Слава Творцу, мерзкие альвы сидели тихо в своих джунглях. Сражаться с ними не было никакого желания. Вполне хватало и стычек с сунджскими. В городке обосновалась пара небольших Семей якудза, которым мы часто переходили дорогу. Славно их проредили. Не обошлось без жертв среди наших – погибла воительница, бывшая ранее в Семье Шобуту. Сентосаку высказала идею, что после возвращения величия Семьи Иватэ в Соленджо вполне можно начать расширение влияния. Сунджи – достаточно легкая цель, да и с Ашикуни связи налажены. Нашей Ветви за глаза хватило бы, чтобы «держать» большую часть поселения. По возвращении в особняк встретили нас лишь промерзшие стены. Линна с прочими слугами проживала в главной резиденции, ходя в додзе как на работу.

Количество слуг Семьи перевалило за тринадцать десятков. Этого вполне хватит, если грамотно подойти к нападению на бывших пэров Иватэ, чьи совокупные силы подходили к семи десяткам. С точки зрения закона наша грядущая война – преступление, однако с позиции якудза – просто возвращение старых членов в Семью. Если же за них никто не вступится, то и закон на нашей стороне. Лорд Иватэ несмотря на возраст не безрассудный мальчишка. Он не будет нападать, если это может привести к ослаблению Семьи. Мы набрали достаточно сил для атаки, однако Лорд медлил. Сентосаку сообщила, что он часто отлучается по делам Семьи, участвует в непрекращающихся слушаниях по делу дивов, Дому Отани и запрете рыбной ловле. Очевидно, наша Семья стала достаточно влиятельна, чтобы получать приглашение на любое важное событие в Соленджо.

Вскоре нам вернули Лауру, прочих небоевых слуг и скотину. В главной резиденции действительно тесно. Я пополнил запасы крови шада, хранимые в специальных склянках. Должно хватить на год привязки. Главная звезда Семьи выступала с внушительной свитой телохранителей, но на случай похищения все равно надо подстраховаться.

Время снова замедлило свой ход. Я вспомнил о Шейне, и навестил ученого. Поговорили о былых деньках, о том, что я уже не смогу помогать ему с исследованиями. Тагоец намекнул, что ему с коллегами удалось приблизительно расшифровать оттенок маны из найденных реликвий. И моя помощь мага совсем не помешает. Этот оттенок относится к барьерному сектору. Мне ничего не оставалось, кроме как пожелать удачи в изысканиях. Шерстить сектор в поисках определенного оттенка – все равно что искать иголку в поле. Бесполезная трата времени для члена Семь Иватэ.

Нашей ветви передали несколько близлежащих фермерских угодий, которые мы должны защищать от посягательств со стороны других Семей. Отныне мы ежедневно делали обход нашей территории наряду с патрулями Каваси. Иногда приходилось разбираться с теми, кто не платит за нашу защиту, выбивать долги. Пару раз я отправлял к ним Синкуджи с бесплатной помощью. О Семье Иватэ должны отзываться хорошо. Изредка наведывались другие якудза, но дальше словесной перебранки и небольшой демонстрации магии дело не заходило. Переговоры неожиданно хорошо удавалось вести На-ли. Ее презрения, уверенности и знания жаргона с лихвой хватало, чтобы заполучить немалый авторитет среди нашей братии.

Пока Ветви не хватало достаточно опыта, поэтому серьезных клиентов нам не доверяли. Свободного времени появилось масса. И я не забывал каждый день практиковаться в фехтовании и магии, стараясь грамотно распределять нагрузку.

Иногда Сентосаку мне надоедала, и я развлекался с другими слугами. Линна и Синкуджи не были против провести со мной ночь, но без былого энтузиазма. Словно мы стали чужими друг другу.

В один из дней вернулась Мари. Слуги были проинструктированы о ее приходе, поэтому вели себя так, чтобы не вызвать подозрений. Быстро провернули захват огненной магессы.

– Не вздумай магичить, – грозно произнесла Линна, упираясь коленом в спину лежащей Мари. Наемница подняла глаза на меня:

– Что происходит?

