Идеальная Семья

Абсолют Павел

Наемник оставил свой пост и поспешил на помощь. Я не видела Хозяина, он сражался по ту сторону повозок. Ну, раз он альва смог завалить, то големы вряд ли ему доставят проблем. Я последовала за Марисом. Оставалось еще пара зарядов. Сэйто бросилась за мной. У этой Семьи дела обстояли не ахти. Внутри круга неподвижно или вяло подергиваясь лежало множество раненых. Возможно, и мертвых. Слуги яростно отбивались от шевелящейся массы, осаждающей хлипкие телеги. Над баррикадой возвышалась громадная косматая лианистая голова голема-гиганта. Несколько особей просочились в тыл, и их кромсали вооруженные защитники. Марис не успел. Одна из повозок сначала сильно подпрыгнула вверх. Со второй попытки големы перевернули телегу, новы посыпались с нее на землю. Монстры повалили в образовавшийся проем, сметая все на своем пути.

 

От автора:

• Для удобства чтения физические величины в тексте используются привычные, а также названия животных и растений, если есть аналог (отличия указываются в примечаниях отдельно).

• Слова «люди», «человек» относятся к «Аксис» – наиболее распространенной и похожей на земную расу.

• В некоторых местах прилагательные не совпадают с родом существительного. Например, преданная слуга.

 

Глава 1

[Кутики]

Под вечер ровно тридцать первого числа третьей осени мы добрались до Садженто. В этот день мой предыдущий Хозяин обычно устраивал большой праздник совместно с другими Хозяевами из дружеских Семей. На них брали только первых слуг и слуг-фавориток. Я к таким не относилась. На сэкономленные личные деньги другие слуги закупали праздничный хлеб, делали разные блюда из риса, сладкий суп одзони и лапшу собу. Мне ничего нельзя было пробовать раньше. Теперь же я могу есть все то же, что и остальные! И жареное, и печеное, и сладкое, и соленое! Все можно есть!

Свое место в фургоне я уступила Тсучи. Ей больше требовалось. Поначалу было тяжело поспевать за Семьей, но сейчас уже немного свыклась. С рогами наметились первые успехи. Тренировалась усердно, всю накопленную силу тотчас тратила. Один раз Марис наругал меня, когда я заморозила участок ручья. Пришлось ему топать выше по течению, чтобы набрать котелок. Если раньше я могла заморозить воду, только коснувшись, то сейчас корка льда образовывалась на расстоянии десяти сантиметров! Вот бы метров на пятнадцать получилось заморозить. Я бы тогда даже гордячке Синкуджи нос утерла.

Семью, которая собирала караван, отыскали быстро. Я находилась недалеко во время переговоров. Главной у них стояла деятельная и резкая Леди Шауэр, кафанэска со спиленными рогами и длинными русыми волосами. Плата за проезд вместе с караваном составляла по десять сребреников со слуг и по два злата с Хозяина. Леди сказала, что часть собранных средств пойдет на обязательную взятку-пропуск двум кланам, по чьим землям мы будем проезжать. Хозяйка Шауэр с интересом осмотрела нашу Семью, порадовалась за большую прибавку одаренных к защитникам каравана. Может, мне показалось, но взгляд кафанэс задержался на мне дольше остальных.

Садженто – город размерами много меньше Осимо, однако новы на улицах снуют толпами. Везде расставлены повозки с товаром, лошади, фургоны, кареты. Интересно, почему Хозяин Хиири не хочет ездить в карете? Оказалось, что мы успели как раз за день перед отправкой большого каравана в Гоцу. Только вот мест в постоялых дворах не осталось. За небольшую плату одна фермерская Семья согласилась приютить нас на ночь в сарае. Хозяин сказал, что не так представлял себе празднование Нового года. Все немногочисленные харчевни забиты до отказа. Даже заказ на приготовление блюд поначалу не хотели принимать. К нашей радости Алиетого удалось договориться. В итоге уже ближе к ночи мы разместились в сарае со свертками наготовленной еды и напитками из харчевни. Саке – гадость полнейшая. И как Хозяин с Марисом и Линной пьют его? Хотя я рада, что мне дали попробовать. В этот поздний новогодний вечер мы наелись до отвала. С Сэйто, Мицу и Усенной говорили обо всем, строили планы, вспоминали разные события, втихую беседовали про Хозяина, новенькую Тсучи. Они наперебой предлагали мне попробовать разные кушанья, и с интересом обсуждали мою реакцию. Я ведь никогда не ела ничего подобного. У каждого блюда был свой собственный яркий насыщенный вкус. В общем, я не запомнила, как уснула рядом с аккуратно сложенным стогом сена в сарае.

Наутро обнаружила себя заботливо укутанной одеялом. И так мне стало радостно от этого незначительного события. Вот бы и весь год прошел также! Утреннее отличное настроение немного подпортил вид Хозяина, с двух сторон облепленного Линной и Синкуджи. Вряд ли они занимались непотребством этой ночью, но все же… Конечно, мне тоже хочется, хоть я и отрицаю при общении с подругами. А с кем еще, с Марисом что ли? Нет, он какой-то неправильный. Думаю, Синкуджи про него верно подметила. В принципе, я не против и с девушкой, только вот никто даже намека на эту тему не давал.

[Тсучи]

Да уж, слуги Семьи Хиири, как и сам Хозяин, преподнесли мне не один сюрприз. Сначала думала, что они просто притворяются, ан нет. Они на самом деле ведут себя как…лоты и их предводитель. Я слышала о таких Семьях в основном один негатив. Нельзя давать слугам спуска. Увеличение личных трат, разбалтывание секретов, неподчинение, работа спустя рукава, предательство интересов – вот что нас ждет. Рано или поздно Семья разорится, ее поглотят по частям или полностью иные Хозяева. Что поделать, так уж устроен мир. Однако Хиири пошел еще дальше и сотворил нечто совершенно невообразимое, я даже слов не могу подобрать, чтобы описать взаимоотношения внутри Семьи. Одна Клятва чего стоит! Как не ломала голову, так и не смогла понять, на чем же зиждется успех вонси. Клятва влияет опосредственно, главное – это доверие слуг и добровольное подчинение. Но из самого Хиири лидер не ахти. Та же Линна или наемник Марис подходят на эту роль куда лучше. Вонси же часто самоустраняется от управления Семьей, постоянно перекладывает свои хозяйские обязанности на плечи первой слуги. Он слишком много позволяет нам. До такой степени, что сам идет на поводу у слуг, исполняет некоторые просьбы и поручения. Случайно услышанная оговорка про Эринею частично объясняет его поведение. Хорошо представляю, как сложно бывает изгнать слугу из себя самой. Но что с остальными?! Пускай, у меня нет мыслей устраивать пакости Семье, наоборот, мне почти все глубоко симпатичны. Не могут же другие слуги все до единой думать также? Никакой клятвенный допрос не сможет выявить истинную натуру нова. Наступит момент, когда кто-то из слуг решит, что пора искать себе другое место, создавать собственную Семью. Единственное объяснение – это крайне малый срок существования Семьи Хиири. Что ж, выводы делать рано. Надо еще понаблюдать.

Про Несущую смерть я слышала несколько раз. Каким образом настолько опытная слуга допустила подобное развитие? Что за халатное отношение к обязанностям? Почему не разъяснила бывшему слуге, как должен вести себя Хозяин? Нет, я ни в коем случае не желаю служить Хозяину-деспоту, но и безвольному «свободолюбу» тоже. В идеале должно быть нечто среднее. Что ж, раз агаши не смогла обучить вонси, придется мне заняться. Хотя управление Семьей – не мое призвание. Просто не могу смотреть, как эти наивные дети неумело пытаются влиться в жестокий и суровый мир королевств!

Когда я увидела Кутики без амигасы, часть вопросов отпала. Если уж он позволяет себе подобные траты, то семьдесят златов может показаться незначительной суммой. Но какого голема, никто из слуг не отговорил его от моей покупки?! Да мне красная цена тридцать монет! Первоначально я приняла их молчание в момент торгов за почтение к Хозяину и отличную выучку. Как же я ошибалась! Они считают, что вонси поступил правильно. Правильно, итить их за ногу! Нет, вы представляете? Выкинуть сорок злат на ветер – это «правильно». Алиетого, показавшаяся мне на первый взгляд вполне разумной, также не выказывала и тени сомнения. Да, именно увечная слуга и разъяснила мне некоторые тонкости. Что самое поразительное, при нашем общении Алиетого относилась ко мне недоверчиво, даже с опаской. Это просто финиш. У меня уже цензурных слов не хватает. Можно ли представить себе Семью с полной Клятвой, где слуги утаивают друг от друга внутрисемейные правила и обычаи? Нет и еще раз нет! Исключение составляют только временно нанятые слуги, но Хозяин даже намека не оставил, что планирует в будущем перепродавать меня. Во всем виновата наша странная Клятва. Как можно добиться благополучия Семьи без доверия, скажите на милость? Я понимаю еще оставлять при себе некоторые личные проблемы, но мне приходилось чуть ли не клещами вытягивать всю важную информацию.

Уже шестой день я не брала в рот ни крошки, однако прогресс почти незаметен. Эхх, вот бы попробовать что-то из новогодних яств. Нельзя. Говорят, другие новы испытывают сильное чувства голода в такие моменты. Нами, тивианцами голод ощущается как легкий дискомфорт, вроде песчинки в ботинке.

Довольно явственно проступает интерес всех слуг от мала до велика к своему Хозяину. Не спорю, он вполне себе ничего: молодой, привлекательный и физически развитый. Мне хоть и по нраву более зрелые мужи, я тоже иногда поглядывала за ним на тренировках. Последнее – тема для отдельного разговора. Можно ли представить, чтобы Хозяина будили обливанием ледяной водой (Синкуджи один раз постаралась)? Далее Хиири принялась беспощадно гонять Линна, да и сама магесса после устроила учебный магический поединок. Вонси хоть и бурчал на беспардонную наглость со стороны слуг, однако ни наказаний, ни устного выговора за этим не следовало. Похоже, все куда хуже, чем мне представлялось. После исхудания семейной казны нас определенно ждет полное увядание. Если только Я не исправлю положение.

[Алиетого]

Новенькую Тсучи Линна как-то незаметно перепоручила мне. И ведь не откажешь. Где артефакт? На месте? Уф-ф, в порядке. Тивианка сразу забросала меня вопросами. Некоторые ставили меня в тупик или заставляли стыдиться собственной недальновидности. У циркачки имелось намного больше жизненного опыта. Рог на месте? Что-о-о?! Где он? А-а, я же его в другой карман переложила. Вдох-выдох. Все нормально. Тивианка посеяла и во мне зерна сомнения. Правильно ли мы делаем в отношении Хозяина? Все обязательно пойдет кувырком. Снова побои и беспросветный мрак. Хотя я уж точно никак не влияю на дела в Семье. Ночью еле глаз удалось сомкнуть. И все это с тех пор, как мне дали этот чертов дорогущий артефакт. Точно сопрут. С моей-то удачей.

Все утро в страшной спешке пришлось мотаться по Садженто и закупаться провизией, емкостями для воды и дровами. В Шидосадаре с этим делом туго. Фургон забили под завязку, только для одного нова оставили сидячее место. При взгляде на Тсучи постоянно возникает чувство жалости, и думается, что собственное положение не такое уж и безрадостное. Впрочем, тивианка рано или поздно похудеет. Мне же никогда не вернуть нормальное зрение. Да и будь у меня оба глаза, такой видный вонси как Хозяин вряд ли посмотрит в мою сторону. Куда мне до Синкуджи. Даже Марис игнорирует полностью. А ведь действие рога все еще ощущается, блин.

К обеду Леди Шауэр удалось собрать Семьи и выстроить бесчисленные повозки в единую линию. Растянувшийся караван двинулся к границе. Двадцать две Семьи вместе с нами, в среднем по десятку новов в каждой. Спустя час пути все деревья сошли на нет. Еще через полчаса исчезли последние кусты. Осталась жухлая трава с большими проплешинами. Шидосадара – ужасное место. Сплошная бесплодная пустыня. Марис, как наиболее знакомый с королевством, просвещал нас:

– Короче, единой правящей Семьи тут нет. Земли поделены на анклавы, которыми управляют разные кланы. Анархия считай. Где-то промышляют разбойные Семьи, кто-то постоянно воюет меж собой, часть кланов более-менее мирные. Сюда завозят плодородную землю, воды и солона ведь в достатке. Говорят, все из-за того, что местная пустыня проклята. Где вы еще видали такую странную почву как в Шидосадаре? И не земля и не камень. Ударишь киркой – до рукояти войдет, но лопатой не копнешь. Моряки утверждают, что в океанах есть такие камни – кораллы губчатые. Они пористые и хрупкие. Так вот, шидосадарская пустыня на огромный коралл похожа. И ведь он растет еще. Очень медленно. Знаете ведь наверняка про подземную реку? Ходят легенды, что когда-то большая Садара текла по поверхности, но постепенно воды вымыли русло. Слишком уж почва податлива. Река опускалась до тех пор, пока не кончился коралловый слой. Прошли века, и постепенно над руслом вырос свежий пористый камень, свод сомкнулся. Вот, гляньте!

Наемник копнул ногой, сняв верхний утоптанный дерн. Под ним действительно обнажился странного вида серый камень с многочисленными дырками-пустотами.

– Это из Каскано грязи нанесло. В центре Шидосадары верхний слой крохотный. Дожди здесь почти не идут. Река глубоко под землей, поэтому с водой тяжко. На всем протяжении пробиты специальные туннели, но все их тщательно охраняют. За глоток воды дерут по сребреннику! Еще ходит молва о местном недуге, вызванном проклятьем. Думаете, почему никто не объединил все земли Шидосадары? Все потому, что любая династия быстро хиреет. Сын не сможет продолжать нормально править: будь он хоть одаренным, ему не выдержать столько же Клятв. Да-а, пустыня берет свое. Вот и приходится местным Великим Семьям выкручиваться, объединятся небольшими группами, которые называют кланами. Хотя я ходил здесь аж два раза, и ничего особенного не заметил. Главное, на местную еду особо не налегать, да и женщин здешних не щупать. Думается, брешет молва. Все из-за кровосмешения. Линна, что там кодекс говорит на этот счет?

– Если вкратце, то все дети подлежат продаже, обмену или дарению иным Семьям. Запрещается осуществлять поставки в одну Семью длительным сроком. Допускается держать детей в Семье до четырнадцати лет для обучения профессии или передаче семейных знаний о боевых и магических искусствах. В дальнейшем продажа. За исключением случаев воспитания наследника Семьи.

– Во-о! А местные что делают? Заимели дочку, оставили в своей Семье, потом ее же и обрюхатили. Оттого и растут больные и калечные, у которых с принятием Клятв проблемы. А все отчего? От жадности. Не хотят кланы обмениваться слугами. Всех детей оставляют себе. Вот Сэйто, ты жила в закрытой деревне, как у вас с этим было?

– Ну-у, у нас часто плоходили ялмарки. Плиезжали из длугих делевень, устлаивали смотлины. В шестнадцать я тоже должна была отплавиться в длугое село с палными Клятвами. Если кто-то понлавился, и я ему, то мы могли обменяться Клятвами. Знаешь, как это ломантично? В ясный день, пли большой толпе гостей, с венками из тиса толжественно поклясться длуг длугу… Не то, что это ваше бесчестное плинуждение стать слугой.

– Ага, еще скажи, что у вас не было случаев принуждения дать парную Клятву.

– Нет!

– Тебя просто не посвящали в детали.

– Неплавда!

– Помнится, ты рассказывала про своих родителей, – встрял Хозяин.

– Нет! Они… Они давали Клятву по своей воле! Они любили длуг длуга…

– Уверена? – продолжил Хиири.

– Не-ет… – хлюпнула носом Сэйто.

– Не расстраивайся. Может, все дело в парной Клятве. С нее станется извратить любую привязанность, – Хозяин попытался оправдаться.

– Угу. Я не лебенок, не надо так со мной. Это больно, но я понимаю. Палные Клятвы тоже не идеальны. Ты это хотел услышать, Малис?

– Не-не. Куда-то не туда разговор зашел. В общем, даже у вас кровосмешения стараются избегать в отличие от шидосадарских Хозяев. Поганое место. Проклятое, – наемник сплюнул.

Здесь нас точно прикончат. Меня схватят, будут постоянно насиловать и заставят рожать уродливых детей. Которых тут же погонят на верную смерть на соседние кланы или в атаку на караван вроде нашего. Так и будет. Рог на месте?! Уф-ф, на месте.

Многим было неуютно в неприветливой пустыне. Будто голый стоишь, один посреди мрачного бесконечного камня. Вечером Леди Шауэр выстроила повозки кругом в качестве оборонительной преграды. Хозяева в основном ночевали в каретах или личных фургонах, только Хиири составил компанию слугам, что собрались в центре. Также от каждой Семьи выбрали дозорных, от нас вызвалась Усенна. Зловещий ночной мрак скупо разрезал одинокий костер: дрова исключительно привезенные с собой из Каскано. Быстро сготовив пищу, слуги тушили свои кострища и собирали угли для дальнейшего использования. Тсучи тяжело ворочалась рядом, пытаясь выбрать удобную позу. Жесткий камень пустыни и тонкая подстилка – не слишком роскошное ложе. Глаза закрылись, поддавшись общей усталости. Сегодня нас точно сожрут.

– Подъем! Тревога!

Я подскочила, и первым делом проверила на месте ли рог. На месте. Стояла глубокая ночь, на удивление теплая для этого времени года. Слуги начали вскакивать со своих мест, что-то кричать друг другу. «Где Хозяин?», «Защитим Хозяйку!». Толстые морды спали отдельно, с комфортом на мягких перинах. Не то, что наш Хиири. Зато я уверена, что он лежит рядом, и с ним все в поря… Где Хозяин?! Синкуджи с Линной также не было видно. Сэйто первая озвучила вопрос, и ей ответила Тсучи:

– Они встали раньше. Их разбудила шад.

Лаура? Неужто альвы? Что им надо здесь, в Шидосадаре? Никакие джунгли не вырастут в пустыне, как не подпитывай их силой. Со слов других новов, у Леди Шауэр не было слуг-шадов. От их чутья никакого толку в Шидосадаре. Вообще, предводитель каравана имела всего десяток слуг, в основном лучницы и пару одаренных средней силы. Линна сказала, что с профессией этой Семьи вполне логично использовать дальнобойных воителей и магов. А ближний бой оставить на поруку чужим слугам из каравана. Так, рог на месте, нож под рукой. Из ниоткуда вынырнула Линна:

– Мы с господином, Синкуджи, Лаурой и Усенной будем на баррикадах. Марис, подтягивайся. Мицу, Сэйто, вы с амулетами также представляете определенную силу. Господин сказал, чтобы вы решали сами. Али, ожидай команды, возможно артефакт пригодится.

– Что случилось-то?

– Дикие големы. Много. Лаура почуяла. Из Ташимиги скорее всего. Наш пост вон у тех повозок с тюками, – махнула рукой первая слуга и развернулась. – Мне пора.

Наемник шустро надел свою амуницию и последовал к баррикадам. Сэйто с Мицу некоторое время совещались, никто не влезал в их разговор. Вскоре обе удалились с самыми серьезными лицами.

– Я-я ведь тоже могу прикрывать тыл, – неуверенно обратилась Кутики. – Если голем близко подберется, то я его заморожу.

– Ты не готова к сражению, – обронила Тсучи.

– Пусть так. Я буду рядом со всеми.

Кафанэска ушла к повозкам.

– Ты тоже хочешь идти? – поинтересовалась у меня тивианка.

– Да, вдруг кому-то понадобится срочная помощь? – мгновенно решила я. Что я хуже остальных?

– Подожди, я с тобой.

Я помогла Тсучи подняться, и мы поковыляли к остальным членам Семьи.

– Скажи, Хозяин всегда подвергает себя опасности? Понимаю, он маг, и глупо не использовать такой козырь. Алиетого, как думаешь, можем ли мы уговорить его отсидеться в безопасном месте?

– Кого, Хиири? Да он скорее нас назад отправит.

– Это неправильно. Подумай, что если шальной голем достанет Хозяина? Наша Семья тут же прекратит свое существование. Ты этого хочешь?

– Нет. Что ты предлагаешь?

– Пока не знаю. Проверь, пожалуйста, чтобы он находился под защитой и не лез на рожон, хорошо?

– Хорошо.

Большая часть Семьи расположилась сверху на тюках повозки, Усенна заняла крышу чьей-то длинной кареты вместе с еще парой лучниц. Другие телеги и кареты также оккупировали слуги с разнообразным оружием. Я отыскала вонси:

– Хозяин, пожалуйста, не рискуйте, не лезьте вперед!

– Спасибо, я ценю твою заботу, Али.

Вот прохвост, ничего не ответил, считай.

– Идут, – услышала я тихий голос Лауры.

– Големы приближаются! – прокричала Линна.

Я крепче сжала рог одной рукой, другой – нож. Нас точно сожрут.

[Мицу]

Однажды мне довелось увидеть дикого голема в клетке. Вся Таннигава тогда ходила поглазеть на монстра. Отвратительное зрелище. Облезлая бледная кожа, странно вывернутые руки, мутные белесые глазницы, торчащие из тела обрывки желтых лиан. Марис как-то объяснил нам в ходе разговора про Лауру. Шад – это завершенные големы, получившие достаточно альвской силы. Большинство новов, попавших под случайный выброс, не успевают стать шадами. Говорил, что у них меняется все не только снаружи, но и внутри. Дикий – это непривязанный голем, который нападает на все, что движется. Есть какая-то секретная техника подчинения в Турисе, у них целая армия из альвских отродий состоит.

Ночной мрак разогнал выпущенный Марисом небольшой светящийся огненный шарик. Я высунулась из-за тюка, чтобы лучше разглядеть. Творец милостивый! Короткие волосы на голове встали дыбом. Твари приближались почти беззвучно, если исключить шарканье ног о камень и волочащиеся лианы. С других сторон одаренные слуги принялись также освещать подходы. Часть големов шли быстро, почти бежали. Засвистели стрелы и тетивы луков, зажужжали арбалетные болты. Немного дрожащими руками я вставила железный шарик в паз, прицелилась и активировала артефакт. С тихим свистом снаряд прорезал воздух и прошил голема насквозь. Монстра отбросило на землю, но он продолжил шевелиться.

– Мицу, не спеши! Бери левее. Здесь Синкуджи сюрприз приготовила.

– Поняла, Хозяин!

Вот идиотка, спросить надо было сначала. Осталось четыре заряда, надо экономить.

Големы шли хаотично, небольшими стайками. Подпустив монстров ближе, Синкуджи намагичила огромную расщелину, куда упало десятка полтора альвских выкормышей. Судя по всему, ей далось это с трудом: местный камень плохо отзывался на потуги земляной магессы. Лучники работали вовсю, по бокам то тут, то там с ревом и визгом проносились огненные или водные шары, каждый раз находя свою цель. А големы все шли и шли нескончаемым потоком! Чтоб вы все сдохли, твари!

– Альв! – закричал кто-то справа.

– Это не альв, а голем-гигант! – ответили ему.

– Прорываются! Нужна помощь! – послышался отчаянный крик слева.

– Синкуджи, туда. Мы справимся.

Магесса тут же помчалась на другой фланг.

Справимся? Хозяин уж слишком оптимистично настроен! Воздушный хлыст Линны создавал резкий хлопок, будто огромный нов стучит по земле.

– Господин, мой амулет пуст, – сказала агаши.

– Хорошо. У меня еще половина резерва. Я выдвигаюсь вперед, не прибейте меня ненароком! Остальные защищайте возле баррикад.

Линна с Марисом остались наверху повозок, рубя лезущих големов. Часть пыталась проползти под телегами или протиснуться в проемы между ними. Мы с Сэйто бегали, выискивая пробравшихся, и звали Мариса. Двоих я уложила из артефакта, одного неуклюжего Сэйто с Али совместными усилиями, еще три ледяные фигуры големов остались после Кутики. Подошла Усенна с коротким клинком, у которой кончились стрелы. Стало чуть легче. Девушка бодро и непринужденно носилась от одного голема к другому, снося тем голову чуть ли не с одного удара. Отовсюду слышались крики, стоны, треск ломающегося дерева, лязг оружия.

– Нас прошли! – заорали справа.

– Марис! – крикнула Линна.

– Понял.

Наемник оставил свой пост и поспешил на помощь. Я не видела Хозяина, он сражался по ту сторону повозок. Ну, раз он альва смог завалить, то големы вряд ли ему доставят проблем. Я последовала за Марисом. Оставалось еще пара зарядов. Сэйто бросилась за мной. У этой Семьи дела обстояли не ахти. Внутри круга неподвижно или вяло подергиваясь лежало множество раненых. Возможно, и мертвых. Слуги яростно отбивались от шевелящейся массы, осаждающей хлипкие телеги. Над баррикадой возвышалась громадная косматая лианистая голова голема-гиганта. Несколько особей просочились в тыл, и их кромсали вооруженные защитники. Марис не успел. Одна из повозок сначала сильно подпрыгнула вверх. Со второй попытки големы перевернули телегу, новы посыпались с нее на землю. Монстры повалили в образовавшийся проем, сметая все на своем пути.

– ! – выругался наемник и широким замахом выплеснул огненную волну. Порождения альвов отпрянули, часть загорелась. – Пуст!

– Я задержу! – выдвинулась вперед подруга.

Черт, слева! На одну из соседних повозок забрался ретивый голем и уже было собирался прыгнуть на приближающуюся Сэйто. Прицелиться. Выстрел. Есть! Сэйто нервно активировала свой артефакт, и зияющую пастями големов прореху закрыла голубоватая дымка водного щита. Очухавшийся гигант с разбегу попытался проломить, но не вышло.

– Сэйто, назад! – крикнула я застывшей подруге. Девчонка отмерла и бросилась обратно.

Нескольких просочившихся тварей встретил Марис. Я уже устала бояться. И когда голем-гигант принялся расшвыривать другую телегу и новов на ней, я только вяло подумала: ну вот, теперь нас точно сметут. Мы с Сэйто потихоньку отступали, не сводя глаз с голема-переростка. Марис также не собирался безрассудно атаковать его в лоб.

Тут я услышала странно-знакомый визг-свист. В следующее мгновение безобразная туша голема разлетелась на части, острые сверкающие грани играючи пробили и щит Сэйто за ним. Хозяин легко приземлился после затяжного прыжка откуда-то из-за повозок. Это было просто эпически круто! Марис чудом смог увернуться от летящих в его сторону ошметков. Хозяину на грязь было по барабану – его самого можно было принять за голема. Еще этот запах. Меня замутило. Так, дыши. Все нормально, думай о приятном. Булочки с джемом, яблоками и корицей… куски плоти големов… тайяки и мандзю, рисовые шарики… мерзкий запах, окровавленные новы, подергивающиеся лианы в слизи. Бу-э-э.

Когда тошнота прошла, я кое-как поднялась с колен. Шатало из стороны в сторону. Марис поддерживал Сэйто, которой тоже было плохо. Блин, надеюсь, не из-за меня?

– Пойдешь еще? – уточнил наемник у Хиири.

Вонси засомневался:

– Резерв закончился. Может, и без меня справятся?

– Да-да, Хозяин. Али же просила вас не рисковать! – подала я голос.

– Ладно. Вроде основная волна прошла. Вернемся к нашим.

– Ай, – я взвизгнула, когда Хиири бесцеремонно подхватил меня на руки и понес к остальным слугам. – Хозяин, вы грязный. Кровь… Вы ранены?

– Задели пару раз.

– Вы выглядите довольным.

– А то! Славно побегал, давно такого не было. Про альва ведь не помню. Наши все живы вроде, так что я доволен. Знаешь, это здоровское чувство: бежать меж врагов, рубить мечом, уклоняться, отбивать атаки барьером. Никаких рассуждений, никаких лишних мыслей. Только ты один в целом мире и азарт схватки.

Али сразу беспокойно подскочила ко мне. Пришлось смущенно отвечать, что никаких ран у меня нет, просто общее недомогание. Вся Семья собралась возле баррикад. На повозке оставались дежурить Старшая Линна с Усенной, изредка добивающие остатки опоздавших големов. Выходило, что из всех новов Семьи наиболее пострадал Хиири. Тсучи по этому поводу что-то сказала нелицеприятное. Но Хозяин только отмахивался и улыбался. Али было подошла к нему, намереваясь использовать лечебный артефакт. Вонси отпрыгнул от нее словно от чумной:

– Ну нафиг! Не хочу я побочных эффектов! Не привык я делать это на глазах у других. Само заживет.

– Хозяин, что вы как маленький? Вдруг в крови големов яд какой? Я вас удовлетворю, коли нужда возникнет. Или из слуг кто-то, – разумно заметила Тсучи.

– Есть те, кому сейчас помощь нужнее. Дай рог.

Алиетого покорно передала артефакт, стараясь не светить им.

– Хозяин, проявите благоразумие! – буквально взмолилась тивианка.

– Я намереваюсь заработать на лечении. По-моему, вполне разумно.

С этими словами Хозяин покинул нас, поспешив к раненым из других Семей. Денежки никогда не лишние, с этим я согласна.

– Видишь, с кем приходится иметь дело? – ехидно бросила Линна.

– Вижу, – скупо ответила тивианка.

 

Глава 2

[Хиири]

С приходом Тсучи в Семью моя чаша терпения начала давать внушительные трещины. Одной Линны мало, так еще тивианка поучать будет. Впрочем, стоит иногда прислушиваться к опытным новам – может, что полезное почерпну. Однако раздражение вызывал немного иной факт. Я не могу побыть один. От слова совсем. Кто-то из девушек или Марис постоянно находятся рядом. Они смотрят на меня, ждут моих слов и приказов, подмечают любое движение, видят малейшие смены настроения, стараются взять на себя всю рутинную работу. Может, я не хочу всю жизнь одними тренировками заниматься?! Конечно, можно грубо поставить их на место, но это будет неправильно. Я не чувствую, что кто-то из слуг желает мне плохого. Да и кроме девчонок непрерывно приходится быть в центре внимания. Другие слуги и их Хозяева присматриваются ко мне, наверняка строят свои догадки по моему поведению, что-то просчитывают. Хорошо Леди и Лордам – их обычно с рождения учат править, находиться на вершине под прицелом сотен глаз. Как было проще у Виллахи: служить Хозяйке безмолвной тенью, на которую никто не обращает взор.

Даже сейчас, когда я сбежал на поиски раненых, Алиетого последовала за мной, будто это само собой разумеется. Нет, срываться я ни на ком не собирался. Сладостное упоение прошедшей схваткой все еще держало меня в своих цепких когтистых лапах. Истратив все заряды артефакта, я вернулся к остальным. По пути еще раз полюбовался на три элегантные ледяные статуи, когда-то бывшие дикими големами. Молодец Кутики.

– Одиннадцать злат заработал. Одному магу помог, он уже одной ногой в могиле был. За него Хозяйка заплатила десяток. И еще на пару средне-раненых хватило – по ползлата. Каково, а?

– Безусловно, ваши решения достойны умов лучших тагойских мудрецов, Хозяин, – склонила голову Тсучи. И почему у меня такое чувство, будто она издевается?

– Слушай, грудастая, сначала свои деньги заработай, потом уже меня осуждай.

Тивианка опустилась на колени и склонила голову. С ее габаритами это было непросто сделать.

– Прошу простить неразумную слугу. У меня и в мыслях не было осуждать вас.

– Ладно, только не надо тут спину гнуть. Я просто… ну-у, – слуги смотрели на меня с ожиданием. И как мне им сказать, что я хочу иногда отдыхать от их общества? – Ничего, пойдем фургон проверим. Мало ли что пропало – народ тут шустрый.

День прошел в приведении имущества и слуг в порядок, сборе трофеев с големов. В одну общую могилу погрузили шестнадцать погибших новов из разных Семей. Десятки получили ранения разной тяжести, но их должны вытянуть одаренные. Какой-то однозначной причины появления големов в Шидосадаре выявить не удалось. Наиболее правдоподобная версия: караван беженцев из Ташимиги напоролся на джунгли не так далеко отсюда, и потом каким-то образом уродившиеся големы прошли к нам через немаленький участок пустыни.

Я полагал, что Лаура будет переживать. Все-таки между шадами и големами много общего. Однако кроме отвращения и ненависти к мертвым собратьям наша змееволосая ничего не продемонстрировала. По мнению Линны и Тсучи наша Семья показала слишком много, но будь у меня выбор, ничего не стал бы переигрывать. Не в моих правилах сражаться вполсилы. Это и стихия льда от Кутики, и многочисленные амулеты у слуг, заканчивая недешевым лечебным артефактом. Со мной переговорили несколько заинтересовавшихся Хозяев и Хозяек – кто-то поблагодарил за помощь, часть просто так, прощупать почву. Иногда я просто не понимал, что значат слова господ. А ведь что-то, да значат определенно: все эти полунамеки и иносказательства.

Наш фургон стоял в западной части, поэтому от лиан големов не пострадал. Мясники ходили по полю боя и выискивали туши, сохранившие на себе альвскую силу. Бывало, что сердце, печень и прочие, подчас совсем непонятные новые органы сохраняли частицу магии Ростка. Уверяют, что небольшое потребление их в пищу положительно сказывается на организме и ауре, и не приводит к големским метаморфозам. В Эринее подобное строго запрещено, поскольку слишком уж смахивает на каннибализм. Пускай новов в големах узнать можно с трудом. Варвары, что с них взять? Встречаются и кости, пригодные для создания артефактов в дальнейшем. Никто из слуг не горел желание заниматься потрошением, поэтому я милостиво разрешил другим Семьям копаться в убитых нами големах.

Третьего числа первой зимы продолжили движение. Леди Шауэр, надо отдать ей должное, управляла караваном мастерски. Вредные Лорды и Леди слушались ее как шелковые, особенно после случившегося предыдущей ночью. Если бы не решение Шауэр об охранном кольце из повозок, то все могло повернуться иначе.

Оголенное плато просматривалось на километры во все стороны. Никогда не бывал в пустыне, даже степь всего один раз видел проездом. Попутчики вещали, что эта пустыня неправильная, но мне-то сравнивать не с чем. Поэтому я не разделял общего суеверного ужаса в отношении скрытых проклятых сил Шидосадарской пустыни. Хотя жить здесь точно не собираюсь.

Пятого числа мы почти по графику добрались до первого новского поселения с названием Ат-Сели. Весьма и весьма оригинальные постройки. Село (или город, фиг поймешь) располагалось возле одного из подземных притоков Садары. По-другому никак – дождей здесь не бывает, поэтому любой крупный населенный пункт расположен неподалеку от одной из водных артерий.

Ат-Сели мы увидели за много километров, хотя несведущий путник вроде меня и не понял этого. Сначала вдалеке показался длинный невысокий холм, впоследствии представший огромной городской стеной, опоясавшей весь поселок. Учитывая, что в Эринее не каждая деревня могла похвастаться этим, явление необычное.

В пути к девчонкам постоянно клеились слуги из других Семей. Караван у нас сборный: Леди с Лордами почти поровну. Я ничего не имел против их отношений – мне и Линны с Синкуджи за глаза хватает. Просто было скучно, и я завязал разговор с ними. Поначалу парни немного струхнули. А ну как злобный почти-Лорд порвет им пасть за своих слуг? Но не отвечать на безобидные вопросы Хозяина тоже считалось неуважением. Постепенно слуги расслабились и более охотно делились информацией. Сами они из торговой Семьи, из-за кризиса в Ташимиге пришлось им везти товары из Каскано в Гоцу. Там же и осесть планировали. В Шидосадаре бывали не единожды, и поведали много чего любопытного:

– Видите, Господин, там стена городская. Ат-Сели скоро. У каждого села есть своя стена. Пустынный камень – удивительная штука. Легко резать, весит немного, не очень прочный, но строить из него одно удовольствие! Значит, его пилят большими блоками, делают кладку, поливают чуть водичкой, и потом он сам срастается в единую стену! Растет он только здесь, в пустыне шидосадарской. Почему – никто не ведает.

– Прям идеальный строительный материал выходит, – заметил я.

– Да не, ваше хозяйничество. Выше двух этажей не построишь – обвалится. Обычно один-два. Самое противное – раз в два-три месяца надо камень подчищать. Местные говорят, что это сущая морока. Стены, пол, потолок – везде появляются неровные наросты. Их стесывают, срезают, ровняют. Редко строят большие помещения. А с дверьми как? Постоянно приходится перебивать петли.

– Еще, знаете, – встрял другой слуга, – если долго не чистить дом, то можно проснуться замурованным! Да, бывали такие случаи. Утром просыпаешься, а двери и окна заросли.

Ну конечно. Если уж его можно ножом кромсать, то должны выбраться. Да и не может он мгновенно вырасти.

В Ат-Сели имелось множество сельхозугодий. Каскано недалеко – землю не так уж и дорого завезти. В целом же можно было отметить общую нищету городка. Рваная одежда, босоногие дети. Въехавший караван тут же облепили торгаши и попрошайки. С деревом здесь также было туго, все привозное. Для готовки его почти не использовали.

[На-Чжели]

Скукота! Не-ет, Скукотища! Скукотищища! В этом Творцом забытом городке ничего не происходит. Слуги подрались – весь поселок обсуждает неделю. Хозяева их ходят важные, строят зверские рожи. Что обезьяны. Или вот на прошлой неделе был модный слух, как какого-то недоумка утащили подземные водные чудища-дивы Садары. Валить! Срочно валить из этого гнилого местечка. С первым же караваном надо рвать когти.

Я полюбовалась на свои заостренные ногти: выглядит устрашающе и красиво. Ломаются постоянно. Зато каждый раз по делу, оставляя глубокие борозды на чьей-то свиной физиономии. Я осмотрела таверну. Большинство слуг и даже бухающий Хозяин не желали встречаться со мной глазами. Как же скучно. И саке тут разбавленное подают. Может отчудить чего?

Хех, а круто я слугу местной шишки опустила. Хозяин слишком много ему позволял, вот мужчинка и напивался периодически до розовых соплей. В один несчастливый для него день он решил пристроить свой стручок ко мне. Хах, тупица! Два ногтя об него сломала, зато лицо его стало напоминать кровавое месиво. Ну а потом мужчинка закономерно вернулся с дружками, отомстить за поруганную честь свою и хозяйскую. Ах, это сладостное чувство! Кровь бурлит. Ожидание смерти будоражит, пьянит намного лучше местного поганого саке. Обожаю риск, прямо голову теряю. Иногда удивляюсь, как я еще жива с моими-то причудами? В этот раз думала точно каюк. Приготовила капсулу с ядом, показала ее борзым слугам. Если бы они хотя бы попытались снять с меня одежду, тут же раскусила капсулу и отправилась бы к праматерям. Неожиданно Хозяин таверны вступился, чуть ли не прибил напавших на меня. Жаль. Смерть – это наверняка такое удивительное чувство. Мужчинка успел только пару слабых пощечин отвесить. Дерется как младенец.

И вот я снова сижу, выбирая с кем мне сегодня развлечься. Что-то мне подсказывает, что если буду провоцировать, то скорее сбегут, чем дадут отпор. Слухи о моей выходке уже разошлись вокруг, и никто не желал связываться. Скукотища!

В таверну ворвалась мелкая девчонка и громко сказала удивительно командным голосом:

– Караван пришел. Живее! Если не продадим овес, Хозяин с нас три шкуры спустит!

Большая часть слуг тут же повскакивала и ринулась наружу. О-о, у меня даже мурашки пошли по коже. Работа, м-м-м, какое прекрасное предвкушающее чувство. Восхитительно! Непроизвольно прошлась язычком по выступающим клыкам и облизнула губы. Что может быть лучше, чем пощипать зарвавшихся толстосумов? Теперь главное – правильно выбрать цель, а уж устроиться в караван для сэмуэй не такая большая проблема.

Спустя десяток минут я чуть ли не подпрыгивала от нетерпения. Ну где же они? В Ат-Сели всего пара постоялых дворов, где можно остановиться на ночь. Зато места хватит всем – тут под слоем камня вырыты настоящие пещерные катакомбы специально для наплыва проезжих клиентов. Из недр вылез сам Хозяин заведения несколько помятого вида. Квасил, небось, весь день. Он и мне на помощь кинулся, находясь в изрядном подпитии.

Сильно толкнув дверные створки в стороны, в таверну ворвалась кафанэска очень важного вида. К ней сразу подскочил владелец и начался ожесточенный торг. Дальше потянулись иные Хозяева Семей со слугами. Стало очень оживленно! За мой столик подсело несколько слуг мужского пола. Настроены они были дружелюбно и не чуяли исходящей от меня угрозы. Можно было бы с ними поиграться, но работа превыше всего! Кругляшки подходят к концу, надо искать новых «спонсоров».

Леди и Лордов было видно сразу: окруженные толпой телохранителей, в дорогой одежде и с одинаковым брезгливо-надменным выражением лица. Что-то все они на этот раз какие-то мрачноватые, не сверкают дорогими перстнями, слуги потрепанные. Не внушают оптимизма, короче. Очередные беженцы из Ташимиги? Хотя среди тех тоже богачи встречаются – под шумок можно и соседа обчистить, а потом свалить подальше. Не-е, слишком много Леди – наверняка из Каскано. Та-ак, эта коза точно не подойдет – ишь как торгуется за комнаты, до последнего медяка. Этот Хозяин худой как щепка, жрать что ли у них нечего? У этого слишком взгляд цепкий, да и морда крысиная – фиг что стыришь у такого. Следующая Хозяйка пришла в сопровождении слуг, одетых в рваные лохмотья. Это может быть как из-за бедности Семьи, так и из-за скупости Хозяйки. Последнее может означать немаленькую казну, сэкономленную на слугах. Надо присмотреться, взять на заметку.

Опа-на! Вот это удача! Свезло так свезло. В помещение прошли несколько слуг женского пола – все как одна в хорошо подобранных чистых одеждах и даже с разными украшениями: в волосах или шее. Длинноволосая агаши, клинки дорогие. Магесса-блондинка с таким видом, будто она тут самая главная Леди. Скромная кафанэска в шляпе и юкате. Глаза мои распахнулись, изо рта чуть ли не слюна закапала. Где же Ты? Ну?

Следующим ввалился ярко рыжий бородатый мужчина, с улыбкой до ушей. Он?! Нет, слуги почти не обращают на него внимания. Далее зашла мелкая девчонка в сером, кимоно недешевое. После – юная девушка с ну просто притягивающим взгляд кошелем немаленьких размеров. Содержимого не видно, звяканье монет также досюда не долетает. Но я вот все готова поставить, что там внутри деньги! Причем золото. Ого, вот это сиськи! Слышала, что в Каскано выступает цирк с какой-то грудастой девкой. Вот это точно ей составит конкуренцию! А может это она и есть? Да не, не похоже на балаганную труппу.

После появился Он в окружении других слуг, и я даже слегка заскулила от удовольствия. Юный, неопытный вонси с любопытством озирался по сторонам, приоткрыв рот. Лучше и не придумать! Наивный ушастый юноша, тебе выпала честь стать моей следующей добычей! Цени урок, который я тебе великодушно преподам!

[Хиири]

Занятная здесь архитектура. Таверна располагалась наверху, однако номера – под толщей камня. Широкий тоннель спускался на десяток метров вниз и выходил в ровную пещеру с многочисленными ответвлениями-комнатами. Через равные промежутки в потолке проделаны широкие отверстия для света и вентиляции. Вместо деревянных дверей вывешены куски грубой ткани в проемах. Местные были знакомы с главным желанием купцов (после дешевых комнат, конечно) – не расставаться со своими товарами. Все телеги, кареты и фургоны, коней и прочую живность оставляли прямо в главном туннеле. Повсюду забегали гостиничные слуги: собирали лошадиный навоз (он тут чуть ли не на вес серебра), постоянно расширяли свод помещения, кое-где пробивали проемы в редко используемые номера. Этакий подземный город. Забавно. Ат-Сели может оказаться намного больше, чем видно с поверхности пустыни. Действительно, иногда проще копать вниз, чем корпеть над строительством из ломких блоков.

Сняли один стандартный номер: прихожая и две комнаты для слуг и Хозяина. Мебель присутствовала только в хозяйском уголке в виде полусгнившей кровати и стула. Без ножек – просто доски на пористом пьедестале, сверху – матрас с соломой. Это худшая гостиница, что я видел в своей жизни. А ведь Ат-Сели в силу близости с непустынными землями еще считается благополучным. Девушкам так вообще пришлось самим срезать кривые наросты с пола, чтобы хоть как-то пристроиться на лежанке.

Прибыли мы аккурат к вечеру – маршрут грамотно составлен заранее. Таверна была заполнена до отказа, поэтому мы перекусили внизу, да стали ложиться. Я позвал к себе Линну. Синкуджи только сверкнула глазами, но встревать не стала. Это было настоящее испытание моей стыдливости: двери как таковые в номере отсутствовали. Зайди кто, тут же увидит нашу кувыркающуюся парочку. Если честно, то мне не очень понравилось, хотя агаши и утверждала, что в этом есть своя пикантность. Постоянно стараться двигаться тише, оглядываться – не идет ли кто. Вспоминается наш первый раз с Виллахой и то, как мы пытались скрыть сей факт от слуг ее матери. Ну уж нет. В моей спальне, если она когда-либо появится, будут толстые непроницаемые для звука стены с дверью, запирающейся на засов. Да еще и Линна очень активно и шумно действовала. То ли соскучилась, то ли желала показать, что она ничуть не хуже магессы.

[Сэйто]

Пробуждение выдалось безрадостным: спина вся затекла от неудобной позы. Чертов полип, который я не заметила, больно врезался в бок под утро. Остальные начали собирать пожитки и укладывать в фургон, мы же с Али направились в таверну заказать завтрак на всех. Я заметила, что слуга еще мрачнее, чем обычно…и с каким-то потерянным видом.

– Али, что-то случилось? Ты будто плизлака увидала?

– А? Нет, все в порядке.

– Точно?

– Да.

– Точно-точно? Я никому не скажу, ты же знаешь. Ты лядом с Малисом спала?

– Ну-у, он здесь косвенно замешан. Помнишь, я на себе рог применила?

– Что? У тебя что-то болит?!

– Нет-нет, тут другое.

– ?

– Короче, я хочу мужика.

– Пффф, – выпучила я глаза. От строгой Али такие фразы ни разу не слышала. – Малис тебе отказал?

– Еще бы, – мрачно ответила Алиетого.

– А Хиили не сплашивала?

– Хозяина? Посмотри на меня и на Синкуджи с Линной. Выбор очевиден.

– Давай Линну сплосим? Может, она лазлешит?

– Какой смысл, если сам Хиири не захочет?

– Откуда ты знаешь? Ты ведь и не пыталась, – я прикусила язык. Вот ведь, сама себе создаю конкуренток.

– Возможно, ты и права. Попытка не пытка. Но он точно пошлет меня подальше.

– Как ты думаешь, а я смогу когда-нибудь добиться его внимания?

– Конечно. У тебя в нужных местах все в порядке. Он пока привыкает к своей роли. Ведь любая слуга должна быть готова привнести разнообразие в сексуальную жизнь Хозяина. Мало ли главные любовницы заболеют, понесут или красные дни, в конце концов. Пройдет время, и он будет более охотно пускать в свою постель других слуг. Я думаю, ты нравишься Хозяину.

– Спасибо. А сейчас можно что-то плидумать?

– Если уж тебе так не терпится… Знаешь, я видела у любовницы одного из своих Хозяев белье с кружевами, привезенное из большого города. Мужчинам нравится.

– Ух ты!

– Хотя вряд ли ты найдешь его в Шидосадаре.

– Бли-ин…

– Знаешь, Хозяева – мужики избалованные. Они не любят полную наготу. Это говорит о доступности женщины. Но вот красивое белье, ножку вовремя выставленную, оголенное плечико, правильно согнутую шею под уложенными волосами… После такого любой падет к твоим ногам.

На некоторое время мы прервали разговор, наполняя котелки на кухне таверны. Народу в зале опять набралась тьма.

– У меня была знакомая слуга из большой фермерской Семьи, – задумчиво продолжила Али, когда мы спускались обратно. – Просто невероятной красоты и с отличной фигурой. Все мужчины оборачивались ей в след. Но Хозяин у нее был настоящий самодур. Он ей планку так опустил, что слуга и не помышляла о связях с кем-то. Считала себя некрасивой. Да я по сравнению с ней тогда просто уродина!

– Не-ет, ты класивая, Али. Да и я влоде не дулнушка.

– Я не про нас с тобой. А про Хиири.

– То есть?!

– Он ведь бывший слуга, не забыла? Видела, как он иногда воспринимает похвалу? Мне кажется, его самооценка сильно занижена.

– Он считает себя непливлекательным? Но это же блед! Он что, не видит, что из-за него чуть ли не делутся?

– Когда нов что-то вобьет себе в голову, ничего не изменишь. Я думаю, что он не связывается с другими слугами, потому что считает это принуждением. Мол, у нас нет выбора, мы не можем отказать. А Линна с Синкуджи – они наиболее самодостаточные… или свободные, что ли. Он чувствует, что они с ним не потому, что он Хозяин. А потому что он это он.

– Блин, вот я кулица слепая! Ни о чем не догадывалась даже! У Хиили свои плоблемы, а я на себе зациклилась.

– Это всего лишь мои бредовые предположения, не стоит им полностью верить.

– Спасибо, Али. Я обязательно поговолю с Линной насчет тебя.

– Не стоит…

– Очень даже стоит! Он влучил тебе алтефакт. Поэтому и ответственность на нем!

– И ты не будешь ревновать? – наконец повеселела подруга.

– Буду. Лучше уж ты, чем Синкуджи.

– Зря ты так. Синкуджи не плохая. Она стала заложницей своего поведения. Ты разве не заметила, что за весь месяц у нее не появилось друзей?

– Что?!

– Одной мне вполне комфортно, но вот Синкуджи наверняка страдает.

– Откуда ты все это знаешь?! – воскликнула я пораженно.

Алиетого безразлично пожала плечами. К сожалению, беседу пришлось свернуть, поскольку мы уже подошли к номеру.

[Хиири]

Следующие три дня пути прошли без приключений. Животные легко катили поклажу по, вероятно, лучшей дороге во всех королевствах. Шидосадарская пустыня сама по себе являлась отличным дорожным полотном, в какую сторону не едь. Солон неслабо припекал из-за отсутствия каких бы то ни было облаков. Страшно представить, что тут творится в летние месяцы. Мылись мы исключительно при заездах в поселения – там были пробиты туннели к рекам. Больше всего дефициту воды расстроилась Кутики – ей не на чем было тренироваться.

В один из дней с девушками от скуки познакомилась сэмуэй по имени На-Чжели (по голове бы настучать тем, кто ее так обозвал). Как и все представители этой редкой расы: высокая, худощавая, с тонкими длинными пальцами, утонченным лицом, светлыми невзрачными волосами и длинными клыками. Ее наняла Леди Шауэр в Ат-Сели. Часть девчонок моментально очаровала ее необычность и независимость. Для простоты обращались к ней На-ли. Вроде как женский аналог наемного лота Мариса. Очень немногие умудряются сохранить свободу в нашем насыщенном Клятвами мире. Пожалуй, это один из главных мотивов, побудивших меня собирать слуг. Если не хочешь быть пойманным, необходимо самому становиться Хозяином.

Некоторые слуги-мужчины уже в открытую флиртовали с девушками, не опасаясь моего гнева. Само собой, особо зарвавшихся бы тут же поставили на место, но пока таких случаев не было. Все чинно и благородно. Один из слуг умудрился раздобыть пару невзрачных цветочков (в бесплодной пустыне-то!) и преподнес Усенне. Из Ат-Сели умыкнул с одной из грядок, как пить дать. У Синкуджи также имелось несколько поклонников. Ежедневно те находили время навестить магессу, а та в ответ лишь окатывала холодным презрением. И чем этих бедолаг привлекает подобное отношение? Своих Хозяек мало?

Хотя не все такие бездушные скотины. Я познакомился с одной Леди из каравана. Милая, чуть полноватая женщина средних лет. Конечно, Хозяйка Тусконэ не так проста, как хочет казаться, но и отъявленной злодейкой ее определенно не назовешь.

Еще ко мне подошла Леди Шауэр с деловым вопросом. Я не присматривался, но, оказывается, ее Семья состоит сплошь из кафанэс разного пола и возраста. Вроде как она хочет помочь всем своим сородичам. Похвально. Но Кутики не отдам. Уж точно не за десяток златов, которые она предложила. Похоже, особенности Кутики после ночного боя для караванщиков остались секретом. Не став разубеждать предводительницу в безрогости слуги, я просто отклонил ее предложение.

Стоит признать, что ни один маг не откажется заиметь себе в напарники сэмуэй. Возможность быстро восстановить часть резерва дорого стоит. Среди них изредка встречаются одаренные. Если принять Аксис за эталон, то средний маг Аллидо превосходил с наполненной аурой по резерву в два раза, Сэмуэй – в полтора. Именно аурную энергию клыкастые могли относительно легко изымать у других магов и потом возвращать. Одаренный сэмуэй никогда не применяется в качестве источника для других магов: какой идиот будет использовать сильную боевую единицу подобным образом? А вот простые, вроде На-Чжели, очень даже актуальны. И стоят относительно дешево.

Переговорив с сэмуэй, у меня осталось двоякое впечатление. С одной стороны, что-то зацепило меня в На-ли. С другой: я почти не мог ее никак прочитать, как и Линну. Причем, только со мной она была такой закрытой, тщательно подбирала слова и следила за эмоциями. Так что моя способность не спешила рекомендовать На-ли. Пока что я мог убедиться в ее эффективности – как никак, слуги не разбегались, не воровали деньги и прочее. Буду и дальше доверять Делу (если, конечно, это оно причастно).

Вечером восьмого числа добрались до следующего пункта отдыха. Ун-Бака. С поверхности, как и Ат-Сели, городок смотрелся большим исключительно фермерским хозяйством. Однако настоящая жизнь кипела под толщей камня, прямо на берегу подземной реки. Поразительное зрелище! На самом нижнем уровне селились бедные Семьи или только слуги, из-за угрозы повышения уровня, то бишь, наводнения. На среднем уже зажиточные новы – Хозяева в основном.

Здесь доступ к воде свободный. Еще бы. Достаточно спуститься на первый уровень и опустить ведро с веревкой в реку. Имелся даже свой вырезанный в скале закуток-бассейн, который мы с радостью посетили. Главная проблема такого способа обитания – недостаток света, но местные, похоже, привыкли. Коралл давал тусклое еле видимое свечение, поэтому мы могли хоть как-то ориентироваться.

Селение чуть больше предыдущего, и мы таки смогли нормально посидеть в одной из таверн города. На-Чжели, вежливо испросив у меня разрешения, присоединилась к нашей компании. Хоть мне она внушала некоторые опасения, остальные приняли ее радушно, и я согласился.

Поужинав, я стал раздумывать, кого предпочесть: Синкуджи или Линну? По-честному, наверное, чередовать следует, не то обидятся. Положа руку на сердце, я не мог выделить одну их них. Обе мне нравились своей неповторимой красотой и внутренней силой. Однако мои сверхсложные размышления прервала подошедшая агаши:

– Господин, есть разговор.

– Да?

– Пожалуйста, отнеситесь серьезно. Мне сообщили, что одной нашей слуге требуется ваша помощь.

– Что такое?

– Алиетого. Помните, она применила на себе рог-артефакт?

– Подожди, не хочешь ли ты сказать, что она до сих пор испытывает желание?

– Вы знали?! Господин, конечно, вы в своем праве, но я бы рекомендовала иногда обращать внимание на слуг. Семья должна быть здоровой. Нет, если Алиетого вам совсем неприятна…

– Не в этом дело. Она сама-то не против?

– Как она может быть против?

– Вот и я о том же. Может лучше кого-то со стороны попросим? Например, у той знакомой Леди слугу одолжим?

– Господин, я не понимаю, зачем это? Я бы хотела, чтобы вы провели ночь с ней. Али заслужила.

