Аннотация:

Ироничный роман-фэнтези о могущественном магическом роде, мужские представители которого достаточно легкомысленны, чтобы попадать в затруднительные ситуации. Вообще-то, такое с представителями слабого пола, по недоразумению называющего себя сильным, встречается сплошь и рядом. Но отрадно, и, особенно, в наше время, что затруднения решаются с минимальным возможным вредом для окружающих. С элементами традиционной лёгкой эротики. Детям до 16 лет читать не обязательно.

Содержание

Часть первая.

Лон. Ловушка для Монстра.

Часть вторая.

Карстен. Завоевание королевства.

Часть третья.

Лойт. Ошибка Монстра.

Часть первая.

Лон. Ловушка для Монстра.

Монстр - дословно, Одна Звезда.

Монастырь - Место обитания Звёзд.

Книга Перемены Мест

Откуда я знаю, что я думаю?

Вот скажу - тогда узнаю!

Алиса в Стране Чудес

- Паспорт, пожалуйста, - пограничник с таможенником были вежливы и улыбчивы.

- Лон Версорио, - произнесла лейтенант пограничной стражи, между прочим, вполне себе симпатичная девушка.

После произнесения ключевого слова "Версорио" улыбчивость у этой сладкой парочки сняло как рукой. Из этой парочки таможенник в чине капитана не застыл в отличие от симпатичной лейтенантши, изображая скульптурную группу с полураскрытым ртом и изрядно выпученными глазами, несколько десятых секунды всего прошло, как он приступил к беседе со мной. Эти доли секунды он глаза не выпучивал, а веселое выражение лица переменил на выражение игрока в покер, имеющего как минимум "каре" на руках. Я понял, что какую-то специальную опцию личного процессора он задействовал или более того - активно пообщался, пока у него менялось выражение лица с кем-то через свой процессор.

Подумалось мне: "Странно все как-то, никакого наплыва прибывших не видно - и аж целый капитан таможенной охраны на единственной стойке регистрации и то не таможенной, а пограничной стражи".

- Господин Версорио, во избежание недоразумений, разъясните нам как официальным лицам - вы действительно имеете принадлежность к императорскому дому "Версорио" или имеются иные обстоятельства? - произнес таможенник.

Смотрел на его каменное лицо и не мог поверить: "Вот и вторая странность. Личности прибывающих - обязанность пограничной стражи, то есть вопрос должна была задать девушка, а капитан тут как тут за чужой стойкой и немедленно принялся уточнять мою личность. Неужели утечка? Не может быть - только два часа назад буквально перед отправлением старшему брату только и сказал, куда убываю поразвлечься. До этого никто не мог знать о моих планах, так как и сам о них еще не знал, даже регистрацию убытия нагло игнорировал. Даже если брат, будучи шпионом вражеской разведки, что совершенно невероятно для наследника престола, немедленно передал бы информацию - не успели бы они с оперативными заготовками. Если бы существовали такие оперативные связи между империями, не было бы таких жутких дипломатических войн и скандалов между империями, да и кровная вражда была бы уже завершена".

- Я, Лон Версорио, второй сын известной вам Императрицы, прибыл к вам с туристическим визитом. Если ваш император вспомнит о кровной мести, существующей между нашими родами до сих пор, то пусть обеспечит соответствующий антураж для ее осуществления. В противном случае, полагаю, ему лучше сделать вид, что меня нет на территории его империи, и его мало волнует, что мои туристические пристрастия касаются осмотра и посещения старых родовых владений моего рода.

Все это произносил вовсе не тоном напыщенного козла и даже без повышения голоса, не было никакой толпы репортеров, даже одного какого-нибудь репортера вблизи не наблюдалось, ясен пень, что все, что произношу, даже если шептать буду, фиксируется стойкой регистрации, а также личными процессорами сладкой парочки.

- Господин Версорио, во избежание недоразумений, согласны ли вы с тем, чтобы до изъявления воли Императора я взял на себя ответственность за ваше пребывание?

Ну, вот и третья странность. Такой вопрос, как ответственность за мое пребывание на территории империи Ганетти, совсем уж к таможенной страже не относится. Чудеса.

- Назовитесь, капитан, полностью.

- Заместитель начальника 2-го пассажирского отдела 1-го Отдельного Управления Таможенной Охраны капитан таможенной охраны Дон Вериус, полное имя - Дональд.

- Капитан Дон Вериус, я, Лон Версорио, пока не было волеизъявления вашего императора, назначаю вас в зависимости от обстоятельств, своим телохранителем или тюремщиком.

После этих слов пауза тянулась чуть ли не на минуту. Предполагаю, что в это время их личные процессоры перегрелись от докладов и обсуждалок.

- Лейтенант Хамиш, Вы что, не видите, что в зоне прибытия появилась толпа прибывших, которых негде регистрировать? Слушайте приказ: закрыть стойку, открыть другую, от этой - ключи сюда, немедленно. Сюда ключи, дура, убью!

Одуревшая лейтенант, на мой взгляд, полностью потеряла ориентацию в пространстве. Таких действий и слов от капитана она явно не ожидала, но тот вообще распоясался, приставив пистолет к ее голове, левой рукой резким скользящим движением вырвал ключи от стойки у нее из рук, думаю, что он ей при этом чуть руку не оторвал. После этого он столкнул ее со стула (или как там называется круглое высокое сидение перед пультом) весьма хитрым способом. Руку с пистолетом положил ей на плечо, выставил согнутое колено и упер его к бедру (назовем это так) девушки, а левой рукой произвел резкое толкательное движение ей в спину в районе поясницы. Результат этих манипуляций со стороны выглядел так, как будто девушка выпрыгнула со стойки и отбежала, постепенно замедляясь, метров на восемь. Направление он ей придал чуть наискосок, иначе она впечаталась бы в соседнюю пустую стойку пограничной стражи. Выставив пистолет в ее сторону, он шустро полез к пульту, открыл ключом какую-то панель, выщелкнул оттуда какой-то блок и с удовлетворенным видом засунул этот блок себе за пазуху. После извлечения блока фонарь над стойкой погас. Подумалось: "Он такой же таможенник, как я артистка балета. Смущает только, что форма его хоть и опрятная, но явно уже немало послужившая - не с трупа же он ее снимал, тем более что сидела она на нем безупречно".

Прошло еще несколько секунд после этого, как топот стада бегемотов, задолго до появления самих бегемотов в зоне видимости, возвестил о появлении новых лиц.

Новые лица ввалились двумя колоннами. Одна из колонн была раза в три меньше другой (пять и тринадцать рыл соответственно). Тот отряд, который был побольше, вооружен был почему-то по-разному - присутствовали автоматы, пистолеты и бластеры, половина бойцов была без бронежилетов. Все они были как один в темно-зеленом - из этого я сделал вывод, что эту бригаду вызвала девушка - две смены пограничного дежурного караула с начальником. Подумалось: "Отчего везде и всюду, во всех мирах пограничники носят зеленую форму?". Вторая команда была значительно интереснее - не по составу, а по содержанию - все в черно-серой форме, несколько видов оружия в наличии у всех, включая гранаты, а в руках - только парализаторы. Знаки различий отсутствовали, кроме шевронов, вроде бы таможенных. Подумалось: "Если это наряд таможенного караула, то гранаты должны быть шоковыми или свето-шумовыми, но они на них не похожи, впрочем, я не такой уж и большой специалист по вооружениям, принятыми в различных мирах". Старший этой команды сразу, как приблизился, вместо выяснения обстановки и каких-либо построений сделал некий знак рукой, после чего вся команда рассыпалась и зацелила всех из парализаторов - меня, таможенника, девушку-пограничника и караул пограничной стражи.

Немая сцена длилась пол минуты.

- Лейтенант Хамиш, именем Императора, выполняйте мои ранее данные указания. Ваш караул отправить для дальнейшего несения службы по месту ... - замялся капитан, и вдруг заорал на пограничников, - в конуру свою, бегом! Выполнять! Полномочия только что мне дал лично министр безопасности пристрелить любого, кого сочту нужным, как государственного преступника!

Некоторое время опять имел возможность наблюдать немую сцену, после которой начальник пограничного караула сделал короткое круговое движение рукой и несколько секунд после этого мы слышали топот удаляющихся бегемотов.

- Майор Дорс, до получения иных указаний уполномоченных лиц, вы и ваша группа - сдаете дежурство немедленно, становитесь телохранителями этого лица (ткнул в меня пальцем несколько бестактно), сдать полномочия телохранителей какой-нибудь другой команде можете только по моему указанию либо по личному указанию министра безопасности. Я теперь ваш начальник, все мы с этого момента (он обвел рукой), кроме нее (неприличный жест девушке и жест ей же немедленно убираться) и его (движение подбородка в мою сторону) по распоряжению министра безопасности до получения дополнительных указаний являемся специальным отделом министерства безопасности.

- Вы хотели сказать специальной оперативной группой, капитан? - спросил майор Дорс.

- Нет. Мы теперь именно отдел и временно являемся сотрудниками министерства безопасности на правах прикомандирования.

Лейтенант Хамиш то ли всхлипнула, то ли хрюкнула и ломанулась куда-то в сторону. Впрочем, очень скоро стало ясно куда - ее раздраженные крики и команды в самом конце ряда стоек раздались незамедлительно.

- Прошу, - капитан, глядя на меня, сделал жест в сторону, в которую, как полагаю, следовало двигаться. Тут же, повернувшись к майору Дорсу, он также сделал некий жест, который был воспринят им и его командой единственным возможным способом.

Мы прошли в указанном направлении (в сторону таблички "Выход", разумеется, куда же еще?) несколько десятков шагов, когда Дон, не сбавляя шага, повернулся к майору и сказал: "Мы сейчас идем к стойке дежурного по терминалу. Там вы и ваша команда по очереди а также я, пока мы все будем ждать, сходите свой курятник, все переоденетесь в гражданскую одежду, из оружия оставить только пистолеты и парализаторы, всем также составить записку мне с указанием своих размеров одежды - с женами консультироваться по этому поводу можно, однако, предупреждаю, что если подлинная причина консультаций женам станет известна, то... После этого мы выдвигаемся к отелю "Вепрь", у вас, Лон (повернулся ко мне), не спрашиваю о том, в каком отеле вы остановитесь - отныне я буду заниматься вашим распорядком. Майор (повернулся к нему), перед отелем у нас будет встреча - там вашу команду и меня опять ожидает переодевание и там нас снабдят некоторыми необходимыми специальными приспособлениями, также там к нам присоединится еще один человек, который поступит в ваше распоряжение и станет вашим заместителем до окончания операции".

Пока мы стояли у стойки дежурного, я отправил сообщение брату: "Лайонс. Мы так не договаривались. Меня здесь ждали. Ты кому-то слил информацию. Жду твоих объяснений. Лон". Мы молчали, я хотел дождаться ответа перед тем, как вступить в какие-либо выяснялки с капитаном. Ответ пришлось подождать минут десять: "Лон. Не хотел, чтобы на тебя напали прямо на терминале прибытия. Я не слил информацию, а потребовал у начальника разведуправления, чтобы информация о том, куда ты отправляешься, была доведена как можно быстрее их министру безопасности - он чуть ли не всплакнул, так как вынужден был спалить для этого лучшего своего агента, имевшего немалый чин в их разведке, и только он и мог в короткий срок попасть на прием к их министру. Позаботься об этом человеке, Лон, абзац ему иначе будет. Очень прошу, обойдись без крайностей. Лайонс".

- Теперь представляю более-менее, что происходит вокруг меня, - начал беседу с капитаном и майором, - тем не менее, не пойму, отчего цирк такой устроили? Зачем создавать какой-то специальный отдел для моего приема при вашем министерстве безопасности, если можно было просто прислать специальную бригаду? Времени было недостаточно? Ерунда, дали бы команду подождать, и все дела. Капитан, ты точно таможенник? Не очень то ты похож по всем твоим действиям. Или ты какой-то специальный агент службы безопасности, внедренный в таможенную стражу для ..., не знаю чего для?

- Лон, пока вы, как я догадываюсь, обменивались сообщениями с родиной, я напрямую общался с нашим министром безопасности, - поддержал беседу капитан, - не буду скрывать, Императору о вас доложено. Он сгоряча вначале приказал вас ликвиднуть, однако сейчас дал указание о том, что ликвидацию можно и нужно осуществить только после того, как вы предоставите для этого общественно значимый повод. Если Вы думаете, что дополнительный человек, который к нам скоро присоединится, является сотрудником министерства безопасности, думаю, будете неправы, скорее всего, это будет сотрудник министерства пропаганды, что впрочем, не отрицает того, что он может также быть сотрудником министерства безопасности. Пожалуйста, Лон, давайте, все-таки на "вы" будем общаться? А то кодекс кодексом, но если я буду вам еще "ты" говорить, это будет как-то уж совсем неприлично.

- Дон, не понимаю, отчего такая странная избирательная откровенность? Тем более что на некоторые вопросы вы все-таки не ответили.

- Никаких проблем. Я действительно таможенник. С сотрудниками министерства безопасности частенько по долгу службы взаимодействовал ранее в области борьбы с контрабандой, однако ранее никаким их сотрудником или агентом не являлся. Лон, давайте без двусмысленностей - если вы хотите покорить нашу империю - давайте, действуйте, однако, если ошибетесь - я вас и ликвидирую либо кто-то из ваших телохранителей, а прикомандированный к нам специалист из министерства пропаганды нарисует любые обстоятельства исходя из общественных пристрастий либо потребностей.

- Замечательно. Поправьте меня, если я ошибаюсь, майор Дорс наверняка раньше служил не в таможенной страже. Вы сами лично его раньше знали?

- Извините капитан, начальник, так сказать, - вступил в разговор майор, - позвольте за себя я сам отвечу, говорите обо мне как будто меня здесь нет.

При этом он сделал движение рукой и два его уже переодевшихся бойца (два других убыли на переодевание), ломанулись в противоположные углы весьма немаленького главного зала терминала.

- Я действительно теперь уже пятнадцать лет майор таможенной стражи и этот наряд хоть и внеочередной, но достался мне вчера самым естественным образом - лейтенант Корн был на каком-то семейном торжестве, наотмечался там, а в контрольное время согласно анализатору не уложился в норматив, ненамного, но не уложился. По этой причине я и заступил в наряд. Наверное, лучше бы было для всех, чтобы не я был назначен министром начальником вашей личной охраны.

Почему-то стало понятно, кое-что из того, что мне в уши втирал майор - лажа, чувствовал ложь, и вместе с этим какой-то посыл ко мне (зачем ему мне рассказывать о каком-то лейтенанте Корне?) - почувствовал, что майора надо раскрутить на какую-то информацию, только не мог определиться в каком направлении надо начать раскрутку. Ладно, буду танцевать от печки, то есть отталкиваться от его же слов ("назначен министром, но лучше бы тот этого не делал").

- Скажите, майор, вы действительно не знаете, по какой причине назначены начальником моей охраны?

- Наоборот, отлично понимаю причину этого и полагаю, что мне следует о ней рассказать, все равно вы потом все узнаете. Пятнадцать лет назад меня с треском, нет, наоборот, очень тихо выперли из числа сотрудников министерства безопасности, где я также был майором и возглавлял один из отделов по силовым операциям, как видите, за прошедшие пятнадцать лет сделал "отличнейшую" карьеру в таможенной охране. Спасибо, что хоть не убрали. Причина увольнения - неудачная операция, которую осуществлял и руководил. Неудачная операция - слишком мягко сказано, полный провал и катастрофа, нелепая случайность и погиб грудной ребенок, который должен был стать ценнейшим заложником. В общем, из моего парализатора была убита ваша малолетняя сестра, Лон. Если бы не кровная месть, существующая между родами Версорио и Ганетти, меня бы все информационные агентства заклеймили бы детоубийцей. Вместо этого все засекретили, а возможные информационные концы зачистили.

Да уж. Выдал. Как кувалдой по башке стукнул. Приходил я в себя несколько минут. Капитан также выглядел слегка ошарашенным, с разговорами и комментариями не торопился.

- Раз вы, майор, участник тех событий - скажите, это действительно была нелепая случайность? А кто же застрелил Марту Хорен, няньку моей сестры?

- Сама она и застрелилась из моего же пистолета, который выпросила у меня. Дал ей пистолет потому, что в тот момент всерьез подумывал о том, чтобы и самому застрелиться. Что касается случайности, то, что же случайного в захвате заложником грудного ребенка? А так да, случайность. Эта дура, нянька, выхватила ствол здоровенного такого калибра и начала в меня стрелять и даже попала, дрянь, несколько, раз. При этом умудрилась уронить ребенка именно в тот момент, когда я выстрелил из парализатора ей по ногам. Я бы и среагировал бы на это и остановил бы выстрел, но в это время, несмотря на наличие специального костюмчика, меня сильно колбасило от града пуль немалого калибра, тем более что костюмчик-то был облегченный, замаскированный под гражданскую одежду. Ребенку досталось может и краем зоны рассеивания, но для грудного ребенка... Я этой дуре тут же вкатил антидот, чтобы только выяснить, какова должна быть доза антидота, чтобы у ребенка появился шанс выжить, она точно не знала, вкатили дозу почти наугад, тем самым окончательно убили. Был бы я религиозным - в монахи, наверное, подался бы, впрочем, такой грех все равно не замолить.

- А почему вы все-таки это все рассказали? Не опасаетесь, что мне придет в голову идея отомстить? Ваше министерство безопасности, как понимаю, надежно засекретило ту операцию. Возможно, я бы никогда и не узнал о вашем участии в смерти моей сестры. Или совесть настолько замучила, что и жить не хочется?

- Совесть меня действительно мучает, но пожить все-таки еще хочется, так как у меня семья, четверо детей и уже два внука. Причина проста. Паук назначил меня вашим телохранителем не просто так, он вообще не любит случайности, он их любит организовывать. Я действительно в наряд заступил вчера вместо лейтенанта Корна, только служу я в 3-ем Отдельном Управлении Таможенной Охраны, этот терминал прибытия не находится в зоне деятельности нашего Управления. Сюда меня с ребятками доставляли в пожарном порядке. Предполагаю я, что Паук через некоторое время организовал бы утечку информации о той гнусной операции.

- Паук - это ваш министр безопасности? Как-то не очень вы с ним почтительны.

- Он знает, что его все так за глаза называют и, насколько знаю, ему прозвище свое нравится. Разумеется, если бы я в глаза его так назвал, то у меня возникли бы проблемы. Ну, так вот, допустим, он через некоторое время организует утечку информации. Для чего это ему может понадобиться - смутно догадываюсь, впрочем, разгадывать многоходовые комбинации Паука - занятие неблагодарное. Для меня важно другое. Род Версорио может в этом случае объявить о кровной мести роду Дорсов, может даже вынужден будет это сделать, смотря каким образом будет организована утечка. Мы не можем позволить себе такую вражду, не по зубам нам это. После моего признания ситуация выглядит иначе, если вы захотите отомстить за смерть сестры, я, пожалуй, даже и сопротивляться не буду, но объявлять кровную месть моему роду у вас теперь оснований не имеется. На алтарь комбинаций Паука положить свою жизнь согласен, а жизни членов моей семьи или рода - категорически возражаю.

- Да уж, майор, сильно вы меня озадачили. Даже не знаю, как мне ко всему этому относиться. Убивать ваших детишек и внуков из мести за сестру я, разумеется, не имею ни малейшего желания. Еще меньше мне хочется стать объектом сомнительных манипуляций вашего Паука. Если хорошенько подумать, то вина за смерть моей сестры у Паука не меньше вашей. Или тогда был другой Паук? Планировать спецоперации против грудных детей аморально по определению. Отпускать вам грехи, майор, не стану, так же как и обещать, что бы то ни было, время покажет - придется мне вас убивать или нет.

- Капитан, - продолжил я, - а вы, какими откровениями поделитесь? Вы, между прочим, так и не ответили мне на вопрос о причине циркового представления, которое вы устроили. А также не очень теперь верю, что и вы приставлены ко мне случайно.

- Лон, я тоже предполагаю, что меня к вам приставили не случайно, только причины эти для меня не вполне ясны. Раз майор говорит, что министра безопасности за глаза можно называть Пауком, то и я его буду так называть. Относительно цирка скажу, что ничего особенного мы и не устраивали. Со мной Паук связался и дал указание вас встретить буквально за десять минут до вашего прибытия, никаких особенных полномочий он вначале не дал, как и не дал четких указаний как себя вести и что мне собственно следует делать. Небольшая несогласованность с погранцами возникла из-за спешки. Поорать от души на них давно мечтал, только раньше мне карт-бланш министры не давали. Дура и сучка лейтенант Хамиш пострадала от меня тоже за дело - давно хочу ее поиметь, а она, сучка, другим иногда дает, а меня на фиг посылает, когда я клинья к ней подбиваю. В свете того, что тут нам поведал майор, теперь понимаю, почему вместо меня не назначили сотрудника безопасности с железными яйцами. Пауку нужно и под контролем все держать и чтобы к этому не имели отношения штатные сотрудники безопасности. Почему из всех таможенников Паук выбрал именно меня - не знаю, однако я на хорошем счету, считаюсь крутым специалистом по единоборствам и стрельбе, что нехарактерно для нашей службы, поэтому не вижу причин не выделить для этих целей именно меня.

- Майор, если вы и ваша команда не местные на этом терминале - куда тогда за гражданской одеждой ходили ваши люди?

- Как куда? К местному караулу.

- А зачем, как вы думаете, им сейчас переодеваться? - спрашивал их обоих, - Нас вроде уже поджидают возле отеля некие люди именно для этих целей?

Они оба только плечами пожали.

Минут через сорок возле отеля нас встретили люди, которые передали моим спутникам некое транспортное средство весьма внушительного вида, какие-то кофры и всех, кроме меня, разумеется, заставили переодеться в костюмчики внешне вполне цивильного вида, предполагаю, что костюмчики эти такими только выглядели.

В отеле "Вепрь" никакого ажиотажа наш приход не вызвал. Отель был явно не из самых крупных и престижных, однако внутри все выглядело вполне мило и уютно. Объяснялся с персоналом отеля майор, много времени это не заняло, у меня даже паспорт никто не потребовал, впрочем, никаких документов ни у кого не потребовали.

- Капитан, поделитесь соображениями - отчего для нас выбрали именно этот отель?

- Трудно сказать. Думаю, что часть местного персонала является также сотрудниками министерства безопасности, ничего иного в голову не приходит. Спросим майора - наверное, он знает. Майор, что скажете? Или это государственная тайна?

- Кое-что и вправду является тайной, - майор отвечал на ходу, шли мы в номера неким ордером, принятым для передвижения охраняемого лица, вел нас к номерам не человек, а мобильный маркер, - кое-что могу рассказать, так как вы и сами скоро увидите некоторые местные секреты. Дело в том, что отель весьма своеобразно спроектирован и построен. Например, обычных стекол в этом отеле нет, только пластармированные, то есть здесь при необходимости можно нехило поиграть в войнушку с превосходящими силами наступающего противника, тем более что и стен обычных здесь нет. Не знаю, из чего сделаны местные стены и перекрытия, но это что-то весьма прочное. Здесь всего несколько люксов, в один из них нас всех и поселят - тесно не будет, для работы команд телохранителей местных постояльцев созданы все условия. В люксах в некоторых ненавязчивых местах натыканы дополнительные бронеплиты, в том числе раздвижные. Имеется в каждом люксе также комната наблюдения с маленьким складом датчиков и камер, которые можно дополнительно установить, кроме тех, что уже установлены, впрочем, некоторые внешние сектора к наблюдению запрещены, для каждого люкса - разные, думаю, догадываетесь почему. Имеются также два независимых скрытных выхода на случай экстренной эвакуации, собственно даже три, если считать с площадкой осмотра. Все выходы я, разумеется, покажу - один открывается во внешнюю стену на приличной высоте, второй - в шахту лифта, у каждого люкса имеется также свой лифт с двумя остановками: номер-подвал, в подвале для каждого люкса предусмотрен односторонний ход - только наружу.

- Что за площадка осмотра такая?

- Здоровый такой балкон, куда мы загоним выданный нам флайер.

- Интересный такой у вас тут отель, я о таких и не слышал даже никогда. Что же за постояльцы тут проживают?

- Это и есть самый главный государственный секрет этого отеля. Отель создан для обеспечения не только безопасности, но и анонимности проживающих тут лиц. Поселиться здесь можно только с разрешения министерства безопасности либо Службы Охраны Императора.

- Ну и сколько в сутки стоит местный суперлюкс? Я в средствах, как вы догадываетесь, не стеснен, но все-таки мне интересно. Или за меня будет платить министерство безопасности?

- Полагаю, местный персонал про плату за проживание и про чаевые может, когда-нибудь и слышал, но вряд ли когда-нибудь видел. Имейте в виду, что давать чаевые здесь будет весьма дурным тоном, да и возможность такая вряд ли представится. Ресторана и бара в отеле нет. Заказать продукты и напитки можно, но доставят их не в номер, а вниз дежурной смене охраны, оплатить их службе доставки надо самостоятельно и заранее, иначе посыльного и на порог не пустят. Собственная кладовка с продовольствием здесь имеется, но ее трогать без необходимости запрещено. Да и забита она разнообразными специальными армейскими наборами, так что сомневаюсь, что эти наборы хоть кто-нибудь использовал за все время существования этого отеля.

Вот так, получая от майора инструкцию по проживанию в местном чуде "гостиничного бизнеса", мы прибыли в наши апартаменты на последнем пятом этаже отеля. Если бы не рассказ майора, ничего такого особенного в "номере" не углядел бы: люкс как люкс в отеле неплохого уровня. Комнат в люксе имелось целых двенадцать, даже небольшой спортзал имелся. Майор выделенным "номером" остался доволен.

- Отлично. Выдали нам, пожалуй, лучший номер - они все-таки все различаются разными нюансами. В этом работал только один раз, вполне все на уровне и весьма удобно. Только не расспрашивайте о том, при каких обстоятельствах это происходило, я уже сказал - соблюдение конфиденциальности информации о постояльцах здесь самый главный закон. Капитан, если вы не возражаете, с домовым я сам поработаю, они тут не вполне стандартные, вряд ли у вас имеется достаточный опыт настройки местной охранной и обслуживающей системы.

- Не возражаю, однако хотел бы присутствовать как раз для целей приобретения дополнительного опыта.

- Домовой, приступим к знакомству, - сказал почему-то в потолок майор, присев в кресло в самой большой комнате "номера".

- Здравствуйте. Меня зовут Сара. Я готова, - ответил вполне приятный женский голос.

Не усматривал ничего для себя занимательного в настройке домового, тем более сильно подозревал, что, ничуть не стесняясь моего присутствия, они наговорят домовому про меня всякие гадости. Например, про необходимость следить, включая ванну, душ и сортир, ограничение во всяких доступах на пользование охранной системой люкса и тому подобные гадости. Счел более уместным удалиться в спальню, чтобы немного отдохнуть и поразмышлять.

Размышления ни к чему конструктивному не привели, никакого плана действий у меня не появилось, совершенно не представлял, чем следует заняться в ближайшее время. Впрочем, утешил себя мыслью о том, что плана у меня нет по причине отсутствия цели - просто сам не знал толком, что же мне понадобилось в этой империи. Когда узнаю, тогда и план появится, а пока буду плыть по течению и изображать из себя загадочную личность, которая твердо знает, что делает. Отправил также сообщение брату, коротко обрисовав ситуацию. Мы с братом заранее договорились, что никакого шифрования производить в своих сообщениях не будем, поскольку отправлять сообщения в обход местного узла связи невозможно (так считается), а шифрование может привести лишь к тому, что сообщения не будут пропускаться. Я бы при желании узел связи этой планетки мог заставить работать исключительно на себя, как и другие узлы связи на планетах империи Ганетти, заблокировав остальных пользователей, но в этом не было никакой необходимости. Тем более, это было бы вопиющей бестактностью к Всеобщему Узлу Связи, откуда сюда направили бы такую бригаду для разборок, что кровная вражда между Версорио и Ганетти показалась бы детскими играми в песочнице. Мелькнула озорная мысль, что можно было бы местный узел связи замкнуть не на себя, а на их императора и Паука. И недели не пройдет, как начнется у них тут такое веселье, что вся местная элита будет на пару лет изолирована на какой-нибудь не очень населенной планетке для выяснения причин безобразий с узлом связи. Дурацкая эта была мысль, из разряда программы спасения экологии путем полного прекращения жизнедеятельности человека, но она меня немного развеселила.

Через пару часов я зашел в холл (гостиная? зал?), в общем, в самую большую комнату нашего люкса. Там находился только капитан, что меня вполне устраивало, так как намеревался его еще несколько попотрошить на предмет получения информации.

- Капитан, вот вы тут как-то сказали мне, что я намерен завоевать вашу империю и что вы мол, не возражаете, но только, если что-то сделаю не то или не так, то... Тогда было несколько не ко времени выяснять, что означает эта ваша весьма загадочная фраза, но сейчас бы хотел услышать, что вы имели в виду под завоеванием империи?

Мне показалось, что он несколько засмущался, однако ответ был неожиданно резким.

- Послушайте, Лон, вы конечно в отличие от меня весьма высокопоставленная личность, но здесь у нас вы вне закона и прав у вас здесь вообще никаких нет. Если на меня сейчас нападет бзик и я вас застрелю немедленно, то меня вряд ли конечно наградят, но и даже легкого порицания не будет. Несмотря на вашу родовитость, здесь я главный, а вы меня все время допрашиваете, у меня уже язык устал от разговоров с вами, а вы все никак не успокоитесь.

Я не слишком удивился такой отповеди, скорее обрадовался - что-то весьма интересное он хочет утаить. Или, наоборот, ему не терпится о чем-то рассказать?

- Капитан, в эти игры я играть тоже умею. Представляется, что вы хотите меня цинично надуть. Вы вроде бы таможенник, а вовсе не танцор какой-нибудь или строитель?

- К чему вы это?

- Я это к тому, что в отличие от некоторых профессий, где надо что-то делать руками или ногами, где исповедуется принцип "меньше слов, а больше дела" ваша профессия отнюдь не такова. Вы - профессиональный болтун, все ваши служебные обязанности завязаны на общение с людьми, за это вам и жалование платят. Рассказывать мне, что у вас язык заболел от разговоров нелепо. Вы просто нашли неуклюжий способ не отвечать на вопрос о завоевании империи. Полагаю, что сейчас еще немного поломаетесь и все равно расскажите, где тут собака порылась.

- Отчего вы так уверены?

- Очень просто. На дурака и идиота вы не похожи, несмотря на ваше призвание профессионального болтуна, не поверю, что вы что-то сболтнули мне по глупости. Скорее наоборот, вы пытались вытянуть из меня какую-то информацию, прочитать мою реакцию на свои слова. Вы этим занимались неоднократно, в том числе, когда нарочито грубо высказывались о том, какая нехорошая девушка лейтенант Хамиш, которая не хочет заняться с вами сексом. Не удивлюсь, если у вас в загашнике окажется ко всему прочему диплом психолога. Итак?

Капитуляция была скорой, капитан похмыкал, помялся и начал излагать.

- Диплома психолога у меня нет, у меня есть диплом Корпуса Таможенной Охраны. Психология там не только один из изучаемых предметов, но и является одним из нескольких профилирующих. К слову, если бы не ваша родовитость, наверное, вы могли бы сделать неплохую карьеру в качестве следователя. Ладно. Скажу. Завоевать нашу империю, это же очевидно, означает не войну устроить здесь или заговор, а завоевать одну определенную девушку. Император провозгласил своей наследницей принцессу Атуан, она из него веревки вьет, это общеизвестно, попроси принцесса папочку трон свой уступить, думаю, он и уступит. Так получилось, что это даже и не Император сделал ее первой наследницей. Старший сын, принц Стоксфол, лет еще пятнадцать назад официально отказался от первоочередности права наследования, по какой-то причине подал в отставку с поста начальника Разведуправления Империи, сейчас преподает в Академии Генерального Штаба. Второй сын, принц Ричард, сделал это же три года назад, однако от карьеры не отказался, недавно был назначен заместителем начальника Генерального Штаба Империи. Принц Торвальд сделал это же сразу после принца Ричарда уже конкретно в пользу принцессы, он занимает сейчас вроде бы невнятную должность начальника хозяйственного отдела Службы Охраны Императора. На самом деле, общеизвестно, что он заправляет всеми финансовыми делами рода Ганетти, а также является настоящим пугалом и страхом божьим для министерства финансов Империи, да и для всех других министерств, включая министерство безопасности, везде, где приходится тратить имперские денежки. Полагаю, что его и Паук боится. Общеизвестно, что все трое в принцессе души не чают с самого ее детства. После всего этого очередность наследования приняла первоначальный вид, только первой в очереди наследования стала принцесса Атуан.

Тут он прервался. Посмотрел на меня как-то странно.

- Никак я вас не пойму, Лон. То вы очень нетерпеливы, вытряхивая из меня информацию, то вдруг так терпеливо слушаете, да еще с таким заинтересованным выражением лица, когда я рассказываю вам общеизвестные факты. Вы не только следователем, вы и актером запросто могли бы стать!

- Продолжайте, пожалуйста, Дон. Мне действительно очень интересно и я совершенно не вижу причин этого скрывать.

- Тот, кто станет мужем принцессы, - продолжил он, - имеет шансы стать следующим Императором, при условии, что девицу именно покорит и будет ей ровней, в противном случае - будет принцем-консортом. Вот почти и весь расклад. Осталось добавить немногое. Ей исполнилось уже двадцать лет, пора выходить замуж, а она по какой-то причине не желает этого делать. Выбор в Империи у нее, разумеется, неограниченный, никакой мезальянс никого не смутит, так как, учитывая ее статус наследницы, даже принцы иных императорских домов не будут являться ей ровней, и шансы их стать Императором, ничтожны. Характер у девушки - это нечто труднописуемое, офицеры Службы Охраны Императора, известные отморозки, почти поголовно в нее тайно влюблены и поголовно все боятся ее до печеночных колик. Двоих из них она в разное время просто застрелила насмерть. Официально объявленная причина - оскорбление принцессы действием. Можно было бы подумать, что она просто психопатка, а причина эта - полная лажа (ну какой пусть даже полный отморозок будет оскорблять действием принцессу?), но достаточно точно известно, что психопатических отклонений у нее нет, а вот нрава она весьма крутого. Сумасбродства всякие она также любит, они всякий раз живо обсуждаются и не только при дворе, но и, так сказать в широких слоях общества. Можно было бы заподозрить в ней скрытую или скрытную лесбиянку, но и этого нет - она могла бы легко себе это позволить, если бы захотела.

- Это все весьма интересно, Дон, Как-то упустил из виду все эти нюансы нынешнего политического момента в вашей империи. Но объясните мне, капитан, какое это имеет отношение ко мне? Как-то пока не очень собираюсь жениться на ком бы то ни было, пусть даже на вашей принцессе. Мне самому всего-то двадцать три года, мне-то жениться рановато, вашим новым Императором становиться тоже совершенно не горю желанием, да и как вы это себе представляете? Про кровную месть между нашими родами вы забыли?

- Именно в кровной мести все и дело. Вы являетесь для принцессы ровней в отличие от принцев иных империй. Ваши права на наш императорский трон никакие только до тех пор, пока существует кровная месть между Ганетти и Версорио. В случае вашего брака с принцессой Атуан Ганетти кровной вражде конец, все когда-то кончается. Принцем-консортом вы в этом случае также стать не сможете, так как с окончанием кровной вражды ваши права на императорский именно престол станут юридически совершенно одинаковыми с родом Ганетти. И все-таки, не представляю я - каким образом вы сможете охмурить девушку? Она совсем не из простушек и знатность тут не причем - в роду Ганетти таких крутых девиц никогда не было. Думаю, что это именно вы меня цинично надуваете, когда утверждаете, что про принцессу вам ничего неизвестно и никаких планов в ее отношении не вынашиваете. Какой еще может быть смысл в вашем визите к нам, осмотр каких таких родовых строений?

- Капитан, да вы тут все просто какие-то шкатулки с сюрпризами. Вы тут так толково и доходчиво объяснили нюансы моей возможной женитьбы, что меня терзают смутные сомнения - не являетесь ли вы одним из тех самых братцев принцессы, сват да и только. Откуда простому капитану знать такие нюансы? Допускаю, что Паук просветил на этот счет, но верится слабо - зачем ему так откровенничать с простым капитаном? Кроме того, про завоевание империи вы обмолвились практически сразу после моего прибытия. У Паука просто не было времени растолковать вам такую весьма пикантную информацию. Или было?

- Все намного проще. Тема возможного замужества принцессы - весьма широко обсуждается, в том числе даже информационные агентства сделали несколько передач по этому поводу. Правда, вас в качестве кандидатуры никто гласно не рассматривал. Негласно же, думаю, многие об этом задумывались. Я - никакой не брат принцессы, однако, раздумья о ней изрядно занимают меня, я в нее даже немножечко влюблен, что ничуть не удивительно. Очень многие мужчины в Империи неравнодушны к ней, это даже в некотором роде модно. Те офицеры, которых она застрелила, скорее всего, просто сбрендили от безнадежной неразделенной любви, они могли ведь наблюдать за ней непосредственно вблизи. Вот они и рискнули жизнями, наверное, в попытке поцеловать или что-нибудь в этом роде, вот и оскорбление действием. А поскольку вряд ли они делали эти попытки наедине, едва ли у них была какая-нибудь возможность с ней уединиться, то, застрелив их на месте, она оказала им услугу, избавив от позорного суда с последующим расстрелом.

- Наверное, я вас все-таки сильно разочарую капитан, тем более что вы, оказывается, скрытый романтик, но к стыду своему даже не знаю как выглядит принцесса Атуан. Когда-то видел ее детские изображения, нынешних же не видел, если честно, я вообще весьма мало раньше интересовался вашей империей. Домовой, информационную панель сюда развернуть можно?

- Меня зовут Сара, Лон. Я предпочитаю, чтобы вы называли меня именно так. С панелью никаких проблем нет, что показывать?

- Во-первых, поищи какие-нибудь недавние изображения принцессы Атуан, сотни штук будет достаточно. Во-вторых, поищи какие-нибудь из недавних пару передач о принцессе либо с ее участием.

Просматривал заказанные материалы я около часа. Капитан сидел в сторонке, от каких-либо комментариев воздерживался. Да уж, принцесса Атуан была та еще штучка. Девица действительно была уникальным экземпляром и во многих смыслах неописуемая. Ее изображения без одежды, разумеется, отсутствовали, однако легко угадывалось, что и под одеждой все в порядке. В нынешнее время чудес косметологии и пластической хирургии, при этом вполне доступных широким массам, наличие красивой мордашки и фигуры не редкость, а норма. Тем не менее, косметологии все-таки не все доступно. Грация, мимика, гримаски, жестикуляция - все это определяет обаяние и степень привлекательности. У этой девицы с обаянием и привлекательностью все было в полном порядке. Выяснилось также, что девушка обладает чудовищной силы Даром, пределы которого до сих пор не может выяснить одна из местных Академий Магии, где она, кстати, и обучается, а заодно и регулярно куролесит. Эксцентричность ее свидетельствовала о богатой фантазии и бурном темпераменте, но в целом ничего такого особенного - куда как более обширный набор таких же шалостей проделал мой старший братец в возрасте от двенадцати до восемнадцати лет. Впрочем, в подборке полного набора шалостей принцессы не было, только некоторые эпизоды. Во всем этом меня настораживала какая-то очень уж высокая харизматичность принцессы. Неужели она напропалую пользуется Даром для создания к себе трепетно-любовного отношения в широких массах? Такой вывод только выглядит логичным. На самом деле, такое возможно лишь в маленьких социальных группах, так как в больших группах имеется неконтролируемое для ловкача количество людей, обладающих магическими способностями различной силы или амулетами тоже различной силы. Общество таких ловкачей очень быстро выявляет и без всякой жалости подвергает обструкции, не спасет никакое высокое положение в нем, пусть даже самое главенствующее. Однако не все то, что считается невозможным, является таковым, что знаю на собственном опыте. Специально проверять это обстоятельство почему-то никакого желания не возникло, хотя, наверное, должно было возникнуть.

- Капитан, что и говорить, принцесса - весьма интересная девушка, но право слово не вижу каких-то особых причин начинать сгорать от любви, томиться духом и прочее. Кроме того, прекращение кровной вражды вовсе не сильно меня привлекает. Все-таки слишком много моих предков безвременно ушли из жизни насильственным путем, смерть моей сестры, хоть и была случайной, вовсе не настраивает на то, чтобы все забыть и все простить. Да и повторяю еще раз - быть Императором мне вовсе не хочется, хлопотно это очень. Вот быть вторым наследником Императрицы - другое дело, это как раз не хлопотно и очень приятно, это возможность распоряжаться собой самому - никакие придворные холуи или какие-нибудь чиновники не имеют надо мной никакой власти - я всегда и любого из них могу послать куда подальше. А вот моя мама и даже старший брат, который еще даже не стал Императором, даже уединиться могут только в сортире, хотя, подозреваю, из деликатности Жук, да-да, да именно так за глаза принято называть нашего министра безопасности, просто не сообщает им, что за ними и в сортире наблюдают, чтобы не травмировать их психику. Я же в последние годы в нашей Империи появляюсь очень редко, путешествую где хочу и как хочу, и никто мне и слова против сказать не может.

Капитан ошарашенным от моих откровений вовсе не выглядел. Наверное, опять вспомнил, что "каре" на руках имеет и должен вести себя соответственно.

- Капитан, а где этот ваш пропагандист? Насколько я помню, он должен был прибиться к нам еще до заселения в отель?

- Не знаю пока точно, кто он такой, может и не пропагандист вовсе и пока не мой. Я предположил его принадлежность к министерству пропаганды лишь по некоторому невнятному намеку Паука. Он уже по времени две минуты, как должен быть внизу и его по нашему уговору встретит майор Дорс.

- Встречать? Этот пропагандист такой несамостоятельный?

Капитан рассмеялся.

- Знаете, Лон. Когда майор доложил мне о необходимости выдвинуться его встречать, я отреагировал примерно также. Этот "отель" - никакой не отель, его правильнее бы назвать ведомственной крепостью-общежитием. Деятеля, которого мы ждем, зовут Конрад Сат, пока майор лично не проведет его через регистрацию у местного Главного Домового и не определит ему права доступа - вход ему сюда закрыт, также как и для любого другого посетителя.

В этот момент в помещение вошел майор Дорс в присутствии господина весьма франтоватого вида в одежде напоминающей местные придворные фасоны, которые имел сомнительное удовольствие наблюдать, пока изучал материалы о принцессе. Майор тут же подошел к информационной панели и что-то там начал бурчать Саре.

- Позвольте представиться. Конрад Сат, с сегодняшнего дня - заместитель начальника отряда телохранителей специального отдела министерства безопасности. До этого - заместитель пресс-атташе Службы Охраны Императора, полковник. Вы, господа, можете не представляться, я прекрасно уже знаю, кто есть кто, включая остальных четверых сотрудников нашего специального отдела, которые здесь визуально отсутствуют. Кстати, господин майор (повернулся к интимно общающемуся с информационной панелью майору), поправьте меня, если я ошибаюсь: из тех четверых - двое в комнате наблюдения, остальные - отдыхают?

Майор приостановил свое бурчание и просто кивнул.

Капитан рассматривал Конрада внимательно, но вступать в разговор не спешил. Ничего не имею против пауз в разговоре, но многозначительными паузами информацию не добудешь, а мне ее пока весьма не хватало для того, чтобы определиться со своими дальнейшими планами. Поэтому не дал паузе затянуться.

- Господа. Не кажется ли вам, что ситуация несколько абсурдна? Я сам, знаете ли, ни в каком ведомстве не служу, но даже для меня выглядит несколько анекдотично, когда полковника подчиняют майору, а того в свою очередь капитану. При этом прошлая ведомственная принадлежность по влиятельности находится в таком же точно соотношении. Не кажется ли вам, что кто-то с нами всеми хочет плоско или, наоборот, очень тонко пошутить?

Полковник присел и придал своему лицу задумчивое выражение. Майор закончил бурчать, также присел, лицо сделал кирпичом - ему видно не хотелось первому высказываться по этому поводу. На лице капитана отразилась сложная гамма чувств, ему видно тоже не очень хотелось что-нибудь ляпнуть неосторожное в присутствии полковника, который по табелю о рангах превосходил его на порядок. Тем не менее, капитан был здесь главным, ему и пришлось начать первому. Своей находчивостью он меня не удивил - уже понял, что парень он совсем не глупый.

- Полагаю, все только внешне выглядит абсурдно. Мы все находимся в необычных обстоятельствах по причине того, что вы, Лон, находитесь на территории Империи в совершенно абсурдном положении. Любое ваше действие может иметь самые непредсказуемые последствия. Очевидно, что меня назначили старшим над полковником и майором именно потому, что не принадлежу ни к министерству безопасности, ни к Службе Охраны Императора. Если произойдут какие-либо нежелательные события, прямого отношения к ним Император иметь не будет, также как и министерство безопасности. При этом никто не сможет и сказать, что ими события были пущены на самотек. Я вижу ситуацию так. Есть еще мнения?

Майор был краток.

- Мое дело охранять, никакие политические нюансы меня не касаются, также как никто и не ждет, что буду ими заниматься.

Полковник - тот еще фрукт. Видно было, что он слушать умеет. Кроме того, он, наглец такой, начал осторожно сканировать на предмет моего магического фона и личного пространства. Вместо того чтобы противодействовать ему, решил огорошить его одним дурацким и бесполезным на первый взгляд, но весьма сложным в исполнении магическим фокусом: оставил свой фон как обычно очень низким, а личное пространство втянул по контуру своего тела. Полезность этого фокуса состоит в том, что мало кто, думаю, так умеет (я таких вообще не встречал), ни у одного нормального человека личное пространство так выглядеть не может. На сканирующих этот фокус оказывает убойное действие, они начинают сомневаться в нормальности себя или меня. Говорить он тоже умел, негромким и хорошо поставленным голосом.

- Господин капитан весьма неплохо обрисовал политические нюансы, - фрукт этот закончил сканировать, но даже с речи не сбился, никак не продемонстрировал, что он в полном смятении, хотя я был уверен, что он именно в нем и находится, - я чужд ведомственному снобизму и не считаю, что все самые умные офицеры служат именно в нашем ведомстве. Наверное, поэтому меня сюда и направили. Следует прояснить для всех присутствующих некоторые другие политические нюансы, так как все-таки за политические нюансы в нашем отделе я и буду отвечать, а также за связи с общественностью. Вы, Лон, для Императора - враг, кровный, и если бы вы проникли на территорию Империи силой или хитростью, то в этом случае вы бы просто подлежали уничтожению любым самым быстрым способом. Вы прибыли открыто, но при этом дипломатического статуса или статуса парламентера вы иметь не можете из-за кровной мести. В кодексе кровной мести есть особенность, которая никак не закреплена. Если силы приблизительно равны, невозможно наносить удары безостановочно, стороны переходят к позиционной войне и начинают наносить удары по очереди. Император посчитал, что уронит свое достоинство, если даст команду на уничтожение то тех пор, пока вы не дадите к тому повода, то есть не сделаете следующего хода. (Тут он мастерски сменил эмоциональный окрас своего выступления с умеренно-торжественнго на умеренно-веселый). Добавлю, что если капитану для нашего отдела понадобятся еще какие-нибудь специалисты, они будут выделены, ха-ха, следующий будет в генеральском чине почти наверняка.

Я был доволен. Ситуация начала проясняться. У меня еще не появилась определенная цель, но зато начали вырисовываться некоторые зачатки плана действий. Решил дать им некоторую передышку, прежде чем дальше их потрошить, тем более, что пока они не пообщаются между собой без меня, никаких серьезных вопросов они больше обсуждать со мной не будут. Сказал им, что через пол часа буду готов отправиться куда-нибудь пообедать, попросил, чтобы подобрали какое-нибудь тихое местечко, где можно поговорить и обсудить наши совместные ближайшие планы. Они не возражали, с чем и убыл поплескаться и подумать.

Пункт первый. Ко мне приставили специалиста по связям с общественностью, своеобразным, конечно, специалистом, но все-таки. Если бы для меня не предполагалось никаких связей с общественностью, то полковник и не стал бы упоминать, что он в этой странной компании отвечает за это направление деятельности. Ни о какой пресс-конференции, слава Богине, не может быть и речи, так как я могу быть здесь только частным лицом. Прекрасно, это означает, что сегодня или завтра он потащит меня на какое-нибудь ток-шоу, на котором обсуждаются зараз десяток тем, которые, как предполагается, волнуют широкие слои общества. Отлично, то, что надо, чтобы и обществу местному показаться и ни на какие скользкие темы не разговаривать.

Пункт два. Человек, который слил информацию обо мне в местную безопасность. Начать заботиться о нем по просьбе брата было, вроде бы, пока рановато, но мне подумалось, а что, если он был в чине генерала? Иначе как он мог попасть на прием к министру? Если чин у него генеральский, то местного кукловода, обладающего своеобразным чувством юмора, пожалуй, можно уже сейчас начать принуждать к прикомандированию его к нам. Есть, однако, тут одна немаленькая трудность - он у них уже проходит по категории "враг", назначать его сотрудником этого специально-циркового отдела министерства безопасности не станут. Значит, он должен проходить по категории "вольнонаемных", нет лучше - вспомогательного персонала. Никаких адьютантов-денщиков-слуг мне здесь по статусу не положено ввиду отсутствия родового статуса. Ага. Есть контакт. Придумал. Я же тут вне закона, и принадлежу другой империи, поэтому любой меня может убить без правил, что трудно ввиду наличия команды телохранителей (они то не вне закона), либо вызвать меня на дуэль. Но в этом случае, я пусть и как частное лицо, имею право на секунданта-соотечественника, а таковых здесь просто нет, даже дипломатов. Так что им никуда не деться, им нашего человека придется выпустить из узилища и приставить ко мне в качестве ходячего потенциального секунданта, иначе они нарушат права своих же собственных гражданскоподданных. Незадача выйдет только в том случае, если он не мой соотечественник, а абориген, но и в этом случае я вправе делегировать именно ему полномочия секунданта и настаивать на том, что иные кандидатуры для меня неприемлемы. Никуда им не деться, кроме как сказать, что мол, извини, мы его уже грохнули, но этот номер у них не пройдет.

Пункт три. По значимости он поважнее предыдущих будет, а вот по очередности выполнения он имеет шансы со временем и тридцать девятым стать. Необходимо выяснить личность кукловода, того, кто со мной тут игры играет и заправляет тут всем. Подозреваемых шесть человек: Император, Паук, принцесса Атуан, трое сыновей Императора. Кажется очевидным, что никто иной здесь не смог бы вмешаться в игру. Правда, есть вариант - Паук в качестве доверенного лица одного из остальных пяти или еще один вариант: приказы Императора, юмористическое исполнение Паука. Следовало бы порыться в информации относительно трех сыновей Императора, но я эту мысль отбросил. Когда заказал материалы о принцессе, это кем угодно здесь из наблюдателей воспринято как единственно возможная модель поведения, обожать ее и интересоваться ей - для местных это уже мода и некий культ. Если же закажу материалы по братьям - наблюдатели воспримут это как подготовку к началу враждебных действий. Кроме того, не исключено, что вся необходимая информация по братьям у меня уже есть - ее любезно сообщил мне капитан. Информация есть, ясности нет. Наиболее подозрительны двое: Паук и принц Стоксфол. С Пауком все ясно - ему по должности положено быть и автором и исполнителем изощренных комбинаций. Стоксфол выглядит наиболее подозрительным потому, что пятнадцать лет назад он был начальником Разведуправления, что само по себе означает, что он тоже потенциально способная к комбинированию личность. А пятнадцать лет навевают на нехорошие ассоциации с операцией против моей сестры - она ведь проводилась в империи Дортис, то есть если он тогда был у руля, то именно он тогда является главным организатором операции, а вовсе не Паук, или кто там тогда был вместо него. Нет, тогда именно Паук и был, иначе бы майор Дорс не высказывал бы о нем столь личных оценок. Есть, правда еще вариант, что откровения Дорса - дезинформация, но тогда Дорс - безродный сирота-смертник, потому что вот тогда, именно за намеренную ложь по поводу смерти Алисы род Дорсов гарантированно получит в кровники род Версорио. Если вопрос не прояснится естественным образом, пожалуй, плюну на собственные правила и залезу в башку майору. Пятнадцать лет назад Императрица упросила меня дать слово не лезть в это дело, я и не полез. Не верила она, что в восемь лет я сделаю что-нибудь правильное по этому поводу, но сейчас то дело само на меня лезет, так что, извини, мама.

Минут через сорок мы прямо с балкона (площадки осмотра?) убыли на флайере в неполном составе, двоих безымянных пока для меня телохранителей оставили в "номере", им обедать, наверное, не полагалось. Впрочем, сладкой троице капитан-майор-полковник виднее, когда и в каком порядке должен обедать рядовой (или сержантский?) состав. Подумалось мне: кукловод в своем чувстве юмора непоследователен, иначе эти четверо и должны быть генералами. Мысль эта меня занимала всю дорогу. Давно прошли времена, когда по лицу, внешности человека, достигшего совершеннолетия, можно было определить возраст с точностью плюс-минус лет пять, сейчас в лучшем случае - плюс-минус тридцать-сорок лет, то есть этим четверым ребяткам может быть от двадцати до семидесяти лет. Еле удержался от искушения полезть двум из них в мозги, чтобы прояснить этот вопрос. Воздержался вовсе не потому, что побоялся засветиться перед полковником. От него я бы смог бы спрятаться. Нельзя нарушать собственные правила, игра должна быть честной: равное - равным, иначе смысла у игры нет, как и нет самой игры, а есть лишь глупый никому не нужный фарс. Абсурдность троицы капитан-майор-полковник все-таки худо-бедно логически залегендирована была. Если эта четверка окажется генералами, то возможно ли хоть какое-нибудь логическое обоснование этому факту? Фактор времени - четверка вместе с майором были первыми сотрудниками, получившими указания относительно меня. Это означает, что если эти четверо - генералы, то кукловоду потребовались считанные минуты для того, чтобы придумать весь план игры со мной и начать его осуществлять. Какой из этого вывод? А вывод из этого следующий - если эта четверка - генералы, то обыграть кукловода будет очень трудно, так как это очень сильный игрок, а организованный таким образом балаган, если поучаствовать в нем сколько-нибудь продолжительное время - мощнейший инструмент для пропагандистских целей. Я сильно рискую здесь, но не жизнью, а стать посмешищем. Кроме того, кандидатуры Императора и Паука в этом случае можно смело отбросить. Зачем Императору такие тонкие молниеносные маневры? У какого министра безопасности хватит полномочий для самостоятельной игры с таким размахом? Это либо один из трех братцев, о которых все-таки мало знаю, и из них тогда нельзя отбрасывать никого (этот вариант теперь кажется самым желательным для меня) либо принцесса Атуан - в этом случае я уже проиграл вчистую. Почему проиграл? Очень просто - если это она за всем стоит, то хочет она от меня только одного: во-первых - обыграть, во-вторых - заставить жениться на себе (горе побежденным - они должны платить контрибуции), или во-первых - проиграть в достойной борьбе, во-вторых - заставить жениться на себе, сдавшись на волю победителя. Отчего я так подумал? Опять все очень просто - кровная месть занятие мужское. Император и братья доверили бы ей операцию против меня-кровника только в том случае, если бы она им прямо заявила, что собирается не убивать меня, а заставить жениться. В этом случае я проиграл сразу, как только появился на терминале прибытия, заранее был обложен со всех сторон. Бежать поздно - если бы не откровения майора, когда меня повязали смертью сестры, мне следовало бы бежать прямо сейчас. Эти откровения и сама личность майора отвечают за несмешную часть моего вояжа сюда - эта пуля, которую всадят в спину в случае бегства, причем вне зависимости подлинными они были или ложными.

Каким же я был самонадеянным болваном, когда появился здесь, радостно предвкушая, как поставлю эту империю на уши и изрядно развлекусь! Брат, скотина, поставил меня в это дурацкое положение, слив информацию обо мне и предопределив, тем самым, мое поражение.

Может, я рано запаниковал, может быть эти четверо - не генералы? Или кукловод - кто-нибудь из братцев Атуан? Нет, собственные магические способности, находясь в сознании, можно заблокировать, а интуицию можно заблокировать, только перейдя в бессознательное состояние, а она уже у меня сработала и вопила дурным голосом о том, что я в ловушке.

Спокойно. Безвыходные ситуации бывают, однако их ничтожно мало. Выигрыш и проигрыш в игре - для меня совершенно одинаковы по последствиям. Единственный шанс на спасение дает прерванная игра или ничья - хотя бы шанс на сохранение лица.

Местечко действительно выбрали тихое - ресторан небольшой, уютный выполненный в серых и темно-серебрянных тонах. Ясен пень, пока мы сюда летели, посетителей отсюда по-быстрому попросили. После того, как метрдотель спросил нас, не доверим ли мы ему выбор блюд или есть какие-либо особые пожелания, все посмотрели на меня, я дал согласие. При других обстоятельствах я, пожалуй, пожелания высказывал бы хоть и молниеносно, но после минимум получасового допроса свидетелей, люблю я это дело - выяснить, что в ресторане имеется самое лучшее и получить это. На два столика начали накрывать молниеносно. Мы расположились в стороне от этой суеты. Решил, что пора попытаться добиться хотя бы ничьи. Пора закрывать балаган, пока не набежали зрители, а то придется мне быть в нем дурачком.

- Капитан, а что это тем двум ребятам накрывают отдельно? - начал я, - разве не правильным было бы, если бы столы сдвинули и мы, так сказать пообедали совместно? Распорядитесь, пожалуйста.

Выражение лица капитана быстро сменилось несколько раз, пока не приняло вопросительное выражение. Вначале, наверное, он подумал обо мне как о слабоумном, хотел наплести что-нибудь вроде того, что часть телохранителей должна находиться на некотором отдалении от охраняемого объекта. Потом, наверное, решил сказать что-то вроде места рядового и сержантского состава в табели о рангах. Потом явно вспомнил, что почти наверняка у меня есть ответ на любое его заявление и решил просто вопросительно посмотреть. Майор просто спокойно посмотрел на капитана и ничего говорить явно не собирался. Полковник развеселился и тоже стал ждать ответа от капитана. Я решил продолжить.

- Или генералам зазорно сидеть за одним столом всего то только со средним и старшим офицерским составом?

- Знаете, Лон, - полковник не выдержал и хрюкнул от сдерживаемого смеха, - я тоже недавно подумал о том, что меня незаслуженно обидели, что моими четырьмя подчиненными просто обязаны были назначить генералов. Но, Лон, всему же должна быть мера. Я все-таки полковник Службы Охраны Императора, я в лицо знаю практически всех генералов и адмиралов Империи.

Я его веселья ни в малейшей степени не разделял. Если бы он говорил правду - был бы до одури счастлив. Поэтому просто из принципа и ему решил испортить настроение и дать в полной мере осознать, как это неприятно, когда из тебя сделали клоуна.

- Просто обхохочешься. Никакой меры у этого цирка нет. Не знаю, утешит ли вас тот факт, что главным дурачком в этом цирке сделали все-таки меня, вы все можете с полным правом считать себя не клоунами, а подсадными зрителями. Когда мы вылетали сюда, я, как и вы, полковник, считал себя самым умным из всех возможных умников. А теперь же чувствую, что меня бессовестно и цинично надули, и даже знаю кто и зачем.

Сладкая троица капитан-майор-полковник смотрели на меня, не пытаясь скрыть изумления, так, как будто у меня только что у них на глазах одновременно выросли оленьи рога и ослиные уши. Два других участника кордебалета имели физиономии каменные, как будто ничего не слышали или разговор их никак не касается.

- Ага. Вижу, вы трое использовались втемную. Значит так. Капитан, дайте команду местному персоналу не отсвечивать здесь, накрывать вон там, на веранде, причем один стол на всю компашку, заодно пообещайте отрезать им уши, если немедленно не поставят здесь шумоподавительную завесу. Ваш дурацкий отдел, который вы с сегодняшнего дня возглавляете, вряд ли просуществует до завтра, но о секретности вы обязаны позаботиться, если вы, конечно, не хотите поразвлечься перед уходом, занявшись физической ликвидацией всего местного персонала.

Капитан сообразил все быстро, он понял, что если даже я и сбрендил тут скоропостижно у них на глазах, то и в этом случае целесообразнее всего было бы выполнить мои указания. Сам он, однако, никуда не побежал, а многозначительно посмотрел на майора, коротко кивнул и повел в сторону веранды подбородком. Майор тоже никуда не побежал, слегка откинулся на спинку, задумался на десяток секунд. Потом ожил.

- Все. Завеса стоит. Этих здесь тоже не будет, пока не разрешу. Накрывать теперь будут там. Один стол на всю компашку, точнее, три сдвинутых стола.

Я махнул приглашающе двум безымянным ребяткам.

- Давайте, ребята, подсаживайтесь поближе. Обсудим, так сказать, некоторые весьма интимные вопросы.

Ребятки, подождав кивка майора, взяв свои стулья, подсели поближе.

- Ну, господа генералы, разъясните господину полковнику - как получилось, что он в лицо вас не знает? Заодно, представились бы, что ли. Какой теперь смысл физиономии кирпичом делать?

- Генерал-майор десантных войск Глан Родерик.

- Контр-адмирал военно-космических сил Торс Вендерон.

Теперь рожи кирпичом стали у сладкой троицы. Генерал с адмиралом посмотрели друг на друга. Продолжил генерал.

- Господин полковник не знает нас в лицо по той причине, что очередные звания мы получили непосредственно перед тем, как стать слушателями Академии Генерального Штаба Империи. Гофмаршал нашими новыми погонами у нас перед носом помахал и спрятал их, сказал приходить на их официальное вручение через три года. Участниками местного балагана нас назначили под предлогом сдачи практики по курсу "прикладная психология выживания". Не знаю уж, на чем мы прокололись, но теперь, наверное, у нас будут некоторые неприятности, едва ли нам выставят сколько-нибудь приличные оценки за практику. Двое оставшихся в отеле: генерал-майор десантных войск Тимоти Роджерс и генерал-майор войск дистанционной атаки Шональд Вейбур, обстоятельства - аналогично.

