. Кротова сама к нам пришла. Она — давняя приятельница матери Шустикова. Он у нее тогда и ночевал, и брошь подарил. Подробности выясняйте у Еленской: пусть она расскажет о своей дружбе с Кротовой, об ее отношении к Шустикову. И еще: деньги, скорее всего, должны быть в Ашхабаде. Ищите.