Приключения Кьодино

Аджилли Марчелло

Парка Габриэлла

Помните историю о том, как бедный шарманщик Карло вырезал из полена деревянного мальчика и назвал его Буратино? Наверно, книжку о Буратино читал и старый ученый Пилукка. И когда ему стало грустно и одиноко, он решил, как и папа Карло, сделать себе сыночка, но уже не деревянного, а железного. Вот так и появился на свет веселый железный мальчуган Кьодино. Однажды…

Но не будем открывать все тайны необычайных приключений Кьодино. Конечно, он найдет друзей, спасет своего папу Пилукку и поймет, что главное в жизни — доброе сердце.

Художник Леонид Викторович Владимирский

Журнал «Мурзилка» № 1-3, 1957 год.

Обложка с комплекта открыток 1959 год.

 

 

ПРИКЛЮЧЕНИЯ КЬОДИНО

В одной далёкой стране жил-был учёный-преучёный профессор по имени Пилукка. Детей у него не было, и старик частенько грустил, доживая свой век один-одинёшенек. Однажды Пилукка сидел у окошка и смотрел, как весело играют на улице соседские ребятишки. Вдруг он хлопнул себя по лбу и воскликнул:

— Придумал! Сделаю-ка я себе механического мальчика! Будет и у меня сынок!

Ну и поломал же Пилукка себе голову, чтобы соорудить железного мальчика: голову сделал из старого медного чайника, а из железных печных труб вышли великолепные ноги. В заключение профессор до блеска начистил наждачной бумагой два старых утюга и приладил их к ногам: получились ступни, а заодно и башмаки. Словом, мальчик вышел на славу!

Наконец настал долгожданный день: профессор Пилукка пришёл в мастерскую, чтобы оживить железного человечка. Вдруг он заметил, что в механизме не хватает самой малости — одного винтика. Но винтиков у Пилукки больше не осталось.

— Неужели из-за этого пустяка у меня ничего не выйдет! — проворчал старик. — Ну, нет! Тебе не хватает винтика, малыш? Ладно, я дам его тебе… как имя! Я назову тебя Кьодино-винтик (винтик по-итальянски «кьодино»). С таким именем ты заживёшь прекрасно!

Он включил рубильник, и электрический ток пробежал по железному человечку. Наступила тишина… И вдруг… раздалось металлическое звяканье, как будто отдёргивают штору на кольцах. Это Кьодино открыл глаза, похлопал своими железными ресницами и удивленно осмотрелся вокруг, потом приподнялся и проскрипел металлическим голоском:

— Ух, как я проголодался! Скажите, папа Пилукка, нет ли у вас чего-нибудь покушать?

Растерявшийся Пилукка кинулся к буфету и грустно развёл руками: там было пусто!

— Тогда я сам пойду искать себе завтрак! — воскликнул Кьодино.

Он спрыгнул на пол, открыл дверь и удрал, даже не попрощавшись.

И вот он уже весело шагает по городу.

Вдруг на одном из перекрёстков до него донёсся какой-то удивительно вкусный запах.

«Вот чудесно! — подумал он. — Сейчас я наемся вволю».

А знаете, что он увидел? Колонку для заправки автомашин маслом! Ведь Кьодино был механическим мальчиком — значит, без масла он жить не мог. Отстранив служащего, Кьодино схватил шланг и — буль-буль-буль! — принялся жадно сосать масло. Наевшись вволю, он отправился дальше.

Вот он очутился перед витриной большого магазина. За одним из зеркальных стёкол Кьодино увидел рекламу: «Новейшее средство для чистки металла — драгоценная мазь «Чистим-блистим!»

Кьодино преспокойно влез в витрину, схватил несколько банок «Чистим-блистим» и принялся натирать себя.

— Вот теперь я действительно недурён! — воскликнул Кьодино, оглядывая себя со всех сторон. Он так сверкал, что прохожие даже жмурились.

В это время на улицу вышел хозяин большого магазина синьор Чиччетти. Увидев разгромленную витрину, он завопил во весь голос. А так как он был самым богатым человеком в городе, то на его крик немедленно сбежались полицейские.

— Хватайте его! Арестуйте его! Он меня разорил! — ревел Чиччетти, указывая на Кьодино.

Полицейские бросились на Кьодино с дубинками. Кьодино решил, что это просто какая-то весёлая игра. И в ответ на их удары стал щёлкать своим железным пальцем по головам полицейских.

А тем временем профессор Пилукка разыскивал Кьодино по всему городу. Наконец он увидел своего дорогого сына, который с удивлением смотрел на дюжину полицейских, валявшихся на земле.

— Очевидно, в Кьодино что-то не так работает, — вздохнул Пилукка. — Неужели оттого, что у него не хватает винтика?

У синьора Чиччетти глаза разгорелись при виде механического мальчика.

«Если бы он был мой, — думал Чиччетти, — я бы стал в десять раз богаче. Во что бы то ни стало заберу его за долги! Ведь Пилукка должен уплатить мне за разбитую витрину…»

Как-то вечером Пилукка и Кьодино сидели дома. Вдруг за дверью послышался угрожающий голос:

— Именем закона, отворите!

Это был чиновник из суда, который пришел забрать Кьодино за долги.

— Ведь это мой сын, — стал протестовать Пилукка, — вы не имеете права отбирать его у меня. Я не позволю увести его.

Но с помощью полиции и самого синьора Чиччетти Кьодино силой вырвали из объятий отца.

Он шёл с полицейскими недолго, потому что внезапно внимание Кьодино привлекла одна афиша, на которой было написано: «Миллион тому, кто побьёт знаменитого боксёра Разбей Носа!»