- Не сгущайте краски, генерал. Полагаю, с практикой у вас будет все отлично. Об этом позаботится тот, кто организовал вам эту работенку, уж он постарается, чтобы ваши преподаватели в вашей академии даже и не узнали про хоть какие-нибудь ее подробности, кроме разве что одного из преподавателей - принца Стоксфола. С вами тоже поступили не очень честно. Когда выяснилось, что у капитана в подчинении майор, а у того в свою очередь - полковник, раскрытие вашего инкогнито стало совершенно неизбежным. Тем более, майор наверняка давно уже задумался - отчего ему в командировку не разрешили взять кого-нибудь из своих настоящих подчиненных, при этом делать вид, что вы именно для него собственные подчиненные? Не так ли, майор?

- Верно, Лон. Правда, как все обстоит на самом деле, я додумался бы не скоро. Зачем эта комедия? Когда меня подрядили на эту работенку, мне было не до веселья, я готовился умереть, уже говорил почему, а теперь не знаю, что и думать.

Все выжидающе посмотрели на меня, предлагая продолжать.

- Перед убытием сюда, я кроме брата своего, никого об этом не предупредил, да и ему сказал буквально перед самым отправлением. Никакой цели визита у меня не было - рассчитывал тут повеселиться, поразвлечься, поиздеваться над вами тут. Невинно убиенную сестренку жалко, но кровную месть в обычном понимании кровь-за-кровь и смерть-за-смерть не признаю - пережиток эпохи дикости. Тем не менее, прощать смерти - глупо и преступно. Вот и подумал, что прибуду сюда, начнутся на меня всяческие покушения всяческих силовых органов, убивать в ответ не буду, но опозорю так, что над этой кровной местью во всем этом Рукаве посмеялись бы. Брат же мой подумал, что я еду сюда войнушку устроить. Он потребовал у нашего начальника Разведуправления, чтобы тот организовал немедленно передачу вашему Пауку информации о том, когда буду у вас и на какой терминал прибуду, что не имеет ничего против того, чтобы меня здесь прикончили, но только после того, как будет найден такой способ. В противном случае мой брат предложил не замечать моего присутствия на территории вашей империи, так как геноцид не имеет никакого отношения к кровной мести и быть причастным к геноциду род Версорио не желает. Остальное вам всем уже известно.

После этого пауза затянулась. Цирковая труппа осмысливала информацию, и никто не хотел начинать первым, тем более что субординация, этот краеугольный камень для всех служивых людей, находилась в состоянии плачевном. Но нет, поспешил я с таким дилетантским выводом о субординации. Служивые вспомнили, что в субординации - главное должность, а не звание, поэтому все выжидательно посмотрели на капитана, предлагая ему начать первым, заодно, наверное, злорадно подумали, что мудрые командиры всегда предлагают высказываться первыми сосунков, а капитан поступить так не решится, поэтому он и будет этим самым сосунком. Капитан во всех смыслах не оправдал их ожиданий.

- Лон. Нам вовсе не все остальное известно, Остались непроясненными три важнейших вопроса. Вопрос первый: насчет геноцида - это реальная возможность или блеф? Вопрос второй: я не очень хорошо знаю Паука, но не слабо ли ему было все это так организовать или вы намекаете, что он действовал по указке принца Стоксфола? Вопрос третий: а зачем все это так анекдотично?

- Насчет геноцида - не блеф, хотя совершенно не планировал никакого геноцида. Я же объяснил, что даже убивать никого не планировал, но Паук ваш этого не знал, а вот кое-какую информацию он про меня все-таки имел. Не знаю, запаниковал он или, наоборот, очень уж хладнокровным и непугливым оказался, но обратился он за указаниями не к Императору, а к принцессе Атуан. У него просто не было времени доложить сначала Императору, потом принцессе, и тут же приступить к выполнению плана, который придумала принцесса. Императору Паук доложил, думаю, со смещением по времени как будто первому, в присутствии принцессы. Она по-быстрому обработала Императора в русле своего плана, Паук получил полное одобрение действиям, которые он и так начал совершать без ведома Императора по указаниям принцессы. Братья, принцы Стоксфол и Ричард, думаю, без особых расспросов организовали отправку трех генералов и адмирала на операцию. Сложнее или проще ответить на вопрос "зачем?". Во-первых, затем, что если бы угроза геноцида была бы настоящей, то такие действия эту самую угрозу сводили бы к минимуму. Я бы как дурак ждал нападения, чтобы организовать возмездие, и не дождался бы. Если бы сам начал первым, то думаю, что вышла бы какая-нибудь юмористическая передача про то, как меня встречали, и другая - грустная о том, как я себя потом некрасиво стал вести. Что-нибудь в этом духе. Там, где балаган, нет места геноциду. Что во-вторых, я об этом говорить совершенно не хочу, подумайте сами.

- Отчего вы так уверенно утверждаете, что придумала и организовала все принцесса Атуан? - заинтересовался полковник, - не логичнее ли предположить, что принц Стоксфол все придумал, а принц Ричард и Паук ему помогали?

- Поддерживаю, - сказал генерал Родерик, - принц преподает у нас некоторые специфические предметы и разработка такой операции как раз соответствует его уровню подготовки и мировоззрения, при всем моем уважении к принцессе Атуан. Как может относиться к военной субординации молодая девушка? А тут само понятие о военной, точнее военно-ведомственной субординации сделано основным инструментом. Нисколько не сомневаюсь в умственных способностях принцессы, но не верю я, что такое могла придумать она.

То, о чем они говорили, было логично, но моя интуиция уже ответила на этот вопрос однозначно, я не помню случаев, чтобы она меня подводила, уже привык воспринимать ее как одну из граней своего Дара. Логическое обоснование делал, исходя из известного мне результата, и вовсе не был уверен, что оно их убедит.

- Вы забыли кое о чем, - продолжил я, - о том, кто получил первоначально информацию обо мне и о факте времени. Ответьте, генерал, у вас на сборы, инструктаж, дорогу до терминала времени ушло не меньше часа? А инструктировал вас вовсе не принц Стоксфол? Не так ли? Полагаю, что майор вас инструктировал, он же подбирал вам форму у себя по месту службы, что вас изрядно задержало. Так или нет?

- Да, по всем пунктам, один час две минуты, еле успели на исходную позицию, вызов последовал через три минуты, - ответил генерал.

- Прикиньте тогда: я сообщаю брату об отъезде, а через два часа пять где-то минут мы с вами уже лицом к лицу и это при том, что на дорогу и ожидание вызова у вас ушел час и пять минут. Давайте прикинем: брат связывается с начальником Разведуправления, у него это занимает некоторое время, так как тот упирается и не хочет палить своего агента - 5-10 минут; готовится сообщение агенту и передается - 5-7 минут; агент принимает сообщение - 5-7 минут; агент попадает на личный прием к Пауку и передает информацию Пауку, тем самым, законопатив себя в тюрягу, бедняга ведь не знает, что его скоро выпустят, надо будет попросить матушку отправить его на каторгу вместо огромного ордена за эту его подлость, ну да ладно, отвлекся - 20-25 минут. Получается, что за двадцать пять минут максимум Паук решает, кому доложить, докладывает, этот кто-то придумывает план, план начинает выполняться. Круто. А теперь скажите, есть ли среди этих двадцати пяти минут время, которое можно было успеть выделить на общение с Императором? Вижу ответ на ваших лицах. Ну а теперь задачка попроще. Скажите, кому мог доложиться Паук, зная заранее, что ему предстоит потом ломать комедию перед Императором? Кто ему мог обеспечить прощение в случае чего? Неужели принц Стоксфол? Ответ опять вижу на ваших лицах.

- Но ведь Паук мог доложить в режиме конференции нескольким членам семьи, - капитан, вспомнив, видно, что он здесь главный решил выдать еще одну рабочую версию, - например, принцессе, чтобы она обеспечила последующее одобрение Императора, и принцу Стоксфолу для целей разработки плана.

Лицо у полковника скривилось. Генерал с адмиралом резко спали с лица, помрачнели. Майор и без этого веселостью не отличался, но слушал он довольно равнодушно. Его этот разговор, судя по всему, не сильно задевал.

Подумалось мне: "До чего толстокожие. Им торопиться некуда. А для меня продолжение балагана опасно. Наверняка для меня еще ловушки заготовили. Участие в каком-нибудь ток-шоу, которое казалось мне совсем недавно вполне отвечающим моим планам, теперь представляется мне чем-то ужасным - там же можно самый горячий материал слепить для будущей юмористической передачи обо мне. Я не против юмора, но где-нибудь в другом месте, где нет кровной вражды".

- Вы, капитан, говорите вроде бы логично, - я решил их дожимать, - но вы, как и генерал слишком уж ослеплены харизматичностью принцессы. Вы не понимаете очевидной вещи, что в этой так называемой операции, направленной против меня - мужская хватка, но чисто женское чувство юмора и слишком уж элегантное исполнение. То, что вы называете чисто мужским пониманием понятия субординации, на самом деле, чисто женское ее понимание. Я не очень хорошо знаю меру тактических талантов принца Стоксфола, но использование понятия субординации как средства добиться своих целей с использованием машины пропаганды - он на такие тонкие операции не способен. Скорее всего, он и сам это осознал, когда пятнадцать лет назад подал в отставку с поста начальника Разведуправления.

При последних словах я сосредоточил свое внимание боковым зрением на майоре Дорсе - мне очень нужна была его реакция. И я дождался, состояние довольно равнодушного ожидания сменилось на ожидание пули в висок, его начало колбасить не по-детски. У него разве только губы не тряслись, и нервного тика не было, а так - чуть ли не все вербальные признаки сильнейшего страха. Вывод следующий - попадание в десятку: его признание не было дезинформацией, именно принц Стоксфол, а не Паук планировал ту операцию против моей сестры, его отставка как-то связана с той операцией.

- Если хотите знать мое мнение, - продолжил я, - разве только принц Торвальд мог родить похожий план, финансисты - они народ изощренный, но он этого не делал. Ваши принцы Стоксфол и Ричард вовсе не глупы, их планы были бы на порядок более изощренными, но вся изощренность касалась бы следующих вопросов: сколько оперативно-тактических единиц расставить вокруг меня, какое вооружение, схема условных знаков, передвижения и так далее. Честно говоря, когда сюда прибыл, рассчитывал именно в эти игры и поиграть, устроить вам козью морду по полной программе, а меня ваша принцесса нагло и цинично надула.

На этот раз пауза была совсем непродолжительной. Капитан явно почувствовал под ногами твердую почву, тем более что остальные участники разговора вид имели угрюмый, и разговаривать им почему-то уже не очень-то и хотелось.

- Получается, что за дальнейшими указаниями мне следует обратиться к принцессе Атуан напрямую? - капитан единственный не выглядел угрюмым.

Я в душе возликовал. Наконец-то. А то - хоть проси кого-нибудь отнести принцессе записку: "Извини дорогая, жениться не могу. Подробности при встрече, которую с нетерпением жду. P.S. Дорогая, если тебе некогда, я не настаиваю, заеду как-нибудь еще, не скучай".

Полковник встрепенулся и демонстративно посмотрел на капитана как на идиота.

- Капитан, вы до этого момента производили на меня впечатление весьма шустрого и даже чересчур умненького капитана. Теперь же, когда зашел разговор про принцессу Атуан, вы как-то сразу и резко поглупели. Напоминаю вам, что за политические нюансы здесь отвечаю я. А нюансы эти таковы. Если кому-нибудь станет кроме здесь присутствующих известно, что Паук доложил вначале принцессе, а потом выполнял ее план без согласования с Императором, потом ломал комедию перед Императором, то принцессе за это ничего не будет. Паук, скорее всего, тоже выкрутится с помощью принцессы, а вот вы, капитан не выкрутитесь, и нас всех, кроме, разве что, Лона, за собой утянете. В особенности это опасно, если Паук узнает, что нам все это известно. Если вы капитан, минуя своего непосредственного начальника Паука, начнете просить указания у принцессы, демаскируя ее роль в этой истории, вы исчезните быстро и незаметно, впрочем, в этом случае, никого за собой не потянете. Если вы, капитан, хорошенько подумаете, то поймете, что ни у кого ничего испрашивать не надо, а надо только подождать и если не сегодня, то завтра принцесса Атуан лично даст вам таки дальнейшие указания, только не умрите от счастья, прецеденты широко всем известны. Мне, кстати, тоже очень хочется не умереть от счастья, после того, как она даст вам эти указания. Я думаю, даже генерал с адмиралом хотят того же.

Да уж. Капитан действительно дал слабину. От этих слов полковника он начал предательски краснеть. Полковник между тем продолжил.

- Капитан. Вы как мой прямой начальник дайте мне, пожалуй, увольнение до завтрашнего утра, полагаю, майор возражать не будет. Обедать мне что-то расхотелось. Поеду я, пожалуй, во дворец, надо бы срочно утрясти кое-какие нюансы с Императором и принцессой, а то вся эта комедия может совсем не смешно закончиться, жить почему-то очень сильно захотелось. Честь имею.

- Знаете, господа, - раз уж я добился-таки своего, я решил, что потрошить далее мне их не нужно, - пойдемте все-таки пообедаем, эти многозначительные драматические паузы в нашем разговоре уже начали раздражать. Раньше полагал, что господа офицеры и генералы во всех империях - самый жизнелюбивый народ, которых не прошибешь никакими тонкими душевными переживаниями, а здесь в вашей империи, что наблюдаю - сплошная мыльная опера с участием не гражданских, а служивых лиц. При этом что характерно, вот-вот скоро и меня заставят играть в эти дурацкие игры - а вот фиг вам.

Как я и ожидал, жизнелюбие свое господа офицеры и генералы посредством усиленного потребления спиртных напитков доказывать не стали. Во время обеда физиономии у них были мрачные, ничего хорошего они для себя в ближайшее время не ожидали. Видно не все у них тут так уж демократично, как показалось мне вначале. Императорского гнева они боялись и боялись крепко. Дорога в отель прошла в угрюмом молчании. По прибытию в отель я побрел в спальню, надо было отдохнуть немного от разговоров и морально подготовиться к решающему действию.

* * *

Я даже заснуть не успел, лежал, расслаблялся, думал о вечном и о себе в этой вечности, когда через два с половиной где-то часа раздался стук в дверь. На разрешение вой ти увидел вовсе не капитана или майора. Нет, в комнату вошла принцесса Атуан, небрежно так легким движением придвинула к моей кровати кресло, присела на него и стала меня серьезно так рассматривать. Да уж, напор у этой девушки ураганный, личные разборки в долгий ящик откладывать не стала. Выглядела она, конечно, очень неплохо, но видали мы зайцев и покрупнее, совершенно не испытывал желания объявить ей о своей капитуляции. Как бы то ни было, она вовсе не одержала победы в игре, я также не позволил ей и проиграть, ничья. Раз ничья, то надо либо разойтись, либо начинать новую партию. Я бы предпочел разойтись миром.

- Я бы предпочел разойтись миром, принцесса.

- Нет, Лон.

- Принцесса, я совсем не питаю к вам романтических чувств. Думаю, и вы - аналогично.

- Аналогично.

- Ну и зачем тогда?

- Как зачем? Можешь со мной на ты, я разрешаю. Ты игрок, Лон. Однако из всех игр ты предпочитаешь игру людьми, манипулирование ими, я это уже поняла. Я тоже люблю поиграть в эти игры, но противника достойного не наблюдается, здесь все играют со мной в поддавки, совершенно никто не думает оказывать мне хоть какое-нибудь сопротивление. Играть против тебя мне было очень увлекательно, я тобой всерьез заинтересовалась, я совершенно не ожидала, что ты такой необычный, ты стал мне нужен.

Я решил сделать паузу в разговоре по нескольким причинам. Она начала меня сканировать, это требует времени, если ждешь подвоха. Решил ей не мешать и никаких фокусов не показывать, у меня появилось время кое-что обдумать и кое-чем заняться. Упустил как-то из виду, что существуют иные составляющие привлекательности, кроме визуальных - голос, слово, произношение, запах. Пахла она свежестью какой-то необыкновенно легкой и ясной. Я осторожно сканировал составляющие запаха и не нашел в них ничего сильнодействующего: крем на коже лица с весьма слабой отдушкой, крем где-то в районе подмышек, наверное, именно там, тоже со слабо выраженным запахом, в общем - на теле пять разных видов кремов, все со слабой отдушкой, плюс следы запаха шампуня, но основа отдушки у всех одинаковая, то есть крема и шампунь подобраны специально, легкий след от духов - только на одежде, основа духов - тоже без всяких искусственных афродизиаков. Получается, что основу ее запаха составлял естественный запах кожи - редкое и весьма приятное для близко расположенных мужчин качество в женщине. От следующей мысли я даже слегка запаниковал. Дело в том, что среди запахов косметики не было обычных для почти любой женщины, запахов на губах, на ресницах, бровях, вокруг глаз - словом того, что большинство женщин рисуют себе по утрам, а также запаха мыла или чего-нибудь мыльного. В самом этом факте ничего такого фантастического не было. Существует некий весьма малый процент женщин, которые обходятся без этого рисования в угоду своим мужьям либо по религиозным каким-то соображениям. Существует также ничтожный процент женщин, который обходится без этого по собственному убеждению. И к тем, и другим общество относится, как правило, вполне благожелательно, признавая за каждым человеком право на некоторую эксцентричность. Озадачился этим фактом по другой причине. Я ведь рассматривал ее изображения последнего периода, и на всех соответствующая раскраска была, к тому же весьма разнообразная, а сейчас ее не было и не было даже остаточных запахов от нее, то есть означает это некий знак для меня, смысл которого от меня решительно ускользает. Тут я чуть не рассмеялся от облегчения - понял. Что-то подозрительно поглупел в ее присутствии. Я лично с таким явлением не сталкивался, но моим предкам это явление было очень хорошо известно. Она никогда себе ничего не рисовала обычным образом, на наведение этого рисунка и его поддержание просто расходует излишки магической энергии - обычное дело для женщин, которым их Дар позволяет иметь огромные запасы энергии. Та же Ленард поступает также, добавляя еще к тому же меняющиеся узоры по всему телу и украшения, только мне никогда не приходило в голову ее отсканировать и наблюдать этот эффект у нее воочию. Насчет мыльного запаха еще проще - многие женщины, обладающие Даром, привыкли очищать себя именно безмыльным способом. Она просто не захотела ставить себя в глупое по ее мнению положение и в первую нашу встречу и специально убрала рисунки, когда она отсюда выйдет - они наверняка опять появятся, она просто не захотела, чтобы при возможном сканировании выяснилось, что на лицо наложена магическая маска для украшательства.

Относительно ее голоса, произношения и речи можно было бы поэму сложить. Дело не в приятности ее голоса как такового, а в том, что в нескольких первых фразах она продемонстрировала легко и без всякого напряжения смену и тембров и эмоциональной окраски, но самое удивительное - темповое варьирование - слова и фразы говорила так, как будто в барабаны стучала. С такими способностями она легко не только одного человека - толпу легко настроит и поведет куда нужно. Никакой магический амулет ничего не покажет, никакой маг никакого магического воздействия не обнаружит, потому что его, собственно и нет в обычном понимании, в этом случае так называемые акустические колебания не сопровождаются выбросом магической энергии. Я так не умею и вряд ли смогу когда-нибудь, впрочем, вряд ли и захочу. Крута девушка, ничего не скажешь. Мне теперь с ее харизмой все более-менее ясно, как ясно и то, что ей нет нужды специально поддерживать и пестовать свою привлекательность для любого, с кем общается - все получается само собой, естественным, так сказать, образом. Она пошевелилась, положила ногу на ногу, слегка повернувшись при этом в мою сторону. Никаких особенных прелестей мне при этом не открылось, всего-то только симпатичные такие коленки в несколько другом ракурсе, чем можно было их наблюдать ранее, но я отчетливо понял, что насчет зайцев был несколько неправ. Почему-то почувствовал, что за эту мою неправоту придется как-то расплачиваться. Движение ее следовало понимать как требование к продолжению разговора.

- Ты меня все-таки плохо знаешь, Атуан, - невольно начал тоже менять эмоциональную окраску и варьировать темп речи, разумеется, не так мастерски, как она это делает, а из принципа, чтобы она поняла, что мне эта игра понятна, - я действительно люблю поиграть с людьми при случае. Насчет манипулирования ими - тоже правда. Но манипулирование ближним - это занятие, которым занимается каждый человек на протяжении всей своей жизни. Играя с людьми, я, во-первых, играю на равных условиях, а во-вторых, проигравшему или победителю никогда не достается смерть.

Видно было, что она начала на меня сердиться.

- Ты, значит, никого и никогда не убивал?

- Отчего же, регулярно этим занимаюсь. Но к играм это отношения никакого не имеет.

- И кого ты регулярно убиваешь?

- Лучше бы тебе этого не знать. Впрочем, наоборот, лучше тебе с твоими-то способностями как раз узнать - заигравшихся магов, которые вдруг от своих якобы неограниченных возможностей впадают в искушение стать богами. Причем, что характерно, такому магу скучно и неинтересно становиться добрым богом, такому хочется непременно стать потрясателем вселенского масштаба. Что бывает в таких случаях, если их вовремя не останавливают, я полагаю, тебе известно. Ну а я - один из тех, кто таких вот деятелей успокаивает. Это и есть мое основное занятие, а вовсе не игры с так называемыми обычными людьми, как ты, возможно подумала. Сюда я прибыл отдохнуть, поразвлечься, вовсе не убивать никого, а ты со мной играла краплеными картами, а братец мой любимый помог вам еще подтасовку карт заранее организовать, скотина.

- Теперь тебе от меня тем более не отделаться. Хоть ты меня и рассердил, но ладно, я смирю гордыню, придется мне, чувствую, помаленьку к этому привыкать. Объясняю тебе, что те два офицера, которых я застрелила, вовсе не были объектами моих игр, они были дураки, а я была слишком еще неопытна и неосторожна в общении с людьми. Надеюсь, ты сейчас не будешь опрометчиво пошло шутить насчет приобретенного с тех пор опыта? Пока ты не сказал какой-нибудь гадости на этот счет, прочувствуй, насколько не хочу с тобой ссориться, лучше сама скажу, что личного сексуального опыта у меня нет, теорию, впрочем, изучила. Сейчас никто меня целовать не лезет, а если бы попробовал без моего согласия - ничего бы у него не получилось, кроме кратковременного обморока - я внятно излагаю?

- Более чем. Объясни мне только одну вещь. Ты говоришь, что я тебе нужен. А зачем, собственно? Как ты меня собираешься использовать?

- Если ты думаешь смутить неопытную девушку, - она прямо заворковала, отчего у меня появился даже некий дискомфорт - муравьи побежали по голове, спине и бедрам, - то напрасно. Использовать я тебя планирую по твоему единственному предназначению, то есть в качестве своего мужчины и мужа. Ты у меня станешь также отличным Императором через некоторое время. Не волнуйся, дорогой, мой папа и сейчас не против уступить мне трон, только не вижу смысла пока торопиться, полагаю, что перед этим необходимо хотя бы обозначить себе цели правления, иначе этот изукрашенный стул не очень удобен для сидения.

- Вот, значит как. Ну что ж, я, пожалуй, подумаю над твоим предложением. Не скрою, мне лестно такое предложение, но можно дам тебе ответ через месяц?

- Дурачок, ты мой, Лон. Вот именно - теперь мой. Ты знаешь, пожалуй, я была не совсем права, когда говорила, что не испытываю в отношении тебя никаких чувств. Уже начала испытывать. Ты знаешь, когда с детства по праву рождения целая империя принадлежит тебе, это не ощущается как нечто дорогое, а просто кажется естественным и единственно возможным. Ты - это другое, ты уже стал мне дорог лично, тебя я приобрела благодаря своей находчивости и предприимчивости, лично тобой овладела.

- Ну, насчет "овладела" - ты несколько торопишь события, дорогая.

- Ты все-таки полагаешь, что если добавишь степень откровенности намеков на всякие скабрезности, ты меня собьешь с толку? Или ты думаешь, что не замечаю твоей иронии и даже некоторой издевки? Ты, дорогой мой, в отношении меня опасно заблуждаешься. Не надо со мной так. Ты подложил, милый мой, мне изрядную свинью, с самого твоего прибытия ломала голову, составляла всяческие милые заготовки для тебя на ближайшую неделю, много всего придумала, между другими неотложными, связанными с тобой делами, а ты тут вроде бы все это сделал бессмысленным. Сейчас ты прикидываешь про себя - как можно подать твое пребывание здесь в информационных агентствах? Наверное, думаешь, что если прямо сейчас сбежишь, верю, что ты ничуть в этом не затруднишься, то в ваших информационных агентствах можно провести контригру, выставляя нас болванами, которые генералов инкогнито приставляли к тебе в качестве телохранителей. Мол, все останутся при своих, ничья. Дурачок, если сбежишь, все будет совсем не так. Мне мои заготовки кажутся уже совершенно ненужными. Я подожду сутки, чтобы дать тебе шанс одуматься, а потом лично сама перемещусь в вашу столицу. Я не второй сын, я - единственная дочь и первая наследница престола, сделать вид, что меня в вашей империи нет - не получится. Тем более что прибуду не с туристическим визитом, а с личным ультиматумом. Официально заявлю, что ты обещал на мне жениться, но даже соблазнить меня побоялся, испугался и сбежал. Уверяю тебя, что твоя матушка и братец, а также две твои сестренки забудут про кровную месть, притащат тебя ко мне связанного и перевязанного бантиком, иначе род Версорио станет посмешищем на все ближайшие окрестности.

Ураган по имени Атуан. Быстро она меня. Несколько минут, и ни о какой ничьей не может быть и речи. Полный разгром. Пора опять свести к ничьей.

- Стоп, Атуан, я на полном серьезе, без всякой издевки. Не совершай самой фатальной ошибки игрока - нельзя заигрываться, не следует ставкой в игре делать собственную жизнь.

- Ты что, мне угрожаешь? Какая пошлость!

- Нет. Вразумляю. В зависимости от моих личных предпочтений я мог бы как минимум тремя различными способами выйти из состояния проигрыша. Способ первый - твоя немедленная смерть. Способ второй - моя немедленная смерть. Способ третий - моя немедленная мнимая смерть.

- Насчет третьего способа - не вполне понятно.

- Все очень просто - я делаю своего репликанта, ничуть не отличимую от меня копию, которая ввиду отсутствия в ней жизни изначально - мой абсолютно достоверный труп. Далее убываю в неизвестном направлении и доказывай потом, кому хочешь, что кто-то от тебя сбежал, не успев соблазнить.

Она явно была обескуражена. Такого коварства она от меня не ожидала.

- А я этот липовый труп спрячу.

- На здоровье. А что это изменит? Тем более что мой труп опять найдется, да еще и со следами пыток и насильственной смерти. Предлагаю вернуться на первоначальные позиции и ответь мне на один вопрос. Ты хочешь моей смерти подлинной или мнимой, тем более что мнимая для тебя по последствиям будет тем же самым?

- Отвечу, Лон, но только после того, как ты ответишь на мой вопрос.

- Задавай, Атуан.

- Я тебе уже призналась, что девственница. Скажи мне, пожалуйста, может и ты - девственник и именно поэтому мы и не можем договориться?

- Атуан, извини меня, конечно, но более дурацкого вопроса ты, наверное, придумать не могла. Но раз уж у нас пошел серьезный разговор, то постараюсь отвечать без насмешки. Во-первых, не девственник. Во-вторых, я лично любую законченную шлюху в физиологическом смысле за пару минут сделаю девственницей, врачи и маги не найдут никаких следов постороннего вмешательства. Моя мама, если бы у нее такая блажь возникла, мать пятерых детей, я и ее за пару минут сделал бы девственницей. Осталось бы только после этого собрать независимый конгресс магов и врачей и объявить по результатам исследований, что все ее пятеро детей, в том числе невинно убиенное дитя Алиса, появились в результате непорочного зачатия. Я ясно излагаю?

Принцессе явно стало слегка не по себе, дурно ей стало. Внезапно ее лицо прояснело, она нашла какую-то твердую почву под ногами.

- Лон, ты напугал меня не на шутку, пожалуйста, не шути так больше. Для прояснения этих вопросов, пусть и за очень большие деньги, можно обратиться к Богине. Никакой маг или миллион магов и врачей не запутает Богиню или Ленард, ее дочь, всегда есть возможность к ним обратиться.

- Атуан, не пойму что-то твоего испуга по этому поводу, точнее, наоборот, очень даже понимаю. Теперь отвечай ты, твоя очередь.

Опять недооценил эту девушку, ей всего-то секунды три хватило, чтобы привести растрепанные чувства в порядок и вспомнить вопрос, ответ на который она должна дать, она и выдала весьма проникновенным, душевным таким голосом.

- Лон, милый мой, твой вопрос тоже дурацкий, разумеется, совершенно не хочу ни подлинной, ни мнимой твоей смерти, извини, что мой ответ в отличие от твоего, столь короток.

- Атуан, мне очень жаль, но ты проиграла, я теперь знаю твою тайну и ты меня теперь ничем не сможешь шантажировать, - постарался говорить с ней помягче, - извини, теперь тебе нечем удержать меня.

Про себя смеялся от души - такая ерунда даровала мне полную победу, что просто не верится. Она посмотрела на меня изумленно-испуганным взглядом. Все-таки она очень хороша. Все. Я свободен. Полная моя победа с подавляющим преимуществом. Повисшее молчание ничуть меня не тяготило.

Удар мне был нанесен в минуту моего торжества самым неожиданным образом.

- Девочка, отчего ты плачешь? - раздался вдруг женский голос, который мне был знаком.

Принцесса Атуан действительно плакала и из-за слез не могла видеть толком того, кто с ней говорил. Ленард возникла у меня в ногах на кровати рядом с креслом, взяла Атуан за руки и начала гладить одной рукой ее сцепленные руки, а другой рукой по голове. Я уже все понял. Жизнь - качели: проигрыш, ничья, проигрыш, ничья, полный выигрыш, проигрыш, теперь окончательный. Осталось только выторговать достойные условия капитуляции.

Присел на кровати, стыдливо закрыв бедра одеялом, одной рукой начал гладить руки Атуан, а другой гладить и пощипывать плечо Ленард, намекая ей, что ей лучше удалиться немедленно. Слезы вот-вот высохнут от утешающих слов, а тут как бы богиня-заступница имеет место быть, положение - хуже не придумаешь.

- Атуан, я погорячился, я передумал, - начал свою оправдательную речь, одновременно попытался подлизаться к Ленард и поцеловал ее в щечку по-братски так, она мне почему-то показала кулак и растаяла, - на все почти готов, давай обговорим условия.

- Сейчас, подожди, пожалуйста, - она вытирала слезы, но задумчиво-сосредоточенное выражение ее лица мне почему-то не понравилось, - я готова обсудить с тобой условия ... твоей полной капитуляции.

Тут она улыбнулась, лицо ее было слегка распухшим, но все равно симпатичным. Я застыл, надо подождать, чтобы определиться, что она видела, а что нет.

- Что же ты замолчал, дорогой? Или ты не видел, что на моей стороне выступила Ленард? Мне теперь совершенно не страшны те гадости, которые ты про меня подумал и на которые намекал.

- Ты ее призвала, вот она и выступила. А какова степень ее объективности?

- Ты сомневаешься в степени ее объективности? - она посмотрела на меня оценивающе, наверное, подумала, что я издеваюсь, - она абсолютна.

- А если я позову ее маму?

- Сиди и не отсвечивай. Если ты позовешь ее маму, то, скорее всего, ничего, кроме подзатыльника не дождешься. Думаешь, я не догадалась ни о чем? С разрешения Богини и Ленард, моей заступницы, не буду о своих догадках говорить никому. Тебе также лучше ни о чем не говорить.

Делать нечего, придется капитулировать. Но последнее слово необходимо оставить за собой, иначе она всю жизнь мною помыкать будет.

- Атуан, слушай мои условия, даю месяц на утрясание личных и неличных дел, потом убываем на десять лет из ближайших окрестностей, вообще из этого Рукава, тебе будет полезно побыть некоторое время не принцессой, а "рядовой" аристократкой. У меня есть иные родовые владения, не принадлежащие роду Версорио, там и поживем, попутешествуем по разным местам, скучно не будет.

- "Иные родовые владения, не принадлежащие роду Версорио". О чем ты? Как это может быть?

- Потом поймешь. Ну, как?

- А что я отцу скажу и братьям? Да и вообще, ты, кажется, забыл, что это ты проигрался вдрызг? С какой стати ставишь условия, а не выслушиваешь мои?

- Отцу и братьям скажешь как есть. Они по империи пусть это объявят, как посчитают нужным. Насчет проигрыша ты сильно заблуждаешься, я твою Ленард немедленно призову к ответу - она смошенничала, гарантировав тебе защиту. С твоим дурацким маленьким секретом все ясно - ты нарушила свою девственность не знаю чем, пальцем там или фаллоимитатором, а потом ты эту девственность себе восстановила, не имеет значения. Ты умненькая девочка, но при этом такая дурочка, что стоит только удивиться, что ты хочешь еще править империей, оставила бы ты лучше это занятие своим детям. Если бы ты хорошенько подумала, то поняла, что тебе совершенно не нужно ни за что оправдываться, не следовало и мухлевать, тем более не следует свою заступницу делать соучастницей.

- А после истечения десятилетнего срока что будет?

- Там видно будет. Согласуем этот вопрос как-нибудь полюбовно без игр дурацких, тем более, что к тому моменту у нас будет пара-тройка детишек и тебя, возможно, больше будут волновать их интересы, нежели собственные.

- Зачем обязательно и именно в течение месяца так круто менять свою жизнь? Мне, между прочим, еще несколько лет предстоит обучаться в Академии Магии.

- Такие академии повсюду натыканы, ваша - ничем не лучше других, есть много академий значительно сильнее вашей. В конце концов, я могу тебя магии обучать. Круто изменить свою жизнь ты настаиваешь, а не я. Я как раз не собирался этого делать и еще сегодня утром даже и не предполагал, что найдется столь ушлая девица, что в столь короткий срок меня захомутает. Месяц - для определенности. А чего тянуть? Хочешь взрослой жизни - поехали, не хочешь - давай разойдемся с миром.

- Вот ты гадина, со мной никто так нагло не разговаривает, даже мой отец себе такого не позволяет.

- Вот именно. Хочешь жить такой жизнью, ну так - живи. Кто тебе мешает? Хочешь в качестве мужа завести дворцово-комнатного пуделя? Так и это - пожалуйста, для этого у тебя пара миллиардов возможностей на выбор, а то и больше будет.

- Я тебя, знаешь ли, опасаться начала. Это ты пока только на словах такой наглый, а когда до секса дойдет, такое вытворять начнешь... И будешь при этом долдонить: "Хотела дворцово-комнатного пуделя - никто тебе не мешал. У тебя было два миллиарда возможностей".

- Молодец. Абсолютно точно и емко обрисовала ситуацию.

- А что, если твои супермагические способности - сплошной блеф? Я вот тебя осторожненько так на этот предмет проверяла, пока мы разговаривали, а ты даже и не почесался по этому поводу. Фон у тебя совсем не впечатляет, и маскирующего экранирования ведь никакого нет. Правда полковник Сат рассказал мне кое о чем, но, видишь ли, в чем дело, вначале сильно озадачилась по этому поводу, а потом поняла, что ты его просто обманул, фокус сложный, конечно, но, если потренируюсь, могу так же сделать легко. Как бы нам прояснить данный вопрос?

- Сейчас совсем не настроен на беседы по теории и практике магии. Ну, так как? Условия принимаешь?

- Тогда и у меня условие. Ты тут в присутствии наших аборигенов так нагло со мной себя не веди, будь паинькой. Это в твоих же интересах, а то ведь бросятся тебе голову откручивать - допустим, не получится, но оно нам надо?

Я пожал плечами без особого энтузиазма.

- Ладно, согласен.

- А отчего столь кислое согласие, Лон?

- А ты думаешь, я не догадываюсь, что ты то пока паинькой быть не собираешься, и стоит нам совместно выйти, к примеру, для общения с организованной тобой цирковой труппой, как ты сразу и немедленно начнешь испытывать мое терпение на этот счет?

- Лон, я согласна на твое предложение руки и сердца. Я этот свой момент в жизни представляла, конечно, несколько иначе, но теперь понимаю, что слащавая романтика все-таки не для меня. Понимаю, что потом будем страстно обниматься и целоваться, но сейчас это пока преждевременно. Я, знаешь ли, тоже еще утром не думала, что к вечеру у меня будет жених, которого сама же и заставлю быть им. Вскакивать, становиться на колени, изображать внезапно вспыхнувшую страсть, целовать ручки - этого ничего тоже пока не надо. Теперь, относительно команды. Ребята жизнью, знаешь ли, рисковали. Во-первых, они не знали, что с твоей стороны ничего страшного им не грозит. А во-вторых, они до сих пор не знают, что и со стороны Императора им ничего не грозит, папе все рассказала и попросила не гневаться, он обещал. Они уверены, что теперь им конец - за то, что слишком много знают. Поэтому потерпи, надо их успокоить, они заслужили моральную компенсацию за то, чего натерпелись. Сара, команда - включение, на внешние пульты - пока только картинку без блокировки, звук - после нашего ухода из комнаты.

- Выполнено. Будут еще указания?

- Объяви остальным - собраться в главном зале через пять минут.

- Принято.

- Ну что, Лон, семь минут тебе на приведение своей одежды в порядок, не хочешь же ты скомпрометировать девушку?

Я откинул одеяло и приступил к одеванию.

- Ты бы хоть отвернулась.

- Хочу получше рассмотреть свое приобретение.

- Кстати, Атуан, насчет репутации девушки - боюсь, нет уже этой репутации. Зачем тебе понадобилось для разговора идти ко мне в спальню, да еще перед этим отключив слежение за ней?

- Не изображай себя глупее, чем ты есть. Ничего с моей репутацией девушки фатального не случилось, наоборот, взлетела эта репутация до заоблачных небес. Эти хитрецы считают себя самыми умными, ничему не научились. Как только я пошла в спальню для разговора с тобой, они недолго посовещались и выбрали смертника, которым назначили майора Дорса. Остальные в полной боевой готовности стали следить за ним. Майор Дорс звук включить побоялся, а изображение включил - и стал наблюдать за нами. Он, дурашка, не в курсе, что для Сары, как и для Главного Домового этого отеля - я высший авторитет после Императора, все остальные настройки - временные. Если бы не позволила включить майору картинку, он бы и не смог этого сделать, если бы он сдуру потребовал бы еще звук, то Сара бы наплела что-нибудь про то, что соответствующие датчики вышли из строя. Ну и что же увидел майор? Он увидел, как слепила тебя тепленького, ты мялся, кривился, пожимал плечами, закатывал глазки, а потом на что-то нехотя согласился, ручки мне поглаживал. Почему-то думаю, что Ленард он не видел. Как я плачу - тоже, потому что заранее предупредила Сару создать соответствующие помехи. Ну и что будет с моей репутацией?

- А если майор умеет читать по губам?

- А я дала Саре команду, чтобы она заблокировала такую возможность - как только ты или я поворачивались соответствующим образом, она блокировала изображение губ. Майор очень удивился этому эффекту и потребовал объяснений, а Сара ответила, что это стандартная опция - если объект наблюдается без звука, то и возможность прочтения по губам блокируется.

- Да уж, девушка, начинаю подумывать - не опрометчиво ли предложил тебе руку и сердце, не откусишь ты предложенную руку и не вырвешь ли мое сердце, пока я, доверчивый дурачок, буду почивать на семейном ложе? Твой майор сочтет меня за сумасшедшего, потому что твою Ленард гладил по плечу и поцеловал в щечку. Что он там усмотрел, интересно?

- Ладно, Лон, хватит ныть, пошли, ребята и так все время наших разборок никуда из главного зала не отлучались, я им время дала всякие железки убрать.

Через минуту мы уже входили в главный зал. Капитан только уже хотел что-то такое гаркнуть браво-приветственное, начал набирать в грудь воздух, как принцесса махнула рукой и опередила.

- Отставить, вольно, всем присаживаться, оружие убрать с глаз (у всех в руках - пистолеты, на плечевых ремнях - автоматы).

Когда все расселись, автоматы стыдливо так были переведены на скрытное ношение под костюмчик на спину. У полковника же, фрукта этого, автомат каким быстрым волнообразным движением после короткого хруста и щелканья стал частью какого-то устройства вроде корсета, но в районе живота под его придворным фасончиком, который благополучно и закрыл этот "корсет". Принцесса дождалась окончания шевелений, после чего продолжила.

- Господа, позвольте вам сообщить, что важнейшая операция имперской безопасности успешно завершена. С завтрашнего дня ваш отдел расформировывается. Завтра к 11.00 все, кроме полковника Конрада Сата, прибудете в дежурную часть министерства безопасности, сдадите все полученное для операции имущество и скажите им, чтобы вас доставили по месту предыдущего несения службы по моему указанию. Никаких сведений об операции никому не сообщать, разумеется, если только Император лично вам не прикажет этого сделать.

Молчание было гробовым. Я тоже не шевелился и даже гримас никаких не строил, хотя очень хотелось, например, закатить глазки или хотя бы ехидно ухмыльнуться.

- Несмотря на кажущуюся легкость и даже анекдотичность операции, - продолжила принцесса, - опасность для всех вас и для Империи была очень серьезной. Вот этот монстр в человеческом обличии (легкое движение подбородком в мою сторону) - маг невиданной чудовищной силы, он мог бы нам тут такое устроить, если б захотел, что даже представлять себе это в подробностях не хочу. Благодаря вам, господа, я этого монстра приручила, но за все приходится платить и о цене, я думаю, вы уже догадались - мне придется выйти за него замуж. За проявленное мужество вы все будете награждены. Генералам и адмиралу - какой-нибудь орден, пока не знаю, какой по статусу полагается, Наградной Отдел подскажет. Сидеть! Орать "Служу Империи!" будете при официальном вручении, всех касается. У вас, у военных, в этом отношении непросто. С одной стороны, опасность для жизни и угроза Империи, с другой стороны, кровь пролита не была, и боевых действий не велось, кроме того, генералам и адмиралам не всегда полагается за одинаковые заслуги такая же награда, как иным офицерам. Не будь у вас такие высокие чины - получили бы очередное звание, но извините, этого вам пока не обещаю. Полковник, у Императора есть мнение, что пора назначить нового министра пропаганды и что вы для этого подходите. Поскольку Император не захотел отправлять при этом вас в отставку, то значит - быть вам также генерал-майором Службы Охраны Императора, они как вы знаете, в отставку не уходят. Майор, вы тоже получите соответствующий орден, но очередное звание - нет. По двум причинам: первая - разглашение информации о некоторой известной вам операции, вторая причина - незачем было подглядывать, чем мы в спальне занимались. Вы что же себе думаете, что я не смогла бы отключить картинку, если б захотела? Думаете, случайно Сара блокировала движение губ? Картинку не стала отключать только по причине того, чтобы вы всем стадом не ломанулись в спальню и не сорвали бы мне важные переговоры. Капитан, за то, как вы обошлись с лейтенантом Хамиш и за то, что вы потом еще про нее говорили, вас, конечно, следовало бы тоже несколько ущемить в наградах, но, с другой стороны, вы при этом, ловкач такой, изрядно мне помогли поставить ловушку для монстра. Так что быть вам подполковником, но не Таможенной Охраны. Придется вам, после сдачи имущества отдела, зайти в Управление Кадров министерства безопасности и попроситься к ним на постоянную работу. Скажите спасибо за это майору Дорсу, который рассказал нечто, для ваших ушей не предназначенное. Я скоро собираюсь с Лоном в длительное свадебное путешествие, поэтому если вы не смените место работы, боюсь, у вас будут проблемы с Пауком. Лейтенанту Хамиш, пострадавшей от хамского поведения капитана - очередное звание и соответствующий орден или медаль - угроза для ее жизни также была вполне реальной, она, между прочим, находилась на своем непосредственном рабочем месте и никто ее ни о чем заранее не предупреждал, в отличие от некоторых хамов.

Принцесса ненадолго замолчала, обвела всех внимательным таким взглядом и проникновенным таким голосом обратилась ко мне.

- Лон, дорогой, у меня к тебе личная просьба - изобрази, пожалуйста, какой-нибудь экспромт. А то тут эти господа, судя по их идиотским выражениям лиц, думают, что я вначале сделала из них клоунов, за счет этого устроила свою личную жизнь, а в компенсацию за это за просто так разбрасываюсь чинами и наградами Империи.

Почему-то я так и думал, что такая просьба последует. Как-то я уже начал понимать и ее манеру ведения дел и чувство юмора, поэтому мой "экспромт" был придуман заранее, занял доли секунды - короткое круговое движение указательным пальцем на уровне груди, поднятым вверх - жест этот требовался только для создания драматического эффекта. В ту же секунду за моей спиной на пол свалилась немаленькая такая куча всяческого оружия. Ясен пень, там было все оружие, которое у них было при себе - автоматы, пистолеты, парализаторы, некие якобы авторучки, парочка удавок, "корсет" полковника (чего только там не было в этом комбинированном устройстве) а также из их кофров - бластеры, базуки, огнемет, взрывчатка, а также вмонтированные во флайер - два здоровых таких пулемета, масса также всякого холодного оружия.

- Извини, дорогая, ракетную установку и минный постановщик с флайера я не стал демонтировать, а то им и за ночь их обратно не поставить, и не проси, дорогая, вернуть как было, в конце концов, если они пулеметы приделать на место не успеют - пусть сдают как есть, сами виноваты, принцессе надо верить на слово, пусть и генералы ручками поработают из-за своей глупости, это полезно.

Атуан с интересом посмотрела на кучу и выдала очередной комментарий.

- Обратите внимание, господа, при этом у вас у всех имеются специальные защитные амулеты. Дорогой, верни, пожалуйста, полковнику все как было, нам пора, полковник вы со мной и Лоном - во дворец. Чуть не забыла, капитан, то есть подполковник, выберите из этой груды что-нибудь убойное, способное вдрызг разнести установку, на которой вам всем господа, кроме генерала Конрада Сата, после сдачи амуниции предстоит пройти процедуру. Считайте эту бандуру, которую выберете, наградным оружием от меня лично и разрешаю сделать соответствующую гравировку, разумеется, это оружие сдаче не подлежит. Подполковник, майор вам подскажет, процедура стандартная, заказываете специалиста по информационной зачистке. Он у всех у вас должен скопировать из личных процессоров всю информацию за нынешние и последующие сутки, после этого зачистить ее. Именем Императора прикажете доставить результаты копирования мне лично спецкомандой министерства безопасности. Установку после этого уничтожите именем Императора, зарядов или патронов не жалеть. Господа, всем до свидания.

Пошла на выход она почему-то в сторону нашего "балкона", вышла на него, излишне говорить, что я и Конрад следовали за ней как привязанные, никакого ордера мы при этом даже и не пытались изображать. Подошла к поручням, повернулась к нам.

- Генерал, - голос у нее стал железным, - с нынешнего момента именно вы отвечаете за всю официальную часть, генералом вы станете сегодня, а министром пропаганды - согласно указу Императора. Мы убываем вовсе не во дворец. Более того, пока не случится наше бракосочетание с Лоном, нам там делать нечего. Император в курсе. Мы убываем на площадку прибытия Генерального Штаба Империи. Только подождем некоторое время.

- Ваше высочество, - бывший полковник, хоть и стал генералом, явно трусил, разговаривая с Атуан, - разве для того, чтобы мне стать генералом не требуется Указ Императора?

- Замечательно, генерал, что вы задали этот вопрос, - девушка строила генерала так, как будто сама уже была Императрицей, - но больше никаких глупых вопросов задавать не надо. Минут через пять Указ Императора о вашем генеральском чине будет завизирован и вступит в силу. Или вы сомневаетесь в том, что я действую по закону? Или может быть отложить подписание?

- Простите меня, Ваше высочество. Но у меня вопрос, который я не могу не задать. Где майор Данкер со своей командой? Не полагается вам никуда отправляться без них.

- Встретят нас на месте, они уже в пути. Добираются флайером. Еще вопросы?

- Ваше высочество. У меня миллион вопросов. Вы упомянули про бракосочетание и про свадебное путешествие. Зная Вас, я уверен, что тянуть с этим Вы не будете. Назначив меня ответственным за официальную часть, Вы, как я полагаю, ждете именно от меня организации этих действий. Я готов. Дайте указания и полномочия.

- Про свадебное путешествие пока не думайте. Церемонию бракосочетания необходимо организовать в срок не позднее десяти суток. Даю полномочия действовать вам для этого именем Императора, привлекая для этого любого, кого сочтете нужным. О плане этого мероприятия доложите мне уже завтра. Императору тоже об этом доложите. Разумеется, первому, а то я вижу, у вас с этим проблемы.

- Минуточку, - решил вмешаться я, - поскольку этот вопрос меня касается напрямую, то вот мои пожелания по этому поводу. Из-за кровной мести, которая закончится после нашего брака, церемонию надо проводить на нейтральной территории без присутствия родственников, никакой особой помпы не нужно, минимум приглашенных, а вот репортеров нужно туда согнать побольше, место регистрации брака - столица империи Дортис. Дорогая, надеюсь, у тебя нет возражений?

- Никаких, Лон. Генерал, вы поняли, что и дипломатов вы можете привлечь на полную катушку именем Императора?

- Так точно, Ваше высочество. У меня еще один глупый вопрос. Как мне теперь правильно называть и обращаться к Лону? При нынешних обстоятельствах обращаться к нему только по имени становится несколько бестактно.

- Генерал, это ерунда, - голос у Атуан стал каким-то мечтательным, - Лон у меня совсем не сноб, поэтому будете обращаться и других предупредите об этом, только по имени. Но только до тех пор, пока не состоится церемония, а после нее, извините, я сама лично пристрелю любого, кто посмеет фамильярничать с моим мужем.

- А чего мы ждем? - меня как-то все-таки напрягала необходимость следовать планам и указаниям Атуан вслепую, - зачем нам Генеральный Штаб? Я так полагаю, дорогая, что там ты хочешь организовать встречу со своими братьями? Если честно, не очень хочется встречаться с твоими братьями, особенно с принцем Стоксфолом. Я бы, дорогая, предпочел вместо этого где-нибудь с тобой интимно уединиться, тем более что при нынешних обстоятельствах это будет всеми воспринято с пониманием.

- Конечно, дорогой, мы скоро уединимся в замке Лестер. Кстати, генерал, распорядитесь и по этому поводу, чтобы все было подготовлено к нашему прибытию и пребыванию там. Дорогой, встреча с братьями необходима, они должны одобрить мой выбор, ты ведь не можешь непосредственно попросить моей руки у моего отца.

- Я до сих пор не понимаю, Атуан, отчего именно меня ты захотела в мужья? Разве у тебя был маленький выбор?

- Дорогой, давай не будем обсуждать столь интимные вопросы в присутствии генерала?

- Ну и ну. И ты еще думаешь стать когда-нибудь Императрицей? Не замечать никого и делать все, что считаешь нужным - именно так поступает любой властитель. Генерал, если начнет распускать язык о нас и наших разговорах, лишится головы очень быстро и без всякого нашего участия. Он это знает прекрасно. Кстати, генерал, предупредите там, в этом замке Лестер, что если какая-нибудь сволочь попробует подглядывать за мной или за принцессой в туалете, ванной, душе или в спальне - немедленная смерть без всяких разбирательств. Я только выгляжу очень добреньким, не надо слишком надеяться на то, что Атуан на меня намордник одела, я вас тут всех построю на подоконниках без всякой жалости и стеснения.

Генерал смотрел на нас, слушал, но выражение лица имел несколько отсутствующее. Ясно было, что он сейчас активно общается со своим процессором. Мне он только кивнул. В это время к нам вышел майор Дорс.

- Ваше высочество, со мной связался майор Данкер, сказал мне, что Вы запретили ему вас беспокоить, но он обязан доложить, что прибыл на указанное Вами место и ждет указаний.

- Майор, передайте ему, что как только на месте будут также три моих брата, запрет снимается, пусть немедленно связывается со мной, мы прибудем немедленно.

- Будет исполнено, Ваше высочество, разрешите идти?

Принцесса посмотрела на майора как-то оценивающе и с ответом не торопилась.

- Майор, - произнесла она, - я передумала, вы тоже отправляетесь с нами, только оставьте здесь все железки, ну вы понимаете, все оружие, а то майор Данкер не покажется вам очень милым собеседником.

Майор ничего говорить не стал, а развернулся и бегом ринулся обратно. Не прошло и минуты, как он уже стоял рядом с нами. Хотел что-то сказать, но принцесса его остановила.

- Не надо пока ничего говорить, майор. Мы ждем. Скоро убываем. Не на флайере. Я нас всех перемещу.

Я подумал, что слишком уж все как-то официально и напыщенно. Надоело. Я подошел сзади к принцессе, двумя руками обхватил ее за живот, поцеловал в шею. Майора и генерала мои действия ввели в полнейший ступор. Разумеется, они вспомнили про "оскорбление действием" и совершенно не понимали, что им следует делать, смотря на это безобразие, и как себя вести.

- Пустяки, господа, - принцесса явно решила их пожалеть и разрядить обстановку, - Лону теперь и не такое позволено, он, знаете ли, мой жених, поэтому не надо глаза выпучивать, вам следует делать вид, что ничего особенного не происходит.

Я ничего не говорил, так и стоял, обхватив ее, никто больше ничего не говорил. Через минут пять принцесса встрепенулась.

- Господа, нам пора. Лон, мне очень приятно находиться в твоих объятиях, но сейчас нам предстоит официальная встреча, поэтому давай отложим ласки на потом. Все приготовились (я отстранился от нее). Отправляемся.

Мы прибыли. Нас здесь ждали. Первым к нам подошел человек в форме майора, нетрудно догадаться - майор службы охраны Данкер.

- Ваше высочество. Ваши братья ждут Вас неподалеку отсюда в ресторане "Лартия". Один из Ваших спутников мне незнаком. Какие указания?

- Это майор Дорс, вы с ним общались, он проследует с нами. Оружие он должен был там оставить, знаю, что вы его захотите обыскать - на здоровье. К моему будущему мужу Лону Версорио советую не прикасаться, восприму как личное оскорбление. Ведите.

Удивительно. Охранный ордер, в котором мы двигались, включал в себя, по меньшей мере, тридцать человек.

- Атуан, - не удержался от вопроса, - у тебя всегда такая многочисленная охрана? Я полагал, что для тебя в вашей империи нет никаких особенных угроз, а тут такая толпа.

- Понимаешь, Лон, мне на самом деле и одного телохранителя не требуется, но положение обязывает, Император определил количество охранников, я не возражала. Какая, собственно, разница четыре человека или двадцать девять?

- Тут их вообще-то тридцать, а не двадцать девять.

- Бронвик не вполне охранник - он маг.

- А, ну да, - я сделал лицо кирпичом, - все равно глупо как-то такой толпой охранять.

- Дорогой, что-то ты стал вдруг занудой. Какая, собственно, для тебя разница, даже если их было бы сто тридцать?

- Атуан, я просто нервничаю, кровная месть сама по себе меня не очень занимает, но встретиться с твоим братом Стоксфолом, который организовал операцию, в результате которой погибла моя сестра Алиса... Мне сейчас изрядно некомфортно.

- Лон, пора заканчивать с кровной местью во всех смыслах. Через десять дней с ней будет покончено окончательно. Поэтому тем более тебе следует пообщаться с моим старшим братом.

В ресторан "Лартия" мы зашли без фанфар и почетного караула, просто зашли. Какие-то люди на входе присутствовали, но никаких разговоров и вопросов не было, нас просто молча пропустили. Мы зашли в ресторан и увидели в середине зала большой накрытый стол, составленный из нескольких столиков, за которыми сидели и неторопливо перекусывали три человека. В лицо я их не знал, во всяком случае всех, но кто они такие догадаться было нетрудно.

Мы приблизились к ним, и, разумеется, принцесса взяла в свои руки церемонию представления.

- Привет, братики, вот привела к вам для знакомства своего будущего мужа.

- Лон Версорио.

- Стоксфол Ганетти.

- Ричард Ганетти.

- Торвальд Ганетти.

- Эти господа, - включилась в церемонию принцесса, - хорошо вам известный Конрад Сат, сегодня ставший генералом, а также майор таможенной охраны Лаки Дорс, примут участие в нашем разговоре.

Повернулась к майору Данкеру и распорядилась.

- Вы, майор, примите меры к тому, чтобы наш разговор был сугубо конфиденциальным, а людей своих, пожалуйста, расположите подальше.

После этого возникла некоторая заминка, так как никто не решался взять на себя смелость отодвинуть стул, рядом с которым встала принцесса. Полагаю, что все ждали этого от меня, но я сделал рожу кирпичом, стоял и не двигался. Новоиспеченный генерал решился-таки и проделал манипуляцию со стулом, принцесса села рядом с принцем Торвальдом. Я молча прошел и сел рядом с принцессой. Генерал и майор немного потоптались в нерешительности и присели рядом со мной. Я молча потянулся к салатам и начал накладывать себе на тарелку.

- Лон, - принцесса была явно мной недовольна, - разве мы не договаривались с тобой? Твое поведение выглядит странным и несколько хамоватым.

- Извини, дорогая, мы договаривались, конечно, но сейчас не тот случай, когда должен изображать из себя прирученного монстра, мне эта встреча не слишком приятна и совершенно не вижу никаких причин это скрывать. Также совершенно не вижу никаких причин для того, чтобы ломать комедию в надежде понравиться твоим братьям. Никакого особенного желания подружиться с ними также не испытываю. Скажу откровенно, если они не одобрят твой выбор, меня это ничуть не обеспокоит. Меня совершенно не интересует их мнение по этому поводу. Тебя решил взять в жены, а империя ваша мне на фиг не нужна, ваша империя мне совершенно безразлична, быть в ней Императором не собираюсь. Если бы захотел, вашу империю просто бы уничтожил и был бы при этом в своем праве, потому что кровная месть пока не отменена. В качестве платы за то, чтобы не трогать вашу империю беру тебя, Атуан.

Такого заявления от меня никто не ожидал, в том числе Атуан.

- Лон, а если я передумаю быть твоей женой?

- На здоровье, мне пока рановато жениться, если передумаешь - это будет только к лучшему. Если вы тут попробуете организовать в информационных агентствах какие-нибудь гадости против меня - у вас тут все будет гореть на планете. Не оставлю здесь ничего живого и ни одного строения. Вы в этом случае за смерть моей сестры заплатите по полной программе.

- Лон, - принцесса была изрядно расстроена, - какая муха тебя укусила, отчего ты так взбесился? Все было так мило и душевно, а теперь всем совершенно не смешно.

- Атуан, вы тут все заигрались. Пятнадцать лет назад моя мама заставила меня дать слово, что не буду ничего предпринимать по поводу смерти сестры. Я это слово держал. Сейчас же чувствую себя полностью свободным от ранее данного слова. Вот сидит рядом со мной твой брат, который виноват в смерти моей сестры намного больше, чем майор Дорс, выполнявший приказ. Что же ты ожидала, Атуан? Что я буду мил и любезен?

- Атуан, - принц Торвальд первым решил вступить в разговор, - скажи, пожалуйста, угрозы твоего темпераментного жениха реальны?

- Тор, к сожалению, более чем реальны. Я как-то слишком самонадеянно посчитала, что полностью приручила монстра. Мне обидно до невозможности. Думала, что это я его получаю в качестве приза, а оказывается, мне придется выступать в роли откупа от монстра. Фиг тебе, Лон. Ты сделал мне предложение, я согласилась. Империи нашей ты ничего плохого делать теперь не будешь, нечего тут гадости всякие говорить.

- Не ожидал я такого крутого начала, - вступил в разговор принц Стоксфол, - думал, что расскажу про дела пятнадцатилетней давности без излишней спешки и драматизма. Полагаю, что сейчас самое время рассказать. Принято почему-то считать, что захват вашей сестры, Лон, в качестве заложницы был предназначен для решения вопросов торговых войн. Никто только, по моему, не подумал, что грудного ребенка для этих целей реально использовать невозможно. Кровная месть дает право на убийство, но не дает права на угрозу убийства в обмен на какие-либо уступки в торговых войнах. Получив в заложницы вашу сестру, Лон, я хотел от имени Императора выдвинуть ультиматум - либо ее смерть согласно кодексу кровной мести либо бракосочетание моей пятилетней сестры с восьмилетним принцем Лоном Версорио. Получилось же то, что получилось. Катастрофа. Да, сестренка, пятнадцать лет назад я планировал выдать тебя замуж за твоего нынешнего жениха. Отец не возражал. Вот так.

- Ну и ну, - принц Ричард тоже решил вступить в разговор, - хочется прямо прослезиться. Все-таки совершенно не уверен, что должен отдать свою сестру монстру. Насколько я понимаю, если мы не будем предпринимать никаких враждебных действий, нам совершенно нечего опасаться. Может быть, разойдемся миром, сестренка пусть пока останется незамужней? Неужели у нас не найдется для Атуан нормального мужа без склонностей к миллиардам смертей? Я могу тебе Атуан порекомендовать нескольких молодых и толковых людей, выбирай. Зачем тебе это чудовище?

- Я предлагал Атуан разойтись миром. Она сама меня принудила к женитьбе. Умудрилась для этого даже Ленард привлечь. Поэтому полагаю, что она от своего не отступит. Давайте завершим нашу встречу. Через десять дней у нас состоится бракосочетание в Кертизоне - столице империи Дортис. Вы на свадьбу не приглашены, майор Дорс - тоже, причина всем понятна. Генерал не только приглашен, но и главный по организации бракосочетания. Через месяц мы убываем с Атуан в свадебное путешествие, которое продлится десять лет. Подберите человек пять, не больше, для сопровождения принцессы и для целей передачи весточек на родину. Насчет очередности наследования в вашей империи - мне безразлично. Совершенно не желаю быть у вас Императором. Через десять лет у нас будет пара-тройка детишек. Если кто-нибудь из них будет провозглашен первым наследником - не возражаю. Если же кто-нибудь из вас троих захочет стать Императором, я тоже не возражаю.