– Э-э-э, заслужила? Ладно, пусть приходит.

Агаши молча поклонилась и вышла из комнаты. Из прихожей послышалась тихая ругань. Похоже, кто-то любящий подслушивать, получит знатную взбучку.

Вскоре в комнате показалась неуверенная голова девушки с повязкой:

– Хозяин, можно?

– Заходи, присаживайся на любой стул! – решил я сострить. Мебели окромя возвышения из камня с матрасом не наблюдалось.

Али потерянно заозиралась вокруг, пытаясь в полутьме разглядеть, куда можно сесть. Похоже, неудачно пошутил. Повисла неловкая пауза.

– Хозяин, я знаю, что вы добрый, но не надо ради меня переступать через себя.

– Э-э, прости, я не понимаю, что это значит. Если тебе противно со мной, то я обещаю найти тебе другую пару.

– С чего вы взяли?!

– Не знаю. Если ты стесняешься при всех удовлетворять себя, то могу уступить тебе комнату. Все же столь сильное действие рога никто не мог предсказать.

– Что? Если вы не хотите меня видеть, вам стоит сразу сказать, Хозяин.

Гмм, снова воцарилась гнетущая тишина. Али неловко переминалась с ноги на ногу. Что-то разговор зашел в тупик.

– Вы слишком добры, – тихо пробормотала Али. – Давайте я позову Линну или Синкуджи?

– Втроем?! Я на такое не подписывался!

– Нет же! Я же вижу, что не привлекаю вас.

– Почему? Ты мне нравишься. Не меньше, чем Линна или Синкуджи.

– Я?!

– Ага.

– Не может быть! Чем?!

– Не знаю. Ты вся такая таинственная и хрупкая. Вроде как Синкуджи. Только если она рассвет, то ты закат. И то, и то прекрасно по-своему. Извини, я плохо умею говорить комплименты.

– Хозяин, простите, но я готова наброситься на вас.

– Бросайся, – не успел я договорить, как одежда девушки уже полетела на пол.

 

Глава 3

Не знаю, то ли действие рога так повлияло, то ли у нее натура такая. Али – самая горячая любовница из всех, что у меня были. Она, также как и Линна, предпочитала брать инициативу в свои руки, но ни на секунду не забывала про партнера. Это у слуг на всю жизнь заложено похоже. Фигура у нее несколько нескладная по сравнению с Синкуджи, однако возбуждала не меньше. Единственное, что расстроило: девушка находилась в постоянном напряжении, так и не расслабилась окончательно. Хотя может я и выдумываю. Через некоторое время я не выдержал, и перешел в наступление. Постарался применить все свои умения. Дабы не ударить в грязь хозяйским лицом, так сказать.

Утром наша Семья могла впервые наблюдать Алиетого не с лицом будто она только что восстала из мертвых. Но и сказать, что оно сияло, значит преувеличить. Обычное ее чуть мрачноватое выражение. От нее ожидали какой-нибудь глупой ухмылки или радостных слов, но она только произнесла суровым тоном:

– Что разлеглись? Караван через час уходит, а нам еще надо позавтракать и воды набрать.

– Мало тебя Хозяин драл, – услышал я тихую насмешку наемника.

– И это говорит мне тот, кто вообще неспособен удовлетворить женщину, – неожиданно взъелась одноглазая.

– Я же говорила, он мужелюб! – встряла Синкуджи.

– Так отстаньте! Марис, такой же член нашего отряда, как и остальные. Его пристрастия обсуждать не будем, – высказал я твердо.

– И на том спасибо, – недовольно буркнул бородач. Полагаю, что он на долгое время прекратит свои подколки. Хотя без них и станет скучнее.

Скоро начнутся земли двух недружелюбных кланов. Расслабляться нельзя.

[Сэйто]

Я увязалась за Али, которая направилась за покупками: корм для коня почти закончился. Такое ощущение, что без нашей мрачной управительницы никто бы и не почесался. И когда животное бы перестало двигать копытами от голода, с удивлением спросили: что это он не едет?

– Подожди!

– Надо спешить, не то опоздаем к выезду.

Догнав быстро идущую девушку, я задала интересующий меня вопрос:

– Али, тебе хотя бы понлавилось?

Девушка резко остановилась, я чуть не врезалась в нее. Развернулась и неожиданно поцеловала меня в лоб:

– Сэйто, спасибо тебе! Обещаю приложить все силы, чтобы и тебе помочь!

– Пожалуйста, – обрадовалась я. – Слушай, а можно мне лог посмотлеть?

– Вот ты чего удумала?! Считаешь, Хозяин такой дурак, что попадется на такую простую уловку?

Блин, раскусила.

– Да я ничего такого не имела в виду, – ответила я смущенно.

– Ага, а потом Хозяин спросит с меня, я же тебе отдала артефакт. Однозначно скажет: Али, раз из-за тебя у нее возникло желание, то и удовлетворяй его сама. Ты этого хочешь?

– Не-е, извини.

– Не переживай. Что-нибудь придумаю!

Здорово! Не ожидала такой поддержки. Небольшой червячок ревности решительно задвинула в угол. Уже свыклась с мыслью, что не буду никакой единственной. Если только не отправиться на поиски деревни с парными Клятвами вроде моей Синамидайхо. Говорят, в Гоцу тоже такие есть. Может, у Линны еще попросить помощи? Она не должна отказать.

Караван с помощью матюков Леди Шауэр и Творцовой помощью удалось собрать всего с опозданием в полчаса. В Уэясу или Каскано такая громадная куча повозок и телег растянулась бы на километр, наверное. В виде длинной толстобрюхой змеи. В пустыне же мы ехали более скученно, в несколько рядов. Так на нас сложнее будет напасть, сказала Тсучи.

Улучив момент, я обратилась к первой слуге:

– Линна, можно с тобой посоветоваться?

– Конечно.

– Насчет Хиили. Я, ну-у, тоже хочу с ним. Как мне его добиться?

– Извини, но ты не по адресу. Я в любовных делах полный ноль. Могу замолвить за тебя словечко, если хочешь.

– Не поможет. Я сама хочу ему понлавиться.

– Я не знаю, что нравится мужчинам. Меня такому не учили. Если говорить о Хиири… – агаши задумалась. – Помнишь, я нагрубила ему возле дома Леди Катсоды?

– По делу! – вступилась я.

– Наверное, это из-за ревности. Катсода – чужая, не из нашей Семьи. Мне не понравилось, что все внимание господина обращено на нее. Но знаешь, что я тогда поняла?

– Что?

– Я никогда не буду похожей на Катсоду. Никто из нас. Мы не сможем стать Леди. Их воспитывают с детства, приучают к тому, чтобы править и командовать.

– Хиили нлавятся Леди?!

– Не знаю. Может быть. Прости, но я и правда плохо разбираюсь в таких вещах.

– Все в полядке. Спасибо, Линна!

[Хиири]

– Аппчхиии! – расчихался я. Кто это там так настырно меня вспоминает?

– Будь здоров, Хозяин, – донеслось со всех сторон.

– Ага, спасибо.

[На-Чжели]

Черт-черт-черт! Скверно-скверно-скверно! Вся работа псу под хвост! А я ведь уже вычислила, что тайник с деньгами у них находится внутри фургона, в районе правого борта. Твою мать, как же так все повернулось?! Ведь, бери не хочу! В городе на ночь слуги утаскивали сумку с ценностями в номер. Достаточно подкараулить в закутке и тюкнуть по макушке. Они даже магессу не всегда с собой брали при переносе! Словно леденец у младенца отобрать.

Не могу, просто не могу! Это ужасно. Но… они все такие милые. Так и хочется затискать! Невинные овечки, такие правильные, доверчивые и простодушные. Сэйто меня просто умиляет до слез своими высказываниями. И как такое картавое чудо смогло сохраниться? Мицу строит из себя взрослую, делает вид, что все знает и во всем разбирается. Чем-то напоминает меня-прошлую. Может, если ее чуть натаскать, то из нас бы вышла неплохая команда. От маленькой тощей девчонки редко ожидаешь подлостей. А Кутики? Это чудное создание с потрясающими красными глазками, смотрящими на тебя с мольбой и укоризной. Возможно, некоторые индивиды и могли сослепу принять ее за обычную кафанэс, но у меня-то глаз наметан. Никогда не видела вживую кафанэс с целыми рогами. А-а-а, хочу потрогать, обнять и затискать! Это настоящие сокровища! Хочу их себе! Всех до единой. И агаши Линну. Ух-х, какие у нее ноги мускулистые, и волосы красивые! Не то, что мои куцые прядки. Сэмуэй никогда не могли похвастаться роскошной шевелюрой. И даже недоверчивую Тсучи, которая постоянно за мной следит. Правильно делает, между прочим. Единственная разумная нов среди всех! Но и ее легко провести: тивианка не может из-за веса быстро двигаться.

Стерва Шауэр не захотела платить за мои услуги. Типа, я пользуюсь защитой каравана, поэтому она милостиво разрешает мне ехать с ними бесплатно. Взамен я должна обеспечить маной ее одаренных в случае нападения. Только вот постоянно торчать с ее безрогими слугами у меня нет никакого желания. Вначале я внимательно изучила другие Семьи, с некоторыми познакомилась, поспрашивала про Семью вонси, которого звали Хиири. Как я и предположила вначале, эта Семья являлась самым лакомым блюдом. Единственное, их Хозяин – маг. И раз одаренный смог сохранить свободу, то он не совсем идиот. Но это так, досадная мелочь. Я очень тщательно следила за словами в разговоре с вонси, и он ничего не заподозрил. Везунчик. И как его слугой до сих пор не сделали?

Общение с членами Семьи Хиири доставляло настоящее удовольствие. С наемником мы тоже нашли общий язык и сообща прикалывались над девушками. В Синкуджи я буквально влюбилась с первого взгляда. Ах, эта прекрасная неприступная королева, с надменным ледяным взором. И как же здорово выводить ее из себя. У-ух, так бы и затискала!

Вообще, с самого начала мне эта Семья показалась странной. Что-то в ней не так, нечто еле уловимое. Нет, то, что слуги восторженно отзываются о Хозяине – этим никого не удивишь. Достаточно приказать, и они будут славить тебя аки Творца небесного. Не знаю. Больно много он им позволяет.

Твою мать! Точно! Я даже по лбу себя хлопнула. Все сходится. Я только одну такую Семью встречала. Вернее, скольких встречала не знаю – невероятно сложно раскусить их хитрую схему сходу. Если только случай подвернется, неосторожно брошенное слово или что-то иное. Теперь все становится понятным. Я чуть увеличила темп и поравнялась с Хиири, беззаботно шагающим впереди фургона:

– Господин, можно вас на пару слов?

– Да?

Сначала я вела беседу осторожно, задавала вполне безобидные вопросы. Ушастый отвечал охотно. Потом я начала накалять разговор. Заметила некоторое удивление на лице «Хозяина». Под конец вообще позволила презрительно отозваться о его способностях в управлении Семьи. Как и ожидалось, вонси стушевался, что-то вяло пробормотал в ответ. Лучше его не провоцировать. Мало ли какие приказы на нем висят? И так все ясно.

Это все меняет! Я даже… даже могу побыть с ними подольше. Черт, неужто я совсем старая стала?! Пофиг! Мои милашки! Никому не позволю их обижать! Не откладывая на потом, я направилась к основной группе слуг: Тсучи, Сэйто с Мицу, Кутики, Алиетого, Линне и этой… как ее? А, Усенне! Надо найти кукловода.

– На-ли, о чем говолили? – поинтересовалась Сэйто.

– О сребророгой росомахе.

– О чем?! Слеб-ло-ло… Блин, ты опять надо мной издеваешься?!

– Ахахаха, ты просто душка.

Юная девушка обиженно надулась, став еще милее.

– Народ, а кто у вас главный?

– О чем ты? – нахмурилась первая слуга.

– Да ладно вам. Сколько можно мозги пудрить? Я уже догадалась. Кто из вас настоящая Хозяйка? Ты, Линна?

Повисло угрюмое молчание.

– Слушайте, можете и дальше продолжать свой спектакль. Я никому вас не выдам, доверяйте мне. Я готова предложить вашей Семье свои услуги. У вас трое одаренных, мои способности вам точно не помешают. Так кто у вас главная?

Снова тишина.

– С чего ты так решила, сэмуэй? – недружелюбным голосом спросила Тсучи.

– Ой, да бросьте. Стоило только чуть мозгами пораскинуть. Я же вижу, как вы вертите своим псевдо-Хозяином. Как деньгами распоряжаетесь по своему усмотрению. В насколько дорогой одежде и обуви ходите. Мне нравится ваша сплоченная Семья. Я сама ненавижу Хозяев, и с радостью вступлю в ваши ряды. Видела я похожую на вас Семью когда-то, да только молодая была, идейная.

– Я не знаю, что тебе ответить, На-Чжели, – произнесла агаши. – Тебе следует переговорить с господином.

– Не держите меня за идиотку. Вы ведь в Гоцу идете, так? Знаете, что там с этим туго. Леди в Гоцу под запретом, Хозяйкам разрешено иметь не боле пяти слуг. В каждом Доме, каждой Семье там принято проверять у Хозяев-гостей отсутствие привязки. Вы не можете надурить других Лордов. Обман рано или поздно обнаружится. И Хозяйку, которая скрывалась в тени подставного Хозяина, тут же казнят. Но это так будоражит, не правда ли? Риск. Авантюра. Я могу помочь вам, знаю несколько хитрых уловок. Конечно, про походы на переговоры в другие Семьи следует забыть. Но можно обойтись и без этого!

– Что вы молчите? – добавила я раздраженно.

Девушки выпучили глаза, некоторые даже приоткрыли рты от удивления.

– Я вам не подхожу? Кто у вас всем заправляет? Мне надо пообщаться с ней на тему охраны казны вашей Семьи. Это же просто возмутительно! Не будь моей симпатии к вам, в следующем городе я бы выкрала у вас все деньги! Вы ведь в правом борту храните золото?

Я немного рисковала, открываясь. Но с другой стороны, честность может помочь мне добиться от них доверия.

– Сэмуэй, благодарю тебя за подсказки. Мы обязательно исправимся, – нейтрально высказала Линна.

– Ладно! Обсуждайте меня, не буду вам мешать.

Я отстала от Семьи Хиири и поравнялась со слугами-кафанэс Леди Шауэр. Что-то разговор вышел совсем не такой, как я представляла. Все равно, они просто обязаны принять верное решение. Мои котятки!

[Хиири]

– Хиили! Хиили! – послышался сзади возбужденный голос.

– Что случилось?

– На-ли сейчас выдала такое! Ты просто упадешь! Ни за что не догадаешься!

– Она хочет вступить в нашу Семью? – ткнул я пальцем в небо.

– Блин, ты плав. Но суть в длугом. Готов?

– Готов, – усмехнулся я.

– Она считает, что ты липовый Хозяин!

– Да? – удивленно приподнял я брови.

Тяжело переваливаясь, с нами поравнялась Тсучи:

– Сэмуэй полагает, что у нас всем командует Линна. В принципе, вполне логичный вывод из того, что она видит.

– Забавно.

– Отнюдь, – серьезно заметила тивианка. – Теперь вы понимаете, как мы выглядим со стороны? Образ нашей Семьи в глазах других новов удручает. Как мы будем вести дела с Лордами Гоцу?

– По-моему, ты преувеличиваешь…

– Да как вы не понимаете?! Вы же выглядите безвольным хлюпиком!

Тсучи резко осеклась.

– Да-а, проблема, – протянул я.

– Простите, Хозяин, вы не сердитесь?

– Ну, не на тебя так точно.

– Уф-ф, до сих пор не могу привыкнуть к вашей манере.

– Что, мне надо наказать тебя за слова? Мы уже проходили этот этап с Линной.

– Господин, давайте чуточку серьезнее, – сказала агаши. – Тсучи дело говорит.

– И что вы предлагаете?

– Хозяин, мы с Линной научим вас, как правильно вести себя. Как отдавать приказы на виду у других Семей, как относиться к слугам, чужим Семьям, Лордам или Леди. Во всех случаях множество нюансов и тонкостей. Многое можно списать на ваше эринейское происхождение, но не все.

– Вы хотите, чтобы я изображал кого-то другого? Не себя?

– Это пойдет на пользу Семье.

– Нет. Это мое последнее слово. Хотите правильного Хозяина? Всегда могу продать вас, если попросите. А большинство и так уже выкупилось. Нечего мне тут условия ставить. Что хочу, то и делаю. Я – лот, и это звучит гордо!

Тивианка вздохнула и что-то пробурчала про «без пяти минут Лорда» и «безответственный».

– Совсем с катушек съехали? – вступилась Синкуджи. – Может еще про правило «одиннадцати плетей» вспомните? Или про «камень оскопления»?

– Я, безусловно, против насильственных наказаний. Скорее, голодовка, валяние в нечистотах, обет молчания и все в таком духе.

– Дура! Меня можете не включать в список своих дебильных забав. Хиири, согласишься на что-то – урою.

Синкуджи возмущенно отошла в сторону от нашей компании.

– Тсучи, это слишком. Лаз Хиили не хочет плитволятся, может нам стоит что-то поменять?

– Конечно. Считается неуважением смотреть прямо на Хозяев, глаза должны быть опущены в пол. То же самое с чужими слугами, если рядом находится их Хозяин. Запрещено обращаться к своему Хозяину без большой необходимости, все вопросы решаются через первую слугу. Нельзя демонстрировать свое свободное владение казной Семьи. Покупать украшения и одежду только в присутствии Хозяина в качестве поощрения за службу. Первым принимать пищу или водные процедуры должен Хозяин. На приемах или переговорах с другими Семьями необходимо сидеть неподвижно, не совершая никаких движений. Даже если у вас нос зачесался. Четко отвечать на вопросы и просьбы. Пока вот что вспомнилось.

– Это все хрень, – выдал я. – Ведите себя как хотите, в рамках приличий само собой. Я на стольких приемах побывал. Стоишь соляным столбом как дурак часа два, проклиная все на свете. Никому не желаю такой участи.

– Уф-ф. Простите, Хозяин, я передохну в фургоне.

– Ты там тайком не тягаешь еду? Что-то прогресс не заметен.

– Как можно?! Думаете, мне самой приятно? Первые результаты будут не раньше месяца голодовки! Тогда я смогу уже делать нормальные тренировки, и дальше пойдет быстрее.

– Господин, так что насчет На-Чжели?

– Какая-то она подозрительная.

– Она намеревалась обокрасть нас, сама во всем призналась.

– Тем более. Передай ей, что она на испытательном сроке, или что-то в этом роде. Я не доверяю ей.

– Может, стоит сразу прекратит с ней общение?

– На-ли холошая – она ведь честно все ласказала! – вступилась Сэйто.

– Бывших воров не бывает, – хмыкнула Мицу.

– А ты как же?

– Да какой из меня вор? Так, щипачка недоделанная.

– Короче, следите за ней внимательно и за своими карманами тоже, – резюмировал я.

После одной из ночевок в пустыне утром нас разбудил пронзительный крик Кутики. Мы тут же поспешили к кафанэске, с воплем вылетевшей из недр нашего фургона. Первой каким-то образом рядом оказалась На-ли:

– Тише, девочка. Все в порядке, – сэмуэй обняла Кутики. – Кто тебя обидел?

– Та-ам чудище…

Мы осторожно заглянули внутрь повозки.

– Ха-а-ш-ш!

Из фургона на нас смотрело странное создание: большая чешуйчатая ящерица серо-зеленого цвета со странными складками вокруг шеи.

– Ужас!

– Убелите его!

– Ха-а-ш-ш!

Складки раскрылись и тварь словно увеличилась в размерах в два раза.

– Ах, ты моя прелесть! – засюсюкала На-ли. – Хочешь сухарик? Или вяленого мясца?

Сэмуэй вытащила откуда-то провиант и принялась осторожно кормить зверя.

– Кто это?!

– Плащеносная ящерица. По-моему, ему понравился ваш фургон.

– Кстати! Я же обещал вам купить питомца, – вспомнилось мне. – Его можно приручить?

– Да, шидосадарцы активно используют ящериц. Грызуны – настоящая напасть для фермеров. Стены хрупкие, крысы и мыши в них с легкостью проделывают ходы. Вот эти плащеносцы хорошо от них помогают. Еще крупных насекомых ловят.

– Хиили, сельезно?

– Решать вам, конечно…

– А что, по-моему будет забавно, – протянула Мицу.

– Славная зверюка! – Усенна.

– В джунглях такие не водятся, – Лаура.

– Ешь-ешь, моя малышка, – продолжала На-ли.

– Почи, – обронила Алиетого.

– «Почи»?! Эта кличка подойдет милому щенку, а не улодливому чудовищу.

– Не все красивы от природы, – опротестовала одноглазая.

Споры растянулись на все утро. Ящерица вполне удобно устроилась в фургоне, сытно посапывая. Желающие от него избавиться оказались в меньшинстве, поэтому им пришлось подчиниться. Так мы и тронулись в путь вместе с новым компаньоном.

[На-ли]

Любопытство снедало меня. Я просто не могла уже ждать ответа от Семьи Хиири, и сама подошла к агаши.

– Линна, что вы решили?

– Мы не принимаем к себе кого попало. Ты сама видела, какая у нас сплоченная Семья. Мы будем присматриваться к тебе во время путешествия и потом уже примем окончательное решение.

– Пусть будет так! Я готова доказать свою полезность. Есть у вас враги среди Хозяев каравана? Могу пощипать кого-нибудь.

– Нет! Мы не хотим портить отношения с кем бы то ни было.

– Как скажешь.

 

Глава 4

[Хиири]

Одиннадцатого числа мы достигли городка Тео-Йоко, напоминавшего по компоновке Ат-Сели. Источником воды здесь также служил подземный поток. Правда, очень слабый, больше походивший на ручей. Где он берет свое начало, никто не знал. Также в городе нередки периоды засухи, когда воду приходится завозить из других мест.

На-ли постоянно крутилась рядом с нами, помогала делать рутинную работу, взялась ухаживать за Почи. Ящерица, к слову, быстро обжилась в фургоне и вылезала только погреться на солнышке, да попугать некоторых так и не привыкших к его виду слуг. Один раз На-ли вызвалась готовить. По итогу скажу честно: я бы предпочел видеть в этой роли кого угодно, даже Лауру, но не сэмуэй. Стремление в целом похвальное, только вот я все никак не мог понять ее мотивов. Меня она продолжала считать за пустое место, просто слугой кого-то из девушек. Зато и разговаривать стала более открыто.

Тео-Йоко – последний оплот, после которого мирные земли надолго кончаются. Ориентировочно, десяток дней мы вынуждены будем передвигаться по территории двух агрессивных кланов. И даже традиционная плата за проезд не факт, что поможет. Разные сборные банды не всегда подчиняются правящим кланам.

Перед въездом в город ко мне подошла Леди Шауэр и сказала прямо:

– Господин Хиири, я готова предложить за Кутики двенадцать златов.

– Кутики, – повернулся я. – Хочешь пойти с госпожой Шауэр?

– Нет, Хозяин, – еле слышно отозвалась кафанэс.

– Вот видите, ничего не могу с ней поделать, – развел я руками. – Буквально рогом уперлась! Не хочет и все тут.

– Господин Хиири, хватит ваших шуток. Цена и так завышена. Уверяю, в моей Семье она получит исключительно почет и уважение. Кутики, я всегда поощряю всех членов после удачного похода. Что скажешь? Хочешь иметь свои личные деньги?

– П-простите, госпожа. Мне хорошо в Семье Хиири.

– Что за фарс?! Господин Хиири, откуда я могу знать, что вы ей приказали? Или, может, вы угрожаете своим слугам?

– Не переживайте так за нашу Семью.

Леди Шауэр развернулась и быстро покинула нас. В целом мне нравится ее подход, вот только сильно сомневаюсь, что она сможет заплатить реальную цену Кутики. Да у нас каждая слуга на вес золота! К тому же кафанэс сама не хочет менять Семью.

За трапезой в таверне я уже предвкушал провести восхитительную ночь. Синкуджи выцепила меня чуть ранее и безальтернативно потребовала отрабатывать заплаченные ею шесть десятков златов. А я что? Совместить приятное с полезным – дело хорошее.

Даже тут наша Семья выделилась. Я единственный, кто притащил всех слуг в питейный зал и не поскупился на еду. Остальные Хозяева в основном принимали пищу в одиночку, окруженные молчаливыми телохранителями. А их слуги сами себе что-нибудь сготовят – так выходило намного экономнее. Тсучи по этому поводу снова начала ворчать: репутация и все такое. Но ее никто не поддержал.

За моим столом поместились: я, Тсучи, Линна и Алиетого, Синкуджи и Сэйто. И когда к нам обратился Лорд Шутен, то взрослые девушки синхронно поднялись. Отвесили поклон и быстро убрали тарелки. Сэйто замешкалась, и Линна незаметно подняла ее за шиворот и вытащила из-за стола.

– Господин Хиири, не уделите мне минутку?

– Присаживайтесь Лорд Шутен, если я вас правильно запомнил.

– Совершенно верно, благодарю!

Мужчина средних лет с прямыми собранными в хвост черными волосами спокойно сел за стол напротив меня. Позади него безмолвными тенями нарисовались гварды. Члены моей Семьи встали за мной.

– Внимательно вас слушаю, господин Шутен.

– Правильно! Мне нравится такой подход. Но думаю, стоит немного разбавить деловую атмосферу. Эй, принесите саке! Живее! Итак, вы у нас малообщительный, господин Хиири, и я решил наладить с вами более тесную связь.

Я малообщительный?! Конечно, я замечал, что Лорды и Леди, а также менее статусные Хозяева и Хозяйки, частенько собираются вместе, что-то обсуждают или просто пьянствуют. Если с такой стороны посмотреть, то я действительно уклоняюсь от приглашений. А общение со слугами не в счет – их ведь за новов не считают. Ладно, стоит послушать этого Лорда. Вроде Шутен выглядит нормальным мужиком. Глядишь, и друзей смогу завести.

– Прошу извинить, я только недавно расширил Семью, и еще не привык находиться в обществе благородных Лордов.

– Эк, какая воспитанная молодежь нынче. Впрочем, и я еще не совсем старый хрыч, верно? Ну где там саке?!

Суетливая слуга притащила большой кувшин и резные чашки из все того же пористого камня. Шутен поморщился:

– Посмотрите, что за убогая утварь! Где серебро, стекло, ну или на худой конец, глина?

Где-где, уж точно не в каменной пустыне Шидосадары.

– Надо радоваться тому, что имеем. Не будь этого города, ночевали мы бы сейчас на открытом воздухе.

– А я не согласен! Надо всегда добиваться лучшего. Таков мой девиз. Я вот из королевской Семьи Лии. Удивлены? Да, Лордам редко выпадает такая честь.

– Мне тоже предлагали.

– И вы отказались?! Это же превосходный выбор! Посмотрите, мне доверяют важные торговые поставки. Подумаешь, пэрство? Для Леди главное – прибыль, да и мне процент большой идет. В Каскано лучшие пэрские контракты, уверяю вас!

Ага, как же. Так я и поверил, что он сам захотел тащиться в рисковое турне через Шидосадару. Был бы свободным, отправил слуг самих с караваном. Хотя, если у него никудышные телохранители и куча недругов, то находиться вблизи всех своих слуг намного безопаснее. В некоторых королевствах граница между Нэй-Лордом и пэром сильно размыта. Великие Семьи специально не афишируют сей факт, чтобы у других было меньше возможностей для объединения. Отличить пэра от Нэй-Лорда можно только проверив Хозяина на отсутствие привязки, что далеко не везде приветствуется.

– У меня были другие планы на тот момент, к сожалению. Но предложение заманчивое, не спорю.

– Что ж, давайте поднимем кружки за то, чтобы мы когда-нибудь породнились в Великой Семье Лии. Кампай!

Мы сделали по паре глотков.

– Недурно! Вот уж чего у пустынников не отнять – качественное пойло делают.

– Да, вполне ничего, – поддакнул я.

– Итак, господин Хиири. Я – Лорд простой, вижу выгоду, тут же лезу вперед. А что может быть выгоднее, чем обменяться ненужными для Семьи слугами, верно?

– Возможно.

– У каждого Хозяина найдутся бездельники, не подходящие стезе Семьи. Неумехи, лишние рты. Но это не значит, что они будут также бесполезны в других Семьях, согласны?

– Пожалуй.

– Господин Хиири, у вас есть кто-нибудь на обмен? Семье Шутен требуются выносливые и физически развитые неодаренные слуги. Грузчицы, одним словом. От славной кухарки, которая и за хозяйством проследит, я бы тоже не отказался. Вот тивианка ваша, например. Зачем вы ее так откормили? Я больше худых и стройных предпочитаю… Взамен могу предложить отлично вымуштрованных работниц, есть для обмена одна сабельщица, три толковые фермерши, ну и конечно же мой прекрасный цветок… Саюри, подойди!

Из-за спин телохранителей протолкнулась русая девчонка лет двенадцати, нарядная. Саюри низко и элегантно поклонилась мне и вежливо опустила глаза в пол. В ее внешности было что-то схожее с Шутеном. Не удивлюсь, если это его дочь. На кой черт он потащил ее через пустыню? А, ну да. Продать кому-нибудь по пути естественно.

– Девственница, между прочим, – важным тоном поведал Лорд. – Сам воспитывал, обучена грамоте и ведению дел. Лучшего помощника для Хозяина не сыщите! Интересно?

– Прошу простить, пока что я доволен составом Семьи. И как таковых, слуг для обмена предложить не могу.

– Не стоит так спешить, господин Хиири. Я одолжу вам Саюри на время, вы воочию убедитесь в ее полезности. Разумеется, если вы пообещаете сохранить мою девочку в целости и сохранности?

– Саюри, ты хочешь побыть в нашей Семье?

– Для меня это будет честью, господин Хиири.

Что-то мне в ее словах не понравилось.

– Прошу меня извинить, Лорд Шутен. Я опасаюсь, что не смогу устоять перед ее ангельским личиком.

– Жаль, очень жаль. Хорошо. Как насчет обмена на ночь?

– На ночь? – словно деревянный болванчик переспросил я.

– Да, слуги приедаются, вам ли не знать! Мне нравятся помоложе. Видел я у вас тут одну сероволосую, вон та русая тоже подойдет. Ох, и позволяете же вы им отпускать длинные волосы! Впрочем, мне густая грива тоже по нраву. Можете выбрать любую женщину среди моих, за исключением первой слуги, разумеется. Есть две мастерицы, обученные техникам услаждения. Специально раскошелился на несколько уроков в борделе. Но за одну такую не меньше двух прошу на обмен.

Мда, похоже я был о нем слишком высокого мнения.

– Прошу прощения, господин Шутен. Меня устраивают мои девушки.

Тут мужчина впервые позволил себе недовольно поджать губы в отношении моих слов.

– Знаете, господин Хиири, принципиальных не очень любят. Если хотите наладить отношения, надо делиться чем-то. Уважить союзников, так сказать. А без друзей вы не сможете нигде пробиться. Ни в Каскано, ни в Гоцу.

Тьфу!

– Еще раз прошу прощения, господин Шутен. Мне нечего вам предложить.

– Прискорбно. Я полагал, что мы с вами выйдем на выгодное для обеих сторон сотрудничество. Но без взаимного уважения говорить нам не о чем. Всего хорошего.

Лорд Шутен резко поднялся и покинул мой столик.

– Что стоите? Садитесь, доедайте.

Девушки неуверенно вернулись за стол. Вялый стук ложек не прерывался на разговор. Настроение у девчонок было явственно хмурым.

– Господин Хиири! – услышал я знакомый голос. Леди Тусконэ.

Ну вот, не дают поесть нормально. Слуги снова вскочили и смиренно отошли в сторону. На этот раз Сэйто усвоила урок, и ей не понадобились напоминания.

– Ой, спасибо, девочки, – проворковала женщина и уселась за столик. – Я не помешаю?

– Госпожа Тусконэ, ваша компания всегда в радость.

– Ах, вы как всегда само очарование, господин Хиири. Может, перейдем на ты?

– Как пожелаешь.

– Славно! Зови меня Туко, меня так мама называла.

– Милое прозвище, Туко.

– Спасибо! Я вижу, ты не поладил с Шутеном?

– Как-то не срослось.

– Странно. Я получила море удовольствия от общения с ним. Шутен не из старой гвардии. Ну, знаешь, «одиннадцать плетей» и прочие ужасные вещи. Очень современный мужчина с широкими взглядами.

– Он предложил обменяться слугами на ночь.

– Правильно, что отказался! – рассмеялась Леди. – У него лохудры сплошные, твоим красоткам не чета!

– М-м, согласен.

– Хотя его тоже можно понять. Это всего лишь дань вежливости. Показатель доверия между Семьями. Мог бы и дать ему на денек свою самую нелюбимую девочку.

– Гхмм…

– Ладно. Я тоже к тебе по делу. Ох, мои мальчики и утомили меня своими просьбами. Прямо спасу нет. Не хочешь устроить случку?

– Что, прости?

– Случку. Семья при долгом воздержании становится нездоровой. Ты должен прекрасно это понимать. Почему бы не решить наши проблемы к обоюдной выгоде?

– Э-э, это необычное предложение…

– Отчего же? – искренне удивилась Туко. – Вполне себе обыденное. Я даже готова снять комнату на свои деньги.

– Я так сразу не готов дать тебе ответ…

– Послушай, я найду себе другую, более сговорчивую Семью. Лордов в караване и в городе навалом. Не то, что в Каскано. Так что не стоит набивать себе цену. Хорошо, исключительно в качестве дружеского жеста я готова заплатить ползлата за услуги твоих жриц любви. Все-таки мои мальчики уж очень настаивали именно на твоей Семье. И я понимаю, что им будет сложно обслужить два десятка моих оголодавших жеребцов. Само собой, никакой грубости. Исключительно для удовлетворения потребностей слуг обеих сторон.

Черт, ну что за день такой?! Постоянно словно уж на сковородке изворачиваться.

– Знаешь, я привык сам удовлетворять слуг, – ответил я твердо.

– Ой, да ладно!

– Ты же видела мой рог-артефакт в действии? С ним я могу и с пятерыми за ночь.

– Ого! – у Туко округлились глаза. – Монстр! Одинокой даме не составишь компанию вечером?

– Предпочитаю деловые отношения.

– Ах, стервец. Пускай, твоим не надо, но мне-то по-дружески можешь подсобить? Целый злат – достаточно?

– Извини, Туко, – развел я руками.

– Ладно, – на приветливом лице Леди не отразилось недовольства. – Потерпят до Гоцу – там уже нам самим будут платить за случку. Зря. Теряешь прибыль.

– Переживу, – отшутился я.

– Тогда удачной ночи, половой гигант, – ухмыльнулась женщина и встала из-за стола.

– И тебе того же.

Девушки осторожно вернулись за стол. Я же пребывал в некоторой прострации. Как тяжко. Блин, будто весь день с альвом сражался!

– Только попробуй, – с угрозой произнесла Синкуджи.

– Хиили молодец! Нечего на него бочку катить!

– Хозяин, теперь-то вы понимаете, что вести дела с другими Семьями будет невероятно сложно, – укоризненно заметила Тсучи.

– Я это всегда понимал. Только какие это дела? Все о слугах и талдычили.

– Как верно подметила госпожа Тусконэ, это банальная вежливость. С нашей Семьей никто не будет иметь дел, – продолжила давить тивианка.

– Бред! Не все Хозяева такие. Да и вообще хрен с ними. И с вами тоже хрен. Почему я один должен за всех отдуваться?

– Э-э, потому что вы Хозяин?

– Все, я спать! Устал как собака. Вообще, уеду в Истелот. Или в монастырь. Буду славить Творца и есть постный хлеб.

Я встал из-за стола, и мне вслед донеслись обеспокоенные слова Линна:

– Господин, вы ведь не всерьез?!

Настроение резко упало. В Одиннадцатой Семье Эринеи были совсем другие порядки, как и в других Великих Семьях. Нет, я примерно представлял, как обстоят дела внизу иерархии, но столкнуться с этим лицом к лицу… Принимать важные решения, оберегать слуг, отвечать дипломатично, чтобы никого не обидеть… К такому я пока не готов.

Синкуджи догнала меня на полпути к номеру.

– Что еще? – спросил я устало. Чугунная голова желала покоя.

– Ничего. Прости мои слова. Ты правильно поступил. И я сделаю все, чтобы ты сегодня расслабился и отдохнул, – последнее магесса прошептала мне на ухо.

Мрачные тяжелые мысли решительно убрались в дальний угол. Этой ночью я и вправду отлично отдохнул. Синкуджи сразу подметила мое состояние, так что мы в основном просто спали. И я еще когда-то жалел о ее покупке? Да она просто золото!

Следующим промозглым вечером наш караван добрался до условного места переговоров с кланом вождя Стага-медведя. Никто не имел ни малейшего понятия, откуда местный предводитель получил столь грозную кличку. Шидосадарцы любили брать животных в качестве клановых фамилий: Алистер-сокол, Кастелло-ящер, Жуесынь-саблезуб и так далее. Семья Стаг – относительно небольшое объединение, но даже им наш караван на один зуб. Другой вопрос – будет ли выгода в нападении на нас. Во-первых, последующие караваны уже не сунутся на его земли, постараются объехать. А значит, и мзду взимать будет не с кого. Самый главный вопрос – это стоят ли перевозимые товары потери множества клановых бойцов?

Семья Шауэр отправилась на переговоры всего с парой слуг – таково обычное требование. Вернулась Леди-кафанэс не в духе. Все Хозяева, чуть более двадцати новов, собрались вместе для обсуждения.

– Гребаный медведь и не думал впадать в спячку, – плюнула глава каравана. – Стаг просит двадцать пять злат вместо стандартных пятнадцати.

– Скверно… плохо… дорого… совсем обнаглели, – забубнели возмущенные Лорды и Леди.

– Поэтому необходимо еще собрать по ползлата с каждой Семьи, – продолжила Шауэр.

– Почему это с Семьи?! У меня всего пятеро слуг, а у Тусконэ, например, аж два десятка!

– Потому что плата идет по злату за Семью.

– Можно было сказать, что нас тут всего пятнадцать или даже десять! – возмутился кто-то.

– Допросили под Клятвой, – скупо обронила кафанэс.

– А чей-то мы должны платить? Нас не предупреждали о таком. Мы тебе сколько заплатили? Сотню злат? Вот и вычти из этой суммы.

– Во-первых, не сто, а семьдесят один злат и пятнадцать сребреников. Во-вторых, я не намерена обделять свою Семью. Оговаривалось, что только тридцать монет пойдет на проезд. В-третьих, никто не мог предсказать повышение цен. В-четвертых, что вы себе позволяете? Разве наши Семьи дружественны? Прекратите тыкать мне! Вносите деньги. Кто-то из ваших слуг может поехать со мной, чтобы подтвердить мои слова.

– Больно много гонору для безродной кафанэс. Верно я говорю, уважаемые? Пусть Семья Шауэр отвечает.

– Кто не будет платить, может ехать дальше в Гоцу самостоятельно! – пригрозила глава.

– Мы и без нее спокойно доедем, верно господа? – продолжил мужчина.

– Действительно, с чего бы нам такие деньги отдавать?

– И так ей слишком много выходит.

– Я за роспуск Семьи Шауэр.

– Не будем спешить, распустить всегда успеем.

– А на землях следующего клана тоже скидываться?! Пусть платит.

– Вы совсем обезумели? – взвилась Шауэр. – И дня не протянете в пустыне!

– На вас, Леди Шауэр, свет клином не сошелся, – твердо заявил Лорд Шутен. – Вы завели нас сюда, уверяли, что начального сбора будет достаточно. У вас только два выхода: платить самой, либо передать нам часть ваших слуг в счет погашения долга. Иначе вам грозит роспуск.

– Леди Тусконэ, что вы молчите?!

– Ой, я согласна с господами. Мы вам достаточно заплатили.

– Это не дело! – молвила малознакомая мне немолодая Леди. – Глава каравана – неприкосновенная персона. Мы не имеем право решать ее судьбу.

– Я из Королевской Семьи Лии, – молвил Шутен. – И я за роспуск Семьи Шауэр.

– Простите господа, у меня что-то голова разболелась, – вмешался я. Все взоры тут же обратились в мою сторону. – Леди Шауэр, вот, возьмите злат от нашей Семьи. Я вижу, что у господ туго с деньгами, поэтому внесу чуть больше, чем требуется. Еще раз прошу прощения, я пойду отдохну, если никто не возражает.

Возражений не последовало. Никто не проронил ни слова, пока я не покинул место схода. С головой у меня было все в порядке, само собой (по крайней мере, она не болела), но слушать их пререкания не было совершенно никакого желания. Линне с Тсучи пересказывать не стал – просто объяснил про дополнительный сбор. А то нравоучений не оберешься.

Через два часа вернулась Леди Шауэр. Мы не ложились, ожидая пока вопрос с кланом медведя не будет решен. Главная кафанэс подошла ко мне лично:

– Господин Хиири, выражаю вам искреннюю благодарность от лица всей Семьи!

– Скинулись все-таки?

– Не все, но большая часть. Приношу вам извинения за настырность с покупкой. Я думаю, что Кутики повезло с Хозяином.

– Я тоже так думаю. Если захотите, приходите к нам посидеть. У нас припасено несколько бутылочек из Тео-Йоко.

– Спасибо, обязательно воспользуюсь вашим предложением, когда мы доберемся до более мирных кланов. Спокойных снов.

– И вам того же, Леди Шауэр.

Я задумчиво смотрел вслед уходящей кафанэс. Не сказать, что Шауэр красива, однако притягивает внимание своей внутренней силой и чистотой. Пожалуй, я хотел бы видеть ее в роли друга.

[Усенна]

Некоторые неженки, не буду называть по именам, жаловались на трудности. Мол, еда скудная, воды мало – ни умыться, ни подмыться, города нищие и полны ворюг, гостиницы ужасные. Не знаю. По мне так все лучше, нежели одной в лесу скрываться.

Прошло почти две недели, как Хозяин заявил шо я типа маг. Мне всегда казалось, шо это какие-то особенные новы, элитные, со злобным нравом. Вот как Синкуджи, например. И вдруг все перевернулось. Я – одаренная. Однако мои мечты быстро обломались о суровую реальность. Магичение – безумно сложное занятие! Думала, смогу швыряться простыми водными шарами, или железными шариками. Кукиш и без масла! «Воду» пришлось отложить и пока сосредоточиться на «металле». Я каждый день тренировала этот чертов общий оттенок маны. Он одинаково хреново работал почти с любым металлом – на то он и универсальный. Чуть ошибешься, и напитать не выйдет. Еще надо создавать ману быстро, иначе рассеется. Ну и самое сложное – это правильно установить противовес, значица. Хозяин объяснил, что металл имеет уникальную особенность – способен так разогнать снаряд, шо любой «воздушник» удавится от зависти. Во как у Мицу в артефакте. После долгих занятий я смогла только один шарик напитать корявой общей маной, после чего чуть не запулила себе в ногу. Это надо так по-особенному сосредоточить много маны с одной стороны снаряда и потом «отпустить». В общем, мне даже с Мицу не сравниться, не говоря уже про Мариса. Хозяин еще показал мне два оттенка – отдельно на усиление рук и ног. С этим у меня чуть лучше получалось, и запаса маны стало хватать дольше. Раз уж со стихиями пока туго, хотя бы усилением помогу в бою.

Синкуджи оказалась не такой уж и стервой. Мы даже сдружились немного (по крайней мере, мне так кажется). Она тратила много времени на мое обучение, на показ общего оттенка «металла». После сражения с големами (фу, мерзость) магесса словно с цепи сорвалась. Поначалу доставала Хозяина, прося научить ее оттенку для работы с грунтом Шидосадары. Ее собственные наработки плохо показали себя. Мана улетала словно в бездонный колодец, по ее словам. Только с чего она решила, шо вонси сможет помочь ей с «землей» одному Творцу ведомо. Хозяин и послал ее куда подальше. Синкуджи походила по каравану и купила у кого-то из одаренных нужный оттенок маны. За сколько – не говорит. Потом все равно ругалась – оттенок оказался скверным. Удачнее ее собственного, однако оставлял желать лучшего. Значица, весь свой резерв тратила, чтобы улучшить его. Хозяин ее сильно наругал, поскольку магесса постоянно ходила на грани магического истощения. Вот дурочка. Я так всегда половину старалась оставлять. Мало ли големы, али альвы какие полезут. Да и новы местные все волком диким смотрят. Так и тянут свои ручонки в наши карманы.

На землях этого Стага-медведя все стало еще хуже. Нас постоянно атаковали разные бродячие банды. То стрелу пустят, то заклинанье магическое. Один раз зажженная стрела попала в наш фургон, и тот загорелся. Потушили быстро, на обгорелую дыру поставили заплату (из старой полурваной одежды Хозяина, ха-ха). Бывало, ночью нас специально будили громким зловещим звуком. Поэтому мы плелись по пустыне злые, невыспавшиеся и усталые. И ведь не знаешь наверняка, Стага ли это новы нас пугают, али просто сброд шальной. Они ведь не носят медвежьих шкур или флагов – никак не опознать. Чтоб этих утырков альв лианами отымел во все дыры! Обычно они верхом разъезжали, но иногда, значица, в странные повозки коней впрягали. Линна казала, шо называются колесница. По пустыне рассекали с такой скоростью, шо фиг догонишь! Мицу с дозволения Хозяина иногда развлекалась, пытаясь попасть по разбойникам из своего артефакта. Один металл и помогал на таком расстоянии. Мазала все время. Только один раз по лошади попала, судя по тому, что та встала на дыбы после выстрела.

На четвертый день пути после Тео-Йоко мы как обычно плелись по пористому камню, изредка перебрасываясь фразами. Если честно, то я еще не наговорилась со слугами, но старалась не доставать их. Шел пятнадцатый день первой зимы, значица. Ласковый солон хорошо грел нас в пустыне, не давая замерзнуть. Хотя это ведь только первая зима. В Каскано так второй сезон – самое холодное время года.

Вдруг впереди раздался чей-то ор, послышалось конское ржание. Передние кареты ушли под землю! Из ниоткуда стали вылезать новы в грязно-серых одеждах! Прямо посреди каравана появились! И их было много. Нашу Семью тоже атаковали. Я успела заметить, как длинная каменная плита неожиданно раскрылась вверх, и оттуда повалили новы. А ведь только что по ней проезжало колесо повозки! В себя меня привел женский крик. Так. Напитать руки маной. Не торопиться, а то дрожать будут. Нужен правильный оттенок. Все двенадцать стрел под усилением потратила моментально. К сожалению только двоих смогла прикончить, еще двоих ранила. Что поделать, новы ведь не стоят на месте, некоторые еще и щитом прикрываются. Вокруг царил настоящий хаос. Часть лошадей понесли вперед вместе с имуществом каравана. Натасканные особи же наоборот отбивались, метя копытом по голове тем, кто подойдет близко. Я находилась рядом с нашими: то с Сэйто и Мицу, то с Кутики или Лаурой.

Пора в ближний бой. Выхватив короткий клинок, я ринулась на помощь Алиетого. Поздно. Сабля нападавшего вошла женщине в грудь. Ну сволочь! Мой вакидзаси проткнул нова почти насквозь, одна рукоять осталась торчать. Ярость застлала мой разум. Мы с Али не очень дружны, но она очень хорошая. Она не заслужила такой участи. Бухнув весь резерв на усиление, я бросилась в толпу противников, но не успела добежать. Камень подо мной провалился, и я полетела вниз. Ужас напал на меня, я изо всех сил пыталась зацепиться за стенки. Сдирая руки до крови и ломая ногти. А-а-а! Приземление вышло неудачным, в ноге что-то хрустнуло. Боком напоролась на каменный выступ. Даже сквозь боевой запал адская нестерпимая боль пробрала меня до кончиков волос. Высота метров шесть. Внизу ловушка была утыкана вытесанными из камня уступами. Если бы я не затормозила руками, то меня бы просто нанизало на каменное копье.

Сверху слышались звуки схватки, а я ничем не могла помочь. Ногу словно рвали на части. По-моему, еще и ребро треснуло. С трудом я переползла через ряд зубьев в виднеющуюся узкую нишу. Глянула наверх. Кое-какие уступы имеются, но в моем состоянии выбраться нереально. Через несколько минут ко мне свалился один из нападавших, судя по одеждам. Каменный выступ прошил ему шею насквозь. Я осторожно поджала колени ближе к себе. Что-то холодно становится.

 

Глава 5

[Хиири]

Копье-щит или барьерные диски были бесполезны в образовавшейся сутолоке. Из каждой щели лезли невысокие, закутанные в серые одежды, воители и воительницы. В основном применяли кривые тагойские сабли или катаны дрянного качества. Кое-кто с топором или секирой.

Я сосредоточился на магах. Ледяные копья, водные звезды, огненные струи – только завидев магию, бросался вперед, снося все на своем пути. Усиленный щит хорошо отбивал заклинания. Местные одаренные были слабы в ближнем бою, поэтому я сметал их одного за другим. Если исключить роль телохранителя, то это и есть моя специализация: убийца магов. Нападавшие сами выбрали ближний бой – у них даже лучников не было, но их маги все как один применяли дальнобойные заклинания. Один раз пришлось формировать копье-щит, чтобы смести каменную преграду ушлого мага земли. Да еще уворачиваться от мощного потока огня другого одаренного. С барьерным магом особых проблем не возникло. Возможно, он и был неплохим фехтовальщиком, но усилением почти не пользовался. Мельком видел колесницы, разъезжающие вдоль рядов повозок. Словно кружащие падальщики вокруг мамонта.

В один из моментов я очутился в дальней части каравана. Черт, надо помочь своим! Поддав маны в ноги, быстро вернулся и принялся добивать оставшихся противников. Синкуджи, Линна, Марис, Усенна и Сэйто с Мицу, даже Кутики – ранее раскидали нападавших и грамотно засели в оборону. Чего не скажешь о других Семьях – их боевой потенциал был до смешного мал по сравнению с нами.

– Кто ранен? Где Усенна? – крикнул я, как только появилась передышка.

– Я видела Усенну, она в яму провалилась. Жива, только достать надо, – отчиталась Линна.

– Хиили, здесь Али плохо!

Я быстро кинулся к девушке. На губах одноглазой виднелась кровь, дышала она с трудом. Саблю из ее правой груди так и не вытащили.

– Чего вы ждете?! – рявкнул я.

– Кхе-кхе, я просила… пока еще жива…

– Помереть хочешь?!

– Нет… кхе-кхе… но вдруг вам бы рог понадобился… я бы… меня бы прибили на месте… – вяло пробормотала одноглазая.

– Синкуджи, я тащу саблю, ты сразу активируешь артефакт. Готова?

– Да.

Резкий рывок, брызги крови. Магесса приложила светящийся рог прямо к ране, и та стала быстро затягиваться. Али закашлялась, сплевывая кровь.

Зычный голос Леди Шауэр сообщил о том, что всех вражин выпилили, но чтобы мы не расслаблялись. Есть опасение, что из туннелей вылезут еще противники. Приказала помогать раненым и отгонять телеги в сторону.

Далее Синкуджи на остатках резерва сотворила каменную лестницу в яму, в которую угодила Усенна. Девушка наотрез отказалась пользоваться рогом – решила подождать, пока его снова зарядят. Поискав нуждающихся среди других Семей, я вытащил еще одну слугу-одаренную. Ее Хозяин – Лорд Шутен раскошелился всего на пару золотых. Ну ладно, не оставлять же помирать.

До самой ночи мы латали раненых, ремонтировали повозки и искали разбежавшихся лошадей. И весь следующий день тоже. Атака не прошла бесследно для каравана. В бою полегло около полусотни слуг, один Хозяин, одна Хозяйка и две Леди. Если говорить открыто, то без нашей Семьи караван бы растоптали. Один я уничтожил двенадцать магов разной силы (если я правильно посчитал). Почти все мои слуги либо одаренные, либо с дорогущими артефактами, что ровняет их со средними магессами. На собрании Хозяев я заметил, что отношение ко мне поменялось. Если после боя с альвами добавилась толика уважения, то теперь чуть опаски. В первый день мы обсудили насущные вопросы, вроде лечения слуг и оплаты услуг одаренных-целителей между разными Семьями. Наш рог также пользовался спросом, однако несрочные ранения оплачивались на порядок дешевле. Сгорело около десятка повозок, хотя почти весь товар удалось спасти. Вот же уроды: вместо помощи раненым на поле боя, приказали спасать добро. Еще несколько телег провалились в ямы-ловушки.

Леди Тусконэ значилась в списке погибших. Сильно преувеличу, если скажу, что буду горевать по ней. В суматохе двое ее слуг умудрились убежать после освобождения. Восемь выживших удалось схватить и пленить. Из остальных распавшихся Семей уцелело еще двенадцать слуг. На следующий день после сражения мы в очередной раз собрались в середине дня. Фургоны и телеги были снова расставлены кругом в роли защитных баррикад.

– Господа, что решим в отношении погибшего пэра Гамони? – подняла вопрос глава каравана.

– Он был Нэй-Лордом в Семье Вострего, – нехотя отозвался Шутен. – От лица Семьи Лии заверяю в отсутствии претензий со стороны Семьи Вострего.

– Хорошо. Среди остальных пэров не было, насколько мне известно? – уточнила кафанэс. – Итак, на повестке дележ двадцати слуг, а также семейного имущества. Я полагаю, что ни у кого не будет возражений, если Семье Хиири отойдет четверть, то есть пятеро?

Среди Хозяев послышались роптания, но открыто высказываться никто не стал.

– Я уже осмотрел слуг, – ответил я и продолжил дипломатично. – К сожалению, нашей Семье никто их них не подходит. Мы бы предпочли вместо них получить фургон с эквивалентным товаром. Я также считаю, что наша доля не должна быть больше Семей, которые понесли невосполнимые потери.

– Благородный поступок, Лорд Хиири, – заметил Шутен. Все-таки уже обзывают так. А ведь официально я все еще Хозяин с девятью слугами. – Наша Семья не так сильно пострадала, думаю, нам хватит одного слуги. Предлагаю двоих отдать Семье Тугацу…

– Что значит двоих?! Да я совсем без слуг остался! Кто будет править телегами?! Кто обед готовить?!

– Господин Тугацу, может проще стребовать с вас сейчас Клятву? Как вы считаете? – иронично заметил Шутен.

– Возмутительно! И это говорит член Великой Семьи Лии! Хорошо, я согласен на двоих…

Дальнейший торг можно было сравнить со стервятниками, ожесточенно делящими добычу. Битый час пришлось выслушивать их грызню. За единственного одаренного так целая баталия разыгралась. Одна Леди в итоге выменяла его на своих пятерых неодаренных слуг. Товары в основном исконно Касканские, которыми обычно промышляют слуги-мужчины: оружие и прочее кузнечное творчество, звериные шкуры и кости, дешевые заготовки под артефакты, касканское сукно, пряности и специи, вино и саке. По итогу встречи нашей Семье выделили крытый фургон и повозку с имуществом на сумму ориентировочно около пятнадцати златов. Дележка товара и утрясение мелких нюансов растянулось до вечера. Я свалил, как только договорились про нашу долю. Еще для Усенны рог зарядить надо.

Предъявить Стагу-Медведю нам нечего. Пару нападавших захватили живьем, но на них висела привязка. А значит, никакие пытки не помогут добиться от них имени Хозяина. Их просто зарубили. От пленных слуг проблем не оберешься. Сами они твердили про некую «банду пустынного хамелеона», но о своем главе ни слова. Мы нашли вырытую пещеру, где ожидали своего часа колесничие, разный хлам вроде спальников и провианта. Ни намека на связь со Стагом. Если это действительно организовал местный вождь, вряд ли он допустит подобную промашку. Как бы то ни было, о нападении мы тотчас доложимся по прибытию, и желающих ехать через его земли сразу поубавится.

Уже в сумерках меня снова позвали на сход.

– От лица собравшихся господ, – начал важно Лорд Шутен, – я требую от Семьи Шауэр компенсации.