– По-моему, все очевидно, – сказал я. – Ветвь Хиири теперь служит в Семье Иватэ. Я думал, тебе хватит ума поспрашивать местных, прежде чем заявиться сюда.

– Ты говорил, что скорее сдохнешь, чем дашь кому-то Клятву.

– Говорил, но когда дошло до дела… сама видишь, – пожал я плечами. – Я освобождаю тебя, Мари. Говори Клятву.

– Паскудство! Я бы этому Иватэ кишки прочистила.

– Еще слово в адрес Хозяина, и я укорочу твой поганый язык! – Сентосаку угрожающе выдвинула танто из ножен.

– Ладно. Только потому, что это Хиири, ясно? Клянусь свой жизнью служить тебе, пока смерть не разлучит нас.

Где-то я уже слышал подобное.

– Принимаю.

Время шло, а указаний из главной резиденции все не поступало. И я решил, что раз мы получили передышку, то стоит переключить свое внимание на повышение боеспособности Ветви. Линна пашет на полную катушку, обучая боевым искусствам членов Семьи. Поэтому остается тренировка заклинаний. Соленжо не сравнится со столичной эринейской академией, но кое-что можно поискать.

Магия – очень сложная наука, и большая часть магов пользуются тем, что уже придумали другие. Я не исключение. Все оттенки, которыми я владею, в свое время перенял от учителей в Академии и от наставников в Семье Виллахи. Многие оттенки являются тщательно охраняемым секретом и передаются только членам Семьи. За исключением шантиумской империи в мире принята единая классификация оттенков маны. Существует семь рэперных точек, мировых стандартов, которые делят круг на восемь категорий или секторов, как принято их называть. Каждый сектор соответствует своей стихии, но только приблизительно. Например, оттенок стихии воды может исходить из сектора земли. Заклинания лечения так и вовсе разбросаны по всему кругу. Каждое мало-мальски серьезное учреждение имеет в своем распоряжении набор артефактов – семь рэперных камней, что испускают определенный оттенок маны. Эти стандарты – основа магической науки.

Вроде бы все просто, да? Восемь секторов для каждой стихии, достаточно перебрать все оттенки, чтобы отыскать наиболее эффективные в той или иной области. Ничего подобного. Круг магии делят на триста шестьдесят градусов, по сорок пять на каждый сектор. Каждый градус делится в свою очередь на шестьдесят минут, каждая минута на шестьдесят секунд и… по сути, деление можно продолжать до бесконечности. Оттенков в круге магии немыслимое количество, подчас в одной секунде может быть расположена целая серия мощных оттенков. А сколько таких секунд еще не исследовано? Это все равно, что плыть по океану в поисках невиданной рыбы. Стараний всех новов в мире не хватит, чтобы исследовать океан или круг магии целиком. И ведь в глубине, куда спуститься крайне сложно, именно там лежат настоящие сокровища – лучшие оттенки магии.

Как ни крути, а многие заклинания были обнаружены по большей части случайно. Существует множество сложностей с определением назначения оттенка. Большинство не имеют ярко выраженных эффектов. Оттенок земли и оттенок лечения могут быть похожи, только один из них скорее убьет человека, а другой загрязнит землю. Но основная проблема лежит в несколько ином русле. В конце-концов, со временем можно перебрать огромное количество оттенков. Тогда почему же в настоящее время школы до сих пор передают заклинания от учителя к ученику? Ведь оттенок можно записать на бумаге. Например, 58 градус, 30 минута, 56 секунда, 24 подсекунда – заклинание невидимого барьера, применяется в мерцающем диске. Стандартный, не особо эффективный оттенок, которому обучают в академии. Если передать эти знания другому магу, то он попросту не сможет отыскать нужный оттенок без ориентиров. Я знаю, что в научном центре Соленджо есть набор из 359 градус-артефактов, каждый из которых является рэперной точкой круга магии. Таким образом ученые могут сверять через них результаты своих исследований. Туда вполне можно получить доступ, и определить нужный градус. Но что дальше? Как отыскать минуту и секунду? Ответ один – никак. От слова совсем. Чтобы делать рэперные артефакты для минут потребуется в шестьдесят раз больше заготовок – баснословные деньги даже для целого королевства.