- Подождите, Лон, - заволновался принц Торвальд, - не надо так торопиться. А приданое? Моя сестра, знаете ли, вовсе не бедная девушка. Более того - она девушка весьма обеспеченная. Если моя сестра не возражает против десятилетнего вояжа, то, знаете ли, я должен некоторые активы ликвиднуть в согласованном порядке, снабдив ее свободными средствами. Этот вопрос надо обсудить. Куда вы так торопитесь?

- Тор, - принц Ричард выглядел весьма недовольным, - отчего ты так спокойно воспринял известие о том, что этот монстр нашу любимую сестренку собирается увезти на десять лет? С какой стати? Зачем? О деньгах каких-то дурацких волнуешься. Что за дикость? Я категорически возражаю. Хотите путешествовать? Пожалуйста. Но отчего свадебное путешествие должно растянуться на десять лет?

- Десять лет нужно для того, - не скрывал своего раздражения, надоели они мне уже, хотелось с принцессой пообщаться наедине, - чтобы принцесса остыла от мысли стать Императрицей и сделать меня Императором, чтобы она посмотрела иные миры, чтобы ей успеть осмотреть хотя бы часть своих новых родовых владений, и вообще - не ваше это дело, я у вас ее забираю. Приданое меня мало интересует. Не надо ликвидировать никаких активов. Через десять лет или раньше она даст указания на этот счет, по мере рождения детишек. Давайте завершим все-таки нашу встречу, в конце концов, хочу пообщаться с Атуан в интимной обстановке, у нас совершенно не было для этого никаких условий и времени. Если уж у меня появилась невеста, хочу пообщаться с ней наедине, а не устраивать конференцию о наших с ней отношениях.

Завершились наши милые семейные посиделки совсем не смешно. Майор Дорс воткнул столовый нож себе в сонную артерию и жить ему оставалось считанные секунды, к нему ломанулись подчиненные майора Данкера, но попадали как кегли. Я подскочил к майору, положил руку ему на горло, сосредоточился, сделал.

- Ваша жизнь, майор, - я был уже совсем раздражен, - теперь принадлежит мне во всех смыслах. Мне следовало бы вас убить, но я этого не сделал. Вы же сами говорили, майор, что у вас четверо детей и два внука. Отчего вы вдруг решили покончить с собой? Если бы не я, вы уже были бы трупом.

- Ваше высочество, я понял, что совершил пятнадцать лет назад, - майор поднялся, выглядел подавленным, - раньше я думал, что выполнял преступный приказ, меня это несколько оправдывало в своих собственных глазах, а сейчас, когда я узнал... После такого жить не хочется совершенно.

- Называть меня высочеством рановато как-то или вы, майор, не в курсе? Через десять дней это будет уместно, а сейчас нет.

- Как вы правильно заметили, Лон, моя жизнь теперь принадлежит вам. Что мне теперь делать?

- Вы, насколько помню, майор таможенной стражи? Атуан, господа принцы, слушайте мои указания и попробуйте только не выполнить их. Человека, который слил информацию обо мне и моем прибытии к вам, нежно повязать бантиком, сегодня же отправить в Ливермор, хоть он и подлец законченный. Вот этот конкретный майор таможенной стражи, обязанный мне теперь жизнью, будет теперь нашим с Атуан главным телохранителем. Раз он будет нашим главным телохранителем желаю, чтобы он был не менее чем генералом службы охраны императора. Вашего императора - таков мой каприз, попробуйте только не уговорить императора об этом. Срок исполнения - сегодня. Атуан, нам пора. Выдвигаемся, мне не терпится пообщаться с тобой наедине.

Вышли мы быстро, четыре флайера красиво приземлились перед входом. Далее возникла заминка. Не сразу сообразил, в чем тут дело, однако, задержки меня раздражали уже не на шутку, поэтому я гаркнул: "Что происходит? Майор Данкер, вы, что не поняли, что поступаете в распоряжение будущего генерала Дорса? Давайте быстрее утрясайте все необходимые детали. Нам пора выдвигаться". После этого прошло всего пять минут, после которых мы и вылетели.

- Извини, дорогой. Мне нужно пообщаться с папочкой.

После этого Атуан переместилась в кенгурятник, развернув к себе информационную панель. Восемь бойцов, которых она оттуда выгнала, облепили наши кресла. Никаких "извините" они произносить даже и не подумали. Была кем-то поставлена завеса, Данкером, наверное. Разговор принцессы был совершенно неслышим, но видно было, что разговор вела она весьма эмоционально. Через некоторое время разговор был закончен. Принцесса прошла к своему креслу, которое, разумеется, никто и не подумал занять. Бойцы заняли свои места в кенгурятнике быстрее, чем принцесса опустилась в свое кресло.

- Лон, поздравляю, мой папа дал согласие на наш брак. Майор Дорс, поздравляю вас также, через пару минут вы станете генералом Службы Охраны Императора - великолепная карьера для человека, который убил ребенка, к тому же, как теперь выяснилось, мою родственницу. Майор Данкер, надо ли говорить, что вы теперь подчиняетесь генералу Дорсу? Если вы, майор, по этому поводу позволите себе какие-нибудь откровения для публики - вам конец. Дорогой, я все сделала, что ты хотел, ты мной доволен?

Майор Данкер и до этого пережил некоторое потрясение. После этих слов принцессы он выпал в осадок совершенно. Он явно перед этим рассматривал меня как объект, которому следует половчее всадить заряд в голову. Его личная вселенная перевернулась. Его взгляд на меня был неописуем.

- Ваше высочество, - выдавил он из себя, - правильно ли я понимаю, что теперь мне надо сдать свои полномочия по охране Вашей особы?

- Вы будете отныне выполнять указания генерала Дорса, если он захочет вас заменить на кого-нибудь другого, он это сделает. Хватит разговоров, надоело. Генерал, обеспечьте по прибытию наше уединение с Лоном без всяких задержек. Проследите также за тем, чтобы никакого слежения за нами не было, застанете за слежением кого-нибудь - пристрелите на месте. В конце концов, имею я право на интимное общение со своим собственным женихом или нет?

- Атуан, а ты ничего не забыла? Я, знаешь ли, не вполне тобой доволен. Что насчет человека, о котором я говорил?

- Дорогой, с этим человеком не все так просто. Его поселили в отеле "Вепрь" буквально по соседству от тебя практически одновременно с тобой. Меня заверили, что никакого потрошения в отношении него не производилось. Никто его не тронет и в дальнейшем. Он будет там пребывать до самого твоего убытия, его отправят сразу после тебя в качестве свадебного подарка.

- Глупости, Атуан. Распорядись, чтобы его отправили сейчас же. Я лично совершенно не желаю с ним встречаться и никакой благодарности к нему не испытываю, наоборот, я бы ему стукнул пару раз по физиономии. Давай, дорогая, передай вашему Пауку, что я ему пасть порву, если он не решит этот вопрос немедленно.

Принцесса опять переместилась в кенгурятник, опять восемь бойцов облепили наши кресла. Майор Данкер смотрел на меня взглядом затравленного зверя.

- Лон, дорогой, - принцесса опять плюхнулась в свое кресло, бойцы опять проскользнули в свой кенгурятник, - Паук распорядился об отправке твоего человека.

- Атуан, это не мой человек, я ему по роже стукну при случае. Ага, дорогая, ты решила меня подразнить?

- Прошу прощения за то, что вмешиваюсь в ваши игры, молодожены, но мы прибываем через три минуты, - генерал Дорс рожу держал кирпичом, выражался сугубо как бы по делу, - если кто-нибудь сдуру будет за вами подсматривать, я лично пристрелю такого наглеца, можете не волноваться. Ваше высочество, не надо больше напоминать мне про невинно убиенное мною дитя Алису. Я теперь совершенно не переживаю по этому поводу - знаю теперь, что искуплю. Моя жизнь теперь принадлежит Лону и его детям, вашим детям, Ваше высочество. Майор Данкер, уши развешивать не надо, надо запросить немедленно группу встречающих, займитесь.

Вот и оказались мы в спальне в замке Лестер с Атуан в интимной обстановке.

- Лон, я, если честно, побаиваюсь. Разумеется, я знаю теорию, ну там позы всякие, оральный секс, анальный секс - пожалуйста, не надо никакого анального секса - не хочу и боюсь, правда.

- Атуан, правильно ли я тебя понял, что начать ты хочешь с орального секса, а далее приступить к различным позам?

- Лон, пожалуйста, не надо со мной так...

Не стал я слушать ее совсем, губы ее запечатал своими губами. Далее последовал полный набор различных надругательств над девичьим телом, которое стало очень скоро телом женщины. Запах от нее был одуряющим. "Запах женщины" - мне это выражение что-то определенно напоминало, оно будило целую цепь ассоциаций, но совершенно не мог вспомнить первоисточника этих ассоциаций.

Лежал умиротворенный и не думал ни о чем. Атуан сопела мне приятно в подмышку.

- Первого своего ребенка посвятите мне, - раздался вдруг голос, - без меня у вас ничего и не вышло бы.

Атуан приподнялась, посмотрела изумленно, но с ответом не задержалась.

- Ленард, почему только первого? Я всех своих детей готова посвятить вам, ваша милость.

- Всех нельзя, девочка, один должен стать новым Черным Бароном. Мне жаль тебя, девочка, твоя любовь довольно скоро приведет к смерти твоего избранника. Мне твой Лон небезразличен, он мой родственник, об этом ты уже и сама догадалась. Он сейчас такой молодой, а ты им с моей помощью завладела. У вашего рода отныне будет хранитель - Черный Барон. Девочка, прощай, помни, что ты обещала мне посвятить всех своих детей, кроме последнего сына.

Ленард растаяла. Атуан посмотрела на меня требовательно.

- Лон, у меня не было галлюцинаций? Ты видел и слышал то же самое, что и я?

- Да, Атуан. Но не стоит так уж ей верить безусловно. Я, разумеется, когда-нибудь умру, но случится это не скоро. Ты не будешь виновата в моей смерти никаким образом. Кроме того, Ленард обладает многими талантами, она может легко и без особого напряжения добыть любую информацию о прошлом и настоящем, но в отношении предвидения она совершенно некомпетентна, поверь мне.

- Что она говорила про Черного Барона? Мне это представляется чем-то смутно знакомым. Каким образом ты являешься ей родственником?

- Атуан, сейчас на эти вопросы в полной мере отвечать не буду. Потом - может быть, но твердо тебе этого не обещаю. Существуют тайны, знать которые не следует. Ты считаешь, что Богиня и Ленард - боги, но это не совсем или не вполне так. Черный Барон - это ныне я, после моей смерти им станет мой младший сын. Именно как Черный Барон имею некие родовые владения, не принадлежащие роду Версорио. Пока, давай, больше на эту тему говорить не будем.

- Тогда скажи мне, Лон, зачем ты вдруг захотел сделать Дорса генералом? Я была очень сильно этим озадачена. За какие такие заслуги? За то, что он, пусть и случайно убил твою сестру?

- Именно поэтому, Атуан. Он сам встал на грань жизни и смерти в результате смерти моей сестры. Когда я его спасал после его несостоявшегося самоубийства, сделал это не вполне путем нормального исцеления, так как для этого уже не оставалось времени. Влил в него часть своих жизненных сил и только после этого исцелил - он теперь повязан со мной жизнью и смертью вовсе не формально, а - по сути. Если его сейчас предоставить самому себе, его дальнейшая жизнь будет недолгой и несчастливой. Теперь для дальнейшего нормального существования ему нужен я. Раз так, решил предоставить ему такую возможность официальным, так сказать, способом. Он даже сам этого не вполне понимает. Он думает, что его привязывают ко мне сугубо моральные обстоятельства. На самом деле его связь со мной намного крепче. Назначая его нашим главным телохранителем, сделал единственно возможное при данных обстоятельствах действие.

- Ты не вполне ответил. Почему генералом?

- А каприз у меня такой. Захотелось вас тут всех немножечко построить и напрячь. Ты, дорогая, если тебе слишком уж позволять собой помыкать, начнешь это делать в неумеренном количестве. Впрочем, надеюсь, ты, дорогая, уже понимаешь, что если будешь вести себя со мной слишком уж отвязно, я тебя поставлю в какую-нибудь неприличную и неудобную позу, и буду усиленно оскорблять действием?

- Какой ты, все-таки, хам. С принцессами надо общаться как-то более уважительно.

- Предполагаю, что тебе от меня не нужно никакого уважения, а хочется тебе, как и любому человеку - любви.

- Ну, так и скажи мне, что ты меня любишь.

- Непременно, но не сейчас, а когда для этого представится подходящий повод или случай.

- Какой повод или случай?

- Вот ты и организуй этот повод или случай. Ты - умненькая, ты сможешь.

- Слушай, что-то совсем не хочу вставать и куда-то идти, чем-то там заниматься или с кем-то там говорить. Давай, лучше продолжим заниматься всякими неприличными вещами?

И мы продолжили.

- Дорогой, мы уже более суток практически не выходим из спальни. Не могу сказать, что мне это не понравилось, скорее, наоборот, но не до самой же церемонии нашего бракосочетания мы тут будем кувыркаться? Надо, пожалуй, выйти куда-нибудь развеяться. Правда, мне не приходит пока в голову, куда бы нам отправиться? Я, знаешь ли, изрядно поглупела что-то в результате твоих надо мной многочисленных надругательств. Возможно, у тебя будут какие-нибудь интересные мысли на этот счет?

- Ничего такого особенно оригинального в голову не приходит. Но зачем особенно оригинальничать? Появляться в императорском дворце или в студии какого-нибудь информационного агентства, полагаю совершенно неуместным. Экскурсии и спортивные мероприятия также не представляются мне достойным проведением нашего времени в нынешних условиях. Наиболее логичным выглядит отправиться в ваш самый крутой ресторан и пообедать. Если у вас тут их несколько, то пусть, кстати, генерал Сат займется этим вопросом и подготовит нам полный список самых престижных и самых лучших, это не всегда одно и тоже. Полагаю, что он сможет запытать по этому поводу ваших дворцовых прожигателей жизни. Я тут у вас посетил пока только два образца ресторанного бизнеса, тогда были выяснялки всякие, никакого удовольствия. Сейчас, думаю, самым уместным будет заняться их посещением на регулярной основе. Только позволь, инструкции по этому поводу генералам Сату и Дорсу я буду давать. Дело в том, что без таких инструкций эти господа рискуют впасть в крайности, они либо начнут совершенно беспардонно и нагло выбрасывать из приличных заведений прочую публику, либо мы получим во время наших обедов толпы глазеющих на нас зевак и репортеров, оба варианта одинаково неприятны.

Был приятно удивлен тем фактом, что выдача инструкций по поводу посещения нами ресторанов не вылилось в долгое и нудное перечисление того, что бы мне хотелось и как бы мне этого хотелось. Генералы Дорс и Сат быстро поняли, что от них требуется, затруднения у них вызвало только обдумывание плана действий. Им не хватало практического опыта таких мероприятий, но тут, как ни странно, вмешался майор Данкер и с ходу несколькими фразами выдал описание нескольких вполне приемлемых вариантов для выполнения моих пожеланий. Для него, оказывается, это были задачки простенькими, так как, для таких, как он, существуют какие-то специальные тактические тренинги.

Мы сидели в ресторане "Ольвия". Вполне милая обстановка. Почти полный зал посетителей, но нас разместили несколько в стороне от остальной публики. Допуск новых посетителей был после нашего прибытия закрыт, но тех, кто там был до этого, никто выгонять не собирался, так же как и никто из них не торопился покинуть заведение. Нас разглядывали с интересом, но старались это делать ненавязчиво. Согласно заготовкам майора Данкера, перед нашим прибытием они были все вполне вежливо предупреждены от имени Службы Охраны Императора, что слишком уж невежливое внимание по отношению к нашим особам неуместно и нетактично. Имел возможность спокойно и не торопясь выполнить свой обычный ритуал по опросу местного метра и его ближайших помощников. Такая неторопливость и дотошность им явно польстила, принцесса же развеселилась не на шутку.

- Лон, не ожидала, что ты можешь быть таким занудой. Я сама, знаешь ли, тоже люблю вкусно поесть, но мне как-то и в голову раньше не приходило, что для этого надо идти в ресторан и устраивать в нем такое представление. Я полагала с самого детства, что для того, чтобы меня вкусненько накормили, надо прийти к кому-нибудь из дворцовых поваров, лучше всего - к метру Корнелю, и вежливо так попросить сделать что-нибудь необычное или, наоборот, обычное из уже любимых блюд, всегда действовало. Знаешь, как он готовит?

- Атуан, не смеши меня. Вполне верю, что ваш метр Корнель - мастер своего дела. Есть только один нюанс - едва ли метра вашего следует положить в карман и вытаскивать только тогда, когда захотелось вкусно покушать. Запомни, что метр от кулинарии должен совершенствовать свое искусство постоянно и делать ему это лучше всего и не во дворце даже, а там, где слоняются толпы всяких разных людей. Из этого разнообразия ценителей они и черпают свое кулинарное вдохновение. В замке Лестер, судя по всему, тоже неплохой повар или повариха. Тем не менее, думаю, ты очень скоро, не позднее получаса поймешь, что могут быть и иные хорошие кулинары, разнообразие в еде делает жизнь значительно приятнее.

- Лон, - ее лицо вдруг стало серьезным, - мне как-то, вдруг, стало не по себе. Я почему-то сейчас вдруг поняла, что забеременела. Как-то это несколько странно, мы с тобой только чуть больше суток, а я, вроде бы, уже...

- Что же тебя удивляет, Атуан? Я заметил, что ты девушка очень быстрая. Тут, видишь ли, еще сыграло роль, что ты Ленард усиленно мысленно призываешь, не исключено, что она тоже приложила к этому руку. Я, знаешь ли, мог бы сделать себя на время стерильным до любого заданного периода времени, но совершенно не вижу причин для этого. С какой стати?

- Что же делать, Лон?

- В каком смысле, дорогая? Ты, знаешь ли, обещала посвятить всех своих детей, кроме одного, Ленард. Если ты попробуешь что-нибудь предпринять против твоей будущей дочери, ты, знаешь ли, вступишь с Ленард в состояние войны, да и с Богиней тоже. Было бы уместно, просто даже и очевидно, если мы бы ее назвали Алисой. Надо ли тебе объяснять почему? Наши общие с тобой предки этим с нашей помощью попросту заплатят за смерть моей сестры и не только ее. Пролитую, надеюсь, в незначительном количестве твою кровь при ее рождении, обменяем на иную кровь, пролитую или просто переставшую течь при иных весьма неприятных обстоятельствах.

- Я имею в виду не это, Лон. Постой, с чего ты решил, что у меня будет дочь, почему ты так сразу поверил, что я забеременела?

- Я почувствовал это в тот же момент, что и ты, между нами связь жизни, Атуан. Отчетливо чувствую, что это будет дочь. Тебе надо выполнить свое обещание и посвятить ребенка Ленард. Что же еще тебе делать?

- Пообещала, конечно же. А как могла отказать? Да и лестно это для меня очень. Только совершенно не представляю, а как посвятить ей ребенка?

- Это просто. Делаешь мысленный посыл к ней соответствующего содержания и все, никакой особенной магической мощи при этом развивать не надо, она и так уже на тебя настроена и непременно услышит.

- Я сделала это. Скажи мне, Лон. А зачем она захотела, чтобы посвятила ребенка ей? Зачем ей это? Ты должен как ее родственник знать об этом значительно более меня.

- Атуан, с моей точки зрения, - пожал плечами, - для нее никакого особенного практического смысла это не имеет. Или, наоборот, имеет, но аспект тут личный, а не практический. Скучно ей прокачивать в огромных количествах информацию, которая ее лично не касается. Посвятив ей своего ребенка, ты создала тем самым для нее облегченный информационный канал. Теперь среди океана информации, которую она обрабатывает, будет приоритетный канал, но информация эта будет для нее... вкусной, так, пожалуй, следует выразиться, так как имеет к ней непосредственное личностное отношение. Будет ли она вмешиваться или являться лично? Скорее всего, нет, совсем она не любит лично действовать и как-либо вмешиваться в события. А если и делает это, то предпочитает добиться своего обязательно, и самыми минимальными средствами, то есть несколькими словами, попросту задавив авторитетом. Если же мы назовем нашу дочь Алисой, то удовольствию богини не будет предела. Надо ли мне тебе говорить очевидную вещь, что любое имя имеет некий и сакральный смысл? Обычно сакральный смысл - нечто весьма туманное и не вполне доступное пониманию, но не в этом случае. Алиса лично станет для Богини и Ленард зримым воплощением их божественных устремлений, направленных на уменьшение у человечества тяги к насилию и смертям.

- Ты как-то слишком спокойно ко всему относишься. И к рождению твоего будущего ребенка и вообще... Не ты ли неоднократно высказывался, что очень не любишь, когда за тобой подсматривают? А я, никого не спросила, обрекла своих детей на то, что за ними будут постоянно подсматривать. Мне оно лестно, но им, может быть, это не очень то и понравится, у каждого ведь есть право на маленькие личные тайны и даже грешки?

- Ерунда. Не путай совершенно различные вещи. Ты же не стесняешься ничуть домовых? Иное дело, если за тобой в интимной обстановке будет наблюдать человек, пусть и по долгу службы. Если хорошенько подумать, то Ленард именно домовой, но вселенского масштаба, только и всего. Пусть тебя не сбивают с толку религиозные культы, связанные с Богиней и Ленард. Советовал бы тебе про них вообще забыть. Против культов этих ничего не имею. На здоровье, но знаю про Богиню изрядно - многое в культах просто придумано.

- Это ты говоришь какую-то ерунду. Сравнил Ленард с домовым, какой-то набор специальных электронных схем и Ленард? Что же ты так ее испугался и сразу лапки вверх поднял, когда она меня по голове начала гладить?

- Глупая. Отчего ты решила, что я ее испугался? Она, знаешь ли, развлекается так. Объективность ее абсолютна за исключением тех случаев, когда она решает вдруг поразвлечься. Она только и делала, что обманывала самым наглым и беспардонным образом. Начала вдруг за нами подглядывать непосредственно, вмешалась она в тот момент, когда и без нее я бы вот-вот лапки вверх поднял. Вовсе не благодаря ей с нами все случилось, о чем она прекрасно знает. Заставила тебя обманом дать обещание посвятить ей своих детей. Лапки я поднял из-за твоего ураганного напора, понял, что нигде в ближайших окрестностях мне такую девушку не сыскать, как бы не старался. Также пророчество выдала многозначительное. Я тебе разве не говорил, что в пророчествах она понимает так же, как свинья разбирается в апельсинах, ничего она не умеет в этой области?

- Все равно, непочтителен ты с ней, не нравится мне это совершенно...

Наши интимные разговоры были прерваны внезапной суетой и всеобщим шевелением в ресторане. Шевеление и суета сменились гробовым молчанием, которое продлилось пару минут.

- Господа. От имени Императора, - раздался вдруг мощный явно искусственно усиленный голос генерала Конрада Сата, - для всех присутствующих разъясняю ситуацию. Только что некий граф Тенорио Арворин, решил застрелить из бластера присутствующего здесь Лона Версорио. Не волнуйтесь, господа, с графом ничего не случилось, он задержан Службой Охраны Императора живым, его ожидает скорый и правый суд Императорского Представителя. Судить его будут, разумеется, не за намерение застрелить Лона Версорио, тут он в своем праве, а за намерение выстрелить в сторону принцессы Атуан. Это является тягчайшим имперским преступлением. Граф - вы молодой идиот, даже не думал, что среди нашей молодой знати могут найтись такие идиоты! Мы ведь дружны с вашим отцом! Что я ему теперь скажу? Если вам так уж хотелось убить Лона Версорио, следовало бы вызвать его на официальный поединок. Никто бы не смог в этом случае вам воспрепятствовать. Господа присутствующие, все, что вы слышали, все это вы можете в полном объеме донести до репортеров, но без искажений, в противном случае наше ведомство привлечет вас в установленном законом порядке к ответственности. Ваше высочество, принцесса, жду Ваших дальнейших указаний. Мы убываем немедленно или продолжим мероприятие?

- Мы..., - принцесса явно затруднялась с ответом, смотрела на меня, а я сделал рожу кирпичом и совершенно не хотел давать ей какие-нибудь подсказки, она махнула генералу и подождала, пока тот зашел внутрь шумоподавительной завесы - никуда не убываем, мы, знаете ли, ждем обещанного вкусненького обеда. Генерал, этого вашего молодого идиота, хорошо мне знакомого, прошу в наручниках доставить к нам сюда, я его желаю лично допросить в присутствии Лона Версорио. Выполняйте.

Все-таки эти ребята из службы охраны явно не были лишены чувства юмора и некоторого своеобразного шика. Прошла минута, к нашему столику приставили стул, на этот стул плюхнули некоего молодого человека. Ему пристегнули к этому стулу все, что только можно было, руки, ноги, шею, застегнув также отдельно от стула между собой его конечности. После этого некий озорной молодой человек лихо одним быстрым движением оторвал пленку с лица человека на стуле, что для того было, наверное, весьма болезненной процедурой, улыбнулся, сделал какой-то неопределенный жест и удалился.

- Ты что, Тен, сбрендил? Я тебе, знаешь ли, никогда не давала повода вмешиваться в мою личную жизнь, да еще столь радикальными способами, - Атуан посмотрела на меня просительно, - Лон, этот молодой человек - мой соучастник во многих проделках, он меня просто приревновал, к тому же, наверное, обиделся, что я его не заметила в зале и не поздоровалась. Будет совершенно несправедливо, если за это его осудят как за имперское преступление, ему смерть грозит! В конце концов, я может быть, его бы и выбрала бы в качестве своего мужа, если бы не выбрала тебя. Следует выйти из этого дурацкого положения достойным образом. Позволь, я сама все организую?

- Согласен, разумеется, - пожал плечами, - что мне еще остается?

Принцесса сделала знак генералу Сату, тот опять приблизился, закатил глазки, очевидно, что они общались через процессоры.

- Господа присутствующие, - голос принцессы был искусственно усилен, - произошло недоразумение, присутствующий здесь граф Тенорио Арворин не совершал никакого имперского преступления, он только неправильно понял мои знаки принять участие в совместной шалости, я знаю, вы мои шалости очень любите обсуждать на предмет их успешности. Я, так получилось, решила покончить с шалостями, теперь хочу замуж, моим мужем будет Лон Версорио. Информация о моем будущем замужестве будет являться якобы секретной только ближайшие восемь дней, после этого она станет официальной. Репортерам, которые по этому поводу многих из вас будут раскручивать, так и сообщить. Я закончила.

- Ваше высочество, - плененный молодой человек решил высказаться, - раз уж Вы даровали мне амнистию, не следует ли распорядиться, чтобы меня избавили от всяческих неприятных спецсредств?

- Сиди, Тен, и не булькай. Я тебя как друга детства должна была, разумеется, амнистировать, но меня терзают сомнения о том, что ты, болван такой, хотел бластером жахнуть только по Лону. Зная тебя, уверена, что ты и меня хотел прихватить. Сиди, подумай о своем нехорошем поведении, не будет тебе никакого освобождения. Кстати, Лон, ты заметил, что подчиненные третируемого тобой майора Данкера, этого конкретного придурка успокоили всего только броском мягкого такого молоточка по лбу? Ничем они не стреляли, заметь.

- Атуан, этот твой майор Данкер и вправду крутой такой глава команды телохранителей, теперь, впрочем, заместитель. Вовсе не третирую его сейчас, тебе это только показалось. Не понимаю я другого. Что нам делать с твоим другом детства? Он, что так и будет здесь сидеть? Нам скоро принесут заказанные блюда. Он будет нам аппетит портить.

- Дорогой, это тебе он аппетит будет портить, а мне - наоборот, изрядно усилит. Он мне, знаешь ли, сделал изрядную подлость. Хочется отомстить. Тен, ты, надеюсь, понял, что я выбрала именно Лона, а вовсе даже не тебя? Ты хоть понимаешь, что теперь ты сам себя сделал посмешищем? Всем эта история с тобой будет абсолютно понятна. Мое нынешнее заявление никого не обманет. Я на это даже и не рассчитываю - это всего только элегантный способ выбраться из безобразной ситуации. Все это именно так и поймут. Генерал Дорс, подойдите сюда, пожалуйста. Распорядитесь, чтобы этого молодого человека в наручниках доставили в его родовое поместье в Ниевере и сдали его отцу с рук на руки, не расковывая. Отец его пусть для этого прибудет в Ниевер, иначе никому не отдавать поганца. У вас тут людей более чем достаточно для моей охраны, выделите пару-тройку человек из команды, вызывать специалистов из министерства безопасности не следует. С министерством безопасности все-таки следует связаться непременно. Если он покинет свое поместье в течение года - пусть получит честно заработанный фатальный заряд в голову. Опала сроком на год только и может меня и Лона, а также этого придурка, моего друга детства, вывести из затруднительного положения. С генералом Сатом согласуйте этот вопрос, чтобы опала была официально объявленной от имени Императора. Уведите его. Выполняйте.

Менее чем через минуту к нам подскочили несколько человек во главе с запомнившимся мне молодым озорным человеком, графа открепили от стула за несколько секунд, но никто ему даже относительной свободы давать не собирался. Ему даже на ноги встать не позволили, четверо человек перевели графа в горизонтальное положение и в положении за-руки-за-ноги весьма шустро унесли.

К нам подошел генерал Конрад Сат, первым он вступить в разговор явно не решался, ждал от кого-нибудь из нас двоих знака или разрешения. Принцесса и бровью не повела. Я решил его особенно не томить.

- Вижу, генерал, вы хотите с нами о чем-то поговорить. Я - не против, но хотел бы, чтобы вон тот молодой человек также присел к нам, мне отчего-то захотелось и с ним поговорить, присаживайтесь.

Генерал моему капризу совсем не удивился. Махнул молодому человеку.

- Лейтенант, возьмите себе стул, присаживайтесь, вы приглашены, - он умостился на стул, на котором еще недавно содержали графа, поманил также официанта, который подскочил к нему немедленно, - мы тут с молодым человеком приглашены для разговора, распорядитесь, любезный, чтобы нам подали по бокалу и какой-нибудь сок в большом-пребольшом сосуде. Обедать с ними на равных нам будет неуместно и нетактично, но сидеть просто так, будет не менее нетактично, быстрее, любезный.

- Лон, дорогой, - принцесса вступила в разговор, - позволь представить тебе лейтенанта Ленарда Ганетти, моего племянника, сына моего брата Ричарда. Я удивлена, признаюсь, отчего это ты выделил его из всех моих охранников? Мне представляется, что ты несколько мухлюешь. Ты, оказывается, комедию ломал с капитаном, то есть подполковником Дональдом Вериусом, говоря, что ты меня в лицо не знаешь!

- Атуан, я, как правило, не передергиваю. Про твоего племянника Ленарда не знал и сейчас не знаю совершенно ничего. Захотелось мне с ним поговорить по той причине, что обратил внимание на некоторую нестандартность его действий в качестве офицера охраны и захотел выяснить, в чем тут дело, только и всего. Ленард, наверное, я поставил вас в дурацкое положение? Вам теперь придется пить сок во время нашей трапезы. Несколько обидно это для ближайшего родственника.

- Ерунда все это, Лон, - не задержался с ответом Ленард, - я принцессу Атуан искренне люблю и очень сожалею, что прихожусь ей племянником. Вам, Лон, завидую самой сильной завистью. Над графом Тенорио Арворин хотел поизмываться от души давно, ранее его изрядно ненавидел с самого раннего подросткового возраста за то, что думал, что именно ему и предстоит завладеть моей тетей. Сейчас люблю принцессу не меньше, но я уже не подросток, я уже смирился с тем, что принцесса Атуан никогда не будет моей возлюбленной. Вот, собственно, и все. А вы - про какой-то сок дурацкий! Меня нынешнее положение лейтенанта охраны ничуть не задевает и не обижает, тем более что прохожу в этом качестве только временную стажировку.

- Да, уж, - сделал при своих словах глубокомысленную физиономию, - я здесь уже говорил, но придется повториться, что в вашей империи вижу вокруг себя сплошную мыльную оперу, но в исполнении не гражданских, а служивых лиц. Вы, генерал, согласно сюжету тоже должны поведать нам что-то глубоко личное, иначе, отчего бы вам напрашиваться на разговор? Излагайте, не удивлюсь уже совершенно ничему.

- Ваше высочество, - генерал явно не чувствовал себя так уж уверено, как он изображал это перед официантом, - нам срочно нужно, нам пора что-то немедленно сделать определенное в отношении информационных агентств. Я предлагаю вызвать и прикомандировать на ближайшее время к Вам Лону Тинкетти, известную журналистку агентства "Корт", мы с ней ... находимся в весьма доверительных отношениях, информационная подача будет такая, какая необходима, а вовсе не так, как получится. Тем более, обратите внимание, какое у нее имя, это знак свыше, не иначе.

- Генерал, - принцесса явно развеселилась, - Лон, оказывается, в своих предположениях был абсолютно прав. Вы, оказывается, решили использовать свое служебное положение в личных целях. Ладно, генерал, не надо оправдываться, даю вам свое согласие. Не забудьте только, что Лон высказал пожелание в свое время о толпе репортеров, а вовсе не об исключительных правах на известном вам мероприятии.

Девица Лона Тинкетти, которая может вовсе и не девица (кто ее знает, сколько ей лет и каково ее семейное положение?) прибыла менее чем через пять минут, наверное, околачивалась со своей командой возле входа в ресторан. Лейтенант Ленард с нашего разрешения уступил ей место, объяснив нам, что он не против с нами поболтать, но все-таки он офицер охраны, поэтому частные разговоры ему уместнее вести частным образом, а не на глазах толпы свидетелей.

- Ваше высочество, а также вы, Лон, - девица эта имела хватку соответствующую своей профессии, - мне генерал вкратце обрисовал ситуацию. Прежде, чем дам команду оператору и попрошу убрать шумоподавительную завесу, не могли бы высказать свои пожелания насчет информационной подачи? Так ли уж необходимо держать якобы в секрете ваше предстоящее бракосочетание или, наоборот, пора подать эту новость в соответствующем освещении?

- Пусть принцесса высказывает пожелания на этот счет, - пожал плечами, - я здесь не местный, ей и карты в руки.

- Вы, Лон, - эта акула информационного бизнеса чувствовала себя весьма уверенно, - пожалуйста, не самоустраняйтесь. Ее высочество принцессу здесь все хорошо знают, она, разумеется, всем интересна, но вы, Лон, сейчас всем будете не менее интересны. Поэтому если вы будете при интервью инертны, то все, пожалуй, подумают, что принцесса сделала неверный выбор.

- Не зарывайтесь, Лона, - совершенно не желал, чтобы меня строили, я сам люблю это делать, - мне абсолютно все равно кто, что и как подумает, во всяком случае, если у меня у самого все в порядке. Если буду глубокомысленно молчать, то ваше дело - подать мое молчание всем понятным способом так, чтобы все подумали про меня что-нибудь хорошее, если я все-таки что-нибудь буду говорить - то же самое. Иначе мы ошиблись с выбором журналиста, которому ни с того ни с сего, вдруг вручили исключительные права на общение с нами.

- Жаль, что мы еще не начали интервью, - журналистка ничуть не смутилась, - вы, Лон, буквально, несколькими фразами показали, что не случайно совсем Их высочество вдруг решила выйти замуж. Вот так и надо. Это всеми будет воспринято с пониманием. У нас тут многие чахнут по Их высочеству и на что-то, дурачки, ранее надеялись. Если она досталась бы какому-нибудь размазне, то для многих это было бы чуть ли не личным оскорблением. Ваше высочество, я жду пожеланий от Вас.

- Ну, что ж, - вступила в разговор Атуан, - готова высказать свои пожелания. Вы, Лона, не торопитесь слишком. Вы, я вижу, притащили с собой не только оператора, но и команду потрошителей, которые сейчас ненавязчиво шныряют по залу и ведут ненавязчивые беседы? Вначале к предложению генерала Сата о вашем прикомандировании к нам отнеслась несколько легкомысленно, а сейчас признаю, что оно было своевременным и очень правильным ходом. Я понимаю, что вам хочется опередить конкурентов и вас профессиональные навыки просто заставляют торопиться. На самом деле торопиться особенно вам некуда. Вы в своей области известная личность, факт того, что вы тут с нами беседуете, конкурентам будет скоро известным, если не уже. Полагаю, что пока не выйдет первого репортажа вашего агентства "Корт", никто из конкурентов теперь просто не решится что-либо выдать на узел связи. Предлагаю поэтому сделать нарезку или как там у вас называется, вдумчиво, совместно с генералом Сатом сделаете не минутный репортаж, а вполне себе полноценную передачу. Факт нашего будущего бракосочетания уже не вижу никакого смысла скрывать. Эпизод с моим другом детства графом Арворин следует подать, разумеется, без всяких двусмысленностей. Пусть последнему идиоту будет все вполне ясно и понятно, что тут произошло на самом деле. Интервью у нас возьмете не здесь, а в замке Лестер. Пока вам здесь есть чем заняться, а мы с Лоном пока побеседуем и пообедаем наедине, тем более что местный метр нам с отчаянным лицом подает знаки, что заказанные нами блюда готовы. Извините, господа.

Они удалились. Нам принесли заказанные блюда, и мы приступили к трапезе. Делали мы это вдумчиво и не разговаривали ни о чем минут пятнадцать. Когда первое чувство легкого голода было удовлетворено, захотелось все-таки поболтать о чем-то.

- Лон, и что ты про все это думаешь?

- Про это ничего особенное не думаю, по-моему, тут все ясно. Думаю я про другое. Тебе известны разговоры, которые я вел с Доном Вериусом и генералом, тогда еще майором Дорсом. Что-то мне подсказывает, что не сами они тебе обо всем рассказали. Проясни этот вопрос, пожалуйста.

- Дорогой, это ведь совсем просто. Бывший капитан Дон Вериус - единственный, кто в личном процессоре не имел специальной блокировки от некоторых специальных способов внешнего считывания. Такая блокировка - операция совсем не дешевая и ему ранее по должности не полагалась. В некотором отдалении от него таскалась специальная команда, которая считывала из его процессора все его разговоры, все его разговоры с твоим участием слушала я лишь с некоторой задержкой по времени. Думаешь, случайно решила его повысить сразу через одно звание, несмотря на его хамство в отношении лейтенанта Хамиш? Он, ловкач такой, умудрялся обрабатывать тебя так, как будто лично его инструктировала, хотя это было совсем не так, я только удивлялась прозорливости графа Дэта Ханесси, Паука, как вы его тут все называете, который предложил его кандидатуру для этой операции.

- Тогда объясни мне другую вещь, насчет Дорса. Для каких целей именно он был задействован в операции?

- Лон, - она явно несколько засмущалась, - позволь, не буду отвечать на этот вопрос в подробностях? Цели, для которых я его привлекала к операции, были не очень дружественными в отношении тебя, но и мы еще не были никакими ни друзьями, ни любовниками, а были мы настоящими врагами, тем более что я понятия не имела, что та неудачная операция была предназначена для того, чтобы тогда еще нас поженить.

По дороге к замку Лестер журналистка Лона Тинкетти не утерпела-таки и решила начать нас потрошить прямо в дороге. Мы не очень и возражали, так как в отношении наших планов по прибытию в замок мнение у нас было единодушным, никакого интервью по прибытии в наших планах не числилось.

- Ваше высочество, самый главный вопрос, который будет всех интересовать, это обстоятельства знакомства. Как это произошло?

- Это просто. Я пришла в отель, где остановился Лон. Зашла к нему в спальню, где он изволил отдыхать, познакомились, и за десять минут я убедила его, что ему просто необходимо предложить мне стать его женой.

- Ваше высочество, - журналистка впервые слегка растерялась, - это и правда так было? Нет, я не это хотела спросить. Вы и, правда, хотите, чтобы это так и было доведено до публики?

- Это так и было. Если бы речь шла о любовной интрижке, то выглядели бы мои признания несколько скабрезно. В нашем же случае все весьма серьезно. Не забывайте про кровную месть. Пикантное приключение такого рода могло закончиться совсем не анекдотом, поэтому не вижу причин скрывать, как все обстояло на самом деле. Полагаю, что и публика это поймет также. Неужели для публики необходимо придумать какую-нибудь особенно романтическую фиктивную историю нашего знакомства? Через восемь дней состоится наше бракосочетание в Кертизоне, столице империи Дортис, никаких приглашенных лиц из родственников не будет по вполне понятным причинам. В отношении репортеров никаких ограничений не будет, генерал Сат уполномочен аккредитовать на это мероприятие любое их количество, он, кстати, назначен ответственным за это мероприятие. После нашего бракосочетания некоторая кажущаяся пикантность нашего знакомства будет выглядеть самым обыденным образом.

- Что это был за отель, в котором вы познакомились?

- В то время мой жених находился на территории Империи неофициально, как, впрочем, и сейчас, никаких свидетелей его прибытия и пребывания здесь вплоть до нашего совместного посещения ресторана "Ольвия" вы не найдете, так как этим свидетелям по службе полагается хранить молчание. Добавлю, впрочем, что прибытие Лона вовсе не было тайным, он прибыл к нам с туристическим визитом, который обернулся несколько иным образом, чем он ожидал.

- А вы ожидали, Ваше высочество?

- Я разве неясно выразилась, что я организовала все, поэтому и рассматриваю своего жениха, как весьма тоже дорогущее приобретение, но лично мое?

- Лон, хочу вас спросить о ваших впечатлениях при знакомстве с Их высочеством.

- Какие у меня могут быть впечатления? Ураган по имени Атуан. Я немного посопротивлялся, но был заранее обречен. Без шансов. Полагаю, что всем местным это вполне понятно.

- А почему вы сопротивлялись, Лон?

- Это просто. Если бы я сопротивлялся две минуты, то это было бы несколько неприличным, хотя этого срока было уже достаточно. Если бы я сопротивлялся пол часа, то может быть, не удалось бы мне на такое длительное время привлечь к себе ее внимание. Поэтому, десять минут - самый подходящий срок был, чтобы завладеть самым вашим главным местным достоянием, пусть она тут и пытается высказаться в том духе, что это именно она мною завладела.

- А как отнеслись ко всему ваши ближайшие родственники?

- Они не знают пока ничего. Я никому пока из них ничего не сообщал. Давайте завершим нашу беседу? Мы уже подлетаем, у нас с принцессой много различных планов на ближайшее время, но все они личного свойства, не для публики.

На следующий день мы посетили еще один ресторан, остались великолепные впечатления. Мы с Атуан отдались дальнейшему естественному течению событий и друг другу, совершенно оторвались от окружающей нас жизни. Нам совершенно не стало никакого дела до окружающей нас действительности, мы наслаждались общением между собой. Почему-то казалось, что эта самая действительность будет нам отныне исключительно только благоприятствовать.

Часть вторая

Карстен. Завоевание королевства.

Приятно путешествовать в разные страны,

встречаться с интересными людьми.

Чингиз-хан

Стук молоточка был вежливым таким и осторожным, но я совершенно на данный момент не планировал ни с кем и ни о чем разговаривать. С другой стороны можно было бы в моем маленьком загуле, длившемся около суток, сделать маленький перерыв. Поэтому не стал, используя домового, как я это делал ранее, передавать беспокоящим нас свое нелицеприятное мнение по этому поводу. Встал, накинул халат, сделал знак, что все в порядке, не надо волноваться и можно дальше дрыхнуть, прошел к выходу из апартаментов, причем не моих апартаментов, а временно отсутствующей своей сестренки.

На выходе увидел капитана охраны Дениверо, который имел вид несколько смущенный, но с физиономией выполняемого служебного долга.

- Ваше высочество, Их высочество Императрица-Мать желает с Вами поговорить немедленно. Разрешите мне Вас проводить?

- Капитан, - почему-то не очень хотелось торопиться получать выволочку от матушки, хотя понял, что некоторых выяснений не избежать, изобразил несколько капризный тон, - вы предлагаете мне идти в таком виде к Их высочеству? И почему вы полагаете, что мне нужно сопровождение?

- Их высочество предупредила меня, что Вы, Ваше высочество, именно это первым делом и спросите, - капитан явно обрел невозмутимость, - Мне сказано ответить, что Ваш внешний вид не имеет никакого значения, халата вполне достаточно, относительно сопровождения сказано, что оно нужно для того, чтобы Вы немедленно не сбежали.

- Вы что же, капитан, - я несколько развеселился, - уполномочены привести меня силой?

- Их высочество предупредила меня, что это будет следующим Вашим вопросом, - Дениверо тоже немного развеселился, ему ситуация также показалась несколько забавной, впрочем с физиономии его чувство выполняемого долга никуда не исчезло, - разумеется, никакой силы к Вам никто применять не будет. Просто, если Вы сбежите от меня, то выкажете в отношении Их высочества некоторое неуважение, которого она от Вас совершенно не ожидает.

- Убедили, Констан, ведите.

Менее чем через три минуты после пары вежливых рывков за веревочку и соответствующего количества постукиваний молоточком без каких-либо дальнейших разрешений ввалился в мамины апартаменты. Капитан остался снаружи. Графиня Лекстрисс, главная матушкина подружка и фрейлина, не успела меня перехватить на входе, посмотрела подчеркнуто укоризненно, но ничего особенного не сказала.

- В кабинете, - только и произнесла она, не добавив при этом "Ваше высочество", наверное, это было для нее верхом выражения своего неодобрения по поводу моего загула и якобы поруганной чести ее дочери.

Прошел в мамин кабинет, присел на центральное гостевое кресло. Мама обошла свои столы (пульты?), установленные у нее посреди кабинета, небрежным таким движением придвинула к себе одним легким движением ноги одно из кресел, стоявших неподалеку от меня, присела и стала серьезно так меня рассматривать, не спеша вступать в разговор. Мне стало изрядно не по себе. Все это мне было как-то очень и очень знакомо, только знакомо это было не совсем и не вполне мне. Ясно стало, что разговор она решила затеять со мной очень серьезный, более того, она явно приготовилась вступить со мной в словесный поединок, а не просто поболтать по-семейному. Ну что ж, не будем отступать от семейных традиций. Их следует придерживаться, во всяком случае, вначале.

- Мама, со мной воевать не надо, - постарался, чтобы в голосе не было ничего такого, что можно было принять за иронию или ехидность, - вспомни, что я твой сын, и поговори со мной проще, без известных твоих обычных словесных ухищрений, после которых все министры и прочие чиновники начинают тебя до одури бояться.

- Хорошо, Карстен, - мама вид имела серьезный, но несколько смущенный, - у меня к тебе деликатный, но очень серьезный разговор. В свое время я обещала твоему отцу, что именно тебя из всех своих детей не буду всерьез воспитывать и чего-либо от тебя требовать. Разумеется, я знаю, что именно ты после него стал Черным Бароном. Мне ранее никогда и не приходило в голову устраивать с тобой серьезные разговоры. Особенных поводов ты для этого ранее и не давал. Смущали меня только твои частые отлучки, по поводу которых руководство колледжа, в котором ты обучаешься, уже надоело мне до крайности. Я мирилась с этим, так как знаю, что у тебя имеется огромное количество родовых владений весьма далеко отсюда, я в них была, я их видела, хоть и вовсе не все, поэтому ничего тебе не высказывала по поводу твоих отлучек. Ранее на публике и при дворе ты был образцом, пусть тебя не смущает это выражение, инертности. Никто не мог сказать про тебя ничего определенного, про тебя вообще никто ничего практически не говорил и ничего практически не знал, ты ранее не засветился ни в одной какой-нибудь выходке. Меня это более чем устраивало. Сейчас же ты вдруг выкинул номер тот еще. Ты, менее чем за сутки умудрился стать самой обсуждаемой личностью при дворе, не хочется даже и думать о том, что, возможно, и в других местах. Теперь при дворе только и обсуждают, как ты заявился вдруг на официальный прием, полюбезничал с двумя всем известными молодыми фрейлинами - графиней Лекстрисс и баронессой Вейбур, после чего увел их обеих и заперся на сутки с ними в апартаментах. Причем, даже не в своих, а своей сестры, из которых выгнал весь обслуживающий персонал, нагло заявляя при этом, что теперь эти апартаменты должны послужить в качестве любовного гнездышка. У двух девушек имелись кое-какие обязанности в качестве фрейлин, для исполнения которых их пытались вызвать из этих апартаментов. Ты, ничуть не стесняясь достаточно большого количества свидетелей, через домового регулярно посылал всех куда подальше. Дополнительную пикантность всему этому безобразию придает всем известный факт, что Тона Лекстрисс - дочь моей лучшей подруги и главной фрейлины, а Рена Вейбур - внучка Начальника Генерального Штаба Империи. Что ты скажешь по этому поводу?

- Мама, а что тебя смущает, собственно? Я постараюсь отвечать серьезно и придерживаться пунктов предъявленного обвинения. Мне, мама, как тебе известно, недавно исполнилось семнадцать лет. Поскольку я сейчас внешне физически стал выглядеть как мужчина половозрелового возраста, а не как подросток, то я и решил, что мне надо предпринять по этому поводу некоторые соответствующие действия. Прошу, мама, не надо преждевременные выводы делать, сначала дослушай меня, а потом будешь выводы делать. Достигнув этого рубежа, я всерьез задумался. А чем мне далее заняться? Я решил, что заняться мне далее следует чем-то таким, что моим предкам было не вполне известным. Мама! Не надо пытаться перебивать, это совсем не то, что ты подумала. В этом дурацком колледже я готов сдать выпускные экзамены экстерном, тем более что срок их сдачи для выпускного курса, пусть и на два года как бы превышает мой выпускной срок, состоится буквально на днях. Сдавать экзамены я готов без всяких скидок, хоть сама в комиссию садись, поверь, я сдам их без всяких проблем, не нужно мне никакой протекции на этот счет. После сдачи экзаменов отправишь меня под вымышленным именем и с вымышленной биографией, добавив десяток-полтора десятка лет в биографии, в Академию Безопасности и Разведки. Согласуй с Императором этот вопрос. Тем более, мне известно, что мой старший братец с удовольствием обсудит этот вопрос именно с тобой, а не со мной. Наверное, с твоей подачи, мама, он избегает со мной каких-либо личных разговоров, не боится, конечно, а просто слушает твои рекомендации. Разумеется, обучение в этой академии не предполагает каких-либо отлучек, иначе мое инкогнито будет немедленно раскрыто, в чем я категорически не заинтересован. Решил перед этим всем устроить себе отвальную, у меня гормоны, знаешь ли, нешуточно разбушевались, секса захотелось зверски. Выбрал для этого мероприятия девушек вполне, на мой взгляд, правильно. Если бы взял для этих целей только одну из них, то у тебя, были бы проблемы морального плана, а так - никаких проблем. Никакой их девичьей репутации не испортил - всем при дворе известно, что девицы они разборчивые, но совсем не девочки. Связь со мной нисколько их репутации не повредит, скорее, наоборот, изрядно укрепит всех во мнении насчет их разборчивости и эстетства. Относительно использования апартаментов моей сестренки могу сказать, что мои собственные апартаменты изрядно скромны и в качестве любовного гнездышка использоваться могут, но именно скромно. Думаю, что Алиса вовсе не обидится, когда про все узнает, скорее, ей будет приятно. Что касается своей подружки, мама, то спросишь у нее, а она пусть в свою очередь спросит Тону - не был ли я мил и любезен и имеет ли ее дочь какие-либо претензии? С твоего разрешения, мама, удаляюсь, хочу продолжить загульчик напоследок. Пожалуйста, займись практическими вопросами обустройства моего будущего. Ты ведь для этого меня вызывала?

- Постой, Карстен. Очень уж ты напоминаешь мне своего отца. Ты и говоришь со мной так, как будто ты он и есть. Не надо со мной так. У меня к тебе еще есть кое-какие вопросы. У меня к тебе миллион вопросов! Кого обманет твое инкогнито в Академии Безопасности и Разведки? Там, знаешь ли, буквально все люди очень памятливые на лица, им полагается быть такими!

- Мама, не переживай по этому поводу. Неужели, не обратила внимание, что на всех моих официальных мероприятиях и изображениях последних лет у меня несколько шире нос и скулы, чем есть на самом деле и совсем не похож на себя? Стану дополнительно совершенным блондином, и никто не опознает во мне того, кто я есть на самом деле, без всякого иного изменения во внешности. Моему инкогнито совершенно ничто не будет угрожать, кроме как вмешательство извне. Предупреждаю, что в этом случае мы с тобой серьезно поссоримся, знаешь ли, если ты сольешь информацию обо мне, обижусь настолько, что ты меня десятилетиями после этого видеть не будешь. Покину пределы Империи практически навсегда, будешь насчет баронесс и графинь, якобы мною скомпрометированных, вспоминать, как про светлый период наших взаимоотношений.

- Ты мне угрожаешь? Как пошло.

- Нет. Пытаюсь вразумить тебя, мама. Я мог бы объяснить тебе все десятками способов, но не желаю этого.

- Карстен, - мама явно волновалась, ей было изрядно нехорошо, ей было совсем плохо, по всей видимости, моя последняя фраза, произнесенная с умыслом, с определенной интонацией и тембром, но совершенно выбивающаяся из контекста разговора кое-что известное здорово напомнила, - объясни мне, почему ты разговариваешь со мной так, как будто со мной говорит твой отец?

- Мама, надеюсь, больше никогда не будешь задавать этого вопроса, - включил все свои умения, в основном унаследованные от нее же самой, и голосовое варьирование по тембру, и по эмоциональной окраске, и по темпу речи, для того чтобы успокоить ее, - потому, что память моего отца, как у Черного Барона всегда при мне. Как и память всех моих предков. Я, мама, могу узнать про тебя почти все. Если захочу, то буду знать про тебя совсем все, что знал мой папа, о чем ты давно знаешь или догадываешься. Если хочешь знать, мама, то эти две девушки, они сыграли роль громоотвода. Неужели тебе понравилось бы, чтобы твой сын смотрел бы на тебя глазами своего отца? Неужели, ты ранее не понимала, что кто такой новый Черный Барон? Ты все понимала и знала, только отгоняла от себя это знание.

- Правильно ли я тебя понимаю, - выражение лица Императрицы-Матери было при этом болезненно-искривленным, - что твой папочка передал тебе не только родовые владения Черных Баронов и иное наследство, но и свою память?

- Да, мама, в полном объеме, если того пожелаю. Неловко про это говорить, но я, мама, слишком уж много знаю личного в отношении тебя. Также неловко говорить об этом, но имею в отношении тебя некоторое сексуальное влечение, доставшееся мне от отца, что является несколько неприличным. Он тебя, знаешь ли, очень сильно любил.

- Отчего же он так ни разу мне про это никогда прямо не сказал, хотя я ждала этого от него признания всегда?

- Полагаю, мама, - пожал плечами, - что слов не требовалось, он тебя просто любил всю вашу совместную жизнь и в твоей любви тоже нисколько не сомневался.

Тут наш интимный разговор прервали. Ленард, тем же самым очень знакомым легким движением ноги придвинула кресло из ряда прочих и присела на него, специально она так все так сделала, зараза.

- Не плачь, Атуан, - вступила Ленард в разговор, - Разве я тебя раньше не предупреждала ни о чем? Твой Лон был совершенно прав, я, как правило, ничего не могу предвидеть, кроме очевидных вещей, но именно о них я ранее и говорила, я с тобой раньше была несколько неправдива во многих смыслах. Вовсе не на твоих детей была настроена, а лично на тебя, моя любовь и интерес к тебе был отражением любви Лона к тебе, на всех твоих детей я настроилась также, разумеется, но лишь дополнительно к тебе самой. Я твоя заступница по своему собственному выбору. Не плачь. Не дам тебя в обиду никому. Сейчас говорю совершенно серьезно, без всяких развлечений. Твой сын говорит правду, но не обращай на его слова никакого внимания. Что может знать о любви тот, кто ее пока еще не познал? Про любовь он знает пока только на основании памяти предков, не более того, такой же опыт он мог приобрести, прочитав пару десятков любовных романов. Сам он пока еще никого не любил. Твой Лон тебя любил, причем это произошло бы и без моего вмешательства. Судьба. Тогда же я и решила быть тебе заступницей, не спрашивай почему. Свою дальнейшую жизнь можешь выстроить по своему усмотрению, в том числе даровать свою любовь кому-нибудь еще, мы будем тебе вместе с мамой и далее покровительствовать. Пока, дорогая.

Ленард растаяла на глазах. По какой-то причине она не позволила мне к ней даже прикоснуться, хотя в конце ее монолога мне захотелось для соблюдения семейных традиций поцеловать ее в щечку, я потянулся к ней, но она не позволила.

- Мама, думаю, какие-либо комментарии к нашему разговору неуместны, всегда знал, что ты находишься под личным покровительством Ленард. Эти ее многозначительные высказывания все-таки несколько раздражают. Она, между прочим, предсказывала безвременную смерть папы в результате вашей любви. Заметь, ничего подобного не произошло. Папа был куда как более прав в своих прогнозах и оценках.

- Что же мне делать?

- Ты, мама, можешь делать все, что хочешь. Думаешь, я не знаю ничего? Делай то, что считаешь нужным или возможным. Ленард только что тебе обещала свое полное покровительство. У меня только просьба - делай это напролом, не оглядываясь ни на кого, только так и надо. Если у тебя еще несколько детей появится - так тому и быть, мне кажется, что именно моего мнения на этот счет ты ранее и боялась, выполнял дурацкую роль тени своего отца. Позволь, я пойду? Меня две девушки ждут, перед серьезными жизненными испытаниями хочу покувыркаться с ними как следует. Повторяю, свою подружку спроси о том, действительно ли обижал ее доченьку или было все наоборот? Тона, знаешь ли, устроила мне многое такое и с таким энтузиазмом, что чуть ли не решил, что следует стать двоеженцем и жениться на обеих, но, мама, все-таки, любви тут и правда не было, только секс, буйный с трех сторон. До свидания, мама.

Через десять дней после этого памятного разговора я переместился на площадку прибытия, на место сбора очередного призыва в Академию Безопасности и Разведки Империи в городок под невзрачным названием Дониел. Опыт предков подсказывал, что этот городок и его жительницы на ближайшие пять лет для меня будут самыми лакомыми предметами охоты, потому что иных как бы и не предусмотрено.

Все-таки опыт предков относительно ожидаемого далее меня несколько ввел в заблуждение. На территорию академии перевезли меня и всех других новобранцев без всяких изысков и дурацких построений на вполне новеньком десантном флайере. Без всяких понтов по прибытию, майор службы безопасности скомандовал всем убрать форму и все имеющиеся знаки различия лет на пять. Разумеется, его не смутило, что среди призыва был даже один полковник. Каждому вручили по баулу и все переоделись в комбинезоны, извлеченные из этих персональных баулов.

Выступление майора перед весьма неровным строем новоиспеченных курсантов сложившимся стереотипам также не соответствовало.

- Господа курсанты, мы вас тут не в говно будем превращать, а, наоборот, в конфетку. Отношение будет соответствующее. Забудьте про методы обычных армейских учебок. У нас тут, знаете ли, академия. У нас будут другие методы, мы вряд ли кого отбракуем, так как случайных людей здесь быть не может. Мы всех вас заставим работать на полную катушку, всех прилепим к делу. Режим работы: упал-отжался, когда нельзя будет задавать никаких вопросов и нельзя делать умное лицо, нами также будет применяться, но он так и будет заранее обозначен для всех - режим рядового. Будет также режим лейтенанта, режим ответственного, академический режим. Обо всех режимах вы будете заранее предупреждены. Вместо казарм у всех у вас будет общежитие по четыре человека на комнату, так сложилось, что это считается оптимальным, и оно себя оправдывает. Вы уже расписаны по комнатам, даю вам тридцать минут для заселения и ознакомления. После этого по сигналу домовых все выбегают строиться и приступают к занятию в режиме все-таки рядового, поэтому строиться надо будет идеальным образом, а не так, как вы сейчас стоите. Для начала совершим марш-бросок на неопределенную дистанцию, посмотрим, каковы ваши физические кондиции.

Понеслась. Кажущаяся демократичность таковой совсем не была. Весь учебный процесс был построен на том, чтобы курсанты все-таки валились с ног от усталости концу дня. Кто бы сомневался?

Я полагал, что единоборства никак не будут для меня составлять затруднений. Поначалу это так и было. Единоборствами мы занимались в так называемом лейтенантском режиме. Мы переходили в этот режим и занимались поединками по десять раз в день в самых различных местах. Все было для меня гладко только до тех пор, пока не приступили к использованию подручных средств. Я ранее иногда побеждал, иногда поддавался специально, стараясь не особенно выделяться среди прочих. Совершенно не мог себе представить, каким образом поддаться человеку, пытающемуся отрезать мне голову пластиковой тарелкой. У нас участились в это же время несчастные случаи, впрочем, без летальных исходов, совершенно не хотел стать очередным несчастным случаем.

Как ни странно, я, якобы старший лейтенант пограничной стражи Лон Вериус (ох, не случайно совсем мне моя матушка подобрала личное и родовое имя для вымышленной биографии - Дональд Вериус, генерал-лейтенант безопасности стал мне теперь согласно фальшивой биографии как бы даже отцом), майор дистанционной атаки Лоис Веер, капитан безопасности Торс Хантер, подполковник десантных войск Зент Кентор, проживая в одной комнате на протяжении многих дней, заполненных сплошной вздрючкой, мы все-таки сдружились, но совсем не сразу. Когда на очередных занятиях по рукопашке мне врезал от души так между ушей курсант Торсен, послав в глубокий нокаут, Кентор после этого немедленно напросился к нему в пару - Торсена унесли ремонтировать. Вот так. До этого я своих сожителей по комнате именно так и воспринимал, как сожителей. Три месяца всего прошло, и стал их воспринимать совсем иначе. Как уже отмечал ранее, несмотря на якобы демократичность учебного процесса после завершения очередного учебного дня мы отваливались, и разговоры практически никакие не вели, сил и желания не было. При этой якобы демократичности выходные дни никто предоставлять даже и не подумал, из-за этого свободное время у нас отсутствовало. Отсутствие выходных дней тяжело сказывалось на психике, однако руководство академии считало, что лучше делать курсантам психокоррекцию иногда по поводу моральной усталости и депрессий, чем регулярно - от результатов применения всяких не вполне полезных стимуляторов и одурманивающих веществ.