– Я понимаю ваши требования. На какую сумму вы рассчитываете?

– По злату каждой Семье.

– Пусть будет так.

Никто не желал показывать свое невежество, задавая вопросы. Уверен, не до всех Хозяев сходу дошел смысл претензий. Я примерно догадался. Каким образом в шидосадарской пустыне возможно угодить в заранее подготовленную ловушку? Здесь нет дорог, и каждый караван едет по своему пути. Разве что близ поселений камень утоптан и есть разные указатели. Разгадка проста. Эти, случайные на первый взгляд, нападения бандитов слегка меняли направление нашего хода. И завели прямо в западню. Леди Шауэр, как глава каравана, должна была предусмотреть подобную возможность и не поддаваться на провокации.

– Отныне каждая Семья, имеющая мага земли, должна нести вахту и проверять на наличие ловушек. Если радиус зрения пятьсот метров, то каждые триста делать проверку. Если сто метров, то каждые пятьдесят

– Эдак резерв улетит через полчаса, Леди Шауэр. У нас нет столько «земляков».

– Это вопрос безопасности. Нужно решить его, прежде чем двигаться дальше.

Спустя полчаса с горем пополам удалось составить график, по которому целых три часа пути отдавалось Синкуджи. Не представляю, как она справится. Однако в Других Семьях маги «земли» были еще слабее нашей блондинки – и час наверняка с большим трудом осилят. С другой стороны, теперь магесса может на законных основаниях тренировать столь вожделенный оттенок маны. С чего она так прицепилась к нему – ума не приложу. Возвращаться в Шидосадару мы не собираемся, а больше этот оттенок нигде не применим.

За день я значительно вымотался: постоянно пытаться зарядить рог, самому слегка подпитывать Усенну, участвовать в мозговыносящих переговорах, решать вопросы с ремонтом предоставленных повозок и распределением груза. Спустя половину часа после собрания нас неожиданно навестила Леди Шауэр с Семьей, и На-Чжели в том числе.

– Хиири, не возражаешь против нашей компании? Я немного саке с собой захватила?

– Конечно, проходи. Деликатесами угостить не смогу. Кутики, принеси те бутылки, пожалуйста.

– Хозяин… – прошептала кафанэс.

– А… да, Сэйто, найдешь? И что-нибудь на закуску, – я повернулся и попытался оправдаться. – Кутики просто не в ладах с нашим питомцем.

– Питомцем?

– Ага, хочешь глянуть? Вон там, в фургоне.

Леди Шауэр скептически подошла к повозке. Вот уж от кого я не ожидал испуганного визга, так это от хладнокровной кафанэс, держащей в своих руках бразды правления караваном.

– Ха-ш-ш-а!

Почи оказался на диву удобен. Ящерица быстро запомнила тех, кто ее кормит, а на всех чужаков громко шипела. Живой звуковой сигнализатор.

– Хиири! Что за гадость?! Ладно, пустынники – у них тут другая живность не живет. Но тебе-то зачем?!

– А что? Полезная зверюшка. Мух всех жрет. Посмотри на коня нашего довольного, его больше насекомые не достают. Хотя если так продолжится, то Почи из-за пуза скоро не сможет нормально охотиться.

– Все равно, эта гадина ужасна!

– И ничего не ужасна! – влезла На-Чжели. – Очень даже милая. Да, Почи? Моя девочка…

Вскоре мы расставили напитки и закуски и расположились подле импровизированного столика из доски и двух ящиков.

– Хиири.

– Да?

– Ты принес ящики.

– Да?

– ТЫ принес ящики.

– Ну да…

– ТЫ САМ принес ящики.

– Хозяин, она имеет в виду, что вы сами принесли ящики, – добавила Тсучи.

– Вы издеваетесь?! Да, я принес ящики. Что надо было бочки из-под вина прикатить?!

Шауэр усмехнулась:

– Вот такая маленькая деталь и ты прокололся.

– Что сразу прокололся?! Ты сама с чего вдруг явилась? Вроде бы не собиралась пьянствовать во враждебных землях?

Кафанэс помрачнела:

– Как тут не пригубить, когда полный бардак происходит? Сначала големы, потом стычка из-за оплаты цены, теперь это… Я ведь не новичок, уже с год хожу через пустыню. Цена стандартная всегда была – пятнадцать златов. Все караванщики брали с учетом такой суммы, не я одна. А про ловушку под камнем? Слыхала я от других истории, но со мной ни разу не случалось. А то, что постоянно нас проверяют на прочность – обычное дело. Мне даже в голову не пришло, что нас ведут в западню!

– Не кипятись, глотни.

Кафанэс залпом осушила почти полную кружку саке. Я тоже выпил немного за компанию.

– Чертова пустыня! Мы двоих потеряли вчера. Не возражаешь, если я своим налью? Ты не подумай. Просто у нас дружная Семья, и уход любого члена каждый тяжело воспринимает.

– Если ты не заметила, то я своим не запрещаю, – указал я рукой на скромно попивающих в стороне Линну, Тсучи и Синкуджи вместе с Марисом.

Леди Шауэр удивленно качнула головой. Слуги-кафанэс вытащили прихваченные кружки и споро разлили понемногу каждому. На-ли также досталось.

– Выпьем за Теру и Агасто, пусть они обретут счастье в новой жизни, – подняла тост глава. Мы выпили.

– Тебе ведь одного слугу отдали? – спросил я.

– Да, зато товары лежалые впарили. Злат на пять потянут.

– Слушай, часто тут такое происходит? Может, выгоднее объезжать через Эл-Тагоа или Ташимигу с Акадзуки?

– Нет. Тагойцы дерут столько, что последнее кимоно продашь. Про Ташимигу и так понятно. Некоторые проезжают по краю пустыни, потом через Акадзуки. Но там тоже не все гладко – разбойники лютуют, волнения среди Старших Семей постоянные. Ну и путь раза в два растянется, и в столько же раз товар подорожает. С учетом налогов.

– Надо было и нам так ехать.

– В Акадзуки что-то эринейки зачастили. Уж не тебя ли ищут? – шутливо заметила захмелевшая кафанэс и рассмеялась.

– Почему ты так решила?

– Видела я твой бой. Впечатляет. Но любой знающий сразу определит эринейскую школу. Учеба там для мужчин стоит баснословных денег. Остается один вывод: ты бежавший слуга.

– Может и так.

– А может и нет, – веселым тоном продолжила Шауэр. – Кстати, что там про сэмуэй? Говорят, ты ее в свою Семью хочешь?

– Кто, она сама так говорит? Наоборот, это На-ли словно клещ прицепилась.

– О как! С чего вдруг?

– Это мое дело! – с вызовом ответила сэмуэй. Что ж. Радует, что она не распространяется о своих подозрениях насчет моей фальшивости.

– Только ты с ней осторожнее, – заявила мне Леди. – Она чуть одну слугу мою не совратила.

– Никого я не совращала, – прошипела На-ли.

– Ладно, что я твои голодные глаза не видела?

Некоторое время кафанэс весело поддевала На-ли, которая в свою очередь нервно огрызалась. Видимо, сэмуэй не хотела, чтобы ее репутацию портили перед нашей Семьей. Через некоторое время разговор опять вернулся к сражению.

– Нет, это определенно знак свыше. Считается, что больше четырех лет в Ташимиге караванщики не живут. Но думаю надо уже сейчас завязывать с этим делом. Сплошные убытки. И слуги гибнут. Кутики точно не продашь?

– Денег не хватит.

– С чего это?! Может, мне и пришлось раскошелиться на компенсацию, но мы не бедная Семья!

– Кутики, покажи.

Кафанэс смутилась и аккуратно приподняла шляпу, чтобы видно было только сидящим за столом. Воцарилось молчание. Пожалуй, узрей они Творца наяву, то поразились бы меньше.

– Чертов богач! Сколько у тебя денег?! Артефакт сотни на три тянет, Кутики – сотни две, не меньше, да еще неодаренные слуги иногда магичат…

– Потише. Я надеюсь, что это останется между нами?

– Не вопрос. Ты прав, таких денег у нас нет. Надо и мне заканчивать водить караваны. Не то последние гроши растеряю. Осяду где-нибудь в Каскано.

Ба-ах! Дело напомнило о себе как всегда в самый неподходящий момент.

– А в Гоцу не хочешь? – спросил я участливо.

– Это шутка?

– Ну почему? Может, Нэй-Леди станешь?

– Где?

– В Семье Хиири, например.

Кафанэс пристально посмотрела на меня и словно протрезвела.

– Тогда я должна доверять тебе.

– А ты не доверяешь?

– Не настолько.

– Ну, мое предложение в силе. Вдруг надумаешь?

– Благодарю, Лорд Хиири, – церемонно ответила Шауэр.

Фьють. Дело сдулось, поняв всю бесперспективность дальнейшего давления. Наоборот, оно пойдет только во вред отношениям. Любопытный случай. Я проморгался:

– Почему Лорд?! У меня девять слуг. Марис – наемник.

– А сэмуэй как же? Считай, одной ногой уже в твоей Семье.

– Но ведь пока нет?

– А что это тебя так беспокоит? Дай угадаю, тебе не хочется быть Лордом?

– Не особо.

– Скажу по секрету, никакой разницы нет. Разве что на разные мероприятия зовут чаще.

– Вот-вот, – сказал я кисло.

– Ахахаха, не делай такое скорбное лицо, не то я всерьез поверю насчет лордства. Бывает, что Хозяев и с восемью слугами именуют Лордами. Если он владеет приличным состоянием или влиянием. Ты в бою уже всем доказал, что Семья готова отстаивать сей статус. Обратно понизить сложнее.

– Нет, они постоянно просят меня об обмене слугами или даже случку устроить!

– Да-а, меня это тоже выбешивает иногда. У нас все только на добровольной основе. Кстати, не будешь против, если мои ребята с твоими познакомятся? Все-таки, женского внимания нашей Семье не хватает.

– Без проблем. Только настырным ухажерам могут и по рогам настучать.

– Я их сама прибью тогда.

Дальнейший путь по землям Стага-медведя прошел спокойно. Нас даже издали никто не побеспокоил. Следующий вождь, Кастелло-ящер, не стал задирать планку. Довольствовался пятнадцатью златами. Иногда мы видели небольшие группы всадников, однако сближаться с нами они опасались.

Во второй половине дня двадцать третьего числа мы достигли Арс-Селени – небольшого мирного городка, стоящего на одном из притоков Садары. Проголосовав, решили встать на постой на две ночи. Многие повозки нуждались в капитальном ремонте. Уцелевшие телеги ехали с перегрузом – на них переложили товары с уничтоженных или сгоревших повозок. Я поручил Линне распродать или обменять часть добра, полученного после дележки. Пусть здесь заплатят меньше, зато ехать будет намного проще.

Про первую ночь Линна сама немного лукаво намекнула. Видимо, договорились с Синкуджи и Алиетого. После я лежал расслаблено возле потрясной мускулистой агаши и лениво глядел в испещренный неровными проплешинами потолок гостиничного номера. Все-таки жизнь – хорошая штука. Прожить достойно – чем не Цель?

– Господин.

– ?

– Я…

Линна странно запнулась.

– Да?

– Ничего. Недавно я беседовала с Али…

– И?

– О вас с ней. Не знаю, как деликатнее вам сказать…

– Говори как есть.

– Али нравится грубое отношение.

– Ого. То-то мне она показалась не особо довольной.

– Вплоть до избиений. Полагаю, в своей жизни она повидала всяких Хозяев. И по-своему научилась получать удовольствие. Ну, это мои догадки. Поэтому, когда будете с ней завтра, постарайтесь быть более грубым. Только не говорите об этом разговоре. Вы не представляете, с каким трудом мне удалось вытащить из нее это признание. Все доверие может быть порушено.

– Я понял. А что, вы уже распределили очередность?

– Взяла на себя смелость, господин. Если что-то не устраивает, только скажите.

– Нет, все нормально. Как она себя чувствует?

– Рвется в бой, – усмехнулась Линна.

– Извини, у меня в таких делах мало опыта. Как-то мне претит мысль бить девушку. Вот если Леди какую-нибудь, ненавистную… Я попробую.

– Спасибо.

Засыпал я вполне умиротворенным и отдохнувшим. Однако где-то на краю сознания мелькали раздражающие мысли о Деле. Я полагал, что битва с альвами причастна к моим обычным приступам, однако всего несколько дней спустя у Катсоды я снова набедокурил. Следующее Дело пришло через две недели в беседе с Леди Шауэр. Причем приступ донельзя странный. Что если я наконец взял Дело под контроль? Ну или хотя бы научился частично влиять? Или же наоборот – Дело проникло так глубоко в мой разум, что использует мои собственные мысли и суждения? Все приступы в той или иной степени пользовались моими умственными способностями. Что если Я и есть Дело? Дурацкая мысль…

…Незнакомое помещение. Меня сюда еще не приводили. Мрачный бездушный камень. Темноту разгоняют проникающие через крохотное зарешеченное окошко лучи солона и чадящий факел. Мне не нравится здесь.

– Сядь и зафиксируй себе ноги ремнями. Плотно.

Я быстро исполнил приказ Хозяина. Ледяные железные зажимы ремней холодили ноги.

– И шею.

– Готово.

Го*** обернулся:

– Госпожа, прошу сюда.

В помещение вошла модно разодетая женщина, чье лицо я не мог разглядеть. Однако платье ее почему-то слепило, словно я смотрю прямо на солон. Только красный. Женщина брезгливо приподнимала подол и осторожно ступала в своих туфлях по немытому полу.

– Ну удиви меня.

– Я сам все приготовил. Инструменты на том столике. Хиири, освобождаю тебя от Клятвы. Клянись Леди Теппен.

– Клянусь своей жизнью служить тебе, пока смерть не разлучит нас.

– Принимаю. Хмм, мне надо только приказать и все?

– Да, я уже произвел настройку.

– Хорошо. Слуга, возьми эту иглу.

Рука потянулась к столику, и я быстро схватил предмет. Тонкая изящная игла с широким деревянным основанием. Скорее шило.

– Вставь себе, хм-м-м, в ноготь левого указательного пальца. До конца.

Нарушение вторичной директивы. Принудительное исполнение. Ошибка.

Я застыл. В голове словно что-то взорвалось, запульсировало и заболело. Ничего не соображая, я вогнал шило под ноготь. Слезы брызгнули из глаз. Я заскулил.

– Видите! Видите, Госпожа? Целых полторы секунды! Больше на полсекунды, чем в прошлый раз! Это настоящий прорыв!

– Ты И-Д-И-О-Т.

– …

– Какие полторы секунды, *****? Ты совсем *****? Забыл, в чем суть проекта?! Ради этого ты заставил меня замарать себя пытками? Что скажет Великая Леди, когда его память вернется?

– Нет-нет. Госпожа, я совместил с последней разработкой Жассена. Вы помните, да? Про длительную блокировку памяти? Подошло идеально под наш случай! Госпожа, мне кажется, что мы на пороге значительного открытия!

– Открытия, говоришь?! Виллаха мне все уши проездила. Думаешь, одаренные его уровня – бесплатное удовольствие?!

– Госпожа, мой результат никто в мире не сможет побить, уверяю вас. Вы же знаете, над похожими задачами трудятся столетиями и никакого толку. Мне нужно больше времени для исследований.

– Я разочарована. Проект надо было отдать Жассену.

– Нет-нет. Он бы никогда не дошел до моих разработок. Госпожа, давайте еще раз попробуем? Результат будет лучше!

Нет-нет, не надо больше пробовать! Но вслух ничего не сказал. Негоже перебивать Хозяйку.

– Ладно. Но если от Виллахи хоть одна претензия прилетит, я тебя сгною. Ноготь среднего пальца, – обратилась ко мне Хозяйка. – Приступай…

…- Нет! Хватит! – вскочил я, тяжело дыша.

– Господин! Господин, все хорошо. Вам приснился плохой сон.

Уф-ф, Линна. Порядок. Я в Шидосадаре, а не в застенках Теппен. Я не слуга.

– У вас все нормально? – послышался осторожный голос Алиетого.

– Да, извините, что разбудил, – ответил я и лег обратно в кровать.

– Ничего. Хозяин, может вам вина принести?

– Нет, спасибо. Иди спать, Али.

Через некоторое время агаши несмело произнесла:

– Это… это из-за меня вас мучают кошмары? С Синкуджи вы спите мертвым сном.

– Не мели чепухи! – я по-хозяйски сгреб агаши в охапку. – И вообще, это не кошмары, а очень важные воспоминания.

– М-м, расскажите?

– Ты ведь читала мои записи прошлого сна? Все то же самое, только на этот раз я себе под ноготь иглы загонял.

– Сволочи…

– Сейчас боль уже забылась. Я больше всего боялся, что не могу ничего изменить. Вырваться, убежать, надавать им по роже. Все бесполезно. Ужасное чувство беспомощности.

Линна решительно выскользнула из объятий и полезла к моему паху.

– Ты чего?

– Я не хочу, чтобы ночи со мной вы связывали с плохими воспоминаниями. Расслабьтесь и получайте удовольствие, господин.

Что ни говори, а чертовски приятно, когда о тебе беспокоятся и проявляют заботу. Особенно в такой своеобразной форме.

 

Глава 6

За следующий день я смог понаблюдать за местным бытом. Что тут скажешь? Крышу над головой имели все, даже отдельные комнаты для каждого ребенка. На этом плюсы шидосадарской пустыни заканчивались. Плодородная земля стоила неимоверно дорого. Фермеры считались зажиточными новами, с постоянным заработком. Остальным было сложно найти занятие. Что самое скверное для местных, шидосадарцы как слуги не ценились вовсе. Детей никто не покупал. А ведь это немаленькая статья дохода патриархальных стран. Хотя сложно назвать Шидосадару каноничным патриархальным государством. Даже если не брать в расчет многочисленные кланы. Хозяева – Лорды, однако в слуг берут как женщин, так и мужчин. Любой ребенок остается в Семье.

Вечером мы посетили лучшую местную таверну, еще раз отведали пустынных блюд. И, о святые праматери, на крохотную сценку вышли музыканты! Играли они ненамного лучше нашего сборного балагана, но хоть что-то. Я выцепил Линну из-за стола.

– Господин?!

– Пойдем потанцуем!

– Что?! Я не умею.

– Как? Разве вас не учат танцам?

– Танцовщиц учат. Я не танцовщица.

– Да ладно. В Эринее так ни один бал, ни один прием не обходится без танцев. Пошли. Подрыгаешь ногами.

– Слушаюсь, господин.

Гмм, смотрелись мы донельзя комично. Я, изображающий некоторые па из разных известных в Эринее бальных танцев, и пунцовая от смущения агаши, неумело пытающаяся повторять за мной. Мда. На нас пялились словно на чудо чудное. Похоже, сей вид развлечений распространен только в матриархальных странах. Не став больше веселить народ, мы вернулись за столик.

– Ладно. Скажи честно, тебе прям совсем не понравилось?

– Ну-у. Что-то в этом есть. Только когда мы одни танцуем, я чувствую себя глупо.

– И ничего не глупо. Вы очень мило вместе смотлелись, – заметила Сэйто с плохо скрываемой завистью.

Через некоторое время к нашему столику подошла серьезная На-Чжели. Сэмуэй скользнула по мне глазами, словно я пустое место, и обратилась к Линне:

– Вы решили? Я не могу с вами пойти в Гоцу. Мне нужны какие-то гарантии и Клятва. Неполная, само собой.

– Зачем ты хочешь в нашу Семью? – задал я вопрос.

На-ли посмотрела на меня, словно вопрошая: эта зверюшка еще и разговаривает?

– Все-таки вы славно натаскали его. Даже я иногда сомневаюсь, что он ваш слуга. Зачем хочу в Семью? Все просто. Я хочу защитить вас. Вас всех. Ваша Семья мне нравится. И я хочу быть с вами.

Занятно. Сэмуэй говорила открыто и агрессивно. Я не чуял ни капли лжи в ее словах. Щелк. Заполучить На-Чжели.

– Пожалуй, ты подходишь нам, – дружелюбно произнес я.

– Пусть глава подтвердит. Кому я буду приносить Клятву?

– Мне. Подтверждаю.

– Не шути так, вонси. Линна, что ты молчишь?

– Как наш Хозяин скажет, так и будет, – покорно ответила агаши.

Сэмуэй недоуменно переводила взгляд с одной слуги на другую. После чего стала медленно пятиться назад.

– Вы врете!

– Разве от этого что-то изменится?

– Я не буду твоей слугой!

Черт. Надо что-то придумать. Я вскочил и крепко схватил клыкастую за руку, пока она не убежала. Откуда-то пришла уверенность, что если я ее сейчас отпущу, то больше На-ли мы не увидим.

– Потанцуем? – произнес я с улыбкой и потащил свою добычу на свободную площадку.

Вскоре На-ли прекратила сопротивляться, однако двигаться в ритм веселой мелодии также не желала. Один я горел энтузиазмом, наворачивая круги подле сэмуэй.

– Прекрати. Не прикасайся ко мне, – брезгливо бросила На-ли.

– Отчего же? Ты уже не хочешь в нашу Семью?

– Вифишь это?

Сэмуэй высунула язык, на кончике которого виднелась небольшая коричневая штучка.

– Это капсула с ядом. Если что-то надумаешь со мной сделать, я убью себя.

– Такое развитие событий нам не нужно. Лучше выплюнь. Вдруг случайно раскусишь?

– Не твое дело, вонси.

– Вот значит как ты защищаешься? Оригинально. Но все-таки, опасно держать у себя во рту яд.

Я резко приблизился к оппонентке и впился в ее слегка сжатые губы. Сэмуэй ошарашено застыла, и я сходу почти достал капсулу языком. Чуть-чуть не хватило. Клац.

– Кусаться нехорошо. Повторим.

Пару минут я гонялся за смертельной таблеткой у нее во рту. Действовал осторожно – как бы она не проглотила ее. Одной рукой обхватил за шею, другую положил в районе поясницы. Совершенно наплевать, как мы смотримся со стороны. Я резко убрал одну руку с ее пояса и ущипнул сэмуэй за мочку уха. На секунду На-ли опешила, и мне удалось заполучить вожделенную капсулу с ядом.

– Есть!

Неуловимым движением откуда-то из штанов На-ли вытащила что-то и закинула в рот. После чего с торжествующим видом продемонстрировала на языке новую капсулу.

– Черт! – выругался я.

– Полезешь, и я проглочу. Это не шутка.

Не придумав ничего умнее, я снова сблизился с сэмуэй и получил удар по челюсти снизу. Специально так метила. Зубы клацнули и случайно попавшая между ними захваченная капсула раскололась. Я закашлялся.

– Хиили!

– Хозяин!

– Господин!

Капец! Музыка стихла. Члены Семьи Хиири моментально сгрудились возле меня. Кто-то поддерживал под руки, кто-то стул принес, Сэйто поднесла стакан воды. На-ли лежала на полу, сверху над ней нависла Линна со своей катаной, почти касающейся шеи сэмуэй:

– Тварь! Где противоядие?!

– Что я дура его с собой таскать? Это яд пустынной гадюки. От него нет противоядия.

– Я тебе сейчас голову отрежу!

– Давай! Не надо будет самой яд глотать. Что вы так за него переживаете? Он не проглотил полную дозу. К тому же одаренный – выживет. Наверное.

– Мразь!

Линна вскочила со своей жертвы и кинулась ко мне.

– Али, доставай рог!

– Сейчас, – девушка завозилась, запутавшись в тесемках своего кошеля.

– Да ладно, все со мной будет нормально, – пролепетал я слегка онемевшим языком. – А может и не будет.

– Господин, сейчас не до шуток! Совсем не до шуток.

– Сама будешь снимать побочные эффекты?

– Да, сколько угодно. Хоть до смерти меня затрахайте. Али!

– Все-все, простите. Сейчас активирую.

Артефакт засунули мне прямо в рот и запустили. Обжигающая неприятная волна прокатилась по телу. Язык стал гореть, будто я лизнул кусочек лавы.

– Фот это жесть.

– Господин, мне убить ее? – строго спросила первая слуга.

– Линна, не надо… – пролепетал кто-то из девчонок.

– Умолкните! Прямое покушение на жизнь Хозяина! Приговор может быть только один – смерть!

Что-то Линна не на шутку разошлась. Если по чесноку, то я первый полез. Тем не менее, Дело еще не закончено.

– Я фам финоват. На-ли принимается в фемью Фиири. Раскафите ей про нафи правила.

– Господин…

– Это приказ.

– Да пусть убивается, раз так хочет, – бросила мне Синкуджи с независимым видом. Хех, однако же, сама одной из первых бросилась мне на помощь.

– Что у вас тут происходит?! У нас приличное заведение! – вышел к нам возмущенный Хозяин таверны с охранниками. Нам пришлось ретироваться в номер.

К большому для меня сожалению никаких возбуждающих эффектов я не почувствовал. Мне было хреново. Лихорадило, рвало. Девушки по очереди ухаживали за мной, однако в соседней комнате не прекращалось оживленное обсуждение выходки На-ли между остальными слугами. Самое примечательное, мое наглое поведение никто не осуждал. Сама сэмуэй куда-то пропала. Дело потихоньку отпустило меня. Или нет. Так и не понял.

Следующим утром я проснулся полностью разбитым и опустошенным. Хотя бы живым, и то радует. Часть товаров распродали, поэтому мне досталось вполне комфортное лежачее место в фургоне. Девчонки десяток спальников постелили и даже подушки где-то раздобыли. Аки тагойский Князь на мягких перинах ехал. На-ли держалась вместе со слугами Семьи Шауэр. Видимо, желала закончить заключенный с Леди контракт и получить оплату.

Приблизительно через час после выезда из Арс-Селени ко мне запрыгнула Кутики:

– Хозяин, вы правда не против принять На-ли?

– Правда.

– Разрешите мне с ней поговорить?

– Я ведь уже сказал вам донести до нее все наши правила.

– Ну-у, никто к ней идти не захотел. Боятся, что вы разозлитесь.

– Да я же прямо попросил?! Хорошо, иди, поговори с ней.

– Спасибо! Она не плохая, просто Хозяев не переносит.

– Прекрасно ее понимаю. Я их тоже не переношу.

Четыре дня пролетели незаметно и скучно. Меня еще раз на всякий случай жахнули исцеляющим рогом, хотя и так я чувствовал себя сносно. Единственным развлечением служило наблюдение за тренировками одаренных. Синкуджи материлась на решение Хозяев о проверке земли по ходу движения каравана, однако понемногу отрабатывала шидосадарский оттенок маны. Полезно. Глядишь, и до магистра дорастет. Усенна представляла собой ходячую катастрофу. Ее пульки могли улететь в совершенно непредсказуемом направлении, расколоться на части или ярко вспыхнуть. Периодически девушка ходила извиняться, если в чьем-то фургоне появлялось новое отверстие. Амулеты не трогали, а то ремонтировать придется. Марис в основном балду гонял. Зря. Со временем, если бы он приложил больше стараний, тоже мог бы достигнуть звания магистра «огня». В один из вечеров я наблюдал за тренировкой Кутики, которая выглядела просто: наполнить емкость водой и попытаться заморозить на расстоянии. К утру лед оттаивал обычно. Температура в пустыне как раз и колебалась ночью в районе отметки замерзания воды. Заинтересовавшись, я подошел к кафанэс:

– Как успехи?

– Простите, Хозяин. Дальше метра не выходит.

Да, для полноценного сражения этого мало. Если бы она обладала хотя бы малюсеньким барьером или могла уклониться от атаки, то из нее вышла бы неплохая магесса ближнего боя. А так… только для обороны от неодаренных.

– Все равно, ты молодец.

– Да! – улыбнулась Кутики. – Раньше мне надо было обязательно касаться воды, а сейчас я столько умею!

– Наверное, питание помогло, – К слову, рога кафанэс посерели и обзавелись милыми голубоватыми прожилками. – Можно считать, что всю жизнь твои рога были недоразвитыми, а сейчас их потенциал раскрывается. У меня тут мысль возникла. Печально, что ты не можешь двигать ледяную стихию. Ни сосульку бросить, ни ледяной барьер поставить. Но если научишься замораживать хотя бы с пяти метров, это уже будет серьезная заявка.

– Я стараюсь! Не получается пока.

– Смотри, ты ведь объект целиком замораживаешь? А можешь только на часть воздействовать?

– Это сложно, Хозяин. Редко выходит.

– Например, чтобы обезвредить нова, достаточно заморозить маленький участок в голове, – выдвинул я предположение.

– Нет, – покачала головой Кутики. – Это самое тяжелое место. Не знаю почему.

– А как насчет сердца? Что если сделать внутри маленькую льдинку?

– У меня не выйдет.

– Просто попробуй. Вот, заморозь шарик в этом кувшине. С двух метров.

– Слушаюсь, Хозяин

– Не надо мне твоих «Слушаюсь». Если поймешь, что ничего не выйдет, тренируйся как посчитаешь нужным.

– Слу… Хорошо, Хозяин.

Тсучи все свободное время проводила за тренировками. Было занятно наблюдать за ее экзотическими упражнениями. Вроде странной неподвижной стойки с вытянутой ногой. Причем, видно, что мышцы ее тела серьезно напряжены. В один из вечеров на стоянке Милашка Сэйто заметила мой заинтересованный взгляд:

– Все-таки, тебе нлавятся большие, да?

Я усмехнулся:

– Не всегда дело в размере. Если говорить о тивианках, то можешь не переживать. Весь смысл груди теряется, когда можно свободно изменять ее пропорции.

– Хозяин, посмотрим, что вы скажете, когда я наберу форму, – не меняя позы, заметила тивианка.

– Тсучи, а покажешь и мне какое-нибудь полезное уплажнение?

– От этого грудь не вырастет.

– Будто я сама не понимаю, – буркнула Сэйто.

– Впрочем, для гибкости и повышения мышечного тонуса самое то.

Стоит признать, что от занятий девушек было сложно оторвать глаз. Сэйто с Тсучи выглядели соблазнительно. Тивианка немного сбросила в весе, и ее болтающийся цирковой наряд оставлял большой простор для фантазий. Сэйто же наоборот округлилась слегка в некоторых местах.

Как бы то ни было, караван прибыл к конечной цели нашего путешествия. Величественному То-Цзанити, что распростер свои объятия подле сказочного озера Шидо. Да-да, именно отсюда и пошло название Королевства. Река Садара впадает в озеро Шидо. Как назвать пустыню? Разумеется, Шидосадара! Ведь и озеро, и река в прямом смысле источник жизни для недождливых каменных земель. Марис поведал, что озеро возникло прямо на границе с Гоцу. Вроде как водное русло уже не может побороть обычную почву и вырывается на поверхность из каменных оков. В результате в камне со временем образовалась огромная многокилометровая чаша с глубиной до полусотни метров. Озеро Шидо уникально еще и тем, что здесь водятся множество видов пресноводных дивов. Из-за чего массовый промысел рыбы под запретом. Сеть, гарпуны, клети-ловушки – все это безжалостно уничтожается. Как и сами новы, преступившие озерной закон. Разрешена лишь скромная удочка.

– Случались и войны с дивами озера Шидо в незапамятные времена, – вещал наемник. – Рыбы здесь много, прям на берег выпрыгивает. А в пустыне с едой туго. Даже несмотря на то, что до Гоцу рукой подать. Только вот ни маги, ни ручные големы с шадами, никто не смог извести дивов. Они правят под водой и даже на воде, на большом корабле, ты не всегда в безопасности. Зато на суше дивы беспомощны. Поэтому война с ними не имеет смысла. Ни одной стороне никогда не победить.

То-Цзанити не зря называют прекрасным цветком пустыни. Все тот же камень в роли строительного материала, однако некоторые строения возвышаются на два-три этажа, двери и другие домашние атрибуты уже деревянные. Имеется собственный порт с пирсом. Речной транспорт может доставить почти до центра Гоцу – там река Таша, берущая начало в Шидо, ломается множеством порогов и водопадов. И только на границе с Гоцу течение Таши становится ровным и спокойным – до самого Истелота и Северного океана.

В Гоцу имеется значительный перепад высот, многочисленные холмистые гряды и западная часть известного Турского хребта. С гор берут начало несколько мелких речушек. Тем не менее, пригодной для земледелия местности предостаточно. Гоцу – крупнейшее из Королевств по территории, третье по населению после Волстейна и Неводзимы, по политической и боевой значимости некоторые прочат ему первое место. Король Каваси – один из немногих, кто следует своему относительно независимому курсу и выступает наравне с такими мастодонтами, как Эринея, Шантиум, Эл-Тагоа или Турис. Соседствует аж с шестью Королевствами (правда у того же Уэясу семеро соседей из Королевств), вдобавок делит границы с княжеством Эл-Тагоа и империей Шантиум. Довольно-таки уникальное местоположение сделало Гоцу важным торговым мостом между крупными странами. С севера граничит с Кассанкором – крупнейшим матриархальным объединением после Эринеи. Скорее всего, большинство поставок слуг идет именно туда.

Говорят, население Гоцу составляет более четырехсот тысяч новов. Это уровень примерно второй Великой Семьи Эринеи! Удивительно, как Каваси справляется. Общеизвестно, что одна Великая Семья может нормально править Королевством в среднем с двумястами тысячами подданных. Кстати, у Виллахи-старшей из Третьей Великой Семьи имелось около трехсот пятидесяти тысяч. Хозяйка говорила, что ее матери было тяжело. Путались мысли от большого числа личных слуг, от постоянного напряжения между Великой Семьей и многочисленными свободными Старшими Семьями. Поэтому решение разделить имущество и семейные наделы между дочерьми далось ей легко. Виллаха с Катсодой действительно неплохо управлялись (насколько мне известно). Однако удар пришел со стороны Леди из Совета, а не от недовольных слоев населения. На уроках в школе мы не углублялись в историю и особенности каждого Королевства. Однако ж, сколько разнообразия и занимательных обычаев хранит наследие полузабытой Ниппонской империи! Наверняка, Каваси нашел способ обойти главный недостаток Клятв в больших Семьях. Ведь рядом такие прекрасные примеры. Шантиум с шестью (!) ветвями одной Великой Семьи, где все жители – слуги при единственном Лорде-Императоре. Или Эл-Тагоа, чей Князь имеет около полутора тысячи личных слуг, из-за чего ведет жизнь полного овоща и почти никак не влияет лично на жизнь княжества. Все за него делают слуги. У Виллахи-старшей, одаренной к слову, имелось около трех сотен слуг, Катсода с моей бывшей Хозяйкой справлялись с двумястами личными работниками Старшей Ветви. Полторы тысячи – феноменальный результат. Ходят слухи, что у Князя в династии передается специальный артефакт, усиливающий способности Хозяина.

Каждое государство имеет свои особенности, плюсы и недостатки. Обычные Королевства в силу своего небольшого размера не могут похвастать мощной армией или развитой экономикой, зато линия Короля – единственно верная. Как он скажет, так и будет. Эл-Тагоа плох тем, что решения принимаются не Лордом лично, а его слугами. Это накладывает свой отпечаток. Эринея – огромная мощная держава, однако выработать единый курс для склочных Великих Леди – задача невыполнимая. Для них важнее место в Совете, нежели охрана границ или захват новых территорий. Про Шантиум и говорить нечего. Смертность низших слоев населения от клятвенных противоречий просто невероятная. А те, что выживают, совершенно ничего не соображают из-за наслоений магии Клятв их Хозяев. Хотя Император относительно адекватный и умело руководит страной. Королевства-Близнецы – интересный пример, где правящие династии сотрудничают на протяжении множества десятилетий. Истелот известен своей борьбой со сложившимся миропорядком. Объявил о запрете Клятв, из-за чего со временем жители поделились на две неравные группы: господа и крепостные. Последние имели очень мало прав, фактически рабы. Любой путь интересен, хорош или плох по-своему. Раз страны еще не загнулись, значит их образ развития имеет право на существование.

Кутики привела хмурую На-Чжели. Сэмуэй явно не хотелось идти на встречу со мной, однако позади стояла рогатая кафанэс, упрямо подталкивающая ее вперед.

– Твоя взяла, вонси. Я дам тебе Клятву. Исключительно неполную.

– Тебе так и не сказали про нашу Клятву? Кутики, например?

– Она только и трещала про то, какая у вас Семья хорошая, замечательная, бла-бла-бла. Хозяин просто душка, все разрешает, кормит, поит, обувает и прочее в том же духе.

– Тут Кутики, конечно, преувеличила. Ты у нас по виду сама о себе можешь позаботиться. Со всеми вопросами к Линне, она разъяснит. А текст такой: Клянусь быть свободной, пока смерть не разлучит нас.

Некоторое время сэмуэй задумчиво смотрела на меня, после чего обреченно прошептала Клятву.

– Принимаю. Добро пожаловать в Семью Хиири. Только честно, тебе нравится кто-то из девушек?

– Что если так?

– Ничего. Твой выбор. Никакого принуждения, ясно?

– Пффф, с моими умениями ни одна красотка не устоит. Чтоб вы, мужики, понимали!

– Поговори мне тут, сэмуэй, – раздраженно произнесла Линна. – За покушение на жизнь и здоровье Хозяина будешь выплачивать штраф. Десять злат. Если ты сможешь такую сумму заработать каким-либо образом. Господин, не возражаете?

– Пожалуй, нет. Яд пустынной гадюки мне не понравился. Да и Али расстроилась, наверное.

– Разве я и так не должна нести все деньги в Семью? – удивилась На-ли.

– У нас особая Семья и свои правила. Ничего, ты у меня быстро ко всему привыкнешь. Твое место возле Синкуджи. Передавать ману при необходимости. За господином в сражении ты не поспеешь. Это ясно?

– Да, первая слуга.

– Далее, насчет правил нашей Семьи…

Я не особо вслушивался. Линна вроде все правильно объясняла. Непонятное возникшее легкое ощущение я интерпретировал как отголосок завершенного Дела. Интересно, с Леди Шауэр также не все окончено? Вроде бы я не чувствовал помутнения рассудка или провалов в памяти.

Мы временно остановились на одной из больших площадей То-Цзанити, откуда вела широкая дорога прямо к заполненному кораблями пирсу. Вскоре Хозяев собрали в одном месте.

– Благодарю за ваши старания, господа, – начала прощальную речь глава каравана. – Также приношу извинения за случившиеся стычки. Я обязательно доложусь в местную гильдию о произволе на землях Стага-медведя. Засим извольте откланяться. Удачного путешествия и выгодных сделок вам, господа.

– И вам спасибо за труды, – посыпались благодарности от некоторых Хозяев. Не от всех. Часть молчала, с презрением взирая на кафанэс.

Хозяйка Шауэр отошла в сторону от собравшихся Лордов, и я поспешил догнать ее:

– Леди Шауэр, хочу напомнить, что вы всегда будете желанными гостями в нашей Семье.

– Благодарю, – сухо ответила кафанэс.

– Я чем-то обидел вас?

– Мои слуги доложили, что за все время ни одна из ваших девушек не пошла на контакт. Подобное может быть только в случае прямых приказов.

– Я не запрещал им ничего!

– Их поведение говорит об обратном.

– Как бы то ни было, я планирую осесть в Соленджо, – продолжил я настойчиво. – Если решитесь оставить свое рисковое дело, обязательно навестите нас.

– Как только появиться возможность, Лорд Хиири.

Кафанэс дежурно улыбнулась и проследовала к своей Семье. Эх, блин. Жаль, что так повернулось.

Теперь ее обращение имеет силу. Лорд Хиири. Милая Сэйто, кровожадная Линна, ехидная Мицу, своенравная Синкуджи, хмурая Алиетого, застенчивая Кутики, беспардонная Лаура, простодушная Усенна, мудрая Тсучи и рисковая На-Чжели. Ко всем им я испытываю в основном положительные эмоции. Что скрывать, девушки мне нравятся. Возможно, это и есть основной критерий моего отбора слуг. И я определенно ни о чем не жалею. Мне приятно помогать другим новам, передавать им толику свободы и счастья, коих я был лишен у Виллахи. Первоначальное желание забиться куда-нибудь в дальний угол, спрятаться от Леди, трансформировалось в намерение дать отпор. Не скрываться, а встретиться с ними лицом к лицу. Конечно, глупо сравнивать нас с Великой Семьей, однако из безмолвной пешки мы превратились уже в ладью, которая может огрызнуться. С нами стоит считаться.

Как я и полагал, навязчивое желание обрести свою цель немного отпустило меня. Потеря Виллахи больше не представляется мне концом света. Тем не менее, есть еще столько всего, что я хотел бы попробовать, кроме флейты. Кузнечное дело – разве не круто? Обливаясь потом и надрываясь, колотить по раскаленной заготовке? Или трудолюбиво корпеть над сложным магическим артефактом? Возить огромные товарные караваны из разных частей страны? Хотя нет, последнее точно не для меня. Как представлю, что надо торговаться до одури и считать каждый медяк, так тошно становится.

– Господин, вы знаете про традицию празднества становления Малой Семьи? – учтиво спросила агаши.

– Что-то слышал. Правда в Эринее Семья зовется Малой только с дюжиной слуг.

– Я считаю, что нам не стоит откладывать. Посетим храм Творца, когда прибудем в Гоцу.

– Решил, куда направимся? – лениво поинтересовался Марис.

– Соленджо.

– Хех, из-за моих рассказов о нем? – улыбнулся наемник. – Потому что там есть горячие источники?

– Ну-у, одна из причин. Соленджо не крупный, но и не мелкий город. Середнячок. Дворцов Семьи Каваси не имеет, какого либо стратегического значения тоже. Если крупнейшие города Гоцу часто подвергались захвату и сожжению, то с Соленджо другая история. Он особо никому не нужен. Тихий мирный городок. Ты говорил, там еще научный дом по изучению магии имеется. Интересно поглядеть. Да и горячие источники мне понравились, раз уж обычные бани в Королевствах не жалуют.

– В таком случае осталась неделя сплава по реке. Дальше четыре дня на запад от Таши. И вы на месте, уважаемая Семья Хиири. Я бы хотел закончить на этом. Дальнейшую дорогу найдете и без моей помощи.

– Я думал, мы с тобой отпразднуем успешную поездку?

– Да, Малис, ты уже как член нашей Семьи. Поехали!

– Хмм…

– Дорогу я оплачу, ты же знаешь. И кое-что сверху за труды накину.

– Не в этом дело.

– В чем тогда? Говори прямо, наемник! – бросила агаши.

– Меня зовут Марис, детка. Когда ты уже запомнишь?

Линна обдала говорившего ледяным презрительным взором.

– Соленджо значит? Ладно. Составлю вам компанию, – задумчиво поглаживая бороду, резюмировал мужчина.

– Сегодня в гостинице остановимся. Надо продать все товары. Как думаешь, на перевозку фургона большие тарифы?

– Полагаю, что так, – ответил Марис. – Но это все равно выгоднее, чем продавать его тут, а потом покупать в Гоцу новый. Пойдем за мной! Я тут бывал разок, знаю одно местечко славное. Прикинь, вечером там девки полуголые на сцене танцуют!

– Не похоже на приличное заведение, – скептически заметила Линна.

– А я бы глянула, – тихо добавила На-ли.

Так мы неспешно шествовали по широким каменным улицам То-Цзанити, весело обсуждая каждый свою тему.

– Вон оно! – показал Марис.

Гостиница «Жадный див» возвышалась метров на двадцать, однако только два этажа являлись жилыми. Верхушка здания исключительно в качестве декора – представляла собой верхнюю часть рыбины с чешуей и пустым глазом. Учитывая как быстро шидосадарский камень теряет форму, требуется много усилий на поддержание рыбного дома.

Однако спокойно добраться до гостиницы нам было не суждено.

– Хиири из Семьи Виллаха! – услышал я громкий мужской голос. Обращение сразу настроило меня на ожидание неприятностей.

Сзади нас догнала большая группа разношерстно одетых мужчин. Десять новов: один безрогий кафанэс, один сэмуэй, два мага-человека и маг аллидо. Объединяло отряд одно: все они выглядели бывалыми бойцами, прошедшие множество передряг. Разумеется, эринейцы. Вроде бы ни один элемент одежды их не выдавал, но интуиция прямо-таки вопила об этом. Я быстро глянул на девчонок. Неодаренные расположились за спиной Сэйто, которая могла остановить налетчиков водным щитом. Мицу с Усенной по-тихому запрыгнули на повозку, чтобы иметь лучший обзор для обстрела. На-ли встала позади Синкуджи, Линна – рядом. Марис, не сказав ни слова, направился дальше к таверне. Что ж, правильно сделал.

– Что вам нужно?

– Мое имя Сэмуэль из Пятой Великой Семьи Эринеи, – с достоинством произнес статный короткостриженный блондин лет тридцати на вид. – Являюсь личным слугой Леди Винсотры и имею право принимать решения от лица Семьи. Вы – тот, кто ранее именовался Хиири из Семьи Виллаха?

– Возможно, – ответил я. Не похоже, что мужчине требовался мой ответ.

– В таком случае, от лица Семьи Винсотра я прошу вас о сотрудничестве. Ваши показания свидетеля важны для Семьи и Эринеи в целом.

Катсода, сволочь. Многим она растрепала, интересно?

– Зачем вам мои показания? Леди Виллаху уже не вернуть.

– Некоторые Семьи плотно сотрудничают с Эл-Тагоа. Убийство Леди может вызвать широкие последствия для отношений наших стран. Вы должны понимать.

– А Винсотра – одни из тех, кто не сотрудничают, я прав?

– Несущественно. Как лояльный гражданин Эринеи, окончивший наиболее престижное учебное заведение, вы должны пойти нам навстречу. Семья Винсотра гарантирует вашу свободу, безопасность и неприкосновенность, а также сохранность всей вашей Семьи, господин Хиири.

– Что вы предлагаете, господин Сэмуэль?

– Дело об убийстве Леди Виллахи рассматривает лично Великий Совет. Вам следует предстать перед ним и дать официальные показания.

– В случае моего отказа…?

– Мы вынуждены будем применить силу. Хотя такое развитие событий не в наших интересах. Я вижу, ваша Семья расширилась, с тех пор как вы покинули Каскано. Но вы ведь как никто другой понимаете, что значит звание мастера барьеров, верно, господин Хиири?

– Не смейте угрожать нашей Семье! – грозно встряла Линна. Несколько не по кодексу. – Мы не являемся гражданами Эринеи и не обязаны следовать вашим правилам!

Скверно. Мастер барьеров – это очень скверно. Похоже, они не ожидали, что наша Семья получит трех новых членов, но расклад сил все равно остался за ними. Причем с большим перевесом. Интересно, повернулось бы все по-иному, если бы я не разозлил Катсоду? Глупо сейчас об этом думать, да и в целом бессмысленно пытаться предсказать шаги Великой Леди или надеяться на ее благосклонность.

– Тагойцы также не восприняли тепло информацию о том, что свидетелю бойни удалось выжить. Как кстати вам это удалось, господин Хиири? Ведь маги должны были проверить, остались ли живые новы?

Э-э, действительно? Что-то я не задавался подобным вопросом.

– Это неважно. Я не собираюсь ехать в Эринею. Не думаете же вы, что нападение в центре То-Цзанити пройдет незаметно для местного клана?

– Это также неважно. У вас есть немного времени подумать, господин Хиири. Также, от лица Семьи, могу заявить о вознаграждении в пятьдесят златов за добровольное сотрудничество.

– Думаете, я доеду живым до Совета?

– Семья Винсотра и дружественные Семьи приложат все усилия. Изменение отношений с Эл-Тагоа – слишком важное дело, чтобы его игнорировать.

– Сэмуэль, вы вроде бы не обычный головорез. Разве не понимаете, что я не сдамся живым? Вы потеряете слуг Семьи и не добьетесь своей цели.

– Насчет потерь в наших рядах я сильно сомневаюсь. У вас три минуты на раздумья, господин Хиири. Время пошло.

Линна наклонилась к моему уху:

– Господин, вам следует отойти назад. Если через нас прорвутся, тогда вы вступите в бой.

– Мастер барьеров и «если» не сочетается. Я единственный, кто может ему противостоять. Может…

– Что?

– Ничего. Я бы хотел сразиться один. Зачем вам ради меня…

– Не мелите чепухи! – со злостью прошипела агаши.

– Время вышло. Ваш ответ, господин Хиири?

– Нет. Я не вернусь в Эринею.

– Прискорбно. Я бы хотел узнать, каким образом вы повергли альва в одиночку. Если, конечно, дошедшие до меня слухи правдивы.

– Возможно, вы это скоро узнаете.

Мужчина сделал короткий взмах рукой, и остальные слуги Винсотры бросились в разные стороны. Тут же просвистела стрела Усенны и выпущенный шарик от Мицу. Камень вздыбился, и снизу начали выстреливать заостренные столбы от Синкуджи. Аллидо сформировал гигантскую сосульку и бросил в сторону девчонок. Сэйто вовремя активировала щит, и ледяная стихия с треском обломилась. Смазанной тенью Сэмуэль приближался ко мне, не обращая внимания на атаки Синкуджи.

– В оборону. Барьерник на мне! – крикнул я и бросился в сторону. Нельзя, чтобы Линна бесцельно тратила на него свой амулет воздушного хлыста. Это наш последний сюрприз, не считая Кутики. Хотя про кафанэс им может быть известно от Катсоды.

Барьер-ступень, прыжок. Воткнуть еще один барьер в стену, прыжок. Подтянуться, залезть на крышу. Бегом! На мгновение оглянувшись, я понял, что Сэмуэль следует за мной по пятам. Если он надеется схватить меня живьем, то это следует использовать.

Может Сэмуэль и мастер барьеров, но в усилении я ему не уступал. Некоторое время мы прыгали с крыши на крышу. Его дружков было не видать. Вероятно, никто из них не является барьерником или воздушником. А больше ни одна стихия не позволит проделывать столь сложные акробатические трюки. Разве что «землей» еще можно использовать под свои нужды шидосадарский камень, из которого сделаны все здания.

Заметив подходящее место, я резко развернулся и бросился в ближний бой. Сэмуэль находился в затяжном прыжке с более высокой крыши и, похоже, не ожидал такого поворота. Мастеру барьеров пришлось спешно формировать свой копье-щит, несколько отличающийся от моего по форме и цвету. Само собой, я тут же поменял свое решение идти в лобовую атаку и отпрыгнул в сторону. Достаточно и того, что Сэмуэль потратил часть резерва.

Каким-то немыслимым пируэтом (или как вариант, незначительным воздушным заклинанием) мужчина в прыжке сместился в моем направлении и со всей мощи вдарил по крыше здания. Меня задел лишь краем по барьеру. И тут произошло то, чего мы с Сэмуэлем ввиду своей неопытности точно не ожидали. Крыша податливо промялась и впустила нас обоих на второй этаж чьего-то жилища. Взметнулась пыль, во все стороны полетело крошево и пористые куски разных размеров. Хотя шидосадарский камень и очень легкий, это все равно камень! Падение на обломки отозвалось неприятной болью в спине. Сэмуэль так и не отпустил копье-щит, но его приземление можно назвать удачным с большой натяжкой. Он не разгонял свой барьер, однако силы падения оказалось достаточно, чтобы проломить и пол второго этажа. На сей раз образовалась неровная дыра, и меня за ним не втянуло.

Отплевавшись от всепроникающей пыли, я с помощью воткнутой ступени выбрался наверх и побежал в сторону. Уже через пару домов в магический щит, которым я прикрывал спину, что-то сильно садануло. Барьерный диск, скорее всего. Я покатился по неровному камню, и быстро поднялся обратно на ноги. Живо Сэмуэль очухался. Хорошо. Посмотрим, может разницу в мастерстве можно компенсировать моим преимуществом в количестве маны. Надеюсь, что прихвостень Винсотры не из тех «жирдяев» с огромным резервом.

– Отлично, – произнес блондин. – Не люблю все эти погони. От них…

Неясные контуры магических линий я заметил слишком поздно. Если бы не разговор… Мерцающий барьерный диск вспорол мою защиту и впился наискось в левое плечо и руку. Главный недостаток такого заклинания – малая мощность. Поэтому потеря конечности мне пока не грозит. Хотя левой рукой уже не помахаешь.

– …так быстро устаешь, – без заминки продолжил блондин. Настолько незаметно скастовать мерцающий диск может только мастер. – Господин Хиири, я надеюсь, вы никому не доложите об этой досадной промашке? Понимаете, я впервые в Шидосадаре. Кто ж знал, что здешние строения настолько хрупкие?

Я не посчитал нужным что-либо отвечать и пошел на сближение. С бесящим скрежетом наши призрачные щиты столкнулись. Мой – голубоватого оттенка, его барьер издавал светло-фиолетовое свечение. Левая рука, держащая щит, отозвалась болью. Я попытался просунуть катану справа, в обход защиты, но тщетно. Мастер ловко уходил от моих атак, или сводил на нет своим барьером. И, черт возьми, он сражался шпагой! Нет, не так. Он сражался ШПАГОЙ! Гадкой мерзкой полоской металла, что находила любую малейшую щель в обороне, летала с фланга на фланг со скоростью пикирующей лианы. Катана по большей части двуручное оружие, и в бою с альвами зарекомендовала себя хорошо. Но сейчас она стала неповоротливым мамонтом супротив юркой жалящей змеи. Несколько царапин украсили мою правую руку и ногу. Но даже будь здесь мой эспадрон, Сэмуэль все равно превосходил меня на голову. Мужчина не обладал какой-либо выдающейся силой, скоростью или выносливостью. Он просто мог элементарно предсказать любую мою атаку, каждое смещение барьера. Постоянно изобретал новые связки, после которых мое тело обзаводилось новой кровоточащей ранкой.

Я тренировался с мастерами барьеров, само собой. Но никогда еще от этого не зависела моя жизнь. Они были мне наставниками и ориентирами, к которым требовалось стремиться, чтобы лучше служить своей Хозяйке. Теперь же я испытывал лишь нарастающий ужас и отчаяние. Он просто убьет меня, когда резерв подойдет к концу. Либо я совсем обессилю от кровопотери. Следует ли мне вернуться к остальным? Но какой смысл? Ни Линна, ни Синкуджи ничего не смогут ему противопоставить.

От безысходности я ринулся вперед, активировав копье-щит. Вполне закономерно Сэмуэль уклонился и даже успел сделать очередную прореху в моем изрезанном кимоно.

Я разорвал дистанцию, чтобы слегка отдышаться. Последнее, что я запомнил – скорбное выражение лица Сэмуэля. Будто ему действительно жаль, что приходится сражаться со мной…

Критическое нарушение вторичной директивы. Принудительное исполнение.

…Отключить все лишнее. Боль – не нужно. Переживания – выкинуть. Лишние мысли прочь.

…Анализ боя. Поиск уязвимостей. Резерв – неизвестно, приблизительно равного со мной уровня. Фехтование – лучше моего, разница не критична. Физические данные посредственны. В управлении стихией – мастер. В ближнем бою не столь важно.

…Катана звякнулась о крышу здания. Вытащить вакидзаси. Короткий. Раза в полтора короче шпаги, по весу такой же. Сойдет. Смотрит на меня. Дает передышку. Чуть затянуть раны. Рывок. Ближний бой. Отступает, пытается держать дистанцию. Ближе. Еще ближе. Нет, не будет по твоим правилам, противник. Ближе! Край крыши. Удачно.

…Спрыгнуть на землю за противником. Быстро восстановился, не удастся застать врасплох. Ближе! Барьеры трутся друг о друга. В бок. Снизу. Не успевает среагировать. Хромает. Пытается убежать. Это твой конец, противник. Ближе…

Отмена принудительного исполнения.

Я стоял и глядел на тяжело дышащего мужчину со светлыми свалявшимися волосами. Урожденный эринеец, в отличии от меня. Его тело было покрыто множеством ранений, и я даже не мог сказать, какое из них окончательно повергло Сэмуэля. Я вообще не мог ничего сказать о том, что случилось. Только мгновение назад я словно загнанный зверь метался в попытках найти выход и одолеть врага. И вот он лежит на границе между жизнью и смертью.