Поэтому остается единственный способ – изучение оттенка магии на практике. Учитель показывает ману, ученик кропотливо подбирает максимально точный аналог. Полное совпадение невозможно, но оно и не требуется в большинстве случаев. Это дает возможность Семьям иметь свои собственные эффективные заклинания, скрытые от общественности. Артефакты с готовым оттенком-заклинанием создают редко.

Я получил от Старшей Ветви разрешение производить «обмен» заклинаниями. Все же, эринейские оттенки весьма ценятся в королевствах. А заклинание барьерной ступени так и вовсе являлось реликвией Семьи Виллахи. По качеству не уступает общепринятым аналогам, зато маны потребляет в два-три раза меньше. Отличный вариант для торга.

Для начала поспрашивал в самой Семье, однако ни одного полноценного барьерника у Иватэ не было. А те, что были, не могли научить чему-то стоящему. Поэтому я нанес визит некоторым крупным Семьям, включая Дом Гентоку и Дзесэй. На торгах со мной присутствовала Сентосаку, яро отстаивая ценность моих заклинаний. За пару недель я изучил два малозначащих оттенка. Один – быстрый барьер против воды, второй – тяжелый барьер, применяющийся в копье-щите. Попрактиковавшись, не стал менять свой любимый оттенок тяжелого барьера. Экономия маны незначительна, а чтобы привыкнуть к нему потребуется достаточно много времени. Быстрый антиводный барьер показал себя хорошо, вот только специализация слишком узкая. Вообще, в Эринее не поощрялось использование быстрых барьеров. Да, скорость создания у них наивысшая, за что они и получили свое название, однако мощность крайне мала. Может защитить от неожиданного коварного удара – ценное качество для телохранителя. В обычном же бою чаще решает объем резерва, поэтому основное оружие для нас – это стандартный барьер. В меру экономный, в меру мощный. Мне нравилось оттачивать мастерство в управлении новыми оттенками. Та воздушница, что приложила меня вихрем, считалась лучшим магом Семьи, и я хотел бы изменить этот расклад. Чтобы Хозяин был доволен моей службой. Время за тренировками летело со скоростью молнии.

Вторым летом ни с того, ни с сего участились стычки с Хасиварскими. Нет, наши отношения трудно назвать дружескими, однако они раньше не позволяли себе открытых конфликтов. Погибло четверо слуг из других Младших Ветвей Семьи. Лорд был в ярости. С таким трудом накопленные силы начали таять в бессмысленном противостоянии с «коричневыми» (по цвету носимых ими одежд). Мы также по мере сил старались не показываться на территории Хасивара, не пересекаться с их слугами, не реагировать на провокации.

В один из дней лета прискакала Сати со свитой:

– Пэр Хиири, Лорд Иватэ требует явиться к нему. Немедленно.

– Что случилось?

– Узнаешь. Ничего хорошего.

Мы с Синкуджи, Сентосаку и Линной быстро добрались до главной резиденции. В переговорной нас ждал Иватэ.

– Сука! – воскликнул Хозяин, как только мы вошли.

Юнец подскочил к Линне и отвесил той звучную пощечину. Агаши упала на колено. Не от силы удара – уж слишком разные были комплекции, а скорее от удивления.

– Хозяин? – произнес я.

Иватэ гневно раздувал ноздри:

– Если бы не додзе, то я приказал бы казнить тебя немедля, ясно?

– Да, Лорд Иватэ, – скромно пробормотала Линна.

– Мой Лорд, поведайте недостойным о причинах вашего гнева, – склонила голову Сентосаку.

– Эта тварь поносила Дом Хасивара, среди своих учеников в особенности. Разносила грязные слухи. И все от имени Семьи. Что ты можешь сказать?

– Простите недостойную, Лорд Иватэ, – тихо проговорила Линна. – Я не предполагала, что это приведет к такому. Просто хотела отомстить Хасивара.

– Хиири, выдашь ей плетей, как полагается, понял?

– Да, Хозяин.

– Сентосаку, а ты куда смотрела?

– Простите, мой Лорд.