- Господа курсанты, обстоятельства изменились, - это я решил выступить тем же вечером, - нам пора объединиться в команду, как это уже сделали некоторые другие, это имеет практический смысл минимум по трем предметам. Курсант Кентор, очень вас прошу не надо больше за меня мстить в учебных поединках. Тем более таким радикальным образом. Если честно, то вашего бывшего коллегу Торсена и сам мог бы успокоить, я ему поддавался, не видел особой мотивации в поединке. Вы, наверное, мне не верите. Напрасно. Итак, несколько тактических задач нам, возможно, предстоит решать буквально завтра, если мы все-таки согласны объединиться в команду. Кто будет главным тактиком? Кто будет неглавным тактиком?

Команда нарисовалась довольно быстро и следующая: главным тактиком стал Лоис Веер, запасным тактиком и страхующим стал Зент Кентор, основными исполнителями стали я и Торс Хантер, мы в команде были назначены главными костоломами. В зависимости от задач и применяемых тактических моделей моими наиболее частными амплуа обозначены были "лидер", "смертник", "толкатель" и "авангардист". У Торса - "гаситель", "глотатель" и "покровитель". Амплуа же Веера и Кентора тоже имели множество разных жаргонных названий, но по сути они совсем никак не различались - тактик и подстраховщик.

Можно было бы и посмеяться над таким построением команды, только некому было этим заняться. Буквально на следующем задании по тактике групповых действий при захвате заложника Лоис выдал тактическому анализатору именно эту расстановку. Задание было выполнено шутя, а мы только щеки надували. Так и получилось, что все поимели клички: Лоис - Дохляк, Зент - Скелет, Торс - Основной, Я - Трехчетвертной, что со временем превратилось в Третьего. Следующее практическое задание нам выдали незамедлительно, выполнили мы его также шутя. Я, ничуть уже не стесняясь никого, одному из наших инструкторов по рукопашному бою так между глаз заделал, что он улетел и не показывался для целей реванша дней двадцать. Были еще два как бы крутых перца, но из курсантов старших курсов. Этих двоих оприходовал Торс - у них искры из глаз летели, он с ними в поединке откровенно развлекался. Лоис обозначил нашу команду в этом составе постоянной по этому предмету и сделал вызов тактическому анализатору официально, нагло совершенно заявляя, что мы любую составленную им команду по этому предмету обуем. Для того чтобы защитить это наглое заявление, наша команда была вынуждена вскоре два раза защищать свою состоятельность всерьез, так как против нас выставляли команды, составленные сплошь из инструкторов. Почему-то все они думали, что, если добраться до Дохляка и сломать ему палец, то все разрешится для них наилучшим образом. Они были неправы по всем пунктам. И насчет того, что им удастся добраться, и насчет того, чтобы сломать ему палец. Несмотря на свое прозвище, Дохляк вовсе не был слабеньким мальчиком, а кличку свою получил только по причине того, что ему ввиду своего положения тактика в команде вроде бы полагалось быть самым хилым из нас, а это вряд ли так было. Точно утверждать это было нельзя, так как после составления нами команды, спарринги против друг друга были уже запретны. Никто не заставлял, но и для всяких анализаторов это тоже превратилось в табу, оказалось, что было это уже давней традицией академии.

Далее так и пошло, в том числе и по многим другим предметам. Мы нашей четверкой защищали особо важных персон, весьма успешно. Мы не менее успешно нашей же четверкой ликвидировали охраняемых особо важных персон. Мы совершали дерзкие террористические акты и диверсии. Мы обезвреживали наглые террористические группы и бандитские формирования, состоящие из других курсантов или инструкторов. Целый год из предусмотренных для нас пяти лет прошел именно в этих развлечениях. Некоторое разнообразие вносили четыре каждодневные лекции по всяким дурацким предметам. Я на этих лекциях по прикладной психологии, информационному поиску, теории защиты, взрывному делу и тому подобным предметам откровенно скучал, разумеется, не все из преподаваемого, мне было известно, но принципиально новых знаний на лекциях не получал.

По истечении года сдружился со своими тремя сожителями, но стал изрядно тяготиться дальнейшим прохождением службы. Уже целый год изображаю из себя Трехчетвертного, Третьего. Приобрел, конечно, некоторые дополнительные знания и навыки, но зачем они мне так уж сдались? Ранее почему-то полагал, что академии такого рода существуют для более тонких и умных вещей, а не для совершенствования в разнообразном мордобое. Стало понятно, впрочем, что метод непосредственного физического воздействия культивируется силовыми ведомствами не случайно, а по причине того, что против этого не работают никакие магические амулеты, только непосредственное воздействие мага может дать защиту от контактного нападения. Для иных людей защиту может дать только превентивное нападение с использованием подходящего средства поражения, от которого как раз может уберечь соответствующий амулет. Нас, конечно, натаскивали и на стрельбе из всяких видов оружия и на метании всякой дряни, но эти тренинги явно носили вспомогательный характер. Тактические же занятия особыми изысками и разнообразием не отличались. Мы в индивидуальном порядке либо готовили тактический анализ по прошедшему тренингу либо составляли инструкции участникам и тактическую вариативную модель к полученному, но еще не выполненному заданию. Из нашей четверки чаще всего принималась к выполнению тактическая модель Дохляка, что и не удивительно, так как он и выступал у нас как главный тактик, даже при реализации чужих моделей.

Идея обучаться в Академии Безопасности и Разведки Империи для меня лично находилась в состоянии глубокого кризиса. Зачем мне диплом этой академии? Разве я предполагаю далее служить?

Единственным якорем для меня были Дохляк, Скелет и Основной. Только они и удерживали от того, чтобы на все плюнуть немедленно. Что же делать? В этот кризисный момент удержала меня от позорного решения прервать обучение Ларния Карс, одна из наших инструкторов по единоборствам.

Следует заметить, что женщины в академии вовсе не находились под запретом. Более того, некоторые из курсантов ими и были. Так получилось, что проживали они даже и не раздельно от мужчин, их даже по комнатам в общежитии никто раздельно не разместил. Была одна четверка, в которой было два мужчины и две дамы. Еще семь четверок включали в себя даму в единственном числе. Это на нашем курсе. Таким образом, на нашем курсе обучалось девять курсанток. Под запретом и очень серьезным было обсуждение и шуточки по этому поводу. Если три мужчины и занимались сексом со своей сожительницей в какой-нибудь комнате, то обсуждение этого возможного факта грозило любителю поболтать и пошутить официально изоляцией, то есть последующим обучением в академии в режиме одиночки, неофициально же это грозило также дополнительно многочисленными немедленно нанесенными побоями. Что удивительно, за все свое время обучения в академии так и не увидел воочию ни одной из жертв таких возможных репрессий, разумеется, я тоже совсем не хотел стать такой жертвой и вел себя соответственно.

Торс, то есть Основной подошел к решению женского вопроса самым первым из нас. В близлежащем городке Дониел он нашел себе девицу по имени Карелл. Как он это сделал, осталось полнейшей загадкой. Ухитрился охмурить ее он всего только после двух месяцев нашего обучения. После завершения ежедневного обучения отлучки из расположения вовсе не находились под запретом, никто не препятствовал и не запрещал, что считалось, наверное, руководством академии одной из граней якобы демократизма при нашем обучении. Другое дело - попутный транспорт до одного из ближайших селений. Этот самый транспорт находился именно под запретом для курсантов. Способности к магии и, соответственно, к перемещениям у Основного были никакими. Каким образом он ухитрился познакомиться с Карелл, так и осталось тайной. Зато не было никакой тайны в том, что она регулярно прилетала на своем флайере по завершению дня обучения и чем они там занимались во флайере - также нетрудно догадаться. Основной только и поделился как-то в разговоре одной маленькой подробностью о том, что в том флайере отныне имеются только передние сидения, задние же демонтированы, там имеется вполне удобная хитро и быстро монтируемая кровать. Карелл была девушкой совсем не простой, так как являлась Прокурором Округа, имела специальный чин, соответствующий генерал-майору. Вот такой он был Торс по прозвищу Основной.

Зент Кентор, он же Скелет не искал для себя легких путей. Его регулярной подружкой стала Зейт Вендер, Главный Администратор академии, жена Рода Вендера, нашего преподавателя всяческих видов прикладной и иной психологии, а также теоретической психологии, генерал-майора безопасности, при всем прочем еще к тому же изрядного костолома. Не только Скелету, но и всем нам грозила нешуточная опасность, если бы эта связь открылась. Поэтому шифрование и сокрытие их связи стало для всех нас практически дополнительным предметом обучения.

Лоис Веер, он же Дохляк никакой особенной изобретательности не проявил. Его постоянной подружкой стала Лиза Ровенбург, курсантка нашего же курса, капитан безопасности. Ее три постоянных сожителя отнеслись к этому факту без особого энтузиазма, но и наездов на Дохляка не было никаких. Лоис своей связью доставлял всем нам очень много неудобств. Никаких специально предусмотренных для секса помещений в академии предусмотрено не было. Поэтому на регулярной основе эта парочка выгоняла либо меня со Скелетом и Основным либо трех ее сожителей, с которыми мы даже изрядно вскоре подружились, так как именно к нам они и приходили, когда их выгоняла эта парочка. А куда им еще было идти? Также как и нам, когда выгоняли нас.

В один из вечеров после завершения трудового дня мы как раз вшестером в нашей комнате резались в карты в крипс, единственную стоящую карточную игру, в которую можно играть именно шестерым. Лиза, она же Крошка, и Дохляк отсутствовали и занимались известно где, и известно чем.

- Третий, - раздался вдруг голос Зануды, нашего домового, - мне поступило для тебя указание от Главного Администратора прибыть немедленно в корпус Е.

Я несказанно удивился, остальные удивились тоже, но старались не подавать вида. Чуть не спросил Зануду о том, не перепутал ли он меня со Скелетом? Разумеется, не спросил. Зануда никогда и ничего не путал, он этого просто не умеет даже. К тому же связь Скелета и Зейт мы держали в глубоком секрете, а в комнате присутствовали трое посторонних. В таком полученном указании было удивительно многое. Во-первых, Скелет с Зейт Вендер сговаривались о встречах совсем не через домового, а непосредственно через процессоры. То есть, если бы ей что-то было от меня нужно - логичнее было бы передать это через Скелета. Во-вторых, начальство академии полагало, что давать какие-либо указания после завершения занятий является нетактичным, и в основном этого правила придерживалось. В-третьих, майор пограничной стражи Вендер вовсе не была для меня начальством. Главный Администратор Академии - это всего только главный хозяйственник, хотя ее обязанности, конечно, были несколько шире. Пока переодевался, смотрел на Скелета, он наверняка общается сейчас с Зейт через процессор. Может он поделится какими-нибудь дополнительными сведениями? Вдруг он усмехнулся и, смотря на меня, покачал головой, что означало, что никакой дополнительной информации он мне скидывать не будет.

Теряясь в догадках, убыл в корпус Е. Корпус этот представлял собой здоровый такой ангар. Внутри этого ангара находилось весьма своеобразное здание. Своеобразность этого здания заключалась в том, что, используя его домового, его можно было превратить практически во что угодно. В общем, это был имитатор для отработки разных специальных учебных операций.

Когда зашел в ангар, то увидел там вышедшую мне навстречу с ехидной улыбочкой Ларнию Карс, майора пограничной стражи, девушку, имеющую нездоровую какую-то страсть к членовредительству. Она являлась у нас одним из инструкторов по единоборствам. Отношения у нас с ней были только на почве регулярного мордобоя. Неоднократно, выполняя учебные задания, мне приходилось успокаивать эту девушку радикальными методами, что было совсем не просто, так как она была весьма шустрая. Пришлось ей даже помощь один раз оказать, втихаря подлечив ее, пока она была в отключке, так как я несколько перестарался. С тех пор, как мы составили команду с моими сожителями, я при групповых занятиях перестал поддаваться противникам в поединках, так как это было бы несколько нелояльно к партнерам. С инструкторами по единоборствам у нашей команды сложились весьма непростые отношения, так как на тренингах мы их регулярно обыгрывали и калечили. Они же совершенно не думали с этим смириться. Попытки нас самих покалечить они не оставляли, это стало их любимым видом спорта, не успокоились они даже после того, как один раз им все-таки это удалось. Впрочем, спеленали они нас, нанеся в процессе от души разной тяжести травмы, все-таки впятером. Эта милая девушка Ларния тогда лично сломала мне нос, челюсть, правую руку в нескольких местах и несколько ребер, было очень больно. Забыл добавить, что и по затылку она мне тогда приложилась рукояткой чего-то там, отправив в отключку. Рисковала она при этом изрядно, мои замки отключку у меня неожиданную могут сопроводить и неожиданными для всех спецэффектами. Было еще и изрядно обидно, так как захватили нас и замесили весьма неожиданным и даже жульническим способом. Реаниматору, в который меня засунули после всего этого, понадобилось целых два часа для того, чтобы привести меня в порядок. Я бы, конечно, мог это сделать за несколько секунд, однако в отношении своих магических способностей стойко прикидывался веником. Некоторые из четверок дополнительно изучали боевую магию, как теорию, так и практику с соответствующими тренингами. Я же никакого желания изучать боевую магию не испытывал. Не для этого я здесь. Впрочем, к этому моменту и сам не понимал, зачем мне сдалась эта академия. Нашу четверку обучали с явным креном в сторону мордобоя и членовредительства, возможно, что именно мы единственные специализировались почти исключительно в этой области. Единственным светлым пятном в моем обучении были пилотажные тренинги. Пилотировать нас заставляли как вживую, так и на имитаторах все, что только можно пилотировать. Мне эти занятия по настоящему нравились, хотя пилотаж едва ли когда-нибудь и для чего-нибудь мог мне пригодиться.

Вот такая милая девушка мне ехидно так улыбалась.

- Курсант Третий, пройдемте со мной, поговорим.

- Госпожа майор, я тут вообще-то по вызову Главного Администратора.

Она мне не ответила ничего, пришлось все-таки последовать за ней. Не стоять же столбом?

Здание-имитатор изображало из себя фрагмент нашего общежития. Провела она меня внутрь в помещение, которое изображало из себя копию зала собраний нашего курса в общежитии, здоровую такую комнатку со столами и диванами. Зал собраний предназначен был для сборищ в свободное от занятий время представителей разных четверок, так сказать, для обеспечения культурного досуга. Поскольку свободного от занятий времени практически не было, выходные нам никто не предоставлял, то это помещение практически не посещалось, его даже для секса использовать было невозможно, так как имелся огромный открытый проем в коридор.

- Присаживайтесь, курсант, - она плюхнулась на один из двух стоящих друг перед другом диванов, сделала жест в сторону дивана напротив, - поговорим.

Я сел на предложенное место.

- Курсант, прибытие Главного Администратора не ожидается, мне нужно было привлечь ее по причине того, чтобы получить соответствующее разрешение и допуски на использование корпуса Е в неурочное время. Мы с Зейт Вендер подруги еще со времен обучения в Корпусе Пограничной Стражи. Несмотря на это, она мне все-таки пыталась отказать, пришлось шантажировать насчет ее интрижки со Скелетом.

- Госпожа майор. Я уже начинаю пугаться. Вначале подумал, что вы хотите устроить мне очередные многочисленные переломы. Теперь же подозреваю нечто более страшное.

- Наверное, ты правильно догадываешься. Ты мне, знаешь ли, переломов устроил намного больше и неоднократно весьма неделикатно обходился с моим лицом, что еще более обидно. Мне надо отомстить и месть моя будет ужасной. Так что, снимай свой комбинезончик и не трепыхайся, гаденыш.

Дожидаться каких-либо моих действий она не стала. Скользнула коленками на пол. Руками отстегнула мне плечевые фиксаторы, начала стаскивать с меня комбинезон и продолжала это дело до тех пор, пока не стянула его мне до колен, коротким тычком заставив меня при этом слегка приподняться. Далее она с еще одним тычком стянула до колен еще одну мою деталь одежды и начала мстить немедленно.

- Не вздумай меня прерывать, - она сама слегка прервалась в своей мести, - потом мы переберемся в соседнее помещение, я скажу когда.

Таким вот образом она меня в первый раз и изнасиловала.

- Вкусный ты, однако, - закончив надо мной измываться, выглядела она весьма довольной, - пошли, там продолжим.

В соседнем помещении значительно меньшем, было оборудовано так называемое любовное гнездышко в ее понимании. Ну что ж, вполне неплохо и функционально, похоже на номер в каком-нибудь отеле хорошего уровня.

Она прошла чуть от двери и быстро так отстегнула фиксаторы и сбросила свой комбинезон. Я почему-то не очень-то и удивился. Под комбинезоном у нее оказалось много всего такого навороченного эротического нижнего белья.

- Дальнейшие мои раздевания ты, Лон, будешь делать собственными ручками по мере обретения готовности и уверенности в своих силах.

Так мы и вступили в длительную связь с Ларнией. Дополнительную пикантность всему этому придавало то, что у нее, собственно, имелся муж. Ларния вместе с мужем проживали все в том же городке Дониел, где у них имелся неплохой такой особнячок. Ее муж Кантор был предпринимателем весьма немаленького уровня, они совсем не бедствовали. С мужем своим Ларния меня познакомила менее чем через месяц, вывезя меня в этот их городок, что с ее стороны было серьезным должностным проступком, если бы про это стало известно. Никакой особенной двусмысленности наше знакомство не предполагало. Кантор Ларнию по-своему любил, но все-таки настоящей его любовью были различные лица одного с ним пола. Никакой необходимости шифровать от него наши отношения с Ларнией не возникло. Кантор был мне даже несколько симпатичен, хотя бы тем, что он никаких особенных усилий понравиться мне не предпринимал.

Благодаря Ларнии я удержался от искушения досрочно прервать свое обучение в академии. Девушка эта была весьма темпераментной и изобретательной. Проблемой только стали для меня достаточно частые учебные спарринги с ее участием. Я не мог спокойно смотреть, когда ее отоваривали Основной или Скелет, приходилось заниматься этим самому. Самому мне этим заниматься тоже было несколько некомфортно. Она же и не думала делать для меня каких-либо скидок и в поддавки со мной также не играла. Как она объясняла, она испытывала чуть ли не оргазм во время наших мордобойчиков. В общем, была она ко всему прочему извращенкой - садисткой-мазохисткой. За полученные и нанесенные травмы и побои она мне мстила усиленным образом в корпусе Е. Корпус Е у нас с Ларнией вскоре попытались отнять, начальнику академии кто-то отсемафорил про наше к нему усиленное внимание. Спасло нас от этого нехорошего действия только вмешательство моего якобы папочки Дона Вериуса, который, как, оказалось, был дружен с начальником академии. Когда я обратился за помощью к нему для решения этого деликатного вопроса, он в расспросы со мной играть не стал, прибыл буквально минут через пятнадцать, меня рассматривал с жадным любопытством, видно моего настоящего папочку помнил очень хорошо и относился к нему совсем не безразлично. Вопрос он урегулировал в течение пяти минут. Начальник академии посоветовал мне не использовать больше моего "папу" для протекции, но пообещал мне, что корпус Е все-таки разрешает использовать втихаря для любовных игр.

Несколько осложнило на некоторое время наши отношения с Ларнией то обстоятельство, что она совсем не прочь была заиметь от меня ребенка, что в мои планы никак не входило. То, что она и не думает предохраняться, я понял очень быстро. Я же сам этот вопрос мог контролировать легко. Это она из меня все-таки вытрясла, так как удивлена была своей или моей якобы бесплодностью. На ее уговоры не поддался. Я не против детей, но желал бы, чтобы все они имели именно мой официальный родовой статус.

Все когда-то заканчивается. Моя учеба в академии подошла к завершению, причем не досрочному. Мне присвоили "очередное" звание капитана и сразу же перевели из пограничной стражи в безопасность. По завершению академии любой выпускник мог сменить в некоторых пределах свою ведомственную принадлежность. Желающих записаться в Службу Охраны Императора тоже совсем бы не осмеяли, а обязательно дали бы возможность пройти соответствующее собеседование. Я высказал пожелание "перейти" в безопасность.

Мое собеседование по этому поводу было достаточно кратким. Полковник безопасности Дуайт Ровенбург, кстати, папочка Лизы, подружки Дохляка, поизучав мое личное дело, похмыкал.

- Такие отморозки нам нужны, - начал он, - специализация ваша в академии соответствует, результаты впечатляют. Не исключено, что скоро мне надо будет перед вами строиться и выпучивать глаза от усердия. Вам действительно нечего делать в пограничной страже, хотя и у них кое-где иногда происходят интересные делишки. Каковы ваши пожелания относительно места дальнейшей службы?

- Куда-нибудь на границы Империи, только не в какую-нибудь особенную дыру. Контрразведка, контрабанда. Политическим сыском заниматься мне не хочется совсем.

- Вот как? Вы что же думаете, что сможете сделать карьеру, избегая этой области нашей деятельности?

- Там видно будет, а пока не в высоких чинах, думаю, могу себе это позволить.

- Это маловероятно, у нас в ведомстве не демократия, заниматься вам придется все-таки тем, что вам поручат из числа наиболее актуальных для вашего подразделения задач. Вы, надеюсь, это понимаете?

- Разумеется, господин полковник.

- Вы, капитан, фрукт еще тот. Из того, что мне рассказывала мне про вас Лиза, чуть ли не сделал вывод, что именно вы, а не ваш так называемый Дохляк являетесь ее любовником. Впрочем, майор Лоис Веер, продавшийся Разведуправлению, тоже фрукт с того же дерева. Вся ваша четверка ненавязчиво так за пять лет ввела руководство академии и уж конечно инструкторов в состояние некоторого обалдения. Конечно, здесь изначально комплектуются четверки вовсе не случайным образом, но таких результатов никто не ожидал. Даже жаль, я бы всю вашу четверку с удовольствием забрал. Может быть, с майором Торсом Хантером вы хотите служить в одном подразделении? Я бы к этому отнесся с пониманием.

- Нет. Мы обсуждали этот вопрос между собой. Нам друг другу наши физиономии изрядно надоели за пять лет. Мы, конечно, будем с удовольствием встречаться потом, позднее, но сейчас хотим друг от друга отдохнуть.

- Ну, что же. Это не ново. Так обычно и бывает. Вы свободны, капитан. Я вас забираю. О своем назначении узнаете в обычном порядке.

Перед этим разговором у меня состоялся также разговор с Ленард. На этот разговор напросился сам, так было просто не кем посоветоваться. У меня были серьезные проблемы с мотивацией. Совершенно не знал, что же хочу делать дальше после окончания обучения в академии. Моя проблема была для нее понятна без особых объяснений, это было для меня и предков извечной проблемой.

- Я советую тебе послужить, - начала она, - рекомендую в безопасности.

- Отчего там?

- На текущий момент это тебе, на мой взгляд, более всего подходит.

- Не спрашивал тебя ранее, но почему за пять лет ты мне всего только два раза выдала целеуказание? Мне, сама понимаешь, отлучки были ни к чему, это до некоторой степени устраивало, хотя в те два раза ты подсунула кренделей неслабых таких.

- Мы с мамой решили дать тебе некоторый перерыв, и для соперников послабее активно используем в последнее время двух перспективных магов. Их пока приходится активно подстраховывать, но они явно прогрессируют.

- Кто они такие?

- Думаю, тебе этого лучше не знать и не интересоваться этим. Вдруг, тебе придется ими когда-нибудь заняться? Или, наоборот, им тобой. Все-таки, если ты вдруг, съедешь с катушек, сам понимаешь, как нам этого не хочется, но если все-таки это произойдет...

- А как у них с долголетием?

- У них обоих нашлись свои оригинальные способы. Из-за этого у них, кстати, тоже появились некоторые проблемы с жизненной мотивацией. Отчасти и по этой причине мы решили пристроить их к делу, с мотивацией вроде бы все наладилось. Ты пока со своими предками уникален в своем способе долголетия. Этот способ умирать и возрождаться является самым, пожалуй, древним по идее, но по исполнению аналоги нам неизвестны. Ты знаешь, что мы с мамой давно уже наблюдаем за тобой и предками пристально не только от родственных, так сказать, чувств. Мы столькому новому для себя научились. Этот стиль минимальными магическими средствами перебить хребет океану магической энергии сам по себе тоже не нов, но ухитряетесь при этом придумывать все новые фокусы. Мы с мамой заинтересованы в том, чтобы ты регулярно варился в гуще так называемых обычных людей. Согласно предположению матушки, именно это и гарантирует то, что ты не съедешь с катушек, в чем мы обе лично и очень сильно заинтересованы. Есть ли у тебя пожелания ко мне личного плана? Например, не хочешь ли ты, чтобы я взяла твою Ларнию под свое личное покровительство? Это было бы до некоторой степени справедливо, ведь ты, эгоист такой, намерен с ней расстаться навсегда, и не выполнил при этом ее заветное желание.

- Пожалуй, Лен, не стоит этого делать, мое вмешательство в ее судьбу должно быть закончено, продолжать его через твое участие не следует. Относительно ребенка или нескольких, сколько захочет, у нее никаких проблем на самом деле нет. Как тебе хорошо известно, существует несколько специальных вполне доступных способов, чтобы она имела детей от собственного мужа, несмотря на его сексуальную ориентацию. Полагаю, когда настанет для нее пора материнства, она одним из способов и воспользуется, а может быть и несколькими по очереди. Лучше скажи, отчего это ты, вдруг, уклонилась от моего вполне невинного поцелуя, сама знаешь когда?

- Вот именно из-за его невинности. Я, знаешь ли, уже начинаю испытывать в отношении тебя немаленькое такое влечение. Рановато пока нам поиграть в эти игры. До свидания, Карстен.

Ничего особенно интересного на торжественной церемонии нашего выпуска не произошло. Лиц юного возраста не было, шалостей и выходок тоже. Я со своими липовыми тридцатью пятью годами возраста числился самым молодым за последние тридцать лет выпускником академии. Скелет выбрал себе для дальнейшей службы органы Разведуправления, также как и Дохляк, им обоим не очень повезло, так как так и остались они подполковником и майором, очередные звания не присвоили. Причиной этого было их относительно высокое звание ранее и то обстоятельство, что их перевели в разведку, что согласно имперскому табелю о рангах являлось все-таки именно повышением. Наше прощание также не было ни в малейшей степени грустным, наоборот, все-таки за истекшие пять лет, наполненные сплошной муштрой, нам так успели надоесть рожи друг друга, что все испытывали только радость от этого предстоящего расставания.

С Ларнией тоже в прощании не затруднился, она уклонилась от последней нашей намеченной интимной встречи и попросила меня никаким образом с ней не прощаться. По ее словам только так она и может спастись от того, чтобы вести себя прилюдно как девочка-подросток, ей еще предстояло и дальше служить в этой долбаной академии.

* * *

Два месяца после выпуска я провел в основном в императорском дворце. Вел себя очень скромно, никаких выходок себе не позволил. Посетил лишь несколько официальных мероприятий с определенным умыслом. Специально ненавязчиво засветился на публике и в репортажах информационных агентств в облике не вполне своем, а несколько искаженном. Как совершенно правильно указывала ранее моя матушка, мои будущие коллеги все очень уж памятливые на лица. Служить под своим собственным именем совершенно не желал.

На одном из таких мероприятий меня отловил-таки мой "папочка" Дон Вериус, генерал-лейтенант безопасности и зазвал к себе в гости. Уступил ему не очень охотно, так как основательно опасался, что моя вымышленная биография может дать изрядную течь в результате этого визита. С какой внешностью и в каком качестве мне идти к нему в гости? Моего "отца" мои сомнения ничуть не затруднили, он предложил мне выступить согласно моей легенде, то есть именно Лоном Вериусом, домашним своим он объяснит ситуацию, как есть на самом деле. Пока они не знают, что у них имеется "сын" и "брат", мое инкогнито имеет шансы быть раскрытым в любой момент самым дурацким способом. С резонностью такого утверждения было трудно поспорить.

- Лон, дорогой, - супруга Дона была со мной мила и любезна, - отчего ты так неохотно кушаешь? Ты нас всех очень этим расстраиваешь. Мы очень старались подготовиться к твоему визиту.

- Мама, я это вижу и в меру своих сил постараюсь оправдать ваши надежды. Меня только очень смущает, отчего моя сестра Лиана так на меня откровенно и плотоядно смотрит? Она меня вот-вот скушает. Разве прилично так сестре смотреть на своего братца?

- Ну, прости ее, Лон. Полагаю, что для тебя никакой не секрет, что мой муж в свое время был нешуточно влюблен в твою маму, он до сих пор что-то такое к ней испытывает. Я в свое время еще до замужества также нешуточно и совершенно безнадежно влюбилась в твоего отца и тоже без каких-либо шансов. Совершенно не удивлена тем, что Лиана тоже к тебе очень неравнодушна, полагаю, что она будет все-таки держать себя в рамках приличий. К тому же ты, озорник такой, совсем не мальчик, выступил ты лет пять назад очень убедительно, очень многие про это никак забыть не могут. Полагаю, что для того, чтобы это выступление не стало предметом обсуждения в информационных агентствах, Их высочеству пришлось приложить немалые усилия. Эти две вертихвостки при дворе тоже не слишком уж молчали про этот эпизод. Очень уж пугаться дамского внимания тебе как-то уже не к лицу.

- Мама, все равно я изрядно стесняюсь. Если моя сестренка вдруг решит завалить меня в кровать, а она тут только ехидно ухмыляется при нашем разговоре, совершенно не знаю, как мне на это надо будет реагировать, она поставит меня в весьма неловкое положение. Повлияйте на нее, пожалуйста.

- Не бойся, Лон. В ближайшее время она ничего в отношении тебя предпринимать не будет, я обещаю.

Почему-то я не очень поверил в это обещание. Мамаша Лианы явно была не вполне искренней. По всей видимости, свою давнюю влюбленность в моего папочку, про которую почему-то не помню совершенно ничего, даже про какие-либо признаки таковой, она совсем не против была бы превратить, если не в зрелище, то в осознание того факта, что ее доченьке удалось таки завалить меня в кровать. Разумеется, ночевать у них не остался. Воспоминания о том, как со мной бесцеремонно обошлась при первом нашем интимном свидании Ларния, были еще свежи в памяти. Почувствовал себя слишком незащищенным от возможного надругательства.

Через два месяца положенного отпуска для "дальнейшего" прохождения службы я прибыл в зал прибытия городка Валтис планеты Ленфилд. Несмотря на расположение планеты на задворках Империи, местечко это дырой и захолустьем вовсе не являлось. Сама планета считалась местом престижного проведения отпусков и курортом имперского значения. Городок Валтис, не очень большой по размерам, всего пол миллиона местных жителей, являлся одной из трех игровых столиц Империи, к тому же одним из нескольких официально утвержденных центров межимперской торговли. Пригороды и окрестности Валтиса представляли собой огромное скопление грузовых перевалочных терминалов.

- Разрешите доложить, капитан Лон Вериус прибыл для дальнейшего прохождения службы, - я смотрел на генерал-майора внимательно, фигурой изображал бравую выправку, рожу сделал кирпичом.

Генерал-майор Бройт Хаджес, начальник Управления спецопераций имперского министерства безопасности планеты Ленфилд, рассматривал меня с интересом. Наконец, подвинул на край стола в мою сторону пластиковую бандуру с торчащим шнуром, кивнул на нее. Я начал снимать медальон с идентификатором.

- Вы, капитан, ведите себя попроще, мы здесь церемоний не любим разводить, - в это время в кабинет вошли два человека в костюмах, без всяких слов и приветствий непринужденно уселись за столом, - когда наши сотрудники изображают тупые физиономии, то это тоже не приветствуется. Наши сотрудники должны быть шустрыми, но при этом умными. Вы все поняли, капитан?

- Буду попроще и поумнее после того, как мне подробно объяснят насколько надо быть проще и умнее, чтобы не перестараться.

- Вот так, Бройт, - один из вошедших хохотнул, - кажется, мы получили завзятого умника. Откуда вы такой борзый, капитан?

- Боюсь, я был понят неправильно, - при этих словах засунул личный идентификатор и пластиковую карточку предписания в соответствующие пазы бандуры на столе, - меня перевели в безопасность после академии. До этого служил в пограничной страже. Про внутренние порядки, принятые в линейных подразделениях безопасности, не имею ни малейшего представления, поэтому мне действительно нужны соответствующие подробные объяснения.

- Ах, вот в чем дело, - генерал посмотрел на меня благожелательно, - тогда понятно. Любопытно будет глянуть на ваше досье. Я сам пятнадцать лет как вырвался из этого обезьянника. Эти ребята - два моих заместителя, полковники Крас Лансфельд и Рой Каллас, они тоже в этом обезьяннике побывали и не так давно. Идентификатор свой можете забирать. Предписание, разумеется, остается у меня.

Прошла пара минут в молчании.

Что за дела? - генерал смотрел в панель со странным выражением лица.

Он уставился на свою информационную панель так, как будто увидел там вместо моего досье - мужской половой орган. Выяснилось, что именно его он там и увидел. Поманил к себе своих заместителей, когда они встали у него за спиной он начал тыкать в свою информационную панель в крайнем изумлении и возмущении. Некоторое время молча и с каким-то непонятным ожесточением изучал мое досье, потом ткнул в кнопку на столе.

- Соедините меня немедленно с генерал-лейтенантом Дональдом Вериусом, - повернулся к своим заместителям, - вы отойдите из зоны видимости, пока я буду разговаривать с папашей этого кадра.

Я про себя сильно удивился. Проще и дешевле обменяться сообщениями через узлы связи. Неудобно, конечно, ждать ответа по пять-семь минут на каждую реплику, но разговор с использованием магического портала стоит огромные деньги. Расстояние до столичной планеты совсем немаленькое. Не очень они тут жалеют имперские денежки. Впрочем, наверное, у них тут штатные маги для этого используются и тех просто пока занять больше нечем. Соединения пришлось ждать несколько минут. Наконец, материализовался бюст моего "папули".

- Привет, Бройт, - "папа" вид имел добродушный, - отчего такая срочность? Я сейчас вообще то немного занят.

- Господин генерал-лейтенант, - Бройт Хаджес вид имел раздраженный, - мы конечно не столичные штучки, мы осознаем, что мы бобики из захолустья, но нельзя же так явно нам это показывать! Должна же быть какая-то мера в неуважении?

- В чем дело, Бройт? Объясните мне толком, какие вы имеете претензии к моим ребятам? Чем они вас так могли разобидеть?

- Я не про это. Отчего в досье вашего сыночка о его службе в академии написано всего только несколько предложений? Где остальные сведения? Зачем вы это засекретили? Я просто в шоке.

- А там причина этого указана? - "папа" мой был в недоумении очень недолго, - не имею к этому никакого отношения, поверьте, Бройт, хотя догадываюсь в чем тут дело.

- Указано, что он прошел экспериментальную программу подготовки. Специализация - "силовой захват и ликвидация". Бред какой-то. Такую специализацию имеет любой мой сотрудник. Указали бы еще в качестве специализации "хороший специалист". Где конкретные контрольные результаты? Как я зол! Это какое-то издевательство!

Слушал это все и офигевал. Такой подлянки от матушки никак не ожидал. Она решила таким изощренно хитрым способом зачем-то испортить мне службу с самого начала. Зачем? Знал бы раньше, что в моем предписании такая свинья закопана, я бы...

- Бройт, - Дон Вериус внезапно развеселился, - знаю теперь точно, в чем тут дело. Ха-ха, Бройт, вам следует обратиться за разъяснениями к Тонку Ройтеру, начальнику того дома умалишенных, в котором пять годочков мучили моего сыночка. Только, боюсь, он пошлет вас в задницу.

- Дон, - мой новый начальник изрядно присмирел, - к Ройтеру обращаться совсем не хочется, лучше вы мне объясните.

- Только намекну. Дело тут не только и не столько в моем сыночке, а во всей их четверке. Думаю, что после того, как их выпихнули из академии, инструкторы пустились в крутой загул. Если хотите узнать поподробнее, обращайтесь к Ройтеру. Мы с ним дружны, поэтому эту его маленькую тайну выдавать не буду. Если мой сыночек не будет прикидываться шлангом на спецтестах и тренингах, то вы, Бройт, сами тоже скоро кое о чем догадаетесь.

- Но хотя бы некоторые характеристики не из секретных, но очень нужных они могли оставить?

- Понимаю, Бройт, о чем вы, - ехидству "папы" не было предела, - в порядке дружеской услуги как лицо, видевшее еще неполное академическое и еще не засекреченное досье, сообщаю о нужной начальнику его информации. Количество проведенных с ним психокоррекций за время службы в академии - ни одной. Мне действительно некогда. Извините, Бройт.

- Спасибо, Дон, извините, посмотрим теперь, что за фрукт ваш сыночек.

- Пока, Бройт, - "папуля" отключился.

- А вы, молодой человек, что скажете? - генерал посмотрел на меня требовательно, - у вас есть объяснение этому безобразию? Заодно расскажите мне, отчего наш дежурный маг сообщает мне, что у вас ни одного защитного амулета нет? При этом он сообщает, что ваши магические способности практически нулевые. Это теперь мода такая для выпускников академии?

- Господин генерал, - пожал плечами, - все это для меня тоже несколько неожиданно. Мне то моего академического досье никто не показывал. Что там такого секретного - не представляю. Не знаю поэтому, о чем следует рассказать, а о чем нельзя рассказывать. Никто по этому поводу не инструктировал.

Про себя решил все-таки немного порадоваться тому факту, что мое академическое досье закрыли. В академии исправно носил ту амулетную дрянь, что нам навешивали. При выпуске брать амулеты отказался и раздумывал перед приходом сюда над тем, как бы толково объяснить начальству свое нежелание их носить. Теперь же представилась возможность просто нагло и безнаказанно соврать, или, наоборот, им то как раз и сообщить истинную правду, про которую в академии и не подозревал никто.

- Относительно же амулетов, - сделал вид, что замялся, - даже и не знаю, может быть это тоже секрет и про это не следует рассказывать? У меня весьма высокая невосприимчивость к применяемой ко мне магии. Амулеты мне не нужны. Эту информацию лично желал бы сохранить в секрете. Вы меня понимаете? Это свойство может быть иногда очень кстати, особенно для оперативника.

- Насколько высокая? - генерал заинтересовался, полковники тоже встрепенулись.

- Кто это может сказать? - в очередной раз пожал плечами, - не очень склонен экспериментировать по этому поводу. Экспериментальный поединок с моей смертью ради установления пределов невосприимчивости не привлекает. В настоящем боевом столкновении без амулета для серьезного боевого мага буду выглядеть весьма слабым соперником. Ничего мощного он против меня применять не будет. Постараюсь не дать ему возможность успеть осознать свою ошибку. Теперь вы понимаете, что это все я бы уже сам лично хотел оставить маленьким секретом?

- Постойте, Лон, - генерал выглядел озадаченным, - не логичнее ли тогда носить парочку плохоньких амулетов для маскировки?

- Навешенная на меня магическая дрянь вызывает чувство дискомфорта, как будто одел грязную одежду. Нет уж, не желаю такую маскировку.

- А как у вас с единоборствами, Лон? - вступил в разговор полковник Каллас, - что там ваш папа говорил о шланговании на спецтестах?

- Ну, как же, господин полковник, - постарался ему тепло и дружественно улыбнуться, - там же в досье указано, что моя специализация - силовой захват и ликвидация. Или вы полагаете, что этому в академии учат не очень хорошо?

- Бройт, - полковник Лансфельд расцвел, вид приобрел радостный до невозможности, - я знаю, куда нам следует определить молодого человека. Его надо определить в третий оперативный отдел.

Двое других посмотрели на него сначала с недоумением, потом на их лицах начали проявляться признаки понимания, затем на их рожах загорелся нешуточный энтузиазм. Мне это все не очень понравилось.

- Я, конечно, не боюсь трудностей, - постарался придать своему лицу невинность, - но вижу, что вы решили устроить мне нечто особенное. Неужели вы решили отомстить за то, что начальник академии вырезал часть досье? Полагал, что со мной некоторое время будут няньчиться как с сосунком.

- Запомните, Лон, - воодушевлению генерала не было предела, - генерал-полковник Ройтер ничего не делает просто так. Он нам дает совершенно определенный знак о том, что обращаться с вами как с сосунком не следует. К тому же вы к нам не из колледжа пришли, а из академии. К тому же у вас еще диплом Корпуса Пограничной Стражи.

Да уж, этот мой диплом был уж точно попросту фальшивкой, но говорить про это было бы совсем уж неуместным. Он опять ткнул кнопку на столе.

- Подполковника Граена и майора Данкел немедленно ко мне!

- Эх, вам в напарники дадим такую девушку, - полковник Лансфельд был радостен до безобразия, - о которой любой мужчина может только мечтать. Она как раз и будет вашей мамкой и будет возиться с вами как с сосунком, эта девушка способна будет уберечь вас от любой опасности. Только вы с ней деликатнее, клинья к ней подбивать не надо, к тому же у нас такое между напарниками считается весьма дурным тоном. За нее не боюсь, но у вас могут быть серьезные душевные и физические травмы. Я из-за Венеры в свое время всерьез уже собрался стихи начать писать, но получил от нее глубокую душевную рану и все-таки не стал.

Они все замолчали и усиленно занялись тем, что стали свои радостные улыбочки убирать со своих лиц. Вот это номер. С одной стороны, после Ларнии меня такими девушками не проймешь теперь. Везет же мне на девушек-майоров. Неужели эта будет аналогом Ларнии Карс? С другой же стороны, из их слов и не следует, что мне грозят очередные изнасилования. Чем же она их так допекла? Ясно, что девушка эта неординарная. В размышлениях и полном молчании прошло минуты три, по истечении которых открылась дверь и вошли одетые в гражданскую одежду мужчина и женщина. Нетрудно было догадаться, кто они такие.

- Знакомьтесь, Лон Вериус, - генерал был сама невозмутимость, - капитан, как видите. Карсон, он с сегодняшнего дня сотрудник вашего отдела, ведущий инспектор, новичок в безопасности, раньше служил в пограничной страже. На ваш вопросительный взгляд отвечаю, что он будет ведущим инспектором оттого, что только что отбарабанил пять лет в академии. Венера, для вас у меня тоже радостная новость - он будет вашим напарником. У меня к вам, Венера, просьба, не надо указывать ему на возможные ошибки радикальными методами. Окружите молодого человека заботой и вниманием, знаю, вы сможете.

- Бройт, что за дела? - голос у Венеры, несмотря на изрядное раздражение, был приятным, - может быть, вы мне еще скажете, чтобы я мамой ему стала?

- Именно это и хочу сказать, Венера, - голос генерала посуровел, - вы, что же себе воображаете? Если в нашем Управлении успели уже на тренингах неоднократно покалечить почти весь мужской личный состав и половину женского, то теперь вы здесь командуете? Это вы сильно ошибаетесь. Здесь я командую, и я здесь отдаю приказы, обязательные к исполнению. Напарника своего трогать не надо. Никаких спаррингов с ним устраивать не надо. Если вы не выполните этого моего настоятельного пожелания, то вы сильно об этом пожалеете. Я вас, Венера, тогда на пару месяцев засуну в обезьянник, в одиночку. И жалуйтесь после этого кому хотите, мое руководство за это ни одного плохого слова не скажет. Вы меня поняли? Не слышу?

- Так точно, господин генерал.

- Вас, напарники, далее не задерживаю. Остальные пока остаются. Венера, все вводные инструктажи - за вами, специальные проведет Карсон по мере необходимости. Идите.

Мы минуты три шли в полном молчании. Она явно была раздражена. Лезть с разговорами к ней, пока она сама не изъявила желание поболтать, было совершенно неуместно. Наконец, она остановилась напротив одной из дверей, подождала, пока дверь отъехала.

- Проходи, - она сделала мне легкий приглашающий жест, - это теперь и твой кабинет. Сначала подойди к информационной панели. Нашего домового зовут Зануда (я про себя рассмеялся, у нас в академии это имя имелось чуть ли не трети домовых). Зануда, это капитан Лон Вериус, мой новый напарник, установи ему все допуски как у меня, свяжись также с Мозгокрутом, чтобы тот сделал все то же самое.

- Здравствуйте, Лон, - обратился Зануда мужским старческим голосом, - постойте пока на месте. Я скажу, когда закончу идентификацию и интеграцию. Подойдите, пожалуйста, для сканирования радужки глаза и положите поочередно ладони на сканирующую часть панели. Выдайте команду своему процессору, чтобы он не упирался и открыл мне свои идентификаторы, а также скомандуйте ему, чтобы он предъявлял мне и Мозгокруту договоренные идентификаторы по первому требованию. Мы сами с ним договоримся. Иначе вы рискуете каждый раз, входя в здание и сюда, проходить полное сканирование, вместо свободного доступа.

- Ты, Лон, не бойся, - решила она все-таки поговорить, - если не будешь вести себя как полный болван, то не буду переносить на тебя свое раздражение на тех придурков, самцов недоразвитых. Можешь начинать спрашивать.

- О чем, Венера, мне следует спрашивать и о чем нельзя?

- О, а ты, оказывается, у нас совсем не глуп. Раз ты раньше не служил в безопасности, то в ближайшее время тебе надо будет задать мне миллион вопросов. Спрашивать можно о чем угодно, в том числе о том, какого цвета я предпочитаю носить трусики. Есть только два существенных нюанса. Во-первых, я сама скажу тебе, если твой вопрос будет из разряда глупых, неуместных или запретных. Во-вторых, желаю, чтобы мне не пришлось давать тебе ответы на одинаковые вопросы, хотела бы, чтобы ты все запоминал с первого раза. Итак?

Ох, не люблю, когда меня ненавязчиво строят на подоконнике.

- Про трусики не спрашиваю. И сам знаю... - я сделал небольшую паузу, - какого они цвета. Почему все начальство было отнесено к разряду придурков, тоже догадываюсь - любое начальство можно всегда смело отнести к этой категории. Почему они самцы и к тому же недоразвитые, также нетрудно догадаться. Интересно мне для начала, кого можно отнести к разряду развитых самцов?

Она посмотрела на меня испытующе. Явно решала для себя, не следует ли ей начать обижаться. Восторжествовала покладистость.

- Ты подумал, что решила начать тобой помыкать? И вот так сразу решил настоять на равноправном партнерстве? Напрасно ты это. Тебе придется побыть некоторое время ведомым по объективным обстоятельствам. Искренне постараюсь тебе помочь быстрее пройти эту стадию наших отношений.

- Лон, - вмешался в разговор Зануда, - я закончил, допуски установил, контактные связные данные всего Управления на ваш личный процессор скинул, можете располагаться теперь здесь по своему усмотрению. Когда будете готовы, продемонстрирую предназначенные у меня для вас хранилища для оружия, одежды, спецоборудования и всего остального.

- Венера, конечно, понимаю и признаю, что вы девушка неординарная. Даже верю, что вы меня искренне жалеете, полагая, что меня, неопытного такого мальчика хитрые недобрые дяденьки подсунули злой опытной тетеньке. Однако хитрость и злобность этих дяденек вы изрядно недооцениваете. Если бы вы наблюдали их неприкрытую радость и воодушевление, когда они решили сделать нас напарниками, вы бы поняли, что козью морду они решили устроить не столько мне, сколько вам. Я этот их план выполнять не очень то и настроен. Разговоры о том, чтобы вы стали мне мамкой - всего лишь пущенная ими дымовая завеса. Предлагаю не играть со мной в чужие игры, сходу перейти к партнерским отношениям и сразу начать вводить меня в курс всех ваших дел, как служебных, так и личных, чтобы не задавал вам идиотских вопросов. Для начала, все-таки расскажите, как у вас тут принято общаться между собой: кого и когда на "ты", на "вы", по имени, по званию и так далее. Договорились?

- Ну, что ж, - она посмотрела на меня с некоторым даже интересом, - попробуем. Находясь на задании, следует обращаться на "ты" и по личному имени к любому безопаснику, включая министра, это давняя традиция. Они в ответ будут так же. Вне задания так следует обращаться ко всем сотрудникам своего отдела, кроме начальника отдела. К иным сотрудникам нашего Управления вне задания - на "вы" и по личному имени. При принятии приказа или при докладе об исполнении - по званию. Также по званию - при выражении своего неудовольствия либо при получении нагоняя. Все понятно?

- Да, Венера, все понятно. Можешь приступать к изложению личных обстоятельств. Мне лично пока рассказывать особо нечего. Пока еще не женат. Тридцать пять лет (наглая ложь - двадцать два). Любимой девушки уже нет - расстались после моего убытия из академии, возобновления отношений с ней не предвидится. Детей нет. Ах, да, забыл добавить, что папа мой - Дон Вериус, генерал-лейтенант безопасности. Хотел бы это скрыть, но тут уже без тебя это настолько живо обсуждали, изучив мое досье, что, боюсь, ничего утаить не удастся. Я бы тебя просил, Венера, ты все-таки никому здесь про это не рассказывай. Вдруг, эти "самцы недоразвитые" тоже оставят эту информацию в тайне?

- Жалко, что ты не голубой, Лон. Мне тогда было бы намного проще с тобой. Кстати, имя твое мне нравится. Тебя назвали не в честь ли покойного принца Империи? Ты на него здорово похож даже. Я была в него влюблена в свое время.

Приплыли. Все мужчины влюблены в матушку, а женщины поголовно были влюблены в папочку. Насчет мамы все понятно, ее с самого детства все хорошо знали, ее нельзя не любить, она особенная. Но вот отца то за что? Он в Империи вовсе не был широко известен. Никакими выдающимися деяниями не отметился, кроме того, что отдался в руки жены и сделал ей пятерых детей. Появлялся в Империи не часто и не надолго, в основном только для того, чтобы с женой слиться в экстазе. Не иначе, как на него упал отсвет маминой харизмы. Еще Венера и сходство умудрилась заметить. Так недалеко и до раскрытия моего инкогнито. Неудачно все-таки матушка с Доном Вериусом состряпали фальшивую биографию. Уж, во всяком случае, с именем они фиктивным промахнулись.

- Венера, ты встречалась с принцем? - изобразил удивление, которого вовсе не испытывал, мне ли было не знать, что папа вовсе не страдал кобелизмом, - не могу поверить, что тебе столько лет.

- Что ты, Лон, - она улыбнулась несколько грустно, - мне сейчас сорок лет, когда он умер, мне еще и восемнадцати не было. Лон, а ты уверен, что я обязательно должна рассказывать тебе о своей личной жизни? Я к этому, знаешь ли, не привыкла, даже с напарниками своими бывшими. Может ты, как и они все узнаешь про это лучше от других? Уверена, что много найдется желающих просветить тебя на этот счет. Мы знакомы то с тобой минут десять, не круто ли ты начинаешь?

- Нет уж, лучше сама все расскажи. Хитрые дяденьки специально предупреждали, чтобы к тебе клинья не подбивал. И кажется мне, что это неспроста. Добивались они, кажется, прямо противоположного. Чтобы из чисто спортивного интереса обязательно попробовал бы это сделать. Специально запугивали, что грозит это мне многочисленными травмами и ушибами. Не удивлюсь, если узнаю, что они там остались для того, чтобы устроить маленький тотализатор на этот счет. Генерал и тебя запугивал обезьянником, наверное, для того же самого. Не думаю, что тебя эта угроза сильно напугала. Не производишь ты впечатления пугливой девушки. Не до смерти же ты раньше своих незадачливых ухажеров лечила? Они считают, что выиграют при любом раскладе. Полечишь ты папенькиного сыночка - отлично. Я тебя полюблю до парочки твоих переломов - еще лучше. Завалю тебя в кровать - просто великолепно, все будут в полнейшем восторге. Я правильно излагаю?

- А ты, оказывается фрукт, Лон, - она впервые посмотрела на меня с настоящей доброжелательностью, - ты знаешь, может быть, мы с тобой действительно сработаемся. Абсолютно точно изложил ситуацию. Поэтому и назвала их самцами недоразвитыми. Кроме генерала уже почти всех остальных лечила, полковников - обоих и неоднократно. Почему-то никак не угомонятся. Дважды раньше была замужем. Оба раза неудачно. Детей нет. Нашим местным самцам никому ни разу не отдалась. Самое неприятное во всем этом мужском шовинизме то, что как можно более жесткие тренинги - это совсем не моя прихоть, диктуемая женским уже шовинизмом. Их всех надо ломать, побольше и почаще, это может сохранить многим жизнь. За последние два года наше Управление потеряло тридцать пять сотрудников. Вдумайся, насколько это чудовищные потери! Эти же придурки решают всерьез порубиться только тогда, когда у них наступает очередное обострение сексуальных желаний ко мне.

- Откуда у вас тут могли взяться такие потери? - я был поражен, - вам контрабандисты объявили войну?

- Можно и так сказать. Два самых опасных рабочих направления - фиксируемые бойцы и секта просветленных. Тебе что-нибудь говорят эти названия?

- Фиксируемые бойцы - это мне известно. С помощью специальной магически-медикаментозной накачки делают из любых задохликов за пол года супербойцов со сроком последующей жизни три-четыре года и с вывихнутыми напрочь мозгами. Откуда им здесь взяться в таком количестве, чтобы они могли представлять угрозу безопасникам? Стоимость их подготовки слишком уж высока, чтобы имело бы смысл производить их массово, а срок жизни невелик. Не проще ли обучать бойца пятнадцать лет, а использовать его все шестьдесят? Про секту просветленных никогда не слышал.

- Для преступных кланов или террористических организаций всех миров очень часто нужны супербойцы для разовых акций. К тому же вывихнутость мозгов - для них несомненное достоинство, а не недостаток. В общем, городок наш с окрестностями - сложившееся место биржи и перевалки этого товара. Всерьез подумывали о том, чтобы прикрыть здесь игровой бизнес, из-за которого сюда легально совершенно стекается всякое отребье с разных миров, либо ликвиднуть здесь всю межимперскую торговую деятельность. От идеи этой отказались по вполне понятным причинам. Мы этим торговлю фиксированными не остановим, удар же Империя нанесет по самой себе. Все понятно?

- Понятно. Теперь тебе пора рассказать про секту эту.

- Секта просветленных - на самом деле местная банда потребителей терозоина с претензией на некоторую духовность и собственную философию. Здесь терозоин относительно дешев и он здесь также является предметом подпольных сделок и перевалки. Однократное принятие терозоина улучшает в несколько раз быстроту, выносливость и реакцию, в мозгах появляется некоторое просветление и четкость восприятия, наркотической эйфории нет, но есть адреналиновая эйфория. Человек превращается в труп после десяти-двадцати приемов терозоина. Никто бы по доброй воле принимать эту гадость не стал бы, если бы какой-то умник не изобрел псевдо философию "просветленного воина". Вкратце философия эта сводится к тому, чтобы принимать терозоин не чаще, чем раз в три года, а три года эти посвятить некоему совершенствованию и поиску достойной точки приложения сил "просветленного". "Совершенствование" сводится к групповым медитациям с потреблением уже всякой другой дряни для взаимного промывания мозгов. Эти деятели для обычного населения в целом не опасны, так как не считают их достойной целью. На наше же Управление они совершают регулярные нападения, любят также совершать акции в отношении серьезно охраняемых персон и очень любят устраивать разгром полицейским спецподразделениям.

- Весело у вас тут. Я думал, что меня здесь будут гонять в основном по местным курортам, решать проблемы некоторых приезжих из иных миров шишек по поиску пропавших домашних питомцев. Что-нибудь в этом духе. Давай сам догадаюсь, существуют и другие ходовые виды контрабанды, не такие крутые, но обслуживают эти виды преступные кланы, которые также широко используют фиксированных ввиду их местной относительной дешевизны?

- В точку, Лон. Пора нам заняться твоей экипировкой. Пойдем на спецсклад и в арсенал. Уровень твоей подготовки в единоборствах мне проверить очень хочется, но полагаю, что следует нам все-таки удержаться от спаррингов.

Житейские дела свои устроил внешне без особых изысков. Поселился в ведомственную гостиницу. Небольшой номерок из двух комнат вполне годился для проживания. Разумеется, озаботился на всякий случай и местом, где мог бы при случае устроить свои интимные дела. Из всех вариантов выбрал нескромный такой - приобрел весьма престижный и немаленький отель в пригороде. Чтобы не светиться сделал это через столичную адвокатскую контору. О том, кто является подлинным хозяином отеля, знали только трое его главных управленцев, во всяком случае, они так думали.

Доходность отеля не очень меня занимала. Для того чтобы не заниматься самому мелочными проверками, нанял специалиста аудитора, опять же со столичной планеты. Такой нескромный вариант выбрал с прицелом на будущее и из некоторых практических соображений. Подпольные сделки представителей иных миров происходят в разных местах, конечно, однако останавливаются представители договаривающихся сторон для временного пребывания в таких именно отелях. Знание некоторой атмосферы места могло оказаться подспорьем. Так и произошло. С первых же дней моего приобретения начал усиленными дозами получать информацию, которая была для меня совершенно новой, изрядно противоречила опыту предков.

Удивительно, но после покупки никакого такого давления местных криминальных кланов не последовало. Местный криминальный мир специализировался почти исключительно на контрабанде. Остальная уголовная шушера не допускалась, точнее, жестко и быстро устранялась.

Даже игровой бизнес был здесь до одурения честным. Еще бы. Чуть что серьезное по этому поводу - и нет игровой столицы, а значит, не будет способа легально появляться сотням подпольных дельцов среди иной вполне почтенной публики.

Даже проституция, эта древнейшая профессия, существующая совместно с криминалом и облагаемая им всегда данью, имела здесь какие-то странные и нелепые порой формы. Проституток здесь привечали и защищали, и полиция и криминалитет, при условии соблюдения определенных правил. Правила эти сводились к тому, что проститутки должны были быть организованы по принципам, например, адвокатских контор: получение лицензии, уважение к закону, неуравнительные гонорары, исключительно договорные отношения с остальными участниками процесса, участие в благотворительной деятельности и так далее.

Как только отель был приобретен, не прошло и пары часов, как мой поверенный заключил, а точнее перезаключил на прежних условиях, договоры с двумя специальными агентствами шлюх. Надо заметить, что согласно этим договорам десять процентов номеров отеля подлежали безусловной оплате на постоянной основе. Самое удивительное в этом, что эти десять процентов номеров предназначались вовсе не для платных любовных утех, а для самого обычного проживания представительниц агентств, среди которых было много высокооплачиваемых гастролерш. Для любовных утех имелись у каждого агентства отдельные особнячки, один из которых арендовался у моего же отеля. Услуги шлюх были даже пошире, чем просто платный секс. Обеспечение представительности, престижности и иной комфортности досуга были даже чуть ли не более востребованными услугами. Некоторым "клиентам" секс был даже и не нужен.

Различные воры, мошенники и шулеры были здесь вне закона со стороны, как полиции, так и местных преступных кланов. Тюрьма, единственная на планете, практически всегда пустовала. Там находилось совсем немного людей, совершивших преступления на бытовой почве. Дом Исправления, занимавший немаленький такой остров, наоборот, был всегда изрядно переполнен, там проходили реабилитацию люди, совершившие правонарушения под действием всяких видов дури, к этой категории отношение было самое снисходительное.

Почти идиллия с преступностью на планете. Если бы. Помимо подпольной немаленькой секты просветленных, регулярно пополняемой извне, на планете находилось огромное число фиксированных. Местные кланы гарантировали всех от воровства, но промышляли среди прочего заказными убийствами. От этого никаких гарантий не давалось. Заказы исполнялись не только на этой планете, но и в ближайших окрестностях.

У нас мило и душевно начали складываться взаимоотношения с Венерой, она посматривала на меня доброжелательно и с явной симпатией. Делала она это как наедине, так и с нарочитой теплотой как к ближайшему родственнику в присутствии коллег по работе. Их некоторое замешательство и офигевание по этому поводу она как бы и не замечала даже. Я тоже усиленно делал вид, что не замечаю их попыток расспросить меня о чем-либо наедине. Едва только кто-то из них готовился приступить со мной к разговору на деликатную тему, появлялась Венера и, ласково положив руку мне на плечо, уводила по какому-нибудь якобы делу. Идиллия. Все эта идиллия подверглось серьезному испытанию буквально через два дня моей службы.

Ничто не предвещало серьезных неприятностей. Наш третий оперативный отдел, состоящий из двадцати трех человек, вечером был собран на инструктаж начальником отдела подполковником Карсоном Граеном.

- Есть информация, что готовится что-то в казино "Плезант". Что готовится - неизвестно. Позавчера только там погасили Нэда Веркотера - вполне уважаемого бизнесмена из столицы Империи. Будем осуществлять профилактическое полицейское патрулирование и охрану. Разумеется, под видом именно полицейских. Если в ближайшее время там опять что-нибудь произойдет, то достанется всем, не только полицейским, но и нам. Плевать даже на то, что владельцы казино умоются горючими слезами по поводу падения престижа их заведения. Дело в другом - исполнители акции были фиксированными бойцами. Нас умоют именно по этой причине. Полагаю, вам это всем понятно. Сменим на этом посту именно полицейских третьего участка. Конвер, за тобой - обеспечение смены, легендирование, чтобы никакой информации не ушло через меняемых полицейских в ненужную сторону. Контролируем постами два служебных входа самостоятельно, а также вторым заслоном за их местными сотрудниками - главный вход. Наблюдатель также - в главном зале. Две группы поддержки и захвата - поблизости от казино. Сменит нас через двенадцать часов четвертый отдел. Потом опять мы и так до команды отбой. Тактическая схема расстановки и действий - по мере готовности Конвера будет скинута на процессоры. Выдвигаемся через три часа. Вперед - экипироваться!

Мы стояли с Венерой около одного из служебных входов казино и изображали из себя полицейских, младших сержантов.

- Объясни мне, Венера, не понимаю я чего-то. Разве у вас тут нормальная практика, что полицейские охраняют казино? Бред какой-то. Попахивает коррупцией.