– Что сейчас было? – задал я важный для себя вопрос. Наверняка глупый со стороны, но Сэмуэль и не думал шутить:

– Теперь я понимаю, как тебе… удалось одоле… – грудь мужчины перестала вздыматься.

Черт! Я перевел взгляд на окровавленный вакидзаси в своей руке. Точно! Почему сразу не поменял катану?

– Мне это больше понадобится, – с этими словами я прихватил его шпагу и побежал… В какую сторону? Еще и слуги местного вождя стали стекаться отовсюду. Лихорадочно обыскав место схватки, я обнаружил следы с крыши. Там же нашел свою катану. Да, отсюда я уже помню дорогу.

Я несся сломя голову, прокручивая в уме самые скверные варианты развития событий. Что если девчонок уже пленили? Однако вернувшись, передо мной предстала донельзя мирная картина: все члены Семьи живы и невредимы, слуги вождя То-Цзанити внимательно осматривают разрушения и переговариваются меж собой, ни одного слуги Винсотры не видно.

– Господин!

– Хозяин! – как только я спустился с крыши, Алиетого подбежала и быстро активировала на мне лечебный артефакт. Я и не возражал в принципе – Сэмуэль изрядно меня потрепал. – Что с остальными?

– Все целы, – успокоила Али.

– Линна, что здесь было без меня?

– Когда вы с господином Сэмуэлем скрылись, мы продолжили бой со слугами Семьи Винсотры. Как бы это сказать? Они не сильно усердствовали, не спешили в ближний бой. Все обменивались ударами с дистанции. Полагаю, они ждали, пока… пока вас не захватят, господин. Через некоторое время один из слуг прокричал остальным «Сэм мертв, отступаем». И они отступили.

– Вот как.

– Еще нам помогал один маг «воды» с той крыши. В плаще с капюшоном без всяких опознавательных знаков. Скорее мужчина по фигуре.

– Занятно. Что слуги вождя?

– Я выделю кого-нибудь из девушек, чтобы они дали показания под Клятвой. Вам не стоит беспокоиться, господин. Ступайте в таверну, отдохните.

– Пожалуй, ты права. Только следи, чтобы поодиночке не ходили.

– Слушаюсь.

«Жадный див» выглядел вполне себе презентабельно по шидасадарским меркам. Деревянный пол, стойка и прочая мебель. Мы с Усенной, На-ли и Синкуджи прошли в здание. Да, Линна отправила лучших бойцов со мной из опасений повторного покушения. Марис поднялся при моем появлении:

– Я был уверен, что ты выкрутишься, – усмехнулся наемник. Я постарался задавить глупую обиду от его ухода. Такое условие было сразу выставлено при нашем с ним договоре, поэтому нельзя его винить. – Выпьем?

– Не сегодня. Мне бы что-нибудь пожевать, да спать пойти. Этот тип из меня все соки выжал.

– Я смотрю, ты с трофеем?

– Да. Это шпага из сенфиладской стали, с востока Эринеи. Если тебе интересно. Вот здесь под эфесом инициалы выковавшего мастера, – я передал оружие наемнику. – В сражении с новами для барьерника это лучший выбор. Оставлю себе.

– Будешь с тремя мечами разгуливать?

– Я и к двум-то еще не привык. Нет, дайсе пусть в фургоне лежит.

– Знаете, Хозяин, в Гоцу, да и в Шидасадаре, Лорду не принято выходить в свет без дайсе. Разве что он больной или старый, – заметила На-Чжели.

– Учту. Не жалеешь о своем решении?

– Да ты что! Видел бы ты как земля ходуном ходила, а воздух разрывался от заклинаний и стрел. Магичка кричит: «подавай ману, живее»! Просто круть!

– Я рад, что тебе понравилось.

Разносчица принесла заказанную пищу, и мы перешли к приятному занятию наполнения желудков.

– Винсотра, значит, – задумчиво произнес Марис после того, как мы обрисовали ему ситуацию.

– По крайней мере, он так представился. Одно меня смущает: что-то уж слишком рьяно он меня атаковал. Вряд ли собирался брать живым.

– И ты действительно победил мастера? – спросила На-ли.

– Я только… неважно. Звание не гарантирует стопроцентный выигрыш в сражении. Магистр, скажем, может одолеть мастера в одной схватке из пяти. Мне повезло.

– Ну конечно! – громко сказала Синкуджи. – Будешь нам тут рамен на уши вешать. Альва завалил, теперь мастера барьеров. Еще и обнаруживается, что ты не мог уцелеть в битве с тагойцами. Простой слуга. Тогда я монахиня святых праматерей!

– Ваше святейшество, не гневайтесь на раба Творца нашего, – съязвил я.

– Пффф. Так нечестно. Я в твоей Семье. Если я стану сильнее, то и мощь Семьи возрастет!

– Слушай! Нет у меня никаких секретов! Вернее, есть, но их никак не передать другому нову. Понимаешь? Никак!

– Ладно. Извини, что наехала. Я верю тебе. Просто…

– Что?

– Неприятно ощущать себя слабой. У меня было несколько Хозяев, и все они совершенно беспомощны в бою. Мне нравилось чувство, что без меня они сгинут. С тобой же все наоборот. Бесит.

– Ну извини, – ответил я с сарказмом. – Ты тоже молодец. Не зря тренировала шидосадарский оттенок. Так и до магистра недолго осталось.

– Да, спасибо, – на удивление покорно сказала магесса.

Этой ночью я спал один. Следует поблагодарить Линну, предоставившую мне такой выходной. Я полагал, что наконец-то смогу собрать воедино разрозненные мысли о Деле, о Виллахе, Катсоде, Винсотре и прочим эринейским Семьям, выстроить планы на будущее, подумать о Соленджо, о том, как дальше развивать Семью, чем зарабатывать на жизнь. Фиг там. Голова не желала думать на столь неприятные и сложные темы. Сознание то на девушек сворачивало, то на моего противника Сэмуэля. Воспоминания о трофейном оружии также радостно грели душу. Предвкушение впервые увидеть дивов в естественной среде, а не в зверинцах взаперти. Снилась мне какая-то неясная чушь про здание гостиницы «Жадный див», которое внезапно превратилось в громадную рыбину. А нам с девчонками надо было не дать этому монстру добраться до озера.

Следующий день решено было потратить на разные бытовые дела: продажу лишнего хлама, лошадей и повозок, товара погибших в пустыне Хозяев, покупки нужных вещей. Например, одежды для меня. После каждого сражения приходится менять наряд. А ведь хозяйские костюмы стоят по паре злат каждый. Лордские так вообще по десятку идут. Надо поэкономнее подойти к этому вопросу. Дорогие наряды надевать только на разные статусные приемы. Линна яро отговаривала меня от этой затеи. Иначе могут возникнуть подозрения в фальшивости Хозяина. Также как На-ли посчитала сначала. Или в бедности Семьи. В общем, я быстро прекратил спор, сказав, что это не обсуждается. Иногда Хозяином быть приятно.

От меня в этот день ничего особого и не требовалось. Линна с Алиетого и Тсучи споро распределили обязанности между слугами. А я типа должен был сидеть в таверне под охраной Мариса, Синкуджи, На-ли и Усенны. Даже Сэйто с Мицу получили свое задание.

Нашу скучающую компанию посетил гость, которого я надеялся встретить. Раз вчера нам помогал неизвестный маг, можно предположить, что другие Великие Семьи также в курсе моего местонахождения.

– Уважаемый Лорд Хиири, Шестая Великая Семья Тогнэску приветствует вас, – вежливо поклонился немолодой мужчина-маг с намечающейся сединой. – Мое имя Ванхлусс.

– О, всех благ Леди Тугнэску. Как ее голова?

– Прошу прощения, я не столь вхож в высший свет, как вы при Леди Виллахе. До меня доходили слухи, что Хозяйка все еще мучается головными болями.

– Жаль. Присаживайтесь, – радушно указал я на скамью. – С чем пожаловали? И всем Семьям уже известно обо мне?

– Слухами земля полнится, господин Хиири, – дипломатично ответил мужчина. – Мы слышали о вчерашнем происшествии. Примите наши соболезнования. Надеюсь, ваше имущество не пострадало?

– Благодарю, все в порядке.

– Осмелюсь спросить, то был Сэмуэль из Семьи Винсотра?

– Это так.

Странно, неужто у них нет никаких связей с местным вождем? Впрочем, весьма вероятно, что боевые команды из разных Великих Семей собрались в Шидосадаре исключительно из-за моей персоны. В пустыне особо нечего ловить. Слова Сэмуэля о его первом посещении это подтверждают. Значит, и сотрудничество с местными у них не налажено.

– Благодарю за ответ. Семья Винсотра всегда предпочитала действие переговорам.

– А что Семья Тогнэску?

– Мы заинтересованы в ваших показаниях о нападении на Леди Виллаху. Достаточно клятвенного подтверждения. Мы передадим эти сведения в Совет. Уверяю вас, господин, Семья Тогнэску не сотрудничает с Эл-Тагоа. Мы согласны на любые ваши условия проведения допроса.

– Сэмуэль говорил про Семью Винсотра то же самое.

– Эти слова вызывают некоторые сомнения в своей правдивости у Семьи Тогнэску. В последние годы у Семьи Винсотра появилось много слуг, довольно загорелых. Понимаете, к чему я клоню?

Да, именно тагойцы славились своей бронзовой кожей.

– Безусловно. Это объясняет настырность слуг. Они даже не предложили мне вариант с допросом на месте.

– Видите, господин Хиири. Это показывает наши добрые намерения. Засим, позвольте покинуть вас. Не хочу мешать вам отдыхать после славного сражения. Пожалуйста, внимательно подумайте над нашей просьбой. О своем решении и об условиях допроса можете сообщить слуге, что будет дежурить возле входа в гостиницу. Всего хорошего, Лорд Хиири.

– И вам, господин, э-э, Ванхлюс.

Наверняка я неправильно вспомнил имя, но мужчина лишь вежливо поклонился и оставил наш столик.

– Что решишь? – спросил Марис, когда посыльный Тогнэску вышел из таверны.

– Допрос нужен, чтобы от меня отвязались. Это может быть опасно. Надо с Линной посоветоваться.

– Пфф, ты без нее и шагу ступить не можешь.

– Если бы ты давала разумные советы, то я бы у тебя спросил.

– Я бестолковая значит?! – взвилась Синкуджи.

– Нет конечно! Ты единственная полноценная магесса в Семье.

– Не увиливай! Ты понял о чем я!

– Сина, ну что ты взъелась на Хиири? – проворковала сэмуэй.

– Сина?! Я не разрешала тебе меня так звать!

– А что такого, Сина?

Мысленно я поблагодарил На-ли за то, что отвела от меня буйную магессу.

День тянулся ужасно долго. Девчонки все не возвращались. Синкуджи, чуть поостыв, настойчиво утянула меня в номер. Где и оторвалась по полной за мои слова.

К обеду вернулись Сэйто с Мицу, принесшие информацию о речном транспорте: расценки на пассажиров, перевозке колесных повозок и лошадей, данные о репутации разных кораблей и их капитанах. Завтра как раз должен отправиться подходящий нам кораблик. Сэйто уже и места нам забронировала.

Чуть позже подошла Линна с остальными. Я обсудил с агаши просьбу Семьи Тогэску и мы сообщили свои итоговые условия ожидавшему слуге. После обеда Али с Тсучи снова отлучились на поиски покупателей. Я же переоделся в один из купленных невзрачных недорогих нарядов: коричневое кимоно и черные широкие штаны. Линна оглядела меня критическим взором, но поднимать тему снова не стала. Финальным штрихом стала перевязь со шпагой. Кожаный ремень с ножнами поверх кимоно смотрелся несколько нелепо, ну да и черт с ним. На эфесе шпаги были выбиты инициалы Т. Н. - первая буква имени мастера и названии его Семьи. Не то, чтобы в Эринее это было необходимостью, но я привык давать своему оружию имена. Эту шпагу я окрестил Темная Ночь. Клинок был тусклого вороненого цвета, имел гарду с черной кожаной оплеткой. По-моему, вполне подходит, да еще и создателю своеобразная дань уважения. Буквально слегка короче моего прошлого эспадрона и немного легче. Превосходное оружие. Как его не любить?

Вечером в номере «Жадного дива» состоялась встреча Семьи Хиири и Семьи Тогнэску. По нашим требованиям с их стороны должно было присутствовать не более четырех новов, однако пришли лишь двое. Сам Ванхлусс и давешний посыльный. Похоже, никто из слуг больше не успел добраться до То-Цзанити.

– От лица Семьи выражаю вам глубочайшую признательность, господин Хиири, – церемонно поклонился Ванхлусс. Похоже, он давно уже в Королевствах, и местные обычаи прочно вошли у него в привычку.

Я повернулся к сидящим неподалеку слугам и произнес также отчасти церемонную фразу:

– Все мои приказы, данные под Клятвой, считайте недействительными.

– Да, господин, – кротко ответила Линна, склонившись. – Я прослежу за вопросами.

– Клянусь… кхе-кхе, – я прочистил горло. – Клянусь своей жизнью служить тебе, пока смерть не разлучит нас.

– Принимаю, – ответствовал Ванхлусс. – Итак, ваше имя Хиири, вы были ранее личным слугой Великой Леди Виллахи?

– Да.

– Отлично. Расскажите в подробностях о нападении на вашу прошлую Хозяйку в Уэясу.

– Протестую! – вставила слово Линна. – Не оглашать никаких сведений, которые могут повредить нынешней Семье.

– Хорошо… за исключением сведений, которые могут повредить нынешней Семье.

– Да, Хозяин. Это случилось в последнюю неделю третьего лета прошлого года…

Всю необходимую информацию я выложил минут за двадцать. Клятвенный допрос считается неопровержимым доказательством. При проведении необходимо следовать определенным правилам. Например, нельзя задавать точные вопросы, вроде: на вас напали тагойцы? Если я отвечу да, на самом деле может так оказаться, что среди нападавших было всего пара тагойцев. В таком случае я бы не соврал, но и всей правды не открыл. К тому же не стоит забывать про гипнотические внушения. При продолжительном допросе под Клятвой любой гипноз слетает. Поэтому Ванхлусс требовал множество подробностей: во что были одеты нападавшие, какое оружие применяли, какую магию и прочее. И далее, когда Ванхлусс прибудет в Совет, процедура повторится, он перескажет мои слова, заверив под Клятвой, что я также все это произнес под Клятвой. А значит, все это является правдой. По крайней мере, с наших точек зрения. Ведь нельзя исключать и такой вариант, при котором, например, король Уэясу инсценировал нападение тагойцев – подобрал нужные одежды и оружие. Возможно, эксперты по Эл-Тагоа по итогам данной мной информации придут к каким-либо своим выводам.

Мой случай с длительной потерей памяти довольно уникален, однако стереть воспоминания и внушить фальшивые – две большие разницы. Впрочем, загадывать не берусь. Кто его знает, что за десяток лет напридумывали в сфере гипноза.

– Этого достаточно, господин Хиири. Я освобождаю тебя.

Привязка слетела, и сжимавший голову стальной обруч улетучился. Похоже, так себя чувствуют слуги, находящиеся в Младшей Ветви. Неприятно.

– Синкуджи, проверь, – твердо сказала Линна.

Магесса приблизилась ко мне, и тщательно поводила руками вокруг головы:

– Чисто!

Линна молча поклонилась мне, как бы возвращая бразды правления.

– Будем надеяться, что данная информация достигнет Совета и от нас отстанут, – высказал я.

– Разумеется. Мы с моим напарником поедем разными путями. Также, по достижении Волстейна я обещаю выслать Хозяйке письмо вороньей почтой. К сожалению из-за спешки мы не прихватили ни одной птицы. Я уверен, что как только письмо дойдет до Великих Леди, напряжение вокруг вашей Семьи поутихнет.

Мы церемонно поклонились друг другу, и на этом встреча окончилась. А я уже начинаю привыкать ко всем этим кивкам, поклонам и прочим прелестям Королевств.

Ночью меня навестила Алиетого. Хотя выглядело так, будто ее выгнали из комнаты. Девушка снова принялась убеждать меня в своей уродливости и никчемности. Некоторое время я изо всех старался разубедить нашу королеву пессимизма, но потом припомнил слова Линны, грубо схватил Али и бросил на кровать. Дальше, как я себя не накручивал, так и не получилось ударить ее. Подобные игры точно не по мне. Нас воспитывали с почитанием к Леди. А большинство виденных ранее девушек именно ими и являлись. Поэтому в мозгу крепко засело: бить женщин нельзя. Не совсем уж до крайности, ведь в нужный момент рука воина не должна дрогнуть. Но кроме толики грубости я так и не смог ничего дать Али. Сложно сказать, понравилось ли ей, или она просто мне подыгрывала.

Поздним утром следующего дня мы погрузились на кривую посудину. Нет, это не данная мной характеристика. Корабль носил имя: «Кривая посудина». Где-то слышал, что нельзя называть морской транспорт в негативном ключе, поскольку это сулит неудачу. То ли на речной это поверье не распространялось, то ли шидосадарцам было плевать. «Кривая посудина» представляла собой здоровенное тупоносое судно с вместительным трюмом, одиноким квадратным парусом и хлипкими узкими каютами. Повозки, включая наш фургон, крепко привязали к палубе, отчего там стало тесновато. Лошадей спустили в трюм. С нами ехали две полноценные Семьи – один Лорд и один Хозяин, а также еще десятка два слуг из разных мест. Кто-то вез товары, кто-то охранял ценный груз, кто-то возвращался с заработка. Шесть суток корабль сплавляется своим ходом, подгоняемым течением реки Таши. Скорость, что и у пешехода примерно, зато на ночной отдых останавливаться не надо. Обратно же нанимается команда гребцов, которая, доставив корабль, отправляется назад с первым попутным транспортом.

Капитан наш не походил на пирата или морехода, какими я их представлял. Бывший обычным портовым работягой, с отменным чувством юмора. Кто еще так назовет свой корабль? Капитан крайне не рекомендовал нам купаться, кормить дивов, выкидывать мусор, особенно бутылки, рыбачить или мочиться в воду. Ведра с отходами опорожнялись на коротких стоянках.

Вскоре «Кривая посудина» отчалила и неспешно поплыла, то есть, пошла по озеру. Шидо не сильно поразил меня своими размерами, поскольку владения Хозяйки Виллахи граничили с крупнейшим озером материка, и я там бывал несколько раз. Если эринейский водоем был темно-синего мрачного цвета, то Шидо ярко сверкал на солоне всеми оттенками зеленого. Вода прозрачная, чистейшая, а все дно усыпано водорослями и прочими растениями зеленоватого цвета. Капитан поведал, что дивы карают любого, кто сбрасывает сюда отходы. А все озеро испещрено бесчисленными подводными ходами и пещерами. Говорят, там целый город существует под Шидо. В общем, все члены Семьи, за исключением сведущих Мариса и На-ли, слушали раскрыв рты. Будто столкнулись лицом к лицу со сказкой. Плавно с дивов разговор перешел на повелителей желтых джунглей. Тут уже нам было что рассказать, и настала очередь капитана удивленно цокать и отпускать ругательства в адрес кровожадных альвов. Да, для пустынников хранители джунглей представляются такими же далекими, как для остальных Королевств дивы. Единственные пресноводные водоемы, приютившие дивов – это Шидо, да еще одно большое озеро в Эл-Тагоа.

Граница Шидосадары с Гоцу видна была сразу. Желто-серый пористый камень пустыни резко обрывался и переходил в зеленый лесной ковер. Что меня больше поразило, так это небо. Облака появились только на территории Гоцу, будто Творец провел огромный невидимый барьер, который не пускал тучи в пустыню. Это странно. К примеру в Эл-Тагоа есть большая пустыня из красного песка. Там нет рек вроде Садары, там вообще нет воды. Поэтому и дожди очень редкое явление. Однако в Шидосадаре вода имелась в достатке, пусть и закованная в камень. Одна из бесчисленных загадок природы.

Гамаки мне понравились, хотя забраться на третий этаж без барьера-ступени проблематично. Нашлись среди нас и те, кому нездоровилось. К нашему удивлению, это стала На-ли. Еще Почи, так и не покинувший фургон, недовольно шипел первое время из-за покачиваний. Сэмуэй разрешили понемногу принимать универсальное лекарство – выпивку и прописали повышенное потребление маны у одаренных. Из-за последнего Синкуджи ворчала, недовольная частой «кормежкой». Если сэмуэй забирает у мага слишком много маны, то она не усваивается в ауре, а расползается по телу. Свое усиление, только очень неумелое, грубое. Отсюда и легенды о невообразимой силе клыкастых. Всего лишь временный побочный эффект.

Лаура исследовала судно вдоль и поперек. И в трюм заглянула, во все каюты, включая капитанские. Мне даже небольшой выговор сделали за ее поведение. Я постарался ей объяснить, что значит личное пространство. Поначалу шаду было явно неинтересно меня слушать, но потом я добавил, что это является неотъемлемой частью жизни новов. И Лаура тут же навострила уши, совсем не забыв про мое обещание.

Команда капитана практически ничего не делала. Кстати, среди них не было ни одной женщины – видимо, не принято. Работать они будут на обратном пути в роли гребцов. Однако от пассажиров не запрещалось помогать кораблю. Вполне возможно, что если бы все слуги засели за весла, то мы бы прибыли дня на два раньше. Остальным Семьям было плевать. Лишь изредка они направляли туда слуг в виде наказания. Зато была та, кто буквально поселилась на месте гребца. Тсучи. Круглые сутки тивианка, обливаясь потом, тягала огромное весло, больше предназначенное для двоих. Похвально. Только вот вечером ее руки представляли собой сплошные мозоли и синяки. Пришлось использовать рог.

Я постоянно всматривался в поверхность сначала озера Шидо, а потом и реки Таши. Иногда мне казалось, что я видел чье-то большое тело или блеснувшую на солоне чешую. Но только на вторые сутки мне удалось лицезреть полноценного свободного дива. Я знал, что они могут быть совершенно различных размеров: от мельчайших рыбешек и мальков до гигантских ихтиозавров, мегаладонов и кракенов. Хотя подобные монстры обитали исключительно в морских пучинах. Увиденный же мной экземпляр походил на дельфина, вроде бы. Только маленького размера, с собаку примерно. На призывной крик матроса Хозяева вместе со слугами высыпали на палубу и принялись разглядывать гостей. Дивы-дельфины весело кружили вокруг «Кривой посудины», издавали странные звуки, плескались в нас водой.

– Ду-у-аки!

– Ду-аки-и!

Вот гады. Еще и обзываются!

– Сами дураки! – крикнула Синкуджи.

За что тотчас была обрызгана речной водой с ног до головы. Магесса громко завизжала и отпрыгнула мне за спину. Да уж, на воде она была практически беспомощной. Я сформировал широкий барьер, и с улыбкой наблюдал за резвящимися дивами, пытающимися достать нас. Будто дети. Хмм, может они и есть дети? Чуть позже произошел незначительный инцидент, который заставил меня задуматься. Рядом с кораблем заметили громадную голову иного дива, походившего на сома-переростка. Рядом с ним плыли два сомика поменьше. Старший див что-то втирал на своем подрастающему поколению, и зуб даю, несколько раз показал плавником в нашу сторону. Черт, я почувствовал себя словно экспонатом в зверинце, которого рассматривают любопытные посетители.

[Линна]

В один из дней я улучила момент и вытащила Алиетого на палубу. В районе носа корабля было пусто, мерный шелест волн убаюкивал.

– Зачем ты меня сюда позвала?

– Рассказывай, – потребовала я.

– О чем?

– Что с тобой случилось? Хиири что-то сделал? Я видела, как в таверне ты минут пять разглядывала себя в зеркало.

– Я подумала, может я не такая уж уродина? Если забыть про глаз. Хозяин так упорно твердит про мою красоту, что я даже чуточку поверила.

– Вот оно что. Думаю, господин не будет врать в таких вещах.

– Да?

– Как у вас все прошло?

– М-м-м, хорошо. Ты ведь ничего ему не говорила?

– Нет!

– Знаешь, я как-то странно себя чувствую в последнее время. Только не хотела беспокоить тебя по пустякам.

– Благополучие всех членов Семьи – забота первой слуги. К тому же, разве мы не подруги? Если тебя что-то тревожит, говори смело.

– Мне кажется, что я все еще ощущаю последствия рога, – Али дотронулась рукой до своей груди, где под одеждой висел мешочек с артефактом.

– Подробнее! Почему раньше не сказала?

– Извини. Это не стоит твоего внимания, правда. В ту ночь, когда Хозяин… лечил меня от последствий рога, что-то со мной случилось. Не знаю, как выразить. Я стала иногда злиться из-за ерунды, а один раз даже заплакать захотелось. Мне кажется, меня загипнотизировали. Когда Хозяин что-то говорит, я… чувствую себя такой глупой и беспомощной.

– Э-э…

– Еще я хочу его, постоянно. Раньше мне не требовалось так много мужского внимания. Все этот проклятый рог, еще и дважды меня им лечили. Наверное, все потому, что я неодаренная.

– Да ты же влюбилась!

Али недоуменно моргнула.

– Я? В кого?…Но он же Хозяин!

– И что? От этого он перестал быть привлекательным новом мужского пола?

– Думаешь, я и правда…

– Уверена!

– Блин, в своем глазу бревна и не разглядела. И что мне теперь делать?

– Радоваться жизни, – я усмехнулась. – Но очередь будет прежней, ясно? Мне господин тоже… небезразличен.

– Я знаю.

– Это так заметно?

– Нет, но иногда у тебя становится такой взгляд. Сложно объяснить.

– Это плохо. Для первой слуги, то есть. Ладно еще симпатия или просто сексуальное влечение. Но любовные чувства искажают восприятие. Возможно, я слишком сильно стараюсь уберечь его от опасности? Ведь он на самом деле сейчас самый сильный боец Семьи. Может стоит больше ему доверять и не ограничивать его действия, как считаешь?

– Я считаю, ты все делаешь правильно. Но я также пристрастна, как и ты.

– Плохо.

– Не ты ли говорила, что надо радоваться жизни?

– Ты права, – я ответила на улыбку. – Знаешь, с очередью можно придумать кое-что…

– О чем ты? Вряд ли мы сможем оттеснить Синкуджи.

– Нет, я про другое…

[Хиири]

На третий день о себе напомнило Дело. Утром я встал с гамака и быстро размял окоченевшие за ночь мышцы. И про себя порадовался отсутствию тренировки. Ну правда? На корабле просто нет места, где можно позаниматься. Да и неудобно это делать на покачивающемся судне под назойливыми взглядами других Семей. Провести тренировку.

Ноги меня сами спустили к позициям гребцов. Тсучи уже с утра трудилась вовсю. Я сел напротив нее, дабы корабль не сильно разворачивало. И начал тягать весло. Поначалу греблось туго, но после втянулся. А уж когда наполнил уставшее тело магией, то вообще отлично пошло. Первыми поглядеть на такое чудо спустились Марис и члены Семьи Хиири. Потом приходила поглазеть команда и сам капитан, после остальные Хозяева и даже простые слуги. По-моему мне приносили еду иногда, и я прерывал тренировку. Еще девушки что-то от меня хотели. Наверное, чтобы я прекратил. Но все это осталось в памяти расплывчатым пятном. К вечеру Дело сочло мои мучения достаточными и подарило мне краткий момент эйфории. Я с трудом добрался до каюты и провалился в глубокий сон.

После ночного отдыха мышцы приятно ныли. Давненько я по-хорошему не разминался. Хотя вчерашняя тренировка вышла слишком однобокой, была задействована только определенная группа мышц. Нет, не думать об этом. Мало ли Дело придумает мне новое упражнение. Девушки участливо интересовались моим самочувствием, я от них отмахивался. Выйдя на палубу, мой взгляд сразу прикипел к сгущающимся темным тучам. За недели пути по пустыне уже и отвык от дождей.

– Буря будет, – сказал матрос, заметив мой взгляд.

– И что, к берегу причалим?

– Не-е, парус снимем, и все. Здесь вам не море, господин. Поболтает чутка и отпустит.

– Ясно.

Где-то через час пошел сильный дождь. У нас возникли некоторые сомнения в выборе Сэйто с Мицу: команда кривой посудины носилась под палубой с ведрами, заделывая возникающие на ходу протечки и вычерпывая воду. Сэйто призналась, что решила немного сэкономить и выбрала корабль среднего класса. Если это средний, то каков низший, интересно? Болтало нас знатно. Конечно, не морской шторм, но все равно неприятно.

Неясное, неуловимо-знакомое ощущение заставило повернуть мою голову в район правого борта. Потом мы с Синкуджи одновременно уставились друг на друга. Магесса тоже что-то почувствовала.

– Хозяин, шо это такое? Меня словно ветром обдало! – молвила Усенна.

– Выброс маны. Близко.

В дальнейшем произошло то, чего мы так опасались. Штог быстро набрал обороты и начал трепать наше судно будто щепку, попавшую в бурный поток. Спускавшиеся с небес смерчи закручивали настоящие водовороты, и корабль чуть ли не кормой разворачивало. Рулевые трудились изо всех сил. Но когда после очередного смерча обледенелая верхушка мачты рухнула прямо на слугу, капитан принял решение причаливать. Иначе мы рисковали остаться без корабля и без имущества. Штог опускался все ниже, и на нашем пути стали появляться настоящие ледяные торосы. Мы с Марисом и еще двумя магами выскочили на палубу и принялись сбивать встречающиеся на пути льдины. Даже усиленный нос судна не был рассчитан на подобные столкновения. Матросы и иные слуги что-то кричали, обледеневшие снасти и доски падали сверху, их кидало из стороны в сторону. Наконец капитан завидел подходящую бухту и повел судно к берегу. Течение практически стихло, по инерции Кривая посудина достигла грунта и пропахала днищем по земле. Но штог и не думал так быстро заканчиваться.

Чуть не забыл! Я забрал из фургона насмерть перепуганного Почи. Ящерица кусалась и царапалась, пришлось дать ей по голове пару раз. Капитан попросил магов о помощи – нужно было укрепить грунт, чтобы корабль не снесло течением. Мы с Кутики, Синкуджи и еще одним магом спустились на берег. Кафанэс моментально сковала воду под кораблем, намертво его заблокировав. Земляные же маги выстроили огромный навес, который защищал большую часть палубы от ледяных смерчей. Продрогшие и усталые мы вернулись в каюты.

К обеду штог стих, оставив от верхней выступающей части корабля сплошные обломки. Хорошо хоть повозки удалось по большей части сохранить благодаря земляному щиту. Капитан еще «обрадовал» нас известием, что рулевое весло вышло из строя при заходе в заводь. Повезло, что этого не случилось раньше. Если без паруса мы еще могли достичь нашего пункта назначения, то без рулевого управления вряд ли. По прогнозу капитана ремонт продлится день-два, если маги помогут обеспечить доступ к корме. Я отправил Синкуджи с На-ли разбираться. От моих барьеров в этом деле мало толку. Буду заряжать сэмуэй, чтобы она передавала ману магессе.

Оказалось, что неподалеку находится деревня. Местные жители предложили нам свою помощь, от которой мы не стали отказываться. Хотя поселение также пострадало от штога. Вместе с Мицу, Сэйто и Тсучи мы навестили селение, чтобы пополнить некоторые припасы. Сразу бросились в глаза некоторые странности. Первая догадалась Мицу:

– Да это же деревня с парными Клятвами! Как у Сэйто, да?

Я осмотрелся. Действительно. В основном работали мужчины, женщины вели домашнее хозяйство, и Семьи в большинстве своем состояли из пары с детишками. Еще я заметил некую отчужденность местных. Они глядели на нас косо, без особой симпатии. Но в то же время не отказывались от златов. В общем, мрачное местечко. Жители всячески старались отгородиться от нас, детей согнали по домам. Но все ж таки, мне кажется, парные Клятвы – вещь не плохая. Жаль, что подобные поселения не могут постоять за себя, не в состоянии создать сколь-нибудь значимого объединения на международной арене. Так они и останутся кучкой никому не нужных отщепенцев. Слишком бесполезных, чтобы бороться против них или вести вместе с ними дела.

Взор наш закономерно устремился на Сэйто.

– Что?! Не хочу тут оставаться! Я казначей Семьи Хиили, ясно вам?

– Никто и не спорит, – поспешил я успокоить.

Наш сопровождающий – бородатый староста деревни, услышал краем уха разговор:

– Юная леди желает осмотреть деревню?

– Нет. И я не Леди.

– У нас все женщины леди, а все мужчины лорды. Все равны и свободны.

– Вот уж не надо мне втилать. Я сама жила в Уэясу в такой делевне. Может, слышали про Синамидайхо? Никакая это не свобода. Мою знакомую вынудили дать Клятву палню, котолый ей не нлавился. Будьте честными, вы ничем не лучше длугих Семей.

– Это твое мнение, дочка. Не знаю нравы Уэясу, но уверяю, у нас ты найдешь приют, и тебя никто не будет принуждать к замужеству.

– Мне кломе Хиили никто не нужен!

– Эхх, и перед кем я речь держу? Твой разум затмила проклятая магия. Вы можете ходить по деревне, дорогие гости, пока не почините корабль. Но прошу вас воздержаться от разговоров с жителями. Если вас увидят рядом с детьми, то могут принять за похитителей.

– Спасибо за предупреждение, старейшина, – ответил я учтиво.

– Я не старейшина. Просто первый среди равных.

– Как скажете.

Пережидание ремонта корабля надолго врезалось мне в память. Вместе с иными Семьями-пассажирами мы сидели вокруг костров на берегу, распивали саке и вино и травили байки. Общая беда сплотила нас, мы чувствовали некую родственную связь друг с другом. В нашей «хозяйской компании» затесался я, Марис, Линна с Синкуджи, Тсучи и Алиетого, молодой пэр из Семьи военных и Хозяин-торговец с первыми слугами. Тсучи шепотом сообщила, что на подобные посиделки не принято брать обычных слуг, только лотов. Но Хозяева пребывали в благодушном настроении, выражали мне признательность за помощь при штоге. Поэтому закрыли глаза на неучтивость.

– А расскажите, господа, про короля вашего, Каваси, – спросил я вежливо.

– Кхех, ладно, чужестранцу далекому невежество простительно. Но коли ты собираешься осесть в нашем славном Гоцу, стыдно не знать такие элементарные вещи, – ответил немолодой Хозяин. – Король, то – для отсталых Королевств. У нас сегунат, и сегун Каваси единственный его правитель. Четвертый в династии.

– Сегун?

– Звание сие восходит к древним традициям, нашему потерянному языку. И означает мудрого и великого полководца, что защищает наши земли от недругов, и приумножает богатства своих подданных.

– Благодарю за разъяснения, уважаемый. Признаюсь, я слабо знаком с историей Гоцу…

Тут-то наконец мне и открылась более полная картина уклада Гоцу. Раньше я слышал это слово, но не придавал значения. Думал, дом – значит дворец или резиденция королевской Семьи, то бишь сегуна. Нет, это нечто иное. Скорее «Дом», нежели приземленный «дом». И Дом превосходил понятие Семья. К примеру, главную власть держал Дом Каваси, куда входила сама Семья Каваси. До нас с девушками долго не мог дойти смысл этого слова. Только Тсучи была в курсе. Слишком походило на Семью с Нэй-Лордами, и мы не могли нащупать разницу. Если упростить, то Дом – это Семьи, объединенные родственными связями, либо сферой деятельности. Бывает, что сын Лорда формирует свою Семью и вливается в Дом. Тогда как в остальных Королевствах сын может быть исключительно пэром, и после смерти отца наследовать Семью. Через некоторое время до меня дошло и все встало на свои места. Это же аналог равноправного Совета Великих Леди в миниатюре! Я более чем уверен, что внутри Домов плетутся постоянные интриги и идут настоящие междоусобные войны. Но в то же время, как ни крути, Дом в большинстве случаев мощнее Семьи. Та же картина и при сравнении Эринеи с любым из королевств.

– Был такой давний случай, – начал рассказывать молодой пэр. – В одном городе объединились несколько кузнечных Семей. Все грамотно продумали, выкупили мелкие кузницы из других Семей вместе со слугами. И создали большой Кузнечный Дом. После чего стали постепенно завышать цены. Народ роптал, но делать нечего. Некоторые возили чинить в соседние города, но большинство смирилось. Золото потекло рекой. Мудрый Каваси IV, тогда еще ему было то ли двадцать, то ли тридцать лет, не стал разгонять Дом. Нет, он поступил хитрее. В кратчайшие сроки выстроил свою кузню и привел искусных мастеров. А цену на услуги выставил вполовину от Кузнечного Дома. Ох и повалил народ к нему. Так что сразу вторую кузню открыли. А Хозяевам Дома оставалось только скрипеть зубами, да умерить свои аппетиты. Вот так мудрый Каваси преподал им урок.

– Да, известная притча, – поглаживая бородку, молвил пожилой Хозяин. – Может, и есть в ней доля правды. Я вот не понаслышке знаком с купеческим делом. Знаю, что есть Дом фермерский, который без всяких на то причин повысил цену на зерно. Продал меньше, и остальное зерно просто сгнило, испортилось. Но Дом все равно получил большую прибыль. Каким бы сведущим Каваси не был, невозможно углядеть за всем.

– Интересные истории, – произнес я. – Но думаю, что все это можно провернуть и не объединяясь в Дома.

– Верно. Но так проще. Став слугой, назад пути нет. А Дом может быть временным объединением. Сделали дело, разошлись.

– Понимаю. Умно. Чем-то на Эринею похоже.

– А вы правы, господин Хиири! Только вот не всем придется по вкусу сравнение с бабой.

– Это точно. Я думал предложить своему приятелю сделку, что владеет несколькими лавками. Но после ваших слов как-то расхотелось.

– Извините, господа. Иногда язык мой спешит вперед головы.

– Кто не ошибается, тот не живет, – глубокомысленно изрек Хозяин. – Что же, предлагаю скрепить наше знакомство обменом слуг на ночь. Могу предложить прелестницу аллидо, в вашей Семье, господин Хиири, таких нет, как я успел заметить?

– Верно. Только знаете господа, я сегодня так устал. Еще и с починкой помогал – всю ману выпили кровопийцы. Так что лучше я высплюсь как следует.

– Мудрое решение. Мне тоже своих хватает, но не нарушать же древний обычай? Пойду поговорю с капитаном, может его работяги найдут время на моих слуг?

– Эй, я тоже хотел подойти!

– Эх, молодежь. В твои годы я сам за слугами следил.

– Да, но у меня их двадцать пять, в отличие от твоего неполного десятка. Всего двое мужчин. Нужно же соизмерять силы.

– Хех, ладно, пойдем вместе договариваться.

Хозяева ушли по своим делам, и возле костра остались лишь Марис, да члены Семьи. Увидев, что важные новы покинули нас, к нам присоединились остальные слуги. Только Лаура где-то пропадали.

– Видите, Хозяин? – с укором произнесла Тсучи.

– Отвянь. И так все настроение испортили.

– Как скажете.

Я отошел от стоянки к берегу. В заводи было тихо, только сверчение насекомых разносилось вокруг. Интересно, дивы сейчас наблюдают за нами из-под воды?

[Линна]

Господин отошел к реке, находясь явно не в духе.

– Первая слуга, – услышала я слова Тсучи. Это было странно. Я признавала ее опыт и всегда прислушивалась к словам тивианки. В церемонном обращении не было необходимости.

– Да, Тсучи?

– Я бы хотела предложить свою кандидатуру на роль семейного усладителя. Не знаю, как в Гоцу называется такая должность?

– Хмм, хрен его знает, – почесал бороду Марис.

– Уверена? – спросила я.

– Да. Кто-то ведь должен этим заниматься? Ты видишь, что без усладителя доверия других Семей не добиться. Насчет фигуры не переживай. Две-три недели, и я смогу приступить к работе.

– Это то, о чем я подумала? – брезгливо заметила Сэйто. – Как ты можешь говорить об этих гадостях?

– От того, что ты закрываешь на обмены слугами глаза, необходимость в этом не отпадет.

– Хорошо, я приветствую твое желание, – произнесла я. – Осталось донести до господина.

– Это моя забота. Я бы хотела провести первую ночь с Хозяином. Не целиком, достаточно и получаса. Ты ведь сама понимаешь, что это важно.

– Да. Пусть так. Мое разрешение у тебя есть.

– Фу-у, как вы можете это обсуждать?! Что за мелзость! Не хочу больше слышать!

Сэйто решительно встала и быстро направилась в сторону. Мицу с Кутики последовали за ней. Потом к ним и На-ли отошла.

– Как с ними тяжело, – вздохнула Тсучи. – Надо чтобы и они прошли через Хозяина поскорее.

– Я знаю. Но не сейчас. Спешить не стоит.

– Как с ним тяжело, – снова вздохнула тивианка.

– Готова на злат спорить, что этот кобель ни от одной не откажется, – буркнула Синкуджи.

– У нас говорят, шо вы делите шкуру неубитого саблезуба.

– Усенна права. Тсучи, пока набирай форму. Пусть все идет своим чередом. Только Творец знает, в какие дебри нас заведет завтрашний день, – высказалась я, закрывая деликатную тему.

К полудню следующего дня киль починили. Корабль спустили на воду с помощью Синкуджи, и мы продолжили путь. Было забавно наблюдать за господином. Он радовался словно ребенок каждому увиденному диву. Стоит признать, что мне тоже было любопытно. Но я всегда оставалась начеку. Кто его знает, что взбредет в голову этим странным созданиям?

Спустя двое суток к вечеру мы прибыли в небольшой портовый город Касидо с уютной гаванью. Уже через несколько километров Таша ломалась множеством порогов и серией водопадов. Город жил исключительно речной жизнью. Это и склады, торговые рынки, многочисленные кабаки и бордели для матросов, причалы, усыпанные рыболовецкими и пассажирским судами, верфи для ремонта и сопутствующие мелкие мануфактуры. В эту ночь пришлось засыпать под крики Синкуджи за стенкой. Ох уж эта магесса, любит выпендриться. Кричать и стонать может каждый.

Утром в гостинице мы познакомились с Семьей Хоширо. Глава показался мне вполне приятным и благонадежным молодым агаши, хотя поведение его слуг немного смущало. Девять девушек Хоширо чем-то напоминали нашу Семью, только Хозяин позволял им намного больше, чем я. Слуги носили красивую одежду с разнообразными украшениями. Даже воительницы напялили на себя все эти мешающие в бою побрякушки. Ну, смотрелись они нарядно и ярко. Пожалуй, если бы не мои команды, Хиири также распустил бы слуг. Громкий смех и разговоры, приставания к членам других Семей и своему Хозяину на людях. Закономерно Хиири быстро нашел общий язык с Хоширо, что, в общем-то, вполне может принести пользу в будущем. Семья бежала из Ташимиги и планировала осесть также как и мы на западе Гоцу. Только путь их лежал дальше Соленджо. Вскоре Хозяева решили объединить усилия и путешествовать вместе. Разумно. Немного запоздало провели местный ритуал для дружественных Семей: магессы проверили чужих Хозяев на отсутствие привязки. Первая слуга Хоширо была особой неразговорчивой, отвечала односложно. Согласно кодексу первым слугам дружественных Семей нужно обязательно найти общий язык. После бесчисленных вежливых фраз я прекратила попытки наладить отношения. Тут уж не моя вина, что первая слуга Хоширо не соблюдает кодекс.

Молодые слуги: Сэйто, Мицу и Кутики – обрадовались новым компаньонам. Рассказывали друг другу о себе, разные истории, об опасностях, с которыми пришлось столкнуться в пути. И некоторые стали с интересом поглядывать на Хозяина Хоширо. Надо проследить, чтобы они не опозорили нашу Семью.

[Хиири]

– Нам надо держаться вместе, – серьезным тоном поведал Хоширо. Его густая слегка вьющаяся светло-зеленая шевелюра притягивала взгляд. И улыбался он так открыто, добродушно. Честно говоря, я испытывал уважение к этому молодому агаши, что не боится попирать древние обычаи и традиции семейных кодексов. В то же время выглядел он хищником, что не упустит своей выгоды. В принципе, иные Хозяева редко выживают. – Старые пердуны ничего не смыслят, погрязли в своих устаревших законах. Ведь если слуга доволен, то и Семье хорошо.

– Ну, позволять слугам слишком много тоже не стоит, – неуверенно парировал я.

– Господин Хоширо плав, – смущенно заметила Мицу. Слуги нашей Семьи все еще немного побаивались говорить открыто с чужим Хозяином. Слишком уж непривычно для них.

– Вот-вот, – подхватил агаши. – Какими бы приказами ты не задурил им голову, это не принесет выгоду. Вот если к слугам проявлять хорошее отношение, то Семья только выиграет от этого.

Мне было, что еще возразить, но я не стал вступать в полемику. Еще немного раздражали эти восхищенные взгляды, что бросали девушки на Хозяина Хоширо.

– Господин Хиири, а не желаете жареной форели? В Касидо лучшие рыбные блюда во всем Гоцу! – прощебетала миловидная слуга Семьи Хоширо.

– Не откажусь. Но к обеду нам бы желательно уже выехать.

– Конечно! Слуги как раз успеют пополнить запасы, – молвил агаши. – А мы пока опрокинем по стаканчику под вкусную рыбку.

Дружеские посиделки грозили растянуться до вечера, но я вежливо прервал намечающуюся пьянку. Хоширо извинился за задержку и приказал своим слугам поторопиться.

Касидо располагался на правом берегу, к нашему огорчению. Пришлось переправляться на противоположный с помощью канатного парома, чуть ниже по течению реки. Так и провозились до вечера. На левом берегу также образовалось небольшое поселение, и мы решили переночевать в таверне, раз уж такой шанс выпал.

[Линна]

Наконец подошла моя очередь. И мне все-таки удалось уговорить Али. Ни у Хиири, ни у Алиетого не было подобного опыта. Они ужасно смущались и не знали как себя вести. Так мило. Пришлось им немного помочь. Господин разрывался между нами, пытаясь успеть с обеими. Ненавязчиво я попросила его сосредоточиться на одном партнере. Когда мы с Али уже получили свою порцию ласк, Хиири и не думал прекращать. Хотел довести дело до конца. Пришлось его останавливать, не то он бы всю ночь с нами провел и заработал истощение организма. По крайней мере, кровать в этой забегаловке оказалась достаточно большой, чтобы вместить нас троих.

[Хиири]

Наверное, рано или поздно это должно было случиться. Что ж, не скажу, что новые ощущения мне не понравились. Единственное, я так и не смог уделить им обеим достаточно времени – Линна решительно меня остановила и скомандовала спать. И когда они с Али успели так спеться?

Дорога наша пролегала без особенных приключений. Безусловно, Гоцу имел свои особенности: одежда, архитектура, изобретательные фермерские придумки, чуть отличное оружие (тоже дайсе, но тяжелее, и носили его по-иному). Только вот меня после Эринеи и многочисленных экзотичных королевств уже ничем не удивишь. Ну разве что бросались в глаза каскадные плантации риса и иных культур. Кое-где местность становилась холмистой. На севере начинается Турский хребет, что тянется через несколько стран и оканчивается в Эринее. Видно было, каких трудов стоило фермерам так обработать землю, чтобы возникли ровные уровни, спускающиеся в виде лестницы. Издалека смотрелось завораживающе.

Хоширо мне нравился. Ситуации у наших Семей похожи. Обе пытаются убежать от прошлого и найти себе новое пристанище. Даже имена у нас созвучны. Жаль, что путь его лежит дальше Соленджо. Пожалуй, после Леди Шауэр это единственный глава Семьи, который мне пришелся по душе. Однако первому впечатлению также не стоит слепо доверять. Основать с ним единый Дом я пока точно не собираюсь.

[На-Чжели]

В Семье Хиири жилось на удивление неплохо, так что я уже перестала себя корить за то поспешное решение. Эх, пришла Крошка Кутики, пощебетала, и я тут же растаяла будто сопливая девчонка. Только вот ни одна из милашек Хиири не спешила падать перед моим обаянием. Чертов вонси, неплохо он промыл им голову. Впрочем, некомфортная поездка в неизвестность – не лучшее время для заигрываний. Вот, девочки Хоширо выглядели более доступными. Может Хиири даже выкупит кого-то из них?

Надо отметить, что Семья Хоширо походила на разноцветный горланистый клоунский балаган. Они привлекали к себе внимание и гордились этим. Только их первая слуга походила своей болтливостью на нашу молчунью Алиетого. Примерно пятеро являлись у Хоширо явными заводилами. Смешили народ, танцевали, распевали простые песенки. Воздушная магесса постоянно проказничала: приподнимала подолы юбок или распахивала кимоно другим слугам. Им действительно стоит задуматься о карьере балаганной труппы.

Не все являли собой неувядаемый источник веселья: одна воительница ходила с суровым лицом и редко участвовала в шутках. И оставшиеся две юные слуги-тихони привлекли мое внимание. Они готовили еду, следили за животными и вели остальное хозяйство. Также они редко принимали участие в посиделках. Стоит признать, что эти две слуги были как раз в моем вкусе. Рыженькую с забавными веснушками и белой кожей звали Шучики, вторую брюнетку с длинной косой и печальным взглядом именовали Дзина.

Я частенько околачивалась рядом, но только на второй день пути подвернулся шанс познакомиться. Заметив, как рыжая Шучики направилась в лес за хворостом, я поспешила следом:

– Постой!

Девочка ойкнула и испуганно обернулась:

– Госпожа сэмуэй, не пугайте меня так!

– Извини, я не нарочно. Тебе помочь?

– Ну-у, если вы так хотите…

– Меня зовут На-Чжели. Можно просто На-ли.

– Хорошо, госпожа На-ли.

– Просто На-ли.

– На-ли, – улыбнулась Шучики.

– Видишь, это просто.

Во время беседы мы внимательно смотрели под ноги и подбирали подходящие ветки. Я спрашивала девушку про жизнь, и получала знакомые по слугам моей Семьи ответы: мой Хозяин самый замечательный, бла-бла-бла. Я кое-что рассказала о своей жизни в пустыне.

– Слушай, а что ты с остальными не водишься? – спросила я.

– А-а, ну-у. Я говорю невпопад. Знаешь, весь настрой сразу порчу.

– Мне ты показалась очень милой.

– Спасибо. Только когда на меня все смотрят, я краснею и смущаюсь. Поэтому меня и не берут… Но я благодарна Хозяину Хоширо. Мне нравится готовить, приятно, когда говорят спасибо за вкусную еду. Поэтому надо постараться!

– Ты права. Ну что, двинем назад?

– Сейчас. Я еще могу понести.

– Брось. Не пристало такой хрупкой девушке надрываться.

На несколько секунд повисла странная пауза.

– Конечно. Давайте возвращаться.

– Я же просила на ты.

– Хорошо, На-ли.

Зеленовласый Хозяин лично похвалил готовку Шучики и Дзины. Те неловко пролепетали ответные слова. И я заметила некую натянутость. Возможно, между ними не все ладно.

В оставшийся вечер я много думала о Семье Хоширо. В отличие от Хиири я не допускала мысли, что агаши может быть подставным Хозяином. В нем чувствовался некий стержень и уверенность. Но что-то не давало мне покоя. Большинство уже готовилось ко сну, и я смогла поговорить с вонси в приватной обстановке.

– Ушастый.

– Что тебе, клыкастая?

– Кровушки твоей пришла испить.

– Смотри не подавись. А если серьезно?

– Да вот, что-то не нравится мне Семья Хоширо.

– Мне тоже. Девчонки ему чуть ли не в рот заглядывают. Кто ж останется равнодушным?

– Блин, не в этом дело!

– Ладно, что тут такого? Ну появился у тебя новый конкурент. Но это же не повод винить его во всех грехах. Я первое время к тебе тоже немного ревновал.

– Тьфу! Я не настолько озабоченная.

– Значит, это не тебя милая мордашка Кутики заставила предать свои принципы?

– Ар-р-ргх. Иногда ты просто невыносим. Вот увидишь. В один из дней проснешься, а все твои слуги в моей постели. Запомни это, ушастый.

– Обязательно.

Вот козел! Широкими шагами я покинула место ночлега. Поэтому и не переношу мужиков. Наглые, хамоватые эгоисты. Только и надо им, что собрать побольше красивых девушек у себя. Гадство.

– Лаура, ты здесь? – неуверенно обратилась я к зарослям.

– Чего тебе, клыкастая? – раздался из ниоткуда чарующий голос шада.

– И ты туда же? У меня имя есть!

– Раз вонси так тебя называет, то и я тоже буду. Взаимоотношения новов – важная часть их жизни.

– Он плохо на тебя влияет. Слушай, у меня к тебе есть просьба.

– Интересная?

– Еще бы. Тебе надо проследить ночью за Семьей Хоширо. Тайно. Ну как ты умеешь прятаться.

– Да, интересно. Хорошо, я сделаю.

Я уже собиралась выложить заготовленные аргументы и объяснения, но они не потребовались.

– Спасибо, Лаура.

[Лаура]

Странная просьба клыкастой захватила меня с головой. Почему она обратилась ко мне? Не доверяет Хоширо? Надо разгадать эту тайну. Тогда я буду лучше понимать жизнь новов. Иногда их выходки ставят в тупик. Но я сама должна во всем разобраться. Про создание потомства почти никогда не говорили, сколько я не спрашивала. Нет, суть мне была известна. Только новы такую кучу ритуалов и правил нагромоздили вокруг данного события, что голова пухнет.

Голубой глаз солона окончательно скрылся за горизонтом, Семьи стали укладываться спать. Али некоторое время звала меня, но потом отвязалась. Иногда я любила погулять по ночному лесу, поэтому мои отлучки никого не удивляли. Удобно устроившись в ветвях раскидистого дуба, я принялась наблюдать. Синкуджи, зевая, неспешно ходила вокруг лагеря, иногда греясь возле костра. Слуга из Семьи Хоширо с длинным мечом караулила вместе со светловолосой. Через несколько часов меня начало клонить в сон, и я наполовину отключилась. Вторая половина осталась наблюдать за происходящим. Альвы вовсе не спят, и я частично унаследовала эту способность.

Что-то изменилось. Я вынырнула из полудремы и протерла уставшие глаза. Хмм, мелкая слуга Семьи Хоширо проснулась среди ночи. В руке она сжимала какую-то вещь. Ах да, это же игрушка медведя. Али мне объяснила, что внутри набито соломой, а сверху грубая ткань. Вместо глаз две пуговицы. Похоже, маленьким новам интересны такие вещи. Надо запомнить. Может мне тоже купить себе игрушку? В виде альва, например? Нет, вонси не нравятся дети. А с игрушкой я точно буду походить на ребенка. Неприятная мысль. Сэйто с Мицу ждут своего взросления. Я же не знаю сколько мне лет. И буду ли я стареть также как новы? Или мне досталась вечная жизнь альвов? Тогда я навечно буду прикована к этому детскому образу.

– Далеко не уходи, – донесся до меня заботливый голос Синкуджи, обращенный к проснувшейся.

Ложная тревога. Можно дальше спать. Что-то не так. По нужде ходили в определенную часть леса. Эта девочка же направилась немного в другую сторону. Туда, где разлеглись слуги вонси. Зачем она туда идет? Раз я не могу понять такую простую вещь, то нечего и говорить о знании жизни новов. Может, она замерзла? Или что-то хочет попросить? Девочка осторожно ступала между спящими слугами, следуя своей неведомой цели. Прямиком к вонси. Волосы зашевелились у меня голове. Неправильно. Надо предупредить!

[Хиири]

Из мирной дремы меня выдернул самый мерзкий звук, который только есть на этом свете. Противный скрежет альвского клекота ворвался прямо в душу и заставил сердце учащенно забиться. Еще ничего не соображая ото сна, я воздвиг барьер вокруг себя. И в следующее мгновение что-то звякнуло о защиту, прошло по касательной и ужалило в руку. Я толкнул щит вперед и отбросил неприятеля в сторону.

– Убить его, – услышал я мужской голос неподалеку.

Повернув голову, увидел, как Синкуджи сметают прочь воздушным заклинанием. Завывание ветра, звук вынимаемых из ножен мечей и крики пробудившихся заполонили лагерь. Напавший во второй раз навалился на меня с кинжалом, но снова бесцельно ткнулся в магический барьер.