– Чтобы эта падаль принесла публичные извинения Дому Хасивара. Ладно, убирайтесь с глаз моих.

– Слушаюсь, – склонил я голову в подобострастном поклоне. – Я позабочусь о ней.

На обратном пути в повозке царило хмурое молчание. Первым его нарушила Линна:

– Господин, у нас нет плети.

– Тогда заедем в город. Сентосаку, что там надо для правильного ритуала? А то я не разбираюсь в этом.

– Я сама обо всем позабочусь, господин, – влезла Линна.

– Хорошо. Тогда сразу заедем к «коричневым», извинишься за свое поведение.

– Да, господин.

Повисло угрюмое молчание.

– Зачем ты это cделала?

– Хотела отомстить Хасивара.

– Ты чуть до войны не довела, понимаешь?

Линна не ответила, ее лицо скрыла хорошо знакомая бесстрастная маска.

К самому Лорду Хасивара посчитали слишком наглым вламываться, поэтому наведались к одной из Младших Ветвей. Приняли нас настороженно. Как мог, я объяснил, что распускаемые Линной слухи не имеют ничего общего с позицией Семьи. За что ее ждет наказание.

Выполнив формальности, мы направились в ремесленный квартал. Агаши долго ходила по лавкам и торговым рядам, пока ей не приглянулась длинная изящная плеть из темной кожи. Обратный путь до особняка прошел в молчании. Я размышлял, можно ли как-то предотвратить дальнейшие нехорошие действия Линны. Она может быть опасна для Семьи. Несущая смерть, да?

Узнав о нашем возвращении в холле особняка быстро собралась большая часть слуг Ветви.

– Линна предала интересы Семьи, за что получит «одиннадцать плетей». Поэтому…

Я замолчал, не в силах подобрать нужные слова. Как-то это все неправильно.

– Поэтому никогда не ставьте интересы Ветви превыше Семьи, – твердо продолжила Линна. – Всегда спрашивайте одобрение господина.

– Хиири, ты не посмеешь! – нахмурилась Синкуджи. – Мы…

– Это приказ Лорда Иватэ, – отрезал я. – Приготовьте все.

Линна принялась командовать, я же отстранился от управления. Совершенно не был знаком с деталями ритуала. В голове не осталось ни одной дельной мысли. Изменить ничего нельзя, но почему же мне не хочется этого делать? Линна заслужила наказание. Да, раньше мы были близки, но сейчас на первом месте – благополучие Семьи Иватэ.

У нас не было необходимых атрибутов полного ритуала одиннадцати плетей, однако мы постарались максимально соответствовать. Из бревен и досок на улице соорудили нечто вроде плахи. Все члены Ветви собрались снаружи полукругом. Линна оголила торс и встала на колени, оперевшись о деревянные подмости. Я взял тяжелую черную плеть в руки. Настоящее произведение искусства.

– Линна, ты подвела свою Семью и своего Хозяина, – произнес я в напряженной тишине.

– Я смиренно приму любое наказание, – уверенным тоном ответила агаши.

– Кзыыыть! – я хлестнул плеткой по земле, оставив небольшую борозду. Ничего сложного. Спина Линны была испещрена многочисленными шрамами, которые я видел неоднократно и даже целовал. Несколько секунд я простоял в нерешительности. Бывшая первая слуга даже голову повернула в мою сторону. Мол, чего вы ждете, господин?

– Кзыыть! – первый удар оставил красную полосу и заставил агаши вздрогнуть.

– Хиири, так нельзя! – вскрикнула Синкуджи.

– Не мешай. Это приказ.

– Кзыыть! – второй удар вышел слабым, и тем не менее с легкостью рассек кожу.

– Кзыыть! – зачем я это делаю?

– Кзыыть! – неправильно. Все это большая ошибка.

– Кзыыть! – да нет же. Таков приказ Хозяина. Что здесь может быть неправильного?

– Кзыыть! – Линна не получит никаких увечий и вскоре сможет продолжить работать, приносить пользу Семье.

– Кзыыть! – или наказывать Несущую Смерть – плохая затея? Будет ли от этого какой-либо толк?

– Кзыыть! – это ведь далеко не первое ее наказание.