- Лон, - она улыбнулась, - это интересная тема. Наши полицейские - наименее коррумпированные из всех возможных. Дело в том, что владельцы казино, гостиниц, агентств обслуживания и прочие организовали некий общественный фонд, куда регулярно делают отчисления совершенно добровольно. Из этого фонда зарплату полицейским удваивают вполне открыто, и не стесняясь. Взамен требуют только отсутствие мелких поборов и выполнение своих же обязанностей в полном объеме, гарантируют также содействие полиции от всех видов преступников и правонарушителей. Делается это, повторяю, совершенно открыто. Мы этот фонд неоднократно проверяли, подозревали его в самых разных грехах, но фонд, распорядителями которого трудятся всего только пятнадцать сотрудников, занимается именно только удвоением зарплаты полицейских. Никакой прибыли не имеет. Давление оказывает на полицию исключительно открыто и самым официальным образом. Его юристы, которых там четыре человека, коррупционеров-полицейских сдают регулярно и без всякой жалости. Сдают также регулярно и всякую уголовную шушеру. Понятия "сутенер", например, у нас даже и неизвестны на практике, только в теории. Полиция идет навстречу их пожеланиям без всяких вопросов. Поэтому после возникновения проблемы у казино "Плезант" выставление специального полицейского надзора - по местным меркам совершенно естественная мера, поддержанная обеими сторонами, а также и руководством казино.

Стоять на посту было скучновато. Проходили через нас исключительно местные сотрудники казино. Мы рассматривали их документы и ждали команды идентификации от местного домового, после чего пропускали. Скукотища.

Очередные два сотрудника вели себя так же, как и остальные. Домовой дал добро на пропуск их внутрь, у меня же что-то екнуло. Кое-какие странности у них я все-таки заметил.

- Секундочку, - не знал, как потянуть время, - объясните мне, отчего у вас тут голограмма слегка отслоилась?

Не было там никакого отслоения, они на таких карточках и отслаиваться не могут, иначе бы и вел бы себя не так. Мгновение после моих слов решило все. Понял вдруг, что нас будут буквально сейчас убивать, первую - Венеру. Ее посчитали самой опасной. Мне это помогло, потому что из моего рукава выпрыгнул пластиковый штырь с упором и воткнулся в глаз одному из "сотрудников", фатально, разумеется. Четверть оборота и аналогичный штырь с другой руки был залеплен в глаз другому. Два трупа. Венера смотрела на меня непонимающе лишь мгновение. Еще несколько секунд прошло в полном молчании. Через секунд десять к нам подскочил Ройтер, командир одной из групп поддержки.

- Этого, - Венера кривилась, - взять под арест! Трупы - убрать!

- Венера, - Ройтер смотрел на нас обоих оценивающе, - ты уверена? Он - твой напарник.

- Я уверена. Он мне больше никогда не будет напарником. Он - сволочь и мерзавец!

Не сопротивлялся, когда меня упаковали сотрудники моего же отдела, засунули в обезьянник во флайере. Мы вовсе не тронулись с места моментально. Флайер подрагивал вдруг от экстренного выпрыгивания из десантного отделения. Только через пару минут меня повезли в Управление, где и упаковали по полной программе в усиленный обезьянник за несколько минут. Ни о чем особенно не переживал. Выбора никакого у меня не было. За свою судьбу дальнейшую тоже не волновался. С какой стати?

Только через пару часов меня освободили от весьма неприятных и обидных жестких фиксаций и повели по Управлению, как выяснилось, в кабинет начальника. Застал там абсолютно тот же состав лиц, когда нас представляли с Венерой друг другу пару дней назад.

- Венера, - генерал Хаджес выглядел угрюмым, - тебе придется официально извиниться перед напарником. Мы потеряли сегодня пять человек, но сорвали их акцию взамен четырех фиксированных. Если бы не он, то все было бы совсем не так и совсем печально, хотя и так - печальнее некуда. Объясняю для тех, кто не в курсе. Акция начата была с обоих входов одновременно. После вашего выступления, Лон и Венера - внешний их наблюдатель, который остался неотфиксированным, дал второй паре команду на прорыв. Вторая пара погасила Клента и Росиса и пошла дальше. На дублировании второго входа они столкнулись с уже предупрежденными, благодаря Лону, Керсом и Венсенном. Оба погибли, но и погасили одного из киллеров. Последний киллер столкнулся с выполняющим роль наблюдателя Гервином и подоспевшей группой поддержки. Он не прорвался, но погасил Стенвета, его пытались взять живым, но безуспешно. Пятерых наших разменяли на четверых фиксированных. Выть хочется! Руководство казино рассыпается в благодарности городскому полицейскому управлению - не пострадал ни один сотрудник казино, ни один его посетитель даже и не узнал про эксцесс. Убью кого-нибудь! Извиняйся, Венера! Наши маги уже подтвердили в один голос, что все четверо были именно из фиксированных.

Она извинилась, конечно, но все равно, кошка между нами пробежала. Что-то она вынашивала против меня. Думала, что, возможно, что знак не подал ей вовремя или еще что. Я же совершенно не знал, как объяснить свои действия, что ей сказать. Пребывали мы на следующий день в угрюмом молчании. Делали вид, что изучаем какие-то оперативные сводки, как бы закатив глазки и общаясь через процессоры с Мозгокрутом, главным управленческим домовым, но на самом деле оба готовились сказать что-то. Знать бы что?

- Венера, не дуйся, - решил сам начать, - а то не прощу тебя по-настоящему. Не могу ничего объяснить особенного. Понял, что нас будут убивать немедленно, причем планировали начать именно с тебя, знаки времени подавать уже не было. Живыми взять бы мы их может и смогли бы, но вряд ли это было нужно, хорошо, что живая ты осталась.

- Лон, - она кусала губы, - как ты догадался?

- Сам не знаю. У меня интуиция, если тебе это о чем-то говорит. Как только сработала, то ни в чем не сомневался. Почувствовал, что через мгновение нас убивать начнут. Далее, сама все видела.

- Эти твои костыли, которые ты им в глаз воткнул - не входят в комплект снаряжения.

- Что с того? - искренне удивился, - у меня много специальных таких штучек, которые не входят. Полагал, что именно здесь никто не будет задавать глупых вопросов по этому поводу. Дистанционное оружие недолюбливаю ввиду его малой применимости. На своем бластере заколебалась бы ты крутить регулятор для того, чтобы подобрать диапазон поражения. Амулеты у них были средненькие, но из парализаторов их было не достать. Из бластера же - одного только на отметках 17, 45, 56, другого - на отметках 19 и 43. Сколько бы тебе времени понадобилось, чтобы подобрать эти отметки для поражения? Вот именно. Очень много. Взяли бы что-нибудь пулевое - легко превратили бы их в решето, но опять же не на этой дистанции. Взять живым фиксированного можно, но искренне не понимаю - зачем? Открою тебе маленький секрет, который наши маги, я думаю, хорошо знают. Чтобы допросить такого кренделя надо, чтобы один маг уровнем не ниже графа блокировал бы его попытки самоубийства, а другой, уже не ниже герцога ломал бы волю, потрошил бы на предмет получения информации. Откуда магу уровня графа было взяться там, если бы кого-нибудь взяли бы и живым? Его бы все равно не довезли бы до Управления. Откуда здесь герцогу взяться? Опять же, зачем? Подумай сама, какую такую уж полезную информацию можно узнать от фиксированного? Практически никакой. У них же мозги снесены совсем до получения от оператора указаний и получения модели и программы поведения у них и воли никакой собственной нет, только навязанная извне, поэтому и герцог нужен для ее слома. В каких условиях их, по-твоему, содержат? Они и места то своего прошедшего обучения и вполне настоящего содержания не знают. Что можно узнать из их личных процессоров? Ничего, как ты сама знаешь, потому, что информацию из них регулярно зачищают. Так же у них и с мозгами делают. Полагаю, что и потери такие большие у нас потому, что мы занимаемся не вполне тем, и не вполне так, как надо.

- Как же мне перед тобой по настоящему извиниться? - смотрела она мрачно, - только не вздумай брякнуть, что в постели, пожалеешь. Пять наших мальчиков - с ума сойти! Хочу заплакать, если я все-таки это сделаю - не вздумай утешать!

- И не подумаю. Меня сейчас будут тягать на собеседования о том, как я догадался. Тебе сообщаю, по секрету, что распознал их защитные амулеты, подробности тебе уже сообщил. Сама понимаешь, у сотрудника казино не может быть такого амулета, тем более, сразу у двоих. Как только распознал - все остальное ясно. Не нужно никому сообщать, что обладаю такими способностями, поверь, нам это еще неоднократно жизнь может спасти. Прошу тебя, делай рожу кирпичом и говори, что не знаешь, в чем тут дело, именно поэтому и засадила меня под арест. Венера, встряхнись!

- Хорошо, Лон. Договорились. Только и ты пойми, что мне сейчас не по себе, не знаю, как выстраивать отношения с тобой.

- Плюнь пока на все. Сосредоточься на самом главном - на наших нормальных отношениях с тобой. Кровать - ерунда, сама поймешь позже. Выживание - более актуально. Знаю, что ты - самая крутая считаешься здесь по выживанию. Надеюсь, что мы оба не только выживем, но и выполним возложенные на нас задачи. На задачи эти - мне вообще-то в некоторой степени наплевать. Хочу тебя видеть живой и веселой!

- Лон, мне стыдно. Должна ли я тебе отдаться для целей компенсации? Мне стыдно, но я готова.

- Венера, отчего такое малодушие? Мы - напарники. Нам это не нужно. Нам это будет даже вредно. Давай, придумаем что-нибудь другое, например, подберу тебе нормального парня, только не посмеешь отказать моему выбору. Согласна?

- Да ну тебя! Скажи мне лучше другое. Ты что же, знаешь, как нам надо бороться с фиксированными?

Призадумался о том, следует ли отвечать на этот вопрос откровенно. Знал не только как с ними бороться, но и извести под корень и их, и "просветленных" в любой заранее заданной области пространства. Попроси я у Богини и Ленард, они и выдадут полный расклад. Мог бы и сам попробовать впасть в магический информационный транс. Времени бы затратил намного больше, по этой части способности мои куда скромнее, чем у них. Все равно делать бы всего этого никогда не стал. Почему? Означало бы это вступить на очень скользкий путь. Пытаться искоренять все виды зла в массовом вселенском масштабе - грех гордыни. Заведет такое желание в очень нехорошие дебри. Не случайно совсем Богиня и Ленард деятельность свою осуществляют хоть и со вселенским масштабом, но искоренять пороки они и в мыслях не держали, направлена она скорее на обеспечение нормального, чем на искоренение ненормального.

- Понимаешь ли, Венера, если я начну рассказывать про свое видение проблемы, ты вполне резонно сочтешь меня сосунком, который втирает тебе в уши прописные истины.

- Ты меня предупредил, обещаю не делать столь поспешных выводов, но мне до ужаса интересно, расскажи.

- Хорошо. Поизучав тут сводки, побывав тут на операции вчерашней, сделал вывод, что наше Управление бьет в основном по хвостам вместо того, чтобы вспомнить основы и даже некоторые прописные истины. Мы должны не столько участвовать в силовых акциях для противоборства акциям фиксированных и просветленных, сколько предотвращать их. Это намного труднее, так для этого надо придумывать и использовать более тонкие методы и инструменты.

- Что ж начал ты круто, ничего не скажешь. Может быть, и набор таких тонких методов огласишь? Может быть, мы действительно не тем занимаемся? Или с агентурой не работаем?

- Ирония твоя вполне понятна. Я разве говорил о бесполезности агентуры? Нет такого заранее заданного набора, придумывание и использование таких методов - это именно процесс и процесс бесконечный. Пример же тебе могу привести. С непонятной мне идиотской упертостью оперативники наши фиксированных пытаются брать живыми. Иногда это даже и удавалось ценой больших жертв, только допросить их так ни разу и не получилось, я уже объяснил почему. Даже если и получится, то толку от этого опять же не будет никакого. Тоже объяснил уже почему. Если бы удалось привлечь мага уровня герцога, то делать это было бы целесообразнее совсем для другой цели, а именно попросить его изготовить для оперативников амулеты, распознающие фиксированных. Маги то наши поизучав по полчаса, трупы распознали. Амулет, распознающий так долго, оперативникам, разумеется, никак не пригодится. А вот, если такой амулетик будет изготавливать герцог с соответствующей специализацией и способностями, то распознавание будет чуть ли не мгновенным. Стоимость, конечно, такого амулета будет баснословной, но если их хотя бы у нас в Управлении был десяток, то далее мы бы могли уже такие оперативные комбинации проворачивать, что успевай только шевелиться и далее мозгами ворочать. Поняла, что я имею в виду?

- Ты меня поразил до глубины души. Твоя идея из разряда гениальных.

- Венера, теперь мне стоит поехидничать. Она из разряда элементарных. По-моему, вы тут просто немного закостенели. В академии нас усиленно учили ворочать мозгами, а то вместо этого можно было и получить по этим самым мозгам чем-нибудь тяжелым. Испытанные проверенные временем методы и схемы применять не зазорно, но только до тех пор, пока не получил благодаря этому хотя бы даже и однократное вышибание мозгов. Нам же на этой последней операции именно мозги и вышибли и уже далеко не в первый раз.

- Почему бы тебе не изложить все это Бройту?

- Вот уж нет, - фыркнул, - знаю теперь, что у вас тут некоторый даже демократизм, но, поверь, вовсе не до такой степени. Меня вполне резонно многие очень посчитают выскочкой. Даже, если я и уговорю Бройта, то он тоже применит ко мне тонкий метод, а именно поручит мне отправиться уговаривать на это моего папочку. Фонды ему на такие амулеты как выбивать? Тем более что это все потянет за собой и иные дорогостоящие нужды, например, нам потребуются бригады по считыванию процессоров в реальном времени, а это удовольствие тоже из очень недешевых. Нет уж. Побуду лучше здесь пока сосунком. Вот, если это ты, например, изложишь это Бройту, да и другим, вот тогда толк, может быть, и будет. Ты тут в авторитете. Глядишь, и проникнутся этими вообще-то элементарными идеями.

- Почему нам вдруг так уж потребуются бригады по считыванию процессоров в реальном времени? Идея об их использовании не нова вовсе, только толку никакого особенного от этого не было. Или, ты имеешь в виду...?

- Ага. До тебя начинает доходить, что если сможем вычислять фиксированных задолго до их акций, то тогда мы сможем и должны поработать с их окружением. Если даже в окружении фиксированного будут сплошь люди с блокировкой процессора, то обнаружение этого обстоятельства будет только на руку, потому что тогда поработаем и с окружением таких людей. В общем, шевелиться придется так, что все оперативники будут метаться как в задницу ужаленные, но скажи мне, какого результата можно тогда добиться?

- Лон, а тебе не приходит в голову, что если выступлю с такими идеями, достигнуты вдруг будут соответствующие результаты, то сделаю, вдруг резкую карьеру, а ты так и останешься сосунком? Не придется нам объясняться и по этому поводу?

- Ты, Венера, о моей карьере не беспокойся, как-нибудь сам, если желание возникнет. Ты что же, полагаешь, что горю прямо желанием поскорее занять место Бройта? Или, может быть, так уж хочу превзойти папочку своего? На фиг оно это сдалось? Думаешь, не понимаю, что работенка их несколько скучновата, а вот отрицательных эмоций в избытке? Грохнули бы пять моих сотрудников по моему же направлению их на не вполне подготовленную операцию - на стенку бы полез. Вот и Бройт лезет. Не хочу. Тебе тоже не очень советую. Займись лучше личной жизнью, но с выдумкой тоже.

- Вообще-то мне жалование такое, как у Бройта, совсем бы не помешало.

- Ты уверена? А зачем? Прикупить парочку более дорогих нарядов?

- Вот уж не думала, что ты мужской шовинист. По-твоему мои нужды и фантазии простираются только в этом направлении?

- Остальные твои направления будут в том же духе, но будут только превосходить по бесполезности. Мужской шовинизм тут вовсе не причем, у мужчин только другой набор никчемных фантазий по поводу получения дополнительных денег.

- А дети? Обеспечение их будущего? Это, по-твоему, никчемные фантазии?

- Так я тебе и толкую об этом. Заимей сначала детей этих, а потом и осознай в полной мере, что не деньги им нужны для обеспечения их будущего, а подлинная родительская любовь.

- Все-таки гад ты, Лон! Все переворачиваешь с ног на голову. И любовь им нужна, и деньги, а также, чтобы фиксированные всякие поблизости не болтались. Многое нужно для обеспечения будущего детей.

- Твоя эта мысль очевидна до полного твоего идиотизма. Подожди миллион лет, если столько проживешь. Все будет. Вот тогда и заводи детей.

- Ты меня сейчас доведешь до невменяемости. Стукну тебя!

- Не хочется расстраивать тебя, Венера, но не получится у тебя это. Имеются у меня кое-какие еще секреты, о которых тебе на собственном опыте узнавать очень не рекомендую. И в спарринги со мной на спецтестах тоже не вставай, уроню я тогда невольно твой авторитет, очень бы не хотелось. Хотелось бы прямо противоположного, чтобы твоего сосунка считали бы за ... В общем, сама придумаешь версию на этот счет для остальных.

Венера все-таки переговорила с Бройтом. Тот вполне проникся и не только он. Даже и некоторое внутреннее управленческое мнение по этому поводу и создал самостоятельно, загрузив аналитиков и магов по поводу ее доклада.

Через месяц прискакал мой так называемый "папочка" и руководство что-то долго обсуждало. Не знаю, насколько бурно. Вот по этому поводу ими были предприняты меры к неразглашению информации.

Когда "папа" мой после обсуждалок заявился в наш с Венерой кабинет, расспрашивать его по этому поводу так и не стал. Он же, сославшись Венере на необходимость поболтать со мной на семейные темы, просто затащил меня на выделенный служебный флайер, на котором мы просто стали выписывать круги над городом.

- Сыночек, у меня есть к тебе серьезный разговор. Может быть, нам стоит лучше не болтаться здесь, а просто прогуляться под ручку по улице?

- Ага, папа, забавное будем представлять зрелище, с твоей то бригадой по бокам. Понял я тебя, ты хочешь спросить, сможет ли кто-нибудь преодолеть поставленную шумоподавительную завесу вокруг нас? Отвечаю, не сможет, по губам тоже никто ничего не прочитает, можешь говорить смело.

- Скажи мне, Лон, ты в курсе предложений Бройта?

- Поконкретнее, пожалуйста. Кое о чем в курсе и сам даже в некоторой степени руку приложил, но что вы там обсуждали - не подслушивал, если ты об этом.

- Мы обсуждали, что можно изменить подход к борьбе с фиксированными кардинальным образом. Можно проворачивать такие комбинации, если обзавестись кое-чем специфическим, что...

- Удивлен и несколько неприятно. Почему только с фиксированными? Под чем-то специфическим ты мозги понимаешь или нечто иное?

- Сынок, я знаю, что мальчик ты умный, но не кажется ли тебе, что остальных других считать дурачками несколько неправильно?

- Разумеется, папа, кажется, но под использованием мозгов имел в виду вовсе не это. Зачем ограничиваться только одной проблемой? Зачем ограничиваться одним только чем-то специфическим? Раз уж идти по этому пути, раз уж идеи эти кажутся перспективными, то и делать надо все по полной программе. Менять надо не столько даже и инструменты, а методы. Не столько даже и методы, сколько свое отношение к поиску этих методов. Мозгов у Бройта и многих других вполне для всего этого хватает, только вот осознания этого нет, как, впрочем, и у тебя, папа.

- Хорошо, в чем-то с тобой соглашусь. Однако мы проработали там еще в столице предварительно вопрос с амулетами по распознаванию фиксированных. Провели переговоры с двумя герцогами по ним, сам понимаешь, у нас таких магов больше и нет. Согласно их ответу, такого рода амулеты с быстродействием в несколько секунд разве что из Камней Титула можно создать, но и обращаться следует тогда не к ним, а к Богине. Я решил убедиться и напросился на прием к Императрице-Матери. Что же она мне ответила, по-твоему? Говорит, что очень уж эта амулетная деятельность специфическая область деятельности, ей такое не по силам. Сказала мне, чтобы не занимался ерундой и уболтал тебя их изготовить. Как тебе это, сынок?

- Да уж, прикол так прикол. Ничего не скажешь. Полагал, что хитрый наш начальник Управления отправит меня к тебе, папочка, выбивать фонды для всего этого. Продумывал, как бы уклониться от столь сомнительной чести. Вышло все намного круче. Папа, если ты проболтался Бройту кое о чем, боюсь, мы с тобой навсегда поссоримся. Нет, мстить тебе не буду, что мне отцеубийцей, что ли становиться? Пусть и фиктивного отца? Просто покину я вас, навсегда, такого прикола не прощу. Разъясняю тебе, папа, эти ваши герцоги просто не специалисты по амулетам, поэтому выдали полную чушь. Изготавливать такие амулеты из Камней Титула - то же самое, как если сделать внушительную связку мощнейших гранат и бросить ее на одного единственного таракана с целью его убийства. Не те специалисты консультировали. Изготовить такие амулеты вовсе даже непросто и очень дорого, но изготовить можно практически из чего угодно. Наименее затратно энергетически - из кордосского вентирита, но он сам по себе дорог, хотя достаточно и крохотного кристаллика. Можно вообще из дерева, но энергетические затраты будут очень велики. Не знаю даже, что и сказать, по некоторым причинам не желаю совсем этого.

- Сынок, мы заплатим. Сколько надо? Вопрос согласован. Относительно болтовни Бройту кое о чем, то строить из себя обиженного не буду. Что я не знаю, что ли, что легко проверишь это хоть сейчас? Проверяй, поройся в моих мозгах, даю согласие.

- Нет уж, не имею такой дурной привычки. Полагаешь, папуля, я из денежных соображений хотел бы уклониться? Нет, из многих иных. Во-первых, амулет такого уровня - почти артефакт. На них принято родовой герб наносить. Положим, родовой магический герб, который мне следует нанести, не имеет отношения к родам Ганетти и Версорио, но он все равно - не для внешнего пользования и изучения. Не боишься, что маги нашего управления слегка тронутся умом, поизучав его? Они ведь обязательно начнут рыться в информационной сети в поисках изготовителя. Наверняка, ничего не найдут, но именно поэтому задолбят расспросами. Или еще хуже - вывесят во всеобщей сети свободный запрос. Мне это совсем нежелательно. Во-вторых, может быть мне тогда вообще не заниматься ерундой, а просто вырезать лично в Империи всех фиксированных и просветленных? Я не собираюсь заниматься геноцидом, в том числе даже и преступного элемента.

- Сынок. Подумай. Начнем поиски изготовителя в других мирах. Это само по себе дорого, но главное займет кучу времени, да и информация об этом может разойтись, что еще более нежелательно. Думаешь, я только деньги хочу сэкономить, полагая, что по-родственному ты не сдерешь с нас три шкуры?

- Ладно. Возьмусь. Цену им после уже изготовления пусть Императрица-Мать назначит и сама же ее получит. Посмотрим, сможешь ли ты у нее получить родственную скидку? Ты же, папочка, побеспокойся о том, чтобы изготовителем поменьше интересовались. А также позаботься о том, чтобы я мог получить для изучения некоторое количество терозоина, мне достаточно любого самого малого количества, но чистого, хотя и это не очень важно.

- Зачем? - папа мой поразился.

- Ты не понимаешь или прикидываешься? Если уж изготовлю эти амулеты, то обнаруживать они будут не только фиксированных, но и просветленных, а также и терозоин. Иначе ты потом будешь уговаривать изготовить и другие амулеты. Повторно этого делать не буду, и не пытайся.

Да уж. Обещать легко, а сделать труднее. Назвать меня самого специалистом по амулетам можно все-таки с некоторой натяжкой, хотя кое-кто из предков уделил этому немало времени. После долгих раздумий сделал в столицу некий заказ, не очень уж и дешевый. Заготовка под амулет представляла из себя цилиндр диаметром с ладонь, помещенный в квадратный футляр - по моей задумке он должен был помещаться в маленький стандартный деловой чемоданчик и не использоваться на виду. Хотел даже извратиться вначале, сделав его в виде полусферы, плавающей в воде для обеспечения горизонтальной ориентации при ходьбе. Подумав, отказался от этой идеи. Все-таки строгая ориентация не очень уж и важна, достаточно сохранять приблизительную при использовании. Цилиндр был изготовлен из металлокерамики, у него под верхней поверхностью даже процессор имелся. Зачем? Извратился я так. С помощью этого процессора и процессора пользователя по моей задумке за показаниями амулета можно будет наблюдать без рассматривания амулета и без его доставания из чемоданчика или плечевой сумки. Четыре ряда индикаторов по окружности должны были показать примерную дальность до обнаруженного объекта. Индикаторы представляли собой крохотные круглые пластинки из кордосского вентирита. Соответственно, если засветятся все четыре, то объект непосредственно рядом. Если только один, то он где-то на расстоянии метров... По-разному, для разных категорий объектов. Соблюдение одинаковости показателей дистанции посчитал излишним, а то бы пришлось загрублять по наиболее тяжелой для обнаружения категории объектов - по мертвому просветленному. Для него максимальная дистанция обнаружения - около десяти метров. Насчет живого - трудно сказать, мне их еще наблюдать воочию не приходилось, наверное, будет такой же, как и для мертвого, хотя, не исключено и даже вероятно, что значительно лучше. Мертвых же я к своему удивлению без труда смог найти для ознакомления в нашем же управленческом морге - наши маги тренировались на этих трупах по распознаванию. Лучше всего, чуть ли не за триста метров будут обнаруживаться живые фиксированные. Это и неудивительно. К ним была применена не только медикаментозная, но и магическая накачка, оставившая после себя вполне отчетливые специфические следы. Терозоин будет обнаруживаться на самых разных дистанциях - в зависимости от количества.

Внутри кольца индикаторов нанес специальной краской свой родовой магический герб - черный единорог на синем поле. Неудивительно, что мне не очень уж хочется его демонстрировать. Не очень он эстетичен. Решил скрасить это впечатление белым рельефно-силуэтным изображением Венеры купающейся. Нет, не нашей Венеры, а древней скульптуры с планеты Земля. Впрочем, именно моя напарница и вдохновила меня на это. Под ее изображением нанес шестизначный код. Слово "Венера" и этот самый код и были кодом активации процессора амулета. Похулиганил немного, теперь все пользователи и наши маги просто мозги сломают себе в думах о возможной сакральной связи нашей Венеры и этими амулетами, либо с их изготовителем.

Изготовил я одиннадцать амулетов. Просигнализировал "папуле", чтобы прибыл и принимал работу. "Папа" мой не задержался. Встретились у меня в номере в ведомственной гостинице. Без предварительных разговоров и приветствий придвинул ему чемоданчик с одиннадцатью амулетами.

- Забирай, папа. Обнаруживают мертвых фиксированных, живых фиксированных, желтый цвет индикаторов, дохлых и живых просветленных, красный цвет, а также терозоин на различных дистанциях, синий цвет. Придется определять опытным путем дистанцию и соответствие показания индикаторов дальности. Минимальная дальность - сработают все четыре индикатора. Лучше всего будут обнаруживаться живые фиксированные - около трехсот метров.

- А время срабатывания? - "папа" мой был в явном ажиотаже, глаза горели, как у ребенка, получившего заветную игрушку, - почему их именно одиннадцать?

- Время срабатывания - меньше секунды. Одиннадцать потому, что маги, которые будут их проверять, как бы ты их не предупреждал о том, что уши им обрежешь, если они испортят амулет распознающими посылами - один обязательно испортят, когда попытаются распознать изготовителя. Поэтому один заныкай, а когда испортят, милостиво прости их, объясни, что изготовитель тебя обо всем заранее предупредил, достанешь спрятанный, и станет их опять десять. Испорченный амулет потом отдашь мне, восстановлю и сохраню на память о нелегкой работе. Работают они и скрытно через процессор, код активации - слово "Венера" и код на них указанный.

- С гербом понятно, хотя ничего не понятно, но ясно мне, что спрашивать ничего не стоит. А изображение голой девушки?

- "Венера купающаяся". Древняя скульптура с планеты Земля. Этим и объяснишь код активации магам, чтобы у них и мозги съехали, и чтобы с моей напарницей всерьез не связывали мои творения.

Мои творения вызвали фурор и ажиотаж в Управлении сразу. Впрочем, как и предполагал, ажиотаж довольно быстро сошел на нет, потому что все оперативники, да еще сотня прикомандированных из столицы, потеряли покой и сон. Начали нас гонять днем и ночью, с короткими перерывами на сон как не знаю кого. Очень скоро у нас стало находиться в разработке пять операций одновременно, в которых фигуранты насчитывались сотнями. Дело дошло до того, что первая операция по ликвидации осуществлялась даже и не нами. "Папуля" мой сам прибыл и из столицы захватил спецбригаду для ее осуществления. Сотрудники наших всех оперативных отделов уже просто валились с ног.

Успех у операции превзошел самые смелые ожидания. Ликвиднули охрану терминала составом из пяти фиксированных бодрствующих и стольких же отдыхающих. На самом терминале без особых изысков умертвили партию из сотни фиксированных. Этих совсем легко, так как без управляющей программы они представляли из себя только растения, не способные вообще ни на что. Задержали почти сотню причастных людей к этому каналу.

Теперь и у наших управленческих потрошителей начнутся веселые денечки по-настоящему. До этого они только немного помогали оперативникам с информационным обеспечением.

После этой операции наша вся работа приобрела все-таки определенный ритм и методичность. Руководство Управления убедилось, что работа ведется в правильном направлении, и мудро решило, что надо сбавить обороты, сотрудники все-таки не железные, им надо полноценно отдыхать.

Вторую операцию мы уже осуществляли против "просветленных" силами Управления. Прямо во время их выдвижения на очередную акцию. Пятеро их было. Троих мы с Венерой и погасили. По моей рекомендации взяли мы с ней по паре многозарядных арбалетов. Наших троих клиентов мы с ней и утыкали на вполне приличной дистанции без непосредственного контакта железками. У другой группы получилось чуть хуже, контакта избежать не удалось. Но травмы излечимы, а у нас жертв все-таки не было.

Никто просветленных брать живыми и не пытался. Они сделали уже свой нравственный выбор, решив, что цель их жизни состоит в немотивированном убийстве людей. Перевоспитывать их - лишь бесполезное занятие, обременительное для общества, да еще и опасное для многих людей.

Разумеется, Венера не только согласилась с моим выбором жениха для нее, но и праздновали их свадьбу с художником Лентом Корном не более чем через три месяца после того, как я их познакомил. Приглашала свидетелем, но я отказался, ее это слегка обидело. Не объяснять же ей, что такого рода союзы имеют помимо прочего и сакральный смысл? Будучи свидетелем, не смог бы выступить под своим подлинным именем. Новоиспеченный муж не знал, разумеется, что его супруга погасила троих "просветленных" буквально за день до свадьбы. Впрочем, при моем непосредственном участии. Муж полагал, что жена его овечка, только без всякой шерсти и очень симпатичная. Никто его в этом не разубеждал, тем более я. Наверное, он полагал, что по службе ей приходится заниматься не более чем обработкой файлов. Пусть в этом неведении и остается.

Так и пошло. Преступный мир планеты был в панике. Ему с завидной регулярностью стали наноситься сокрушительные удары. Мы не могли повторить рекорд самой первой операции и партии более чем, в полсотни фиксированных нам не попадались, но и потери Управления свелись к нулю.

Венера была не просто в авторитете. Когда я на плановых спаррингах по-быстрому отправил в нокаут своих противников, то никого это особенно не удивило. У такой "мамки" и "сосунок" должен быть соответствующим. Расспрашивать меня про Венеру все посчитали отныне совершенно бестактным или, может быть, бессмысленным. Наметилась вроде бы проблема, когда ее назначили начальником пятого оперативного отдела, но и она рассосалась моментально. Она настояла, чтобы меня перевели вместе с ней, и чтобы я продолжал оставаться ее напарником, хотя, вроде бы, начальникам отделов это не положено. Даже "папочку" не пришлось подключать. Бройт согласился без всяких споров.

Код "Венера" приобрел именно сакральный смысл, хотя я вроде бы все делал несколько в шутку. Втихую мне так и признавались сотрудники, что наша Венера у них всегда стоит перед глазами при пользовании амулетами, даже как будто и ведет их в дальнейших действиях.

Все было бы хорошо и замечательно, если бы не очередная вполне успешная операция, проведенная первым оперативным отделом.

- Лон, - Венера просто излучала в отношении меня благожелательность, причем делала это постоянно и не только наедине, - у нас поручение от руководства - отбить некоторые хвосты от операции "Вихрь", проведенной первым отделом. Нам надо отработать хозяев отеля "Контардейт".

- А что с ними не так? - я не только насторожился, но и стало несколько некомфортно.

- Буквально все фигуранты последней их операции имели к этому отелю какое-либо отношение. Сделки и договоренности заключались там, все прибывающие лица останавливались там, попытка выяснить собственников отеля наткнулась на глухую стену и уши растут из столицы. Каковы твои соображения?

- Соображения? Изволь. Мы этим заниматься не будем. Хозяина отеля лично знаю, не имеет он к этому никакого отношения. Банду накрыли? Вот и прекрасно. Ничего мы делать по этому поводу не будем.

- Лон, нельзя ли поконкретнее? Я тебе верю, конечно, но что же я, по-твоему, пойду к Бройту, передам твои слова, и этим все ограничится?

- Слова мои передавать не надо, они только для тебя. К Бройту же пойдешь через часик и спросишь - уверен ли он в правильности задания? Думаю, что задание он отменит.

- Лон, - она явно раздумывала не обидеться ли на меня, - для меня лично ты можешь пояснить что-либо по этому поводу?

- Конечно, напарник, хозяин этого отеля - член императорской семьи. Ты кого-нибудь из них у нас тут наблюдала? Можешь себе представить, что он замешан во всем этом? Ясно совершенно, что банде нужна была база для их делишек, они ее и выбрали. Попытки установления хозяев приведут к вышибанию мозгов, твоих мозгов, Венера. Теперь понятно?

- Напарник, - она явно заволновалась, - никогда не была в разговорах с тобой так серьезна. Ты уверен во всем? Мой демарш Бройт может воспринять неадекватно, если ты в чем-либо ошибаешься.

- Если трусишь и не веришь, - пожал плечами, - то не делай ничего. Бройт сам к тебе придет с отменой этого самого и будет ему тоже неловко. Так что, советую - лучше сама. Не нужно ставить начальников в неловкое положение, нужно соблюдать субординацию.

Прошерстил, разумеется, файлы по той операции на предмет того, не имеет ли кто из моих доверенных управленцев этого самого отеля отношение ко всему этому. Не имели. Просто так сложилось. Ну и слава Богине.

Очередная акция наша завершалась огромным успехом. Накрыли на очередном терминале банду и партию из восьмидесяти, нет, не человек, живых роботов, то есть фиксированных. Все шло по накатанной колее. Я выволок за шкирку вроде бы как бы и номинального начальника этой банды, готовился его упаковать, как и остальных для общения с нашими потрошителями. Тут он начал вопить во весь голос.

- Меня нельзя задерживать. Этот терминал под патронажем республики Дортис. Доходы от него поступают их императорской семье...

Он не договорил. Мой фирменный костыль с упором воткнулся ему в глаз, прервав весьма интересные для очень многих излияния.

Венера не подкачала. Подошла, посмотрела внимательно.

- Консай, мне потом придется извиняться перед напарником, я уже это доподлинно знаю, он ничего не делает случайно, а пока упакуйте его по самой полной программе в обезьянник. Пусть посидит там и подумает, как ему будет половчее отмазываться от имперского преступления.

Разумеется, не сопротивлялся. Обдумать было что. Без моих объяснений ситуация никак не разрешится. Хотелось бы с Венерой поговорить предварительно. Как бы не так.

Вызвали на собеседование в присутствии очень уж большого количества людей, среди которых было два наших полковника, Венера, а также два главных потрошителя, оба подполковники.

- Объяснитесь, Лон, хотя бы предварительно.

- Бройт, - был я совершенно спокоен, никаких особенных оснований для переживаний не имелось, - вы, я и Венера. Никто не должен больше присутствовать при объяснялках.

Тот призадумался, подал знак, остальные все удалились.

- Теперь, Бройт, связывайтесь с Императором и докладывайте.

- Лон, ты уверен? За это не только тебе, смертнику, конец, но и мне может наступить аналогичная участь.

- Мой напарник никогда ничего не делает и не говорит просто так, - моя почти любимая девушка Венера изобразила каменную рожу.

Он нажал на кнопку и дал указание. Наверное, готовился юркнуть под стол, но удержался. Нарисовался бюст Императора.

- Знаю кто вы, у вас дело имперской важности, - Император был весьма деловит, - излагайте вначале коротко, а потом, может быть, и со всеми подробностями.

- Наша очередная операция по поимке фиксированных завершилась полным успехом, но один из важнейших свидетелей был намеренно убит одним из наших сотрудников. Этот свидетель успел произнести: "Меня нельзя задерживать. Этот терминал под патронажем республики Дортис. Доходы от него поступают их императорской семье". Ничего иного произнести не успел, его убил наш сотрудник Лон Вериус. Какие указания?

- Кто этот сотрудник?

- Лон Вериус, он здесь присутствует.

- В зону видимости его, немедленно!

Я встал рядом с Бройтом, вроде бы так мною и задумывалось изначально.

- Слушайте мое императорское повеление - выжечь заразу каленым железом, в том числе на территории империи Дортис. Лон Вериус уполномочивается действовать моим именем, его указания должны беспрекословно выполняться. От вас, Бройт, жду теперь регулярных файловых докладов по этому поводу каждые сутки. Отключаюсь, я все сказал.

- Бройт, для начала отправьте нас с Венерой в кратковременную командировку в империю Дортис. Только предупреждаю, ее нынешнее звание подполковника, хоть и недавно полученное, никак не соответствует нашему визиту. Поэтому по-быстрому сделайте ее полковником именем Императора. Со мной аналогичных процедур проводить не надо. Переместимся туда мы завтра с утра.

Пока мы шли в кабинет, мы с Венерой глядели друг на друга с интересом обоюдным.

- Венера, мне надо будет тебе кое в чем сознаться, думаю, что и некоторые твои вопросы отпадут сами собой.

- Давай, "сосунок" ты мой любимый, сознавайся кое в чем.

- Венера, нам предстоит серьезный визит, а тебе именно предстоит серьезная миссия выжечь по указанию Императора "каленым железом заразу". Хотела ведь жалование, как у Бройта? Будет оно у тебя в полуторном даже размере ввиду командировки со сроком год или сколько потребуется. Надеюсь, за год управишься. Сама ничего не делай. Только их руками.

- Чьими руками?

- Для чего, по-твоему, мы завтра в командировку переместимся? Вся эта тема будет выжигаться и ты этим будешь руководить. Все необходимые тебе сотрудники спецподразделений империи Дортис будут метаться и выполнять твои указания.

- Лон, сознавайся, ничему теперь не удивлюсь.

- В любви к тебе, Венера, сознаваться не буду. В этом случае твой муж вполне обоснованно открутит мне голову, потому что некоторые не вполне приличные мыслишки про тебя меня посещают регулярно. Сознаюсь в том, что зовут меня не Лон Вериус, а Карстен Версорио. Все понятно? Еще вопросы?

- Это невозможно, - она приняла стойку смирно, - этого не может быть!

- Расслабься, Венера, напрягаться тебе предстоит даже и не завтра. Завтра положись на меня, все переговоры я сам проведу со своей сестренкой Алисой и ее мужем. Императорский карт-бланш получим. Куда они на фиг денутся? Твоя задача иная и совсем не простая - взять всех их сотрудников за хобот и заставить решать проблему самыми жесткими и радикальными методами. Сегодня станешь полковником, но будешь генерал-майором ко времени начала операции, а чего стесняться? Ты ведь этого хотела? Вот и будешь. Жалованье полуторное тоже будешь получать, вспомни только мои слова - тебе надо именно это или все-таки нечто другое в жизни? Держи кольцо - это тоже амулет, давно изготовленный именно для тебя. Прискачу мгновенно, где бы ты ни была после твоего простого пожелания о моем присутствии.

Тут ее по настоящему пробрало.

- Лон, то есть Карстен, ты, думаешь, я не заметила, что на тех амулетах изображение "Венеры купающейся", изготовлено моим мужем? Думаешь, у него не было эскизов, на которые я могла случайно наткнуться? Думаешь, не догадалась, кто изготовитель тех амулетов? Теперь понимаю, как ты с ним познакомился. Оказывается, ты именно меня на них изобразил, но через искусство моего же мужа. Так?

- Не совсем, все-таки он изображал не тебя, а именно древнюю статую. Но вдохновила на этот заказ меня именно ты. Все совпало во времени и пространстве. Твой муж еще про тебя ничего не знал, но после исполнения моего заказа был просто обречен на встречу и на все остальное с тобой.

* * *

Для очередного целеуказания Ленард вызвала меня к себе в свое родовое гнездо - замок Ренгальт. Это было необычным и заинтриговывало.

Ленард вышла на площадку после моего прибытия в замок очень быстро. Ручку мне поцеловать позволила, а вот от поцелуя в щечку в очередной раз уклонилась. Проводила меня по замку и завела в изящный такой кабинетик. Полагаю, что над дизайном этого кабинета потрудилась не она сама или не только она - стены и мебель, все было отделано драгоценными камнями, при этом все достаточно органично и со вкусом. Освещение приглушенное, подсветка всех этих камешков была организована множеством слабых источников света, при этом в кабинете царил почти полумрак. Для кого, интересно, предназначено все это сверкающее великолепие? Я раньше что-то за Ленард никакой склонности к показухе не замечал. Заметив мое некоторое недоумение при разглядывании интерьера, она посмотрела на меня снисходительно.

- Карстен, - она не скрывала ехидства, - ты что же, думаешь, что обстановка эта предназначена для кого-либо из посторонних? Нет, здесь все предназначено исключительно для меня одной. У моей мамы с недавней поры тоже есть подобный кабинет. Здесь нет ни одного титульного камня, все камни исключительно природного происхождения, но все заряжены определенным образом. Эта комната предназначена для моего вхождения в информационный транс за минимальное время и с минимальными усилиями.

Я сделал понимающее лицо, хотя ничего, собственно, не понял. Ей виднее в какой обстановке удобнее заниматься своими делами. Мебели было совсем немного. Помимо кровати хитрой конструкции присутствовало всего только два кресла, установленные друг напротив друга, в которых мы и расположились. Сама она, что ли одновременно сидит в двух креслах? Или второе специально для меня приготовила? Никаких напитков она предлагать мне не стала.

- У меня для тебя необычное целеуказание, - начала она, - точнее это совсем не ликвидация. С другой стороны то, что тебе предстоит сделать, не будет для тебя таким уж необычным и неизвестным делом. Тебе надо будет завоевать королевство Дангона и взять его под свою руку и наше с матушкой покровительство.

- Звучит как-то все-таки необычно. С каких это пор кто-то отказывался от вашего покровительства? Для чего этому королевству так уж нужна моя рука? "Дангона" звучит для меня как-то немного знакомо, впрочем, не помню подробностей, но очень сомневаюсь, что королевство это является средоточием вселенского зла.

- Это королевство и вправду вовсе не является средоточием зла, сейчас оно является потенциально опасным фактором нестабильности, в обозримом будущем это может привести и к тому, что оно может стать и источником нешуточных бед. Ты знаешь, что мы с мамой не сильны совсем в предвидении, но чувствовать настоящее мы умеем хорошо. За последние восемь лет пришлось успокаивать трех магов оттуда, точнее магичек, все они специализировались в боевой магии. Занимались их ликвидацией ..., ну, ты понимаешь, в общем два других мага, с которыми мы в последнее время сотрудничаем. Сложным вопросом является для нас обозначить конкретные твои действия после завоевания королевства для целей ликвидации нестабильности.

- Каким же образом ты предлагаешь завоевывать мне это королевство?

- Обычным, Карстен, обычным, применявшемся твоими предками для личных только целей неоднократно. Находишь соответствующую девицу, любовь, то се, и она преподносит тебе власть над собой и над другими совершенно добровольно. Что-то я заметила, что у тебя начал вырабатываться некоторый неправильный поведенческий стереотип, вместо завоевания девушек начинаешь предпочитать, чтобы они завоевали тебя. Это мы тебя с мамой несколько разбаловали своим покровительством и участием. Разумеется, желательно, чтобы для достижения целей ты пользовался минимумом средств, как магических, так и иных, это ранее было вполне в стиле твоих предков. Все-таки эта твоя академия, которую ты закончил, сделала тебя изрядно склонным к грубостям и неделикатному обращению с женщинами. Твои предки были склонны к более тонким методам, больше предпочитали задействовать интуицию и попадать благодаря этому в поток благоприятно складывающихся обстоятельств.

- Ага. Все, значит, по твоему мнению просто. Едва ли в этом королевстве большой набор подходящих принцесс. Я, значит, нахожу одну такую и охмуряю, делаю ей пару детишек и дело сделано. Я, что, Лен, по-твоему, племенной производитель?

- Нет, Карстен. Все совсем не очень просто. А насчет племенного производителя, ты не представляешь, до какой степени в данном конкретном случае попал в точку. Следует тебе рассказать поподробнее. Королевство Дангона давно, еще до моего рождения, было империей с одноименным названием, в которую входила не одна планета, как сейчас, а целых шестнадцать. В империи этой была и сейчас есть очень продвинутая Академия Магии и с ее подачи начали приводить к исполнению массовую программу направленных вроде бы постепенных генетических мутаций для целей увеличения магического дара женской части населения. Все вроде бы проходило удачно. Средний магический уровень женской части удалось повысить на порядок, только средний магический уровень мужской части понизился также значительно, они-то тоже стали объектом мутации через родителей. Это немного насторожило, но общественное мнение признало это как бы неизбежной и вполне приемлемой платой за впечатляющие успехи женщин. Дальнейшее исполнение этой программы чуть ли не привело империю к полному вымиранию. Женская часть населения стала практически поголовно очень сильными магичками. То, что мужчины при этом обрели почти нулевые способности, было не так страшно. Страшным стало вдруг прогрессирующее совместное бесплодие, которое эти крутые магички никак не могли преодолеть. Общественный уклад уже изменился сильно в сторону матриархата, а рождаемость стала катастрофически падать, что привело к тому, что империя ужалась до одной планеты вынужденно и вовсе не из-за внешней угрозы. Спаслись от полного вымирания они частичным откатом программы назад. После того, как рождаемость стабилизировалась, дальнейший откат прекратили, программу закрыли и даже поставили под жесточайший запрет. Полный откат программы не стали делать из-за экономических соображений. Королевство с тех пор в основном торгует услугами своих весьма крутых магичек, эти услуги пользуются немалым спросом и изрядным уважением. Королевство сейчас в экономическом плане более чем благополучно, оно очень богато. В политическом плане королевство тоже не испытывает никаких проблем. Оставленные пятнадцать планет никто не посмел занять, кроме одной. Но и из той планеты так называемых захватчиков даже не вышвырнули, а просто попросили и им не отказали. Как ты думаешь, хочется ли ввязаться кому-нибудь в конфликт с королевством, которое, не напрягаясь, выставит не одну сотню миллионов сильнейших боевых и прочих магов? Пятнадцать планет сейчас намеренно объявлены зоной карантина до лучших каких-либо времен.

- Лен, ты это чего? Я конечно по части магии вовсе не слаб, но не до такой же степени? Ты хочешь, чтобы я минимальными средствами разрушил их матриархат? Как ты себе это представляешь?

- Дослушай, Карстен. Тем более что не все из того, что я тебе рассказываю и еще расскажу, можно найти среди официальной и неофициальной информации. Стабилизация рождаемости вовсе не была полноценным решением проблемы совместного бесплодия. Сейчас их женщины вынуждены искать себе партнера, с которым они могут зачать ребенка. Мужчины из других обитаемых миров им для этого не подходят совершенно, они это проверили, так как именно таким образом рассчитывали одно время решить свои демографические проблемы. Незамужние магички теперь вынуждены сканировать на этот предмет всех подряд холостых и не холостых мужчин, пытаясь найти избранника и все-таки далеко не каждой это удается. Секс у них по этой же, наверное, причине, превратился в нечто не совсем нормальное с точки зрения представителей иных миров. Плохо с потенцией у их мужчин, но если все-таки мужчина заинтересовался и он подходит для целей результативной случки, то только в этом случае женщины их и могут испытать полноценные сексуальные ощущения и переживания.

- Лен, куда это ты собралась меня отправить? Страсти такие рассказываешь, что я уже всерьез напуган.

- Слушай дальше, повторяю, нигде ты этой информации не найдешь, кроме как, используя наши с матушкой методы, но ты то ли ленив, то ли сознательно не хочешь работать с информационным пространством, я до сих пор не разобралась. Принято в окрестностях их королевства считать, что у них матриархат. На некотором этапе схлопывания их империи так и было, но сейчас это все-таки не совсем так. Или совсем даже не так. Просто у них несколько необычный семейный уклад. Это песня, а не семейный уклад. Нигде ничего похожего просто нет. Начнем с того, что если их женщина находит подходящего для результативной случки мужчину, она начинает испытывать к нему нешуточное сексуальное влечение. Прямо как у меня с тобой. Если ей удалось такого найти, то вне зависимости от наличия и результативности их секса она вправе объявить его своим мужем вне зависимости от того, есть ли у него еще жены. Мужчина отказаться не вправе, но никому и в голову этого не приходит, так как у него никаких обязанностей в отношении нее не возникает, а вот права появляются всяческие. Разводы разрешены, но только, если женщина это пожелает и объявит об этом. Она же за развод и расплачивается в фонд семьи мужа и его детей, если они есть. Мужчин вовсе никто не третирует, общественное мнение и их законы практически всегда на стороне их защиты. Вот так, вкратце. Остальное ты сам узнаешь на месте.

- Лен, это местечко все-таки неуютно для пребывания. К тому же два вопроса остались тобой неосвещенными. Отчего вы это несчастное королевство посчитали фактором нестабильности? Отчего ты решила, что у меня есть какие-либо шансы завоевать это королевство?

- Королевство это совсем не несчастное, в чем ты скоро убедишься, оно вполне преуспевающее, стабильное, богатое, влиятельное, уважаемое и так далее. Фактором нестабильности оно является по следующей причине. На самом деле это королевство - демократически-олигархическая монархия, как это странно не звучит. В нем королевы избираются, но не просто так, а на основании доказанного права главенствовать, то есть в результате очень длинной серии магических поединков. Поединки эти по причине высокого уровня конкурсантов выливаются в океаны выплеснутой магической энергии. Нашу позицию ты очень хорошо знаешь - океан энергии, выплеснутый даже на самые благие цели - угроза стабильности и существования всем, в данном же случае цели просто идиотские. Поединки такие происходят вроде бы и не очень часто, так как подтверждать один раз завоеванное право не нужно, живут их королевы долго. Тем не менее, к очередному поединку готовится огромное количество участниц, процесс их подготовки совсем не безобиден. Должна тебе сказать, что какой-либо принцессы, которая принесет тебе на блюдечке это королевство, не существует. Принцессы есть, их целых две, но они для твоих целей совершенно не подходят, они не наследующие принцессы. Они неслабые девушки, но изрядно уступают своим возможным соперницам. Теперь я должна тебе сообщить самую важную информацию, про это пока никому неизвестно, кроме нас с мамой. Ты помнишь свой вопрос про племенного производителя? Ну, так вот, кое-кто тоже в свое время произвел над собой некую генетическую мутацию для определенных целей. Я тебя прокачала на генетическую совместимость. Результат ошеломляющий. Ты генетически совместим со всеми женщинами королевства, на тебя никто из этих крутых магичек не сможет смотреть как на врага в принципе, можешь брать их тепленькими.

- Замечательно. Мечта подростка! Миллионы телок и все мои! Лен, я ведь уже не подросток, никакой сексуальной неудовлетворенности у меня уже давно нет. Любую телку я и так сумею обаять и охмурить, если захочу. Наоборот, стать объектом вожделения миллиона телок меня совсем не привлекает. У меня и так с этим никаких проблем нет. Как ты себе представляешь весь этот процесс? Появляюсь я, весь такой из себя генетически совместимый, сотни местных женщин объявляют меня своим мужем и быстренько путем референдума назначают их самым главным королем?

- План придумывай сам, моего плана ты все равно придерживаться не будешь, как всегда было с твоими предками. Несмотря на твой юмористический подход к вопросу, приблизительно так я все и представляю, повторяю, приблизительно. Я также повторяю, что некому будет оказать тебе серьезное сопротивление, генетические опыты их предков отольются им полной беспомощностью в отношении тебя и всего, что ты над ними учудишь. Если честно, то это королевство давно у нас с мамой под подозрением, но мы совершенно не представляли себе, что можно предпринять по этому поводу. Я сама не понимаю, как мне пришла мысль проверить тебя на генетическую совместимость с ними? Между прочим, это было очень сложно и долго даже для меня, так как пришлось делать это без натурных испытаний, оперируя только информационными потоками. Кроме того, не забывай, что дангонки широко используются при экспортных наймах, поэтому ты или твой потомок какой-нибудь запросто может столкнуться с кем-нибудь из них в каком-нибудь из миров. Из такой встречи может получиться что-нибудь особенное, если ты не получишь в королевстве заранее какой-нибудь определенный статус. Понимаешь теперь, что тебе просто необходимо туда отправиться?

Никакого такого особенного плана завоевания Королевства Дангона я составлять и не подумал. Не счел нужным и поискать дополнительную какую-либо информацию о королевстве Дангона. Дохляк сказал бы пару неласковых слов на этот счет, но он не был задействован в этой операции. У меня было несколько заготовок на этот счет, которые старательно обдумывал, но чем больше их обдумывал, тем сильнее вопила интуиция о том, чтобы не занимался ерундой. Интуиция вовсе не была чем-то эфемерным, уже привык полагаться на нее, как на очень важную грань своего Дара, она не подводила никогда. Все-таки морально подготовился к изрядным испытаниям. С донельзя серьезной физиономией приступил к перемещению в Леванту, столицу королевства Дангона.

Никакой операции захвата королевства не получилось в том понимании, которое было у меня и Ленард. Хотя, кто ее, Ленард, знает, что она там на самом деле думала? Все дальнейшее произошло вопреки заготовкам и памяти предков.

Местные две девушки пограничной и таможенной стражи вначале посмотрели на меня профессионально любезно, потом весьма заинтересованно, потом по паспорту выяснив, что я, собственно, издалека, совсем не их соотечественник, выпали в полный осадок. Не прошло и минуты, как поглазеть на меня прибежал как на чудо из чудес чуть ли не весь персонал терминала прибытия. Обменявшись между собой какими-то мнениями, они вежливо так попросили, чтобы я немного подождал.

Я не возражал, тем более что уже прочувствовал, насколько от всех этих милых девушек и женщин очень сильно фонит в магическом диапазоне. Они буквально все были очень нехилыми магами. Действительно, вступать кому бы то ни было в конфликт с этим королевством, даже самой мощной империи - было бы неразумным поступком. Стало также понятно, что две встречающие девушки пограничной и таможенной стражи - вовсе не самые слабые магички из всех них, скорее всего, они обе вовсе и не были лейтенантами, маскировка, столица все-таки, безопасность превыше всего.

Далее меня как особо важного гостя сопровождала в специально прибывшем флайере их местная генерал-лейтенант их службы безопасности или службы охраны королевы, я почему-то не захотел разбираться в их знаках различия, захотелось мне уже побыть сугубо гражданским лицом. Сопроводили до самого их престижнейшего отеля под названием "Верстен".

После того, как проводили в номер немаленькой толпой из восьми человек, и пары минут после этого не прошло, как прибыло новое лицо, женщина неопределенного возраста, которая сразу без всяких представлений взяла меня в оборот.

- Господин Лон Вериус, могу я узнать цель вашего прибытия в наше Королевство?

- Госпожа,... наверное, министр безопасности, отчего этот вопрос задается мне только сейчас? Разве мне не должны были задать его раньше?

- Господин Лон Вериус, - ее лицо было невозмутимым, - понимаете ли вы, отчего вокруг вас суетятся все встреченные лица?

- Догадываюсь. Мое настоящее личное и родовое имя Карстен Версорио. Лон Вериус - имя вымышленное, которым я просто привык пользоваться в последнее время. Отчего-то сейчас передумал им пользоваться.

- Меня зовут Тенгай Харрис, - разговаривала она со мной сухо и по деловому, только тень волнения можно было заметить, и то не по лицу, а по некоторой прерывистости дыхания, - я действительно министр безопасности Королевства. - а вы, что же, шпион? Это было бы нам очень кстати. Это было бы просто замечательно! Хотелось бы все-таки знать, откуда?

- Я вовсе не шпион. Оттуда, откуда указано в моем паспорте.

- Вы так и не ответили, господин Карстен, про цель своего визита.

- Там на стойке регистрации я бы ответил, что туристическая, - повесил на лицо легкую улыбку, - здесь же и сейчас отвечу, что прибыл с целью захвата королевства.

- Вот как? Очень интересно.

Далее без всякой паузы она жахнула в меня магией. Если бы я ничего не предпринял бы по этому поводу, то улетел бы и с силой впечатался бы в стену за моей спиной. Ничего особенного предпринимать не стал, энергию просто съел, мой магический фон должен был соответственно значительно усилиться, так как до этого он был почти на нулевом уровне. Далее, она, по-моему, просто начала сходить с ума. Приняв несколько даже расслабленную позу, откинувшись на спинку кресла и положив ногу на ногу, она начала последовательно швыряться в меня такими же ударами, только каждый раз увеличивая количество швыряемой энергии раза в три. Она соблюдала эту геометрическую прогрессию без каких-либо попыток разнообразить свои действия до всякого неприличия. Остановив прогрессию, она начала швырять в меня последовательно такие количества энергии, что можно было бы половину их планеты разнести. Очень скоро вынужден был перестать лично принимать всю эту энергию, организовал канал в один из своих Замков и переправлял все туда. Находился в изрядном замешательстве. Она все-таки не была одним из моих клиентов на ликвидацию, вроде как бы она и не сбрендивший маг. Что же делать дальше? Я уже сделал для целей равномерности канал на другой свой Замок, когда она все-таки прекратила это свое безобразие. Испытал огромное облегчение. Все-таки направлялся сюда не магические войны планетного масштаба устраивать. Вот тебе и минимальными магическими средствами!

- Госпожа Тенгай, - в этот момент всерьез уже полагал, что моя миссия полностью провалилась, так и не успев еще начаться, - вы, что же решили свое королевство на клочки разнести? Вы знаете, передумал, не буду вас захватывать, вы меня изрядно напугали. Лучше всего будет, если я покину пределы королевства немедленно.

- Это вы меня напугали, Карстен, - лицо ее испуганным совсем не выглядело, - в соседнем номере, она махнула рукой мне за спину, - установили универсальный ретранслятор. За моей спиной - другой, который меня подкачивал. Я только не предполагала их так использовать. С Королевством бы ничего не случилось, энергию бы через ретранслятор оприходовали бы, а вы ее каким-то непонятным образом умыкнули. Я теперь в изрядном замешательстве. Кто вы такой, Карстен?

- Неплохой маг, - пожал плечами, - теперь понимаю, что ваше королевство очень опасно, если тут миллионы таких магичек, которые способны вот так запросто швыряться такими количествами энергии. Опасность в первую очередь угрожает вам самим. Действительно, ваше королевство является фактором нестабильности.

- Господин Карстен, поедемте к Королеве, думаю, она уже собрала также Малый или Большой Совет. Было бы лучше продолжить разговор там.

- Извольте. Только ответьте мне, пожалуйста, для чего же вы планировали использовать свои универсальные ретрансляторы?

- Разве трудно догадаться? - она пожала плечами, - для вашего глубокого сканирования силами наших лучших специалистов. Вы для нас не просто человек, пусть и наделенный, как оказалось, магическими способностями огромной силы, вы для нас явление, которое может отразиться на дальнейшей судьбе нашего Королевства, первый обнаруженный совместимый с нами представитель иного мира, к тому же универсально совместимый. Этот факт нас всех тут просто потряс.

Менее чем через час я присел на центральное кресло в Зале Малого Королевского Совета. Компания собралась не очень большая - пятнадцать женщин неизвестно какого возраста. Мундирами никто из них не щеголял. Королева также ничем особенным не выделялась, одета была вполне просто без каких-либо внешних символов ее особого положения. Нет, безликими они, конечно, не выглядели, но уловить их индивидуальности я мог лишь по истечении некоторого времени или занявшись их детальным сканированием. Разумеется, сканирование счел неуместным.

- Господин Карстен Версорио, - начала королева, - герцогиня Тенгай, пока вы находились под сканированием, уже поведала всем о некоторых деталях вашей с ней встречи, не могли бы вы нам рассказать о себе поподробнее?

- Извините, - пожал плечами, - ничего про свою биографию рассказывать пока желания не испытываю. На вопросы готов ответить. Хотелось бы мне, кстати, узнать, что вы там такого отсканировали? Заметьте, добровольно позволил бригаде ваших так называемых специалистов залезть в мое личное пространство через этот ваш местный универсальный ретранслятор. Могу ли узнать о результатах?

- Результаты изучаются, - вступила в разговор одна из женщин по знаку королевы, - ясности нет никакой. Нет. Я неправильно выразилась. Нет никакой зацепки для разгадки причин генной совместимости.

- Полагаю, - повернулся к ней, - вы эту зацепку и далее не найдете. Причина в том, что я и сам результат некоей специальной магически-генной мутации. Сути этой мутации никому объяснять не буду, это не только мой личный, но и родовой секрет. Генная совместимость с женщинами вашего королевства, также сплошь генно-модифицированными - лишь случайный побочный эффект моей мутации. Генетический анализ вам никак не поможет, так как, грубо говоря, существую я не только на молекулярном уровне. Это же относится и ко всему вашему женскому, да и мужскому населению - это плата за искусственно усиленные магические способности. Если вы изготовите с меня клон, генетически идентичный мне, вы обнаружите, что никакой совместимости с вашими женщинами не будет.

- Много таких, как вы, господин Карстен? - этот вопрос задала королева, - все впились в меня глазами, не скрывая, что ответ их очень интересует.

- Один я такой.