– Э-эк-х, – из груди противника показалось острие катаны, и по звуку я определил, что это всего лишь девочка. Одна из слуг Хоширо. На меня брызнула кровь.

– Господин, вы в порядке? – обеспокоенно спросила Линна, выдергивая катану из тела.

– Да.

Агаши тут же развернулась к нападавшим, перекладывая воздушный хлыст в руку. Я наконец поднялся, и тут же в мою сторону полетело воздушное торнадо. Что-то совсем затупил, только и успел напитать новый щит. После чего отправился в продолжительный полет. Треск ломающихся веток и рвущейся одежды. Мое величественное парение прервал толстый ствол дерева. Тьфу, боком на сук напоролся. Несмертельно. Я спустился вниз из переплетения веток, и побежал на помощь сражающимся слугам.

[На-Чжели]

Сказочный сон прервал очень странный громкий звук. Сложно его как-то описать. «Убить их» – услышала я команду. Что происходит?! Быстро оглядевшись, я успела застать момент, как воздушная магесса выносит Синкуджи, а потом и Хозяина. Хоширо, мразь, ты у меня за это ответишь!

Я выхватила кинжал и приготовилась дать отпор. Не видно ни черта. Мое место возле магессы. Ага, попробуй отыщи ее в этом хаосе. Только скудный свет костерка разгонял непроглядную темень. Кто-то бросился прямо на меня с ножом в руке. Дилетант. Я ушла в сторону, перехватив руку с оружием, и вонзила свой клинок прямо в грудь нова. Он буквально сам насадился на него. Отблеск костра упал на моего противника, высветив рыжие волосы и бледное лицо, усыпанное веснушками. Нет, только не это!

– На-ли… – успела сказать Шучики, прежде чем ее глаза остекленели.

[Хиири]

Судя по выставленной земляной стене, Синкуджи очухалась. Большой нужды во мне уже не было. Слуги Хиири быстро отбили атаку. Сэйто активировала защиту, что обеспечило безопасное место от заклинаний воздушной магессы. Линна моментально вынесла нескольких слуг своим хлыстом-артефактом. Марис тоже быстро сориентировался. Даже Кутики завалила двоих слуг, которые сейчас представляли собой тела с частично замороженной грудью. Похоже, кафанэс попыталась воплотить мой совет в жизнь. Они явно недооценили нас – не зря мы умолчали о силе Кутики и имеющихся артефактах. Я собирался было направиться к магессе Хоширо, но не успел. Марис нагрузил воздушный щит огненной струей, а Мицу ловко ранила ее выпущенным шариком. Синкуджи подловила замешкавшуюся одаренную, насадив на земляное копье.

Схватка стихла. Из Семьи Хоширо на ногах остался стоять только сам Хозяин. Агаши непоколебимо сжимал меч двумя руками, направив его в нашу сторону.

– Я не сдамся живым! – прорычал Хоширо.

Мой взгляд упал на Тсучи. Тивианка получила серьезное ранение, и с ней возилась Алиетого с артефактом.

– Нас это устраивает, – произнес я и отправил в полет мерцающий барьерный диск. До Сэмуэля мне далеко, однако неодаренный вряд ли заметит мой снаряд. Попал точно в шею. Силы заклинания не хватило, чтобы срубить голову, но разрез получился глубоким. Буквально за полминуты Хоширо истек кровью.

Чертовски обидно. Многие его высказывания были мне симпатичны. Я даже думал перенять некоторые правила Семьи Хоширо. А его слуги… Они не заслужили смерти. Неужели все это был не более чем искусный спектакль? Зря я списывал их неестественное поведение на попытки самовыражаться. Тьфу. Будто выкупали в чем-то грязном.

Усенна поднялась со спины уцелевшей слуги с длинными черными волосами, заплетенными в косу. Я подошел к девочке, которая поспешила принять позу на коленях:

– Прошу, не убивайте меня. Я буду вам полезной. Клянусь своей жизнью служить тебе, пока смерть не разлучит нас.

– Принимаю.

– Спасибо, Хозяин!

Девочка несмело посмотрела в мою сторону. Хмм, немного густые брови интересной формы придавали ей грустноватый вид.

– Тебя вроде Дзина зовут?

– Да!

– А где та рыжая? – спросил я.

– Хиири, я ее… убила, – поникшим голосом сообщила На-ли.

– Шучи… нет, – голос Дзины задрожал. – Она была моей лучшей подругой…

– Как я могла погубить это славное создание?! – запричитала сэмуэй.

– На-ли, очнись! Ты не виновата, это Хоширо убил ее, слышишь?! – убедительно проговорила подошедшая Кутики.

– Кафанэс права, – твердо сказала Линна. – Мы защищали свои жизни. Не вините себя в смертях. Если бы вы промедлили, то кто-то из нас мог погибнуть. Вы поступили правильно. Дзина, почему Семья решила напасть на нас?

– У нас кончились деньги. На последние мы купили припасов, чтобы расправиться с вами в дороге. Я так и знала, что у Хоширо ничего не выйдет. Не знаю, с чего он взял, что сможет одолеть Семью с четырьмя одаренными. Он не хотел продавать нас, а больше денег никак не удавалось добыть.

– А ваше отношение к нему… все это ложь?

– Да, Хозяин. Он учил слуг играть на публику, чтобы втираться в доверие к другим Хозяевам, похожим на вас. Они придумывали номера, разучивали песни. Если что-то не получалось, нас наказывали. Меня и Шучики наказывали много. У нас не получалось ничего. Потом велели не участвовать и не показываться на глаза. Мы боялись больше первую слугу, чем Хоширо. Говорят, она раньше была не плохая. Меня тогда еще не было в Семье. И дело не в приказах. Она просто стала злая, постоянно нас наказывала ни за что, ябедничала Хозяину, придумывала нам жестокие тренировки. По-моему, она обезумела. Но Хоширо это нравилось.

– Тсучи, ты как?

– Ерунда, – уверенно проговорила тивианка, морщась от лечения.

– Ясно. Хороший урок. Если кто-то слишком сильно набивается в друзья, то скорее всего он на самом деле враг. Дзина, ты подходишь нам. Я освобождаю тебя. Девушки тебе разъяснят правила.

– Да, Хозяин, – снова боязливо поклонилась девочка.

– Что ж. Следует похоронить их по всем правилам. Лаура, спасибо за предупреждение.

Шад кивнула с достоинством, скопировав чью-то знакомую позу.

Я отчасти понимаю чувства Хоширо. Что я буду делать, когда у нас закончатся златы? Смогу ли я продать кого-то из слуг? Или отпилить рога Кутики? Надеюсь, мне не придется решать подобные вопросы.

Первое время Дзина вела себя тихо, несмотря на смерть многих близких ей новов. А вот На-ли действительно тяжело переживала то, что совершила. Я влезать не стал. Еще только хуже сделаю. Поживиться с поверженной Семьи было практически нечем. Кляча с повозкой, одежда, да личное оружие. Дзина – самое значимое приобретение.

Мы не сразу поняли, что достигли своей цели. Соленджо представлял собой большую растянувшуюся деревню. Лишь центр города напоминал, собственно, город. При въезде во владения нам предложила услуги проводника юная девчушка. Цена была мизерной, поэтому я согласился.

– Вы не пожалеете, господа путники. Соленджо с древнего языка переводится как солонолюбивый…

– Постой. На ниппонском солон звучит как «солен»?

– Не-е, «тайо», – неожиданно ответила На-Чжели. Мы все уставились на сэмуэй. – Что?! Случайно услышала слово. Не думайте, что я знаток древнего языка.

– Может, у вас соль добывают?

– Нет, господин. Как бы то ни было, солон светит здесь круглый год! – продолжила обзор наша проводница. – Земля дает по три урожая! Все, кто побывал в Соленджо, говорят, что наша земля дороже золота. Вон там, чуть дальше Замаки – горная речка, прямиком с Турского хребта, течет на восток, потом впадает в Ташу. Соленджо проходит вдоль ее правого берега. На левом ничего интересного, только бедняки селятся. Смотрите, вон там Семья Шиоганэ, у них самое большое поле конопли [не тот сорт, о котором вы подумали]. Они входят в Дом Дзесэй, лучшие кимоно и другую одежду шьют.

– Расскажи подробнее про Дома.

– О! Самые сильные в Соленджо – это Дом Отани, Дом Дзесэй, Дом Хасивара и Дом Гентоку.

– А что Дом Каваси?

– Кто ж его упоминать будет, господин? Дом Каваси – самый сильный в любом городе. Он ведь сегун.

– А чем они занимаются? – спросила Сэйто.

– Всем подряд, госпожа. Но вообще, Отани имеют права на Замаки, обеспечивают город рыбой, водорослями и прочим. Дзесэй – хмм, так сразу и не скажешь… Наверное, одежда, ремесла разные, немного фермерство, скот разводят. Хасивара – фермеры. Даже сам Лорд Хасивара во дворе своего дворца выращивает овощи. Представляете?

– Поразительно, – заметил я с сарказмом, который прошел мимо ушей проводницы.

– А Гентоку… Они слугами торгуют, держат многие лавки в городе, кабаки разные. Много еще чего. Вон, смотрите! Видите, старый особняк на опушке? Там живет Леди Ужас. Говорят, у нее больше пяти слуг. Это ведь нарушение кодекса! Но даже Дом Каваси ничего с ней сделать не смог.

– Удивительно.

– Да. Страшное место. По последней переписи население Соленджо составляет пять тысяч шестьсот шестнадцать новов. Четыреста тридцать пять Семей. Тридцать шесть Домов, из них только два относят к Старшим. Ну, последняя перепись была до моего рождения. Сейчас Домов тридцать два осталось, к Старшим можно четыре отнести. Те, о которых я говорила ранее. А вот слуги Дома Каваси. Их легко узнать.

Встреченные нами новы носили кимоно мрачного черного цвета. А двое еще и доспехи занятной конструкции. Нечто вроде передника с юбкой, на первый взгляд кожаных, пары наплечников и эффектного шлема с острыми выступающими частями. Из-за чего голова казалась больше раза в два. Выглядели слуги Каваси в броне устрашающе. Гвардейцы патрулировали парами, и, что примечательно, нередко составлялись из новов разного пола. Похоже, Дом Каваси осознает ценность слуг-мужчин.

Соотношение жителей разных полов поболее, чем в Уэясу – один мужчина на пять женщин. Четыреста тридцать Семей… по двенадцать слуг в Семье в среднем. Это меньше, чем в Эринее. Полагаю, что мелкие Семьи выживают, объединяясь в Дома. Наверняка большая часть Соленджо как раз и принадлежит Старшим Семьям. Почему Дома позволяют существовать разрозненным слабым Семьям? Ответ прост. Они убыточны. Еле могу прокормить себя, их захват не принесет прибыли. А ведь исходя из размера Семьи выплачивается государственный налог.

Что касается рас, то и тут без чудес: люди, агаши, иногда вонси и тивианцы. Остальные еще реже. Кстати, здесь новы также были низкорослыми и черноволосыми. Имеются в виду люди, вонси, кафанэс и тивианцы. Аллидо, агаши и сэмуэй везде имеют идентичную внешность. От своей матери-ниппонки, Нуме, мне досталась темная шевелюра, от отца Лорда Дейевика – тагойца, высокий рост и слегка темноватая кожа. К сожалению, в бумагах не значилось, кто из них был вонси. Наверное, отец. Вонси нередко становятся Хозяевами (правда, чаще пэрами). Или оба вонси. Скорее последнее, иначе с зачатием будут сложности.

– Черный цвет – символ Дома Каваси. Не советуется другим Домам носить одежды черных тонов, – зловещим тоном произнесла девчонка.

– А что они все в юбках?

– Это не юбки, господин, а хакама – штаны такие, – с некоторой обидой поведала проводница.

Хмм, если уж тагойские штаны считались широкими, то хакама и вовсе выглядели огромными. Из-за этого фигура нова походила на треугольник: голова с узкими плечами, свободное кимоно и расширяющиеся книзу хакама.

Мы вступили в более застроенную часть города. Улица стала менее пустынна, дома выше. Различные вывески влекли внутрь, обещая вкусную еду и саке. Еще мы заметили выделяющуюся процессию из женщин, примерно половина из которых расхаживала с большим животом, явственно говорящим о беременности. Отдельно шла беременная безрогая кафанэс в окружении двух воительниц и магессы. Такое сокровище стоит оберегать. Особенно учитывая трудности этой расы с потомством.

– Из Дома Гентоку, наверное, – определила девчонка. – У Гентоку зеленые цвета одежд, но не все Семьи придерживаются одного кроя. А вы, господин, надолго у нас остановитесь?

– Скорее всего. Покажи нам приличную гостиницу и получишь еще пару медяков.

– О, это я мигом!

«У истоков Замаки» сходу показала отличный сервис: конюх споро занялся нашим конем и лошадью Хоширо, пара охранниц у входа напомнили нам о недопустимости драк. Мы сняли три средних номера, и расположились в питейном помещении. Ввиду отсутствия народа все было вполне мирно. Само собой, мы заказали кучу еды и напитков, оккупировали несколько столов всей компанией. Дабы как следует отпраздновать окончание нашего путешествия. Я поручил На-ли следить за казной, и сэмуэй постоянно расхаживала с мешком. Что сильно действовало на нервы Линне, переживающей за сохранность наших денежных запасов. Марис произнес первый тост:

– Много Семей я повидал, общаясь вплотную. Наблюдал и грязные стороны, и светлые. Но вы – самая странная Семья, которую я когда-либо видел. Лучше клиента для меня не найти. Ведь лот – фигура сложная, а уж одаренный лот – тут надо быть настоящим умельцем, чтобы не попасться. Вам будет трудно поначалу, но я верю, что у вас все получится. Короче, за Семью Хиири!

– Кампай!

Мы весело трещали, уминали еду, вспоминали трудности пути. Синкуджи присела ко мне поближе и принялась кормить различными закусками. Хоть я и сам давно научился пользоваться палочками для еды. Наверное, ей нравилось видеть меня беспомощным. С другого боку, согнав Али, придвинулась Сэйто, и начала повторять за магессой. Как я не лопнул за этот вечер, ума не приложу.

Мицу притащила свой барабан, за ней и Сэйто принесла флейту и тэмпл-блок для Али. В общем, мы изрядно повеселились, слушая неумелую, зато увлеченную игру. К вечеру зал стал наполняться новами, и один из Хозяев попросил прервать музыкальное сопровождение.

– Конечно, господин, – кивнул я из-за стола.

– Не мне вам указывать, – вежливо произнес мужчина. – Но заведения такого уровня – не для слуг. Видите, они ведут себя будто дикие звери, только вылезшие из чащи.

– Мы учтем ваше замечание.

Мужчина слегка склонил голову и проследовал вместе с телохранителями за другой стол.

– Господин, он прав. Если мы здесь задержимся дольше пары дней, то слуг следует отселить в место попроще.

– Да, – нехотя согласилась казначей. – Банкет здесь встанет нам не в один злат.

– Ладно-ладно! Завтра обсудим.

Ночь снова провел с Али и Линной. Уже немного освоился. Поутру же нас разбудил настойчивый стук в дверь. Агаши впустила рассерженную Синкуджи:

– Это что такое?! Разве мы об этом договаривались?!

– Два дня нам, один – тебе, один – на отдых господину. Что не так? – приподняв бровь, ответила Линна.

– Но не вдвоем же! Это нечестно! И что мне на следующую ночь после вас останется?

– Во-первых, нам, в отличие от тебя, хватает простого внимания, без изнурительного секса. Во-вторых, ты слишком низкого мнения о способностях господина. В-третьих, наша с тобой договоренность не нарушена. Конечно, ты всегда можешь обратиться к господину, если тебя что-то не устраивает. Хотя есть другой выход.

– Какой? – подозрительно спросила магесса.

– Втроем навещать господина. И очереди не нужны.

Я закашлялся.

– Я не по этой части, ясно вам?! – взвизгнула блондинка. – Играйте в свои игры. Но если Хиири будет вялым в постели, уж я вам устрою!

– Раз он не оказывает тебе достаточно внимания, то следует в себе что-то изменить, как думаешь? – иронично заметила Линна.

– Чертова агаши. Не думай, что раз первая слуга, то тебе все позволено!

Синкуджи с хлопком задвинула за собой створку двери.

– Наша Сина в своем репертуаре, – подметил я.

– К слову, господин. Когда вы возьметесь за других слуг?

– Э-э, возьмусь?

– Вы же знаете, Мицу недавно стукнуло четырнадцать. А в возрасте Сэйто некоторые по второму ребенку рожают.

Тон Линны был настолько осуждающим, что я даже некоторую вину почувствовал. Я покосился на Али, которая не выказывала и тени эмоций.

– Ну-у, это. Мне не очень нравятся такие отношения. Может, они считают, что секс с Хозяином входит в обязанности слуги? К тому же…

– К тому же? – настойчиво продолжила Линна, внимательно глядя мне в глаза.

– Ну, Виллаха с Катсодой пользовались целителем для этого. Поэтому я никогда… Если у них никого до меня не было… Это ведь кровь, боль. Я так не хочу.

– О, святые праматери! В этом проблема? Господин, вы хотите, чтобы их лишил девственности какой-нибудь проходимец?!

– Да. Если они сами не против.

– Прекратите нести чушь! Мой первый раз был в двенадцать лет. Я и не почувствовала ничего. Немного крови и все.

– Ну ты сравнила. Тебя с раннего детства тренировали. Наверняка ты была сильнее сверстниц.

– Господин, в этом нет ничего столь ужасного, – терпеливым тоном продолжила агаши.

– Не скажи, – обронила Алиетого. – В свой первый раз я всю кровать перепачкала. Крови, наверное, литр потеряла. А боль была просто невыносимая. Будто из тебя внутренности вынимают. Моего тогдашнего Хозяина стошнило.

– Ну спасибо, Али, – поморщилась первая слуга.

– Извини. Но я хочу, чтобы Хозяин был готов.

Обсуждение угасло, и мы стали одеваться.

По требованию Сэйто большинство слуг отправились завтракать в уличную забегаловку. Слишком дорого обходится нам питание в «Истоках Замаки».

[Дзина]

Ух и натерпелась я страху! Думала, прибьют со злости. Хоширо поставил все на быструю смерть другого Хозяина, и его ставка не сработала. Шучи, как же так вышло?

Горевать о подруге времени не было. Что ни говори, а умирать самой мне не хотелось. Я старалась изо всех сил показать свою полезность и преданность новой Семье. С меня сначала сняли Клятву по какой-то причине. Так думаю, это их семейная проверка. Мысли о побеге изредка мелькали, но я быстро задавила их. Я помогала с лагерем, ухаживанием за животными, готовкой, мытьем и стиркой. И даже получила краткий выговор от первой слуги, который заставил меня задуматься о ее душевном состоянии. Агаши попросила меня меньше работать, распределить обязанности между другими слугами, сильно не надрываться.

Подлинный сюрприз ожидал, когда мне наконец поведали о тексте семейной Клятвы. Я не полная дура – сразу смекнула, что это значит. А ведь я была почти уверена в том, что ситуация со слугами Хиири мало отличается от моей прошлой Семьи. Никогда еще не была так рада ошибиться. Словно огромный валун упал с плеч. Но расслабляться не стоит. Чтобы сохранить теплое местечко в этой необычной Семье мне надо усердно трудиться. Не то продадут на рынке. Хозяин не сильно обращал на меня внимание, поэтому я старалась выслужиться перед первой слугой. Однако агаши постоянно просила меня работать меньше.

В первый день в Соленджо я объелась так, что мне стало плохо. Такие вкусности и пробовала-то раз в жизни. Вот бы можно было растянуть на неделю и смаковать каждый день по кусочку. Утром к моему удивлению мы продолжили пировать, только на этот раз в уличной закусочной. Я привыкла наедаться впрок, когда выдается такая возможность, но после вчерашнего кусок не лез в горло. У остальных слуг таких проблем не возникало. Быстро расплатившись, казначей Сэйто забрала с собой одну порцию и куда-то убежала.

[Хиири]

В гостинице остались только я, да Линна с Синкуджи. В зале перекусывало несколько ранних посетителей. Я направился к столику незнакомого мужчины с тремя слугами:

– Простите, уважаемый, не возражаете против нашей компании?

Хозяин окинул нас равнодушным взглядом:

– Ничего не покупаем.

– О нет, мы только прибыли в Гоцу. Я подумал, может, такой видный Лорд поведает нам о местных порядках?

– Присаживайтесь. Нэй-Лорд Джамагиту из Семьи Тэсно из Среднего Дома Тэсно, к вашим услугам, – посетитель имел золотые серьги в ушах и изящное серебристое ожерелье на шее. К слову, здесь в Гоцу многие Хозяева выставляли напоказ свое положение таким образом. Напоминает об Эринее.

– Младший Лорд Хиири. Благодарю.

– Господин Хиири, разве вы не получали проездные документы?

– Нет…

– И у вас их ни разу не спрашивали? Тогда вам повезло. Могли и штраф влепить. Откуда вы?

– Из Шидосадары.

– А, по Таше дошли? Странно – в Касидо должны проверять всех прибывших. Ну да ладно. Вам надо в здание канцелярии Дома Каваси, дальше по главной улице. Не рекомендую говорить про Шидосадару – от штрафа не отвертитесь. Скажите, что бежали из Эл-Тагоа. Оттуда можно пройти некоторыми тропами.

– О, спасибо за информацию.

– Что пустыня? Все также «цветет»? – ехидно спросил собеседник.

Некоторое время мы предавались малозначащему разговору про наши приключения. Из беседы я почерпнул важные сведения о разных нюансах жизни в Гоцу.

Монеты здесь номиналом идентичны эринейским, однако оные не принимает Дом Каваси, и поэтому они ценятся буквально слегка ниже. Ведь золото надо еще выплавить в местную форму. Кстати, оригинальную: с квадратной выемкой в центре кругляша. Из-за чего монета выглядит массивнее.

Хороший участок земли обойдется нам от сотни до двухсот златов. Особняк на полтора десятка новов – от двух до трех сотен. В общем, на это мы и рассчитывали примерно.

– Уже выбрали Дом?

– М-м, я планировал развиваться отдельной Семьей, – ответил я осторожно на скользкий вопрос.

– Я не о том. Влиться в чей-то Дом непросто, но это дело самого Хозяина. Вы хоть и молоды, должны понимать: выжить без поддержки сложно.

Та-ак, похоже, до меня дошло. Понятие, именуемое в народе «крыша».

– Даже если мы бедная, никому не нужная Семья?

Мужчина окинул нас взглядом еще раз:

– Видел я голодранцев. Вы к ним не относитесь. А раз водятся деньги, то у некоторых Семей может возникнуть интерес. Мой Дом вот заключил договор с Дзесэй. И знаете, начинаю жалеть уже. Недавно моим слугам угрожали из одной Семьи, а Дом Дзесэй и не почесался. Мол, слуги все живы, посевы целы, ничего не украдено. А то, что двух слуг моих избили – это так, мелочи. Представляете? За что я огромные деньги плачу? Вот, Хасивара – другое дело. Слышал, они за своих горой стоят.

– Да, неправильно они поступают.

Очевидно, выбор Дома-покровителя очень важный вопрос. И к нему стоит подходить очень вдумчиво.

– Прошу прощения. Линна, у тебя есть, что спросить?

– Если уважаемый господин не возражает, – опустила голову агаши.

– Спрашивай, чего уж, – Хозяин вяло ковырялся зубочисткой во рту. – Минут двадцать еще есть.

Линна расспрашивала умело, быстро заполняя пробелы в нашем знании Соленджо. Картина выходила следующая. Еще раз подтвердилось правило тройного сечения: количество членов простых вместе с Малыми, отдельно Средних и Старших Семей примерно одинаково и составляет по трети от общего населения.

Старших Семей в Соленджо девять – в совокупности около двух тысяч новов. Это те, которые имеют более сотни слуг. Средних Семей (более пятидесяти слуг) двадцать две – тысяча семьсот новов. Малых Семей (более десятка слуг) и мелких не-статусных Семей всего около трех сотен. Их набирается тоже около двух тысяч новов.

Гоцу официально не сотрудничает с Великими Леди Эринеи, но некоторые Семьи в частном порядке занимаются поставкой слуг. Джамагиту вспомнил про Четырнадцатую и Шестнадцатую Семьи.

В зал вбежала чем-то взбудораженная Сэйто, но, завидев нас с чужим Хозяином, развернулась и удалилась, сделав вид, что не имеет к нам никакого отношения. Видимо, ничего срочного.

Что касается Домов, то здесь деление не обязательно по количеству слуг. А больше по удерживаемой власти. Все высшие объединения Соленджо имеют широкий ареал обитания. Конечно, Каваси тут вне конкуренции: численность в городе примерно восемь сотен, по стране – немыслимые шестьдесят тысяч. Дом Хасивара включает семь сотен новов, но по стране всего жалкие полторы тысячи. Дзесэй – около полутысячи членов и примерно четыре тысячи в округе. Отани – четыре с половиной сотни приблизительно, а по Гоцу аж двадцать тысяч. Входит в большую тройку крупнейших Домов Гоцу. Гентоку – четыреста новов, и тысячи две в сегунате. Хозяин не ручался за точность сведений – все это на уровне домыслов.

– Откуда такая точность, господин Джамагиту? Что если кого-то из Лордов втайне сделают пэром?

– Похоже, вы совсем не знакомы с обычаями Гоцу. На встрече между двумя свободными Лордами обязательно проводится «ритуал доверия». Делают проверку на отсутствие привязки.

Точно! Как же я упустил этот момент из виду? Синкуджи ведь мне тогда подтвердила, что Хоширо «свободный».

– Если кто-то стал пэром, об этом тут же прознают. И дело с ним будут вести только от лица его Семьи или Дома, – продолжил собеседник.

– И сегуна такое положение устраивает?

– Нет, само собой, – позволил себе улыбку Нэй-Лорд. – Даже штраф за это есть, по-моему. Только плохо работает. Ведь ритуал – вещь добровольная. Гость сам на него соглашается. Ладно, засиделся я что-то. Пора по делам. Можете подойти в Дом Тэсно. У нас строгий испытательный срок, но порядки справедливые. Удачи, господин Хиири.

– И вам также, господин Джамагиту.

Любопытная информация. Немаловажной поддержкой власти Великих Леди Эринеи является незнание свободных Семей о внутренней структуре правящей элиты. О, тут множество возможностей. Леди, давно известная как свободная и независимая, может оказаться пэрой в Младшей Ветви. Или наоборот, пэра, в которой все точно уверены, на самом деле перешла на контракт Нэй-Леди. Что позволяет разгрузить Великую Леди от большого количества личных слуг. В результате вечные подозрения, склоки, попытки проверить друг друга, грызня, недоверие. Именно это и надо, чтобы удержать власть в своих руках. И именно «ритуал доверия» Гоцу позволяет быстро выявить предателя.

– Охренеть! Шестьдесят тысяч. Каваси – мужик! – уважительно произнесла Синкуджи. – Хиири, а сколько у Виллахи было?

– В Старшей Ветви около двухсот личных слуг, в Младшей примерно десять тысяч. Плюс столько же новов по контракту с разными Нэй-Леди. Теперь понятно, как Каваси управляется с Гоцу.

– Дом – эффективная задумка, – заметила Линна. – Почему в Уэясу не ввели?

– О, тогда добро пожаловать в мир постоянных междоусобных войн!

– Вот как.

Интересно поглядеть на Каваси. Наверняка выдающаяся личность. Из того, что я себе представляю о его Доме: немолодой сегун лет пятидесяти во главе и множество более мелких Семей его сыновей-наследников. Что касается Соленджо, то главный в Доме Каваси здесь не является его родственником. Лорд Шумигасу. Хотя по факту он пэр, как-то не сочетается столь значимая фигура с таким невзрачным титулом. Поэтому все величают его Лорд.

Вернулись остальные слуги с Марисом. Сэйто подскочила первой:

– Хиили, я плинесла тебе здешние такояки. Поплобуй. Такие вкусные, только остлые. Остоложней.

– Давай, – я забрал у Сэйто палочку с запеченными шариками. А то с нее станется кормить меня на глазах у посетителей. – Вкусно. Так, сегодня сходим в канцелярию Дом Каваси, завтра, скорее всего, переселимся в место подешевле. Все мы, – уточнил я. – Поищите варианты.

– Холошо, – серьезно ответила Сэйто.

Критически оглядев слуг, Линна выбрала представительного кандидата:

– Али, сходи, пожалуйста, договорись о встрече с Домом Каваси.

– Конечно.

Одноглазая быстро удалилась.

Марис негромко хлопнул по столу:

– Итак, пора мне и…

– Марис? – услышал я незнакомый грубый мужской голос. – Это ведь ты! Паскуда ты этакая. Вот так встреча!

Перед нами предстал мужчина лет сорока в окружении телохранителей. Лицо обрюзгшее: щеки будто провисли вниз, второй подбородок добавлял нелепости. Глаза же светились умом и уверенностью в своих силах. На нем не было множества драгоценных украшений, но добротная одежда скрадывала сей недостаток по меркам местных.

Наемник нервно вскочил из-за стола:

– Лорд Сироганэ?! Вы же уехали из Соленджо?!

Означенный Хозяин гневно выпучил глаза:

– Уехал?! Только до середины пути до Акадзуки, где ты нас бросила. Тварь!

– Вы напали на меня!

– Мы оказали тебе великую честь! Разрешили вступить в нашу Семью. Из-за тебя мы заблудились и набрели на бандитов! Кое-как удалось откупиться. В курсе ли ты, что после этой потери мне снова пришлось с самых низов подниматься?! Пришлось вернуться в Соленджо и снова батрачить на Дом?! Я требую правосудия! Семья Сироганэ требует правосудия!

Посетители гостиницы во все глаза смотрели на взбешенного Хозяина. Слуги Сироганэ воинственно сгрудились подле главы. Марис угрюмо насупился:

– Назови свою цену.

– Пятьдесят златов.

– Неслыханно! – воскликнул наемник со злобой.

– Именно такой ущерб я понес по твоей вине! Уважаемый господин, позвольте узнать ваше имя…

– Хиири.

– Господин Хиири, надеюсь, вас ничего не связывает с Марисой? Вот уж подарок Творца мне сегодня, не то слово!

– Марис выполнил все договоренности перед нашей Семьей. Нам осталось только рассчитаться.

– Это покроет долг?

– Пока я не уверен в этом долге, господин Сироганэ. Здесь в Соленджо есть судейский представитель от Дома Каваси?

– Конечно!

– Вы согласны на честный суд?

– Да! Именно этого я и добиваюсь!

Плохо. Похоже, Марис действительно виновен.

– Клянусь своей жизнью служить тебе, пока смерть не разлучит нас, – неожиданно произнес наемник с убитым видом, и нас связала невидимая струна.

Очень некрасиво с его стороны, но не помочь я просто не могу:

– Принимаю. Хорошо, теперь все ваши претензии, господин Сироганэ, будут к Семье Хиири.

– Жаль, – протянул мужчина. – Надеялся заполучить ее себе. Идем на суд, господин Хиири!

Обе Семьи высыпали из здания. По пути я поинтересовался финансами наемника. Негусто – полтора злата с собой и несколько еще спрятано в тайном месте в далеком Уэясу.

Пристанище служителей закона Семьи сегуна выглядело вполне обыденно. Напоминало классический переговорный дом: просторное помещение с татами и столиками. Главный судья был свободен, поэтому почти сразу он вместе с помощниками приступил к рассмотрению дела. Семья Сироганэ требовала возмещения убытков на сумму уже в семьдесят злат. Семья Хиири подала встречный иск за нападение на свободного лота. К сожалению, семейный кодекс Гоцу никак не регулировал положение лотов, поощряя набор слуг.

Допрос Мариса и слуг Семьи Сироганэ проводился по трое новов одновременно. На каждого уходило до получаса, чтобы убедиться в отсутствии каких-либо внушений. Судья Каваси не разрешил нам присутствовать при допросе, лишь вкратце огласил результат. Ситуация вырисовывается следующая: в Соленджо Марис подрядился помогать Семье Сироганэ с переездом в Акадзуки (по каким причинам они снялись с места – таких вопросов Семье не задавали). Где-то в восточной части Гоцу произошла стычка между ним и слугами Сироганэ. Наниматель требовал от Мариса вступления в его Семью, что противоречило принципам наемника. Марис смог сбежать, оставив Сироганэ без проводника и тем самым нарушив обязательства. Те продолжили путь в Акадзуки, но забрели не туда и были ограблены. Далее вернулись в Соленджо, где имели хоть какие-то связи. Лорду пришлось заключить невыгодный контракт с одним из Домов. Общая стоимость потерянных ценностей составляла примерно два десятка злат. Судьи также оценили обнищание Семьи и скверный контракт еще в два десятка. Над нашим иском только что не посмеялись, и просто отказали.

Мы с обвиняющей стороной оплатили услуги судей по злату. Далее я расстался с четырьмя десятками золотых монет. Если так подумать, то за одаренного слугу вроде Мариса вполне можно выручить десятка три на рынке. Плюс десять злат за его работу проводника, я даже готов был еще пятерку сверху накинуть. Выходит, прибыльная для нас сделка. Как бы.

Мы с Лордом Сироганэ и Семьями покинули судебный дом.

– Господин Хиири, с вами приятно иметь дело! Кстати, я могу предложить вам хорошую цену за Марису. Как насчет сорока злат?

– Нет, Марис не продается.

– Да что мы с вами на улице о делах болтаем? Пройдем в более удобное место, обсудим.

– Марис не продается, – повторил я. – У меня еще много дел сегодня. Если у вас нет других вопросов, то позвольте покинуть вас.

Подбородок Лорда заколыхался в возмущении:

– Вы упускаете свою выгоду. Больше сорока за нее никто не даст. Подумайте хорошенько. Завтра уже может не быть этих денег. Удачного дня, господин Хиири. Вы сможете найти нашу Семью в Соленджо при необходимости.

– И вам всего хорошего.

Лорд Сироганэ со слугами удалились. Я обернулся к Марису. Хотя наемник сейчас находился под Клятвой, огорчения на лице было не видно. Магия Клятвы легко подавляет злость и обиду из-за потери своей свободы. Служение Хозяину превыше всего. На всем протяжении обратного пути до гостиницы девушки бурно обсуждали произошедшее, поглядывая в мою сторону. Ведь я до сих пор не освободил наемника.

Мы зашли в «У истоков Замаки» и сгрудились все вместе возле одного из столов в питейном зале. Вернувшаяся Али сообщила, что прием в канцелярии назначен на вечер. Девушки завалили наемника вопросами, но бородач только вяло отшучивался. Наконец я взял слово, зная, что мне он не сможет соврать:

– Именно поэтому ты не повел нас через Акадзуки?

– Верно, Хозяин. Простите. Опасался столкнуться с Сироганэ.

Это действительно неприятно. Наемник из-за своих личных дел подставил нашу Семью под удар. Направил через недружелюбную Шидосадару. Ведь мы доверяли его выбору.

– Ты и в Соленджо не очень хотел ехать.

– Да-а. Была мысля… Кто ж знал, что этого недоумка обчистят в пути, и он попрется обратно?

– Итак, Марис, – внимательно посмотрел я на наемника. – Поведай же нам, почему Лорд Сироганэ постоянно обращался к тебе в женском роде?

 

Глава 7

– Потому что я женщина, Хозяин, – усмехнулась наемница. – Я удивлен, как вы не догадались. Раньше через одну две-недели наниматели разоблачали меня, – Марис обвела нас взглядом и рассмеялась. – Видели бы вы свои лица сейчас.

– Из вас тоже никто не знал? – обратился я к слугам.

Али несмело подняла руку:

– Я случайно узнала. Но не хотела бы говорить при каких обстоятельствах.

– И ты не сказала? – холодно уронила Линна.

– Это дело Мариса. Для Семьи не опасно, – уверенно парировала одноглазая.

– Мы еще с тобой поговорим на эту тему, – продолжила агаши. – Марис, каким образом?

– Твой шампунь для бороды! – осенило меня.

– Ага. Заодно и кадык скрывает. Семь лет назад это случилось, если мне не изменяет память. Я тогда наконец смог чутка подзаработать и выбраться из грязной нищеты. И встретил в кабаке случайного путника. Мужчина с бородой, которого можно было принять за женщину. Так и не узнал, какого он пола на самом деле. Но я подумал, какого черта? Сколько мне еще надо бегать от проклятых Лордов? Я хотел жить нормально, не скрываясь. Не огрызаясь на бесчисленные наезды. Не бояться, не придумывать нелепые отговорки, почему я расхаживаю в одиночку, без Хозяина. Природа наградила меня грубым голосом и почти полным отсутствием груди. Я просто пошел и купил зелье для роста волос. Так появился Марис. Поначалу было тяжело: копировать мужские повадки, подражать говору. Только слепца мог обдурить. Но вскоре новая личина прочно пристала ко мне, и мало кто сходу мог определить мой настоящий пол. После смены внешности уже Леди стали мной интересоваться. Встречались и Лорды, которых влекли мужчины. Но все менялось, когда они узнавали истину обо мне. Сразу теряли интерес. Единственным исключением стал Сироганэ. Гребаный извращенец. Когда он узнал, что я женщина, то будто с цепи сорвался. Говорил, что первой слугой сделает.

– И это он по-твоему извращенец?! – возмутилась Синкуджи.

– Слушай! Каждый выживает, как умеет. Кто-то уходит в леса, кто-то носит с собой яд, кто-то изображает смертельно больную, кто-то себе член отрезает… Способов много. Но даже они, как видишь, не дают гарантий. Ты должна меня понимать, Синкуджи. Я был лотом почти всю жизнь. Свобода. Знаешь, не такую уж большую цену я за нее заплатил.

– А как…

– Стоп. Марис, я освобождаю тебя.

Сковывающая нас привязка быстро ослабила свою хватку.

– Ух-х, спасибо тебе, Хиири. Правда спасибо.

– О деньгах мы еще поговорим. Для начала объясни мне одну вещь… Я же видел как ты справлял нужду стоя?!

– Хиири, ты уже достаточно взрослый, – приторным голосом начала Марис. – Женщин не делают под одну копирку. К тому же я тренировался – много штанов пришлось перестирать. Сделал такое специальное приспособление, которое вставляется…

– Хватит! Я услышал достаточно! Не хочу, чтобы мне потом кошмары снились.

– Мне точно будут, – мрачно поведала Сэйто. – Хиили, ты лазве не мылся вместе с ним?

– Ну уж нет. Я думал он из мужелюбов. Как-то не особо приятно голышом рядом с ним расхаживать.

– Ахахаха. Я знала! – встряла Мицу.

– Значит, я была права? – спросила Синкуджи, чуть успокоившись.

– Это правда. Я мужелюб, – улыбнулась наемница. – Какое-то время я пытался крутить шашни с девушками, но… Против природы не попрешь.

На-ли фыркнула. Кутики захихикала. Всех будто прорвало, заговорили разом с разных сторон.

– Это все блед. Плиступ сумасшествия, – убито пробормотала Сэйто.

– Ахахахах. Я ща лопну, – покатывалась серая.

– Не стоит сравнивать эту срамоту с отшельничеством, – возмутилась Усенна.

– Кха! Готовность убить себя также более благородный выбор, чем… изображать мужика, – напыщенно произнесла На-Чжели.

– Значит, и у новов есть как альвы! Самка и самец в одном! – торжествующе воскликнула Лаура.

Мицу скатилась со скамейки и забилась в конвульсиях. В зале было немного народу, но мы уж слишком шумно себя вели. Посыпались просьбы прекратить. Мицу зажала себе рот ладонью и вернулась на скамью. Из глаз девочки катились слезы.

– Нет, это другой случай, – в прострации сказал я шаду.

– То есть он не может сам от себя дать потомство? – переспросила Лаура.

– Нет.

– Даже если пустит корни?

– Понятия не имею, что это значит. Но уверен, что нет.

– Я знала, что ты слишком стервозный для мужика, – ввернула Синкуджи.

– До тебя мне далеко, – парировала наемница.

– Твое место в цирке!

– У нас была дама с бородой в труппе, – задумчиво высказала Тсучи. – Жаль, ее разбойники погубили.

– Наверное, за Хозяина приняли.

– Это что, в мою сторону наезд? Типа все хозяева выглядят женственно?

– Пожалуйста, не обижайте Мариса, – негромко попросила Кутики, но ее замечание потонуло в общем гомоне.

Да и сама наемница веселилась вместе со всеми:

– А когда Али узнала, я думал, щас как закричит и разбудит всех! Жаль не разглядел ее лица – темно было.

– Не смешно, – уведомила одноглазая.

– Подожди. Раз ты по мужчинам, значит Хиири, да? – широко улыбаясь, коварно подметила магесса.

– Я отказываюсь отвечать на этот вопрос, – натянуто проговорила Марис.

– Вот уж не ожидала от тебя, – цокнула тивианка.

– Чертов вонси! Даже недомужики вешаются! – ядовито прошептала На-ли.

– Сомнительное достижение, – брякнул я.

– Теперь понятно, почему ты выводил меня из себя, – буркнула Линна.

– Та-ак. Только не надо вот этой хрени. Я сразу сказал, что Хиири мне симпатичен. Просто стало жалко, когда узнал про Несущую смерть. Это ведь не значит, что я готов затащить его в постель.

– Кха-кха! Обычно говорят: затащить ее в постель и прыгнуть к нему в койку.

– Не отвертишься! Настала моя очередь подшучивать! До скончания веков буду доставать тебя! – рассмеялась Синкуджи. – Бедный Марис. Словно заколдованная злым магом несчастная героиня и прекрасный Лорд, что не может разглядеть ее истинную суть под… бородой!

Краем уха услышал как опешившая Дзина тихо обратилась к Сэйто:

– У вас часто такое бывает?

Ответ не расслышал, к сожалению.

– Не смешно, – недовольно высказала Марис.

– Хватит! – громко сказала Линна, придав своим слова значимости ударом по столу. – У нас еще будет время обсудить половую принадлежность наемника… или наемницы. Через полтора часа у нас прием в канцелярии Дома Каваси. А господин еще даже не обедал и не переоделся в подходящие одежды. Так что все за дело! Али, приготовь наряд. Сэйто, закажи сюда быстрый обед и прикупи остальных слугам еды на рынке. Господин, может вы и доверяете Марису, но я бы рекомендовала взять с него Клятву. Тридцать злат – слишком весомый долг.

– Я верну, – вставила наемница.

– Двадцать пять. Я хотел пятерку накинуть за его работу. Насчет денег мы с ним позже разберемся.

– Как скажете, господин. Что расселись?!

Слуги моментально упорхнули из-за стола. Причем все. Остались только мы с Линной. Даже Марис испарился.

Я сидел на одной лавке с агаши, поэтому у меня была возможность приобнять ее за талию. Что я и проделал с удовольствием.

– Ты сама суровость, – прошептал ей в ухо.

– Господин! Сейчас не время для этого.

– Ладно тебе. Разве я когда-нибудь затягивал с трапезой или переодеванием?

– Мне и другим слугам также надо подготовиться. Неплохо бы прикупить… Точно! Как же я про подарок забыла? Блин… Сэйто за таким не пошлешь. Тсучи может? Нет, сама выберу. Презент должен быть недорогим, и в то же время оригинальным. Но как я вас одного без охранителей оставлю? Куда Синкуджи делась?!

– Думаешь, это нужно?

– Конечно, господин! Представление ко двору Каваси очень важно. О вас будут судить по первому впечатлению еще долгое время. Без подарка никак.

– Беги уж. Я сам справлюсь. – Агаши глянула на меня с сомнением. – Точно-точно. Поем и сразу в номер.

– Хорошо. Я быстро.

И как бы я без нее со всем справился? Перекусив, я прошел в комнату гостиницы, где меня поджидала Али. Пришлось облачаться в неудобное лордское кимоно с широкими штанами. Многочисленные пояски, завязки и веревочки: для дайсе, веера и еще кучи всякой всячины. С сожалением отставил Темную Ночь в сторону. От веера я отказался. Еще Али откуда-то достала меховой белый шарик, и подвесила на пояс в районе пупка. Который я тут же стянул с себя. Одноглазая вздохнула, но промолчала. Что катана, что вакидзаси уже покрылись зазубринами – плохо я следил за ними после обретения шпаги. Да и в ножнах они смотрелись непрезентабельно. Даже без подсказок я понимал, что качество дайсе также показывает статус владельца. У Хоширо еще хуже оружие выглядело, поэтому я его не взял. К слову, вещи погибшей Семьи разошлись между девушками, а лошадь с повозкой пока решили оставить себе.

Прием в канцелярии Дома Каваси вышел помпезным, как и ожидалось. В принципе не так уж сильно отличалось от прочих переговоров с власть имущими. Разве что слуги все ходили с важными лицами, здание и интерьер выглядели более солидно, хотя я еще не очень хорошо разбираюсь в таких тонкостях Королевств. Еще внутри имелся целый архив документов и множество клерков разных мастей. Нам не показали весь комплекс, само собой. В целом, чем-то напоминало нынешний суд. Один из пэров Каваси со слугами занялся нами. Параллельно с вопросами ко мне одну из слуг Семьи – Алиетого допрашивали под Клятвой, чтобы она подтверждала мои слова (первых слуг для этих целей не принято использовать). Пэр Каваси, видя наше незнание, прочитал целую лекцию. Не все нюансы мне сходу запомнились, но в основное постарался вникнуть.

Начинать свое знакомство с лживых показаний я посчитал лишним. К тому же это было сделать сложно без специальных внушений Алиетого. Вместе с пэром быстро выявили причину нашего тихого появления. Корабль, на котором мы плыли, попал в штог. Поэтому в Касидо он сразу пристал к ремонтному доку, где проверка прибывших проводилась спустя рукава. Пэр пообещал заняться данным вопросом.

По сравнению с другими Королевствами условия для гражданства вполне себе ничего. Никакого денежного сбора. При покупке земли или недвижимости на совокупную сумму в сотню злат, Семья в первый год платила половинчатый налог. На этом приятности заканчивались. Налоги даже по эринейским меркам просто грабительские! И основная причина тому одна. Альвы. Конечно, многое уходит на Дом сегуна, на армию, на дороги и прочее. Но основную прорву бюджета съедают именно хранители джунглей. В Гоцу множество анклавов альвов, один даже начинается в пятидесяти километрах к югу от Соленджо. Для обеспечения безопасности привлекаются не только сегунские войска, но и наемные Семьи. Некоторые только и живут войной с джунглями. На первом месте причиной гибели новов в сегунате являются именно эти кровожадные создания. Если Гоцу не ведет военных действий с другими странами, само собой. Сегун уделяет большое внимание этой проблеме, и неплохо преуспел. Гоцу считается одним из самых безопасных королевств. Однако подданным нелегко выдержать давление: там плати мзду Домам, тут отдавай налоги. И что же себе остается? Чем сильнее Семья, тем выше с нее спрос. Еще одна причина того, что так мало крупных объединений вроде Каваси или того же Отани, а значит и власть сегуна пошатнуть сложно.

Семейный сбор собирается раз в год и делит слуг на три категории: за неодаренного – по семьдесят пять сребреников (могли бы для ровного счета и восемьдесят выставить, то бишь один злат), за одаренного – по четыре с половиной злата (а также за любого шада, сэмуэй, тивианца, аллидо в возрасте до четырнадцати лет и кафанэс старше четырнадцати лет с действующими рогами), за мага высокой категории – по десять злат (сюда обязательно входят все взрослые аллидо, а также могут причислять кафанэс в случае высоких способностей рогов); дополнительно с простой Семьи – по два злата, с Малой – по восемь, со Средней – пятьдесят, Старшей – сто пятьдесят. Уровень Дома никак не влияет – такие объединения не особо поощряются. Имеется множество льгот на слуг в связи с их редкими специальностями. Например, целителя или големщика. Существует еще ремесленный налог, торговый, сельскохозяйственный, отдельно идет продажа слуг.

Также нам в очень скучной форме пересказали закон сегуната о добровольческой армии. То же самое, с чем мы столкнулись в Каскано. В случае агрессии альвов или войны Дом Каваси может привлечь до девяноста процентов слуг Семьи. Исключение составляют Семьи, занятые в важных производствах. Но в целом с альвами в стране тихо. За последние десятилетия ни одного серьезного нашествия. Да и соседние страны предпочитают мирные отношения.

Переселенцам, желавшим осесть в Гоцу, предоставлялась скидка в двадцать процентов на землю. Для этого Алиетого пришлось в изнурительном допросе подтвердить, что более половины слуг Семьи и сам Хозяин ранее не проживали на территории сегуната. Кстати, Семьям, предоставляющим бойцов с альвами, также ждали весомые льготы.

Писари составили подробное описание всех слуг, включая приблизительный уровень владения магией. Это заняло прилично времени, но главный нас «обрадовал», что проходить такую процедуру надо только раз в пять лет. Алиетого удалось убедить клерков в том, что Кутики относится ко второй категории, что позволит немало сэкономить на ежегодном сборе.

Это был тяжелый вечер. Линна преподнесла пэру красивый инкрустированный разноцветными стекляшками веер и попала прямо в точку. Тот оказался любителем подобных вещей, поэтому вполне благожелательно отнесся к нашей Семье. Дал несколько дельных советов. Под конец нам выдали временные документы на семейное гражданство. За два месяца мы должны выбрать один из нескольких вариантов: приобрести землю, либо дом для проживания или заключить контракт с Домом/Семьей. Отчитаться в канцелярии, не забыв перечислить, как мы собираемся зарабатывать на жизнь. Последнее по большей части формальность. Вроде как борются против бандитских Семей. Да только как проверять будут? Наехать на чужого Хозяина несложно – надо только повод придумать.

Нагруженные сверх нормы новыми знаниями и заботами мы с радостью выскочили из сегунской канцелярии.

– Закончили? – поинтересовался поджидавший нас Марис.

– Ага, – голова гудела, прося пощады. – Не сбежал?

– Эй, за кого ты меня принимаешь? Двадцать пять злат – нехилая сумма, но я все верну до последнего медяка!

– Как думаешь залаботать? – влезла Сэйто.

– Сидеть на месте не по мне. Я ведь раньше жил в Гоцу. За годы многое забылось, но это не беда. Быстро обновлю карту джунглей и в путь!

– Сомневаюсь, что мы увидим тебя еще раз, – скептически заметила Линна.

– Тьфу! Не суди по себе, Несущая смерть. Только ради тебя накоплю денег и верну долг! Хиири, можно мне с вами перекантоваться, пока клиента не найду?

– Угу. Сейчас мне точно не помешает кувшинчик саке. Девчонки, вы все записали, что пэр говорил? – послышались утвердительные ответы. Хорошо быть Хозяином. Иногда.

Погуляли славно. Последний раз с таким размахом. Финансами действительно стоит озаботиться, учитывая здешние цены и налоги. Семейная казна похудела в течение длительного путешествия. Тсучи непрозрачно намекала составить мне компанию в номере, размять ступни после тяжелого дня и прочее. Я отказался, хотя ее фигура уже не вызывала во мне отвращения. Груди-арбузы часто встречаются среди тивианок. Во-первых, некоторым Хозяевам нравится такая комплекция, во-вторых, запас веществ в теле делает нова готовым к длительному труду или сражению. У тивианцев есть определенный порог, после которого они прекращают толстеть. Не особо побегаешь с несколькими десятками лишних килограмм. Смысл такого огромного запаса теряется. Тсучи являлась редким исключением из правила.

Ночью меня навестила полусонная Лаура. Шад испытывала панические чувства от такого долгого пребывания в «деревянной коробке». Странно, в пустыне с ней проблем не возникало. Я пустил Лауру в свою постель, внимательно следя за ее поползновениями. Однако никаких действий шад не предпринимала, быстро провалившись в беспокойный сон. Похоже, и правда, неуютно себя ощущала.

Следующий день выдался очень насыщенным. Большая часть участвовала в переезде в недорогую таверну на окраине города. Мы же с Линной, Синкуджи, На-ли и Марисом (в качестве консультанта по Соленджо) осматривали окрестности. Земельный отдел канцелярии Каваси бесплатно выделил нам пожилую слугу, что показывала участки и озвучивала примерную стоимость.

У меня в голове сложился пока еще шероховатый план. Во-первых, я не хотел простой особняк. А на постройку большого уйдет все наша казна. То, на чем вполне можно сэкономить – заготовка древесины. Синкуджи может валить лес, я же – разделывать стволы специальным барьерным оттенком. Даже с учетом стоимости гоцевской лицензии на вырубку леса все равно выйдет на порядок дешевле. Самое сложное здесь – это убедить магессу заняться столь грубой работенкой. Я сам хотел во всем принимать непосредственное участие. Ведь это мое будущее жилище, мой личный угол. Да и не только мой. Пристанище всех «свободных» слуг Семьи.

Левый берег Замаки не рассматривали ввиду сложностей с переправой. В центре города была плотная застройка, да и цены кусались. На окраинах почти все земли также раскуплены. Далее шли удаленные Хозяйские усадьбы, перемежающиеся полями, пастбищами и бараками слуг. Первый ряд от Замаки раскуплен на километры вперед. Само собой, селились в основном близ воды. Но далеко от города тоже не хотелось брать, поэтому мы перешли ко второму ряду, не имеющему непосредственного выхода к речке. Здесь почти сразу пошли свободные участки, как только покинули Соленджо. Мы как раз ехали по проселочной дороге между первым и вторым рядом, взяв телегу Хоширо. Слуга Каваси не имела собственного скакуна – пришлось возить старушку нам самим.

Местность вокруг носила холмистый отпечаток. Особняки ютились в низинах, возделываемые поля – на равнинных местах, изредка каскадом. Где-то километров в пяти от центра Соленджо мы наткнулись на замечательный участок. Под прямым углом к реке пролегал узкий канал-ручей, обеспечивая быстрый доступ к воде. Имелся и участок смешанного леса. Из хвойных пород в округе встречалась пихта, кедр и ель. Причиной умеренной цены являлась внушительная сопка, что возвышалась в северной части участка. Стандартная ширина – сотня метров, но можно и больше при желании.

– Сколько будет квадратный участок в сто метров?

– Зависит от того, какую часть холма захватите, господин. Здесь будет… по один-полтора злата за сотку.

– Выходит сто – сто пятьдесят златов. Минус двадцать процентов… Да, нас устроит. Даже на пятьдесят метров шире.

– Господин. Землю можем докупить после. Наша казна так долго не протянет.

– Не переживай. Я знаю, как сэкономить на строительстве.

– Воля ваша, господин.

– Тогда, господин Хиири, нам надо все оформить, и получить разрешение Лорда Шумигасу. На это обычно уходит до недели.

Напоследок я окинул взглядом участок еще раз, забравшись на приступку повозки. Недалеко от дороги уже начинался величественный лес, скрывая от меня остальные земли. Рядом журчал ручей, весело несущий свои воды в Замаки. Над ним выстроили простой деревянный мостик. Сопка в высоту метров двенадцать. Первая весна нового года: все цвело и пело. Вдали, за деревьями также виднелись холмы, поросшие зеленью. Сердце наполнилось радостным предвкушением. Да! Именно здесь я хочу… построить дом.

…Небольшой кабинет Семьи Теппен, обставленный скудно. Голова плохо соображает. Го*** в последнее время постоянно проводит внушения. Отчаянно пытается убедить госпожу в своей полезности. Перед глазами все плывет.

– Ты должен сосредоточиться, – обратился ко мне мужчина. – Мы обязаны доказать, что это все было не зря, понимаешь? Сейчас я приведу слугу и буду спрашивать его о разных вещах. На первые пять вопросов он ответит правдиво. На шестой и седьмой – солжет. Запомни, как он ведет себя при этом. Потом я продолжу допрос, а ты записывай на листе номер по счету и что он отвечает: правду или ложь. Ясно?

– Да.

– Мы с тобой достаточно уроков провели. Мимика лица, дыхание, пульс, мельчайшие подвижки ауры. Ты сможешь разглядеть теперь. Это прорыв! Нам будет, что показать Леди Теппен.