– Кзыыть! – нет, дело не в этом. Не так. Все не так! Черт, что с моей головой? Откуда эта боль?

Нарушение вторичной директивы. Критический порог. Контроль отсутствует. Ошибка.

– Кзыыть! – я не должен причинять ей боль. Неправильно.

– Кзыыть! – последний одиннадцатый удар. Я… клянусь защищать членов моей Семьи!

Установка первичной директивы. Подтверждение. Контроль отсутствует. Ошибка. Подтверждено. Критический порог. Принудительное исполнение.

Раскаленный штырь вонзился мне в голову, и я погрузился во мрак.

…Мутные образы волнами накатывали на меня, швыряя словно щепку о скалы. Поначалу перед взором предстали размытые цветные пятна. Постепенно очертания новов и предметов стали более четкие.

Да, я знаю это за помещение, и в то же время вижу его в первый раз. Приемная для важных гостей, или что-то вроде. Рядом со мной стоит Го*** в чистом халате, гладко выбритый. Забавно, такие мелочи помню, а вот его имя так и осталось тайной.

– Просто делай, что я скажу, понял?

Я кивнул.

– На этот раз все должно получиться, – ученый нервно сцепил руки в замок. – Все пройдет по плану.

Ждать пришлось недолго. Быстрым шагом в помещение влетели две высокородные Хозяйки с несколькими личными телохранителями – Леди Теппен и Леди Виллаха.

– Уважаемые Леди, все готово к показу. Позвольте… – начал было Го***.

– Показ отменяется, – недовольно произнесла Хозяйка Теппен.

– Что? Госпожа, почему?

– Вы бесполезны, – влезла Виллаха. – Хиири почти семь, пора начинать обучать его. Слишком высокий дар для подопытного кролика.

– Но в него вложено столько усилий…

– Го***, уймись.

– Да, Госпожа. За неделю-полторы я постараюсь снять все внушения.

– У вас полчаса. Я и так опаздываю на встречу с Третьей Семьей.

Ложь.

– Но… это невозможно. За такой короткий срок я и десятой части не сниму. У него в голове останется полная каша.

Правда.

– Ничего. Само рассеется под Клятвой.

Го*** оглянулся на свою Хозяйку, словно не решаясь что-то сказать:

– Я применил на нем метод Жассена.

– Решили скрыть его воспоминания? – усмехнулась глава Четвертой Семьи. – Не переживайте. Мне без разницы, что вы с ним делали. Насколько я слышала, у этого метода нашли серьезный недостаток?

Го*** посмотрел в сторону Теппен, и та разрешающе махнула рукой.

– Да, Госпожа. Сокрытие памяти работает только на детях. По мере взросления воспоминания возвращаются. Позвольте, мы отойдем в соседнюю комнату?

– Иди, – распорядилась Теппен и повернулась к нанимательнице. – Когда у вас появится возможность прислать следующего подопытного?

Мужчина потянул меня за руку, но я успел услышать еще несколько фраз.

– Следующего не будет. Семья Виллаха прекращает контракт.

– Что? Ты хочешь аннулировать соглашение, которое заключили еще наши матери?!

– Именно…

Дверь закрылась, и я больше не слышал говоривших. Как только меня посадили за стул, Го*** что-то произнес, и я отключился.

Спустя мгновение сознание вернулось, вот только я совершенно ничего не помнил. Где я? Не успев оглядеться, незнакомый мужчина схватил меня за руку и потащил к двери.

– Я освобождаю тебя, – скупо обронил мужчина. – Служи Семье Виллаха достойно.

В соседнем помещение нас ожидали две женщины в красивых платьях. Они были чем-то обозлены.

– Хиири, идем, – протянула мне руку незнакомая женщина. Я неловко сжал ладонь и последовал за ней. Видимо, она из Семьи Виллаха.

– Послезавтра у моих девочек день рождения, – тихо обратилась ко мне женщина. – Им исполняется по семь лет, и они получат своих первых слуг. Возможно, выберут именно тебя…

Очнулся я без всякой боли или дискомфорта, разве что голова была тяжелой.

– Господин, воды?

– Да. Линна, что случилось?