- Вы же сами сказали, что ваша мутация является родовым секретом, а не личным.

- Да, родовым, но не рода Версорио. После моей смерти мутация перейдет к младшему сыну. Собственно, и передача мутации возможна только в момент смерти. Я же вам объяснял, что существую не только на молекулярном уровне, как, впрочем, и вы все, только вид мутации у вас другой, способ передачи тоже другой. Общее у наших способов передачи мутации только то, что происходит она внешне как бы естественным половым путем.

- Вы хотите сказать, что, ваши дети от кого-нибудь из наших женщин не будут иметь универсальную совместимость, кроме вашего младшего сына?

- Совершенно верно.

- Может мы могли бы как-то договориться о том, чтобы вы все-таки поделились своим родовым секретом? Мы ничего для этого не пожалеем, поверьте.

- Этот секрет не из тех, которые можно продать, украсть или просто рассказать о нем. Его можно только передать и только одному человеку, основа передачи мутации - не копирование, а перенос, со всеми вытекающими последствиями.

Было видно, что я их изрядно расстроил. Они долго молчали. Впрочем, возможно они что-нибудь и обсуждали через свои процессоры, проверять и в голову не пришло, молчал и ждал продолжения от них.

- Господин Карстен, - прервала молчание королева, - не могли бы вы пояснить свои слова относительно захвата нашего Королевства, которые вы говорили герцогине Тенгай? А также насчет нашего Королевства как фактора нестабильности? Нестабильности где? Или относительно чего?

На вид несколько засмущался, сам же потихоньку начал включать любимое умение варьирования голосом и темпом речи. Сухой эмоциональный окрас и тембр, которого придерживался вначале, начал смягчаться. Разговор пошел о вопросах, где совершенно нежелательна повторная излишне нервная реакция на мои слова.

- Про захват королевства, я несколько нескромно так пошутил, а герцогиня как-то уж очень бурно на это отреагировала, другого человека она такой нервной реакцией уже на тот свет бы отправила.

- Это вы, господин Карстен, несколько преувеличиваете, все было под контролем и совершенно безопасно, - королева впервые за разговор улыбнулась, - обычного человека несколько встряхнуло бы и не более того, и на этом бы все и закончилось. Я, между прочим, и сама в числе прочих в этот момент была соединена с ретранслятором, так что если бы вам начала грозить какая-нибудь опасность в результате усиления давления герцогини, то мы от нее вас заслонили. Кстати, вы часть энергии поглотили, а часть куда-то дели. Не откроете ли нам хотя бы этот секрет?

- Извольте, переправил эту тучу энергии в два свои Замка, это мой способ магии такой - брать или сливать излишки энергии, свою энергию при себе не ношу в отличие от других, мог бы сделать свой магический фон нулевым, только это бы всех настораживало. Вначале, просто поглощал только для того, чтобы не раскрывать своих возможностей. Потом прикидываться стало уже пустой затеей.

- Вот вам и ответ, господин Карстен, насчет неадекватной реакции. Госпожа министр безопасности очень ловко заставила вас раскрыться. Все-таки, вы как-то ушли от ответа насчет завоевания Королевства.

- Это вы называете ловко? Что же тогда у вас считается грубым способом прокачки? Хорошо. Отвечу на ваш вопрос, только сначала следует рассказать, почему ваше королевство является потенциальным фактором нестабильности. Слишком много у вас тут девушек, которые могут и швыряются океанами энергии по самым пустяковым поводам. Это вы весьма самонадеянно считаете, что у вас тут на этот счет все под контролем. За последние несколько лет у вас тут появилось целых три сбрендивших девушки, которых кое-кому, не мне, пришлось успокаивать самым радикальным образом. Эти ваши состязания по выбору очередной королевы, как на стадии подготовки, так и на стадии их проведения - это просто разгул стихийной магии, который корежит всеобщее информационное пространство не только в ближайших окрестностях и не только в этом Рукаве. Тем самым потенциально королевство является нешуточным источником угрозы. Это кое-кого очень сильно беспокоит.

- Вы, значит, кого-то представляете? Все-таки вы не сам по себе?

- В некотором роде представляю, но все же я сам по себе. Что вы знаете и что думаете про Богиню и Ленард?

- Мы знаем, - королева пожала плечами, - что они существуют, какие функции выполняют они и их Представительницы также всем известно, но нашим магам титульная магия не нужна. За специальными их услугами также никто, насколько я знаю, не обращался, да это и не по средствам, наверное, никому, несмотря на то, что мы совсем не бедствуем. Никаких культов, с ними связанных, у нас нет, разумеется, запрета на этот счет тоже никакого нет. Вот и все. Неужели, это они вас к нам направили?

- Да, но не с официальным, а так сказать, с частным визитом. Они, точнее, Ленард мне рассказала про мою с вами универсальную совместимость и попросила урегулировать минимальными средствами ситуацию с вашим королевством.

- Что означает минимальными средствами и как урегулировать?

- Я же сказал, что сам по себе. Не выполняю ничьих инструкций, в том числе и их, поэтому никаких точных указаний на этот счет, кроме всяческих шуточек, Ленард мне не выдала. Что мне тут с вами со всеми делать, пока и сам не знаю, а прибыл сюда, чтобы изменить ситуацию с престолонаследованием, то есть до некоторой степени захватить власть над всеми вами и перевести вас под покровительство Богини и Ленард.

От такого моего наглого заявления они настолько обалдели, что даже и не подумали этого скрывать. Никто, кроме королевы, тем не менее, не захотел по этому поводу что-либо высказать.

- Значит, вы, господин Карстен, желаете стать у нас тут Королем? - непонятно сердиться начала королева или развеселилась, - ни больше, ни меньше. И что значит перевести под покровительство Богини и Ленард?

- Насчет короля это вы изрядно торопитесь, это вам только так показалось, что так уж хочу им стать, наоборот, совершенно не хочу. У меня очень много родовых владений и различных интересов в различных империях. Вот так вот взять и подарить вам себя в качестве короля совершенно не планирую. Королевство ваше конечно нельзя назвать захолустьем, но не забывайте, что оно империей давно не является, в том числе по численности населения. Впрочем, охотно признаю, что будет оно посильней многих империй, если вздумает с ними силой потягаться. Дело только в том, что свою мощь королевство может показать только в условиях масштабных конфликтов, в иных областях деятельности оно себя не очень то и способно проявить. В этом смысле оно является именно захолустьем, тем более что вы еще и жестко фильтруете исходящую информацию в иные миры. Что касается Богини и Ленард, то это относительно просто. Если вы перестанете уродовать всеобщее пространство, можно будет организовать от вас к ним некоторый облегченный информационный канал. Дело ведь не в том, какая магия лучше, стихийная или титульная, главное, чтобы она была чистая. Сбрендившие маги опасны не тем, что они становятся как бы злыми и готовы все вокруг себя крушить, а тем, что океаны энергии выбрасывают в никуда, загрязняя всеобщее жизненное и информационное пространство. С помощью Богини и Ленард вы можете сделать свое магическое пространство чистым. Их покровительство может уберечь вас в том числе от нечаянной магической катастрофы. Разумеется, никаких религиозных культов, связанных с ними, им не требуется. Они их поощряют немного, конечно, но настоящей необходимости у них в этом нет.

- Все-таки хотелось бы, чтобы вы немножко хотя бы рассказали о себе, господин Карстен, - продолжила королева, - а то я даже несколько закомплексовала по поводу кто тут кому ровня, а кто нет.

- Империя Версорио - нынешний их император - мой дядя. Империя Ганетти-Версорио, из которой я прибыл - нынешний Император - мой родной брат. По этому поводу вроде бы являюсь имперским принцем, но обязанности принца в последние годы игнорировал. Мне больше нравилось жить под именем Лона Вериуса, о чем попрошу забыть и зачистить информацию о том, что я прибыл к вам под этим именем.

- Если Вы, Ваше высочество, - королева улыбалась несколько ехидно и мне ее улыбка не понравилась, слишком уж часто в последнее время женщины стали считать, что могут легко мною завладеть, - не желаете быть у нас Королем, то, как же Вы рассчитываете решить вопрос с престолонаследием в нашем Королевстве?

- А вот Вы, Ваше величество, - тут я ей зеркально вернул ее ехидность, - подумайте тут без меня со своим Малым Советом и предложите вариант. Только предупреждаю, что племенным производителем согласен быть только в очень узких рамках. Никакого массового оплодотворения ваших женщин осуществлять не намерен, к тому же для вас это и не будет иметь особенного практического смысла. Жену себе планирую выбрать самостоятельно, а не так, как это у вас тут принято. Я не ваш соотечественник, поэтому пусть никто и не пытается объявить меня своим мужем, на меня ваши законы не распространяются. Про то, чтобы заиметь себе моего главного наследника, младшего сына в постоянное пользование в вашем королевстве - тоже можете забыть, этого не будет, впрочем, можем договориться о некоторой периодичности, не волнуйтесь, я способен продиктовать своему главному наследнику свою волю и следующим за ним. Замечу также, что ранее подход к этому вопросу в вашем королевстве не отличался особенной разумностью и целесообразностью. Зачем королеве быть самой крутой магичкой в королевстве? Предполагаю, Ваше величество, что свои магические способности Вы, после того как стали королевой, применяете только для целей поразвлечься, а вовсе не для управления государством. Распорядитесь, пожалуйста, чтобы меня проводили в отель. Думаю, что вам тут всем посовещаться надо.

- Какой отель? - королева была удивлена, - об этом теперь не может быть и речи. Вы, знаете ли, нас уже всех почти завоевали, оставляете обсудить лишь условия капитуляции. Нет уж. Графиня Ранвел проводит Вас в официальные гостевые апартаменты дворца, разумеется, к Вашим услугам будет все, что пожелаете.

В апартаментах попросил, чтобы мне чего-нибудь вкусненького приготовили и подали через три часа, а до этого попросил не беспокоить. По моим прикидкам до этого времени они еще не додумаются до чего-нибудь определенного. Плюхнулся на кровать в спальне и начал размышлять.

Научился кое-чему новенькому в магии. Все эти девушки, которые разглядывали меня как чудо из чудес, смотрели на самом деле не столько на меня, сколько на мою ауру. Они вовсе меня не сканировали. Ранее я полагал, что разглядывание ауры - занятие бесполезное до крайности. Да, действительно, она разная у всех, как и многое есть другое разное, отпечатки пальцев, радужка глаза, рисунок на ладонях и так далее.

Ранее полагал, что извлечь из такого разглядывания сугубо практическую информацию, да еще вполне настолько однозначно, без всяких там вероятностей решительно невозможно. А они вот так запросто глянули на ауру и все, вывод однозначный - объект годится для результативной случки! Причем, не одна какая-нибудь особо продвинутая девица, а буквально все.

Ясно, что умение это появилось не просто так, оно стало инструментом выживания для сообщества мутантов, будем назвать вещи своими именами. Тем более, я тоже мутант, только несколько другого сорта, не вида даже. Вид у нас, как раз у всех один.

Глупость какая-то все-таки во всем этом. Если бы захотел взять женой себе ослицу, чуть поднапрягся бы и смог бы заиметь с ней общих детей, обеспечить совместимость на этот счет - лишь вопрос магической квалификации, а их тут крутых таких магов миллионы и у них проблемы с обеспечением продолжения рода. Загадка. Впрочем, все понятно. Им необходим единый устойчивый генотип для всего сообщества, а не разнонаправленные мутации для каждой случки каждой отдельной пары мутантов. Поэтому Ленард и говорила про установленный жесточайший запрет на управляемое генетическое мутирование.

Еще кое-что новое для себя открыл. Или просто давно позабытое старое? Незачем мне было с ними в игры играть, правильно сделал, что пошел напролом без всяких хитростей. Все рассказать как есть, и только. Они не только крутые магички, они ко всему прочему просто неглупые девушки, они любят свое королевство, они любят свое сообщество мутантов, они не желают жить под угрозой самоуничтожения. Их капитуляция неизбежна, они скоро мне сообщат о ней и сами придумают план разрешения всех вопросов. Они же не враги сами себе? С этой мыслью и уснул.

Разбудили через три часа, как и заказывал. Девушка, явно несколько робея, поведала, что обед мне вначале планировали подать в апартаменты, но сейчас Малый Совет решил прервать свою работу, также пообедать, меня просят присоединиться к ним для продолжения переговоров.

- Ваше высочество, - девица вдруг озорно так улыбнулась, - знаете ли Вы, что за Вас уже назначена награда?

- Откуда я бы мог это узнать? - был несколько обескуражен таким развитием событий, - сколько же?

- Не сколько, а что? - девица отчего-то изрядно осмелела, - у нас тут все происходит быстро, официально объявят завтра, наверное, а сейчас уже известно, наверное, всем, кто не в отключке из сети. Той, кто станет Вашей избранницей обещан титул Королевы. Может, Вы меня изберете? Я буду послушной, обещаю.

Пригляделся к ней повнимательнее. Возраст непонятен. Внешний вид симпатичен. Пахнет приятно. Фасончик одежды по сравнению с другими наблюдаемыми мной женщинами, пожалуй, даже легкомысленный. Нет, никакого глубокого декольте или очень короткой юбки не наблюдалось. На ней были штанишки до колен и блузон, но не из плотной ткани, а из чего-то мягкого. Грудь не была у нее жестко зафиксирована, при ее движениях она слегка колыхалась, даже расположение сосков можно было угадать. Волосы у нее были просто забраны в хвостик, что я также увидел здесь впервые.

- А разве вы мне только что, милое дитя, - за своей иронией скрывал некоторое даже смятение от сообщенной ей новости, - не говорили, что меня попросили продолжить переговоры?

- Меня зовут Аньет, - девушка откровенно уже так радовалась, поняв, что эта ее новость была полной неожиданностью для меня, - я вовсе уже не дитя, мне уже тридцать лет. Дальнейшие переговоры уже так, формальность, согласование деталей, не более того, позвольте, я Вас провожу, Ваше высочество.

Она меня проводила в некий обеденный зал. Участники те же, если не считать некоторое небольшое количество обслуживающего персонала. Все подчеркнуто стояли и ждали, пока я сяду на предложенное место, даже королева.

- Ваше высочество, - начала королева, - наше Королевство решило Вам покориться, но не только на Ваших, но и на некоторых наших условиях. Готовы ли Вы выслушать или все-таки сначала немного перекусим?

- Ваше величество, давайте все-таки немного поедим. Кроме того, я был бы очень Вам признателен, чтобы и Вы и все остальные называли меня в дальнейшем просто Карстен. Это мое имя. Оно мне нравится, даже не "господин Карстен". Титулование меня несколько все-таки напрягает. Разве я не говорил ранее, что обязанности принца Империи меня изрядно тяготили?

Она не ответила ничего. Мы минут двадцать обедали без всяких разговоров. Явно было видно, что сигнал для последующего разговора все ждут от меня.

- Ваше величество, хотелось бы узнать до чего Вы дообсуждались со своим Малым Советом, а также интересно мне, отчего так уж быстро решили капитулировать? Неужели я был настолько убедителен?

- Карстен, для вас будет уместно называть меня просто Лоиса, мне мое имя тоже нравится. Мы первым делом поискали информацию о вас в информационной сети, и она вначале сбила нас с толку. Согласно сведениям информационных агентств, принц Карстен Версорио не очень похож на вас. Лон Вериус, наоборот, вылитый вы. Вы, оказывается, помимо того, что крутой такой маг, но еще и известнейший у себя там костолом. По внешнему виду не скажешь. Для прояснения вопроса о вашей личности я связалась с вашей мамой, Императрицей-Матерью, разумеется, не вживую, все-таки слишком далеко даже при наших немаленьких возможностях, а через посредство Всеобщего Узла Связи. Не буду пересказывать весь обмен сообщениями, а скажу лишь, что она вашу личность удостоверила. После завершения нашего обмена сообщений с вашей мамой к нам в Зал Малого Совета явилась Богиня и официально среди прочего полностью подтвердила ваши полномочия, в том числе как именно официального их с Ленард представителя, а совсем даже не частного лица. Что же нам еще оставалось делать, кроме как капитулировать? Учитывая ваши пожелания и наши сложившиеся традиции, мы решили вопрос с престолонаследием решить так. У нас теперь будет отныне две королевы. Просто Королева и Королева-мать. Это связано, Карстен, с тем, что оказывается, у вас слишком уж короткий период жизни, что весьма удивительно при ваших-то магических способностях. Продолжать или вы уже все поняли?

- Я почти все понял, Лоиса, но все-таки продолжайте.

- Вы выбираете себе избранницу у нас в Королевстве самостоятельно, она становится Королевой, я становлюсь Королевой-матерью. Когда у вас рождается первая дочь, вы ведь, оказывается, ко всему прочему, можете обеспечить, чтобы это произошло обязательно, то она становится Королевой, а ее мать - Королевой-Матерью, я ухожу на покой, какой-нибудь почетный титул на этот счет придумаем. Ваши наследники по линии младших сыновей обеспечивают периодически обновление королевской семьи. Титул для себя и своих наследников придумайте сами, мы согласны на все. Мы даже согласны на титул Короля. Вы согласны?

- Согласен со всем, кроме титула Короля. Принца будет достаточно с условием, что прав у вашего королевства на меня и на них не будет никаких, кроме как рассчитывать на обновление королевской семьи. У меня полно других дел, кроме как участвовать в ваших официальных мероприятиях, меня и дома то на них не загнать было. Соответственно, никаких властных полномочий над вашим королевством мне совершенно не нужно. Титулование - милорд, самое то, коротко и красиво, мне нравится, а то, что не вполне соответствует - ерунда, дело привычки.

- Теперь это уже и ваше Королевство, Карстен. Или следует сказать милорд?

- Рановато и про мое королевство и про милорда вы говорите, Лоиса. У меня пока здесь никакой избранницы нет, знаете ли.

- Карстен, мы вроде бы обо всем договорились, но объясните мне, как вы будете искать свою избранницу? Мы, разумеется, готовы всячески содействовать, но как?

- Боюсь, что я совершенно не готов ответить на этот вопрос. Впрочем, есть у меня одна идея. Раньше я как-то не видел особого смысла ауры разглядывать, но раз у вас тут так принято избранников себе находить, то, пожалуй, и я этим займусь. Вдруг, мне понравится как-то особенно аура какой-нибудь девушки? Вот и будет избранница.

Эффект мои слова вызвали какой-то неадекватный. Прекратились всякие постукивания за столом и шевеления. На меня смотрели, выпучив глаза. Тишина повисла гробовая.

- Я сказал что-то запретное? Отчего вы вдруг все на меня как-то странно смотрите? Или не мою ауру все поголовно тут без устали постоянно рассматривают? У меня даже сложилось впечатление, что во время разговоров со мной никого не интересует выражение моего лица.

- Карстен, - Лоиса преодолела явное замешательство, - кажется, я понимаю, в чем тут дело. Вы же не местный и, наверное, не представляете себе какую скабрезность только что выдали.

Тут она начала хихикать, раздались и другие смешки.

- Дамы, может, и мне объясните, что я такого скабрезного или смешного сказал? Вместе посмеемся.

После этих слов с дамами случилась совершеннейшая истерика от смеха. Их просто плющило и крючило, и удивительно, что никто из них со стула не свалился.

- Карстен, - сквозь смех и слезы произнесла королева, - можно я вам потом наедине расскажу, в чем тут дело? Хоть здесь все и свои, но такой вопрос при всех разъяснять не готова, это было бы верхом неприличия, я то местная, в отличие от вас.

- Хорошо. Раз уж у нас переговоры закончились на столь веселой для вас, дамы, ноте, позвольте удалюсь в выделенные для меня покои?

- Вам скоро оборудуем свои собственные покои, займитесь этим вопросом, Ранвел. Если хотите, мы и замок для вас у себя построим и даже не один. Карстен, позвольте, я вас провожу, там и разъясню вам некий деликатный вопрос.

Она снова хихикнула.

- Сочту за честь, Лоиса.

Мы прошли в выделенные мне апартаменты. Прошли в гостиную, Лоиса попросила Аньет принести бокалы и сок. Начинать объяснения она не торопилась.

- Понимаете, Карстен, - помаялась слегка, но все-таки приступила она к разговору, когда Аньет вышла, - вы сказали чудовищную скабрезность. Вы с тем же успехом могли бы заявить, что мы все постоянно мастурбируем, глядя на вас.

- Непонятна совершенно мне ваша аналогия.

- Аналогия самая прямая и очень близкая. Понимаете ли, что наши женщины именно разглядывая ауру избранников чувствуют сексуальное возбуждение и влечение? Более того, только так и способны его чувствовать. Разглядывание ауры иных мужчин, кроме совместимого с этой женщиной, никакого сексуального влечения не вызывает. Поэтому разговоры про разглядывание ауры у нас считаются верхом неприличия. Теперь представляете, как выглядело ваше заявление, что у нас тут все только и делали, что вашу ауру рассматривали?

- Теперь начинаю понимать. Только здесь и вправду все только этим и занимались, в том числе и вы, Лоиса. Получается, что это именно по отношению ко мне все вели себя весьма бесцеремонно и даже неприлично.

- Именно так, Карстен. Все попадали от смеху, когда это поняли. Вы создали ужасно для всех смешной анекдот, который даже и нечего думать удержать в секрете. Это уже на века, войдет в историю Королевства. Поймите, Карстен, лесбиянства у нас нет, девушки рассматривают ауры мужчин, наши мужчины про это знают, конечно, но только теоретически, на практике почувствовать этот момент они не могут. Вы же этот момент можете почувствовать, о чем никто и не задумывался, в голову это никому даже не приходило, к тому же известно о вашей универсальной совместимости, то есть вы всех именно поймали на своеобразной мастурбации.

Дальнейшее время до вечера прошло не очень интересно. Была парочка каких-то полуофициальных дворцовых мероприятий, на которые меня потащили под предлогом того, что если предложу свой способ рассмотреть как можно больше кандидатур потенциальных невест, то все будет организовано согласно моим пожеланиям. Мне пытались подсунуть для ознакомления проект документа о новом порядке престолонаследования, этому решительно воспротивился, заявив, что мне лично этот документ совсем не нужен.

В апартаменты меня отпустили довольно поздно.

Там меня поджидала Аньет. Попросил у нее минералки. Она явно что-то хотела мне сказать, но не решалась. Когда допил минералку, она поняла, что вот-вот уйду в спальню, решилась.

- Милорд, - она покраснела на глазах, - посмотрите на мою ауру, пожалуйста.

- Аньет, - опешил, - мне тут объяснили уже, что у вас тут разговоры о разглядывании ауры считаются верхом неприличия, объяснили мне также, что я стал по этому поводу персонажем ужасно смешного анекдота. По этой причине на этих ваших мероприятиях ничью ауру не смотрел, чего не скажешь об этих всех ваших девушках и о вас также, Аньет. Не похоже по вашему виду, что вы меня оскорбить хотите. Как вас понимать, Аньет? Кстати, почему милорд? Вроде бы, я еще не стал тут у вас принцем?

- Милорд, - она была явно ужасно смущена, - Вы уже принц. Указ Королевы об этом и остальном тоже подписан, и даже единогласно утвержден Большим Королевским Советом. Относительно ауры Вам, наверное, не все объяснили. Если бы я попросила посмотреть свою ауру при свидетелях, то это было бы действительно очень неприличным. Наедине же такая просьба имеет совсем иной смысл. Вы не представляете себе, сколько людей сейчас завидует мне жуткой завистью за эту мою возможность. Вы всех очень сильно расстроили, что не стали ауры изучать, никакой бестактностью это бы не было. Неужели Вы это не понимаете?

- Я действительно тогда чего-то не понимаю, объясните мне тогда.

- Так это же просто. У Вас вроде бы может быть только одна избранница, которая станет Королевой. Хотя я не понимаю, почему не может быть иных, которые Королевами не станут, у нас многие очень мужчины имеют не по одной жене. Дело не в этом. Дело в том, что другим то Вы всем подходите, а по нашим понятиям мужчина, который совместим с женщиной, может позволить себе любую интимность при условии, что делает это не при свидетелях.

- Хорошенькое дело, не при свидетелях. Толпы людей на этих мероприятиях мне померещились? Или...

- Вижу, что Вы начинаете понимать, милорд. То, что Вы разглядываете чью-то ауру, почувствовать может только та, на кого направлено это внимание, наш стереотип насчет аур Вам известен, каждая бы восприняла это как интимное прикосновение, выполненное в толпе, но втайне от всех.

Она хихикнула.

- Что при этом может почувствовать девушка, я очень хотела бы проверить лично.

Несколько задумался. Почему бы не сделать девушке приятное? Тем более такой пустяк, вроде бы. С другой стороны, для нее-то это совсем не пустяк. С такими просьбами следует держать ухо востро.

- Что-то, как выяснилось, слишком уж мало о вас тут знаю, Аньет. Об этих ваших понятиях. Вдруг погляжу на вашу ауру, Аньет, и уже обязан жениться? Девица то вы явно шустрая.

- Милорд, - она опять изрядно засмущалась, - я бы с удовольствием и немедленно объявила бы Вас своим мужем, у нас так все и происходит, но такая возможность у меня отсутствует. Согласно указу, про который уже говорила, жену себе объявить можете только Вы.

- Тогда объясните, все-таки какой такой иной смысл имеет ваша просьба посмотреть свою ауру, высказанная именно наедине? Подождите, сам догадаюсь. Так могут говорить только ваши мужчины своим женам, и означает это, что они намерены заняться сексом. Разумеется, а что же еще? Все-таки вы девушка именно шустрая.

- Извините, милорд, - она совсем оробела, - совершенно не желала Вас обидеть.

- Ты меня вовсе не обидела Аньет, меня вообще очень трудно обидеть, я бы сказал - невозможно.

Тут мне в голову пришла мысль, которая меня сильно развеселила и переменила все мои планы в отношении Аньет.

- Знаешь, милочка. Вы тут все очень уж все-таки бесцеремонны и нетактичны со мной по вашим же собственным понятиям. Решил немного отомстить и первым объектом моей мести будешь ты. Я сказал немного? Нет, месть моя будет ужасна. Ты испытаешь то, что все ваши девушки и женщины никогда не испытывали, но только один раз в жизни. Мне пришло в голову, что раз вашим женщинам для сексуальных переживаний нужно наблюдать ауру своего партнера, то это означает, что некоторое количество сексуальных поз у вас не применяется никогда.

- Я на все согласна, милорд. Буду послушной девушкой.

Взял ее за руку, отвел в спальню, сел на кровать. Поставил ее перед собой, повернул ее спиной к себе, лишив возможности меня рассматривать вместе с аурой.

- Не верти головой, Аньет, закрой глаза, - переключил зрение и стал разглядывать ее ауру, сам никакого дополнительного прилива сексуального желания не испытал, так как по-прежнему не видел в аурах ничего такого особенного, хотя в принципе уже был готов на сексуальные подвиги, - ну, как, Аньет?

- Необычно милорд, но ничего особенного, разрешите, лучше буду на Вас смотреть, пожалуйста?

- Это еще не все, милочка, это только начало, теперь не сопротивляйся, - встал позади нее, перевел зрение в обычный режим и направил на нее слабенький такой магический ручеек. На самом деле это было сложнейшее и сильнейшее хулиганское магическое действие, насилие над личностью в чистом виде. Защититься от таких посылов, вообще-то почти любому магу весьма просто, но от Аньет по этому поводу никакой защиты не ожидал.

- Ой, милорд, что это?

- А что ты чувствуешь?

- Это нечто невозможное, милорд, на нас не действуют такие посылы, перепробовано все из этой области, специально искали, а я... у меня ... сейчас умру!

- На тебя действует, милочка, потому, что это именно моя магия. Аура - лишь визуальное отражение некоторой части меня, так же как вкус моей магии тоже часть меня. Ты, милочка, не хочешь снять одежду? Она тебе не мешает?

Одежда ее улетела в сторону за мгновение. Я стягивал брюки и прочие части одежды значительно дольше. Ее в этот время сильно плющило.

- Глаза не открывай. Теперь нагнись, милая, еще ниже.

Далее началось надругательство над бедной девушкой, причем разными способами, девушка реагировала весьма бурно и громко. Глаза ей позволил открыть только в конце, погрозил кулаком, она поняла почему. Наконец мы успокоились, уже лежа на кровати.

- Милорд, это ужасно, то, что вы со мной сделали.

- Аньет, ты что жалеешь?

- Скажете тоже, - она улыбнулась, - действительно испытала то, что у нас тут никто никогда не испытывал. Это точно. Сексуальная магия у нас известна, даже применяется иногда, но не к женщинам, а к мужчинам, на которых она тоже действует слабо. Для женщин перепробовано все мыслимое, не действовало совсем. Дело в другом. Вспоминаю, что Вы сказали, что я первая, кому отомстите за бесцеремонность, но сделаете это только один раз. Мне грустно от того, что понимаю, что, возможно, никогда больше не испытаю ничего подобного. Знаете, милорд, у нас тут секс не играет особенной роли. Жены своих мужей, конечно, любят, но сексом с ними занимаются достаточно редко и никто это особой проблемой не считает. С Вашим же приездом, милорд, наблюдается какая-то лихорадка, беседовала с несколькими своими подругами по этому поводу. Думаете, я так уж хочу Королевой стать? Вовсе нет. Я Вас, если хотите знать, сильно обманула. Напрашиваться на секс к собственным мужьям даже наедине для женщины считается очень бестактным, у нас принято, что именно муж должен предложить тогда, когда он считает нужным.

- Кстати, про ваших мужчин. Отчего до сих пор не видел ни одного с самого своего прибытия? Вы что же, в своем матриархате дошли до того, что держите их под замком, для того, чтобы их возможные соперницы не увидели и не объявили их своими также мужьями?

- Что Вы такое смешное говорите, милорд? - она расхохоталась, - у нас, собственно, и не матриархат вовсе, когда-то он, пожалуй, был, но это было так давно. У нас мужчин очень мало. На всяческой защите их прав стоят и законы, и общественный уклад.

- Отчего же их так мало? Их настолько мало, что их практически невозможно встретить нигде? Даже во дворце Королевы?

- Их и здесь очень мало. Если бы Вы высказали пожелание, чтобы их позвали на приемы с Вашим участием, то, может быть, Вы бы их и увидели.

- А говорите, что нет матриархата. Их, оказывается, на эти приемы не пустили.

- Милорд, - она хохотала, - Вы меня уморите. Кто их может не пустить? На этих приемах было всего, насколько я помню, три замужних женщины, включая Королеву. Ее муж никогда на дворцовые мероприятия не ходил, не любит сборища. Два остальных также не жалуют такие мероприятия. На эти мероприятия с Вашим участием именно не пустили замужних женщин, поэтому и увидеть их мужей вам шансов не представилось. У нас мужчин рождается в два с лишним раза меньше, чем женщин, а срок жизни меньше почти в десять раз. Соотношение можете прикинуть сами.

- Почему-то с самого начала знал, что держать надо с тобой, Аньет, ухо востро. Как выяснилось, не напрасно. Ты меня все-таки хитростью заманила в кровать. Полагаю, у тебя в запасе еще что-то осталось. Не очень люблю, когда меня обманывают. Сообщи, пожалуйста, отчего такая немедленная осведомленность о решениях руководства, которую ты мне демонстрировала? Вначале думал, что в этом тотальном сборище магов, это, возможно, обычно, но сейчас засомневался. Если ты будешь и дальше со мной хитрить, то я, пожалуй, переменюсь в отношении к тебе основательно, пожалеешь.

- Простите меня милорд, - она явно испугалась, - обещаю, что больше не буду никогда Вас обманывать. Говорю же, лихорадка какая-то. Напрашиваясь сама, совершила очень серьезно осуждаемый нашим обществом проступок. Себя оправдывала тем, что Вы то из другого мира, там такое поведение не является ненормальным. Относительно моей осведомленности сообщу, что у нас здесь это действительно почти норма. Чтобы Вы потом меня не обвинили опять в неискренности, сообщу также, что я - дочь Королевы, то есть принцесса Королевства. Пусть Вас не вводит в заблуждение мой титул - у нас здесь принцессы вовсе не являются особо почитаемыми и влиятельными особами, скорее, превращаются часто в ходячие недоразумения. Я, например, не могу быть нанята в другие миры, для меня закрыты многие виды деятельности.

- И чем же ты занимаешься в то время, когда не исполняешь обязанности горничной?

- Занимаюсь практически тем же, я - Адъютант Королевы. Выполняю ее различные поручения.

Задумался. Подходит ли она на роль избранницы? С одной стороны, вполне. Это бы решило множество вопросов политического плана как по-писаному и сильно бы сократило мое время пребывания здесь. С другой стороны, этот ее подход, когда она вот так запросто завалила меня в кровать, используя некоторое коварство. Еще как болван думал, что это я именно решил немного пошалить. К тому же, а как же любовь? Никакой особой любви и томления духа пока что-то не испытывал. А хотелось бы испытывать. Предки мои именно поиску своей любви и посвящали жизнь, остальное все - так, способы время провести с пользой или без оной. Ладно, немного подождем. Возможно, дальнейшие события подскажут.

- Хорошо, а как ты попала ко мне в горничные?

- Обычным образом, - она пожала плечами, - исполняя указания Королевы. Только не совсем в качестве горничной. В качестве временного Вашего адъютанта. Следует мне рассказать чуть поподробнее, а то очень боюсь Вашего неудовольствия, милорд. Там (она махнула рукой в сторону одной из стен), неподалеку боевая семерка магов - одна из смен личной охраны Королевы, выделенная Вам в качестве телохранителей. Я для них нечто вроде маяка и ретранслятора, если понадобится. Там (махнула рукой в противоположную сторону), также неподалеку - административная смена дворца, пять человек, среди которых, кстати, есть и один мужчина. Я для них также одна из опорных точек администрирования. Их основная задача - обеспечение режима и организация всех мероприятий, связанных с Вашим пребыванием.

- Значит ли это, что за нами подглядывали?

- В некотором роде да. Постоянно. Но совсем не так, как это, насколько я знаю, принято в других мирах. Визуализация - только в нескольких помещениях апартаментов, спальня - не входит, предназначена она больше для дополнительной подстраховки и контроля входа-выхода и подходов, а также внешнего наблюдения. Семерка следила, сканируя пространство в режиме пассивного поиска, а также через меня в режиме ретранслятора. Наши игры они наблюдать воочию не могли, так как на этот момент я обрезала многие свои функции как ретранслятора. Ваше же магическое воздействие на меня и через меня они хлебнули в полном объеме, они на него все равно бы наткнулись при пассивном сканировании.

Она прервалась и захихикала.

- Представляю, - она начала откровенно так хохотать, - как им было тяжело бедолагам - Вас то рядом с ними не было. Тем не менее, они все как одна стойко терпели, хотя каждая могла прекратить это над собой издевательство. Милорд, Вы, может, как-нибудь потом сделаете для них что-нибудь приятное? А то не исключено, что они с этого момента меня будут сильно недолюбливать, а среди них - две мои подруги, мне с ними еще работать.

- Я подумаю, продолжай.

- Собственно, добавить особенно нечего. Нас всех сюда определили еще даже до Вашего приезда в отель. Как и предполагалось, Вы там не задержались. Ответьте мне, почему, если Вы, милорд, такой сильный маг, то не стали сканировать ничего вокруг себя? Мне бы не пришлось бы этого ничего рассказывать.

- Очень просто, дорогая принцесса, - сюда приехал не магические войны устраивать, люблю добиваться своего минимумом магических средств. Моей безопасности ничего не угрожало и не угрожает, даже если бы вы все на меня накинулись уничтожать - себя бы только подпалили. Если бы применили слишком неожиданное для меня и сильное воздействие, меня бы просто выкинуло бы в один из моих Замков, которые и предназначены собственно не для проживания, а для разных прикладных магических фокусов. Вы же свою магию используете на каждом шагу по любому пустяку, даже для секса ухитрились приспособить.

- Вы сами, милорд, только что именно для секса магию и использовали.

- Это шалость и не более того, временный каприз, тем более что сделать это мне довелось впервые в жизни.

- Впервые в жизни? - она недоверчиво посмотрела на меня.

- Именно. Видишь ли, этот вид воздействия в обычном мире по-настоящему не нужен, я бы сказал, даже аморален. Здесь же он пришелся к месту, раз уж вы все равно в сексе без магии не можете обходиться. Все-таки, Аньет, не знаю, что мне дальше делать с тобой и с вами всеми. Избранница это конечно хорошо, но как же любовь? Что бы там не говорил ранее, но рассматривание ауры для поисков избранницы приспособить не могу. Не вижу ничего особенного в аурах. Тем более что такое мое действие каждая ваша девушка, как, оказалось, воспримет как залезание ей в трусики под столом, пока никто не видит. Возможно, претензий не будет, но смысл в этом какой? Я то так это не воспринимаю. Куда бы больший смысл был залезть именно в трусики кому-нибудь на каком-нибудь вашем обеде. Это было бы настоящей шалостью и маленьким приключением. Но я уже не подросток, такая шалость меня не сильно развлечет. Врастать в ваше общество для длительных поисков мне не очень хочется. Просто не найду у вас никакого интересного для себя занятия. Смотреть, как вы тут все на меня облизываетесь не так уж и приятно, как это могло бы показаться, а скоро начнет и раздражать. Тем более, это настоящая бесцеремонность и неуважение по вашим же собственным понятиям, но никто не желает угомониться по этому поводу.

- Милорд, Вы уж потерпите немного. Новая Королева нам нужна, моя мама вовсе не плоха в качестве Королевы, но мы все понимаем, что нам надо несколько изменить уклад и подходы к магической безопасности для целей выживания. Думаете, раньше никто над этими вопросами не задумывался? Ваша миссия упала на уже давно подготовленную почву.

- Ладно, Аньет, иди, пожалуй. Спать все-таки желаю один, а не с ретранслятором. Кто тебя знает, что ты им тут натранслируешь?

На следующее утро вышел в гостиную. Аньет тут же заскочила туда из соседней комнаты.

- Чего изволите, милорд?

- Одно занятие для меня у вас тут все же есть на некоторое время. Раз уж вы, Аньет, мой адъютант, то был бы не против обсудить этот вопрос с королевой, например, за завтраком.

- Наедине или Малый Совет, милорд?

- Наедине, - пожал плечами, - вопрос не интимный, а вполне себе государственный, но с другой стороны, не хочу иметь никакого прямого отношения к государственным делам. Почему бы все последующие политические нюансы совместных договоренностей не утрясать королеве без моего участия? Так было бы правильнее. Вы адъютант, вы и согласуйте этот вопрос. Пока все не подготовлено, я бы где-нибудь размялся. В моих апартаментах есть что-нибудь подходящее?

- Здесь, пожалуй, нет. Рядом - малый зал для тренировок дворцовой охраны. Большой зал ведь Вам и не нужен? Он - в противоположном крыле замка.

- Малый зал подойдет.

Аньет закатила глазки. Через минуту в гостиную вошла девушка в форме дворцовой охраны.

- Милорд, это Риана Констлин, капитан охраны. Она все устроит. Разрешите мне удалиться?

Кивнул. Риана посмотрела на меня вопросительно.

- Риана, мне нужно пять минут переодеться. Вам этого времени достаточно?

- Так точно, милорд.

Минут через пять мы, то есть я и четыре девушки в форме дворцовой охраны прибыли в этот самый малый зал. Огляделся. Приступил к разминке. Через некоторое время прервался.

- Вы ведь тоже здесь тренируетесь? - спросил девушек, - Риана, как вы думаете, не будет ли каким-нибудь нарушением этикета, если мы с кем-нибудь из вас или со всеми вами составим спарринг? Или у вас все поединки исключительно магические? Если это так, то, пожалуй, не нужно.

- Милорд, - она несколько замялась, - нарушением этикета это не будет, но тут есть одна загвоздка - в единоборствах у нас тоже применяется магия. Сложность в том, что при разных видах поединков - разный свод разрешенных и запрещенных магических воздействий. Боюсь, вместо спарринга получится лекция по этому поводу.

- Нет. Лекции не надо. Зато мне стало изрядно любопытно. Давайте поступим так. Вам можно применять все и поразнообразнее, пожалуйста. Я не буду применять ничего, кроме поглощения или нейтрализации воздействий. Если получится что-то особо тяжкое, полагаю, волноваться не стоит. Не знаю как у вас с целительной магией, а у меня с ней все в порядке. В поддавки играть не стоит, обижусь. Сам я вас особо жалеть тоже не буду. Вы ведь все-таки телохранители или кто?

- Извольте, милорд, мы согласны.

Своеобразный этот мордобой продолжался почти час. Начали с одной девушкой, закончили со всеми четырьмя. Пришлось сделать четыре коротких перерыва, два раза подлечить себя и два раза девушек. Поединки происходили в рваном ритме, так как начали с чистого единоборства, а продолжали они с применением все большего арсенала магических воздействий. Я не сразу применял нейтрализацию этих воздействий, так как хотел испытать их эффективность. В чистом единоборстве они были относительно не очень сильны. Арсенал же воздействий был достаточно большим и многие из них были сложны и вполне эффективны. Бригаду обычных костоломов даже с серьезной магической защитой они уделали бы гарантированно. Что приятно удивило, энергия воздействий, которые они применяли в поединках, была совсем невелика. По всей видимости, идея о минимальном магическом воздействии для достижения цели была им совершенно не чужда. Сделал знак остановиться.

- Я очень доволен, Риана. Научился кое-чему новенькому у вас. Крутые вы, однако, девушки. Вашему королевству надо не магическими услугами торговать, а услугами бригад телохранителей.

- Милорд, - она засмущалась, - мне как-то неловко Вам об этом говорить, но именно семерки телохранителей и есть самая распространенная причина найма в иные миры, я полагала, Вы это знаете, к тому же это теперь - и Ваше Королевство.

- Издалека прибыл и многого не знаю. К тому, что это мое Королевство, к этой мысли еще пока не привык, только вчера здесь появился. Однако не пора ли нам отправляться? Как-нибудь при случае еще развлечемся.

- Милорд, Аньет сообщает, что через десять минут Вас будет ждать Королева для совместного завтрака. Не волнуйтесь, меня предупредили, что не обязательно слишком уж торопиться. Королева согласна подождать сколько потребуется.

- Это конечно хорошо, но заставлять ждать Королеву неделикатно. Поэтому вперед.

Через минут двенадцать меня проводили в апартаменты Королевы. Она сделала мне приглашающий жест. Присел.

- Милорд, не возражаете, если Риана к нам временно присоединится для разговора? Ваше дело мы обсудим чуть попозже наедине.

- Ваше величество, - изрядно удивился, но старался виду не подавать, - Вам виднее. Не возражаю.

Королева сделала какой-то знак мне за спину, а также приглашающий жест Риане, указывая на место напротив меня.

- Причина, по которой я ее пригласила, - продолжила она, - Ваша сегодняшняя разминка.

- Вот как? - уже не скрывал своего удивления, - А что не так с моей разминкой?

- Вы меня каждый раз удивляете, милорд, - она посмотрела на меня несколько укоризненно, - и не только меня. Разве Вы не понимаете, разве Вам Риана не сказала в конце разминки, что поставка семерок телохранителей для найма в иные миры - одна из важнейших, если не самая важнейшая статья нашего экономического благополучия? Подготовка таких семерок - целая индустрия в Королевстве. А Вы вот так запросто довели до состояния испуга огромное число людей. Вы ведь с ними временами все-таки в поддавки играли, что было достаточно хорошо видно. Понимаете ли Вы, что уже через пять минут Вашего спарринга трансляцию его смотрела и я и весь Малый Совет, а через пятнадцать - также несколько сотен специалистов?

- Вот в чем дело, - вложил даже некоторую иронию в свои слова, - что-то в моем Королевстве слишком пугливые подданные. Что там такого страшного вы все увидели? Вы увидели, что в чистом единоборстве телохранители не плохи, но не являются самыми крутыми бойцами ближайших окрестностей. Я как раз считаюсь крутым по этой части, но и на меня запросто найдется боец, который меня уделает, пусть и немного запыхавшись. Есть такая планетка Соргис, изрядно далеко отсюда, там найдется, пожалуй, несколько миллионов таких специалистов, они тоже, кстати, промышляют экспортом телохранителей, а вот в магии совсем не сильны. Поэтому в окрестностях, где они промышляют, бригады телохранителей дополняются магами для целей дополнительной защиты. Меня ваши девушки не могли по настоящему уделать по причине моей высокой степени защиты от магии. То, что от вашей боевой магии может быть защита, полагаю, для телохранителей не является тайной, поэтому виды магических воздействий, которые применяются ими, и носят такое разнообразие. Не сработал один способ, сработает другой. Иными словами аксиома для любого - нет и не может быть абсолютно непобедимых бойцов или магов, надо только придумать соответствующий метод или подход и подобрать подходящих исполнителей. В общем, Ваше величество не вижу никакой проблемы. Не надо пугаться, надо совершенствоваться. Прописная истина - путь совершенствования бесконечен.

- Что скажете, Риана? - спросила Королева.

- Ваше величество, - она выглядела несколько обескуражено, - возразить нечего, я тоже несколько испугалась, но сейчас понимаю, что милорд абсолютно прав. Все-таки у нас было изрядное самомнение на этот счет, от него очень полезно излечиться.

- Хорошо, Риана, оставьте нас, нам надо обсудить и другие вопросы.

Мы приступили к завтраку. Неплохому такому. С местными поварами стоит познакомиться поближе. Они явно хотели блеснуть и при этом минимальными средствами, что мне всегда импонирует, чего бы это не касалось. Ел с аппетитом. Королева поглощала еду несколько рассеянно, с каким-то задумчивым выражением. Ничего не говорила, ждала, пока подам ей какой-нибудь знак к дальнейшему разговору.

Откинулся на спинку, положил приборы, она это за знак и приняла.

- Милорд, - она продолжила, - я очень извиняюсь за свою возможную неделикатность, если Вы не захотите говорить на некоторую деликатную тему, можете прервать меня, я не обижусь и продолжать не буду...

Она замолчала и вопросительно посмотрела на меня.

- Позвольте догадаться, Ваше величество, Вы наверняка узнали про некоторые аспекты применения сексуальной магии, по этому поводу хотели бы прояснить два вопроса. Может ли эта магия все-таки применяться для практических целей? Решил ли я сделать Вашу дочь своей женой?

- Да, милорд, - она облегченно вздохнула.

- Насчет сексуальной магии все относительно просто. С моей стороны это была некоторая шалость и месть за некоторую ко мне бесцеремонность. Кроме меня этот именно трюк применить никто не сможет, если, конечно не будет придуман какой-нибудь другой. Разглядывание ауры и мой фокус - по сути это две стороны одного и того же явления. Или иначе, моя аура и моя магия - две стороны одного и того же меня. Сильно подозреваю, что если бы применил именно боевую наступательную магию в тех поединках, мои соперницы бы также впали в сексуальный транс, ощутили бы себя в полной мере садистками-мазохистками. В общем, идея применения магии во всех видах к местным девушкам представляется мне в корне неправильной, это в некотором роде извращение. Теперь относительно Аньет. Думал уже над этим, но ничего пока не решил. Не люблю, когда меня обманывают. Вот так вот запросто назначить ее матерью всех своих детей не хочу. Вариант с детьми от разных женщин мне не очень нравится, только в крайнем случае. Пока ничего большего сказать не могу.

- Спасибо, милорд, - ее лицо прояснилось, - не ожидала, что Вы ответите мне настолько подробно, я Вам искренне благодарна. Вы хотели обсудить со мной какой-то серьезный вопрос?

- Да. Вопрос достаточно для меня серьезный. Помните, Вы говорили про замки, которые готовы для меня построить?

- Конечно, милорд, - она была сама любезность, - сделаем в лучшем виде, мы готовы идти навстречу любым Вашим пожеланиям.

- Не все так просто с моими пожеланиями. Для начала расскажу, зачем мне понадобился Замок. Кое-что из того, о чем хочу рассказать, не следует предавать широкой огласке, было бы лучше всего передавать это через поколения Королев. Уже упоминал ранее, что у меня много разных интересов в других мирах и много родовых владений. Эти владения не относятся к роду Версорио. Они принадлежат роду Черного Барона, которым сейчас и являюсь. После моей смерти Черным Бароном будет мой младший сын, который и унаследует все принадлежащее мне именно как Черному Барону. Родовые владения представляют собой именно Замки, причем, в основном без всякого персонала, так как предназначены в основном или совсем не для проживания. Они выполняют множество функций напрямую связанных со мной и моим способом магии. Например, уже говорил, что туда скидываю излишки энергии или, наоборот, беру ее оттуда по мере необходимости. Кстати, через них можно будет связаться с Черным Бароном даже после моей смерти. Богиня и Ленард, кстати, охотно используют эти Замки для своих целей. Для них это удобный информационный канал для просмотра ближайших окрестностей и способ утилизации грязной магической энергии. Есть у них и много других специфических применений, о которых говорить не хочу. Так вот - хочу построить здесь именно такой Замок.

- А что для этого нужно и как он будет выглядеть?

- Построю его сам. Материалы понадобятся, но какие они будут, для меня не имеет значения. Нужных мне материалов в достаточном количестве вы не найдете. Преобразование любого вещества в любое другое - процесс не столько сложный, сколько энергоемкий, полагаю, у Королевства полно таких специалистов, впрочем, мне они не понадобятся, с энергией у меня никаких проблем нет - сколько надо, столько и будет. Насчет внешнего вида Замка понадобится помощь местных специалистов - вид у него должен быть симпатичным и в духе архитектуры Королевства, но все равно чем-нибудь оригинальным. Защита Замку не потребуется, он сам себя будет защищать от недружественного воздействия и вообще от любого проникновения, причем фатальной для агрессора защита станет лишь при глубоком проникновении в слои защиты. Для окружающего он не будет представлять угрозу, но опыт предков показывает, что в эти Замки ломится большое количество магов, желающих как-то проверить свою крутость. Некоторые из этих магов могут оказаться совсем полными придурками, вот они могут доставить для окрестных обитателей некоторое беспокойство. Пока агрессивное воздействие направлено на Замок или рядом - не страшно, он будет очень любить кушать бесхозную магическую энергию, более того, он отчасти для этого и предназначен. Кстати, для Королев Замок может сыграть роль последнего аргумента, то есть к нему можно обратиться за помощью, если где-нибудь в Королевстве или поблизости от него разразилась или может разразиться магическая катастрофа. Впрочем, скорее всего, в этом случае Замок будет действовать не самостоятельно, а прибудет очередной Черный Барон или Ленард. В общем, место для Замка лучше не очень обжитое, какой-нибудь горный массив подойдет. Годится в принципе и любая из законсервированных планет Королевства. Мне все равно. Может быть, захотите иметь такую своеобразную достопримечательность где-нибудь рядом со столицей, не возражаю, но никакие туристы внутрь все равно не попадут.

- А в других мирах каково расположения замков?

- Разное, - пожал плечами, - сейчас практически везде рядом с обжитыми местами, но в большинстве случаев, сначала эти места вовсе такими не были.

- Могу я найти информацию об этих замках, расположенных в иных мирах?

- Да. Поройтесь в информационной сети, кое-что найдете. Только очень скудно. Местные правители считают Черных Баронов покровителями своего рода. В некотором роде это так и есть, потому что, если там вдруг начнет происходить нечто эпохально неприятное, то мне придется бросить все дела и бежать разбираться с безобразиями. Про Черного Барона упоминания вряд ли найдете и сами постарайтесь никогда не упоминать. Откуда взялось это дурацкое не то имя, не то титул - теперь разве только Богиня может сказать или Ленард, если захотят. Местные правители про эти свои достопримечательности информацию предпочитают по возможности закрывать, но Замки вовсе не невидимы и как я говорил, регулярно становятся объектом приложения сил для разных магов различной степени ума и квалификации.

- Все поняла, милорд, мне нужно время подумать.

- Разумеется, - поднялся, - кстати, если насчет Замка Вы возьмете свое обещание назад, совершенно не обижусь. Это обещание могу Вам хоть сейчас вернуть, чтобы Вам легче думалось. Сеть моих Замков и так достаточно обширна, не настолько уж сильно заинтересован в ее расширении. Как Вы могли заметить, легко могу дотянуться до двух ближайших, а на самом деле - до любого из них.

Через пять минут в апартаментах меня как обычно встретила Аньет.

- Чего изволите, милорд? - она вид имела робкий, но ее видом совершенно не обманывался, не та это девушка, чтобы чего-то бояться. Ясен пень, что в настоящий момент для нее самым умным будет прикинуться робкой овечкой, что она и сделала. Наверняка, даже думает, что это она меня и не обманывает, а действительно робеет.

- А фиг его знает, - плюхнулся на диван, - предупредите эту свою так называемую административную группу, что вечером не больше одного приема и не более двух часов, а то начну кусаться, нет, не кусаться, сбегу от вас на фиг.

- А до обеда, милорд?

- Аньет, это исключено, не пойду, отказываюсь категорически.

- Милорд, может не все так страшно? - она посмотрела на меня просительно, - я, милорд, сейчас в очень дурацком и двусмысленном положении, несмотря на то, что мне очень многие сильно завидуют. Если Вы будете избегать знакомиться с потенциальными избранницами, все будут думать, что это бессовестно пользуюсь служебным положением, и приложила к этому руку, а Королева мне в этом покровительствует, тоже пользуясь служебным положением. Ваша вчерашняя надо мной экзекуция в подробностях, конечно, никому не известна. Никто не знает, что и как произошло со мной. Зато очень многим известно, что и как произошло с семеркой охраны.

- Аньет, это ваши проблемы. Не исключаю того, что совсем откажусь от участия в этих всех смотринах. Есть в этом что-то глубоко неправильное. Уже заразился некоторыми понятиями Королевства. Когда куча девиц пялится на меня самым неприличным образом они ставят и себя и меня в дурацкое совершенно положение, ненормально это и даже несколько оскорбительно не только для меня, но и для всех.

- Милорд, готовится некое решение по этому поводу. Пока не решено только в каком виде и как оно будет оформлено. Только час назад неофициально уже всех предупредили, что рассматривание Вашей ауры без Вашего разрешения будет приравниваться к оскорблению принца, если об этом станет известно. Сложность в том, что закреплять это в виде указа, признано неверным. А узнать о таком оскорблении можно только от Вас. Что-нибудь придумают все же по этому поводу. Простите Вы нас всех, подождите только немного, урегулируем мы этот вопрос.

- Тут мне рассказали, - мне пришла в голову мысль, которая мне понравилась, - что подготовка семерок телохранителей, это важнейшая индустрия Королевства, не так ли?

- Совершенно верно.

- Отлично. При других обстоятельствах посчитал бы неуместным и нетактичным в массовом порядке бить девушек по лицу и другим частям тела, ломать им конечности, но телохранители, профессионализм которых важен для Королевства - это же другое дело. Прекрасно, слушай мое решение. Приемы эти дурацкие - на фиг. Окончательно и бесповоротно. Вместо них - занятия всех видов по единоборствам, спарринги со мной, спарринги между собой и так далее. Лучше там буду девушек смотреть. Это, конечно, сильно сужает область поиска избранницы, зато ничего оскорбительного или неловкого не будет для всех. А девица, которая будет на меня пялиться нескромно, моей же рукой или ногой также нескромно получит между своих похотливых глазок. Я понятно изложил?

- Так точно, милорд. Разрешите мне сходить в административную группу?

- Вперед.

Через минут тридцать местный домовой сказал, что Аньет ожидает меня в гостиной, если будет угодно, она доложит об исполнении поручения немедленно. Вышел в гостиную. Там слонялась Аньет в ожидании моего ответа. Или, может быть, приглашения в спальню?

- Милорд, все устроено, - ее глаза блестели в некотором даже ажиотаже, - Точнее подготовка началась. Ваше решение вызвало нешуточный переполох. Вы не представляете себе, какие баталии уже развернулись по поводу отбора претенденток. Это Вам только кажется, что круг претенденток сузился. Совсем наоборот, он стал потенциально просто огромным. Многие девушки, которые не имели никаких шансов быть приглашены, сейчас вдруг попадают в круг первых кандидатов.

- Не спрашиваю даже, Аньет, по какому принципу велся отбор раньше, незачем мне это. Но в чем проблема сейчас? Почему баталии?

- Так ведь семерки комплектуются по принципам взаимного дополнения. Поскольку они в основном предназначены для внешнего найма, то, как правило, из незамужних, есть и исключения, конечно, потому что кое-кто находит себе мужей. С этим проблем почти нет. Но возраст, это проблема. Считается, что в семерке должны быть специалисты с разным опытом и возрастом. Уровень подготовки - вторая проблема. Отобрать лучших телохранителей определенного возраста - это только звучит просто, а отбирать решили только лучших. Я думаю, для Вас, милорд, не секрет, что лучший телохранитель и лучший костолом - это совсем не одно и то же. В общем, милорд сегодня после обеда - все незамужние телохранители возрастом от 18 до 28 лет из дворцовой охраны, министерства безопасности. Должна сказать, их будет не очень много, так как возраст этот считается несколько ранним. Дальнейший подбор будет вестись в основном из специальных центров обучения, их у нас очень много, сотни. Не буду описывать все, что там заварилось, но Вы всех поставили на уши, от принципа семерок решили отказаться, точнее, составить временные, что вообще-то здорово снижает уровень команды.

- Ладно, Аньет, хватит про это. Посмотрим, что получится из моей затеи, на тех, кого вы там отберете и насколько они хороши, а там видно будет. Не выйдет с этой затеей, может быть, еще что-нибудь придумаю. Кто его знает, в конце концов, как нужно правильно организовать процесс? Может быть, я вообще попросту должен попросить Ленард отобрать избранницу и все, а не мучить несчастных девушек. С ее то способностями к обработке информации эта задача ей вполне по силам.

- У Вас есть такие средства, чтобы заплатить Ленард? - она сделала круглые глаза, - а, понимаю, Вы же вроде бы ее представитель, миссия Ваша успешно продвигается, так что Вам по силам решить этот вопрос.

- Ты что же думаешь, Ленард нужна эта дурацкая плата за ее спецуслуги? Она установлена огромной, чтобы разные придурки не беспокоили по пустякам, а обращались только с действительно важными вопросами.

- Милорд, так ведь правильно, Вам действительно надо обратиться к Ленард, это же самый лучший вариант. Ее выбор никто не оспорит.

- Аньет, - посмотрел на нее, как на идиотку, - ты, что же предполагаешь, что мой выбор кто-то будет оспаривать?

- Извините, милорд, - она явно струсила.

- С тем же успехом Королевству следовало бы вообще обойтись без меня. А при выборе очередной Королевы просто отвалить соответствующую сумму Ленард и все - новая Королева, выбор никто не оспорит. Между прочим, это было бы намного умнее, чем так, как это делалось здесь раньше. Тем не менее, это только выглядит логичным. На самом деле Королевство должно само определять свою судьбу. Ты мне возразишь, что теперь я ее буду определять. Только лишь до некоторой степени, в качестве руки или знака судьбы. Мне ведь добровольно вручили кое-какие полномочия, никого не принуждал. Вы их вручили добровольно по причине того, что созрели для такого решения. Вот ты меня до некоторой степени обманом затащила в кровать. Не оправдывайся, по большому счету, тебе не за что оправдываться, так как в таких делах на самом деле в иных мирах все всегда и происходит обоюдным образом. Только у вас здесь произошел некоторый перекос по известным обстоятельствам. Дело в том, что ты решила взять если не судьбу Королевства, так собственную, в свои руки, то есть твоими руками и Королевство до некоторой степени стремится определить свою судьбу. Я только сделал вид, что обиделся, на самом деле, жду знака, если не судьбы, так собственной интуиции, которая у меня, пожалуй, самая сильная сторона Дара. Насчет тебя она молчит, может быть пока. Понятно?

- Так точно, милорд. Все поняла. Если Ваша интуиция молчит, и Вы не обиделись, может, Вы меня пока того... Я буду послушной девушкой, обещаю полностью выполнять Ваши указания.

- Сейчас, что ли? - рассмеялся, - а про оскорбление принца ты не забыла?

- А я не буду ауру рассматривать, - парировала она.

- Больше любовную магию применять не буду, это было с моей стороны весьма идиотской выходкой, впрочем, не жалею. Все выходки потом выглядят по-идиотски, но совершать их приятно, они делают жизнь интереснее.

- Милорд, я не буду ауру рассматривать, готова и так, тем более, вижу, у Вас что-то оттопыривается.

- Так ты, оказывается, по вашим же понятиям извращенка.

- Может я и извращенка, милорд, но пока об этом не знаю. Хочу этого по другой серьезной причине. Что-то такое чувствую и без этого всего. Хочется проверить, это может быть очень важным.

Интуиция молчала, а вот здравый смысл и опыт предков отчетливо и без всяких криков и ажитации подсказывали каким местом надо думать в первую очередь. Даже если она и не врет откровенно, это вовсе не означает, что она не обманывает сама себя, результат то все равно по ее понятиям в нужную сторону. Даже, если она абсолютно правдива, то и это ровным счетом никаким образом не меняет диспозицию.

- Аньет, думаю я не тем местом, которое оттопыривается. А то место, которое как раз думает, утверждает, что это абсолютно неважно. Вот если бы вы, Аньет, почувствовали что-то такое к мужчине, ауру которого и не думали смотреть, вот тогда бы это имело действительно большое значение, даже эпохальное.

- Ну вот, милорд, - она надулась, - опять Вы со мной на вы.

- Вот что, адъютант, - голос мой посуровел, стал приказным, - распорядитесь насчет обеда, пообедать желаю в одиночестве и вдумчиво, без всякой компании и без всяких разговоров, до обеда не беспокоить. Обед пусть будет достаточно легким, но против каких-нибудь изысков при этом я бы не возражал. Мне предстоит после обеда серьезное мероприятие, хочу набраться сил и морально подготовиться. Выполняйте.

Через полчаса после завершения обеда уже известная мне четверка телохранителей повела меня в большой тренировочный зал дворца. Хотел было спросить, почему сопровождает четверка, а не семерка, но передумал. И так ясно, что тройку наверняка замужних из этой семерки оставили для обеспечения охраны апартаментов.

Мероприятие это прошло интересно и с огоньком. Правила их спаррингов между собой были разные. Мне старались показать максимальное количество видов поединков. Сам участвовал на прежних условиях.