– Как же проект, Хозяин?

Зря спросил. Мужчина крепко сжал зубы, заиграв желваками.

– То, что Леди Виллаха просит – невозможно. Но благодаря экспериментам и появился ты – мое лучшее творение. Мы произведем революцию!

– Да, Хозяин.

Вскоре завели равнодушно выглядевшего мужчину. Поначалу совсем никакой реакции не заметил, но вдруг что-то изменилось. Я резко успокоился, начал подмечать малейшие изменения. Задание Хозяина стало для меня главнейшей целью. Словно второе дыхание открылось. Я старательно записывал данные на листке…

 

Глава 8

Туман рассеялся, и я открыл глаза. Незнакомый потолок. Или нет. Вон та балка мне хорошо известна. Я же на нее уйму времени убил, раз десять пришлось переделывать. Мысли путались, то натыкаясь на что-то знакомое, то возвращаясь в прошлое – первые дни приезда в Соленджо. Я присел в кровати.

– Хозяин, пожалуйста, перекусите, прежде чем работать. Вот, эта каша очень питательная. Всего несколько ложек.

Я недоуменно уставился на женщину средних лет:

– А ты кто такая? – вот ее я вспомнить не мог, как ни старался. Черт знает что.

Говорившая смолкла и открыла рот в немом удивлении.

– Хозяин… Я… – женщина чуть не выронила тарелку с кашей, чудом успев поймать и поставить на пол. – Простите. Простите, я сейчас. Приведу старших слуг. Я мигом. Простите недостойную.

Женщина словно пущенный «металлом» шарик выскочила из помещения. Я осмотрелся кругом. Комната была неуловимо знакома, и в то же время чувствовалось, будто я здесь в первый раз. Переведя взгляд на руки, я ужаснулся: это были чужие ладони. Где мозоли от рукояти меча? Почему пальцы такие худые, узловатые? Я сжал кулак. Сила в них есть определенно. Это мозолистые руки камнетеса или плотника, но не мага-воителя.

Ну и кровать гигантская! Нафига такую огромную сделали? А, точно. Это же Линна убедила меня. Толстые балки намертво крепились к полу, монументальную кровать нельзя было перенести. От того довольно странно смотрелись куцые матрасы сверху и дешевые простыни.

– Хозяин!

Услышал я дикий возглас из дверного проема. В следующий миг что-то юркое и серое прыгнуло с разбегу прямо на меня.

– Уф-ф, пощади!

– Вы вернулись!

Я внимательно осмотрел Мицу. Юная воровка изменилась. Волосы прилично отросли, и она стала заметно менее плоской. Сколько же времени прошло?!

– Какое сегодня число?

– Седьмое!

– А месяц?

– Вторая зима, Хозяин! Пятый месяц в году.

– Три месяца! Целых три месяца прошло! – воскликнул я.

– Мы боялись, что вы не вернетесь к нам, – радость Мицу чуть поутихла.

– Хиили!

Не успел я удивиться, как на меня набросилась Сэйто и бесцеремонно впилась в губы горячим поцелуем. За ней прибыли и остальные члены Семьи, за исключением Усенны. Тут я понял, что кровать оказывается не такая уж и большая. Линна молча схватила за кимоно и ткнулась лбом в мое плечо. Синкуджи обняла за шею, Али оккупировала левую руку, Тсучи правую, Лаура с Сэйто нырнули с боков под руки, Мицу нагло переместилась мне на колени, еще и поерзав. Кутики, На-ли, Дзина устроились рядом на краю кровати. Большая часть все еще пребывали в простых кимоно для сна – здешних пижамах. Как и я сам.

От такой трогательной сцены чувствовал я себя ужасно неловко. Может, для них и прошло долгих три месяца. Я не ощущал разлуки. Будто кто-то перемотал время. Хотя, если сосредоточиться, то наружу всплывали воспоминания о серых буднях, наполненных бесконечной изматывающей работой и стремлением что-то сделать. Любым образом приблизить окончание строительства и выполнить Дело. И еще в моей душе поселился гадкий червячок страха. Я не хочу повторения этого беспросветного сна.

– Извините, я разбудил вас? – нарушил я тишину.

Нервный смех девушек окончательно разогнал хмурое настроение.

– Он и правда очнулся, – заметила На-ли довольным тоном. – Пора бы уже, спящая красавица.

– Спасибо, я тоже рад тебя видеть.

– Все. Господину нужен отдых, – вяло пробормотала Линна, не отрываясь от моего плеча. – Убедились, что с ним все в порядке? Теперь выметайтесь.

– Линна злюка, – буркнула Сэйто.

Некоторое время никто и не думал покидать свои места.

– Нет. Теперь точно все. Вопросы подождут до завтра. Отдыхайте. Обязательно поешьте, господин. Если у кого есть желание навестить господина, обращайтесь через меня. Всем ясно?

– Да-а!

Девушки неохотно потянулись на выход из комнаты. Последнюю Мицу за ухо вывела Тсучи, после чего задвинула дверь. Я откинулся обратно в постель, но голодный желудок заставил меня подняться. Где там эта каша? В один присест опустошил тарелку остывшей рисовой массы, и все равно не наелся. Что за фигня? Я ослабил пояс кимоно и осмотрел себя. Тьфу, ребра пересчитать можно. Тело стало жилистым, угловатым, потеряло былую гибкость. Не одну неделю восстанавливать форму.

В дверь вежливо постучали. Три постукивания с длительными равными промежутками:

– Да?

– Хозяин, прикажете подать завтрак?

– Да! Тарелку можешь забрать.

В комнату прошла немолодая женщина с обезображенным широкими шрамами лицом. Снова незнакомая.

– А ты откуда тут взялась?

– Хозяин, госпожа первая слуга представляла нас вам еще в конце первой весны. Вероятно, вы забыли. Меня зовут Сакура, Хозяин. Я занимаюсь посадками в основном.

– А-а, ладно. Потом у Линны спрошу. А что, больше некому завтраком заняться?

– Простите, Хозяин. Старшие слуги побежали готовиться.

– К чему?

– К празднованию вашего выздоровления, Хозяин.

Почесав голову, я отправил женщину за едой. Новым взглядом прошелся по моей спальне. Моей! Личной! Для внешней отделки использовали лиственницу, за которой пришлось поездить по округе прилично. Для несущих балок – ель, для пола – кедр. Эти породы найти было проще. Это ж сколько я деревьев напилил? В нормальном состоянии бы точно свихнулся. Хотя бы Синкуджи не выглядела злой. Судя по обрывкам воспоминаний, мы с ней часто ругались. Спальня выглядела пустой: никакой мебели, кроме грубоватого стола и низкого табурета. Единственное узкое окно под потолком с раскрытыми ставнями. Подобное расположение естественно для хозяйских спален с точки зрения безопасности. Вместо стекла просвечивающая тутовая бумага. По-моему, мы нанимали специалиста по строительству. И рабочих. По классической схеме спальня Хозяина в центре особняка, но я решил сэкономить пространство. Плохо помню. Напротив кровати под потолком виднелась железная заслонка. За стенкой кухня вроде бы. Значит, это вывод тепла от печи. Любопытно. Я нащупал сандалии и вышел на разведку.

Планировка простая: при входе небольшой холл, далее коридор сужается и тянется до самого конца дома. По обе стороны от коридора расположены многочисленные комнаты. Интересно, как он снаружи смотрится? Я быстро прошел к дверям в холле. Здесь еще был предбанник для сохранения тепла.

– Хозяин, куда вы?! Подождите секунду, я подготовлю одежду!

– Я только гляну, – крикнул я в ответ слуге со шрамом и отодвинул последнюю створку.

Морозный воздух грубо ударил меня в лицо. На улице все было покрыто снежным покровом. Вокруг меня закружился хоровод снежинок. Да уж. Хоть мне и сказали, какое сегодня число, умом я все равно остался в тех теплых весенних деньках. Вторая зима в Гоцу – время суровое. Во владениях Виллахи или в столице Эринеи я редко видел снег. Ухх, холодина. Потом осмотрю. Я поспешно задвинул двери и вернулся в холл. Сразу справа располагался переговорный зал. Зал – громко сказано. Небольшая комнатка. Ну, так и у нашей Семьи запросы пока более чем скромные. Сегуна звать к себе в гости не планируем.

– Хозяин, в переговорной котацу разогрето. Прикажете подать туда завтрак?

– Давай.

Я зашел в комнату и с удовольствием спрятался под котацу. Изобретение исключительно королевств: небольшой очаг, куда засыпались горячие древесные угли, сверху стол, далее специальное одеяло, свободно достающее пола, и сверху еще одна деревянная крышка. Залезаешь под одеяло и греешься. Единственное помещение, где для пола мы закупили татами, если мне не изменяет память. Имелась и вторая раздвижная дверь, которая вела на веранду. Да, точно! Мы же построили дом прямо вдоль ручья. Синкуджи подготовила почву, так что размытия можно не опасаться.

Быстро принесли еду – простую, зато в достатке: вареный рис, онигири с водорослями, мисо-суп, жареную рыбу, яйца, сыр и хлеб, отдельно тофу [соевый творог] обжаренными кусочками. Вскоре стали появляться девушки. Насколько я понял, никто их них не остригал волосы, хотя это рекомендовал и местный кодекс в том числе. Впрочем, сколько Семей, столько и правил. Все изменились чуть ли не неузнаваемости. И сейчас они облачились в свои самые лучшие наряды: цветастые кимоно и юкаты. Пожалуй, больше всего преобразились Тсучи и Сэйто. Тивианка сбросила вес, как и обещала. Хотя помнится, мы договаривались о пятом размере… Ну да ладно, если ей самой так нравится. Сэйто же теперь язык точно не поворачивался назвать девочкой. В нужных местах появились приятные взору округлости, да и само лицо стало выглядеть взрослее, с более резкими чертами. Из-за моих пристальных разглядываний румянец украсил щеки нашего казначея.

Девушки болтали, завтракали, а я неспешно ел и любовался ими. Пока более практичная Линна не свернула в деловое русло:

– Господин, есть множество вопросов, в которых требуется ваше участие. Самое главное – это пресечь поползшие слухи. Вы ни разу не показались за пределами стройки, ни разу не сходили в гости к соседям. Хоть я и сообщала всем о вашей болезни. Знаете, трудно скрыть правду, когда вы бегаете по участку словно угорелый. Возможно, к нам нагрянут Каваси с проверкой. Соседи решили, что вас захватили и сделали слугой.

– Лады. Сходим в гости.

– Еще в Дом Каваси следует наведаться.

– Хорошо.

– Господин… Вы что-нибудь скажете нам по поводу вашего состояния?

– Вы ведь в курсе Дела? В общем, это был очередной приступ. Он не прошел, пока мы не достроили дом. Это все, что я могу сказать.

– Господин, нам следует пригласить целителей.

– Возможно. Потом. А что с финансами?

– На данный момент в казне осталось тридцать шесть злат, – отрапортовала Сэйто.

– Ого!

– Вы решили прикупить сопку полностью, что обошлось нам в лишние сорок златов, – пожурила Линна.

– Ну ведь и цена за нее небольшая? Зато будет у нас своя горка.

– Этот особняк раза в три больше, чем нужно при размере нашей Семьи.

– О будущем надо думать!

– Как скажете, – сдалась агаши.

Сытое настроение переросло в сонное, и я покинул девушек, чтобы немного отдохнуть. Тело было усталым, будто я всю неделю мешки ворочал. Агаши сообщила, что я только закончил со стенами дальних помещений.

Из приятной дремы меня вывел стук в дверь:

– Да?

– Хозяин, разрешите? – услышал я голос Тсучи.

– Заходи.

Тивианка прошла в комнату и задвинула за собой дверь. После чего скинула с себя юкату, оставшись совершенно нагой.

– Тсучи?!

Гостья подняла руки вверх, раздвинув ладони в разные стороны, одну ногу отставила назад. Походило на цирковую позу. Тивианка резко бросилась вперед, встала полностью на руки, совершила кувырок через себя и приземлилась на ноги. При этом ее внушительная грудь эротично колыхнулась.

– Э-э, – только и мог произнести я.

Тсучи улыбнулась, довольная произведенным эффектом. Обнаженная красавица приблизилась к кровати со словами:

– Расслабьтесь и получайте удовольствие.

Что тут скажешь? От такой фигуры откажется только евнух. Подтянутая и даже чуть рельефная. До Линны ей еще далеко, но это отнюдь не умаляет ее сексуальности. Поэтому я не предпринял никаких попыток сопротивления, когда тивианка залезла на кровать, распахнула мое кимоно и забралась сверху. К стыду своему разрядился я очень быстро. Сказались три месяца воздержания.

– Сочту это за комплимент моим способностям, – улыбнулась зараза и продолжила движение бедрами. – Еще немного. У меня секса не было дольше вас.

Через несколько минут тивианка выгнулась в экстазе. После чего быстро чмокнула меня в щеку, скатилась с кровати и начала одеваться.

– Все что ли?! – спросил я, только-только войдя во вкус.

– Достаточно. Иначе меня девушки растерзают. Хозяин, я пришла к вам с важным вопросом. Надо утвердить кого-то из слуг на роль семейной усладительницы. На местном эта должность называется мотылек.

– Почему мотылек?

– Так сложилось. Что вы скажете о моей кандидатуре?

– Ты не обязана.

– Если не я, то кто? Хозяин, не переживайте. Я вполне нормально отношусь к сексу и достаточно опытна, чтобы удовлетворить любые запросы. Есть только небольшая просьба. Если Хозяин мне противен, то я бы не хотела с ним спать. Например, на приеме, если мои руки сведены вместе, значит я согласна переспать с ним, если нет – то не желаю.

– Хмм… И тебя устраивает?

– Это конечно не мечта всей моей жизни, но почему бы и нет? Хозяин, вы себе плохо представляете, что такое обмен слугами. У Леди нет подобного обычая. Если упростить, то это соревнование между Хозяевами. Кто лучше может удовлетворить чужую слугу. Никакого насилия и прочих извращений. Для мотыльков привычно хвалить чужого Хозяина, сравнивать его со своим.

– После сегодняшнего любой Хозяин будет лучше меня.

– Тем более, не придется врать, – улыбнулась язва. – Не волнуйтесь, уж я вижу, как на вас облизываются любовницы. Хозяин, я и так уже задержалась. Вы согласны?

– Да.

– Благодарю. У нас заканчиваются некоторые припасы. Их приходится закупать по обычной цене. Поэтому я с вашего позволения нанесу визит одному Хозяину-торговцу. Постараюсь выбить для нас скидку.

– Э-э, делай, как считаешь нужным.

– Постарайтесь набраться опыта. И тогда кто знает, может через несколько лет вы и мое сердце украдете? – лукаво высказалась акробатка напоследок.

Тсучи поклонилась и покинула комнату. Мда. Каждый день патриархальный уклад преподносит мне очередной сюрприз. Что мне откроется завтра, интересно? После посещения тивианки осталось чувство, будто меня использовали.

Следующий посетитель не заставил себя ждать:

– Господин, можно к вам?

– Заходи, Линна.

– Я рада, что вы пришли к согласию с Тсучи. До меня донесли, что вы не помните наших новых слуг. Позвольте представить: Сакура, Хината, Асука.

Поклонившись, в комнату прошли три немолодые женщины-брюнетки и присели на колени в ритуальной позе. Лет им было от тридцати до сорока пяти. Не мастер я определять возраст дам из Королевств. Старшая выглядела вполне обычно. У другой отсутствовала левая рука по локоть. Третья имела длинные некрасивые шрамы на лице.

– Их покупка обошлась нам всего в одиннадцать злат, господин. Но не смотрите на внешность. Все они умеют вести хозяйство, занимались фермерством, разводили скот.

– Правильно. Нам надо самим обеспечивать себя едой.

– К прошлому сезону мы не успели, к сожалению. Только наметили участки для посевов. Да десяток кур закупили. С крупным скотом решили повременить.

– Молодцы. Расскажите немного о себе.

Девушки сбивчиво поведали разные истории. Те, что покалеченные, оказывается, однажды вместе набрели на стаю шакалов, из-за которых и получили свои увечья.

– Я не готов сделать их полноправными членами Семьи, – вынес я вердикт. К сожалению, моя способность не рекомендовала полностью доверять им. Слуги застыли. – Линна, используй стандартную Клятву. Не будут они тебе в тягость?

– Я так и сделала, господин, – слуги расслаблено выдохнули. – Меньше десятка мне не сильно помешает. Но я все же рекомендовала вам принять привязку. До полусотни слуг у вас не должно быть серьезных последствий.

– Уговорила. Освободи их.

После перепривязки я наказал слушаться первую слугу и отпустил их. В спальне остались мы с агаши.

– Господин, что-то не так?

– Я принял полную Клятву. Я стану как остальные Хозяева?

– Разумеется, нет. Мы не допустим этого. Насчет слуг не переживайте. Они более чем довольны нашей Семьей.

– Приятно слышать. Останешься?

– Я покину вас, если позволите. Сегодня у вас еще есть посетители.

– Еще посетители? – переспросил я опасливо.

– Мне кажется, вы не будете против их компании, – улыбнулась Линна и вышла из спальни.

Следующей оказалась Сэйто. Девушка принесла с собой ворох исписанных бумаг, разных счетов и накладных. Немного сбиваясь, Сэйто принялась нудно перечислять наши траты за три месяца. Наиболее значимыми являлись: покупка земли, разных кухонных и бытовых приспособлений, татами, тутовой бумаги и дорогой черепицы для крыши особняка. С подходящей глиной в округе туго, но использовать дешевую солому в качестве покрытия я не пожелал.

– Хиили, нам надо найти способ залаботка. Текущей казны хватит на тли месяца. И это с учетом того, что весной мы сами начнем ластить лис и плочие культулы. Нужны еще деньги на скот и семена. Челез девять месяцев мы должны будем оплатить пелвый семейный сбол, – Сэйто вытащила один из листков и стала перечислять. – Семья Хиили насчитывает девять слуг пелвой категолии, пять слуг втолой…

– Пять? Тсучи, Кутики, Лаура, На-ли. Кто еще?

– Малис. Линна плиняла у него нашу «свободную» Клятву. То есть у нее. Малис один лаз плиезжала, велнула в счет долга шесть златов. Потом снова уехала. Мы ее не легистлиловали у Каваси, но в канцелялии будут пловелять в конце года, не блали ли мы длугих слуг. Тли месяца Клятвы, и она будет считаться членом Семьи Хиили.

– Понятно. Продолжай.

– И одна слуга тлетьей категолии. Выходит солок восемь злат и девяносто тли слебленника. С учетом льготы пелвого сбола нам надо заплатить половину.

– Да уж, неслабо. Хотя бы за меня как мага денег не надо платить.

– У нас слишком много слуг втолой категолии для такой небольшой Семьи.

– Предлагаешь выгнать?

– Нет! Я не то имела в виду.

– Ладно. Как сама? Все устраивает?

– Мне нлавится моя лабота. Осталось немного денег после покупки алтефакта щита. Али посоветовала мне потлатить деньги на облазование. Я плошла клаткое обучение по экономике в школе, что делжит Дом Дзесэй. Очень много нового узнала! Сейчас вот изучаю пособие, что написал известный купец из Дзесэй.

– Потрясающе! Не зря я тебя назначил казначеем!

– Спасибо, сталаюсь! Я научилась быстло складывать много чисел в уме. Еще Линна получила мне вести семейную летопись.

– Летопись?

– Плосто записываю все важные события…

Сэйто продолжала рассказывать о своих успехах, и я почувствовал гордость за нее. Отлично поработала – стала настоящим казначеем и бесценным помощником для главы Семьи. И ведь в основном ради себя старается. Определенно повзрослела.

Немного грубо я прервал речь, приблизившись и сковав ее губы поцелуем. Листки полетели на пол, Сэйто принялась страстно отвечать на мои ласки. Чертова Тсучи, раззадорила и убежала.

Первый раз с Сэйто вышел скомканным. Девушка постоянно напрягалась, покусывала губу, поэтому я остановился. Сэйто очень настойчиво просила не обращать на нее внимания, говорила, что все в порядке. Но я просто физически не мог продолжать, видя ее боль.

– Меня кое-чему научили… – с этими словами девушка полезла к моему паху.

– Не стоит торопиться, – отстранил я Сэйто.

Неожиданно девушка соскочила с кровати, быстро оделась и выбежала из комнаты. Хмм, надеюсь я ее не обидел? Буквально через пять минут Сэйто вернулась, сияя словно маленький солон. Выяснилось, что эта дуреха использовала на себе лечебный артефакт. Я поругал ее, объяснив всю сложность процесса зарядки емкого рога. Но все же приступил к лечению от побочных эффектов.

После Сэйто лежала счастливая на моем плече и несла всякую милую бессмыслицу. Я нежно убрал прядь волос с ее лица и произнес фразу, которую не ожидал услышать от себя:

– Знаешь, я ведь люблю тебя.

– Пфуф. Ты это всем говолишь в постели?!

– Нет, ты первая.

– И за что же ты меня любишь? – со скепсисом поинтересовалась девушка.

– Не знаю. Разве для любви нужна причина?

Сэйто прижалась ко мне сильнее:

– Даже если это неплавда, все лавно я лада слышать. Я тоже люблю тебя.

– Я завидую тебе. Мне кажется, ты из нас самая свободная. Я раньше не знал другой жизни кроме службы Хозяйке. Ты многому меня научила.

Сэйто издала странный звук: то ли мурлыкнула, то ли всхлипнула.

– Я так долго ждала этого дня. А ты постоянно плогонял меня, не восплинимал всельез. Знаешь, как мне больно было от твоего отношения?

– Прости.

– Площаю. Помнишь, ланьше нас было только двое? Так холошо было. А потом плишла Линна и заблала тебя. Мы с тобой часто говолили о лазных вещах. А тепель воклуг тебя столько женщин велтится. Хочу, чтобы ты был только моим.

– Осторожнее, этот путь ведет к Леди.

Мы еще некоторое время болтали на глупые темы, захваченные новыми чувствами и переживаниями. Потом Сэйто сообщила, что ей уже пора:

– Только обещай, что не блосишь меня!

– Обещаю.

Вернулась Усенна с охоты, и мы все вышли ее встречать. Девушка принесла двух кролей, попавшихся в силки. Еще она с большим воодушевлением рассказывала о кабаньих следах. Обещала выследить хряка и обеспечить нас запасом мясом. Охотничья лицензия также стоила денег, но Усенна за пару месяцев сполна отработала ее стоимость.

После плотного ужина именно Усенна и стала моей следующей посетительницей. Если честно, то я просто смирился с таким положением вещей. Их ведь никто не принуждает, верно? Все строго по обоюдному согласию, у них всегда есть выбор… Короче, мне нравится секс с обалденными девушками. Добавлять к этой фразе больше ничего не нужно.

Усенна перед уходом поблагодарила и поведала немного о своей жизни:

– Мне тута все нравится. Ничуть не жалею, шо ушла из глуши. Есть свой угол. Всегда чисто и прибрано. Кормят хорошо, побалакать можно с подругами. Рядом лес красивый. Только вот дичь тута стреляная. Приходится далеко ходить. Но вы, значица, научили меня новым оттенкам усиления. Могу долго идти, много с собой таскать поклажи. А коли на косолапого, али саблезуба набреду, то всегда для них железный шарик заготовлен. Пусть только попробуют напасть!

В общем, Усенна не требовала к себе какого-либо особого внимания, а секс – просто дань традициям. И снова я себя почувствовал использованным. Но в то же время испытал облегчение – за всеми мне точно не уследить.

К ночи в спальню зашла агаши.

– Линна, пощади! Я реально пуст.

– Простите, господин. Я уйду, если вы желаете.

– Я не прогоняю, просто я после сегодняшнего не в форме.

– Вы знаете, что у первой слуги своя отдельная комната, тогда как остальные расселились по двое-трое?

– Да…

– Сейчас самое холодное время года. Я мерзну. Можно я у вас посплю? Я постелю футон. Печь обогревает только вашу комнату и немного коридор.

– А остальные?

– Вместе спят.

– Залезай ко мне.

– Спасибо!

– Что, за три месяца я ни к кому не приставал?

– Нет. Вы будто бездушный дикий голем бродили, постоянно что-то пилили или строгали.

К утру хитрая агаши таки растормошила меня и добилась своего.

День выдался солнечным и таким же морозным. Снег выпал всего несколько дней назад, так что большинство слуг все еще не привыкли. Мне провели экскурсию снаружи. Поглядел на дом соседа из первого ряда, что близ Замаки. Из второго ряда сосед отстоял от нас на триста метров – между нами находился невыкупленный участок земли. Синкуджи поработала на славу: в двух местах удобные широкие утоптанные ступени вели вниз к ручью. Еще магесса сообща с остальными слугами на остатках древесины обновила мостик через наш канал. Дорога принадлежала сегуну, но как-то несолидно нам жить рядом с такой развалиной. Еще одну деревянную переправу сделали через ручейную канаву выше по течению, чтобы легче было перебраться на северную сторону участка.

Потом мне показали подготовленное поле, которое освободили от кустов, сорняков и деревьев.

– Ничего себе! Когда успели?

– Это Синкуджи, господин.

– Серьезно?! – воскликнул я. – Ты же понимаешь, что это значит?

– Прекрасно понимаю, – ответила магесса тоном, будто с дурачком беседует.

В мире существует четкое разделение на обычные и альвские (или магические) сорта растений. Последние вполне съедобны, и даже дают больший урожай, но требуют повышенного магического фона. Синкуджи готовила землю под посевы, а значит вбухала сюда много маны. Энергия так быстро не рассеивается, и обычные культуры могут просто не выжить. Суть в том, что если мы посадим альвские сорта, то магессе придется ежедневно подпитывать землю маной. Неправильно рассчитаешь силы – урожай погибнет, пропустишь пару дней – урожай погибнет. Нудная и сложная работа, требующая большой отдачи. Жаль, из нас никто не владел в должной степени магией природы. Вот уж какая стихия идеально подходит для земледелия.

Некоторые ученые считают, что альвская еда негативно влияет на организм: вызывает бесплодие и неизлечимые болезни. Хотя ничего так и не доказано. Поэтому обычные сорта ценились выше, и Хозяева питались только ими. Ну а слуг чаще кормили альвской пищей. Кто ж их спрашивает?

– И ты собираешься каждый день работать в поле?

– Считаешь, мне наскучит? Я знаю, что такое ответственность, в отличие от некоторых.

– Ладно-ладно! Повелительница земли на грядках. Забавно будет понаблюдать.

Магесса одарила меня своим фирменным презрительным взглядом и царственно промолчала.

Дружной толпой мы прошлись по участку. Девушки весело галдели, наперебой пересказывая события последних месяцев. Мицу поначалу бросалась снежками, дурачась. А потом стала лепить что-то грандиозное из снега, скатывая большие круглые снежные шары. Никогда раньше не занимался подобным. Остальные девушки делали вид, что слишком взрослые для таких забав. Пока я не присоединился к серой. После нашей полуторачасовой совместной работы Кутики жахнула по снегу своей силой, превратив фигуру в ледяную статую.

Еще долгое время, до самой оттепели, случайные путники останавливались возле нашего участка и с удивлением глазели на огромного ледяного альва с дебильным выражением лица, тянущим длинные щупальца-лианы в разные стороны. С тех пор местные прозвали наш дом – «альвский особняк».

На следующий день Мицу настойчиво потащила нас к сопке. На задней части холма, скрытой от дороги, виднелась утоптанная горка для катаний. Это Дзина подала идею, знакомая с гоцевскими народными зимними забавами, и серая тут же взяла на вооружение. А уж как Линна визжала, когда мы уговорили ее скатиться с верхушки. Я ржал до слез. Говорил ведь, своя горка – это круто!

Снег пролежал две с половиной недели. За это время я успел переспать со всеми слугами, за исключением новеньких. Даже с Мицу. Даже с Лаурой. Черт, да шад все также выглядела лет на тринадцать, поэтому я чувствовал себя грязным совратителем! Однако Лаура блестяще сдала мой строгий экзамен о жизни новов, поэтому пришлось исполнять обещанное. Реакция и отношение девушек вызывали оторопь. Лаура так осталась разочарована. Не знаю, может, у шадов притуплены ощущения? Хотя я обращался с ней осторожно, словно с хрупкой куклой. Ведь до перерождения она была вонси, как и я. Шады вроде как бесплодны, да только кто его знает. Как Творец распорядится.

Вообще, при межрасовых связях также могли появиться дети – либо расы отца, либо матери. Существует множество тонкостей и особенностей. Например, сложнее всего с потомством у кафанэс. Говорят, магия Клятвы влияет на способности к воспроизводству, не размножаются они в неволе. С другими расами у них вообще детей не бывает практически. Поэтому кафанэс очень редки, и оттого их рога так ценятся. Далее идут аллидо, тивианцы и сэмуэй, у которых свои сложности. Самые плодовитые: люди, агаши и вонси. Тем не менее, уже у вонси возникают сложности с другими расами. Для зачатия нужно менять пищевой рацион, делать специальный массаж и с месяц облучаться определенным оттенком маны. Для каждой пары свой. Думаю, именно магия наиболее влияет на результат.

Мицу после соития заявила, что не будет претендовать на меня, и уступит подруге. Нахрена тогда в постель залезла?! Девственницы после нее закончились, но от этого легче не стало. На-Чжели всем своим видом показывала, что для нее это просто неприятная формальность. Отношение сэмуэй меня задело, и уж я постарался не ударить лицом в грязь. Сложно сказать, понравилось ей или нет. Я подтвердил свое разрешение заводить отношения с кем угодно, включая наших слуг, и На-ли больше ко мне не лезла.

Кстати, сэмуэй имеют одну отличительную особенность. Что у мужчин, что у женщин полностью отсутствуют волосы на всем теле, за исключением бровей и головы. Среди Леди лучшими любовниками всегда считались тивианцы и сэмуэй. Но если неутомимые тивианцы брали количеством, то утонченные сэмуэй качеством. Однако любовный век клыкастых обольстителей недолог: к тридцати годам все они поголовно лысеют. Лишь некоторым благодаря харизме удается удержаться на плаву среди прочих дамских угодников. Хорошо, что женщин-сэмуэй сия участь минует.

У Кутики до меня были мужчины. Наученный прошлым опытом я не сильно удивился, когда кафанэс открыла мне свой секрет. Оказывается, она давно испытывала чувства к На-ли, но боялась что-либо делать без моего одобрения. Я ее выгнал нафиг, наказав не тянуть с признанием.

Дзина – самая младшая из нас, также уже не была девочкой. И после ночи со мной заявила, что она всем довольна в Семье. Мол, вы, конечно, хороший Хозяин, но предаваться с вами любовным утехам я не хочу.

Линна с Али приходили иногда вместе, иногда по отдельности. Синкуджи скрежетала зубами из-за наших редких встреч, но не возникала. Безумный двухнедельный марафон выпил из меня все соки. И я очень обрадовался, когда все вернулось в прежнее русло. Насколько я понял (а девушек понять очень сложно), постоянными моими партнершами остались Линна, Алиетого, Синкуджи и Сэйто. Пожалуй, это было потолком моих постельных возможностей. И то, нередко кто-то из них жаловался на недостаток внимания. Мы нечасто говорили с девушками о своих переживаниях. Они все мне нравились, и я старался никого не выделять, но… Сэйто занимала особое место в моем сердце.

Что касается них самих, то для меня их чувства так и остались темным лесом. Узнать истину можно только, если вынудить их дать мне полную Клятву. На что, разумеется, я никогда не пойду.

Сэйто говорила о своей любви, однако это вызывало во мне сомнения. Если посудить отвлеченно, то я первый нов, которого она встретила после гибели своей деревни. Сэйто была плохо приспособлена к жизни, и уцепилась за меня, как за спасательный круг. Известно, что детеныши животных, оставшись сиротами, иногда принимают за родителей приютивших их новов.

Линна слишком прямолинейна и никогда не отступит от семейного кодекса. В Гоцу, как и в Уэясу, общепринятые правила запрещают первым слугам иметь связь с кем-либо, кроме Хозяина. У агаши просто нет выбора. Ну-у, по крайней мере, она никогда не говорила, что недовольна таким положением вещей.

Алиетого же очень своеобразная девушка. Считает себя совершенно непривлекательной для противоположного пола. И в Гоцу, где мужчины составляют явное меньшинство, у нее якобы нет шансов завести отношения на стороне. Как мне кажется. Поэтому остаюсь только я.

Единственная, в ком можно заподозрить любовный интерес – это Синкуджи. С ее строптивым характером магесса бы точно не согласилась по своей воле возлечь с тем, кто ей не нравится.

В целом я не сильно морочил себе голову подобными рассуждениями. Они рядом со мной, и этого более чем достаточно. Жизнь двигалась вперед огромными шагами, и мне предстояло решить еще множество сложных вопросов. О своей Хозяйке вспоминал редко. Зачем мне Виллаха, когда вокруг столько прелестниц?

 

Глава 9

Уже на третий день после моего «пробуждения» я взялся за утренние полноценные тренировки. После которых устраивал спарринг с Линной и занимался магическими упражнениями с Синкуджи. Совсем запустил себя из-за гадского Дела. С Темной Ночью я стал уже выигрывать у Линны две немагические схватки из семи. Не забывал и про барьеры. Пока я не чувствовал своего потолка, поэтому усердно тренировал оттенки маны. Обычно по одному направлению развиваются до двадцати пяти лет, после берут вторую стихию.

Выдалось, наконец, немного свободного времени, и я ознакомился с купленной книгой по артефакторике. Сама тема мне была безумно интересна, но вот сухие заумные строчки давались с трудом. Невозможность отработать на практике также печалила – подходящие заготовки стоили бешеных денег. На волне от занимательной информации, я посетил научный центр Соленджо. Здесь изучалась не только магия, но и физические явления, математика и прочее. Комплекс строений внушал уважение, а главное здание могло соперничать с замком Шумигасу. Слуга провел мне экскурсию по центру, поведал много впечатляющих историй. Это и была его цель – впечатлить меня как будущего клиента. Крупные Дома имели собственных специалистов, а свободным Семьям требовались спонсоры для их исследований. Вот слуга мне их и нахваливал. Для обучения артефакторике также требовалась немалая сумма денег.

Благодаря всплывшим воспоминаниям удалось добавить очередной кусочек к мозаике моей жизни у Леди Теппен. Собрав воедино разрозненные факты и предположения, я пришел к неожиданному выводу. Изначально проект был как-то связан с Клятвами, но потом своевольный Го*** стал готовить меня в качестве детектора лжи, и лишь потом все это трансформировалось в Дело. В революции, о которой твердил Го***, я сильно сомневаюсь: правду со всеми подробностями можно элементарно вызнать под Клятвой. Подобный слуга бы прекрасно подошел в качестве спутника Леди. Участие в переговорах и торговых спорах с другими Леди, когда применять прямой допрос недопустимо. Впрочем, моя способность всегда активировалась спонтанно.

Что же случилось потом со внушениями? Почему не исчезли за годы, проведенные у Виллахи? Следует ли за это благодарить добровольную Клятву или же те воздействия, о которых упоминал Го***? Мол, он применил новейшую разработку, чтобы я ничего не вспомнил об этом времени? За десять лет должна была уже просочиться информация о возможностях намертво блокировать воспоминания. Как там его звали? Мастер Жассен? Слишком мало информации. Сейчас я словно дикий голем, пытающийся вникнуть в книгу по теоретической магии. Возможно, чтобы не повторилась история с трехмесячным Делом, мне следует вызывать приступы искусственно. Что бы со мной стало, если бы мы не смогли достроить особняк по каким-то причинам? Я бы так всю оставшуюся жизнь и бродил будто неприкаянный призрак? К сожалению, денег на гипнотизера сейчас нет, да и довериться кому попало я точно не готов. Про лечение забывать не стоит. Хотя действительно ли надо избавляться от внушений? Ведь без Дела я бы не смог одолеть альва и мастера барьеров. Не смог бы построить замечательный дом. И самое главное – собрать столько выдающихся слуг, которым могу всецело довериться. Кто я без Дела? Пустышка. Очередной одаренный Хозяин, который задумал изменить привычный уклад. Наверняка до меня таких были сотни и тысячи. И где они сейчас? Покоятся в сырой земле, сдавленные неумолимой жестокостью клятвенного миропорядка. Выживают сильнейшие. Те, кто готов легко пожертвовать слугами. Да я даже к новеньким – Сакуре, Хинате и Асуке, быстро привык, и не готов отправить их на убой. Они не плохие и не злые, но переводить их на «свободную» Клятву желания так и не возникло.

Следует отметить, что «Альвский особняк» вышел прекрасным, как я и мечтал. Вход с восточной стороны – там, где пролегает дорога. Северная и южная части дома имеют широкие веранды на местный манер во всю длину строения. Темно-коричневая черепица придает зданию внушительный вид. Красота! Стекло здесь не в почете – вместо него просвечивающая тутовая бумага. На зиму дополнительно прикрывается ставнями. Внутренняя планировка простая: центральный коридор и помещения вдоль него. Слева первым идет мой личный кабинет, по идее. Вторым – библиотека и архив документов, а также место казначея. Сэйто сразу устроилась в моем кабинете, поэтому я и засомневался. Далее шла комната первой слуги, моя спальня, кухня с выходом в большой подвал с ледником (спасибо Синкуджи и Кутики), одно жилое помещение, большая ванная комната, уборная. Справа: переговорный зал и шесть жилых комнат на четыре-шесть новов. В данный момент девушки расселились по двое, кроме новеньких, что втроем заняли одну комнату. Очень мило у них. Надо еще прикупить занавесь или простенькие ограды, чтобы у каждого был свой личный угол. В целом в особняке было пусто. Только большой чердак завален разным хламом: инструментами, остатками стройматериалов и прочим. Вплотную к задней стене особняка примыкают два низких сарая: конюшня и курятник. Почи поселили вместе с лошадьми. Ящерица тяжело переживала зиму: в шидосадарской пустыне таких морозов не бывает. На-ли исправно ухаживала за ней, кормила и выгуливала.

Замаки в Соленджо делала небольшой крюк и протекала с севера на юг, далее сворачивала на восток и впадала в Ташу. Поэтому дорога также шла из города на север, а наш особняк расположен фасадом к востоку. Имелся и восточный сосед из первого прибрежного ряда – пожилой седовласый пэр из Дома Отани. Занимался рыбным хозяйством и перевозками. Мы наведались к нему в гости с простенькими сувенирами. Также посетили и южного соседа – свободного Лорда, что владел небогатой фермой.

Разумеется, почтили своим присутствием и Дом Каваси. Сам Лорд Шумигасу, смотритель Соленджо, выслал нам приглашение, как только узнал о моем «выздоровлении». Пришлось выделить тройку злат на более-менее приличный презент. Замок сегуна чем-то напоминал королевскую резиденцию Инто в Осимо. Внутренняя планировка оставляла желать лучшего. Места внутри замка не так много, чтобы вместить кучу личных слуг и разные ведомства Дома Каваси.

Оказалось, что это не личный прием, а званый вечер, куда прибыли многие влиятельные Лорды и пэры из дружественных для Каваси Семей. Я же был в роли звезды вечера. Отвечал на сыплющиеся вопросы, развенчивал слухи о собственной «несвободности» – несколько раз прошел проверку на привязку. Также пару раз в шутливой форме объяснил, что никакие альвы не прокрались к нам в особняк. И что нет у нас слуг-трудоголиков, как две капли воды похожих на Хозяина. Тяжело все это было для меня. Находиться в центре внимания, вести беседы, пытаться угадывать полунамеки и завуалированные просьбы или угрозы. С радостью бы передал данную заботу Линне, если бы это было возможно.

Вечера среди Леди чаще походили на бал: лилась музыка, дамы вальсировали по залу с разными партнерами. Здесь же больше на фуршет смахивало: многочисленные столы с яствами и легкое ненавязчивое музыкальное сопровождение. Однако суть оставалась общей: зажравшиеся хищники жаждали зрелищ и развлечений, обсуждали последние сплетни, искали новые знакомства или пытались оклеветать недругов. И прочее в духе высокородных.

К пэру Шумигасу пожаловали многие видные Хозяева. Сам Лорд Хасивара, глава Дома Хасивара, прикатил на вечер. Это самый толстый вонси, нет – самый толстый нов, которого я когда-либо встречал. В основном слуги перемещали его на специальном громоздком кресле-каталке. Лишь изредка Лорд вставал с него, кряхтя будто столетний дед. Дом Отани, к моему удивлению, не являлся дружественным Каваси. Наверное, из-за размера сегун видел в нем конкурента. Пришли не только свободные Лорды, но и разные пэры. Иногда главы Семей не могут посетить лично, а иногда эти Семьи не являются дружественными для Каваси. Кроме самого пэра из Младшей Ветви и его слуг. Таким образом Хозяева могут быть в курсе придворных дел, но сами здесь не появляться. Пришло и с десяток пэр-женщин и даже несколько Хозяек, владеющих не более пятью слугами, что разрешено кодексом Гоцу. Несмотря на то, что женщин на приеме было больше мужчин, Лорды считали ниже своего достоинства разговаривать со слугами. Поэтому пэры-женщины и Хозяйки пользовались большой популярностью. Постоянно в окружении Лордов.

Экстравагантных гостей было предостаточно. Хозяева-аллидо или кафанэс (двое взрослых кафанэс даже имели целые рога!), слуги-шады самых причудливых форм и размеров. Их показывали словно коллекционных зверюшек.

Разговоры велись весьма занимательные. Само собой, о породах лошадей и гончих собаках, об оружии и артефактах, о женщинах-Леди и дешевых слугах, об отношениях с соседними странами и о внутренней политике Каваси. Собирались группы по интересам: фермеры, ремесленники, торговцы, рыболовы, поставщики слуг и беседовали на интересующие их темы. Еще охаивали многочисленных беженцев из Ташимиги: они воровали, нападали на слуг, губили посевы и скот – в общем, серьезно портили жизнь. Про шантиумцев говорили в основном в ироничном тоне. Житель соседнего государства часто становился основным персонажем анекдотов. А вот про тагойцев – уважительно. Обсуждали и популярную нынче новость: южный анклав альвов зашевелился. Несколько особей сообща напали на пограничные селения. Наемные Семьи и гвардейцы сегуна, что как раз и специализируются на альвах, смогли задержать монстров и эвакуировать население. В принципе, здесь нет ничего удивительного. Магический фон постоянно изменяется – джунгли мигрируют, а вместе с ними и альвы. Словно пастухи, следующие за своим стадом.

– Много там альвов? – поинтересовался я.

– Специалисты говорят около двухсот, – ответил мне незнакомый пэр.

Нехило! Вроде бы если сравнивать с тем же Домом Каваси, то цифра выглядит смешной. Но это если расправляться с ними поодиночке. В случае крупномасштабного нашествия альвы объединяются, и от них нет спасенья. Никакого. Единственный выход – последовать пути ташимигских беженцев. А уж если снова повторится Большая война, как два века назад, то только забиться в глухую нору и не вылезать из нее.

– А вам, господин Хиири, доводилось сталкиваться с этими творцепротивными созданиями?

– Да какие ж они творцепротивные, коли их сам Творец и создал? – вмешался в разговор другой гость.

– А вы все-таки придерживаетесь дивской доктрины о сотворении мира? От Чэкэшрыда в переводе Лонтардо? Извиняюсь, если неправильно произнес, – влез четвертый мужчина.

– Что с того? Между прочим, дивской доктрины придерживаются многие Старшие Дома и Семьи.

– Но мы-то с вами не дивы, верно? Новская доктрина мне кажется более близкой нам по духу.

– По которой альвы ниспосланы этим вашим Нечестивцем? Извиняюсь, если неправильно произнес, – с иронией продолжил собеседник.

– Во имя всех святых, Н-е-ч-и-с-т-ы-й, запомните…

Религиозный диспут грозился растянуться надолго, поэтому мы с несколькими гостями оставили их.

– По-моему, нас прервали на альвах, – заметил пэр.

– Да, нам доводилось с ними встречаться, – ответил я. – В Каскано.

– Постойте-ка! Вот почему мне ваше имя показалось знакомым. Хиири. Точно, доходили до нас слухи, что одна Семья Хиири чем-то там прославилась перед этой бабенкой, Лией.

– Было такое. За помощь в борьбе с альвами нас наградили. Как вы понимаете, никто не спрашивал, желаем ли мы участвовать, – попытался я оправдаться в глазах Лордов.

– Бабы, что с них взять, – скривился гость. – Сами разрулить ничего не могут. Не было бы у них слуг-мужчин, раздавили бы их как тараканов.

– Верно, – поддакнул другой. – Творец завещал быть Хозяевам мужчинам. А женщины – это просто недоразумение.

– Опять вы со своей новской доктриной. Давайте уже оставим эту тему.

– Да! Кому бы вы продавали слуг мужского пола без Кассанкора, Каскано и Эринеи?

– Каваси вот в гвардейцев охотно берет. Истелот тоже за рабов неплохо платит.

– Я вас умоляю. Политика сегуна – набирать юношей, уже сформировавшихся и крепких телом. А коли тощий уродится? Будет вам всю жизнь словно коню пятая нога.

– Даже такие могут пахать наравне с девицами. Я лично без этих предрассудков. Только по кодексу детей в Семье оставлять нельзя, а дарить мальчиков другим как-то…

– Неуважительно!

– Точно!

– А я поступаю очень просто. Если до четырнадцати не удалось выменять, то отправляю парня наемным слугой к альвам. Живут такие лет по пять, но прибыль иногда приносят.

– Хорошая идея! Надо и мне парочку своих дармоедов отдать. Вдруг альвский Росток смогут захватить?

Слушал я их и поражался. Только что твердили, что слуги-мужчины при Леди являются существенной причиной, почему матриархальные королевства еще не пали. И в следующее мгновение уже жалуются на бесполезность собственных слуг-мужчин и невозможность их куда-то сплавить. Нет, мне их точно не понять.

На это мероприятие дозволялось брать до трех слуг, поэтому кроме Тсучи я захватил еще и Линну с Синкуджи. Несколько переживал за магессу, однако ее презрительный взгляд по большей части только раззадоривал гостей. Некоторые даже просили обменяться слугами. Я уже придумал несколько дипломатичных видов отказа, которые смешили Хозяев. Мол, Синкуджи кусается или бьется в припадках. Лорд Шумигасу выглядел этаким живчиком лет сорока на вид. Тсучи «скромно» свела руки вместе, поэтому в конце вечера я и смотритель Соленджо уединились со слугами в отдельных комнатах. Словно он делает мне честь и дает возможность завязать дружеские отношения с Домом Каваси. Само собой, такое предложение не подразумевало отказа. Вроде бы обычай, в котором Хозяева выступают в роли доминантных самцов, но шлюхой себя чувствовал именно я. Шумигасу подсунул мне аллидо, прекрасно осведомленный об отсутствии этой расы среди слуг Семьи Хиири. Наверняка у него имелись мотыльки на любой, самый извращенный вкус.

Девушка не представилась, а сразу набросилась на меня и терзала около получаса. Волей-неволей, пришлось приложить усилия. Аллидо все являлись одаренными в той или иной степени. Имели броскую внешность: темную загорелую кожу и белоснежные волосы. И одежда у них всегда была очень вызывающей. Нет, не так. ОЧЕНЬ вызывающей. Причина тому одна. Для поддержания своего фантастически большого резерва им требовалась постоянная подпитка лучами солона. На моей родине маги-аллидо большую часть года носили нечто вроде коротких шорт и открытых сандалий. Иногда их даже брили налысо, чтобы увеличить площадь открытой кожи. Зимой им дозволялось одевать штаны, что не сильно помогало греться холодными вечерами.

После ритуала мы с Шумигасу обменялись любезностями. Пэр предложил помощь Дома в начале посевного сезона, на что я охотно согласился.

На обратном пути я поинтересовался у Тсучи:

– Ну и как тебе Шумигасу?

– Уж получше вас, Хозяин.

– Блин, ты до конца жизни будешь мне припоминать этот случай?!

Тивианка задорно рассмеялась и обещала прекратить. Вообще, она стала себя вести более открыто. Если раньше постоянно одергивала меня, объясняя, что Хозяевам делать не положено. То теперь полностью смирилась и больше сама развлекалась. Одна Линна не переставала периодически поучать меня. По-моему, агаши просто нравился сам процесс, и то, что я не поступаю так, как большинство Хозяев на моем месте.

Зима быстро подошла к концу. Раньше я думал, что чем больше слуг, тем больше забот. Но оказалось не совсем верно. Девушки распределили многочисленные обязанности между собой. Сэйто выступала в роли секретаря, записывая со слов первой все, что случалось на переговорах, и часто выручала. Линна сама по себе являлась ходячей энциклопедией, быстро ознакомилась с местным кодексом и всегда давала ценные советы. Тсучи стала вхожа во многие Семьи благодаря своей профессии и подкидывала нам важную информацию. Также как и Мицу, которая нашла общий язык с Семьями теневой направленности. Разве что им приходилось чем-то платить за сведения. Али по большей части взялась шефствовать над хозяйством и остальными слугами. И в этом была моя заслуга, как мне кажется. Кто ж себя похвалит, если не ты сам? Я поощрял девушек принимать самостоятельные решения, и, что немаловажно, наша «свободная» Клятва практически не давила им на мозги. Никаких противоречий, заторможенности и прочих милых побочных эффектов. Разве я не молодец?

Однако не все было гладко в Семье Хиири. Финансы быстро таяли, как и снег в последние дни второй зимы. Второго числа второй весны мы устроили семейное собрание вокруг котацу в переговорной комнате. Места еле хватило, и мы жались под одеялом рядом друг с другом. Слева от себя я чувствовал ногой мягкое бедро Сэйто, справа – Синкуджи, что не могло не отвлекать.

– Итак, начнем собрание. На повестке два вопроса. Первое: Дом, который нам стоит выбрать в качестве поддержки. Или крыши, если по-простому. У кого какие мысли?

– Отани не в ладах с Каваси, – заметила Тсучи.

– Но они наши соседи, – Синкуджи.

– Южный сосед сотрудничает с Дзесэй, – Сэйто.

– Гентоку держат много лавок в городе. Можем получить скидку на их услуги и товары, – Алиетого.

– Не-е, они только в городе рулят. Мы как бы уже вне Соленджо, – Мицу.

– Про Хасивара говорят много хорошего. И с Каваси дружны, – Линна.

– Бр-р-р, – передернула плечами Тсучи. – Меня от одного вида их Лорда выворачивает.

– Не переживай. Я слышала, он уже давно не обменивается слугами, – обнадежила Линна.

– Тогда я не против. А то ведь раздавит меня в постели.

Несколько слуг хихикнули. С удивлением я осознал, что некоторые завидуют должности Тсучи. Мотыльки – наиболее влиятельные особы в Семье после первых слуг и пэров.

– Тогда Хасивара? Кто за, поднимите руку… Что ж, почти единогласно. Назначьте нам встречу. Презент небольшой. Все как полагается.

– Сделаем, господин, – молвила Линна.

– Кстати, всем… достаточно мужского внимания? Могу договориться с кем-нибудь из Хозяев.

– Хиили! У нас в казне нет на это следств! Я… могу… уступить свое место в очеледи, если очень надо… – выдавливая из себя слова и отчаянно краснея, предложила Сэйто.

– Вот еще! Обойдутся, – фыркнула Синкуджи.

– Хозяин, не переживайте. Я постараюсь что-нибудь придумать, – томным голосом поведала Тсучи.

– Что именно? Хотя нет, не отвечай. В общем не стесняйтесь спрашивать, если что-то нужно. Самый наболевший вопрос. Где нам достать деньги? Усенна, к тебе совершенно никаких претензий.

Это чистая правда. Шкуры, мех, клыки и многое другое – все это шло на продажу, принося небольшой, но стабильный доход. У нас никто не владел навыками обработки кожи или шитья одежды из нее. Взять того же кабана, чью тушу охотница приволокла не так давно. Большая часть мяса хранилась в леднике. Мы решили экономить его, поскольку неизвестно, когда будет следующий крупный улов. Жаль, что окрестности Соленджо не славились зверьем, пригодным для создания артефактов.

– Сакура, Хината, Асука, Сэйто, Линна, Тсучи, Алиетого – к вам также нет вопросов. Новенькие будут заняты в поле, у остальных свои заботы. Что насчет Кутики?

– Господин, сложно придумать ей занятие.

– Летом могу ледник обновлять, – предложила кафанэс. – Соседям, например.

– Годится. Но мало. Подумайте, где еще может использоваться ее сила. Разузнайте, чем заняты ледяные магессы в Соленджо. С На-ли тоже понятно. Будешь помогать наиболее занятому магу: передавать ману между мной, Синкуджи и Усенной.

– Хозяин… – несмело потянула руку Кутики.

– Да?

– Я не уверена…

– Говори, не стесняйся!

– Мост через Замаки…

– Твоих сил хватит?!

– Не знаю.

– Вот это очень перспективное направление! Главное, чтобы он лошадь выдерживал. Будем брать небольшую плату за проход на тот берег. Надо проверить.

– Отани не обрадуются конкурентам. У них лодочная переправа. К тому же Замаки используется для судоходства.

– Все равно. Так просто от идеи не откажемся! – уперся я.

– Если будем делиться с Хасивара, то все на мази, Хозяин! – вставила Мицу. – Они с Отани не в ладах.

– От этой затеи скверно попахивает, – ввернула Алиетого.

– Согласен! Но пока мы даже не знаем, сможет ли Кутики на одном заряде выстроить что-то толковое. Так что идем дальше. Синкуджи.

– Земляных магесс не так много. Меньше чем природных, – начала блондинка. – Помимо подпитки полей могу оказывать мелкие услуги тем Семьям, где нет таких магесс. Только знаете. Мне сделать яму раз плюнуть, но Хозяева скорее десяток своих слуг пошлют копать, чем раскошелятся на магессу.

– Предлагай обмен. Они нам муку, рыбу или какую-то услугу, а ты чем-то помогаешь на участке.

– Ясно.

– Лаура…

Шад навострила уши и с интересом подалась вперед, а ее змеевидные волосы покачнулись.

– Помогай по хозяйству.

– И это все, вонси?!

– Если есть идеи, говори.

– Я… я много чего умею! – с этими словами шад выбежала из комнаты.

– Вот еще проблема выискалась. Тут ведь не бывает альвов?

– Нет, они южнее, господин, – ответила Линна. – еще на востоке и севере есть анклавы.

– А длугие шады есть в Соленджо? Они же чуют длуг длуга. Это можно использовать?

Некоторое время все напряженно раздумывали.

– Постойте, а как же ее голос? – осенило Усенну. – Даже соловьи стихают, когда она поет!

– О! Не спорю, голос сказочный. Но вот со слухом у нее туго.

– Ничего, она научится со временем. Я поищу ее, Хозяин! – Усенна быстро покинула переговорную.

– Линна, найди специалиста по шадам. Узнай что сможешь. Вдруг у нее еще какая-то полезная магия есть? Можешь пару златов потратить.

– Слушаюсь.

– Мицу, Дзина, от вас чего-то сверхъестественного не требую. Учитесь, помогайте старшим. Если будут идеи как заработать – говорите, обсудим.

– Хозяин, – несмело подала голос Дзина. – Можно мне к Тсучи в ученицы?

– Э-э, Линна, Тсучи?

– При размере нашей Семьи двое мотыльков вполне приемлемо, – выдала первая слуга.

– Хозяин, я сделаю из нее первоклассную усладительницу!

– Как знаете. Никого не забыл? Ах да. Как же без самого полезного члена Семьи?

Девушки удивленно заозирались в поисках этого неведомого существа, о котором никому почему-то неизвестно.

– Я про себя! Никто даже и не подумал на меня? Я настолько бесполезный?

– Нет, Хиили, ты делаешь больше всех!

– Господин, без вас Семьи не станет, – девушки принялись убеждать меня в обратном.