Я взял глиняный стакан и сделал несколько жадных глотков.

– Мы думали, вы нам скажете.

– Гмм. Похоже, опять Дело виновато. Почему ты здесь?

– Согласно ритуалу мне двое суток нельзя ни есть ни спать. Я вызвалась дежурить, раз уж все равно бодрствую.

– Ого! По-моему, это перебор. Как твои раны?

– Заживают потихоньку.

– Что? Повернись, сними кимоно.

Линна повиновалась и оголила спину. Раны даже не были перевязаны. Одежда вся пропиталась кровью. Это что, тоже часть ритуала?!

Нарушение первичной директивы.

– Иди сюда. Буду лечить.

– Господин, согласно обычаям Гоцу, наказуемой нельзя оказывать лечебную помощь. Вам ведь Хозяин приказал провести полный ритуал одиннадцати плетей?

– Это так… – Нарушение первичной директивы. – Но думаю, ты уже достаточно наказана. Для Семьи будет лучше, если Додзе откроется раньше.

– Как скажете.

Линна легла на кровать животом вниз, а я принялся водить над ней руками, стараясь аккуратно передать магическую энергию.

Странно. Я будто поступил немного не так, как должен был. Судя по знакомым ощущениям, причастно Дело? Насколько я понял, раньше Дело активировалось только когда мне грозила опасность. Хотя было и несколько нелепых моментов. Теперь же оно включилось, когда я обеспокоился здоровьем Линны. Отлично помню свою последнюю мысль перед отключкой. Клянусь защищать членов моей Семьи? Любопытно. Это ли не идеальная Клятва, которую Хозяин может дать своим слугам? Надо будет обязательно испытать свои новые… возможности. Любое усиление пойдет на пользу Семье Иватэ.

Произошедший инцидент никак не повлиял на нашу повседневную жизнь. Слуги продолжили усиленные тренировки. Нашей Ветви передали еще несколько небольших Семей, которые платили Иватэ дань. Основное наше занятие – поддержание репутации якудза. Сходки с другими группировками, обход своих территорий, изредка показательные стычки с конкурентами. В одной из таких схваток погиб мужчина-слуга, бывший ранее в Семье Шобуту. По крупицам удалось составить полную картину Дела. Ему было плевать на «левых» слуг, в счет шли только члены моей прошлой Семьи, не Иватэ. И это доставляло неудобства периодически.

Раз в месяц-полтора Семья Иватэ устраивала сбор в главной резиденции. Пустая формальность, на которой Лорд произносил небольшую речь, ругал или хвалил отличившихся слуг. В прошлый раз в качестве вознаграждения за бескровную победу над Шобуту я попросил вернуть Сэйто в нашу Ветвь. Однако Иватэ отказал. Насколько я понял, Сэйто планируют сделать казначеем Семьи, а значит ей нечего делать в Младшей Ветви.

Отсидев положенное время, мы с Сентосаку и Синкуджи (Линну брать не стал от греха подальше) вышли из здания.

– Пэр Хиири, постойте, – обратилась ко мне юная слуга с ведром и тряпкой в руке. – Я хочу вам кое-что сообщить. Наедине.

– Подождите меня, – бросил я девушкам и последовал за незнакомкой. Нет, так-то я видел ее пару раз, но вот имени не знал. – Что за секреты?

– Пэр Хиири, мое имя Хикоин, я «теневая слуга» Семьи Иватэ. Знакомо вам это понятие?

– Слышал. Выполняете деликатные поручения?

– Именно так.

– Это ведь связано с всеобщим допросом? В Эринее я с подобным редко сталкивался.

– В Эринее нет единоличного правителя. В Королевствах же Великие Семьи имеют большую власть. В исключительных случаях гвардейцы сегуна могут устроить допрос всех Семей под Клятвой. Обычно расследование начинают, если кто-то напал на Дом Каваси.

– Какой толк от теневой слуги, если допрашивают всех?

– Представляете, сколько сил надо потратить, чтобы проверить каждую слугу? К тому же это явное проявление неуважения к Лордам. Каваси пойдет на подобное, только если честь Дома будет серьезно задета.