Разумеется, для спаррингов выбрал в первую очередь любительниц нескромно посмотреть. Этих не жалел. Возможно, не все из них были очень наглые, некоторые, возможно, таким образом хотели обратить на себя внимание. Сути дела это не меняет. По их же понятиям они мне как бы нагло лезут в штаны. Девушки они совсем не беззащитные, им положено уметь за себя постоять, так что пусть не обижаются. Добрым быть хорошо, а вот добреньким быть нельзя. Когда первых шестерых унесли по реаниматорам или к целительницам (кто их знает?), все же решил остальным кое-что объяснить.

- Надеюсь, мне не надо никому объяснять, - подпустил металла в голос, включил матушкины умения для того, чтобы их пробрало, - почему для первого спарринга выбрал именно их и почему я с ними так жестко? Мне надоели блудливые взгляды. Надоели до крайности. Вы вроде бы все - телохранители? Вы что и, охраняя объект, будете блудливыми глазками бегать?

Вовсе не забыл о том факте, что это наше мероприятие почти наверняка транслировалось многим заинтересованным лицам. Так получилось, что это мое короткое заявление стало первым официальным выступлением для широких масс в Королевстве. Пропагандистская машина Королевства сориентировалась очень быстро. Уже на следующий день, сделанная про меня часовая передача, где этим спаррингам и этому выступлению отводилась почетная роль гвоздя программы, была информационными агентствами доведена до самой широкой публики. Что характерно, даже до выхода этой передачи нескромность к моей персоне как обрезало. Все-таки недопонимал раньше их менталитет. Матриархата у них, конечно, нет. Но согласно их семейному укладу и традициям, все равно женщина на своего подходящего избранника смотрит как на племенного производителя, которого надо просто немедленно, не слушая его мычания, загнать в стойло, а уж потом проявлять к нему тактичность, внимательность и все, что положено по списку. Впрочем, до некоторой степени и в другом виде в других мирах так же. Общественное мнение тут же безоговорочно встало на мою сторону, мой поступок был совершенно обоснованным по их же традициям.

Вечером Королева зазвала на ужин. Кроме меня на ужин не был приглашен никто, хотя ни о какой интимности речи, разумеется, не было.

- Ну вы, Карстен и выдали, - она смотрела на меня весело, - вы одним махом решили для нас нешуточную головоломку, теперь мы запросто всех обработаем так, что никто и не подумает возражать или хихикать. Без всякого указа мы доведем до всех в Королевстве, что означает оскорбление принца, при этом без всяких скабрезностей и без открытия в информационную сеть некоторых аспектов жизни Королевства, которые ни к чему знать в других мирах. Просто замечательно. Примите мои поздравления.

- Ну что вы, Лоиса, - не очень засмущался, но лесть кому угодно приятна, - удачный экспромт, постепенно начинаю привыкать к менталитету девушек Королевства и начинаю все более вести себя соответственно.

- Скажите, Карстен, - голос ее посерьезнел, - а во что конкретно в этих ваших замках утилизируется грязная энергия?

- И врать не хочется, и правду говорить не хочется, - слегка озадачился, - с другой стороны, я вам и так уже много всего рассказал, до правильных выводов рукой подать, а в Королевстве к тому же очень уж много очень серьезных магов. Все-таки скажу, если вы пообещаете абсолютную конфиденциальность информации. Пожалуй, вы должны знать, с чем имеете дело.

- Я вам обещаю, Карстен. Чем поклясться? Ритуал крови?

- Нет, этого не надо. Вашего обещания достаточно. Ритуал крови не такая уж хорошая и надежная вещь, как это принято считать. Простое обещание, данное по этому поводу, куда как опасно будет нарушить, серьезные очень гаранты его, и вы сейчас поймете почему. И чистая и грязная магическая энергия утилизируется, а точнее перерабатывается в Камни Титула и Камни Эквивалента.

- Карстен, - она выпучила глаза от волнения, - так значит вы, вы...

- Не делайте преждевременных выводов, я вовсе не то, что вы могли подумать. Первоначально они производились исключительно в замке Ренгальт, но с тех пор потребность в них сильно возросла, а затраты только увеличивались, потому что вытягивать энергию приходилось все более и более издалека. Один из моих далеких предков Черных Баронов смог, так получилось, также их изготавливать.

- Фальшивомонетчик? - Лоиса оправиться от удивления никак не могла.

- Да нет, вполне себе настоящие Камни. Разве кто-то имеет официальное разрешение на их производство и запуск в оборот? Монополия поддерживается только из-за их, якобы, невоспроизводимости. Они пригодились и используются в достаточно утилитарных целях, придуманных в свое время Богиней, что ни для кого не секрет, но никто не догадывается, что в противном случае просто бы сваливались в кучу до лучших времен, которые никогда бы не наступили.

- И что с вашим предком?

- А с ним все получилось нормально. С тех давних пор дружим семьями. Мы изрядно помогаем им, они помогают при необходимости нам. В замке Ренгальт Камни больше практически не производятся - слишком там стерильные сейчас окрестности. Зато они производятся попутно между решением иных задач в моих родовых замках. Я так сказать распорядитель до некоторой степени фабрики по их производству. Не делайте неправильных выводов, мне на эти Камни практически наплевать, их сейчас производится намного больше, чем нужно и можно пускать в оборот. Их настоящая ценность не в том, что считается общепринятым, а именно в том, что их можно произвести и свалить в кучу, очищая всеобщее пространство. При необходимости, конечно, можно рассматривать их как энергетические консервы, но куда реально можно для пользы приложить такую прорву энергии? Полагаю, когда у нас где-нибудь в окрестностях появится Демиург, возможно, он сможет за счет этой кучи создать какую-нибудь новую вселенную. Но Демиурга пока не наблюдается. Оборотом Камней Эквивалента и Титула тоже не занимаюсь. Зачем мне такое количество денег? Куда их дену? Зачем мне сдались титульные маги или слежка за ними? Сам-то я маг стихийный, как и вы все в Королевстве.

- Карстен, зачем вы это все мне рассказали? - она отчего-то погрустнела, знания эти могут быть опасны и к тому же почему-то навевают на меня печаль.

- Вот именно. Поэтому, передавая своей преемнице знания о замке, не рассказывайте лучше всего этого. Сосредоточьтесь на практических аспектах его эксплуатации и использования: вызвать нового принца Королевства, обратиться к Ленард, обратиться за помощью в случае угрозы глобальной катастрофы и так далее. Например, замки пассивно сканируют окрестности на весьма большое расстояние и немедленно сигнализируют Богине о появлении очередного сбрендившего мага не по мифической ауре зла, а по выбросам грязной энергии, ликвидатор немедленно прибудет. Я ликвидаторством тоже занимаюсь регулярно, когда попросят. Не исключено, что когда-нибудь и из Королевства кого-нибудь попросят заняться ликвидаторством, но только на добровольной основе и исключительно в частном порядке. Оставлю вам здесь в своих апартаментах один булыжник, здоровый такой Камень Титула, но только он будет играть не титульную роль, а роль устройства связи для вас с моим замком. Впрочем, и Титула тоже - следующего за мной принца Королевства можно будет опознать по его свечению, а не предыдущим несколько неприличным способом. Его размер, вообще то, не имеет никакого значения, но для наведения, так сказать, трепета на далеких потомков и для создания крутого имиджа Королевству, подберу булыжник побольше, таскать его на себе никто из принцев и не подумает, для магии он им будет совершенно не нужен, пусть и лежит здесь.

- Карстен, я согласна с идеей насчет замка. Завтра, возможно, я сообщу первые варианты по этому поводу.

Как ни странно, место для строительства замка мне выделили довольно неподалеку от столицы. Королеве было только неудобно мне сообщать, что на том месте сменилось много поколений различных свалок и имелись по этой же причине исторически довольно пустые окрестности. Нет, мусора в настоящий момент как такового там и следа не осталось. Сменилось огромное количество с тех пор поколений методов утилизации, как промышленных, так и магических. Регулярно эта свалка очищалась практически подчистую. Незадолго до моего прибытия готовилась очередная бригада магов Королевства для извлечения глубоко закопанных в свое время и недоутилизированных саркофагов, набитых всякой гадостью.

Заверил Королеву, что это более чем подходит и возведение замка на этом месте меня не обидит, тем более, что одной из функций замка утилизация как раз и была. Саркофаги эти, набитые всякой гадостью, вполне годились в качестве стройматериалов ничуть не хуже других. Бригада магов-утилизаторов эта мне была не нужна. Зато выделили бригаду архитекторов, в том числе ландшафтных и бригаду ландшафтных магов.

Работа закипела и заняла для архитекторов - три недели, для меня - три месяца, а для ландшафтных магов - полгода, они встраивали замок в окрестности, обеспечивая оформление окружения замка, обернулись они так быстро потому, что замок снабжал их энергией в неограниченном количестве. Все получалось весьма мило и стильно.

Практически забросил на эти свои три месяца мордобойные занятия по отбору претенденток, точнее, перешел на двухразовый в неделю режим. После того, как меня перестали так уж откровенно рассматривать, совершенно остыл от мысли бить девушкам по лицу, в спаррингах участвовал редко и без крайностей, но в качестве инструктора, зрителя, демонстратора и критика выступал охотно. Это стало тем более интересно, что на эти мероприятия присылали уже полноценные семерки, а подходящих к отбору девушек просто ненавязчиво для меня помечали. Как ни странно, эти занятия стали котироваться высоко как курсы стажировки именно среди серьезных профессионалок. По мотивам этих занятий изготовили немало учебных пособий для подготовки.

Аньет вела себя в основном по-деловому. Иногда, впрочем, пыталась как-то сократить дистанцию, но тогда начинал ее откровенно строить. Уже начал помаленьку чувствовать дискомфорт. Особенных причин ломаться не было, вполне можно и поразвлечься с ней по обоюдному согласию. Удерживался уже с некоторым трудом, чтобы не ей дать команду запрыгнуть в постель.

Строительство замка подходило к концу, когда на очередном тренинге заметил девушку, слегка выделяющуюся на фоне других. Симпатичная (впрочем, где их найдешь несимпатичных, если любая дурнушка может вылепить себе почти любое лицо?), очень стройная, даже тонкая, явно молодая, соответствующим образом как претендентка помеченная.

Следует заметить, что если бы претенденток не метили, догадаться об их возрасте я смог бы лишь двумя способами - грубо залезть им в мозги, что совершенно нетактично и для меня лично неприемлемо, либо запросить Ленард, что просто чудовищно. Помечали их всех просто - номером. По этому номеру мой процессор выдавал мне либо короткое сообщение, что она не подходит по какой-то причине, либо по пригодным кандидатурам справки можно было заказать процессору разной степени глубины и детальности.

Вначале обратил внимание на ее манеру двигаться и вести единоборства, весьма своеобразную, а потом заинтересовался справкой о ней. Согласно справке ей было всего восемнадцать лет, что по меркам Королевства - практически подросток. Самое же интересное, что она не была никаким телохранителем. Она только неделю назад закончила один из местных колледжей. Ну, там занималась много всяким разным, баллы в колледже, которые мало, о чем говорили, так как просить процессор дать справку о системе оценок в местных колледжах я посчитал излишним.

В спаррингах она двигалась вполне шустро и легко, но явно не имела склонности к мордобою, уклонялась и не наносила никаких ответных ударов, что извращение просто для телохранителя. Вот это то отсутствие склонности к членовредительству и заинтересовало меня. Очень хорошо уж помнил Ларнию, которая как раз этим отличалась. Сам в последнее время чересчур уж увлекся этим. С другой стороны, девочка-одуванчик вряд ли бы меня заинтересовала. Хотя, кто его знает?

Смотрел на нее и никак не мог понять - интуиция мне подсказывала что-то невнятное, а я привык к более точным ее формулировкам. Постарался не подать вида ни о чем. Аньет дал команду через процессор обеспечить в приватном порядке разговор с этой девушкой Тонизой Ледис и с командиром ее семерки Дофрой Клондер.

Через двадцать минут после завершения тренинга меня из душа позвали через домового в гостиную. Там находилась с весьма изрядно напуганными лицами Аньет, Тониза, Дофра и что странно - Королева также с несколько встревоженным лицом. Причина испуга вроде бы понятна - кто-то смухлевал. Все равно непонятно, почему испугались так сильно?

- Милорд, - обратилась Королева, - Вы не возражаете против моего присутствия?

- Конечно же, нет, Ваше величество, - они смотрели и ждали моих дальнейших слов, продолжил, - отчего такой испуг у девушек?

- Мы боимся, милорд, - Аньет облизала свои якобы пересохшие губы, - мы вроде, как бы Вас обманули.

- Вроде бы? - постарался придать голосу ласковость, - и кто мы?

- Ну, мы трое, получается, еще кое-кто, можно я не буду называть всех? - лицо Аньет выражало некоторую обреченность даже.

- А зачем было это делать? - говорил мягко, но ласковость из голоса убрал, включил умения по управлению голосом пока несильно, - если так уж хотели отправить вот эту конкретную девушку (кивнул на Тонизу) на просмотр, отчего было не сказать об этом? Есть ли еще что-то, что я должен узнать о ней, чего нет в справке или то, на что мог бы не обратить внимание?

- Есть, милорд, - Аньет откровенно трусила, - очень своеобразный Дар, вроде бы и не из самых мощных, но с потрясающей способностью нейтрализации магических воздействий, в том числе и очень сильных, не отражения, не поглощения, что не редкость, а именно нейтрализации - редкость необыкновенная. В точности так, как это делаете Вы, милорд, на тренингах. Специально проверили на тех, кто имел возможность наблюдать за Вами.

- Не на все вы вопросы ответили, Аньет, - добавил чуть-чуть суровости в голосе, - продолжайте, что вы замолчали?

- Боимся именно потому, что не согласовали с Вами, милорд, и не поставили в известность Королеву.

- Аньет, - опять слегка изменил тембровую окраску голоса, добавил металла, - продолжайте, отчего я должен вытягивать из вас информацию? Раз уж вы ее привели, значит, надеялись, что ее как-то замечу, и, значит, для вас этот разговор вовсе не должен был стать неожиданностью, должны были как-то давно подготовиться.

- Готовились, - она была сама растерянность, - но страшно потому, что мы не знаем, по какой причине Вы ее выделили, в этом все дело. Не пытались согласовать по причине того, что рассчитывали на то ...

- Ваше величество, - обратился к Королеве совершенно спокойным голосом, - Вы что-нибудь понимаете? Детский сад какой-то. Ваша дочь решила вернуться в детство?

- Милорд, - лицо Королевы несколько прояснилось, - я вначале была очень сильно озадачена и встревожена, так как сама ничего не понимала. Теперь же мне становится все предельно ясно, так как немного знаю свою дочь. Госпожу Клондер тоже знаю. С девочкой пока не знакомы. К тому же Вы, шалун все-таки, милорд. Я слышала про это Ваше умение голосом играть, но на практике столкнулась раньше только при нашей первой встрече, но Вы тогда это делали совсем чуть-чуть и старались нас всех скорее успокоить. А сейчас, хотя Вы обращались не ко мне, я сама чуть в детство не впала.

- Ваше величество, - говорил ровным голосом, - они были испуганы до начала разговора, а не в результате моих слов.

- Да, испуганы, - парировала Королева, - страшно ведь, откровенную глупость учудили. Ответьте лучше, милорд, девочка Вам понравилась или Вы ее решили за компанию попугать?

- Девочка неплоха, что-то в ней есть. Дар ее меня как таковой мало интересует. Точнее он меня интересует лишь только как часть ее самой. Я оцениваю людей своим собственным способом. Молода она только пока очень. Разумеется, этот недостаток быстро проходит, но ведь избранница вроде как должна стать Королевой, а вот для этой цели она пока совсем не подходит. Точно, именно в этом все и дело. Она достаточно взрослая для того, чтобы стать женой, но недостаточно взрослая, чтобы стать Королевой. Милое дитя, скажи мне, пожалуйста, ты то, что думаешь по этому поводу? Мы ведь о тебе говорим, тебя это тоже касается.

- Милорд, - девочка вроде немного успокоилась, замолчала, ее никто не перебивал, - я думала, что если у меня получится понравиться Вам, то это будет просто здорово. Кто же не мечтает стать Королевой? Сейчас же думаю, что это с моей стороны было несколько самонадеянно, и я относилась к этому слишком легкомысленно. Согласна на все, милорд, но уже совершенно не уверена, что сумею быть настоящей Королевой.

Все замолчали. Никто пока не хотел ни о чем говорить. В том числе и я. Мне надо было немного подумать.

- Милорд, - прервала молчание Королева, - может, пойдем, полакомимся десертами? Как раз перед вызовом сюда меня известили об их готовности. Поговорим вдвоем о том, о сем? Госпожу Клондер, думаю, можно отпустить. Не сомневаюсь, что она никому ничего никогда не расскажет из нашего разговора. А Аньет и Тониза пусть пока здесь побудут, разумеется, это же касается в полном объеме и их.

- Согласен, Ваше величество.

Через четыре минуты мы уже сидели рядом с десертами, но начать их поедать пока не торопились.

- Карстен, - начала Лоиса, - в чем вы усматриваете такую уж большую проблему, если вам девочка понравилась?

- Девочка мне действительно понравилась. А вот проблема нешуточная и не у меня, а у Королевства. Представьте себе, женюсь на девочке. Она Королевой пока быть не готова. Не страшно, будет Королева-Мать, которая поможет и подстрахует. У девочки, допустим, через год появляется дочка. Она в девятнадцать лет становится Королевой-Матерью, дочка - Королевой. Вы уходите на покой с почетным титулом. Дальше продолжать или Вы уже сами все поняли?

- Но могут быть ведь и варианты. Например, девочка рождается лет через десять. Все тогда вполне образуется.

- Это возможно. Только тогда вы меня и увидите лет через десять. Не могу в Королевстве столько пребывать. У меня здесь не будет, чем заняться. Эти тренинги всякие совсем не те занятия, которыми хочу заниматься десять лет. Они мне уже наскучили и уже кажутся неуместными.

- А чем вы хотите заниматься? Карстен, мы создадим все условия, приложим все силы.

- Лоиса, не найдете вы мне здесь занятия по душе. Поверьте, я знаю, о чем говорю.

- Но если вы пропадете на десять лет, то, что будет с девочкой? Вы о ней подумали и о нас всех? Можно пойти на компромисс, вы появляетесь раз в год дней на двадцать.

- Боюсь, - я рассмеялся несколько горько, - это вы, Лоиса, не понимаете, что будет с девочкой, если я буду появляться раз в год дней на двадцать, Так будет еще хуже и еще более жестоко.

- Почему? - Королева искренне удивилась.

- Лоиса, это несколько деликатный вопрос. Возможно, я все-таки на него отвечу, но прежде все-таки хотел услышать вас о том, что вам стало ясным по поводу Аньет.

- Госпожа Клондер - ранее была нянькой, гувернанткой и так далее и многое другое у Аньет с самого ее рождения и до совершеннолетия. Ее роль в этой истории вам понятна?

- Вполне.

- Как уж откопали некий талант у девочки, я не знаю пока в подробностях. Предположить нетрудно. Центр Изучения и Анализа у нас отвечает за это направление деятельности. Ваши некоторые таланты, которые были вами наглядно продемонстрированы, все были занесены в число приоритетных для анализа и поиска. Когда было выявлено совпадение - почти наверняка один из докладов попал в административную группу, которая закреплена за вами. Далее, думаю, все ясно.

- Нет, пока не ясно. Выявили, стало известно Аньет. Дальше что?

- Ну что же вы такой толстокожий, Карстен? Непохоже на вас как-то. Все просто. Аньет влюблена в вас без памяти, до неприличия совсем, у нас это как-то даже необычно, хотя любовные романы иных миров пользуются немалой популярностью. Мне она рассказала как-то, что понимает - шансов нет, нет знака судьбы, про который вы ей что-то там говорили. Вот в этом-то совпадении редкого таланта Тонизы и одного из ваших она и увидела знак судьбы. Объяснять дальше или все-таки уже все понятно?

- Понятно, что, возможно, это действительно был знак судьбы. Непонятно только, что с этим знаком делать, чтобы удача не отвернулась за дурацкое использование ее знаков?

- Вот именно. Так вы ответите на тот вопрос, Карстен, ответ на который назвали слишком деликатным?

- Полагаю, что теперь на этот вопрос и вы ответите без труда, если хорошенько подумаете над тем, что мне только что рассказали, хотя конечно прямой аналогии тут нет. Девочка ведь не кукла. Если она станет моей женой, я буду и обращаться с ней соответствующим образом во всех смыслах. Ее ведь нельзя будет поставить на полку после игр, а потом опять достать с этой полки и так много раз. Это же в немалой степени относится и ко мне самому.

- Полагаю, что вы, Карстен, все-таки драматизируете ситуацию, - она улыбнулась, - да предложи вы такой вариант Аньет, то не было бы счастливее человека!

- Лоиса, - тяжко вздохнул, - насчет Аньет вы может и правы, а вот с девочкой может получиться несколько не так, она ведь практически подросток. Да и про меня вы несколько забыли, у меня могут быть уже вполне личные интересы и взгляды относительно своей жены.

- Ну, так что, Карстен, мы что-нибудь решаем?

- Хорошо. На протяжении десяти лет буду время от времени появляться, но без всякого графика и не на терминале прибытия, а сразу в апартаментах. Встречать и провожать меня не надо с особой торжественностью, давайте по-деловому так, тем более надо будет вам распорядиться, чтобы все регистрационные дела были в отношении меня отменены. А вы, Лоиса, разумеется, займитесь дальнейшим образованием девочки, полагаю, вам лучше всех известно, что для этого потребуется, но магия, поверьте, для Королевы должна быть вовсе не на первом месте, так, в качестве хобби, может быть.

- Как мы все это обставим?

- Без изысков особенных, объявим по-деловому. Хотя у меня появилась некая идейка.

- Я некоторых ваших идей побаиваюсь, Карстен.

- В самом деле, Лоиса, неужели Аньет не заслуживает от меня прощального подарка? Ведь ей не следует быть больше моим адъютантом, я ее увольняю с этой должности.

- Карстен, неужели вы хотите подарить ей сына? - мамаша Аньет явно заволновалась.

- Не своего, предпочитаю, чтобы мои дети имели мой официальный родовой статус, - недоумение Лоисы было явным, я поднял глаза к потолку, - Ленард, зову тебя, ты мне нужна для очень важного и нужного дела.

Ленард, разумеется, появилась, причем немедленно. Не удивлюсь, если она уже давно околачивалась поблизости и непосредственно подслушивала. Один из стоявших около стены стульев прыгнул к столу, на него она и уселась. Удивился, такой трюк был совсем не в ее стиле.

- Карстен, - заявила она несколько капризно, - надеюсь, ты позвал меня для серьезного дела? Я, знаешь ли, занята.

- Не капризничай, я тут достраиваю для тебя неподалеку уютненький такой домик, а ты не хочешь оказать мне некоторое содействие.

- Ты его для себя выстроил, скорее, а не для меня.

- Нет, знаешь ли, для меня апартаменты будут персональные здесь, во дворце, а в том домике в основном будешь ты околачиваться, пусть и не в телесном виде.

- Хорошо. Говори.

Наш разговор Лоиса слушала в состоянии некоторого обалдения.

- Тебе ведь не надо объяснять, кто такая Аньет? - продолжил я, - хочу, чтобы ты нашла ей пару.

- Я знала, что ты это попросишь, давно уже подобрала - Говард Хорст, архитектор, Вендия, двадцать пять лет, холост. Это все?

- Большое спасибо.

Лоиса выпала в полный осадок.

- Королева, надеюсь, вы понимаете, что я не собираюсь только тем и заниматься, что подбирать пары в вашем королевстве? Впрочем, иногда под настроение, может быть. - Ленард растаяла.

- Ну, вот. Теперь можно идти объявлять решение.

- Ты знаешь, Карстен, - Лоиса была в изрядном ступоре, - если расскажу об этом кому-нибудь, то не исключено, что у нас в Королевстве появятся таки религиозные культы Ленард, она ведь не сказала, что за обычную плату, а сказала, что иногда, под настроение...

Когда мы зашли в мои апартаменты, то увидели мы, что лица девушек были слегка припухшими. Значит, всплакнули немного. Ох, и не нравятся мне женские слезы! Эмоции разные мне нравятся, но страсти всякие такие? Как я их не люблю! И предки мои все как один не любили.

Оценив ситуацию, Королева выдвинула предложение: "Милорд, давайте, Вы поговорите с Тонизой, а мы поговорим у меня с Аньет". Я благодарно кивнул. Еще бы, один изрядный камень из двух с души временно свалился. Они ушли. Присел напротив Тонизы, откинувшись в кресле. Задумался. Она сидела, выпрямившись, почти на краю кресла и уже спокойно почти смотрела на меня. Руки положила себе на колени. Колени сжаты. Голова поднята. Далеко не расслабленная поза, наоборот, поза напряженного ожидания.

Проблема у меня с ней нешуточная. Дело в том, что некоторое томление духа, связанное с ней испытывал, но вовсе не от любви. Любви как раз пока не наблюдалось. Вспомнил, что интуиция говорила мне вначале по отношению к ней нечто невнятное, затем вполне внятное, но вовсе без всякой ажитации как обычно, а спокойно так. Что бы это значило все?

Всем моим предкам ужасно не нравился официоз, связанный с подобными моментами. Мне совершенно не хотелось никакой торжественности. Меня в душе корежило и передергивало от этого.

- Королевой быть хочешь? - все-таки решил начать с чего-то разговор.

- Милорд..., - она замолчала, несколько сжалась и втянула голову в плечи, продолжила все-таки, - я уже отвечала на этот вопрос.

Все-таки не понимаю. Отчего она так трусит? Что такого особенно страшного я сделал в Королевстве? Неужели она думает, что и наедине люблю общаться с девушками исключительно через мордобой? Садистом она меня считает, что ли? Кстати, не исключено.

- Когда? - решил задать следующий вопрос.

- Милорд..., - она уже совершенно не скрывала испуга, - что когда?

- Когда ты хочешь стать Королевой?

- Милорд, - ее слегка заело с началом каждого ответа, что меня уже несколько начало даже раздражать, - это только Вы можете сказать, как Вам будет угодно.

- Тониза, - решил, что пора прекращать разговор в таком ненормальном ключе, - со мной лучше говори на "ты", и не называй милордом, мне уже изрядно надоело, что ты все свои фразы начинаешь с этого слова. Меня зовут Карстен, мне мое имя нравится, так меня и называй, можешь и при других так меня называть, не обижусь. А теперь все-таки скажи мне толком, отчего ты так откровенно трусишь? Ты что, такая пугливая? Может быть, ты думаешь, что я тебя тут бить буду? И сядь поудобнее, откинься на спинку.

- Так страшно ведь, - она послушно откинулась и заговорила несколько поспокойнее, - что я одна, что ли, боюсь?

- А чего ты боишься, собственно? Кстати, будешь ты Королевой в ближайшее время. Как у вас тут это делается? Я тебя объявляю своей женой.

- Надо объявить это при двух свидетелях и отправить всем участникам, кроме мужа...- тут она изрядно запнулась, - сообщение об этом в Королевскую Регистратуру.

- Вот как? Не знал. А личности свидетелей какое-нибудь значение имеют?

- Огромное. Поскольку они рядом, то Вам следует позвать Королеву и, пожалуй, принцессу.

- Тогда придется подождать. Звать их пока не хочется. Полагаю, пока они сюда сами не придут, звать их не следует. Разве я не сказал, чтобы ты разговаривала со мной на "ты"?

- Карстен, - она выговорила мое имя несколько с усилием, - они могут и через три дня не прийти.

- Ты что, хочешь сказать, что нас уморят тут голодом?

- Я не знаю дворцовых порядков, - она впервые улыбнулась, - не исключено.

- Так все-таки мне непонятно, отчего ты так трусила? Ты и правда думала, что я тебя тут бить буду?

- Нет, - она слегка задумалась, - так я не думала. Хотя, кто тебя знает? Никто не знает, что можно от тебя ожидать. У нас никогда не было столько всяких небылиц про кого-нибудь и столько верящих в эти разные небылицы. А в разговоре ты меня откровенно запугивал. И я до сих пор боюсь. Ну... того самого.

- Ну а чем иным ты предлагаешь заняться? У тебя есть свежие идеи?

- Что скажешь, то и будем делать.

Пока я все-таки раздумывал, чем бы таким оригинальным с ней заняться, все-таки позвал через домового Королеву и Аньет. По-быстрому и по-деловому совершили нехитрую процедуру. Меня, впрочем, тоже заставили связываться по этому поводу через процессор с Королевской Регистратурой, да еще первому. Непорядок это. Не по понятиям. Теперь не отвертеться никак. С Аньет мы не прощались никак. Да и чего прощаться? Я еще никуда не убывал.

Тащить вот так сразу подростка в кровать не решился. Хотя, конечно, может, и зря комплексую? Восемнадцать лет уже. Тут и пятидесятилетние девушки некоторые выглядят похожими цветочками, по виду никак и не отличишь. Выглядят то, выглядят, но не являются ими.

Самое же неприятное противоречие во всем этом было в том, что уже месяца два, как зверски хотел завалить в кровать Аньет и от души над ней надругаться. Я и сейчас зверски хотел секса, но охотнее опять же надругался бы над Аньет. Натуральное свинство. Но вполне объяснимое. Аньет не полюбил, но она стала мне близка. Тонизу еще не только не полюбил, но и близка она мне не была пока.

По этой причине потащил свою жену все-таки не в кровать, а пообедать, а потом на очередную стройку века. Это было тем более обоснованно, что осталось работы дня на три, не больше. Поскольку замок возводил рядом со столицей, и до него рукой подать было - двадцать минут на флаейре, то и добирался я к месту строительства и обратно на флайере без всяких там перемещений - слишком уж экономить время никакого резона не было.

В этот знаменательный для меня день мы также убыли на флайере. Для того чтобы занять время в дороге я задумал решить один организационный вопрос.

- Риана, - обратился к Риане Констлин, командиру приставленной ко мне семерки телохранителей, - скажите, пожалуйста, к вам не поступало никаких указаний относительно моего нового адъютанта? Сами понимаете, по известным причинам я Аньет был вынужден с этой должности уволить, тем более, что в ближайшее время ей будет не до меня.

- Нет, милорд, - она задумалась на минуту, - административная группа сообщает, что Королева готова будет обсудить этот вопрос с Вами в любое время по прибытию.

- Вы знаете, Риана, думаю, что лучшее - враг хорошему, я к вам уже несколько привык. Почему бы вам не стать моим адъютантом? Не очень люблю привыкать к новым людям.

- Милорд, - она засмущалась, - боюсь, это невозможно.

- Отчего же?

- Вы тут у нас еще не знаете некоторых тонкостей, но Адъютант принца - придворная должность, а не дворцовая.

- Ну и в чем разница?

- Разница в том, что это совершенно иной сословный класс.

- А поточнее можно? Не понимаю, у вас что, недостаточное происхождение, что ли? Насколько я знаю, никакого особенного разделения по происхождению в Королевстве нет.

- По происхождению - якобы нет, если не считать таковым наличие присвоенного базового статуса именно по рождению, а по набранным баллам коронной заслуги - есть.

- И что у вас там не в порядке с баллами заслуги?

- С ними все в порядке, они очень высокие для моего возраста, но совсем недостаточно.

- Что-то мне не хочется особенно вникать в эти сложности, в конце концов, Королевством управлять не собираюсь, но своего собственного адъютанта могу себе определить? Не можете ли вы связаться через административную группу с Королевой и попросить от моего имени, чтобы она утрясла вопрос с этими вашими баллами? Тут вот, видите, рядом со мной сидит буквально через десять дней будущая Королева. В честь нашего сегодняшнего бракосочетания этого сделать нельзя? Тониза, ты не возражаешь?

- Нет, Карстен, - Тониза изрядно засмущалась и заволновалась отчего-то, - но сказать тебе об этом Королеве следует самому.

- Милорд, - Риана побледнела, робела почему-то, развернула информационную панель флайера к нам, - сейчас связь будет.

- Милорд, Вы хотели со мной о чем-то поговорить? - сказало нам изображение Королевы.

- Да, Ваше Величество. Я тут предложил капитану Риане Констлин стать моим адъютантом, не хочу привыкать к новым лицам, а она мне говорит, что это невозможно, толкует про какие-то баллы заслуги, которых не хватает. Нельзя ли в честь нашей сегодняшней женитьбы с Тонизой утрясти этот вопрос? Тониза тоже не против.

- Минуточку, милорд, - она некоторое время смотрела куда-то в сторону, я уже несколько был в недоумении, - можете поздравить Риану Констлин с баронским титулом и назначением на первую придворную должность Адъютанта принца. Это все, милорд?

- Большое спасибо, Ваше величество, у меня пока все.

Королева исчезла.

- Риана, вы все слышали, поздравляю, - сделал в ее сторону останавливающий жест, - только благодарить не надо, я все-таки больше о себе беспокоился, чем о ваших баллах каких-то. Можете приступать к своим новым обязанностям.

- Так точно, милорд, - она явно волновалась и была в некоторой ажитации.

Тониза отчего-то засмущалась, посмотрела на Риану с некоторым странным выражением, через несколько секунд вокруг нас с ней повисло легкое голубоватое свечение шумоподавительной завесы. Она придвинулась ко мне поближе, обхватила меня за руку и слегка ко мне наклонилась.

- Карстен, а, правда, что ты мог у себя стать Императором, но отказался?

- Тониза, - все-таки несколько удивился, - не спрашиваю, откуда у тебя такие дурацкие сведения. Я мог бы стать Императором, устроив безвременную смерть своим двум старшим братьям, но от этого и вправду отказался. Тебя с ними как-нибудь при случае познакомлю, и с мамой тоже, и с двумя сестренками. Разве в Королевстве принято убивать своих родственников?

Она покраснела так сильно, что я даже удивился.

- Прости меня, пожалуйста, Карстен. Я сказала такую глупость! Просто ты так легко сделал для Рианы, не представляешь, как много сделал и даже отказался от благодарности. Я так трусила, думала, что Королева рассердится. Поверила, что ты потомственный Император.

- Тониза, тебе придется долго учиться быть Королевой. Советую тебе внимательно присматриваться к Лоисе и многому у нее поучиться. Советую также во всем следовать ее советам. Точнее не так, когда ты не последуешь ее совету и сделаешь лучше, тогда, возможно, ты и станешь настоящей Королевой, только делать так следует лишь тогда, когда будешь точно знать, почему ты так делаешь. На меня сердиться Королеве не за что было. Речь шла о моем адъютанте. Если бы выполнить мою просьбу было решительно невозможно, то она извинилась бы и предложила иные варианты. Относительно благодарности ты также не права. Вовсе не отказался от благодарности Рианы, только дал ей понять, что ее слова по этому поводу мне не нужны, а вот с исполнением обязанностей у нее должен быть полный порядок. Понятно?

- Да, Карстен. Я тебя люблю. Все буду делать, как ты мне говоришь. Поняла, что больше тебя не боюсь и вообще не буду больше ничего бояться.

Онемел. Вот так номер. Пара часов и девушка завоевана. Даже без всякого секса. Одними словами. Впрочем, матушка моя обернулась за десять минут с папочкой и тоже без секса. Интересно, а сама то она его за это время успела полюбить? Я вот пока не успел.

За моими строительными работами Тониза наблюдала с огромным интересом, даже впала в некоторый транс. Мне пришлось ее попросить перестать заниматься активным сканированием и перейти на пассивное, так как она стала мне мешать в достаточно тонкой работе своими распознавательными воздействиями. Замок она разглядывала с огромным интересом. Она, наверное, даже не понимала, что скоро изнутри замок будет закрыт для просмотра на тысячелетия. Она последняя, кто его будет вот так свободно рассматривать изнутри на необозримое количество лет. С вопросами ко мне не лезла. Прервала меня только, когда Риана просигнализировала ей про накрытый ужин. Мы поужинали в походных условиях рядом с флайером. Впрочем, столики и стулья были. После этого продолжил. Скоро настанет время любовных игр и оставлять замок незаконченным очень не хотелось.

Она ходила за мной невдалеке, и не сразу заметил, что она несколько отстала от меня. Потом почувствовал кое-что неладное и мгновенно переместился к своему походному источнику энергии. Шаловливые ручейки распознающих посылов обрезал одним махом. Обхватил Тонизу двумя руками за живот и грудь сзади и прижал к себе, чтобы не испугалась и не начала дергаться.

- Тут это, - она не дергалась и не пугалась, но ухитрилась повернуть ко мне голову с выпученными от изумления глазами, одна из ее рук была не охвачена и она вытянула ее в сторону моего походного источника энергии, - Карстен, Камень Титула и какой здоровый! И он свободный! Я могла... Ух.

Подросток, блин. Могла она! Кто бы ей позволил? Этот Камень был именно тем, который я планировал потом установить в своих апартаментах для трепета далеких потомков. Мне самому он на данном этапе был не очень нужен, качал из него только чтобы не тянуться далеко. Притащил же его для ландшафтных магичек, чтобы работали они пошустрее. Для того чтобы они могли черпать из него, у него была пока полусвободная настройка. Кроме того, он находился внутри установленного уже защитного периметра, что исключало возможность его использования любыми магами, кроме тех, кому установил доступ к нему, они даже не знали, что источник в Камне, так как магам именно замок выдавал энергию по заявкам, питаясь для своих нужд от Камня. Тонизу же провел внутрь периметра и, если бы меня здесь не было, то она возможно бы и смогла сделать "Ух", да и то нет, так как я прибыл бы из любого другого места.

- Все, Тониза, на сегодня хватит. Поехали домой. Тониза, разве тебе никто не говорил, что некоторые магические вещи могут быть опасны?

- Карстен, - ее не прошибешь, улыбка у нее была самая идиотская, - это твой?

- Приобрел по случаю, скоро поставлю в своих апартаментах. Только там он будет просто булыжником. Запомни, Тониза, хорошенько, ты ведь не хочешь, чтобы эту планету и очень много систем в округе какой-нибудь придурок разнес в пыль? Ни слова о том, что здесь видела никому и никогда. Ты скоро станешь Королевой. У тебя станет огромное количество тайн, про которые нельзя говорить никому. Поняла?

- Карстен, но это же...

- Пошли, про Камни, может быть, поговорим позже, сейчас никому ни слова.

Весь путь назад она была в некотором лихорадочном возбуждении, глаза горели, она порывалась со мной о чем-то поговорить, но я отрицательно мотал головой. От мысли о возможных сексуальных утехах по приезду она явно изрядно отвлеклась. Я не знал, хорошо это или плохо.

Мы прошли в апартаменты. Тут ее слегка заплющило. Вспомнила, что ее девичьей чести угрожает близкая и реальная опасность. Но почему-то именно этот момент она посчитала подходящим для того, чтобы уставиться на меня, разглядывая мою ауру. Специально что ли провоцировала?

- Тониза, должен тебя сразу предупредить, что ты хоть и стала моей женой, будешь еще на меня так смотреть, во всяком случае, пока тебе этого не разрешил, то я на тебя сильно обижусь. Бить тебя, конечно, не буду, но жить тогда тебе придется отдельно. Не волнуйся, выделят тебе очень скоро во дворце отдельные апартаменты, бедной бездомной девочкой не останешься.

- Карстен, прости, пожалуйста, но я ведь должна была хоть раз посмотреть? Не выгоняй меня, пожалуйста.

- Ты уже смотрела. Напомнить когда? Или ты думаешь, что я не заметил?

- Карстен! - тут она посмотрела на меня требовательно так, - Прекрати меня запугивать, я же извинилась, больше так не буду. Мне надо сказать тебе про некоторое интимное обстоятельство, которое несколько препятствует нашим возможным дальнейшим играм, а ты...

- Тониза! - был неприятно поражен такому ее малодушию, в свой голос подпустил некоторую долю обиды, хотя не решил еще, насколько сильно мне следует обижаться, - Ты, наверное, забыла, что я тебя в замке некоторым образом и весьма крепко приобнял. При этом на всякий случай проверил наличие таких возможных обстоятельств, на которые ты намекаешь. При тесном контакте это не составляет никакого труда и для этого практически не требуется никаких затрат магической энергии. Нет ничего такого. Зачем ты пытаешься меня ввести в заблуждение?

- Ты... - она сильно покраснела, топнула ножкой, - ты ... Не смей со мной так обращаться! Совсем про другое хотела тебе сказать. Дурак! Сюда во дворец прибыла на занятие по единоборствам. После этого, конечно, переоделась, но как ты думаешь, мое нижнее белье соответствует нынешним обстоятельствам? Я ведь совершенно не думала, что мне придется сегодня выйти замуж, совершенно не готова раздеваться или давать себя раздевать, чтобы ты...

- Извини, - рассмеялся, - это не составляет большой проблемы. Эротическое белье мы тебе сейчас, разумеется, по дворцу разыскивать не будем. Завтра-послезавтра, пока буду на строительстве замка, посетишь какое-нибудь соответствующее заведение или несколько заведений и займешься вопросами своей одежды, причем, не только нижнего белья. Не знаю, были ли у тебя раньше какие-либо ограничения на этот счет, сейчас же тебе надо будет весь свой гардероб сформировать заново и на все случаи жизни. Советую потребовать, чтобы тебе выделили пару специалистов по этому поводу. Сегодня же не забивай себе голову этими пустяками. Сними всю свою одежду и надень один из моих халатов, только и всего.

- Карстен, - она покраснела еще сильнее, - я надену твой халат без ничего. А потом что?

- Тониза, - пожал плечами, - а потом ты его снимешь, если, конечно, ты не рассчитываешь в нем спать. Или ты хочешь оставить свою одежду и спать в ней?

- Как скажешь, Карстен. Почему ты не разрешаешь мне глядеть на твою ауру? Я бы чувствовала себя намного увереннее. Пожалуйста, разреши.

- Не разрешаю. Я тебе потом все объясню. Пошли в душ. Поплескаемся немного и в кровать. Можешь стесняться на здоровье, но привыкай, ты уже замужем.

Мы недолго поплескались. Разглядывал ее в душе с интересом. То, что увидел, мне очень понравилось. Она же краснела и смущалась, старалась смотреть на меня только украдкой и избегала прикасаться ко мне. Из душа мы направились прямо в кровать. Несмотря на то, что организм требовал секса и очень сильно, просто дико, решил воздержаться от этого, чего бы мне это не стоило. В кровати принялся ее гладить руками в разных местах и на ее очередную просьбу разрешить ей интимное разглядывание ответил очередным решительным отказом.

- Как ты думаешь, Тониза, - решил я все-таки объяснить ей свои действия или некоторое бездействие, не переставая поглаживать ее нежное бедро, - отчего сексуальная магия в иных мирах не получила особенного распространения? У вас хоть и необычный совсем ее вид, но не нравится мне вариант интимных семейных отношений, основанный на ее использовании.

- Не понимаю, Карстен, - она явно на меня обижалась, - я ведь не собираюсь воздействовать на тебя. Разглядывая твою ауру, воздействовать буду исключительно только на себя. То, что ты этот момент чувствуешь, на тебе сказываться никак не должно. Если бы ты, конечно, захотел и попросил бы, я бы и на тебя попробовала воздействовать. У нас это иногда делается. Ведь не виновата, что я, как и все у нас, не могу получить удовольствие иначе, как вступив во взаимодействие с твоей аурой.

- Постараюсь объяснить. Такого рода магия в иных мирах имеет некоторые отрицательные побочные эффекты. С каждым разом она действует пусть и ненамного, но слабее. А обычное сексуальное влечение становится все более и более изуродованным, пока не приводит к полной импотенции или фригидности. Длительные отношения с помощью такой магии поддержать невозможно, а попытка это сделать приводит к последующему лишению всяческих соответствующих удовольствий.

Она под моими руками явно смущалась, ей нравилось, воспринимала она все это как вступление, и даже пыталась отвечать чем-то подобным. Но сами по себе эти мои нескромные действия ее не очень заводили. Некоторое возбуждение у нее скорее порождало ожидание, что мы вот-вот перейдем к чему-нибудь посерьезнее, и, наконец, разрешу ей то, чего она добивается. Я же гладил ее со все большим воодушевлением. Дело в том, что у нее помимо прочего была удивительно нежная и гладкая кожа, в некоторых местах настолько, что меня начало даже слегка колотить от попыток сдерживать себя.

- Тониза, мне почему-то кажется, нет, абсолютно уверен, что если ты не станешь заниматься этим магическим самовнушением, то очень скоро ты сможешь получать полноценные ощущения и удовольствие так же, как это происходит с женщинами в других мирах.

- Это невозможно. Проверено многими поколениями. Почему ты так в этом уверен?

- У ваших поколений для опытов не было меня. Уверен потому, что у меня есть надежнейший советник - моя интуиция. Могу пока только предположить, отчего именно так и будет. Наши личные пространства пересекаются, но пока мы воспринимаем подсознательно друг друга как чужие. Со временем вторжение в личное пространство друг друга перестанет восприниматься как вторжение и далее все получится само собой. Мне самому уже и сейчас трудно сдерживаться, я то уже полностью готов, но подожду соответствующего момента, чего бы это не стоило.

- Карстен, глупый, я тебе верю, но зачем же тебе мучаться? Давай для тебя что-нибудь сделаю?

Через два дня я завершил строительство замка. Булыжник перетащил к себе в апартаменты, наглухо его заблокировав как источник энергии от всех, кроме себя, создал ему собственный маленький защитный контур, он же сигнальный для меня. В замок доставил десяток Камней поменьше из другого замка. Ландшафтные маги, разумеется, не заметят ничего, так как энергию им выделяет сам замок, а не Камни.

Королева разглядывала этот булыжник со странным выражением лица.

- Карстен, - спросила все-таки она в задумчивости, - а в других мирах ваши предки тоже оставляли правителям такие сувениры? Я что-то не слышала никогда про что-нибудь подобное. Он слишком уж поражает воображение.

- Нет, Лоиса, - испытывал некоторое смущение, так как сам начал испытывать немалые сомнения в целесообразности использования такого булыжника, - мои предки оставляли для этих целей весьма внешне обычные Камни Титула, карманные, оформляли в виде ожерелья обычно или кольца. Такой планеты сплошь населенной сильнейшими магами больше нигде нет, здесь у вас нет ни одного титульного мага. Поэтому посчитал оригинальной идею снабдить Королевство одним Камнем Титула, но таким, чтобы нигде такого не было.

- Карстен, - Лоиса была в тяжких раздумьях, - этот Камень может доставить нешуточные неприятности Королевству самим своим существованием.

- Я думал над этим, Лоиса. В любом другом мире никогда бы не оставил такой артефакт. Он может сам по себе являться магнитом для сбрендивших магов и не только. Королевство же давно, хоть и помаленьку начинает претендовать на роль доминанты ближайших окрестностей Рукава. Я специально уточнял у Ленард. Королевство и без Камня являлось уже неоднократно не только родиной нескольких сбрендивших магов, но и областью приложения сил для некоторых других сумасшедших. Это не получило огласки, так как их всех довольно быстро ликвидировали посредством Ленард и Богини. Королевству пора выстраивать серьезную собственную систему магической безопасности. Мой замок будет в этом подспорьем, и играть роль последнего аргумента. Камень же будет играть роль Титула для всего Королевства.

- Охрана Камня превратится в головную боль, - она вид имела озабоченный, - в таком случае Камень следует расположить не в апартаментах дворца, а перед вашим замком на виду, но внутри защитного контура. Кстати, тогда замок превратится в подлинную достопримечательность Королевства.

- Лоиса, - улыбался, - пожалуй, вы правы. Думаю, Королевству тогда надо всерьез подготовиться к наплыву туристов из других миров. Почему бы и нет?

- Мы не только здорово поднимем престиж, - Королева начала тоже улыбаться, - но и можем получить и дополнительный немалый источник доходов и занятости. Мне эта идея уже начинает нравиться. Потомки будут действительно впечатлены, современники же будут просто в шоке.

- Лоиса, я после коронации Тонизы убываю, девочку дня на три хотел бы взять с собой. Хоть она и станет Королевой, но маленькое свадебное путешествие она может себе позволить. Тем более что на самом деле мы просто нанесем трехдневный визит ко мне домой. Больше трех дней не выдержу на этих официальных и неофициальных мероприятиях. С родственниками обязан ее познакомить, точнее, их с ней. Иначе моя мама мне никогда этого не простит.

- А дальше что?

- Отпуск у Лона Вериуса давно уже закончился, - пожал плечами, - я его продлил, но хочу вернуться. С удовольствием взял бы с собой Тонизу, но нам обоим понятно, что делать этого не следует, ее место здесь, буду время от времени вас навещать.

- Она должна будет взять с собой не меньше четырех семерок и адъютанта. Они положены ей по статусу. Понимаю, что Вам телохранители не нужны, но здесь они будут вам выделяться при каждом приезде, если бы Вы захотели, то и в другие миры они отправились бы с вами, многие из них мечтают об этом. Карстен, мы еще не расстались, но мне отчего-то очень грустно, за короткое время успела к вам привязаться. Про свою дочь я и не говорю.

- Лоиса, что-то схожее чувствую. Королевство как-то уж очень быстро стало мне родным. В вашем сообществе мутантов чувствую себя все более уверенно, что, впрочем, неудивительно, так как я и сам мутант.

- Карстен, - она посмотрела на меня просительно, - зачем вам куда-то возвращаться? Мы приложим все силы, чтобы найти Вам здесь интересное занятие. Или не делайте ничего. Одно Ваше присутствие на протяжении трех месяцев приостановило борьбу кланов и группировок в Королевстве за власть и влияние. Во всей властной верхушке - сплошная идиллия и умиротворение. Мне никогда не было так легко.

- Лоиса, всеобщее умиление скоро закончится. Мое присутствие на этот процесс влияния особого не окажет, если конечно мне не придет в голову дурацкая мысль вмешаться в этот процесс. Я же бороться за власть и влияние в Королевстве не желаю, быть фигурой в этих играх тоже не желаю, это совершенно не уместно по очень многим причинам. Тонизе же придется поиграть в эти игры, очень надеюсь на Вас в этом вопросе, на Вашу ей помощь и поддержку.

- Можете на меня рассчитывать, Карстен.

- Впрочем, Лоиса. Облегчу немного вашу задачу. Постарайтесь донести мысль для любителей поинтриговать, что, если кто-нибудь будет обижать мою девочку, то могу и разгневаться. А в гневе, как и мои предки, не только страшен, но и весьма затейлив. Полагаю, созерцание Камня поспособствует осознанию этой мысли у кого угодно. Думаю, что никому не следует знать, что вообще-то разгневать меня очень трудно, для этого надо очень постараться, что не советую делать никому.

Часть 3

Лойт. Ошибка Монстра.

Драконы бывают четырёх основных видов...

Как известно, все они не существуют...

Звёздные дневники Ийона Тихого

В действительности всё иначе, чем на самом деле.

Антуан де Сент-Экзюпери

Чувствовалось приближение многочисленных личных неприятностей. В последнее время стал очень часто нескромно себя вести. Стал позволять себе много вольностей, которые не могли не остаться незамеченными, во всяком случае, по некоторым последствиям. За прошедший год неоднократно проявил себя несколько необычно перед достаточно большим количеством людей. В конце концов, я ведь не шпион на территории врага? Отчего мне так уж необходимо изображать из себя скромнягу?

Три года назад, когда мне исполнилось двенадцать лет, матушка определила меня в Академию Магии Республики Рояс. Вначале вел себя в академии как серенький мышонок, очень скромно. Так получилось, что моих сверстников в Академии практически не было. Было два человека на год постарше, но они обучались на других факультетах, с ними никогда не пересекался. На нашем факультете тогда самой младшей после меня была пятнадцатилетняя Лерта Торсис. В основном в академию поступали в возрасте восемнадцати-двадцати лет. При этом никаких официальных ограничений по возрасту не было. Обучались у нас и тридцатилетние и сорокалетние, но таких также было очень мало. Причина этому была простая. Как правило, в академию шли сразу после колледжа. Не без основания считалось, что изучать магию лучше пораньше, но не слишком рано. Для таких, как я малолеток при обучении никто никаких скидок не делал. По программе общеобразовательного колледжа академия не обучала. Тем не менее, каждые пол года все малолетки должны были в дополнение к академическим экзаменам также сдавать дополнительные экзамены по программе общеобразовательного колледжа согласно своей возрастной категории. Где и как должны приобретаться дополнительные знания академию не волновало, требовалось лишь к сроку эти знания продемонстрировать, иначе - вылет из академии без разговоров. Академические экзамены пересдавать можно было три раза, а на эти же давалась только одна дополнительная попытка. Разумеется, мало желающих находилось тянуть одновременно две лямки в столь нежном возрасте.

Сразу после поступления выяснилось, что в моей группе из пятнадцати человек все, кроме меня были девушками в возрасте от пятнадцати до двадцати двух лет. На нашем факультете Очищающей магии девушек было подавляющее число. Отчего это так? Кто его знает - так сложилось. Почти также обстояло дело на факультете Целительной магии. На факультете Боевой магии была прямо противоположная картина. Еще на двух факультетах, Ландшафтном и Амулетном состав был почти равный с небольшим перевесом мужчин. Еще был очень маленький факультет Стихийной магии, но туда редко в какой год набирали более пяти человек. Это был самый загадочный факультет, в том числе для преподавателей, которые там работали. Ничего удивительного - два одинаковых стихийных Дара найти было затруднительно, стандартные отработанные методики обучения отсутствовали, все обучение сводилось к сплошным импровизациям преподавателей и учеников, направленных на усиление и расширение потенциала. Факультет этот выпускал магов с редкими возможностями, иногда эти возможности были незаменимы и очень полезны, иногда экзотические умения оставались совершенно невостребованы.

Отчего матушка засунула на этот именно факультет, в эту академию и в эту республику она мне толком так и не объяснила. Я, разумеется, мог бы воспротивиться, но сам по-настоящему не знал, чего хочу. Вообще-то к республикам предки питали некоторое стойкое предубеждение. Свои делишки они предпочитали обтяпывать в монархиях, всегда при этом норовили примазаться к самой верхушке. Надо заметить, что для этого имелись некоторые практические резоны. Родовые Замки предки возводили с расчетом на вечность. Монархи со временем считали эти сооружения охранительными именно для своих династий, отношение было соответствующее. В республиках же два раза у предков вышли серьезные неприятности. Нездоровое агрессивное любопытство, попытка взлома, осуществляемая с использованием всех возможных ресурсов государства, дважды заставила предков полностью демонтировать свои Замки, в противном случае пришлось бы устраивать геноцид, что не имело никакого смысла. Со временем нашлись способы и для республик. Замок встраивался как бы частью банковского учреждения, принадлежащего одной из мощнейших всеобщих финансовых империй "Валентия". В охранный контур Замка встраивался также дополнительный охранный контур для обеспечения магической защиты банковскому хранилищу. Таким образом, банковский персонал воспринимает такой Замок как большой подзаряжаемый извне амулет, служащий исключительно для целей магической защиты банковского хранилища. Несмотря на эту якобы простоту решения, такой способ предкам не очень нравился, опять же - никакого простора для интрижек с представительницами правящей династии. Отсюда и корни предубеждения к республикам. Полагаю, меня законопатила матушка в республику именно для того, чтобы полечился от снобизма предков. Еще большим парадоксом выглядит её желание, чтобы я изображал из себя начинающего обучение титульного мага. Разумеется, могу прикинуться титульным магом, но от меня ускользает смысл этих действий. Наверное, тоже для того, чтобы полечился от некоторого снобизма на этот счет. Факультет же Очищающей магии выглядел вполне логичным выбором. Против иных факультетов решительно бы забастовал.

Со стойки регистрации терминала прибытия, перекинув меня прямо на вступительный экзамен в академию, сунув мне пачку документов в руки, мама чмокнула меня в нос и сказала: "Лойт. Ты уже не маленький, дальше сам разберешься и устроишься. Документы всяческие я тебе вылепила качественно, не сомневайся. С заявкой на поступление все также в порядке, все необходимые документы на тебя у комиссии уже имеются. Вот на том листочке сверху я указала, что и в каком объеме тебе следует продемонстрировать на экзаменах, чтобы не шокировать никого".

- Мама, тут же у меня ничего нет из родовых владений. Закончу эту академию и что? Стану титульным магом? Каким? Графом? Или кем? Может, ты мне еще прикажешь Камень Титула таскать?

- Глупости, Лойт. Проучившись здесь, ты иначе взглянешь на людей и на титульных магов в частности. К моменту окончания дальнейшее место назначения отлично известно нам обоим. Однако раньше, чем тебе исполнится двадцать лет - тебе лучше туда не отправляться. Тебя здесь должны интересовать не столько знания, сколько именно новые взгляды и подходы. Твои предки на получение академического магического образования вообще всегда плевать хотели, потому что его имели, буквально все и от рождения. Полагали, что способности к наукам им надо нарастить путем не столько вдумчивого изучения, сколько иными методами, не всегда и приличными. Что касается Камня Титула, то сам что-нибудь придумай. Пока. Не беспокой меня жалобами, буду за тобой присматривать внимательно, но сопли тебе вытирать не намерена.

Экзамены вступительные сдавал половину дня. Утомился изрядно. Очень боялся чего-нибудь отчебучить необычное для местных. Обошлось. Ничем особенным не выделился, тем не менее, сдал успешно, и мне было объявлено, что принят.

Далее пребывал некоторое время в раздумьях. Я еще ребенок двенадцати лет. Академия меня на обеспечение брать не собиралась. Со средствами затруднений никаких не было, но ребенку без участия взрослого обустраиваться никто не позволит. Почти час провел у информационной панели, разыскивая нужные сведения, интегрируя свой процессор в местную сеть, открыв три счета в трех местных банках. Затем двинулся к стоянке общественных флайеров. Первый пункт назначения - банк "ТКВС". По пути связался со служащим банка. На стоянке банка меня уже ожидали. Один сотрудник провел быструю процедуру считывания моих идентификационных признаков специальным приборчиком, другой подсунул мне идентификатор для процедуры набирания паролей, которую следовало выполнить бесконтактно через процессор, потом дал расписаться и вручил банковскую карточку. Все такие же процедуры выполнил еще с двумя другими банками.

Следующим пунктом назначения обозначил адрес одной адвокатской конторы средней руки. В офисе конторы секретарша посмотрела на меня несколько удивленно.

- Молодой человек, - девушка согласно бейджику по имени Лерия обратилась вполне любезно, - вам нужна консультация адвоката?

- Не совсем, Лерия, - изображал невозмутимость и спокойствие, - консультация мне не нужна, нужны услуги поверенного. Я издалека, по вашим меркам чересчур молод и не могу самостоятельно сделать очень много нужных мне дел, заключить кое-какие сделки. Нарушать местные правила не входит в мои планы, поэтому и нужен поверенный.

- Подождите минуту, молодой человек, я сейчас, присядьте сюда, пожалуйста.

Через минут пять она проводила меня к кабинету с табличкой, на которой значилось только "Говард Латис". Этот самый Говард Латис оказался явно немолодым уже человеком вполне такой благообразной внешности.

- Проходите, молодой человек, присаживайтесь. Мне Лерия уже вкратце поведала о том, чего вы хотите. Я обычно выполняю услуги поверенного для компаний различной степени успешности. Выступать поверенным для юных людей мне еще не приходилось, поэтому я заинтересовался. Как мне вас называть? Расскажите, пожалуйста, поподробнее о себе и о том, что вы хотите от меня.

- Я из Империи Дортис (ложь), меня зовут Лойт Версорио, двенадцать лет, сегодня сюда прибыл и поступил в Академию Магии Республики. Мои родители большие оригиналы, снабдили меня достаточным количеством средств и отправили специально подальше, чтобы пожил самостоятельно, оценивать они будут по результатам самостоятельного житья и учебы мою будущую пригодность к семейному бизнесу (опять ложь). Академия ваша на обеспечение учащихся не берет. Надо самому о себе позаботиться, однако ввиду прискорбно малого возраста самому это сделать затруднительно. Мне нужен поверенный для следующего: купить особнячок неподалеку от академии, один уже присмотрел в информационной сети, если вы найдете что-нибудь получше - не возражаю, также необходимо заключить договор с каким-нибудь охранным агентством и нанять для меня человека четыре охранника. В телохранителях не очень нуждаюсь, но необходимо, чтобы как минимум один взрослый рядом все время присутствовал, и выполнял мои указания при необходимости. В особняке также понадобится повар и домоуправ. Желательно, чтобы все были мужчины или, наоборот, все женщины. Против смешанного персонала решительно возражаю. Нужно все это уже сегодня. Также желательно, чтобы вы не только наняли весь необходимый персонал, но и отслеживали продление договоров с их агентствами и обеспечивали своевременную оплату. На текущие расходы я им сам буду перекидывать необходимые средства. Также необходимо, чтобы вы контролировали по срокам и оплачивали все необходимые платежи в академию за обучение. Разумеется, мог бы и сам это делать со своего счета, но лучше, чтобы у них были для этих целей ваши контактные данные. Мне не с руки выглядеть чересчур уж самостоятельным. Я вас не призываю, чтобы обманывали кого-нибудь, что вы выполняете поручение моих родителей, но вполне можете уклоняться от нескромного интереса на этот счет.

- Вижу, вы прекрасно ориентируетесь в том, что вам нужно. Зачем вам так уж нужен повар? Домоуправом одним вы не могли бы обойтись? Охотно бы взялся за все это, но есть одна маленькая неувязка. Если бы я заключил соответствующий договор с вашими родителями, то никаких проблем не возникло бы. Заключение же договора с вами юридически небезупречно. Вы ведь можете оказаться чьим-нибудь сбежавшим сыном. Если выяснится что-либо подобное, то у меня будут большие неприятности. Разве нельзя нам связаться для этих целей с вашими родителями?

- Запретить вам не могу. Связывайтесь, если хотите и если сможете. Я этого делать не буду. Обезопасить себя от подобных неприятностей вы можете легко, и предусмотреть это отдельным пунктом нашего договора. Не возражаю, против уведомления полиции о заключенном договоре и о внесении сведений о нем и обо мне в специальный полицейский регистр. В этом случае у вас никаких неприятностей не будет, даже если выяснится, что я - сбежавший маньяк-убийца и разыскиваюсь в сотнях миров. Не забывайте, что собираюсь не на дно лечь, а обучаться в Академии Магии Республики. Насчет повара - все очень просто. Привык я так. Всяческие системы доставки пищи совсем не вдохновляют.