– Ладно-ладно. Сколько не ломал голову, так ничего и не придумал. Как считаете, захочет кто-то нанять меня в качестве телохранителя? – гробовое молчание за котацу сказало лучше всяких слов. Насколько надо быть отбитым на голову, чтобы завести охрану из Лорда? – Понял, не дурак! Остается только заготовка дерева. Хотя с этим в Соленджо проблем нет. Вряд ли много заработаю – слишком манозатратное дело.

Частная продажа не особо ценилась среди населения. Вот если заключить контракт на постоянные поставки – другое дело.

– Надо поспрашивать на верфи и Семей, что зарабатывают строительством, – продолжил я свою мысль.

– Главное, чтобы вы снова не заболели, Хозяин, – участливо заметила Кутики.

– Постараюсь, – улыбнулся я. – На сем порешим. Можете идти.

 

Глава 10

[Линна]

В начале весны стало достаточно тепло для прогулок на свежем воздухе. Я вышла на северную веранду, и направилась к своему любимому месту. Здесь почему-то лучше всего думалось. Осмотревшись, не заметила других слуг. Не то, чтобы я стыдилась этой своей привычки, просто она не совсем соответствует статусу первой слуги.

Я прошла к краю веранды и села, свесив ноги вниз. Буквально в метре от ступней бурлил располневший весенний поток. Мне нравилось смотреть на воду. Хотя в это время года ручей течет не так степенно, и вместо успокоения дарит наоборот заряд бодрости.

Имея, не ценишь, а потеряв, горюешь. В этой простой истине я могла убедиться совсем недавно. Сначала мы подумали, что Хиири как обычно увлекся на пару часов своей очередной идеей. Делом, как он это называет. В таком состоянии он становится совершенно неадекватным и агрессивным, если ему что-то мешает. Но время шло, и на следующий день господин не очнулся. И через неделю. Мы перепробовали кучу способов, начиная с обливания ледяной водой и заканчивая грубыми пощечинами. Бесполезно. Бедняжка Сэйто ревела чуть ли не каждый день, умоляла его прекратить, искренне желая вернуть прежнего Хиири. Постепенно мы привыкли к новой жизни. Однако страх постоянно довлел над нами. Что если Хозяин никогда не очнется? Мы бы не смогли вечно обманывать других Лордов, и сладкая жизнь для слуг нашей Семьи быстро бы закончилась.

Сейчас же… Всего одно слово. Счастье. Да, я была счастлива как никогда в жизни. Даже денежные трудности отходили на задний план. Господин наконец примирился со своим положением, прошел через слуг Семьи. Обратил свое внимание на отчаянно влюбленную в него Сэйто. Уж насколько я ревную его к каждой юкате, но за девушку могла только порадоваться – Сэйто точно заслужила. Самое приятное, что про меня он тоже не забывает.

У нас появился свой дом, куда с радостью хотелось возвращаться. Поначалу я скептически отнеслась к его выбору слуг, однако он ни разу не ошибся. Я вообще поражаюсь. В любом коллективе, где мне довелось служить, обязательно находились изгои, те, над кем насмехались, или просто неприятные личности. В Семье Хиири мне нравились все слуги до единой. Даже Марис с Синкуджи не вызывали отторжения. Раздражали порой до такой степени, что хотелось им врезать. Но и им я начала доверять. Просто как новам со своим характером, ведь они не скованы полной Клятвой.

– Госпожа Линна, вы снова здесь? – услышала я девичий голос рядом.

– Достаточно просто Линна.

За короткое время Дзина доказала, что ей можно доверить почти любое поручение. Я подтянула замерзшие ноги и уселась по-тагойски. Ну и пускай выгляжу глупо.

– Линна, ты часто сюда приходишь, – улыбнулась слуга. – Можно к тебе?

– Конечно.

Дзина села рядом, свесила ноги и принялась озорно болтать ими в воздухе.

– Я после собрания много думала, где нам найти деньги. У меня возникла одна идея. Не хочешь открыть свое додзе?

– Мне? Но я ведь первая слуга!

– И что? Не круглые же сутки будешь занята.

– Я не настолько большой специалист в боевых искусствах.

– Придумаешь свои красивые движения. Не беда.

– Как же крепость Валькирий в Гоцу?

– До них далеко.

– Ко мне никто не пойдет учиться.

– Неправда! Мицу мне сказала, что в Соленджо слышали про тебя! То есть, про Несущую смерть. Слуги передают друг другу слухи об этом персонаже. Если мы раскроем твой секрет, к тебе будет очередь выстраиваться!

– Но как я объясню своего Хозяина?

– А-а, скажешь, что он победил тебя в честной схватке на мечах. Поэтому ты приняла его. Или что-нибудь в этом духе.

– Ты все продумала.

– Тебе не нравится?

– Даже если и так, это не повод отказываться от заработка. Единственная проблема – само додзе.

– Может где-то поблизости можно арендовать помещение?

– Нет. Додзе Несущей смерть должно выглядеть внушительно. И обязательно свое.

– Заинтересовало?

– Пожалуй. Но это не менее полусотни златов. У нас пока нет таких денег.

– Да, жаль. Я бы взяла у тебя пару уроков.

– Так за чем же дело стало? Думаешь, я не могу тренировать тебя без додзе?

– Э-э, да я как-то… – промямлила Дзина.

– Не переживай. Господин тренируется по особой программе, чтобы восстановить форму. От тебя я не буду требовать того же.

– Тогда я не против!

Дзина убежала довольная, я же осталась еще немного посидеть на веранде. Мне нравится идея с додзе, вот только из-за финансов ее следует отложить в долгий ящик. Сейчас Семья достаточно сбалансирована, за исключением слуг-мужчин. Тратиться на визиты к владельцам борделей с нашими доходами явно не стоит. Согласится ли господин на покупку слуги мужского пола? Некоторые Хозяева относятся к такому крайне негативно. Рукой коснулась обработанного дерева. Хиири в основном делал. К строительству привлекали рабочих, но многое господин брал на себя. Похудел так, что на него стало больно глядеть. Как только мы встанем на ноги, надо обязательно нанять целителя. Иначе совсем не дело. С этими приступами он непременно сведет себя в могилу, и нас вместе с ним. Мы должны его вылечить, во что бы то ни стало.

[Хиири]

Встреча с Хасивара прошла вполне безобидно. Один из пэров Дома обрисовал нам ситуацию и поведал про расценки. В месяц нам надо платить по два злата, что нас очень не обрадовало. Причем отсрочки как с налогами не дают. Пэр довольно долго пугал нас разными бандитскими Семьями и удивлялся, как нас еще не захватили. В последнем я сильно сомневался. Им неизвестны наши финансы – а ну как в долги влезли, чтобы купить землю и дом? Вот когда будет ясно, что мы справились и стабильно зарабатываем, тогда и полезут. Даже сам пэр не озвучивал никаких предложений по поводу вступления в их Дом. Мы – темная лошадка, и пока к нам только присматриваются. Выторговывать себе скидку не удалось, зато нас допустили до внутреннего рынка Дома, где можно приобрести продукты и семена по ценам чуть ниже средних.

Слуги начали работать в поле, куда меня не пустили. Мол, это совсем не по статусу для Хозяина. Я бы конечно мог не обращать на их слова внимания, но мне самому было лень копаться на грядках. Купили корову у Хасивара, несколько саженцев альвских фиников и персиков. Магические сорта будут уже через год плодоносить, и они вполне могут прожить без постоянной подпитки. Только в таком случае плодов не дадут. Свиней или гусей заводить не стали – мясом и птицей нас снабжает Усенна. Коровье молоко же – это и свой сыр, масло и творог.

С помощью Синкуджи сделали запруду в канале, обеспечив нам нечто вроде летнего душа. Поглядев на то, во что превратился безобидный ручей весной, выше по течению я соорудил популярное в этих местах приспособление – водяное колесо. Лопасти поднимали воду наверх и выплескивали в два длинных желоба. Один вел к деревянной бочке возле особняка, второй – на поля. Рис – культура влаголюбивая, и подвод воды будет серьезным подспорьем. От магессы поступило предложение провести оросительные каналы, однако от этой затеи пока отказались. Слишком хлопотно – надо специалиста нанимать, да и изменять русло даже такого захудалого ручья можно только с разрешения Дома сегуна.

Выдался свободный день, и мы прогулялись по Соленджо. Не забыли заглянуть на рынок слуг, после посещения которого мне только локти оставалось кусать. Как минимум семь женщин и троих мужчин я купил, если бы не дефицит в казне. Воздушная магесса по имени Тобаки стоила девяносто пять златов. И она вполне оправдывала свою стоимость. Это только с Синкуджи нам удалось сбить цену из-за ее неправильной реакции на Клятву. Рог продавать не буду – слишком он важен для нас.

В один из весенних дней ко мне заглянули Линна с Лаурой.

– Господин, мы кое-что разузнали про шадов. К сожалению, голос – единственная особенность Лауры.

– Мы с Усенной учим песни, – вставила шад.

– Ясно. Я слышал, что големы получают случайное изменение. Или мутацию, как говорят ученые. Только при ритуале шада получаются хорошие боевые способности.

– Еще мы раздобыли сведения о привязке шадов. Лаура, начинай.

Полуальв достала небольшой острый ножичек и, зажмурившись, резанула себе палец.

– Э-э, вы точно никого вызывать не собрались?

– Вам надо пить ее кровь раз в месяц, господин. Так нам сказали.

Лаура подошла и бесцеремонно засунула свой палец мне в рот. Подчинившись, я принял несколько маленьких порций крови.

– И ты не против дать Клятву?

– Я знаю, что в мире новов без Клятвы ходить опасно. Клянусь быть свободной, пока смерть не разлучит нас.

– Принимаю. Хмм, сработало. Только может как-то по-другому кровь забирать?

– Мы подумаем. Благодарю, господин.

– Ага, спасибо, вонси.

Начало весны также ознаменовалось и первым нападением на нашу Семью в Соленджо. Крики Почи из конюшни разбудили слуг ночью. Я же подоспел только к финалу. Две женщины собрались умыкнуть лошадей и скрыться. Коня оказалось не так просто повязать – он чужим плохо давался. А вот лошадь Хоширо спокойно последовала за незнакомкой. Выскочившая Усенна ловко попала ворюге в спину снарядом, наполненным «металлом». Вторая попыталась покинуть конюшню, но ее встретил артефакт Мицу. Обе не выжили. Да и не было смысла их лечить рогом. Мы бы ничего не смогли выяснить, пока они под Клятвой. Наверное, они были из беженцев.

Восьмого числа второй весны мы посетили знаменитые горячие источники Соленджо. Ничего особенного не заработали, но отдыхать ведь тоже надо иногда? На худой конец продадим воздушный артефакт Линны. Заведение по стилю не сильно отличалось от таннигавского аналога. Разве что выглядело намного более солидно и впечатляло масштабом. Правда без цветущей сакуры половина очарования терялась.

Только закончив купание, я понял, куда отлучалась Сэйто. Мы планировали еще посидеть, выпить слегка, отдохнуть от трудовых забот. Перед входом в номер, Сэйто неожиданно подкралась со спины и прикрыла мне глаза:

– Не подглядывай. Мы сюлплиз подготовили. Отклывайте, – послышался звук отодвигаемой двери. – Плоходи впелед. Остоложно, здесь положек. Та-ак, можешь смотлеть!

Ого! На столике стоял большой поднос с каким-то местным блюдом белого цвета. Хлеб, что ли? Вокруг стола расставлены свечи.

– С днем лождения, Хиили! Мы знаем, что в Элинее делают большой толт в этот день.

А-а, так это торт! Постойте-ка. Я пересчитал свечи. Ровно восемнадцать штук. Я постарался унять смех, а то обидятся. Разумеется, в Эринее свечи втыкали в торт, а не расставляли по кругу большие осветительные. Обычно так праздновали Хозяйки.

– Спасибо! – я чмокнул Сэйто в щеку. – Очень приятно. Тогда давайте к столу?

Испробовав кусок, я понял, что сие творение было создано «на ходу». И правда хлеб, пропитанный и политый сладким сиропом. Видимо, у местных таких блюд не было.

– Стесняюсь спросить. А что случилось в мой настоящий день рождения восьмого числа первого лета?…Э-э, что это вы примолкли?

– Вы работали, господин.

– Ты что-то не договариваешь.

– Ничего серьезного. Я слишком настойчиво звала вас к столу, за что и схлопотала, – выдала Тсучи беспечным тоном. – Давайте есть…

– Стоп! Я тебя ударил?

– Да, Хозяин.

– Еще кто?

– Я попыталась вмешаться, вы мне тоже врезали, – буднично поведала агаши.

– Так не должно быть.

– Мы все понимаем. Вы себя не контролировали.

– Не важно! Тсучи, ударь меня.

Несколько секунд тивианка думала, что я шучу. Но видя мой пристальный взгляд, легонько ткнула кулачком.

– И это все? Что как девчонка бьешь? Где результат твоих тренировок?

Бац! Смачный удар прямо в челюсть.

– Теперь Линна.

Агаши не стала долго рассусоливать и отвесила две смачные пощечины.

– Больше я никого не обижал? – спросил я, потирая щеку.

– С Синкуджи постоянно цапались, – сдала Мицу.

– Скорее Хиири надо мне давать сдачи, – сказала магесса. – Эти две не посмели ударить в ответ. Я же оторвалась на тебе по полной.

– Вот уж не думала, что вас заводит подобное, Хозяин, – тихо произнесла Тсучи.

– Не выдумывай! Продолжаем банкет. Надо и остальных слуг дни рождения праздновать.

– В казне нет денег! – тут же брякнула Сэйто.

Славный выдался вечер. Еще очень долгое время мы не могли себе позволить нечто подобное. Казна резко просела после необходимых весенних покупок, и замедлила свое падение. Я нашел несколько клиентов, которым продавал обработанные доски, Синкуджи подрабатывала у соседей и подпитывала наши альвские посевы, Лаура постоянно репетировала, Усенна с завидным постоянством таскала дичь. Затея с переправой не выгорела – Кутики не хватало сил заморозить целый мост. Хотя несколько соседей заинтересовалось сохранением припасов в жаркие дни – Кутики ходила морозить им мясо и прочие продукты. Но этого было мало. Мы вышли примерно в ноль, с учетом платы Дому Хасивара. Урожай альвских сортов обещал быть грандиозным, но с него не заработать двадцать четыре злата семейного сбора. Налоги в Гоцу воистину грабительские. Даже стал задумываться над тем, что иметь врагов вроде того же Хандоджу не так уж и плохо. Хоть какой-то доход.

В один из дней весны пропала Сакура, а под дверью обнаружилась записка. Где сообщалось о том, что если мы не заплатим двадцать злат, то женщину убьют. Прилагалась и сложная схема по передаче денег. Мы тут же обратились к Хасивара и Каваси. Они посоветовали нам не трепыхаться. Политика Гоцу – никаких сделок с похитителями, иначе в сегунате образуется хаос. С помощью людей Хасивара и членов нашей Семьи удалось захватить одну слугу в месте передачи денег. От нее нам ничего не удалось узнать. Через несколько дней привязка, что соединяла нас с Сакурой, исчезла, что прямо говорило о смерти женщины. Тело так и не нашли, но мы все равно устроили прощание с членом Семьи и похоронили некоторые ее вещи в северной уединенной части участка.

Летом стали поступать тревожные слухи о южном анклаве. Альвы совсем разбушевались. Пока это не похоже на нашествие – скорее, одиночные вылазки. Сегун выдвинул войска, а также призвал наемные Семьи помочь с защитой мирных поселений.

Однажды сговорившиеся девушки навестили меня втроем – к спевшемуся дуэту из Али и Линны присоединилась донельзя смущенная Сэйто. Что я могу сказать? Новые ощущения мне понравились, но я точно не готов каждый день повторять столь утомительный подвиг. Раз в месяц еще можно ради разнообразия.

Восемнадцатого числа второго лета я, как обычно провел тренировку, и уже намеревался приступить к надоевшему распилу бревен, как Линна торжественно позвала меня в переговорную. Я сел за котацу и с удивлением стал рассматривать бочонок, что водрузили на стол. Слуги стали тащить еду и закуски, помещение наполнялось членами Семьи. Наконец пришла Линна. Агаши церемонно села на колени возле второго входа. Я не понимал что происходит, но судя по всему ничего плохого. Новый сюрприз приготовили?

– Господин, позвольте вам представить. Мари!

С этими словами створки дверей, что вели на веранду, раздвинулись, и перед нами предстала улыбающаяся наемница. Вот это да! Теперь в ней невероятно сложно было увидеть мужчину: бороды словно и не бывало, из одежды простая, но милая однотонная юката, отросшие огненные волосы свободно ниспадают вниз. Мари рассмеялась:

– Видел бы ты свое лицо!

– Где твоя борода?

– Решил сэкономить. Действие зелья прошло, и я не стал покупать новое. Ведь я теперь под защитой Клятвы. Кстати, спасибо тебе. Я отработаю семейный сбор. Сколько там? Четыре злата?

– Ага. В первый год – два.

– Шесть я уже вернул в счет долга. Вот еще три. Что-то жадные клиенты пошли.

– Может, тебе в женском роде о себе говорить?

– Да я привык уже. Короче, я прикупил по дорогое бочонок саке. Сегодня гуляем!

Оу, моя голова! Глаза даже лучше не открывать. Не то безжалостный солон, что светит в окно, выжжет мой мозг вместе с ними. Я потянулся в постели и нащупал что-то мягкое рядом. Повинуясь порыву, я принялся ласкать женское тело. Что-то грудь маловата. Неужто я вчера с Мицу уединился?

– Ахх! – послышался стон, после которого я открыл глаза. Лучше бы не делал этого.

– Мари, ты что здесь делаешь?!

– Продолжай! – наемница страстно набросилась на меня.

По закону подлости в этот момент к нам постучались:

– Хиили, ты уже встал?

Сэйто открыла дверь и застыла на пороге:

– Что вы делаете?! Хиили, как ты мог?! Малис!

Целую неделю Сэйто дулась на меня за эту выходку. А наемница только посмеивалась над ситуацией. Я сам чувствовал себя неоднозначно. С одной стороны, рыжая бестия Мари вполне себе очаровательна и имеет свою изюминку. С другой же, я словно с другом переспал. Причем мужского пола. Странные ощущения.

Наемница решила устроить себе отпуск. Или теперь ее уже надо называть членом Семьи, а не наемницей? Мари ходила на речку купаться, снабжала нас саке периодически, купленным на свои сбережения. Короче, развлекалась, как могла. С Линной отношения у нее не заладились с самого момента нашей совместной ночи. Но потом они договорились, по-видимому. Мари стала иногда ночевать у меня.

Также Линна уговорила меня купить еще одного слугу. Видно было, что она ожидала от меня спора, но я разочаровал ее. Прекрасно осознаю необходимость покупки слуги-мужчины. Весь день ходили по рынку и внимательно осматривали претендентов. Еще раз поглядел на воздушницу, которая, видя мой интерес, принялась неумело заигрывать. Эх-х, где ж мои полторы тысячи златов? Всего я счел достойными доверия пятерых мужчин. Вернее, двоих людей, агаши, сэмуэй и одного тивианца. Клыкастые шли по два десятка златов, а тивианцы аж по три, поэтому от них мы сразу отказались. Люди по пять золотых монет, агаши продавали за шесть с половиной.

– Господин, мне кажется, что агаши будет лучшим выбором, – прервала мои размышления Линна.

– Ты хочешь завести ребенка?! – немного удивился я.

– Нет!! Господин, как вам мысль такая пришла?! Я ни с кем не буду делить постель, кроме вас. Наоборот, с агаши у других слуг не будет нежелательной беременности.

– Разумно. Дай-ка я с ним еще побеседую.

Слугу звали Ицки. Тридцать лет, телосложение среднее. Короткие зеленые волосы и желтая кожа. По разговору чем-то напоминал Мариса – даже при продаже всячески каламбурил. Из умений – неплохо играл на сямисене. Завершив с формальностями, к нам обратился слуга-продавец:

– Всего за злат и шестьдесят сребреников мы отдадим вам его любимый сямисен, господин.

– Хозяин, соглашайтесь! Будет вам развлечение, – поддакнул Ицки.

– У нас свой есть. Только он из Уэясу.

– А, справлюсь!

– Отлично. Тогда на этом все. Пойдем с остальной Семьей знакомить.

В пути я еще немного поболтал с Ицки, дабы в полной мере убедиться в его лояльности. Все-таки, к тридцати годам он мог мастерски научиться владеть лицом и эмоциями, как Линна, например. Но нет, Дело все также рекомендовало довериться агаши, несмотря на некоторые его заморочки. Я освободил слугу:

– Про нашу Клятву тебе расскажут позже. Что касается твоей роли в Семье…

– Хозяин, не беспокойтесь. Я быстро найду подход ко всем слугам. Вы только скажите о ваших интересах, чтобы конфуза не произошло.

– Так! Мне твой настрой не по душе. Я не хочу, чтобы ты врывался в комнаты слуг. Они сами должны к тебе приходить, улавливаешь?

– Понял! Мне нравятся правила вашей Семьи. А то был один Хозяин, что выставил по расписанию мне пятерых в день. Еще и удивлялся потом, что это я хожу такой смурной, хех.

– У нас Семья не такая большая. Будешь в поле и по хозяйству помогать.

– Осмелюсь заметить, от грубой работы, руки мои будут в мозолях, и я не смогу усладить ваш слух музыкой. Поверьте, я хорошо играю!

– Поговори мне тут, – рявкнула Линна. – Сразу пойдешь грядки полоть!

– Ясно-ясно! – опасливо поднял руки новоприобретенный слуга.

– Пускай вон с Лаурой бренчит, – подала дельную идею Синкуджи.

– Точно! И от тебя иногда хорошие советы приходят.

– Это что значит?! Совсем оборзел? Линна, смотри, он зазнается! Так и до «одиннадцати плетей» недалеко! – заверещала магесса.

– Ты преувеличиваешь, Синкуджи.

– Тьфу, и кому я об этом говорю? А ты, Ицки, что зенки вылупил? Будешь строить из себя, быстро на кол насажу.

– Простите, госпожа Синкуджи, – пролепетал слуга.

– О, не перевелись еще правильные кавалеры. Не то, что этот… индюк невоспитанный.

– Ваша магичество, нижайше прошу простить недостойного, – склонился я в ироничном поклоне.

– Издеваешься?! Линна, он издевается надо мной!

– Потому что ты даешь ему повод, – агаши не удалось скрыть улыбку.

– Хмпф, – фыркнула магесса.

Урожай вышел поистине фантастическим. Никто из слуг ранее напрямую не работал с альвскими культурами, поэтому мы не были готовы к такому изобилию. В Соленджо или Таннигаве магический фон низкий, и лишь немногие Хозяева тратили силы своих магесс на подпитку почвы. Чаще использовались природные маги, которые работали с обычными сортами. Продать излишки за приличные деньги не выйдет, к сожалению. Магические культуры не особо ценятся на рынке. Берут для слуг в основном. И большая часть Семей сама обеспечивает себя провиантом. Только городские ремесленные или оказывающие прочие услуги Семьи закупают еду.

Ицки приняли с теплотой. Я не встревал в отношения слуг. Линна на него не жаловалась, поэтому я также не цеплялся. Агаши знал большое количество историй, известных баллад и песенок, так что ни одна посиделка не обходилась без его музицирования на сямисене.

Сэйто скорректировала семейный бюджет. Получалось, что мы выходим в плюс: ежемесячно казна пополняется на два злата. За полгода, оставшиеся до срока уплаты налогов, нам удастся собрать двенадцать злат. Вместе с деньгами Мари в казне оставалось всего девять злат. В принципе, если ужаться и кое-что продать, и если Мари продолжит возвращать долг, то мы вполне заработаем требуемую сумму. Расставаться с каким-либо артефактом мне очень и очень не хотелось. На крайний случай можно взять в кредит небольшую сумму у Хасивара. Они предлагали приемлемые проценты тем, кто находится под их протекторатом.

За неделю до окончания второго лета, Мари позвала всех в переговорную.

– Что у тебя стряслось?

– Вот! – наемница громко шмякнула о стол исписанной листовкой.

Я взял бумагу и бегло ознакомился. Немного мешали любопытные лица девушек, что пытались разглядеть написанное из-за спины. Если вкратце, то сегун призывал Семьи отсылать больше слуг на борьбу с главной угрозой королевств.

– Оплата подскочила в полтора раза! Сечешь тему, Хиири?

– Да, я подумывал над таким вариантом… – проговорил я осторожно.

– Это ж почти халява! Смотри, за слуг третьей категории Каваси платит по два злата в месяц, второй – по одному злату, первой – по двадцать сребреников. И самое главное – что?

– Льготы?

– Верно! Слугам, что отслужили два месяца, списывается половина семейного сбора! А за полгода полностью вся сумма.

– Цену потому и повысили, что альвы стали лезть отовсюду, – менторским тоном объяснила Линна. – Не думаешь ли ты, что охрана анклава будет легким занятием?

– Раз плюнуть! Сиди себе в казарме, чаи гоняй, или что покрепче.

– А если альв пожалует?

– Хиири с ним разберется, – уверенно ответила Мари.

– Стоп! Я же говорил, что не помню, как мне это удалось. Нет никаких гарантий, что смогу повторить. Ты готова рискнуть?

– Мне с тобой ничего не страшно. Пока дежурим можно еще деньжат заработать!

– Это слишком опасно, – подметила Линна.

– Но деньги нам не помешают. На додзе подкопим, – выдал я.

– Господин, додзе не стоит такого риска! – возмутилась агаши.

– Не только это. Есть множество слуг, которых я хочу выкупить.

– Смотрите. Сейчас межсезонье, вы уже собрали урожай, – начала наемница. – Многие посылают своих слуг на осень-зиму, чтобы получить льготы. Бывает, что и три раза в год по два месяца отправляют. А за полгода службы платить сбор не надо.

– Ты уже говорил. В принципе я за. Есть возражения?

– Хозяин, я бы лучше осталась… – молвила Дзина.

– Пойдут не все. Я, Мари, Линна, Синкуджи, На-ли, Тсучи, Усенна, Лаура, Кутики. Остальные останутся в особняке. Кто против? Тсучи? – вопросил я, заметив, как поморщилась тивианка.

– У меня просто некоторые планы были. Но заработок для Семьи важнее.

– А почему нас не белешь? Мы уже взлослые.

– Вы не воительницы. Артефакты – не аргумент. Будете защищать особняк и остальных слуг.

– Ладно, – неохотно согласилась Сэйто. – Только не лезьте на ложон, холошо?

– Непременно. Али, присматривай за Ицки. Тогда мы берем повозку и коня, чтобы продолжить сбывать дерево. Хината, Асука, вы будете привозить нам припасы.

– Да, Хозяин.

– Отлично. Я надеюсь, казармы там приличные?

– Хех, можешь не надеяться, – ухмыльнулась Мари. – Их делали не для Лордов. Это ты у нас один рвешься в бой почище слуг.

 

Глава 11

Казармы Дома Каваси оказались на диво убоги. Мы прибыли в городок Сунджи, что в двух днях пути к югу от Соленджо, на самой северной границе с анклавом. Приняли нас с большой охотой, и на Лорда смотрели без особого удивления или пиетета. У любой Семьи может быть период безденежья, так что все члены, включая главу, переезжают в пограничье. А некоторые наемные Семьи жили близ анклавов на постоянной основе. Слова Мари про мою уникальность не подтвердились. Обитель наемников представляла собой несколько простых деревянных бараков с уличными удобствами. Казармы самих слуг Каваси стояли отдельно и выглядели лучше. Единственное, что сделали ради нас – это выставили передвижные стенки, предоставив нашей Семье свой личный угол. Старожилы сразу поведали, что зимой тут будет холодно, хоть второй сезон и не самый суровый.

Нас приставили к пэру Ашикуни – немолодому лысеющему мужчине с равнодушным взглядом. Он коротко пообщался со мной, обрисовал ситуацию и испарился. В дальнейшем мы общались в основном с другими гвардейцами Дома Каваси. Задачи в пограничье простые: дежурство рядом с альвскими джунглями, отражение нападений и периодические глубокие рейды. Помощь населению при переезде или срочной эвакуации. Жители Сунджи хотя и ворчали на столь неприятных соседей, но жилось им неплохо. Еще бы. В пределах города нам дозволялось перемещаться свободно, тратить ману до половины резерва. Поэтому рабочая сила в Сунджи ценилась крайне дешево.

В первое же утро после сна на жестких двухъярусных койках я вывел отряд на полигон:

– Тренировка нам необходима, поскольку не все сталкивались с альвами. Линна будет командовать. Я сначала выскажу свои соображения по боевому порядку, потом обсудим. В общем, в центре Мари, Синкуджи и Усенна, по краям Линна и Тсучи. Позади магесс На-Чжели. Мы с Кутики будем действовать отдельно. Хочу опробовать с ней особую тактику.

– Что ты там еще выдумал? Кутики не справиться с лианами! – набросилась сэмуэй.

– Я буду защищать ее, а Кутики наносить удары в основание лиан. Чем дальше их заморозить, тем больший участок отомрет.

– Ты знаешь, что я с тобой сделаю, если она пострадает? – продолжила наезжать На-ли.

– Я справлюсь! – вскинулась кафанэс. – Не надо считать меня полной неумехой. Мои магические силы возросли. Еще мы с Дзиной занимались у Линны.

– Детские шалости.

– На-ли, ты говоришь обидные вещи.

– Прости, я беспокоюсь за тебя.

– Знаю…

– Отставить лобзания! – рявкнула Линна. – На тренировке и в бою есть только вы, враг и приказы командира. Мои приказы. С порядком, который предложил господин, я согласна. Мы должны быть готовы к любой ситуации, и я как раз придумала несколько упражнений…

До самого вечера неумолимая агаши изгалялась над нами. Синкуджи выступала в роли альва: нападала на нас земляными «руками». Мы защищались. Так и магесса смогла лучше понять их технику, и мы отработать разные защитные и атакующие связки. Даже я, пользуясь магией, выдохся полностью. Что уж говорить про неодаренных слуг. Только тивианке было все нипочем – слопала пять порций и завалилась спать. Прочие наемные Семьи приходили на нас поглядеть, некоторые слуги даже просили научить их бороться с альвами. Видимо, как и мы, в первый раз служат на границе с анклавом. Мы охотно принимали их в свою учебную группу. Подключились к нашей компании и бывалые вояки, дали несколько ценных советов. Местные альвы использовали тонкие лианы-копья, что могли пробить слабый магический щит. Еще кислотным соком брызгались, как у нас в Эринее. А вот яда можно не опасаться.

Утро наше начиналось примерно так: «Подъем! Джунгли отступили на сто метров» или «Просыпайтесь салаги! Джунгли продвинулись на пятьдесят метров». В Сунджи росло много желто-лиственных растений, но это не были чистые джунгли. Магический фон не такой большой, чтобы они вытеснили обычный лес и приютили альвов. В каждом селении проводились специальные замеры: как далеко наступили джунгли, если взять за основу прямую от центра анклава до города. Бывало всякое: некоторые анклавы не меняются веками, другие постоянно кочуют за магическим фоном, третьи возникают или исчезают спонтанно прямо в центре новских земель

С неделю мы прозанимались, прежде чем поняли, что вряд ли сможем научиться чему-то большему без живого врага. Поэтому вернулись к заработку. В Сунджи даже нов с парой слуг мог освоить огромное поле, нанимая рабочих из пограничников. Нужда в древесине рядом с анклавом огромная. Это и постройка казарм для наемных Семей, и переезд целых поселков дальше от границ с анклавом. Однако предложений масса, и цена на обработанное дерево оставалась мизерной.

Восемнадцатого числа второй осени нас погнали в рейд. Пэр Ашикуни возглавил поход в джунгли. Шады остались в городе, поскольку они легко могли нас выдать. Что я могу сказать? Постоянная сырость, грязь, матерящиеся наемники, покрикивающие гвардейцы. Тяжелее всего пришлось Синкуджи. Так-то она тоже владела слабым усилением, но это не мешало ей ругать всех и вся. Слава Творцу, после одной ночевки, мы повернули назад. Воздушные маги поднимались вверх над деревьями, докладывали обстановку. Им удалось разглядеть двух альвов вдалеке.

Время летело со скоростью молнии, и вот уже вторая зима полностью вступила в свои права. Иногда шел снег, но долго белый покров не залеживался – слишком тепло. В один из таких гадких дней, когда непонятно – то ли дождь льет, то ли снег валит, случился сильный выброс маны на территории анклава. Впервые в своей жизни я мог наблюдать столь редкое, непередаваемо красивое и смертельно опасное природное явление – огненный штог. Мы постарались забраться на место повыше и словно завороженные наблюдали за разгулом стихии. Фронт начинался всего в нескольких километрах от Сунджи. Алые раскаленные воронки опускались с небес, выжигая джунгли и оставляя после себя лишь дымящиеся угли и смерть. Все вокруг быстро заволокло дымом и пеплом, видимость упала.

Слуги Каваси забегали, и мы увидели, как к пэру Ашикуни прискакал всадник на взмыленной лошади.

– На Токомияги напало два альва! – громко сообщил нам мужчина, выслушав сообщение. – Все марш к повозкам! Кто не будет участвовать в сражении, оплаты не увидит! А за каждого убитого альва будут бонусы!

Некоторые потянулись прочь из города. Именно поэтому отношение к наемникам, служащим вместе с Хозяевами, было прохладным. Тому достаточно приказать не вступать в бой, и слуга не может ослушаться. Другие же наемные слуги-одиночки проходили проверку на отсутствие подобных приказов. Большинство приняло предложение Ашикуни, и устроилось к пригнанным повозкам. Часть путешествовало на своих скакунах. Противный дым стелился над дорогой, и буквально в паре километров бушевал настоящий лесной пожар. Встречалось много беженцев, что странно. В такой ситуации лучшим выходом будет путь на север, но никак не вдоль границы. Через полчаса мы приблизились к соседней Токомияги, и Лаура поведала:

– Один их хранителей близко, второй в той стороне.

Это частично объясняло положение. Один из альвов перекрыл выход, загнав жителей в ловушку.

Ашикуни сразу погнал нас на врага, окруженного редеющими наемниками и гвардейцами. Обычно в селении поддерживалась численность войск в две сотни новов – оптимальное число для сражения с одиночным альвом. На Токомияги же напало двое, и местным приходилось тяжело.

– На-ли, следи за ранеными, но не трать сразу весь заряд, – проинструктировал я сэмуэй на тему пользования магическим рогом.

– Поняла.

– Построиться! Обходим слева! – крикнула нам Линна.

– Вонси, там еще третий сюда движется. Я поговорю с ним!

– Будь осторожна, – бросил я Лауре вслед.

На открытом пространстве тело альвов более уязвимо, но и для лиан нет почти никаких преград – только дома жителей. Мы обошли тварь слева и сходу врубились в переплетение желто-коричневых отростков. Я и Кутики действовали чуть поодаль от основного строя. После атаки стены джунглей, мы совершали бросок вперед, и кафанэс обрубала лианы точной заморозкой. Я отбивался от одиночных и защищал Кутики широким барьером. Два раза мы обрезали стену метров на двадцать, и альв понял, от кого исходит главная опасность. Укрывшись щитом и подхватив кафанэс на руки, я быстро спрятался за строем союзников. Больше мы так не рисковали, последовательно отрезая от «рук» метров по пять. Не обошлось и без ранений среди наших. Кутики, замешкавшись, попалась в захват лианы, которая чуть не отрезала ей ступню целиком. Усенна получила несколько кровоточащих резаных ран на руках и плече. Пробивная лиана-копье умудрилась пройти земляной щит Синкуджи. Альв целил магессе в голову, но той удалось отклониться. Когда напитываешь землю маной, начинаешь чуять ее и видеть направление удара. Острый наконечник сильно распорол Синкуджи щеку. На-ли тут же бросилась к пострадавшей, но одаренная буквально взбесилась: со всех сторон к лианам поползли земляные захваты. Даже толстые руки оказались прижаты к грунту. Мы, разумеется, поспешили воспользоваться удобным положением и славно порубили альва.

– Угомонись! – бросил я Синкуджи. – Экономь ману!

– Беф тебя фнаю! – злобно ответила магесса, зажимая рану.

Уработав альва до пятидесяти метров, войска стали закидывать виднеющуюся тушу дальнобойными заклинаниями. Подожженные стрелы, арбалетные болты, огненные шары, ледяные глыбы, барьерные диски, воздушные смерчи, железные снаряды «металла», водные звезды, земляные копья, «природные» цепи – все шло в ход. Вот несущаяся в меня лиана неожиданно замедлила полет и безвольно опала. Сражающиеся новы радостно заревели. Гигант окончательно затих.

Недолго продлилось счастье от победы: нам навстречу летели новые подвижные «руки». Ослепительно белого цвета.

– Это Белый! Белый! – благоговейно раздалось вокруг.

Времени обсудить необычного альва у нас не было. Линна скомандовала заходить ему сзади. Похоже, все защитники Токомияги, что сдерживали его некоторое время, пали. Бой протекал тяжело. Основная часть резерва израсходована на первого врага, и мы больше полагались на физические умения воинов. Белый альв-альбинос имел радиус более двухсот пятидесяти метров. Он разил зазевавшихся новов без всякой жалости. Утаскивал за ноги и руки, сбивал строй своей снежно-белой стеной джунглей. Будто сама зима выслала нам небесную кару. Когда войско рассредоточилось и полностью окружило его, стало легче. Хотя действовали менее слаженно, чем в Каскано. Гвардейцы имели специальные трубы, но простым наемникам оставалось только орать что есть мочи, предупреждая об отходе альва.

[Лаура]

Разделившись с вонси, я бросилась в джунгли навстречу третьему хранителю. Огонь плескался вокруг, дым мешал нормально ориентироваться. Надо остановить его, во что бы то ни стало. Увидев первые руки, я замерла, с опаской наблюдая за альвом. И точно, стоило мне постоять на месте немного, как пришелец бросился в меня тучей лиан. Я отпрянула назад:

– Хранитель, я хочу поговорить!

Несколько лиан приблизились ко мне:

– Новский прихвостень, что тебе надо?

– Остановись! Зачем ты сражаешься с новами?

– Это моя миссия.

– Но зачем?!

– Тебе не понять.

Слишком беспечно я отнеслась к незнакомому хранителю. Стоило чуть расслабиться, как верткая лиана скрутила меня за ноги и повалила на землю.

– Нет! Стой!

Не хочу умирать! Более толстая рука обхватила мой живот, и начала сдавливать. Не хочу! Нет! Я отчаянно вырывалась и взывала о пощаде, но альву было наплевать. Надо мной зависла узкая рука с острым наконечником. Будто хищник перед прыжком.

Не знаю, что в этот момент на меня нашло. Наверное, ежедневные занятия с Усенной повлияли. Я запела. Отчаянно, стараясь изо всех сил, жадно глотая воздух, пропахший гарью, часто срываясь из-за сдавливающих лиан. Хватка ослабла, и песнь полилась более ровно. Я пела про храброго мальчика, что смело шагал вперед, невзирая на опасности. Синкуджи заявила, что песни из Каскано не примут в патриархате, но эту Усенна оставила. Даже мне становилось поначалу радостно от светлых слов и веселого мотивчика. До тех пор, пока настырная Усенна в сотый раз не правила мое произношение некоторых слов.

Допеть не успела. Живот скрутило, и меня вырвало.

– Славный цветок вырос, – произнесла говорящая рука хранителя. – Негоже губить такой. Уходи.

Лиана вздернула меня и поставила на ноги, которые предательски дрожали. Не став медлить, я рванула назад к селению. Все еще ощущалась слабость, и пару раз спотыкалась о гадкие корни деревьев. Однако альв никуда не торопился.

Выйдя к деревне, я поспешила на поиски главного нова, у которого на голове почти не осталось корней. Вот он!

– Сюда идет третий альв!

– Я знаю, – ответил предводитель. У них также имелся один шад, который подсказывал о нахождении других альвов. – Жаль, не успели Белого завалить, – Посетовал безкорневой и обратился к другому нову в доспехах. – Труби отступление. Раненых на повозки! Живее!

[Хиири]

При отходе мы и соседние новы оставались до последнего. Отступали по дороге на север, а не обратно в Сунджи. Не хватало еще альвов за собой привести в беззащитное село. Нам пришлось сдерживать альбиноса, пока с противоположных сторон эвакуировались остальные войска.

Мы отошли в деревню, что располагалась в нескольких километрах севернее. Ашикуни тут же начал собирать ополчение, пользуясь законом сегуната о добровольческой армии. Несколько гвардейцев отыскалось. Также пэр попросил у меня Лауру, чтобы с их шадом докладывать о передвижениях врага. Само собой, я согласился. В дальнейшем, при оплате наших услуг, будет проводиться допрос, и за такую специфичную помощь нам неплохо заплатят.

Собрав приличное войско в три сотни новов, мы двинули обратно. Белый альв куда-то исчез, и с оставшимся сообща расправились быстро. На этом наше сражение окончилось. По моим крайне грубым прикидкам, полегло около двух сотен новов: половина из защитников Токомияги, четверть были мирными жителями, четвертая часть потерь из пограничников Сунджи. И это сделали всего три альва, не особо старавшиеся согласовывать свои действия. Что же тогда сделают две сотни?

Уже уходя, среди груды обломков одного токомиягского дома я увидел шевелящуюся руку. Вместе с девушками достали оттуда полумертвую женщину. Рог еще был не полностью разряжен, поэтому слугу вылечили. Я получил разрешение у Ашикуни оставить свободную в своей Семье, хотя обычно всех слуг, потерявших Хозяина, забирает Дом сегуна. И уже потом выплачиваются премиальные наемникам. Видимо, пэр оценил наш вклад в победу над альвами.

Второго числа третьей весны мы возвращались в Соленджо, и на дороге при въезде в город нас встретили Мицу с Сэйто. Девушки радостно бросились обнимать меня и других членов Семьи. По прошествии столь трогательной сцены мы продолжили путь, въехав в пределы родного Соленджо.

– Ну как вы тут?

– Простите, Хозяин, – помрачнела Мицу. – Нас с Хинатой ограбили недели две назад, когда мы шли на рынок за покупками. Их было много, поэтому я не доставала артефакт.

– Не пострадали?

– Нет. Почти целого злата лишились.

– Что за Семья?

– Старшая Семья Иватэ, Хозяин. При старом главе входили в Дом Иватэ. Около сотни слуг.

Да, с такой Семьей нам еще рановато тягаться.

– Кстати, а твой артефакт?

– Нас не обыскивали.

– Странно.

– Отнюдь, господин, – взяла слово Линна. – Вы путаете их с разбойниками. У якудза свои правила. Это был простой «наезд».

– Да, – подхватила знающая Мицу. – За суд ведь надо платить от злата и более, поэтому они грабят на небольшие деньги с тем расчетом, что жертва не будет судиться.

– Если бы они забрали дорогой артефакт, то это уже другой разговор, – объяснила агаши.

– А как с похищением слуг?

– Сакура, упокой Творец ее душу, надолго отвадила от нас таких личностей. Главное, не забывайте, господин, что вам нельзя на людях выказывать привязанность к слугам.

– Тупая криворукая овца! Ничего нормально сделать не можешь! Хочешь, чтобы я тебя на рынок слуг отправил?! – сказал я громко, привлекая внимание прохожих. – Так?

Синкуджи уже было открыла рот, чтобы возмутиться, но Линна ответила первая:

– Простите недостойную. Не продавайте меня, я еще пригожусь, – агаши сделала скорбное выражение и добавила тише, – Именно так. Немного наигранно, но сойдет.

– Смотри, чтобы к тебе не прилипла эта маска, – пробормотала магесса, разочарованная, что не удастся спустить пар на мне.

– Да, это Отонаси, – показал я на спасенную нами слугу.

Вполне обычная ниппонка средних лет. Темные волосы, привычная для сегуната внешность. Единственное отличие – девушка немая. Даже само имя ее означало с древнего языка – молчунья, или что-то в этом роде. Кое-как смогли наладить с ней общение с помощью записок.

– Отонаси не говорит, но все понимает, – объяснила Кутики. – Она любит животных.

– Тебе понлавится в нашей Семье! У нас есть колова и кулы. Еще есть Почи – он стлашно выглядит, но доблый…

Немая с улыбкой слушала девичьи разговоры, иногда кивая или мотая головой.

По приезду в альвский особняк сразу закатили шумную пирушку. Рассказали про службу, про вторжение. Из-за огненного штога на три пограничные деревни напали в совокупности восемь альвов, забрав жизни около трех сотен новов и разрушив два селения до основания. Про Белого ходили разные противоречивые слухи, которым Лаура не советовала верить. Это такой же альв, только с белой «корой», ничего более. Мари немного расстроилась из-за того, что я не повторил свой прошлый подвиг по уничтожению альва. Вот еще. Буду я рисковать собой ради какой-то невнятной чепухи.

После приветственного банкета, мы вернулись к серым будням. Наступила «неделя Синкуджи». Из-за подавленного состояния магессы я всячески старался растормошить ее, не пренебрегая банальным сексом. Во-первых, после долгого перерыва напитывать землю энергией для новых посевов – сущее мучение. Но главное заключалось в хорошо заметном кривом шраме, что «украсил» левую щеку прекрасной блондинки. Если меня не было рядом, девушка превращалась в настоящую фурию, срывающую злость на любом, кто попадется под руку. И только десяток комплиментов о ее красивых глазах, чудесных волосах и волшебной улыбке мог заставить на время успокоиться. И ведь в Сунджи с ней особых проблем не возникало.

– Я уродина.

– Нет же. Ты самая прекрасная магесса на свете!

– Врешь!

– Как же я могу врать Богине земли?

И закрепляющий поцелуй. Так повторялось много раз, пока точку не поставила Алиетого. В один из очередных скандальных приступов девушка подошла к Синкуджи (встав ко мне спиной, чтобы я не видел) и просто отогнула широкую повязку, что скрывала часть ее лица. После этого магесса надолго замолчала, а потом даже извинилась перед Семьей, и милостиво разрешила мне оказывать внимание другим слугам. Судя по тому, что в первую же ночь меня навестили вдвоем изголодавшиеся Сэйто и Али, они действительно ждали моего возвращения и не воспользовались всегда готовым помочь Ицки. Уж я постарался показать им свою любовь и заботу за все два месяца.

Также шестого числа сходили всем «боевым» составом на прием в канцелярию, дабы слуги прошли клятвенный допрос и отчитались о двух месяцах службы. За неделю люди Каваси обещали посчитать и подготовить оплату наших услуг. Но что известно точно, так это сумма налоговых льгот в размере девяти с половиной злат. А в следующем году с учетом возросшего сбора вышло бы около девятнадцати.

Мари снова умотала на заработки, мы также вернулись к прежним занятиям. Иногда ходили в гости к соседям, пару раз сами принимали гостей. Шумигасу более не приглашал нашу Семью. Не слишком-то мы влиятельны в Соленджо, и особых поводов не давали. С наградой за службу подле анклава Каваси пожадничал – дал двадцати процентную надбавку за месяц, в который произошло нападение.

Слуги работали, и в большинстве им не требовались мои команды, так что я вздохнул с облегчением. Бревна, доски, брус, опилки разных пород дерева начали мне уже в кошмарах являться, так что я отложил это занятие. Первый годовой сбор мы уплатим легко, а дальше посмотрим. Все же мне немного совестно было сидеть без дела. Я еще раз внимательно перечитал купленный учебник по артефакторике, и направил свои стопы в соленжский научный центр. За наставничество в области магии здесь брали столько, что налоги Гоцу по сравнению с этим – просто мелкие траты. Однако некоторые Семьи с охотой брали помощников, их даже не смущал титул Лорда.

Большое строение с каменным основанием и деревянной крышей возвышалось на три этажа прямо в центре комплекса, который располагался на западе Соленджо, в противоположной части от речки. Я толкнул дверь и вошел в просторное хорошо освещенное помещение. Дом старый: камень покрылся трещинами и ржавчиной от воды, кое-где рос мох, но в целом чисто и опрятно. Повсюду стоят шкафы, столы с приборами непонятного назначения. Именно так я себе и представлял берлогу мага-ученого.

– Зачем пожаловали, господин? – обратилась ко мне слуга, почтительно встав со стула.

– Мне сказали, вам нужны помощники. Это Лорд Шейн? – указал я на спящего на скамье мужчину. Рядом с ним сидели две женщины – магесса и воительница.

– Да. Хозяин работает ночью в основном. А вы?

– Младший Лорд Хиири.

– Лорд?…ну не знаю… – засомневалась слуга.

– Ни хрена ты не знаешь, – пробормотал сонно мужчина. – Вот поэтому мне и нужны смышленые новы!

– Простите, что разбудил.

– А, чего уж тут.

Мужчина устало потянулся, разминая мышцы. Лорд Шейн походил на чистокровного тагойца – загорелая кожа, высокий, широкое скуластое лицо, густые слегка вьющиеся черные волосы. На вид лет тридцать пять, одежда среднего пошиба, украшений немного.

– Значит, хочешь ко мне пойти?

– Да, господин Шейн. Дипломированный магистр барьеров. Обучался в Эринее. Знаю также по несколько оттенков иных стихий.

– Барьеры! Это хорошо! Мне они не даются почему-то. Моя первая слуга составит контракт. Обмозгуйте с ней все. Завтра приходи. А я спать.

С этими словами Лорд завалился обратно на скамью. Воительница тихо вздохнула и попросила меня пройти в другое помещение для составления договора. Не ожидал я, что ученый так быстро примет решение. В чем тут может быть подвох?

 

Глава 12

Лорд Шейн на поверку оказался довольно эксцентричной личностью. Иногда вызывающей раздражение, иногда улыбку. Но он точно не плохой нов. Рассеянный, увлекающийся – немного походил на Го*** из моих воспоминаний. Работал в основном по ночам, днем – отсыпался.

Драить пробирки мне не поручали, как я того опасался. У Шейна имелось достаточно неодаренных слуг для грубой работы. Мне же требовалось запоминать, что он делает и выполнять мелкие поручения. Прознав, что у меня есть слуга-сэмуэй, Шейн тут же привлек На-ли к работе, сделав меня еще и донором маны. Работа в магическом центре подворачивалась нечасто. Шейн старался поскорее с ней разобраться, чтобы вернуться к своим изысканиям. Интересы ученого охватывали многие отрасли: и археологию, и древнюю историю, артефакторику, альвологию и прочее.

Когда было время, и Лорд находился в прекрасном расположении, мне удавалось узнать кое-что новенькое о создании магических артефактов. В принципе, не такая уж сложная задача. Все сводилось к нехватке заготовок. У каждого образца для артефакта был свой параметр магической емкости. Рога кафанэс в этом почти не имели конкурентов, и из них получались лучшие работы. Само плетение состояло из двух частей: около четверти емкости занимал каркас заклинания определенной стихии, остальное – мана для заряда. В более простых заготовках заклинание занимало до половины объема. Именно поэтому так ценились рога с естественной способностью кафанэс – их не надо было переделывать, что сохраняло ту четверть объема для общего запаса маны.

В целом я разобрался с наукой создания артефактов. Даже парочку простеньких сам сделал. Только вот вряд ли этим можно всерьез зарабатывать. Если уж даже такой мастер как Лорд Шейн перебивается редкими заказами и явно не жирует, то мне и подавно ничего не светит. Жаль, ведь мне действительно понравилось этим заниматься.

Будь у нас возможность передавать ману напрямую в артефакт и если появится новый доступный материал для магических заготовок, то жизнь новов серьезно изменится. Станет меньше нищеты, смертей и болезней. Мощные и дешевые лечебные артефакты, боевые, природные. Кто знает, может мы и альвов наконец приструним? Шейн часто рассуждал на эту тему, и однажды выказал одну странную теорию.

– В древние времена новы могли создавать артефакты из металла. Любого: железо, медь, олово.

– Что-то не верится, – засомневался я. – Тогда бы остались хоть какие-то свидетельства.

– Да это было так давно, что ничего не уцелело. Многие тысячи лет назад. Задолго до становления и распада великой Ниппонской империи.

– И как же они создавали такие артефакты?

– Знал бы, так не коллекционировал бы все эти кости и рога. Среди ученых ходит теория, что древние владели специальным оттенком маны, который не выпускал энергию из хранилища.

– Больше на сказку смахивает.

– Это не сказки! – неожиданно взъярился Шейн. – Все находки археологов говорят об этом. Пойдешь со мной в экспедицию, сам убедишься!

Оп-па. Что еще за экспедиция? Раньше тагоец не упоминал о подобном.

– Экспедиция?

– Да! Ты же слышал про под-озерный город дивов в Шидо?

– Слышал.

– Так вот, его построили не дивы а новы. Удивлен? Раскопки показали, что несколько тысяч лет назад, шидосадарской пустыни не существовало. Раньше там была плодородная земля с прекрасными новами и построенными ими городами. Строения возвышались на десятки метров! Уже потом нарос этот проклятый коралл, спрятал все величие древних. А наглые дивы заняли апартаменты наших предков, что достались им на халяву.

– Это правда? Первый раз слышу о подобном.

– Сами озерные гады утверждают, что построили подводный город собственными руками… или плавниками. Бред. Все специалисты по дивам, что там побывали, в один голос твердят о новской архитектуре.

– И вы хотите отправиться туда?

– Да! Деньжат скопил немного, хватит на пропуск. Поедешь?

– Хмм. Пожалуй, будет интересно. Если только они не дерут втридорога.

– Не переживай, потянешь. «Воздух» подучи. Вот, я тебе один оттенок покажу. А то без жабр тяжеловато под водой дышать.

В конце весны большая часть Семьи собралась в таверне Манахико – крупнейшем заведении во всем Соленджо. Лаура вела себя уверенно и все также беспардонно, будто не у нее сегодня дебютное выступление. Вообще, в Соленджо имелось два театра от Дома Искусств, в который входило множество разноплановых мелких Семей. И циркачи, артисты и певцы, фокусники и прочая братия. Также в городе множество уличных сцен. Однако мы пока решили оценить реакцию зрителей, к тому же за выступление в таверне Манахико денег не брали.

В зале присутствовало несколько семей с Лордами во главе. Были также и отдельные слуги. Манахико – не та таверна, где бесхозным слугам настрого запрещен вход. Когда на помост поднялась Лаура, разговоры поутихли. Безумные глаза странного цвета, шевелящиеся змеевидные волосы, коричневые губы – все это сразу привлекало внимание. Ну и плюс не так-то часто в Соленджо появляются новые звезды. На сцену вышла Усенна, надевшая по такому случаю облегающую ее фигуру юкату, и произнесла немного напряженным голосом:

– Господа Лорды и пэры, слуги и лоты. Представляю вашему вниманию Лауру из Семьи Хиири. И первая песня – «Торговец джунглей». Наслаждайтесь!

Негромко зазвучали струны сямисена под сильными руками Ицки. Сэйто, на приличном уровне освоившая свой хитирики, тихонько подыгрывала. Когда полились слова песни, все еще звучавшие разговоры стихли. Шад пела про отважного фермера, что поселился прямо на границе с джунглями и сумел договориться с альвами, постоянно обводя их вокруг пальца. Это был веселый запоминающийся мотив, несмотря на мрачноватую тему. В некоторых местах слушатели смеялись. Даже я, десятки раз слышавший ее репетиции, застыл и заворожено следил за перепадами музыки, незамысловатым сюжетом и ярким звенящим голосом Лауры. Пожалуй, еще оставались фальшивые нотки, но в целом она пела бесподобно.

Не мудрено, что по окончании выступления, зал таверны зашумел в овациях, и Лорды щедро принялись одаривать ходившую меж рядов Усенну с ритуальной чашей для сборов. Певица спела три разных номера, каждый со своей уникальной интонацией. Для измененной Лауры это не составляло никаких проблем. Она могла даже петь баллады по очереди женским и мужским голосом, но пока девушки решили не экспериментировать. При каноничном ритуале шада обычно выбирают какую-либо боевую способность. Только естественная мутация может привести к таким неожиданным результатам.

– Хозяин, почти целый злат! – тихо сообщила подошедшая Усенна – довольная, с раскрасневшимися щеками.