– Что же от меня нужно теневой слуге?

– Надо устранить одну персону в Накавасаки.

– Почему я?

– Ты убил воздушную магессу, которая ранее занималась этим.

– Сомнительная причина.

– Не важно. Таково решение Семьи.

– Понял. Подробности?

Хикоин в общих чертах обрисовала ситуацию. У нас самих нет врагов в Накавасаки, чего не скажешь про Соленджо. Однако использование своих слуг для прямого устранения вызовет слишком много подозрений. Поэтому чаще заказывают нова другим специализированным Семьям. Или, если жалко денег, обмениваются целями между собой. Очевидно, в Накавасаки нашлась Семья, согласившаяся устранить взамен нашего недруга. Цель – пожилой пэр из Дома Гентоку.

– Можешь взять с собой не более двух слуг. Чем меньше они знают, тем лучше. Сразу не говори, чтобы они не связали наш разговор с заданием. Сейчас скажешь, что обсуждали, можно ли послать в додзе еще учеников. О том, что я теневая слуга, может знать только Хозяин и прямой исполнитель.

– Могу я пойти один?

– Как пожелаешь.

Через две недели с моей подачи Лаура устроила концерт в городе Накавасаки, до которого два дня езды на север. Под предлогом поиска более умелых учителей магии я увязался за ними. Наша звезда путешествовала в компании нескольких телохранителей: четверки воительниц, Усенны и Шоко (огненная магесса, бывшая ранее в Семье Шобуту). Линна с Синкуджи порывались поехать с нами. В принципе их помощь была бы кстати.

Нарушение первичной директивы.

Нет, я сам все сделаю. Чем меньше новов знает, тем лучше. От Хикоин я получил подробные инструкции о пэре Дзашику из Дома Отани. Старик занимался переговорами с иными Домами и Семьями. Периодически пэр посещал дружественную им Семью в сопровождении магессы и воительницы. В первый же день пребывания в новом городе я тщательно изучил маршрут и нашел отличное место для засады. Глухой проулок был огорожен с двух сторон высоким стенами и редко посещался новами. Время приезда в Накавасаки я специально подобрал так, чтобы оно совпало с обязательным визитом Дзашику к своим союзникам.

Просчитал все идеально. На второй день моего ожидания в проулке показалась компания новов с немолодым полуседым пэром во главе. Хотя их было четверо, а не трое, ошибки быть не могло. От Хикоин я получил очень точное описание цели. Пора.

Усилив конечности, я выпрыгнул из закутка, на ходу напитывая копье-щит. Сейчас не до экономии маны. Магесса быстро опомнилась, и из рукавов ее кимоно стремительно вылетел целый рой железных шариков. Снаряды барабанили по моим барьерам, рикошетили в сторону, оставляя аккуратные пробоины в стенах.

Мечница встала впереди пэра, но я ее просто смел в сторону своим щитом. Магесса попыталась воздвигнуть защиту из металлических пластин, однако я резко послал узкий мерцающий диск и попал точно в шею. Пэр Дзашику не двинулся с места, и даже не проронил ни слова. Когда моя шпага пронзила его сердце, он лишь болезненно вскрикнул и рухнул на тропу.

Четверым новом оказалась девочка лет десяти на вид. Она стояла с гордо поднятой головой, но ноги ее дрожали.

– Ты кто такая? – заколебался я.

– Я – подарок для Лорда Саночимару. Дом Гентоку найдет тебя и прирежет как свинью.

– Сомневаюсь.

Сильным взмахом клинка я отделил голову девочки от тела. Нельзя оставлять свидетелей, хотя мое лицо и было скрыто повязкой. На соседних участках слышались крики – народ обеспокоился звуками близкой схватки. Я быстро обыскал трупы и схватил кошель пэра. Времени на тщательное обследование нет, но лучше пусть думают, что это ограбление. Спрятав Темную Ночь и натянув капюшон, я побежал прочь из переулка. Завернув за угол, я остановился, и продолжил идти спокойным шагом, постепенно слившись со снующим людом.

От содеянного я не испытывал особых угрызений совести. Служить на благо Семьи – величайшая честь и единственно правильный выбор.