- Да, молодой человек, вы действительно вполне можете вести дела, несмотря на ваш возраст. Скажите мне, если это не секрет, Лойт, каков ваш семейный бизнес?

- Сожалею, господин Латис, - развел руками, - но это именно секрет, которым, может, когда-нибудь и поделюсь, но это будет не скоро. Кстати, забыл упомянуть, вам надо будет еще приобрести парочку флайеров. Арендовать не следует, один - скоростной четырехместный, другой - вместительный шестиместный. Покупайте все самое лучшее. Я в средствах не стеснен. Это относится и к персоналу. Доверенности на флайеры нарисуете для всего нанятого персонала. Особнячок обязательно придется модернизировать под мои нужды и требования. Потребуются специалисты и ваше активное участие. Итак, вы согласны?

- Лойт, осталось обговорить условия оплаты моих услуг.

- Сейчас не настроен вникать в каждую мелочь по этому поводу. Видел напротив вашего офиса ресторан. Пойду пока перекушу, изрядно проголодался. Минут через сорок вернусь - жду от вас готовый к подписанию проект договора и четко сформулированные условия оплаты ваших услуг. Потом нам надо будет срочно выдвигаться. К концу дня хочу уже отдыхать в своем новом доме. По рукам?

- По рукам, Лойт. Надеюсь на плодотворное сотрудничество.

Говард Латис оказался, несмотря на возраст, или благодаря нему, весьма ловким и стремительным в делах. Он подобрал симпатичный такой особняк буквально в пяти минутах ходьбы от академии. Молниеносно его приобрел, получив мое одобрение. Особняк этот раньше принадлежал одному из профессоров академии, ушедшему на покой. Нет не в могилу, а консультантом в одну фирму, занимающуюся ландшафтным дизайном. Посмотрев на зеленые насаждения, окружающие особнячок, мы с Говардом пришли к единодушному мнению, что садовника надо оставить на прежнем месте работы, соответствующий договор был немедленно составлен и подписан. Домоуправа Говард тоже нашел очень быстро и нанял его из фирмы, принадлежащей своему брату. Он честно предупредил, что жалованье этого специалиста раза в два больше, чем принято в таких случаях, но рекомендованный дяденька может не только дом вести, но и многое другое умеет, так как ранее служил комендантом различных посольств Республики в различных мирах. С поваром Говард затруднился. Он признался, что из доступных вариантов в категорию "лучший" не рискнул бы определить никого. Из тех же, кого бы порекомендовал он или его хорошие знакомые, никто в качестве доступных к найму не значится. Дождавшись прибытия пожилого дяденьки Роя Венлера, моего домоуправа, мы единодушно скинули проблему поиска повара на его уже старческие плечи и убыли для переговоров в охранное агентство.

По дороге Говард отчего-то занервничал.

- Лойт, - он все-таки решился высказаться, - поймите меня правильно, если бы я не чувствовал за вами, несмотря на ваш юный возраст, некоторого аристократизма, и не подумал бы обратиться к агентству "Коринф". Родовое имя "Версорио" навевает на меня определенную робость и почтение. Может, вы все-таки расскажете про "семейный бизнес"? Мне было бы намного легче вести ваши дела.

- Говард, понимаю, что вы имеете в виду, я действительно прихожусь родственником некоторым правящим династиям, но вовсе не непосредственным. К примеру, империя Версорио - меня от нынешнего их императора отделяет четырнадцать поколений, империя Ганетти-Версорио - тринадцать поколений. Еще в родстве кое с кем, но пусть вас это не вводит в заблуждение. Родство весьма отдаленное. Трепетать перед моим аристократизмом нет никаких оснований. Тем более что здесь вроде бы республика? Республики уважают в основном денежное наполнение персоны, впрочем, с этим у меня все в порядке. Причин для трепета и по этому поводу не вижу, напоминаю, что меня определили в Академию Магии, а не учиться воротить грудами денежных средств. Давайте, не будем больше возвращаться к этому вопросу? Решил вас нанять для того, чтобы среди прочего ни у кого не возникало ненужных ассоциаций и ненужных для меня мыслей. Строить из себя бедного сироту тоже не желаю. Желаю же устроить свои ближайшие восемь лет пребывания в Республике комфортно, но не очень броско и вы мне в этом поможете. Не так ли, Говард?

- Лойт, - он явно успокоился, бурчал уже весьма миролюбиво, - ничего вы не понимаете, молодежь. Я такого контракта, возможно, всю жизнь ждал. Жалею теперь, что не утроил все свои расценки. Вы, не моргнув глазом, и подписали бы. Я же застеснялся очень.

- Говард, отчего вы так уж опасаетесь агентства "Коринф"?

- Не опасаюсь я их. Агентство первоклассное. Не знаю, как буду вытрясать из них самое лучшее - я для них преуспевающий адвокат весьма средненькой адвокатской конторы и не более того.

- Я вам подскажу тогда кое-что. Не требуйте самых крутых. Требуйте самых опытных. Раз уж у меня подбирается команда персонала из пожилых ветеранов мужского пола, то не будем нарушать складывающуюся тенденцию, пусть так и будет в дальнейшем. Упирайте на то, что люди мне нужны постоянные и на целых восемь лет. Предложите удвоенные расценки. Куда они денутся? Будете из них веревки вить.

Говард не подвел. Обсуждение вопросов с менеджером агентства "Коринф" не затянулось. Я сидел и изображал саму скромность. Говард закапризничал. Менеджер вынужден был позвать в поддержку заместителя главы агентства.

- Господин Латис, - начал беседу этот господин, - объясните мне, отчего вы отвергаете предлагаемые кандидатуры? Наше агентство пользуется немалым авторитетом, и мы привыкли, что нашему агентству доверяют.

- Господин Роллз, - не остался в долгу Говард, - если бы не доверял вашему агентству, то я бы и не обратился к вам. Ваш менеджер не хочет уяснить для себя почему-то, что клиент всегда прав. Я четко знаю, чего хочу. Вот этот молодой человек - объект охраны и сопровождения. Сегодня он поступил в Академию Магии, и учиться ему предстоит восемь лет, жить ему придется отдельно от родителей. Особнячок мы уже сегодня для него купили. Я хочу четырех человек из числа лучших сроком на восемь лет. Замены не приветствуются. Оплата - двойная против обычных расценок. Ваш менеджер подсовывает нам либо женщин, либо молодых и крутых. Оба варианта не подходят. Мне нужны ветераны мужского пола. Если они даже будут несколько престарелого возраста, то нам это подходит, но при условии, что ветераны эти будут настоящими профи. Что тут непонятного? Этот вот мальчик (кивнул на меня) сам может сделать любую банду, он - маг, пусть и юный пока. Ветераны ценны не своей крутизной, а тем, что они не попадают в ситуации, когда эту крутизну надо демонстрировать.

Интересно, откуда у Говарда такая уверенность, что могу сделать любую банду? Я говорил ему, что в услугах телохранителей не очень и нуждаюсь, но понимать то это можно двояко.

- Господин Латис, чем же вам женщины не угодили? - не сдавался Роллз, - в качестве телохранителей они весьма полезны. Их наблюдательность, как правило, выше всяких похвал, а это едва ли не самое главное в работе телохранителя.

- Ничуть не сомневаюсь в этом, но так получилось, что нужны именно мужчины. Если у молодого человека и появятся враги и потенциальные угрозы, то это будут маги, а не костоломы какие-нибудь. Ветераны поэтому предпочтительнее. Если телохранитель будет выглядеть безобидным престарелым прадедушкой объекта, то это будет вовсе неплохо. Кстати, пусть ваше агентство также займется через некоторое время оборудованием особняка охранным периметром.

- Отчего через некоторое время, а не сразу?

- Несколько дней понадобится на некоторую модернизацию особняка.

Господин Роллз замолчал минуты на три, лицо его стало отсутствующим. Ясно, что общается он со своим процессором, а через него, возможно, еще с кем-нибудь. Ему никто не мешал. Наконец, его задумчивость прошла.

- Сейчас у нас есть только один свободный подходящий человек - Корт Лонгер, он сюда подойдет через пару минут. Если вы согласны подождать два-три дня, то трех остальных за это время мы также выделим. Их надо будет снимать с других объектов, а это мгновенно не делается. Устраивает вас это?

- Вполне, - Говард дожимал их, в чем я никаких сомнений не испытывал, - давайте обговорим вопросы оплаты.

Минут через двадцать пять все формальности были завершены. Корта Лонгера мы забрали с собой. По дороге Говард решил разговорить Лонгера.

- Корт, насколько вас ввели в курс дела?

- Господин Латис, - тот был невозмутим, старым этот дяденька не выглядел, его следовало отнести в категорию зрелых, - меня никто в курс дела не вводил. Я сам имел возможность воочию наблюдать все ваши переговоры. Только что перестал быть одним из охранников офиса агентства. Сам напросился на этот найм. В последнее время несколько надоело сидеть, развалившись в кресле, и целыми днями пялиться на изображения, поступающие со следящих устройств. Особенно бурных приключений тоже не слишком хочется. Я их в свое время получил в достаточном количестве. Ваше предложение мне вполне подходит.

- Корт, называйте меня отныне Говардом, - он кивнул на меня, - а его Лойтом. Кто будут остальные люди, вы их знаете?

- Знаю практически всех в агентстве, - он пожал плечами, - кто будут остальные пока неизвестно, вам и мне подходят восемь человек, я их руководству назвал, скоро меня уведомят, кто это будет. Вовсе не любой из них может запросто прервать текущий контракт или замениться.

- Вы, Корт, в агентстве пользуетесь таким доверием, что сами можете выбирать найм и партнеров?

- Любой старший команды вправе выбирать своих партнеров, - Корт впервые улыбнулся, - кому нужно, чтобы в команде могли возникнуть какие-либо трения? У меня репутация и я один из совладельцев агентства, впрочем, доля невелика - пять процентов.

- Пять процентов от вашей фирмы, Корт, - Говард развеселился, - делают вас весьма обеспеченным человеком. Зачем вам работать простым телохранителем?

- А кем мне работать, менеджером что ли? - Корт в очередной раз пожал плечами, - к тому же я заинтересовался. Вы довольно необычно вели переговоры. У меня это профессиональное, отмечать все необычное.

- Что же такого необычного вы заметили?

- Очень много всего. Позвольте, Говард, не буду вам целый час рассказывать про некоторые нюансы своей работы? Зачем вам это? Тем более что тогда придется рассказывать также для сравнения, как ведут переговоры другие клиенты, а этого совсем не хочу.

- Лойт, - Говард повернулся ко мне, - отчего вы молчите? Вы произвели на меня впечатление молодого человека, имеющего собственное мнение по любому практическому вопросу.

- А что говорить, Говард? - я тоже решил пожать плечами, - у Корта амулетная защита всего-то из двух висюлек, но настолько универсальных и так дополняющих одна другую, что их общая стоимость наверняка превышает стоимость купленного мной сегодня особнячка. Он, наверное, и опытного боевого мага запросто сможет погасить, пока тот будет судорожно подбирать к нему какое-нибудь действенное магическое воздействие.

При этих моих словах Корт повернулся и его внимательный взгляд сопровождался странным выражением лица. Его явно переполняло множество эмоций и мыслей.

- Лойт, - голос Корта приобрел некоторую даже мягкость, - а вы бы не затруднились, как следует понять из ваших слов, с подбором действенного магического воздействия?

- Корт, - зеркально вернул ему его мягкость, - не надо меня прокачивать, я - ваш объект охраны, а не возможная цель для ликвидации. Нам предстоит провести много времени в обществе друг друга. (Далее я заговорил обычным ровным голосом.) Поэтому без всяких игр прямо скажу, что с подбором воздействия я бы не затруднился, но боевым магом не являюсь. Изучать в академии буду также вовсе не боевую магию, точнее, в основном не ее, а магию очищения. Кстати, распознающие воздействия, в том числе и на амулеты - один из важнейших разделов именно магии очищения, боевой, впрочем, тоже.

- Вы меня, Лойт, - Корт опять обрел внешнюю невозмутимость, - изрядно обескуражили. Когда Говард во время переговоров упомянул, что вы и сами в состоянии справиться с нападающими на вас, я подумал, что он несколько блефовал в этом вопросе. Вас обоих в офисе отсканировал наш дежурный маг. Ваш повышенный магический фон он отметил сразу, а когда выяснилось, что вы поступили в Академию Магии, он также заметил, что это неудивительно, задатки некоторые у вас есть, но вам еще предстоит их развивать. Сильно удивило его только полное отсутствие у вас каких-либо защитных амулетов, это очень необычно для начинающего мага и для человека, нанимающего команду телохранителей. Вас, Лойт, окружает очень много странностей, я уже про это говорил. Кстати, не стоит ли и вам приобрести "пару висюлек"?

- Вы, Корт, - дружески улыбнулся ему, - не забивайте себе голову странностями, за последующие восемь лет вы их еще обнаружите в достаточно большом количестве, относитесь к ним философски. Амулеты же мне без надобности. За меня особенно не беспокойтесь по этому поводу. Меня пристрелить из чего-нибудь или погасить боевым магическим посылом будет вовсе не легче, чем вас. Хотя, разумеется, абсолютной защиты не существует.

- Вы по разговору совсем не соответствуете своему возрасту.

- Мои родители большие оригиналы, они приучили к самостоятельности очень рано, а сейчас и вовсе заставили проявлять полную самостоятельность. Тем не менее, я бы как раз хотел, чтобы телохранители создавали у окружающих впечатление, что присматривают за мной на правах взрослых.

Рой Венлер, этот бывший комендант многих посольств, не подвел. На террасе дома сидел сухонький такой старичок. На нас он поглядывал невозмутимо. Рой подошел к Говарду, немного помялся и сказал, что этот старичок, если он нам подойдет, может быть у нас поваром. Я заметил, что лицо Корта несколько вытянулось. Старичок явно был ему знаком. Почему-то одной этой его реакции мне было достаточно, чтобы понять, что этот старичок нам уже подошел.

- Дружище, а отчего вы в нерешительности такой? - Говард реакции Корта не видел, и ему ничего еще понятно не было, - если вы его сюда позвали, то я почти наверняка уверен, что он нам подойдет.

- Дело в том, Говард, - уверенности у Роя не прибавилось, - что он попросил пять тысяч риалов в месяц. По его словам получать меньше, значит нанести урон своей репутации.

Теперь вытянулось лицо у Говарда, он посмотрел на меня в некоторой растерянности.

- Он нам подходит, - вступил в разговор я, - Говард, займитесь, пожалуйста, оформлением соответствующего контракта.

- Лойт, я, конечно, понимаю, - растерянность у Говарда не проходила, - что вы достаточно богаты, чтобы позволить себе роскошь нанять столь высокооплачиваемого повара, но отчего вы не поинтересуетесь хотя бы для порядка, что это за человек и специалист? Меньший гонорар платят шеф-поварам самых престижнейших и дорогих ресторанов. Я знаю, о чем говорю.

- При случае этим всем поинтересуюсь, конечно, но сейчас это не имеет значения. Если бы видели лицо Корта, когда он посмотрел на нашего будущего кормильца, то вы бы сразу, как и я поняли бы, что старичок наш относится к разряду супертяжеловесов в своей области. Не так ли, Корт?

- Да уж, Лойт, - на лице Корта отразилось некоторое воодушевление, - ради перспективы восемь ближайших лет иметь возможность питаться блюдами, приготовленными метром Расселем, я бы отдал многое. А тут вот так, запросто...

- А-а..., - на лице Говарда прорезалось понимание, - ну, знаете ли, Лойт. Вас действительно окружают странности. Мне вдвойне удивительно, что вроде бы и сам принял непосредственное участие в организации этой очередной. Вы умудрились заполучить, пожалуй, лучшего повара на этой планете, про другие планеты судить не берусь. Пожалуй, буду вам очень признателен, если вы будете часто меня приглашать к себе домой для докладов ко времени ужинов или обедов. Разрешите, Лойт пойду, оформлю все с метром?

Я кивнул. Комендант следил за нашим разговором с интересом, но и с некоторым недоумением. Наверное, он ранее считал Говарда кем-то вроде моего опекуна.

- Рой, - решил с ним немного поговорить, чтобы составить для себя какое-нибудь мнение о нем, - теперь все-таки сообщите мне хотя бы некоторые сведения о метре Расселе.

- О начале его карьеры знаю немногое. Славу и признание он снискал себе за пятьдесят лет службы шеф-поваром посольства империи Тантрия здесь в столице. Года три как он ушел на покой. Меня с ним связал один мой старый приятель. Метр мне так и не сказал, почему он согласился вернуться к работе. То ли скучно стало, то ли деньги понадобились, а может - все вместе. Когда он назвал свой предполагаемый гонорар, я был в некотором замешательстве. Я то понимаю, что он этих денег стоит, но совсем не был уверен, что вы можете себе это позволить. Лойт, может мне следует называть вас "сэр"?

- Тогда уж милорд. Шучу. Не надо так называть. Просто Лойт - мне мое имя нравится. Происхождение у меня вполне себе аристократическое, но совсем не хочу это афишировать, тем более перед своими будущими однокашниками. Кстати, вот этот почти невозмутимый дяденька - Корт Лонгер. Он будет старшим из четверки охраны. Вам вместе надо будет наметить место в доме, где можно будет сломать перегородки и оборудовать небольшой спортзал, мне он нужен обязательно. Бассейн мне бы тоже не помешал, но предыдущий постоялец слишком уж развел тут растительную красоту, на которую рука вряд ли у меня поднимется. Впрочем, поговорите с садовником, может он найдет местечко для бассейна? Что-нибудь из растений пересадит, ему видней, можно ли что-нибудь придумать по этому поводу. У меня две недели до начала занятий. Не рассчитываю, что за это время все будет сделано в доме по моему вкусу, но рассчитываю, что за месяца три-четыре вы управитесь.

- За три-четыре месяца, - его улыбка стала чуть снисходительной, - я успею сломать этот дом и построить новый и полностью его отделать. Столько времени не понадобится.

- Мне думается, что вы торопитесь с выводами, Рой. Я еще не все сказал из того, что хочу. Дом ломать не надо, внешний его вид надо оставить прежним, а вот внутри предстоит многое сделать. Сразу скажу, что экономия средств не нужна и будет даже неуместной. Внутри дома надо поменять все - и отделку и мебель, тем более что с мебелью там и так бедновато после выезда предыдущего владельца. Внутри все должно выглядеть без аляповатости и показной роскоши, но так, чтобы было не стыдно пригласить на обед, приготовленный метром Расселем, Богиню или Ленард, или обеих. В общем, внутри наше жилище должно не выглядеть, а именно стать дворцом. Привлеките лучших дизайнеров планеты, но сделайте. Пока же спланируйте так, чтобы на время этих всех работ нам не пришлось выселяться отсюда. Например, разделите дом на две половины. Ну, вы понимаете?

- Да, Лойт, мне все понятно. По поводу выделения средств и заключения договоров обращаться к Говарду?

- Разумеется.

- Лойт, - в разговор вступил Корт, - если тут четыре месяца будут идти отделочные работы, то, боюсь, с обеспечением надлежащей охраны могут возникнуть проблемы.

- Я не ожидаю в ближайшее время никаких реальных опасностей для себя. Впрочем, не собираюсь учить вас своей работе. Понимаю, что если телохранители наняты и они профессионалы, они не захотят изображать из себя мебель. Поэтому, Корт, напрягите воображение. Если посчитаете необходимым, привлеките на это время из своего агентства дополнительную мобильную команду наблюдателей и костоломов или две, или четыре команды. Или придумайте что-нибудь другое.

Корт выглядел пораженным. Таких слов он от двенадцатилетнего ребенка не ожидал. Мой фокус с распознаванием его амулетов и предыдущие беседы не касались настолько напрямую его профессии. Здесь же я продемонстрировал понимание сути его работы. Откуда ему было знать, что память предков всегда при мне, а они в этой работе действительно неплохо разбирались?

Последующие две недели до начала учебы провел неплохо. Метр Рассель оказался волшебником. Такие, как он, рождаются, наверное, раз в столетие. Отныне каждый раз наслаждался процессом принятия пищи, и не только я, остальной персонал был также в полнейшем восторге.

Отделочные работы в доме начались только спустя месяц. К концу второй недели еще только в самом разгаре была работа трех чокнутых дизайнеров. Когда им поставили задачу и не ограничили в возможной смете, то они пометались некоторое время между Роем и Говардом и пристали ко мне с вопросом о том, насколько они не ограничены в расходах. Я им без ложной скромности ответил, что если они умудрятся затратить на отделку и мебель миллиард риалов, то так тому и быть, не очень обеднею. В этом случае буду считать их величайшими дизайнерами всех времен и миров. После этого наглого, но вполне искреннего и правдивого заявления они на два дня приуныли и отстали от меня. До них дошло, что придется извращаться всерьез и у них начались настоящие творческие муки. Через два дня они опять пристали ко мне и попытались заставить просмотреть груды вариантов дизайна. Еле от них отбился. Они регулярно приставали ко мне, пытаясь даже привлечь к разрешению своих рабочих споров. Только к концу второй недели они пришли к некоторому согласию и приступили к самому проекту дизайна и заказали мебель, которую и закупили. Впрочем, саму мебель в дом пока никто везти не стал. Часть мебели, насколько я понял, где-то дополнительно начали изготавливать по индивидуальному заказу. Согласно задумке этих трех сумасшедших, домовой нашего жилища должен уметь за несколько секунд изменить отделку помещений и сами помещения по десяти основным вариантам. Эту идею одобрил. Кровать в спальне, предназначенную для меня, которую они с гордостью демонстрировали в изображении, безжалостно раскритиковал. Напомнил им, что не всегда буду двенадцатилетним мальчиком, что через восемь лет мне стукнет уже двадцать. К тому моменту мне наверняка уже захочется попробовать побыть в интимной обстановке с парой девиц одновременно, может даже и не один раз, и может быть даже с тремя. Намек они поняли, критику учли. Столовую они также изрядно расширили. По моим прикидкам она должна была вмещать при необходимости не менее тридцати человек. С бассейном вышел облом. Садовник Брон не отказал в выделении места, но выделяемые им на наш выбор кусочки пространства оказались слишком маленькими для нормального бассейна. Дизайнеры предложили висячий бассейн, но я отказался, к тому же в точку предположил, что садовник против висячего бассейна будет категорически возражать. Предложили тогда вариант с бассейном на крыше дома, но пришлось бы тогда очень уж изуродовать особняк, отказался. Неподалеку совсем был один из местных республиканских бассейнов - никаких проблем с получением абонементов у них не было. Вариант дополнительной внешней отделки особняка, предложенный дизайнерами, был несколько нескромным. Дизайнеры тут проявили невиданное упорство. Мои возражения о том, что хотел бы, чтобы внешне все выглядело скромно, поэтому внешний вид надо оставить как есть, они с невиданной яростью отметали. По их словам никакие практические резоны не должны препятствовать внешней и внутренней гармонии жилища. Я был вынужден уступить. Они предложили мне в качестве основного отделочного материала кордосский вентирит, как выяснилось в шутку. Не моргнув глазом, согласился. Они же со смехом стали разъяснять мне, что только стоимость такого количества вентирита будет около пятидесяти миллионов риалов. Пошутили.

На следующий день ко мне примчался с выпученными глазами Говард. Он был в ярости. Мои напоминания о размере его комиссионных его в чувство не приводили. Он мне пытался объяснить, что в тюрьме, куда его поместят за мошенничество, деньги ему придутся кстати, но он бы предпочел остаться без них, но на свободе. Моя невозмутимость заставила его ретироваться недовольным, но богаче на пол миллиона его законных комиссионных. Кордосский вентирит вовсе не был неизвестным для меня камнем. Минерал этот искусственного только происхождения являлся основным строительным материалом для всех моих замков, а также и для замка Ренгальт. Мысль отделать особняк этим минералом, но естественного происхождения пришлась мне очень по душе. Смена его цветности под внешним управлением, из-за которой он и был баснословно дорог, вовсе не была его главным свойством. При правильном структурировании он начинал обладать и массой других специфических свойств как магический изолятор, информационный усилитель, универсальный ретранслятор и многое другое. Мне пришлось вступить с дизайнерами в изрядную битву, чтобы обеспечить правильное структурирование при отделке вентиритом. Совершенно не желал открывать им некоторые тайны использования минерала. Они же не понимали, зачем мне уравновешивающее расположение минералов на оборотной части здания, под крышей и даже в подвале. Битву с ними, разумеется, выиграл, хотя пришлось заказать еще одну партию вентирита, размером даже значительно побольше. Пришлось мне также заставить их запланировать в центре жилища маленькую закрытую комнатку для специальных целей. Они бы совсем чокнулись, если бы узнали, что я сделал для нашего жилища метровой толщины подложку из вентирита собственного изготовления посредством переработки грунта. В общем, вот так, случайно, не планируя этого заранее, я развернул строительство нового своего родового Замка открытого типа.

К концу первой недели телохранителей был полный комплект. Один из трех вновь нанятых - зрелый дяденька из бывших безопасников - Рон Сторвер. Два других - уже скорее пожилые, чем зрелые дяденьки - Монк Рестер и Дариус Хаксли. Эти двое работали в паре уже лет пятьдесят еще со времен службы в местном так называемом Комитете Охраны Республики. У этих ребят стаж работы телохранителями составлял по семьдесят лет. С легкой руки и острого языка Монка наше жилище окрестили Домом Престарелых. Прилепилось намертво. Я тоже стал употреблять это название. Между прочим, выяснилось, что Корт Лонгер в свое время был полковником местного разведуправления. В не такие уж давние времена вяло текущего конфликта двух республик Рояс и Джентри, для разведуправления и безопасников этот конфликт был очень горячим. Лонгер и Сторвер в эти времена умудрились среди прочего стать кавалерами высших наград Республики.

Садовнику Брону Горвету было уже девяносто пять лет. Этот дяденька работал садовником одновременно в трех рядом стоящих особняках. Предъявлять к нему по этому поводу какие-либо претензии никому и в голову не приходило - его работа была видна каждому и впечатляла. При этом во всех трех местах он культивировал разные стили. Этот тихий сумасшедший был настоящей творческой личностью. Я с ним практически не разговаривал, он был весьма необщительным, но смотреть на него за работой было настоящим удовольствием. Возникало ощущение, что не прилегающий участок земли он пестует, а нежно массирует мою голову. Непередаваемое ощущение. Никакого даже минимального выброса магической энергии при его манипуляциях не было, но возникало стойкое ощущение, что наблюдаю за работой стихийного мага. Брон навел на грустные размышления. Мои предки наращивали свое могущество и крутизну в качестве стихийных магов и передавали дальше. Области охвата и количество родовых владений тоже расширяли неуклонно. Каждый из них считал себя творческой и оригинальной личностью, но были ли они настоящими творцами? Этот вот полусумасшедший старик на трех участках земли возвел три своих растительных замка и любому ясно - это творец. Я сейчас буду ближайшие как минимум восемь лет корячиться в этой долбаной академии, играть в игры с окружающими людьми по правилам, которые так или иначе навязали мне предки, тешить себя мыслью о своей близости к Богине и о родственной связи с ней, но являюсь ли я творческой личностью? Грустно. Разумеется, глупо пытаться подражать ему. Но этот урок надо усвоить.

С метром Расселем мы не общались совсем. Он оказался весьма угрюмой и нелюдимой личностью и не любил, чтобы его беспокоили. Монк как-то попытался заказать что-то из того, что ему особенно понравилось из ранее приготовленных блюд, но лишь нарвался на заявление о том, что метр вернулся к работе вовсе не для того, чтобы исполнять чьи-либо заказы. Он отныне будет готовить только то, что сам считает нужным, после этого попросил Монка убираться с его территории. Тут он несколько хитрил, конечно, просто ставил на место вторичных потребителей. Не припомню что-то, чтобы он приготовил для меня легкий завтрак вместо плотного обеда. Или, например, заменил вкуснейший десерт ужином, или наоборот. Старичок был хитреньким. Считая себя ничуть не менее хитреньким, тоже попытался на него повлиять своим авторитетом нанимателя. Закончилось это для меня полным поражением - незатейливым рисунком на тортике с изображением черепа с костями и вопросом "Хочешь этого?". Тортик этот мы с Кортом и Роем с аппетитом съели.

Роя Венлера я как-то случайно за глаза назвал Комендантом. После этого весь остальной персонал только так его и стал называть, в том числе при непосредственном общении. Один только я продолжал называть его по имени. Рой с каждым днем в отношениях со мной старался все более походить на классического дворецкого и каждый день заводил разговор о том, что ему лучше было бы называть меня "сэр" или "милорд". Он настолько достал этими разговорами, что я разрешил таки называть себя "сэром" при условии, что он объяснит, зачем ему это так уж нужно. С объяснением он не затруднился. Он сказал, что нужно это ему для самоуважения. Сервируя или подавая мне завтраки, обеды и ужины, выполняя иные обязанности в отношении меня, он чувствует себя просто прислугой. Если же разрешу ему к себе обращаться хотя бы "сэр", а еще лучше "милорд", то он будет в полной мере чувствовать себя не прислугой, а управителем маленького дворца, в который он и превратит скоро наше жилище. Вот так. Это было тоже некоторым уроком, который следовало усвоить.

Мое знакомство с одногруппницами не было отмечено ничем особенно примечательным. Меня и Лерту искренне жалели. Нас двоих только что по голове не гладили, впрочем, меня даже и гладили иногда эти нахалки. Всем было понятно, что нас двоих ожидают дополнительные немалые испытания и трудности. В отношении меня они на этот счет несколько заблуждались. Для меня предстоящие дополнительные экзамены по программе общеобразовательного колледжа не представляли никакой трудности и сложности. Однако я тоже изрядно заблуждался насчет легкости своего обучения.

Отчего был так самонадеянно уверен, что прикинуться титульным магом не составит никакого труда? С точностью до наоборот. Вынужден был напрягать все свои немаленькие магические силы и умения, чтобы изображать из себя титульного мага. Началась сущая каторга. Вынужден был поддерживать свой магический фон все время на определенных величинах. Должен был изображать падение фона на опять же определенные величины после учебных упражнений. На сами учебные упражнения должен был затрачивать определенное количество энергии, что было совсем трудно. Это постоянное дозирование и высчитывание в первый месяц замучило до крайности, тем более что никаких специальных приборчиков для подобных замеров не имелось, к счастью, и у преподавателей тоже.

Чем так уж принципиально отличается титульный маг от стихийного? Да ничем. Я это знаю точно. У одних магические способности - прапорциональны и поддерживаются энергетически посредством Представителей Богини с вручением Камня Титула. У несчастных, якобы, стихийных магов, ничего подобного нет, им приходится самим выживать без всякой энергетической поддержки, только за счет врожденных способностей. Вот только в области их способностей энергозатраты у них совсем невелики. Если бы они получали Камень, то и пользоваться им смогли бы ничуть не хуже титульных магов. Камни эти выдают энергию владельцу в количестве, соответствующем их титулу, а вовсе не столько, сколько они захотят. Богиня с Камнями этими сотворила на самом деле неслабую такую аферу.

К концу первого месяца учебы уже чуть ли не решил малодушно сознаться, что являюсь стихийным магом, еле от этого удержался. Если бы преподаватели были бы в этот период немного повнимательнее, то разоблачили бы в момент. По истечении же месяца все-таки немного приспособился. Научился каким-то чудом затрачивать на любое воздействие нужное количество энергии, точнее, часть ее просто сливал себе же, отправляя по каналу в один из своих Замков. Это принесло изрядное облегчение, но было все равно трудно. Это было конечно намного легче, чем параллельно делать дополнительные магические посылы для расхода энергии, да еще скрывать их, да еще и подкачивать себя недостающим до нужного уровня количеством энергии. Все равно, постоянный контроль над своим магическим уровнем выматывал изрядно.

Как ни странно, примирили меня с действительностью задиры с факультета Боевой Магии. Эти ребята были такими непосредственными и простыми, что стал постепенно испытывать к ним чувство привязанности. Началось все с того, что за своими разговорами тройка третьекурсников не заметила, как столкнулись со мной в коридоре. Мог бы уклониться от столкновения, но не стал. Отчего серой мышке проявлять чудеса ловкости, тем более что мышке иногда надоедает ей быть?

- Мальчик, ты хотел меня с ног сбить? - громила, которому я был чуть выше пояса, улыбнулся мне самой своей кровожадной улыбочкой, - ты откуда, мальчик?

- С факультета Очищающей Магии, группа сто одиннадцать.

После этих слов я нырнул спиной по полу у него между ног, случайно как бы заехав ему между ног вздернутой кверху ногой. Громилу скрючило и сплющило. Еще бы. Приложил ему носком обуви хорошо, сам не знаю, зачем и почему так сильно.

- До свидания, ребята, у меня занятия сейчас начнутся, некогда поболтать.

Вскочив, ломанулся со всех ног на занятия, которые, действительно, должны были начаться скоро.

Не знаю, чего они хотели добиться от меня, но к моменту вытекания нашей группы из аудитории троица третьекурсников с весьма серьезными рожами ждала в коридоре. Я постарался затесаться в середину, придержал Дану, нашего неформального лидера группы, за руку.

- Дана, - выступил как провокатор, - эти трое третьекурсников - боевики, они хотят мне что-то плохое сделать.

Дана притормозила, глянула на меня как-то странно.

- Группа сто одиннадцать, все - сюда! - Дана остановилась, скомандовала невозмутимо, громко и четко, - ордер звезды против этих трех.

Не знаю, что там думала эта замечательная троица, но за пару-тройку секунд они были охвачены всей нашей группой ордером рассеянной звезды. Остальные студенты нашего потока затормозили и застыли неподалеку.

Громила Леган Секстин, получивший от меня в прошлую нашу встречу по яйцам, изрядно растерялся, когда Дана, сблизившись с ним, ткнула ему в живот своей твердой полной грудью, двумя руками после этого слегка толкнула его от себя за бедра.

- Мальчик, ты хочешь наехать на нашу группу?

Троица явно не настраивалась на битву с группой, они всего лишь хотели устроить маленькую разборку и только со мной одним. Они не знали, что им делать.

- Мальчик решил спрятаться за юбками, - это выступил самый языкастый из них, Канс Вервин, - мы хотели поговорить только с ним.

- Где ты видишь, придурок, у меня юбку? - Дана была невозмутима, повернулась к Кансу, - я у него мамка, если он пошалил - можешь попробовать предъявить претензии мне. Вы что, лбы, офонарели? На малолетку решили наехать? Пошли на ... отсюда!

Троица третьекурсников, что-то бурча, позорно ретировалась.

Начались после этого обоюдные развлечения. Сладкая троица регулярно настраивала против меня в коридорах поисковые магические мины. Отловить меня для приватного разговора они прилагали все свои усилия в свободное от учебы время. Как только меня всерьез загоняли, спасаясь от них, затесывался в ряды своей группы, меня тогда оставляли в покое. Несколько раз отлавливали, и был почти в тупике - убегать был вынужден забегом по стенам. Один раз Жан Корвин, третий из троицы, за руку стянул меня с забега по стене и опрокинул на пол. Все-таки их там учили кое-чему, кроме магических воздействий.

- Ну что, паршивец, поговорим? - Карс Вервин вовсе не выглядел очень уж довольным успешно завершившейся охотой, но нажимал мне коленкой на голову он при этом весьма больно, кроме этого накинул мне сетку на голову, во избежание так сказать, магических посылов.

Только год длились эти наши невинные развлечения, прекращать их был не намерен. Крутанулся с изрядным пылом на спине, заехав всем трем попеременно разными ногами по лицу, вскочил на ноги, запрыгнул обеими ногами на согнувшегося Легана, оттолкнулся от него, и в очередной раз оставил их с носом. Оглядываться не стал, но отчего-то ощутил исходящее от них облегчение, несмотря на их разбитые физиономии. Не знали они, что им со мной делать после поимки. Наверное, в последнее время стали воспринимать меня как своеобразный тренажер и, как выяснилось, даже испытывали ко мне что-то вроде привязанности. Подтвердилось это случайно.

Дана, формальный и неформальный лидер нашей группы, как-то после занятий ненавязчиво придержала меня за локоток.

- Лойт, а ты в курсе, что из-за тебя в четыреста семьдесят шестой группе вышел конфликт?

- О чем ты, Дана?

- Я о том, что Легану, Карсу и Жану их группа выдвинула ультиматум. Их группа, поддержанная всем их четвертым курсом, для прекращения навлекаемого на них позора, потребовала в полном составе выдвинуться, нейтрализовать нас всеми имеющимися силами, тебя разложить на какой-нибудь скамейке и устроить показательную порку ремнями, бичами или чем-нибудь подобным. Знаешь, что они ответили на ультиматум? Они ответили, что это их личное дело. Если произойдет нечто подобное, то они выступят на стороне нашей группы против своих. Вот так.

После этого догонялки продолжались еще пару месяцев, но уже без особого пыла с обеих сторон. Потом произошло знаменательное событие. После очередного занятия нашего потока на выходе нас поджидала в полном составе четыреста семьдесят шестая группа. Леган, этот громила-переросток с роскошным букетом в руках выглядел несколько комично. Слава Богине, этот букет предназначался не мне. Наша группа, как и в первую подобную встречу, уважая сложившуюся традицию, выстроилась в ордер рассеянной звезды без каких либо команд. Остальной народ с потока заинтересованно столпился немного в стороне. Леган удивительно грациозной для своей комплекции громилы походкой приблизился к выдвинувшейся ему навстречу Дане. Свободной правой рукой он ловко ухватил Дану за левую руку и поцеловал ее.

- Это вам, Дана, и всей вашей группе от нас в знак признательности и уважения. Надоели нам детские игры. Мы хотим вашего Лойта с полного согласия наших кураторов привлечь на постоянной основе к учебным занятиям в качестве зайца. На него теперь будем не только мы втроем охотиться, но и весь наш курс. И не в перерывах, а на штатных занятиях. Ему следовало бы к нам на факультет поступать. Вы не возражаете?

- Против обучения на вашем факультете мы возражаем, - Дана улыбалась, - а против его заячьей специализации... Почему бы и нет? Если, конечно, он сам согласится.

Участие в занятиях студентов факультета боевой магии в качестве зайца стало одним из самых интересных моих развлечений на все оставшееся время обучения в академии. Это было весьма увлекательной игрой, впрочем, в немалой степени травмоопасной. "Заячья охота" - один из профилирующих предметов боевиков на все время их обучения. Это неудивительно, так как практически все выпускники этого факультета после выпуска шли на работу в различные силовые ведомства, куда их брали с великой охотой. Суть игры-занятия была проста. На специальных полосах препятствий, либо в парке, либо на лужайке, либо в здании для зайца намечали точку старта и финиша. Обозначали противостоящую команду охотников в разных количествах и с разным разрешенным набором воздействий, на разных исходных позициях. Задача зайца понятна - пройти от старта до финиша любым способом, кроме левитации и мгновенного переноса. Задача охотников - спеленать зайца до финиша. Попасть в число зайцев в академии считалось весьма почетным делом. Некоторые из этих самых зайцев были изрядными волками и любили калечить охотников, что только придавало им больший заячий авторитет. С исцелением самых тяжелых травм в академии проблем не было, наоборот, они приветствовались, побольше и потяжелее. Увечных страдальцев никто в реаниматоры на несколько часов не засовывал. Над страдальцами измывались студенты в основном женского пола с факультета Целительной Магии. Где же им еще практиковаться в своем искусстве? Эти девушки обязательно присутствовали на заячьих охотах и болели они в основном за наибольшее количество полученных и нанесенных увечий. В общем, законченные садистки. Меня эти девушки изрядно недолюбливали с самого начала. Мой заячий стиль пришелся им не по душе. Подозревали они, что я изрядно шлангую, и вполне мог бы на каждой охоте организовать пару-тройку переломов, я же избегал единоборств, доводил до совершенства искусство уклонения и выскальзывания, а также быстроту и резкость, в чем немало преуспел. Если бы не наловчился раз за разом оставлять охотников в дураках, то из зайцев меня быстро бы выперли, щадящий стиль был нелюбим и преподавателями с этого чокнутого факультета. Самую же большую их неприязнь вызывало мое нежелание носить заячьи и вообще всякие амулеты. В их понимании при заячьей охоте охотник должен был срочно, пока продолжается беготня и мордобой, распознать носимый зайцем амулет и применить действенное магическое воздействие, чтобы тому поплохело. У меня же амулетов вообще не было, а воздействия никакие против меня не получались совсем. Они извращались как могли, чтобы подобрать против меня для своих студентов действенное магическое воздействие и ничего не получалось. Заячьи охоты с моим участием фактически были чисто спортивными состязаниями без всякой магии, бесило их это до крайности. Предмет этот задуман то был как практикум по боевой магии, а вовсе не как спортивно-оздоровительное мероприятие. Только за два года до выпуска один случай примирил их со мной по этому поводу, но это отдельная история.

Наши девицы относились ко мне очень хорошо. Жалели меня. Вступались за меня, когда меня начали задирать выскочки из факультета боевиков. Я строил из себя одуванчика. Отпора задирам не давал, ждал, пока одноклассницы спасут. Они спасали. Такой весь был из себя скромненький. А у самого помаленьку начали гормоны бурлить. Ясно, что никто из девиц меня всерьез не воспринимал, точнее, воспринимали они меня не то, как общего сыночка, не то, как младшего братика. За это дал себе слово люто им отомстить через некоторое время.

Стукнуло уже четырнадцать лет, когда я резко съехал с катушек на почве сексуальной озабоченности. Первой жертвой стала одним вечером после окончания занятий Сантия. Когда после завершающего за день занятия все ломанулись на выход из аудитории, решил задержаться, увидев сидящую в задумчивости Сантию. Она выглядела грустной до невозможности. О ее тревогах и печалях догадывался. Экзамен на носу, а энергия почти на нуле. Готов был ей помочь. Однако совершенно не представлял, как следует к ней деликатно подступиться. Выдумки не хватило, решил идти напролом.

- Сантия, пошли со мной, я решу твою проблему.

- Лойт, - что ты можешь сделать? - она смотрела на меня грустно, захотелось заплакать прямо таки от сопереживания, но воздержался, вместо этого посмотрел на нее с дурацкой улыбкой до ушей.

- Сантия, что ты скажешь, если я тебя накачаю энергией под завязку? Ты же меня за это отблагодаришь и позволишь делать за это с тобой разные неприличные вещи. Идет?

Она грустно улыбнулась, но посмотрела на меня снисходительно.

- Лойт, врешь ты все. Дурачок. Четырнадцать твоих подростковых лет тебя по мозгам стукнули? Гормонами ты меня своими разыгравшимися собрался накачать?

- Сантия, пошли в мой Дом Престарелых, он рядом совсем. Я тебе всучу порцию энергии, а ты сама после этого скажешь, следует ли тебе по этому поводу свое нижнее белье показывать или нет.

Она смотрела на меня внимательно и весьма иронично.

- Лойт, Ты, что, в самом деле, задумал меня в кровать завалить? У тебя, милый мой, с головой все в порядке? Я для тебя кто?

Раздразнила она меня этими своими высказываниями изрядно. Уже настолько ее захотелось, что плохо даже соображал, что делаю. Действительно, что-то в голове помутилось от сексуальной озабоченности. Молния ударила в затылок Сантии.

- Ну что, Сантия. А теперь, что скажешь? Убедилась теперь?

Стукнутая по ней молния в нее впиталась и загрузила ее практически под завязку. Девушка была теперь переполнена энергией.

- Лойт, скажи мне, что ты пошутил насчет притязаний на мое тело. Я опасаюсь теперь тебя. Откуда у тебя такая мощь? Как ты это сделал? Ни про что подобное даже не слышала.

- Извини, Сантия, действительно, гормоны разыгрались, мне стыдно. Энергией пользуйся. Дарю. Прости меня. Пойду я, ладно?

- Стой, наглец такой. Ты меня действительно умудрился накачать энергией. Я теперь как полная и законченная дура должна отблагодарить тебя. Пошли, позволю посмотреть на свое нижнее белье и все остальное со мной сделать. Лойт, не вздумай только никому про эту мою покладистость рассказать.

Следует заметить, что девушка оказалась хоть и полной энтузиазма, но весьма неопытной. Со мной же обстояло все намного сложней. Опыт предков и подростковый возраст вступили в некоторый конфликт. Не захотел изображать скромность. Многократное надругательство над ее телом осуществлял вполне себе изощренно. Она даже пыталась несколько раз протестовать. Меня же понесло. Никаких скидок она не получила.

Наш маленький совместный секрет с Сантией и одного дня не продержался. Сама же Сантия и разболтала на следующий же день все своей лучшей подруге Дане. Впрочем, ей ведь надо было хоть как-то объяснить подруге, откуда у нее взялась практически полная подзарядка? Вечером, дождавшись, когда все покинут аудиторию, Дана меня зажала в углу и потребовала колоться. Колоться не желал и напрочь отпирался от всего. Эта нахалка категорически потребовала, чтобы ее тоже подзарядил. Повел себя с ней себя не очень красиво. Как порядочному человеку надо было ее зарядить и успокоиться на этом. Я же поступил непорядочно. Свою порцию энергии она получила несколько неприличным способом. Держа ее за голову и задавая ей темп, испытывал просто щенячий восторг. Излишне говорить, что энергию свою она получила совсем не в виде молнии. Способность заряжать энергией - пожалуй, самая древняя сторона Дара для моего рода и именно она в свое время послужила основой для резкого наращивания родового магического потенциала. Смешно, но некий мой предок, основатель магического рода, мог закачивать энергию исключительно только через сексуальные манипуляции, такой способ и до сих пор является самым легким по затратности усилий. Накачивать дистанционно значительно труднее. Более того, сброс энергии через сексуальные манипуляции по магической чистоте близок к абсолюту, именно поэтому он при частом использовании способствует наращиванию потенциала обоих сторон.

После этого совсем съехал с катушек. И пары месяцев не прошло, как неохваченной моим нездоровым сексуальным вниманием осталась только Лерта. Справедливости ради следует отметить, что я перестал увязывать между собой свои сексуальные притязания и закачку энергией. Девушек стал подзаряжать всех по первому требованию и без всяких условий, в том числе и Лерту. Что характерно и девицы отныне мне ни в чем не отказывали, тоже съехали почему-то с катушек на сексуальной почве, как будто кто-то их до этого ограничивал в этом вопросе. Огромную роль в этом сыграл также метр Рассель. Его следовало бы с полным правом назвать соучастником моих сексуальных преступлений. Еще бы. Метр готовил так, что девицы наши все как одна подсели и впали в серьезную зависимость от его кулинарных извращений, установили очередность визитов ко мне на ужин. Даже Лерта охотно откликалась всегда зайти в гости, правда никаких вольностей в отношении себя не позволяла, в отличие от других. Постепенно так получилось, что обедать в дни занятий вся наша группа стала исключительно в Доме Престарелых, хотя вначале девушки несколько стеснялись по этому поводу. Я же их всех именно во время обеда в основном и подзаряжал. Причина этому была вполне практической - Дом Престарелых был непроницаем для магического сканирования, а я был заинтересован в сохранении тайны своих магических манипуляций над девушками. Вообще-то магическое воздействие в виде закачки энергией, хотя и не имело ярко выраженного отката, как если бы им часть жизненной силы вкачал, но нечто подобное было. После двух-трех подзарядок девицы мое тельце начинали воспринимать как продолжение своего тела, неудивительна поэтому была их склонность к максимальному сближению, скорее удивительна была упертость Лерты, в категорической форме отказывавшей мне ее просто даже погладить.

То, что девушки наши стали все время пребывать в состоянии полного энергетического наполнения, разумеется, незамеченным не осталось. Все преподаватели и другие студенты ломали над этим голову, и никто не мог понять, в чем тут дело. У девушек даже пробовали требовать объяснений в ультимативной форме. Те не раскололись. Даже преподаватели по этому поводу посылались подальше, в том числе в самой жесткой форме. Причина этой их упертости была в нашем общем уговоре об этом. Они все вполне обоснованно опасались, что способность закачивать энергию может навлечь на меня серьезные неприятности. Их магический потенциал стал ощутимо и быстро вырастать. Мне тоже пришлось несколько повысить свой фон, чтобы не очень от них отличаться. Настойчивость преподавателей была понятной. Их учебные планы ломались. Учебный процесс строился на том, чтобы истощать энергетически студентов со скоростью, близкой к скорости естественного восполнения. Тут же каждый день студенты приходят переполненные до краев, как будто уже все получили и таскают по собственному Камню Титула. Известный миф о свободном ненастроенном ни на кого Камне Титула в их воображении получил практическое подтверждение. Они все как один подозревали нашу группу в том, что этот мифический артефакт мы где-то прячем и втихаря пользуемся. Даже имели почти твердую уверенность о месте укрытия. Правильно, именно Дом Престарелых и подозревался в качестве укрытия. Смешно, но эти дикие измышления, собственно, полностью соответствовали истине, только не в том виде, как они это себе представляли.

Мои неформальные отношения с нашими девушками были все-таки замечены. Если про закачку энергией никто не догадывался, то про другого рода накачку поползли слухи и сплетни, нашлось и много любителей нескромно пошутить по этому поводу. Это не могло не вылиться в некоторые неприятности. В пятнадцать лет я перестал изображать в академии скромного мальчика.

Удивительно, но ничего особенного не почувствовал. Пятеро молодых людей с плакатами о необходимости защищать и укреплять зеленую безопасность планеты вежливо так, тренькнули возле калитки и вполне спокойно вошли. Я сидел на веранде и с огромным удовольствием поглощал завтрак. Ничего особенного в этой маленькой толпе не углядел. Смотрел на них с недоумением, конечно. Никак нельзя было жильцов нашего Дома Престарелых заподозрить в том, что мы не уважаем зеленые насаждения. Наоборот, наше жилище окружало со всех сторон сплошное растительное чудо. Растения эти радовали глаз и настраивали на совершенно благодушное настроение. Пятеро молодых людей не дошли до меня метров семь, когда за мгновение все изменилось. Я распластался в прыжке вниз к полу, метнув в сторону прибывших маленький диск. Одновременно, за моей спиной вздохнул Монк и тоже сделал некоторое короткое метательное движение, следом за которым последовало доставание его специальной и весьма уникальной громыхалки, и та немедленно громыхнула. В это же время через перила веранды метнулся смазанный силуэт, Корт двигался со скоростью, которую от него в его возрасте ожидать было трудно. К этому моменту из пяти молодых людей в живых остался уже только один. Корт не подвел. Последнего живого он спеленал за доли секунды, одев ему также на голову металлическую сетку, а руки сзади сцепил наручниками. Правильно. На всякий случай.

Я, уже не торопясь, поднялся. Прикинул диспозицию. Одному голову почти отрезал своим диском. Еще у одного посреди лба торчал маленький топорик - работа Монка. У третьего вместо головы было некое месиво - также Монк, его громыхалка. У четвертого трупа в глазу торчал короткий пластиковый колышек - работа Корта. Моя престарелая команда телохранителей сработала по самому высшему разряду.

- Корт, сюда его.

- Лойт, вряд ли, что получится, - Корт несколько даже скривился, - он из закодированных. Расходный материал, вряд ли что и знает.

Это был вызов моим предкам. У них не было возможности испробовать на практике хитрый и жестокий магический посыл, который они придумали для такого как раз случая. Мне эта возможность представилась.

- Сюда его, Корт. Он сейчас все расскажет, не сомневайтесь.

- Лойт, вы уверены? - он усадил пленника на стул передо мной, - у нас нет методик для таких, как он.

- Корт, у меня на него найдется методика, - ткнул пальцем в грудь пленника, - посыл полного подчинения. Если я сейчас ему прикажу, он себе сердце остановит. Не торопись, гаденыш, сначала все расскажешь, что знаешь. Рассказывай все, что знаешь про заказ.

- Заказ мы приняли от Ланца Родварда, - выражение лица пленника было отсутствующим, его с нами не было, он был далеко, - получили задаток две тысячи риалов, не знаю, что еще рассказывать про заказ. Заказ нами был получен позавчера.

- Корт, нам еще что-нибудь от него нужно?

- Нет, Лойт. Нам от него больше ничего не нужно.

- Умри, - пленник обмяк и свалился со стула, никто его придерживать и не собирался.

- Лойт, - Корт выглядел несколько озабоченным, - насколько я помню, Ланц Родвард - папочка одной из ваших одноклассниц. Нам в отношении него надо предпринять определенные действия. Согласны ли вы, что убивать его не следует? Надо с ним придумать что-то более хитрое.

- Корт, разумеется, папочку Руаны трогать никак нельзя. Хитрости придумывать тоже не вижу никакого особенного смысла. Ему надо сделать предложение, от которого невозможно отказаться. Этим пятерым киллерам отрезать головы, сложить их в мешок и передать с открыткой и наилучшими пожеланиями заказчику. Все надо сделать так, чтобы Руана про это все безобразие не узнала никаким образом. Справитесь, Корт? Если у вас душа к этому не лежит, так мне и скажите. Я не обижусь, сам все сделаю.

- Лойт. Наоборот. Проделаю это все с некоторым даже удовольствием и с особым цинизмом. Если бы у меня на службе был такой начальник, как вы, Лойт, я бы, пожалуй, и не стал бы подавать в отставку, до сих пор бы служил.

С этого времени регулярно по три-четыре раза в год на территорию Дома Престарелых стали предприниматься попытки скрытного магического и немагического проникновения. Нет, не киллерами. Заказчиками или исполнителями выступали разные преподаватели нашей же академии. Цель была выкрасть или просто проверить наличие в доме магического артефакта - ненастроенного Камня Титула. Неожиданностью для меня не стала и первая попытка. Методика реагирования была продумана заранее и была очень быстро практически отработана до мелочей. Дом Престарелых обладал двумя охранными контурами. Один был сработан охранным агентством "Коринф" и находился под управлением команды телохранителей. Этот контур был очень хорош для обнаружения нежелательных визитеров, в том числе использующих магическую маскировку. Правда, никакими силовыми функциями он не обладал, только сигнальными. Предполагалось, что нейтрализацию нарушителя далее следовало осуществлять персоналу либо вызывать дежурную команду агентства "Коринф" для этих же целей. Даже мои телохранители не догадывались, что Дом Престарелых обладает дополнительно другим, куда как более мощным охранным контуром, а может быть, о чем-то таком и догадывались. Хранилище для Камней Титула, вполне себе настроенных и именно на меня, впрочем, еще кое на кого, находилось внутри подложки Дома Престарелых. Этот контур находился, разумеется, под моим личным управлением, обладал он огромными силовыми возможностями, которые, впрочем, были весьма избыточны. Этот контур при необходимости мог и полностью управлять первым контуром. Как правило, при обнаружении нарушителя или нарушителей, моя команда докладывала мне и ждала моих дальнейших указаний, даже тогда, когда меня в особняке не было, я делал вид, что это для меня новость. Перемещался в закрытую запечатанную комнатку дома, в которой на самом деле не было ничего, туда же управляемый мной контур доставлял нарушителя или нарушителей, которых я быстро потрошил на предмет состава исполнителей и заказчиков. Затем живые, но обездвиженные нарушители с некоторыми провалами в памяти выбрасывались во временную мертвую зону первого охранного контура, которая тут же переставала быть мертвой. Я давал команду вязать и выдавал целеуказание на заказчика. К заказчику выдвигалась специальная команда потрошителей агентства "Коринф". Ни одной смерти, ни одного повторного заказчика или исполнителя, всегда все было совершенно чисто.

На шестом году учебы в академии случилось со мной занимательное происшествие. Прямо во время занятий ворвался в нашу аудиторию запыхавшийся студент-боевик восьмого курса Глен Дорвин.

- Прошу прощения. Лойт Версорио, срочно, по распоряжению ректора, со мной к ректору!

Бежать с ним я отказался. Пытался расспросить его об этой чрезвычайщине, но он уклонился от объяснений под предлогом того, что мне все расскажут. Так и дошли до ректорского кабинета. В весьма немаленьком этом кабинете было тесно. Было человек десять преподавателей-боевиков вместе с начальником факультета, сам ректор, парочка неизвестных мне личностей мужского пола и человек тридцать студентов-боевиков. Выяснилось потом, что их было тридцать три.

- Это он? - спросил ректор у начальника факультета боевиков, кивая на меня, дождавшись ответного кивка, продолжил, - Баллок, введите молодого человека в курс дела.

- Лойт, - начальник боевиков обратился ко мне проникновенно так, - готовы ли вы постоять за честь академии?

- Господин Баллок, - риторические вопросы мне никогда не нравились, постарался ответить без всякого раздражения и изобразить простоту, - я же вроде не в армии какой-нибудь? Здесь вроде бы академия? Нельзя ли мне просто сказать, что от меня требуется и почему? Во многих видах деятельности я не возьмусь представлять академию как раз для того, чтобы не нанести урон ее чести.

- Лойт, - тот улыбнулся, - извините за патетику, слишком уж случай неординарный. Давайте, действительно, расскажу вам по порядку. Случился в Правительстве Республики спор. Из-за чего и как он возник неизвестно. Известно только, что поспорили главы безопасности, разведки, полиции и службы охраны. Предмет спора - чьи бойцы спецподразделений круче. Тема извечная и никогда такого рода спор не имел шанса завершиться чем-нибудь конструктивным. В спецподразделениях этих, ни для кого не секрет, служит огромное число наших бывших выпускников. С их легкой руки занятия по "заячьей охоте" во всех этих ведомствах стали не только популярны, но и важнейшим элементом спецподготовки. Думаю, вы уже поняли, что крутостью меряться решили именно в этой дисциплине. Верховный Маг Республики встрял в этот спор и резонно заметил, что предмет этот был привнесен из нашей академии, то есть команда академии также должна принять участие в споре. Пять команд. Каждая с каждой. Команда охотников против зайца противника, потом наоборот. Итого восемь выступлений у каждой команды, точнее, по четыре выступления охотников и по четыре - зайцев. По сумме всех выступлений будут распределены места. Лойт, вы - наш джокер, зайца с такими уникальными способностями нет ни у кого. Заявляю это совершенно определенно. Есть только один неприятный момент. Жесткость наших заячьих охот не идет ни в какое сравнение с тем, что практикуют эти костоломы. Сугубо спортивного состязания не предвидится. Это будут бои и очень жестокие. Вы все-таки не боевой маг, я испытываю изрядные сомнения о правомерности запуска вас в эту мясорубку. Вам только недавно совсем восемнадцать лет исполнилось, а там будут такие монстры, что... Лойт, согласны ли вы принять участие? Мы отнесемся с пониманием, если вы откажетесь или согласитесь на один поединок, а далее - по обстоятельствам.

- Господин Баллок, - я только изобразил несколько секунд раздумья, - согласен принять участие во всех четырех поединках, и да поможет нашим соперникам Богиня.

- Лойт, - Баллок выглядел удивленным, - вы что же, даже не испытываете никаких сомнений по этому поводу? Это может быть очень жестко и очень больно.

- Ни малейших сомнений не испытываю, однако, надеюсь, что после того, как мы победим, ваши преподаватели перестанут на меня дуться за то, что не играю в поддавки со студентами-боевиками. За это мое согласие хотел бы получить ответ на один интересующий меня вопрос. Откуда пошло название "заячья охота"? Дело в том, что заяц - это зверек такой, который водится только на планете Земля республики Солнце. Насколько я знаю, больше этот самый заяц нигде не водится, но и там на него давно никто специально не охотится. Откуда здесь такое название?

- Боюсь, Лойт, что ответа на этот вопрос уже никто не знает. Я про зверька такого впервые слышу. А как он выглядит этот самый заяц?

Я рассмеялся.

Две недели до дня соревнований лихорадило всю академию. Предполагаю, что лихорадило не только академию. Какие кипят страсти у соперников, можно было только догадываться. Местом проведения соревнований был выбран стадион Службы Спасения. На стадионе этом находилось несколько специальных полос препятствий, предназначенных для проведения соревнований по прикладным видам спорта спасательной специфики. Особенного ажиотажа такие соревнования не вызывали, поэтому стадион этот имел только десять тысяч зрительских мест. Главным спорщикам это количество показалось вначале более чем достаточным. Продавать билеты никто не предполагал. Предполагалось допустить до зрелища узкий круг посвященных и причастных лиц. Когда же дело дошло до составления списков каждой стороной, то вышел изрядный скандал. Дело чуть ли не дошло до того, чтобы отложить соревнования. Жаркие дебаты завершились тем, что все стороны скинулись деньгами и за два дня на стадионе оборудовали еще десять тысяч мест. Каждой стороне выделили по три с половиной тысячи пригласительных. Еще две с половиной тысячи забрало себе Правительство Республики. Представителей информационных агентств решено было единодушно на мероприятие не допускать категорически, так же как и всяческих репортеров. И на том спасибо. Весь этот ажиотаж изрядно меня обескуражил. Как-то не планировал получать широкую известность. Выступить вполсилы, как-то поддаваться также было немыслимо.

Разумеется, все наши девушки получили пригласительные билеты, впрочем, все студенты академии их получили. Я вынужден был потребовать себе четыре пригласительных билета. Корт единственный раз за всю свою службу потребовал у меня что-то в ультимативной форме, а именно добыть их для всей моей команды престарелых телохранителей. Он грозился даже уйти, если не выполню его пожелания.

Девушки наши меня совсем замучили. Дело в том, что единодушным мнением посвященных лиц состав участников было решено засекретить. Согласно договоренностям спорящих сторон за неделю до соревнований главному судье были каждой стороной представлены запечатанные конверты со списком участников - по четыре зайца и по тридцать охотников. Конверты должны быть вскрыты непосредственно перед первым выступлением команды. Капитан команды был вправе выставить на каждый раунд любого из зайцев, указанных в списке, либо любых пятнадцать охотников. По обоюдному согласию с преподавателями-боевиками меня на тренировки не привлекали специально, в то время как трех запасных зайцев и всех охотников усиленно натаскивали.

Девушки наши хор