– Это ж мой заработок за неделю! – горестно вздохнул я.

– Вонси, ну как тебе? – подбежала Лаура.

– Восхитительно! Ты просто умница.

– Вот видишь! А ты говорил, что я ничего не умею.

Хоть я и не говорил подобного, согласился:

– Да, ты была права. Следующее выступление в Доме Искусств?

– Мы еще две песни отрепетируем, – осадила Усенна.

– Они и так нормальные, – возразила шад.

– Ничего не нормальные. Твое произношение в припеве никуда не годится.

– Нет! Вонси, скажи ей! Я спою их тебе.

– Пусть Усенна решает, – пошел я на попятную.

Лаура произвела настоящий фурор в Соленджо, завоевав сердца всех ценителей искусств и даже далеких от сего вида развлечений. Сразу после первого выступления в таверне ее перевели в закрытый «лордский» театр. Сэйто с Линной заключили выгодный договор с Домом Исскуств. Разумеется, первые показы возжелали посетить все видные Лорды Соленджо, включая Шумигасу. Соответственно и первая выручка для нашей Семьи составила просто невероятную сумму в четырнадцать злат.

От правителя города пришло приглашение на прием. В то же время и Шейн уже требовал выезда в экспедицию. Грозил отправиться без меня. Лето в самом разгаре, и нам следовало поторопиться, дабы не застудить свои тушки в холодной воде третьей зимы. Скрепя сердцем, отправил Лорду Шумигасу письмо с отказом, объяснив, что договорился об отъезде задолго до этого, и пообещав, что после экспедиции обязательно навещу сегунский замок.

В особняке пришлось выдержать настоящую баталию с наседками в лице Тсучи, Сэйто и, разумеется, Линны. Будь воля первой слуги, она бы всю Семью отправила со мной в путешествие, загубив посевы и оставив особняк на разграбление мародерам. Кое-как удалось убедить, что большой отряд мне не к чему, а Шейну можно доверять – тагоец бить в спину не будет.

– Синкуджи точно останется в особняке, иначе весь урожай погибнет. Поедут Усенна, На-ли и… Кутики, – последнюю я включил из-за опасности разделения нашей сладкой парочки. Сэмуэй без своей дражайшей половинки становится ужасно раздражительной. Так-то Кутики нам сгодится исключительно в роли телохранительницы. Ни у меня, ни у Шейна нет квалифицированных магов воздуха, чтобы провести под озеро кого-либо еще. Так что спускаться будем я, Шейн и две его магессы средней силы, специально натренированные на воздушный оттенок маны для подводного плавания.

– Тсучи как боец нам пригодится, – вставила агаши.

– Нет. Тебя нам хватит. Тсучи будет заменять Усенну на выступлениях Лауры. Сейчас шад приносит больше всего денег в казну. Грех оставлять это дело на самотек.

– Я займусь, Хозяин, – склонила голову тивианка.

Собирались мы в страшной спешке, да и сам поход походил на паническое бегство. Шейн требовал гнать во весь опор, останавливаясь на ночлег уже поздно вечером. Лорду-магу не нравилось сидеть без дела, вдали от своей любимой лаборатории.

Семнадцатого числа второго лета мы прибыли в То-Цзанити, все такой же прекрасный и величественный. Неприятные воспоминания о прислужниках пятой Великой Семьи в лице Сэмуэля я постарался отогнать. Никаких вестей от эринейских дамочек пока не поступало, и это хорошо. Наверное. Пусть сами разбираются со своим змеиным клубком.

Шейн направился договариваться с дивами, и мы увязались за ним. Посольство водоплавающих представляло собой бассейн-гавань с крышей. Кабинеты, где принимали гостей, напоминали наполовину пруды, выдолбленные в каменной толще, наполовину новский кабинет для посетителей. Пока мы ждали посла, обменялись впечатлениями с Лордом. Наш разговор неожиданно прервал вынырнувший див. В бассейне имелся специальный туннель, откуда и приплыл хозяин. Посол напоминал огромную щуку, с мое бедро толщиной и метра два в длину. И морда у него была такая осуждающая.

– Мое имя… – далее див произнес набор щелкающе-булькающих звуков, которые я бы ни в жисть не повторил. Вообще, рыбина говорила с чудовищным акцентом, периодически заныривая обратно в воду. – Можете обращаться ко мне господин Чошра. Я помощник посла *набор звуков* в То-Цзанити. Чем могу быть полезен?

– Мы собираемся на раскопки западных туннелей нижнего пятого уровня, – начал Шейн. – В прошлый раз не успели за две недели завершить начатое.

Щука озвучила цену на проведение раскопок, и ученый принялся яростно торговаться за каждый сребреник. Нам, слава Творцу, платить не надо. Своей помощью отработаем вступительный взнос. Усенна посматривала на дива с нездоровым гастрономическим интересом, и я по-тихому шикнул в ее сторону.

Этим же днем добрались до западного берега озера и разбили лагерь. Шейн не собирался тратить свои и так поредевшие финансы на комнату в гостинице. Мы разбили палатки и наконец как следует отдохнули. Дело в том, что в плавании на корабле по Таше вверх по течению все слуги участвовали в гребле. В противном случае цена за проезд взлетала до невиданных высот. Воздушные и водные маги помогали своими силами. От Хозяев участия не требовалось, но я также греб вместе со всеми. Неплохая разминка. Форма, к слову, уже почти восстановилась до прежнего уровня, хотя в спарринге я иногда и чувствовал себя деревянным неповоротливым манекеном. Для рук более привычными оставались топор и рубанок, нежели полюбившаяся шпага.

Утром сразу же начали тренировки по спуску в воду. В академии нас учили добираться под водой до противника, но обычно этот способ не предполагал длительного плавания. Просто напитать кусок воздуха маной и собрать воздушный шар вокруг головы. Шейн же сказал, что нам понадобится запаса на час работы минимум и показал оптимальные контуры кармана для дыхания. Лицо облеплено тонкой прослойкой воздуха, над головой – небольшой карман, далее широкий раструб идет за спину, где располагается главное хранилище, словно огромный рюкзак за плечами. Таким образом руки и ноги остаются свободными для движения, плюс скромные размеры позволяют протискиваться в узкие щели подводных завалов. В качестве системы балансировки в наличии подвязывающиеся на пояс камни. Также отработали условные сигналы при плохой слышимости под водой – жесты руками и стук камня о камень с разной периодичностью.

К обеду осуществили первый спуск. Словно в другом мире очутился. Пугливые стайки рыб, разноцветные кораллы и ракушки, водоросли и тина. И два небольших назойливых дива с миниатюрными копьями, которых приставили следить за нами. Шейн спускался уверенно, отлично зная дорогу по своему предыдущему посещению. Мы карабкались вниз по спущенной с грузилом веревке по почти отвесной стене озера, испещренной всякими наростами и разными узкими ходами.

– Хозяин! – услышал я тихий крик одной из магесс, показывающей куда-то в сторону.

– Вот наш лаз! – воскликнул ученый. «Следуй за мной» – показал Шейн жест и бросился к темному зеву.

Мой воздушный мешок почти касался стенок лаза, когда я протискивался внутрь. Представшая в прозрачных водах Шидо картина заставила изумленно застыть подобно утопленнику. Впереди расстилался удобный широкий коридор прямоугольной формы. Все, как и говорил Шейн. Дивы строят в основном округлые строения и пещеры. Здесь же все пахнет новами. Похоже, этот коридор затопило прежде, чем кораллы добрались сюда. Известно, что в воде шидосадарский камень растет плохо. Либо вымыло со временем под давлением.

Везде заросли тины и разных полипов, мелькают редкие рыбешки. В паре мест потолок обвалился, но в целом путь комфортный. Изредка по бокам виднелись нечто вроде проемов, некогда бывшие дверьми. Однако наш путь лежал дальше. Шейн целенаправленно греб ластами, то сворачивая в боковые ответвления, то пролезая в какие-то трещины. После минут пятнадцати изматывающего пути мы остановились в широком помещении, на противоположной стороне которого было что-то вроде лестничных ступеней и огромных широких створок дверей. Шейн приблизился:

– За две экспедиции мы смогли пробиться сюда, но на эту дверь сил не хватило. Мой «огонь» тут бесполезен, а слуги у меня не ахти. Сдюжишь?

– Справлюсь. Только давай на поверхность выплывем. Не привык я к такому…

– Без проблем.

С непередаваемой радостью я вкусил свежий чистый воздух, когда мы выплыли на поверхность. Бдительная и напряженная Линна немного расслабилась. Она не доверяла Шейну. Ее должность не позволяла ей полагаться на кого бы то ни было вне Семьи. Даже мои уверения в надежности Лорда не развеяли всех ее подозрений.

Примерно четыре дня мне понадобилось, чтобы с помощью барьерной пилы проделать отверстие в створках ворот. Под водой с зазубренным диском работалось тяжелее, да и камень поддавался с трудом в отличие от дерева. Главное ограничение состояло в том, что большая часть ресурсов уходила на поддержание запаса воздуха. За проходом мы обнаружили новый коридор и очередные створки ворот. Шейн в это время взламывал других проходы, пытался отыскать щели или слабые места в кладке.

Дивов было легко отличить – они нас совершенно не боялись, плавали рядом, разглядывали с любопытством. Один раз при спуске я приметил силуэт огромной пресноводной акулы-дива. И это в озере-то. Какие тогда монстры в морских пучинах обитают?

За две недели, отпущенные на изыскания, нам удалось пробиться через четыре двери и одну толстую стену. Однако никакой «королевской сокровищницы», о которой грезил исследователь, мы так и не отыскали. Все больше хлам и непонятный мусор. Уже в последний день, плывя к выходу из лаза, я заметил:

– Шейн, а почему ты здесь не все входы проверил?

– Как-то не до них. Все вперед стремился.

– Так давай посмотрим, пока еще мана есть.

– Ладно. Я возьму на себя левую сторону.

В одном из крохотных помещений мы обнаружили странного вида то ли бочонки, то ли кувшины из непонятного материала. Шейн тут же экспроприировал имущество и доставил на поверхность. Последнее вызвало недовольство сопровождающих, однако увлеченный ученый просто послал их подальше. Вроде как мы должны сначала предоставить все находки к досмотру дивам.

– Это точно наследие древних! – выплясывал радостно тагоец на суше. – Вскрываем?

– Поосторожнее, господин Шейн. Мало ли заразу какую принесет, – нахмурилась Линна.

– Ладно. В лаборатории вскроем. Хиири, с меня должок.

– Все согласно уговору.

– Хорошо-хорошо. Будет тебе десять злат за находку, – вздохнул Лорд.

На обратном пути также никаких приключений не возникло. Грести не надо – знай себе полеживай в гамаке, да любуйся на спокойные воды Таши. Отлично съездили! И дивов посетили, и на наследие древней цивилизации поглядели, и заработали чуток. Жаль, что нас не допустили к настоящему населенному подводному городу. Говорят, там просто неописуемая красота, а от разнообразия дивных обитателей пестрит в глазах. Ну да и так тоже неплохо. Будет что детям рассказать, если таковые появятся когда-либо.

Шейн сразу убег в лабораторию, я же взял себе отпуск. Попросил держать меня в курсе исследований, хотя и сомневался, что нам попалось нечто стоящее. Лаура все также продолжала приносить денег больше, чем мы все вместе взятые. Видя такой успех, я начал строительство додзе для Линны. Тсучи удалось наладить отношения с семьей кровельщиков, поэтому на черепицу будет скидка. Вот на татами и остальное необходимое барахло придется раскошелиться. Агаши, видя мой энтузиазм, и не возникала особо.

Тагоец на одной из совместных посиделок с сожалением отметил, что ему не удалось узнать ничего нового.

– Там было плетение на бочонке, но за сотни лет оно пришло в полную негодность. Древние заклинанием хотели сохранить содержимое.

– А что там внутри было?

– Кто его знает? Вроде на саке похоже, только оно давно пришло в негодность. Я отправил своему другу в Эл-Тагоа письмо с замерами остатков магического поля. Возможно, он поможет. Все равно, я доволен поездкой. Выпьем, чтобы нам в следующий раз также повезло! – поднял чарку захмелевший собутыльник. Или, если принимать во внимание специфику Королевств, то сокувшинник.

Лорд Шумигасу не сильно обиделся на отказ и с радостью принял нашу Семью на общем рауте. На этот раз разговоры велись о Лауре в основном, которая исполнила пару песен на потеху публике. О поездке на раскопки только разок спросили и тут же забыли. За шада мне предлагали аж трехзначные суммы, что не слишком радует на самом деле. Полуальвы – самые ненадежные слуги. Ведь если их похитить, то рано или поздно запасы крови кончатся, и привязка слетит. Хотя такую экстравагантную певицу похитителям сложно будет скрыть, если они собираются всерьез зарабатывать на ней.

– Господа, минутку внимания, – произнес я в кругу Лордов. – Хочу сообщить вам о том, что ориентировочно через месяц мы закончим строительство додзе.

– Так вот что вы там возводите, – заметил один мужчина.

– Через полтора месяца мы планируем набор первой партии «Несущих смерть». Так называется наша школа.

Синкуджи была против такого пафосного названия, но остальным идея Дзины понравилась.

– Занятно. И кто же будет сэнсэем?

– Моя первая слуга. Также известная как Несущая Смерть. Линна, подойди.

Агаши скромно втиснулась в кружок собравшихся любопытных Лордов и низко поклонилась. Главы Семей принялись удивленно переговариваться и закидывать Линну вопросами.

– Стойте! – громко произнес худощавый мужчина с дайсе, густо украшенным самоцветами. – Это все здорово, конечно. Но давайте для начала удостоверимся. Господин Хиири, не возражаете?

– Линна, я освобождаю тебя. Спрашивайте.

Краткий допрос под Клятвой сполна убедил Лордов в том, что это самая настоящая Несущая Смерть. Так что даже Лаура отошла на второй план, и звездой вечера стала Линна. Само собой, возник вопрос, почему я еще жив, если большинство ее прежних Хозяев греют кости в сырой земле.

– Господин победил меня в честной схватке на мечах без магии. Служить такому – честь для меня.

– Хех. А когда ты превзойдешь Хозяина по мастерству, то сразу прирежешь? – ехидно поинтересовался один из Лордов.

Агаши загадочно улыбнулась, чем еще больше раззадорила Лордов. Даже мне стало не по себе от ее многообещающего оскала. Не будет же она в самом деле…?

На вечере Лорды давали в основном расплывчатые намеки. Обещали отослать пару воительниц к нам в додзе, коли звезды сложатся. Вот чего мы не ожидали, так это настоящего паломничества слуг, что повадились навещать особняк и Несущую Смерть. Часть в свободное время помогало со строительством. Воистину, из Линны сделали идола – этакого борца с режимом Клятв. Даже то, что у нее есть Хозяин, их не смущало. Наоборот, будь она лотом или Хозяйкой, к ней бы не было такого отношения. Несущая смерть должна быть слугой и никак иначе. На меня же смотрели с сожалением. Мол, недолго бедняжке осталось. И это злило Линну, до сих пор всеми силами старающуюся заслужить мое доверие.

В середине третьей зимы мы завершили стройку. И хотя желающих среди слуг было хоть отбавляй, Хозяева не спешили расставаться с кровными. Тсучи с Сэйто ходили договариваться с соленжскими. За обучение у нас мы брали плату не только золотом и серебром, но и продуктами, прочими нужными товарами или услугами, либо просто скидкой. В первую партию набралось шесть женщин и двое мужчин разных возрастов. По мнению Линны – это хороший результат. Поначалу я с интересом следил за тренировками в додзе. По лицу первой слуги было невозможно что-то понять, однако наедине она мне призналась, что ужасно нервничает. Считает себя неготовой к такой ответственной должности учителя боевых искусств. Пришлось неоднократно уверять, что она отлично справляется. Постоянно порывалась отдать свой титул первой слуги другому нову, однако наиболее подходящий кандидат – Тсучи была вполне довольна работой мотылька. И эти две должности никак не сочетались друг с другом.

Бесснежная третья зима пролетела в один миг. Деньги на уплату сбора давно отложены. Мы же копили на воздушницу, что так мне приглянулась. Линна постоянно нудела по поводу того, что деньги стоит потратить на целителя для меня, на что я отмахивался. Мари так и не появлялась, но если судить по привязке, то она была жива.

В один из славных весенних дней мы с Ицки сидели на северной веранде возле ручья. Улыбающийся Агаши подливал саке и с довольным лицом обсуждал со мной открывающийся вид. Линна такого не одобряла, но… у всех ведь есть свои маленькие слабости? После тренировки пропотевшие ученицы додзе шли ополоснуться в наш летний ручейный душ неподалеку от веранды. Мы с Ицки любили иногда посидеть здесь, полюбоваться на отлично сложенные полуобнаженные девичьи тела. Нередко к нам присоединялись Синкуджи с Алиетого, демонстративно разглядывающие моющихся учеников-мужчин и отпускающие сальные шуточки.

Да-а, вот уже и год в Гоцу подходит к концу. Нашел ли я здесь свою Цель? Сложно сказать. Скорее да, чем нет. Все также продолжаю развивать свои навыки мечника и боевого мага, изучаю артефакторику и другие магические науки вместе с Шейном. Эринея так ни разу не напомнила о себе. Виллаха, прости, что не смог защитить тебя. Прости, что не смог отговорить от этой поездки. Ты больше не властна надо мной. Гори жарким пламенем во владениях Нечистого, проклятая стерва!

– Хозяин! – услышали мы издалека возглас. Прибежала запыхавшаяся Мицу. – Хозяин, там… дива дохлого выловили!

– Дива?

– Да!

– И что?

– Все серьезно. Лорд Шумигасу и другие Старшие Лорды собрались в замке Каваси. Поползли слухи. На речке куча дивов приплыла.

– Может, кого-то из правящей элиты завалили случайно? – подал голос Ицки.

Со стороны крыльца послышался стук копыт, и мы вышли поглядеть на гостей:

– Семья Хиири! Дом Каваси проводит сбор Лордов в замке. Всех, начиная с Младших.

Передав послание, всадница хлестнула лошадь и умчалась дальше по дороге.

– Не к добру это, – проворчала Алиетого.

 

Глава 13

В резиденции сегуна собрался весь цвет Соленджо и даже окрестных деревень. Некоторые ушлые Хозяева, еще не доросшие до титула Лорда, пытались пробиться на прием, но гвардейцы их задерживали. Настоящее столпотворение. Слуг внутрь не пускали, иначе главный зал был бы битком набит. Я разыскал своего восточного соседа из Дома Отани, вежливо поприветствовал и поинтересовался о произошедшем.

– А голем их разберет. Приплыли дивы, выдвинули обвинения в убийстве их сородича. Требуют невесть что. Прекратить лов рыбы на Замаки и Таше, представляете?

– И сегун согласится?

– А у него есть выбор? – влез другой пожилой Лорд в разговор. – Либо согласие, либо война. Вы молоды, а я помню рассказы отца, которому его отец рассказывал о шидской бойне. Каваси тогда потерял несколько тысяч гвардейцев под озером. Дом стал слаб, его чуть не растоптали.

– Если с дивами не в ладах – это очень скверно, – согласился сосед. – Из любого водоема может выскочить какая-нибудь гадина и утащить в пучину. Даже воды набрать – и то опасно. Любая переправа, любой мост – все это будет разрушено.

Громкий гомон в зале перебил властный голос Шумигасу:

– Господа-господа! Слушайте официальное заявление Дома Каваси. На время расследования убийства представителя дивов запрещается лов рыбы на Замаки и любых ее притоках. Судоходство строго ограничено и только при лицензии Дома Каваси. Информацию доведут до сегуна. Лорд Каваси примет окончательное решение и оповестит все Семьи Соленджо и окрестностей. Запрет продлится ориентировочно две недели. Прошу вас сохранять спокойствие и оказывать всяческую поддержку при расследовании. На этом все.

– Неслыханно, – поднялся высокий мужчина в дорогом наряде. – Кто будет нам возмещать убытки?!

Сосед рядом со мной тихо пробормотал: «глава Отани будет недоволен. Еще бы.»

– Пэр Сэногава из Дома Отани, я понимаю вашу просьбу, однако Дом Каваси в Соленджо не уполномочен возмещать убытки вашей Семьи.

– Лорд Каваси заботится о дивах больше, чем о своих подданных, – пэр Дома произнес фразу тихо, однако слышно ее было всем. После этого Сэногава с подручными покинул зал.

Мы еще какое-то время бурно обсуждали происшествие. Некоторые со страхом пересказывали предания о битве за озеро Шидо, другие наоборот бахвалились своими гвардейцами. Была и такая точка зрения, что военная наука новов за прошедшие десятилетия шагнула далеко вперед, тогда как дивы остались на прежнем уровне.

Водные жители имеют предрасположенность к магии воды, что естественно. Изредка – воздуха или земли. Если альвы совсем слабы в классической магии – вся их одаренность ушла на управление джунглями и своими лианами, а нам, новам, достался полный спектр оттенков магии от Творца, то дивы – нечто среднее. Очень ограничены в заклинаниях, однако это не делает их слабее в своей родной стихии.

К нашей компании подошел худощавый подросток лет четырнадцати на вид. Не такое уж и редкое явление. Взять тех же Виллаху с Катсодой. Смерть к главе Семьи может прийти неожиданно, и иногда наследниками становятся сущие дети. Бывает также, что наследники заменяют Лорда в его отсутствие на разных приемах. Вроде как их учат управлению и ведению дел с другими Хозяевами.

– Бедный господин Сэногава, – произнес юноша. – Три четверти от всех его слуг окажутся без работы.

– Это лишь временная мера, господин Иватэ, – ответил мой сосед вежливо. – Сегун не пойдет на поводу у «мокриц».

Я внимательнее пригляделся к парню. Выглядел Иватэ несколько болезненно: бледная кожа, худые узловатые пальцы с нанизанными золотыми перстнями, усталые глаза. Не очень-то сочетается его образ с грозной Старшей Семьей, не брезгующей разбоем.

– «Мокриц»? Что это вы так нетолерантны? Сегодня это ненавистными нами «мокрицы», а завтра уже уважаемые партнеры. Вам следует более внимательно подбирать слова.

Старик недовольно поджал губы:

– Эти отродья Нечистого приносят только беды.

Юный Лорд криво усмехнулся.

– Прошу прощения, что вмешиваюсь в вашу беседу, – сказал я. – Господин Иватэ, как вы объясните, что ваши новы ограбили слуг мой Семьи?

– Ограбили? Ну что вы, господин Хиири. Просто приняли добровольное пожертвование от ваших щедрых слуг, за что я от всего сердца благодарю вас!

Очень сильно захотелось ударить эту паскуду.

– Вероятно, их не так поняли. Это было не пожертвование, а передача денег в долг. На первый раз я закрою глаза на этот случай, однако вам следует объяснить своим новам разницу.

– Разумеется, господин Хиири. Разумеется, – вяло пробормотал в ответ Иватэ.

Слишком незначительный инцидент, чтобы раздувать из этого войну с другой Семьей. К тому же, как это ни прискорбно, надо признать, что мы Старшей Семье Иватэ не ровня.

Мой взгляд на некоторое время задержался в районе шеи собеседника. На левой стороне шла непонятная вязь татуировки, как это принято у якудза. Такая тонкая, тщедушная шейка. Так бы и свернул ее. Думаю, меня бы только поблагодарили за это.

Две недели прошли словно на иголках. Ученики перестали ходить в додзе. Лаура прекратила выступления в Доме искусств. Мы старались без нужды не выказывать нос из особняка. Третьего числа первого лета вышел указ от сегуна Каваси, который подтверждал постоянный запрет на ведение рыбного хозяйства на Таше, Замаки и двух речках поменьше. На улицах стало неспокойно. Целый Старший Дом Гоцу остался без заработка. Постоянные стычки, встречи с теневыми группировками. Мицу выведала сведения, что Каваси поручил дружественному Дому Хасивара разобраться с Отани в Соленджо. Это означало, что судебных последствий в межсемейных разборках для них не будет. На улицах и на Замаки воцарился хаос. Гвардейцы Дома Каваси и Хасивара выслеживали любое рыбачащее судно на реке, незамедлительно вступая в бой со слугами Отани. Мы перешли на осадное положение, слуги поодиночке не выходили из особняка. Если же мне вдруг требовалось выйти, то собирался настоящий взвод телохранителей.

Некоторую информацию узнавали от восточного соседа из Отани. И хотя не все его слуги были заняты в рыбной ловле, ему пришлось несладко. Он незамедлительно перепрофилировал своих работниц на сельхоз-работы, но его Ветвь все равно несла значительный убыток. В один из дней старик вместе со всеми слугами исчезли. Как поведали очевидцы, наш сосед всей Семьей вышел на промысел в темное время суток. На них напали дивы, произошла шумная схватка с применением магии. После к берегам причалили лишь деревянные обломки суденышек. Утверждают, будто бы видели трупы новов, всплывшие кверху брюхом туши акулоподобных дивов, и что сама Замаки покраснела от крови. Официально Каваси заявил, что наш сосед из Отани нарушил запрет о рыбной ловле, за что и был наказан. Вероятно, его Хозяин решил избавиться от неприбыльных активов, заодно и преподать урок дивам.

Нам, простым Младшим Семьям, только и оставалось, что обсуждать новости, да остерегаться приближаться к реке. Самой очевидной причиной такой жесткой реакции водных обитателей на смерть соплеменника был тот простой факт, что дивам стало тесно в озере Шидо. Рыбаки и ранее случайно вылавливали дивов, однако никаких последствий не было. Популяция их разрослась достаточно, чтобы контролировать реку целиком. Разумеется, народ не воспринял тепло поспешное решение Каваси. Судачили о том, что таким способом сегун хочет лишить опоры второй по силе Дом Королевства. Сразу после выхода указа позиция Дома Отани в неофициальном рейтинге Гоцу опустилась со второго места на пятое. Даже Хасивара, главные союзники Каваси в Соленджо, активно возмущались его трусливой политикой. Некоторые были твердо убеждены в том, что сегун сговорился с шидским королем. Дивам – новые территории, Каваси – избавление от главного соперника. Однако эта версия будет иметь смысл, если лов рыбы и судоходство через несколько лет снова разрешат. Иначе, насколько нужно быть некомпетентным правителем, чтобы навсегда отдать главные водные артерии страны в перепончатые лапы извечных недругов?

В начале первого лета мы собрались в рейд, иначе не скажешь, в канцелярию Каваси. Для оплаты ежегодного семейного сбора Хозяин должен присутствовать лично. На фоне происходящих событий даже я не имел ничего против гиперопеки Линны, что заключалась в сборе всех мало-мальски боеспособных слуг Семьи. В особняке остались лишь Хината, Асука, Ицки, Отонаси и Дзина. Атмосфера на улицах Соленджо изменилась. Многие заведения позакрывались, уличные труппы прекратили всякие выступления. Даже попрошаек стало не слышно.

Довольно-таки быстро нас отпустили с приема. Сумма благодаря и льготам первого года и налоговым послаблениям за службу рядом с анклавом получилась вполне себе скромной. В следующий раз надо будет принести в два раза больше. Мы прошлись немного по Соленджо – все-таки долгое время не навещали город все вместе.

– Господин Хиири, пришли меня выкупить? – громко обратилась ко мне Тобаки. В очередной раз ноги привели меня прямо на рынок слуг.

– Куда там! – всплеснул я руками. – Только оплатили семейный сбор. Последние гроши забирают!

– Не прибедняйтесь, господин, – махнула рукой девушка. – Слышала я, что ваша шад стала настоящей звездой Соленджо. Еще заработаете.

– Львиную долю приходится отдавать Дому искусств и в налоги сегуну, – покачал я головой и еще раз с сожалением оглядел воздушную магессу.

Тобаки выгнулась, желая продемонстрировать мне все прелести своей фигуры. Что сделать было непросто, поскольку телосложение у Тобаки не отличалось женственностью. Да и какие-либо навыки обольщения также отсутствовали. Низкий рост и широкие плечи делали ее похожей на спортсмена-штангиста. По характеру же… скорее напоминала вымуштрованного солдата, для которого приказы Хозяина даже без Клятвы – святое дело. Кстати, о Деле. Оно почти с первой секунды разговора внушило мне полное доверие к этой женщине. Есть, конечно, у Тобаки свои заскоки, но кто вообще не имеет оных? Насчет средств я сильно преуменьшил. В семейной казне было накоплено около семидесяти златов. Хозяин Тобаки согласился расстаться с ней за девять десятков. За пару месяцев соберем обязательно. А потом можно и неодаренных слуг приобрести, а то многие жаловались на нехватку рабочих рук при уборке урожая и уходе за скотиной.

И без того немноголюдные улицы совершенно опустели, как только мы удалились от центра Соленджо. Идущая рядом Лаура цепко схватила меня за отворот кимоно.

– Что такое?

Шад молчаливо кивнула вперед, где возле дороги стояла пара загруженных бочками телег. Несколько новов дежурило рядом с ними. Только вот их одежды не походили на крестьянские. Ничуть не скрываясь из-за повозок вышли около двух десятков новов, среди которых с первого взгляда я выделил шестерых одаренных. Брошенный назад взгляд, подтвердил худшие опасения: по дороге нас догоняла большая группа новов. Десятка четыре, не меньше. Несколько магов. Вскоре нас взяли в окружение. Я чувствовал, как земля вокруг нас готова взорваться мощной стеной – Синкуджи напитывала почву маной для оборонительного заклинания.

От переднего отряда отделилась женщина средних лет с дайсе на поясе.

– Мое имя Сати, вторая слуга Семьи Иватэ. Господин Хиири, Хозяин Иватэ предлагает вам стать его «рукой». Если вы вдруг не в курсе, отказ в данном случае не принимается.

Я не был близко знаком с теневым миром Гоцу, но некоторые вещи универсальны во всех местах. «Рука» подразумевает становление пэром без всяких контрактов. Полная Клятва и полное поглощение Семьи.

– Я отказываюсь, – проговорил я, закипая. – Вы ведь понимаете, что Хасивара не оставит это без ответа?

– Я всего лишь следую приказам. Хасивара не моя забота.

Женщина подняла вверх руку и коротко махнула ей. В следующее мгновение вокруг нас выросла мощная земляная стена, о которую застучали средней силы разностихийные заклинания. Я повалил оземь замешкавшихся Али с Кутики.

– Хиири, долго я не сдержу их! – бросила напряженная Синкуджи.

– Не лезем вперед. Обороняемся, тянем время.

Мицу с Усенной быстро разошлись по флангам, намечая себе цели. После второй пущенной стрелы чье-то огненное заклинание попало точнехонько в выставленную верхнюю часть лука. Тетива лопнула, Усенна выругалась. Я было хотел послать мерцающий диск в Сати, однако те уже выставили водный щит. Мощности не хватит пробить. На соседних с дорогой участках воцарилась тишина – все новы попрятались по норам. И ведь ни одного гвардейца Каваси в округе!

– Хиири, мой резерв! – снова напомнила Синкуджи.

– Работайте по тем, что спереди. Я возьму на себя задних. На-ли, дай мою шпагу! – я быстро развязал пояс и сбросил на землю катану с вакидзаси, надетые по случаю приема в канцелярии.

Привычная тяжесть придала уверенности, которой очень не хватало в этой безвыходной ситуации. Только чудо может спасти нас. Или Дело. Сидеть в обороне против значительно превосходящего по силам противника бессмысленно. Банально мана закончится раньше.

Я резко выпрыгнул из-за земляной стены и, прикрывшись барьером, пошел на сближение с противником. Воздушное заклинание чуть не сбило меня с ног. Черт! В этой группе также как минимум шесть одаренных. Простые воительницы не спешили бросаться на меня, ожидая действия своих магесс. Я попытался пару раз протиснуться вплотную к неприятелю, засевшему за плотным строем щитов. Тщетно. От досады применил копье-щит, прорвав оборону и выведя из строя водную магессу. Удачно, однако треть резерва как корова языком слизнула. А ведь врагов еще тьма тьмущая. Нужно менять подход…

…Уклониться. Анализ. Скорость вражеских заклинаний невелика. Убрать защитный барьер. Сосредоточиться на маневрировании.

…Зайти через защиту с фланга. Магесса близко. Прикрылась воительницами. С дороги! Воздушница задела в руку. Отступить.

…С воздушной стихией в ближнем бою барьерному магу сложно справиться. Анализ. Ситуация проигрышная. Еще пять магесс в этой группе, три сильных. Плюс три десятка воительниц, плюс вторая группа приблизительно аналогичной силы.

…Поиск альтернативных вариантов. Критическая опасность для вторичной директивы. Рекомендуемый выход – бросить Семью. Половина резерва, хватит для отступления. Опасаться воздушниц.

…Рывок через чужой участок. Преследуют. Усиление по максимуму. Впереди лес. Затеряться и передохнуть, разработать дальнейшую стратегию.

…Три воздушницы остались на хвосте. От них не уйти. Вступить в бой, лучше поочередно. Удалились достаточно. В лесу хватит укрытий. Разобраться с преследователями-воздушницами, уйти от погони. Семьей придется пренебречь, хоть они и давали относительный гарант безопасности. Ману экономить, вывести из строя нижние конечности магесс. Не смогут поспевать.

…Два простых барьерных диска бессильно ткнулись об уплотнившийся воздух вокруг магесс. Одна сильная, вторая уступает. С нее начнем. Надо спешить, пока третья воздушница не нагнала нас.

…Сближение. Выставила щит. Барьер-ступень, прыжок, пробить защиту сверху. Есть. Шпага прорезала тело магессы наискось. Минус один.

…Отпрыгнуть. Энергию на щит. Воздушный смерч!

…Получены тяжелые повреждения тела. Левая нога неработоспособна. Приближается аура третьей воздушницы. Времени нет. Сближение с противницей. Копье-щит, удар. Резерв на исходе. Выведена из строя. Третья должна быть уже близко. Опасность!

…Пробуждение давалось очень тяжело. Все тело ломило. В левой ноге поселился пульсирующий комок зудящей боли. Кто-то хлестал меня по щекам. С трудом разлепив глаза, я попытался сфокусироваться на происходящем. На нас напали… Да, Семья Иватэ.

Большое незнакомое помещение. Вокруг меня столпилось несколько женщин в доспехах, воздух гудел от наложенных щитов. Однако меня самого не связали и не обездвижили магией. Кое-как приподнялся и присел. Резерв успел восстановиться примерно на седьмую часть. Судя по тому, что воспоминания о бое остались крайне обрывочные, Дело снова взяло на себя управление телом. Только вот на этот раз не справилось с задачей.

Оглядевшись, я приметил худую мальчишескую фигуру в строгом кимоно. Вот и сам Хозяин Иватэ. Лорд беседовал о чем-то со своей второй слугой, Сати. Иватэ говорил тихо, но было видно, что он недоволен. Видимо, не все прошло гладко в ходе захвата нашей Семьи. Надеюсь, девчонки успели задать им как следует. Помещение больше напоминало большой сарай, нежели лордский особняк. Скорее всего, здесь когда-то держали животных, но сейчас он пустовал. В стороне в разных позах лежали и сидели члены Семьи Хиири. Линна не подавала признаков жизни, но ее аура еще светилась. Синкуджи была в сознании и сейчас обливала словесными помоями сторожащих ее магесс и всю Семью Иватэ в целом. Кутики неподвижно лежала на полу, остальные же понуро сидели, связанные. Мда, а меня посчитали лишним связывать. Правильно, на мне ведь нет Клятв, которые могут вести к безрассудным самоубийственным попыткам сопротивления.

– Тебе это с рук не сойдет, – хрипло обронил я в сторону Иватэ.

– Очухался? – обратился Лорд. – Не ожидал такого отпора от вас. А ведь Сати уверяла, что и половины бойцов хватит.

– Простите, Хозяин. Я приму плети.

Иватэ раздраженно шикнул на влезшую в разговор вторую слугу. Рядом с парнем я приметил красивую остроухую вонси в элегантной юкате. Вероятно, первая слуга.

– Все просто, Хиири. Я предлагаю тебе сохранить свою жизнь и принести мне Клятву. Что скажешь?

Я плюнул, однако снаряд не долетел, растекшись о навешанную защиту.

– Зря ты так. Легкой службы не обещаю, но ты будешь жив, сыт и обласкан женщинами. Что еще надо?

В ходе беседы Иватэ принялся неспешно двигаться в мою сторону. Защитницы заволновались, но Хозяин только отмахнулся. Маны вполне хватит на барьерный диск. Почему бы и не рискнуть? Сгусток заостренной полупрозрачной энергии вырвался по направлению к тощей шее Иватэ и беспомощно угас во вспыхнувшей воздушной защите. Не свезло.

Воительницы тут же набросились на меня со всех сторон и бросили снова на пол.

– Оставьте, он не сможет причинить мне вреда, – тонким голосом проговорил юнец.

Меня в мгновение вздернули на ноги, и я поморщился от вспыхнувшей боли.

– Видишь ли, Хиири, держать на свободе мага твоего уровня – довольно дорогое удовольствие. Никто не даст гарантии, что уговоры или пытки подействуют. Поэтому решим вопрос прямо сейчас.

– Я не буду слугой! – прорычал я.

– Судя по наблюдениям, ты достаточно привязался к своим слугам, не так ли? Сати, убей… хмм… вон ту покалеченную.

Размытой тенью силуэт скользнул в сторону пленниц, и заостренная полоса металла вошла в тело Алиетого.

– Стой! Не трогай их! Они не причем! Вылечи, у нее артефакт есть.

– О чем ты? – вскинул бровь Иватэ. – Сати не могла промахнуться мимо сердца. Твоя слуга уже мертва. Даже если и нет, лечить ее никто не будет. Ты принесешь мне Клятву?

– Тварь! Ты не услышишь от меня слова Клятвы! Я освобожу их!

– Тц-ч. Ты слишком весомый ресурс, чтобы просто так отказаться от тебя. Но ничего не поделаешь. Сейчас слишком напряженное время, надо скорее покончить с твоей Семьей. Сати, когда я досчитаю до пяти, ты убьешь Хиири. Ясно?

– Да, Хозяин.

– Твой последний шанс, вонси. Один. Стоит усмирить гордыню. Два. Кто знает, как в дальнейшем сложиться твоя судьба? Три. Умереть ведь всегда успеется, верно? Четыре…

Я почему-то успокоился, враз осознав неизбежность приближающейся смерти. Нет, это не блеф. На счет пять моя жизнь оборвется. Что ж, не скажу, что жалею о чем-то. Некоторым достается худшая доля, нежели мне.

– Я никогда не стану… – нарушение вторичной директивы. Критический порог. Контроль отсутствует. Ошибка. Принудительное исполнение. – Клянусь своей жизнью служить тебе, пока смерть не разлучит нас.

– Принимаю, – улыбнулся Хозяин. – Верное решение, Хиири.

Привязка окончательно сформировалась, давая уже позабытое чувство пресмыкания перед другим человеком. Не подвести, не разочаровать, помочь, защитить. Сделать все, чтобы Хозяин был доволен. Небольшая горечь от осознания того, что Дело предало меня, отошла далеко на задний план.

– Теперь, что касается остальных…

Хозяин в опасности! «Свободные» Клятвы могут навредить ему. Ни при каких обстоятельствах он не должен принимать Клятву у Синкуджи и Линны, иначе его ждет смерть. Я быстро, насколько это возможно при моих ранениях, направился к пленницам. Блондинка кидала презрительные взгляды в сторону Иватэ и готова была вот-вот взорваться.

– Синкуджи, я освобождаю тебя. Клятву! – грозно потребовал я.

Ненавидящий взгляд магессы переметнулся на меня. Я непреклонно смотрел в ответ. Синкуджи опустила глаза в пол и вздохнула:

– Только потому, что это ты. Клянусь своей жизнью служить тебе, пока смерть не разлучит нас.

– Принимаю.

С сожалением оглядел Алиетого, душа которой уже покинула тело. Она была важным членом Семьи Хиири, и могла пригодиться новой Семье Иватэ. Очень жаль.

– Что ты… – начало было Хозяин с удивлением.

– Подождите, Хозяин. У нас неполная Клятва. Это может быть опасно для вас.

Я склонился над Линной и начал понемногу напитывать ее израненное тело маной.

– Хозяин, разрешите мне воспользоваться нашим лечебным артефактом, рогом?

– Мы использовали его для лечения наших слуг, – ответила мне Сати.

Через некоторое время мне удалось привести агаши в сознание. Выглядела она неважно, однако организм должен справиться. Да и магическая подпитка поможет.

– Линна, я освобождаю тебя. Принеси мне полную Клятву.

– Клянусь своей жизнью служить тебе, пока смерть не разлучит нас, – кое-как прошептала агаши.

– Принимаю. Остальных тоже освобождаю. Говорите Клятвы поочереди.

Вскоре процедура завершилась. За исключением наглухо отрубившейся Кутики, все слуги произнесли стандартные тексты Клятвы. С кафанэс во время боя особо не церемонились. Рога ведь и с трупа можно снять.

– А теперь объясни, какого альва ты творишь без моего приказа? – рассердился Иватэ.

– Хозяин, у нас была особая Клятва. Я не уверен, как бы она подействовала в отношении вас. Нужно было срочно привести их к полной Клятве. Прошу простить меня.

– Я не планировал оставлять тебя главой Ветви, – с раздражением проговорил Лорд. – Тебе бы лучше подошла роль боевого мага.

– Еще раз прошу простить меня. Вы, должно быть, слышали о Несущей смерть? Только я могу принять ее Клятву… хотя теперь не уверен, что долго проживу. Другие слуги, например, Синкуджи, доставят слишком много проблем иному Хозяину.

– Вот как. Эта твоя агаши действительно убивает своих Хозяев?

– Да. Каким-то образом она извращает Клятву.

– Что ж. Правильное решение. Она – сенсей в додзе, и лишаться такого источника дохода глупо. Что касается остальных… – Иватэ задумался.

– Хозяин, – подала голос вонси рядом. – У Хиири достаточно сбалансированная Семья. Мы вполне можем оставить их в качестве отдельной Ветви. А Сентосаку, что вы планировали сделать пэрой, можно поставить в качестве первой слуги Ветви.

– Я так и собирался сделать, Шуэ – пробурчал Иватэ. – Сентосаку, переходишь под начало Хиири. Я освобождаю тебя.

Невысокая непримечательная ниппонка быстро произнесла мне Клятву, которую я сразу принял.

– Она разъяснит тебя тонкости нашей Семьи, – принялась наставлять меня первая слуга Иватэ. – Прислушивайся к ее советам. Главная задача Ветви Хиири сейчас – приносить прибыль. Сентосаку поищет возможности для увеличения дохода.

– Я понял, – склонил я голову в знак уважения.

– Теперь разберемся с исками. Правильно ли донесли мне разведчицы, что у тебя нет дружественных Семей?

– Хмм, с Шумигасу у нас были хорошие отношения.

– Нет, не то. Он не станет вступаться за вас. Кому вы платили? Хасивара?

– Да, Хозяин. Вы многое о нас узнали.

– Нетрудно это сделать, если вы периодически к ним наведываетесь.

– Что теперь будет с Хасивара? – спросил я. – Они объявят нам войну?

– Не смеши меня. Из-за такого пустяка войны не объявляют.

– Но ведь мы им платили за защиту?

– Значит, теперь мы должны им заплатить достаточно, чтобы они закрыли глаза на ваше соглашение. Сейчас у них с Отани дел по горло, они не будут слишком завышать цены, – Иватэ задумался. – В обычном случае хватило бы откупа из четырех низших слуг и одной средней. Думаю, двух-трех низших вместо четырех достаточно. Шуэ, как считаешь?

– Я поучаствую в переговорах, так что за это можете не переживать, Хозяин, – с улыбкой ответила первая слуга.

– Я должен отдать им слуг из Ветви? – уточнил я.

– Бесполезных гони в шею. Если есть сбережения, можешь купить на рынке кого подешевле.

– В казне примерно семь десятков злат, Хозяин.

– А-а, хорошо. Сентосаку разберется, куда их лучше направить. Все, я устал, – юноша поник, и мешки под его глазами прорисовались еще более четко. Он действительно выглядит нездоровым.

– Хозяин, тот рог, что был при нас, не только лечит раны, но и придает сил.

– Вот как? – оживился парень. – Надо попробовать. Пожалуй, не буду продавать – Семье придется кстати качественный лечебный артефакт. Итак, пэр Хиири, добро пожаловать в Семью Иватэ. Служи, и тебе зачтется. Кто тебе из твоих слуг больше всех нравится?

– Сэйто.

– Освободи ее. Она будет служить у меня в Старшей Ветви. Если будешь стараться, получишь обратно в качестве награды.

– Слушаюсь.

– Да-а, я уж чуть не прибил эту дуру, когда она сообщила о потерях, – показал Иватэ рукой в сторону Сати – второй слуги, что командовала атакой.

– Многих мы потеряли? – задал я вопрос.

– Одну хорошую воздушную магессу, вторую удалось вытащить. Одну среднюю водную. «Огненных» близняшек жалко. Их твоя кафанэс в статуи превратила. Зачем ты ей рога оставил, кстати?

– Она только набирает силу, Хозяин. Уверен, что со временем Кутики станет грозным оружием.

– Хмм. Еще шестерых воительниц твои порубили. Если бы не найденные артефакты, можно было бы считать эту операцию провалом.

– Осмелюсь спросить, оставите ли вы нашей Ветви какие-либо артефакты?

– Там, по-моему, защитный был? Его берите. Все, катитесь. Пусть шад твоя песенки поет, агаши учит молодых… может, я нескольких бойцов к вам в додзе направлю, да… Где там лечебный артефакт?

Иватэ покинул помещение, что-то бурча себе под нос. За ним по пятам следовала первая слуга Шуэ и несколько охранительниц.

 

Глава 14

Я подошел к Сэйто, преданно глядящей на меня и ожидающей приказов.

– Я освобождаю тебя.

Девушка тотчас поникла, и в следующую секунду бросилась ко мне, схватив за отворот кимоно:

– Хиили, пожалуйста, я не хочу к нему. Пожалуйста! – в ее прекрасных глазах показались слезы.

– Прости, – я отвел взгляд. – Таков приказ Хозяина.

К Сэйто подошла Сати и грубо схватила за руку, оторвав от меня.

– Как ты ведешь себя с пэром, дрянь? Ничего, у нас тебя быстро научат правилам приличия. Уведите ее к Хозяину, пусть он примет Клятву у нее.

– Господин Хиири, это была славная битва, – повернулась ко мне Сати. – Я вторая слуга Семьи Иватэ, занимаюсь боевым планированием и участвую в сложных операциях. Шуэ – вы ее уже видели, наша первая слуга. Сентосаку некоторое время назад была казначеем Семьи, но потом впала в немилость у Лорда и была отстранена от дел. Надеюсь, что когда-нибудь нам доведется действовать сообща. Служу Семье, – Женщина коротко склонила голову и повернулась прочь.

Воительницы и магессы Семьи стали потихоньку покидать помещение. Я одолжил у Старшей Ветви повозку, куда мы погрузили раненых и тело Алиетого. Настроение было нерадостным. Наверное, не будь на нас привязки, мы бы сильно горевали о потере нашей близкой подруги. Но сейчас нам было не до этого.

Участок Иватэ располагался к западу от Соленджо, поэтому путь предстоял близкий. Никакого расстройства от потери свободы я не ощущал, а ведь ранее был готов умереть за нее. Если так подумать, то Дело всегда активировалось в моменты опасности для меня.

Как и ожидалось, никаких проблем с оставшимися дома слугами не возникло. Кутики пришла в себя, и также принесла полную Клятву. Поэтому, за исключением Мари, все слуги бывшей Семьи Хиири стали полноправными членами новой Младшей Ветви. Первым делом мы похоронили Алиетого. Рядом с могилой Сакуры. По эринейским обычаям хоронили на общественных кладбищах, однако в королевствах свои традиции, и я решил не отступать от них. Линна рвалась присутствовать, однако я приказал ей лежать и набираться сил. Посетить могилу можно и позже.

Конечно, Клятва не делала из нас бесчувственных сволочей. Некоторые плакали во время прощания с Али. Вечно мрачная девушка с повязкой прочно стала одной из нас, держала в руках половину хозяйства. Мне будет не хватать ее.

– У нас еще много дел, – поторопила нас Сентосаку, также пришедшая на погребение.

– Ты ведь подчиняешься мне, не так ли?

– Конечно, Хозяин. Вы вольны приказывать мне все, что пожелаете. Однако меня наставляли быть пэрой в Младшей Ветви, и я буду исходить из того, что выгодно Семье Иватэ. Это ведь и в ваших же интересах, Хозяин.

– Ты права. Идем.

Поначалу никаких особенных изменений наша жизнь в Соленджо не претерпела. С моей помощью Линна достаточно быстро встала на ноги, и сразу стала принимать учеников в додзе. Иватэ послал девятерых слуг повышать свои воинские навыки. Причем, как мне сказала агаши, все они были добровольцами, Лорд никого не принуждал идти в додзе. Лаура продолжила давать выступления под тщательным наблюдением Сентосаку. Первая слуга Ветви Хиири рьяно взялась за шада, поскольку именно она обеспечивала наибольший доход. Сразу запланировала несколько выступлений в соседних городах, и выставила жестких график тренировок. Лаура круглые сутки напевала и репетировала с Усенной или Сентосаку. Ей было тяжело, разумеется, однако она не смела протестовать. Но и прогресс был налицо. Как ни печально это признавать, полное подчинение Клятвы пошло ей на пользу как певице. Хотя вряд ли сделало ее счастливее. Сам я также стал тренироваться более усердно. Вряд ли я пригожусь Хозяину в качестве личного телохранителя, но как боевой маг – один из лучших в Семье.

В особняке царила мрачная атмосфера. Нет, никто не плакал и не жаловался, просто… раньше намного чаще слышался смех в доме. Слуги собирались на посиделки, вели шумные обсуждения. Сейчас же все переключились на работу.

В первую же ночь ко мне пришла Синкуджи. Мы просто спали молча, в обнимку. Клятва не до конца притупила наши чувства. Мне было немного больно от произошедшего. От потери Али, от расставания с Сэйто. И, когда светловолосая магесса обнимала меня, я ненадолго забывал об участи исчезнувшей Семьи Хиири.

На одном из собраний Лордов я публично объявил о том, что наша Семья стала Младшей Ветвью Семьи Иватэ, и пэр из Хасивара моментально вызвал нас в суд. Как объяснила Сентосаку, судебные заседания – обязательная часть переговорного процесса. Наша крыша пытается делать вид, что защищает своих подопечных. Параллельно мы вели обсуждения о компенсации от Иватэ, чтобы Хасивара отозвали иски и закрыли глаза на захват Семьи Хиири. С помощью Сентосаку и первой слуги Шуэ удалось сторговаться до четырех слуг. На коих я потратил сорок пять златов из казны. Теперь, в общем-то, не имело смысла оставлять в Ветви исключительно тех слуг, которым я могу доверять. Стандартная Клятва сгладит любое неповиновение и вздорность характера (хотя встречаются и очень редкие исключения). Однако я слишком привязался к членам Семьи, и совершенно не был готов расставаться с ними.

Вот так. Я был слишком наивен, ожидая, что Хасивара и Каваси будут защищать нас в случае агрессии со стороны других Семей. Небольшая взятка, и им плевать, Лорд я или пэр. В целом у Семьи Иватэ были не слишком хорошие отношения с Хасивара, и наш захват еще более усугубил ситуацию. Мы же теперь часть Семьи Иватэ, а значит для нас Хасивара также враждебны. Сентосаку проинструктировала о том, что со слугами их Дома не стоит церемониться. По возможности наезжать и отбирать небольшие суммы денег, вредить их угодьям и делам. Иватэ – в седьмом поколении династия якудза. Это очень приличный срок для Семьи, занимающейся не совсем законной деятельностью. Всего сто девятнадцать членов вместе с нашей Ветвью, из них около девяти десятков являются боевой частью. И подобное соотношение для Семьи иной направленности было бы губительно для процветания. Якудза же по большей части жили войной. Может показаться, что, если бы Каваси захотел, то легко вывел бы их под корень. Однако, как объяснила Линна, это в любом случае сопряжено с уменьшением свободы для всех Лордов Королевства. Правитель всегда балансирует между тотальным контролем за преступлениями и полной вседозволенностью. Поэтому якудза в той или иной степени будут всегда и во всех странах, только масштаб их деятельности будет отличаться. И Гоцу далеко не худший вариант.

Основная причина выбора нашей Семьи в качестве мишени – это отсутствие хороших знакомств среди Лордов и весьма прибыльные слуги. Специально ради меня Иватэ полностью опустошил казну и продал нескольких слуг, чтобы приобрести умелую воздушную магессу. Именно она и приложила меня вихрем, совершенно не заботясь о том, что может задеть свою напарницу.

Как поведала нам Сентосаку, в Соленджо есть еще две Семьи якудза, однако там и полусотни членов не наберется. Отношения с ними у нас враждебные. Когда-то Дом Иватэ насчитывал примерно две сотни членов, и являлся единственной Семьей якудза на весь Соленджо. Конкурировать со Старшими Домами он не мог, однако свою часть рынка имел. После достаточно темной истории со смертью старого главы и младшего сына Иватэ, Дом распался. Большую часть смог собрать наследник, в подчинении которого на тот момент находилось около полусотни слуг. Одной Семье, входившей в Дом, удалось отпочковаться и прекратить всякую связь с якудза, занявшись иной деятельностью. И еще две Семьи основали пэры Младших Ветвей Дома.

Сейчас же Семья Иватэ имела более простую иерархию с единственным Лордом, одной Старшей Ветвью и тремя Младшими Ветвями. Сентосаку объяснила, что Лорд Иватэ не способен контролировать сам более трех десятков привязок, поэтому столько промежуточных пэров. Глава Семьи с рождения был болезненным ребенком. Поговаривали, что отец не собирался оставлять его наследником, и, как это часто бывает в таких случаях, многие были уверены в причастности сына к смерти главы и своего брата. Сентосаку не знала подробностей, поскольку в те годы она служила в другом Доме.

Что касается друзей Семьи, то единственным с большой натяжкой можно назвать хорошего приятеля отца Иватэ – Лорда якудзы из столицы Гоцу. А вот враждебных Семей было хоть отбавляй. Теперь добавились Хасивара, которые, впрочем, являлись нашими главными конкурентами над западом Соленджо. С Отани отношения нейтральные, поскольку они больше держат восток. С Дзесэй и Гентоку – натянутые. Ну и главные наши недруги – это, разумеется, две отколовшиеся Семьи из Дома Иватэ. Цель молодого Лорда – вернуть их любой ценой. Однако нынешнее боевое противостояние с ними приведет к множественным жертвам, а значит ослаблению Семьи. Поэтому Иватэ поначалу метит на небольшие Семьи, не обзаведшиеся связями – вроде нашей.

Через неделю, в середине первого лета, Лорд Иватэ наведался в наш особняк с инспекцией.

– Неплохой дом. Места много, – проговорил глава, осматривая внутреннее убранство.

– Лорд Иватэ, гляньте какая ванная огромная. Похоже, наш дорогой пэр очень любит мыться, – ехидно позвала Шуэ к дальним помещениям.

– Чистюля ты наш. Все же не будем продавать.

– Уверены, Хозяин? – уточнила первая слуга. – Особняк расположен далеко от главной резиденции.

– Пускай так. Строить новое додзе будет слишком накладно. Да и дома уже негде селить новых слуг, – покачал головой Иватэ. – Так что, Хиири, пополнение будешь принимать к себе.

– Слушаюсь, – склонился я.

– Я доволен твоей работой. Сентосаку, постепенно переводи слуг на наш основной профиль. Нечего им в грязи возиться. Есть тут еще одна пришлая Семья, небольшая. Пойдете под начало Сати, потренируетесь, поучитесь работать вместе. Дела идут хорошо. Возможно, уже в этом году я смогу вернуть старых пэров Семьи Иватэ.

– Конечно, Хозяин. Они еще пожалеют о своем самоуправстве, – воодушевленно произнесла вонси.

– Шуэ, только ты одна понимаешь ме