— Вот деньги, которыми можно уплатить долги! — воскликнул мальчик. И, сильным рывком оборвав верёвку, он с грохотом побежал к цирку, где сражался знаменитый чемпион Разбей Нос.

Проникнув в раздевалку, Кьодино натянул на себя свитер и трусы и стал похож на остальных боксёров.

А в это время Разбей Нос с ринга обращался к переполнившей зал публике.

— Достопочтеннейшие синьоры! — умильно говорил он. — Кому из вас нужен миллиончик? Его очень легко заработать: нужно только подняться на ринг и побить меня…

А потом, меняя тон и выгибая огромную грудь, ревел:

— Вперёд, если у вас есть мужество! Всех вас перебью!

И вдруг среди съёжившихся от страха зрителей раздался задорный металлический голосок:

— Разбей Нос, я вызываю тебя!

И Кьодино очутился на ринге перед страшным Разбей Носом.

— А тебя, цыплёнок, я собью одним кулаком! — проревел Разбей Нос и ударил Кьодино. Но… в ту же минуту он закричал и заплакал, как девчонка: — Ох-ох, моя бедная рука! Я совсем разбил её…

Все присутствующие были ошеломлены: никогда никто ещё не переносил так спокойно удары Разбей Носа. Ну, а мы-то знаем, в чём дело: ведь под майкой у Кьодино была стальная броня в три сантиметра толщиной. Но вот Кьодино размахнулся и ударил Разбей Носа. Чемпион рухнул на землю. Зрители громко захлопали, но в этот момент на арену выскочил Чиччетти.

— Хватайте его! — закричал он. — Его победа недействительна! Это железная кукла, моя собственность!

И Чиччетти вместе с полицейскими набросился на Кьодино. На этот раз для большей надёжности они накинули толстую железную цепь на шею мальчика и потащили его за собой.

— Милый мой Кьодино! — заговорил Чиччетти заискивающим тоном, приведя мальчика в свой большой магазин. — Ведь ты машина, и для тебя должно быть всё равно, на кого работать: на меня или на Пилукку. Я дам тебе всё, что пожелаешь, буду кормить тебя самым лучшим маслом и каждый день чистить до блеска.

— Я никогда не буду служить вам! — закричал Кьодино. — Я хочу вернуться к папе Пилукке!

Оттолкнув синьора Чиччетти, он нагнул голову и, как танк, бросился к стене.

Сначала в стене появилось несколько больших трещин, потом она стала медленно наклоняться и… с грохотом обвалилась.

Когда примчавшиеся пожарные машины вытащили Кьодино из-под обломков, он был весь изломан и не выказывал никаких признаков жизни.

Чиччетги решил подбросить мальчика папе Пилукке. «Старик вылечит свою куклу, а я снова заберу её», — думал он.

Кьодино положили на тележку, довезли до спуска, где внизу виднелся дом Пилукки, и спустили его вниз. Кьодино с разгона вышиб наружную дверь и, как снаряд, влетел в комнату. Старику сначала показалось, что произошло землетрясение, но он увидел перед собой помятую медную голову и знакомые ноги-утюги.

— Кьодино, ты вернулся! — закричал Пилукка, кинувшись к мальчику.

Но тот жалобно покачал головой.

— Папочка, дорогой… — прошептал он. — Мне так плохо! — и снова потерял сознание.

Пилукка взял молоток, клещи и принялся за работу.

Не прошло и часа, как профессор совершенно вылечил Кьодино: сменил два сломавшихся колёсика, выправил погнутые суставы и, попросив у соседей масла, хорошенько смазал их. Затем он постучал железным молоточком по макушке Кьодино. Тот открыл глаза, осмотрелся вокруг и закричал:

— Ура! Я здоров! Я навсегда останусь с тобой! — распевал он. — Нас никто больше не разлучит!

Но старик вдруг помрачнел.

— На это мало надежды, сынок, — отвечал он. — Ведь пока мы не заплатим долгов, синьор Чиччетти не оставит нас в покое.

— Я буду работать, — весело ответил Кьодино. — Уж я добуду денег, не беспокойся. Видишь, какой я сильный!

Но за дверью опять раздался знакомый противный голос:

— Пилукка, открой сейчас же! Я знаю, что Кьодино у тебя. Отдай его, не то в тюрьму попадёшь!

Это снова был синьор Чиччетти в сопровождении отряда полиции.

— Беги, Кьодино! — закричал Пилукка. — Спасайся и не думай обо мне!

Кьодино не заставил просить себя дважды.

— До свиданья, папа! — воскликнул он. — Я вернусь, когда заработаю денег для уплаты долгов…

И как раз в тот момент, когда полицейские сорвали дверь, он проломил стену ударом головы и убежал.

Выбравшись из города, Кьодино двинулся по шоссе. Он шёл так долго, что его ноги-утюги нагрелись и стали побаливать. Наконец он добрался до ближайшей станции и потихоньку влез на платформу то верного поезда. Когда состав тронулся, он пошёл по крышам вагонов, пока не добрался до вагона-цистерны. Цистерна была полна масла.

И пока поезд, пыхтя, мчался вперёд, Кьодино, сидя верхом на цистерне, посасывал через шланг вкусное масло.

Кьодино слез в небольшом городке и начал искать работу.

Он поступил продавцом в хрустальный магазин, но не успел поработать и четверти часа, как на прилавках не осталось ни одного целого бокала, ни одной вазы. Хрустальные вещи немедленно разбивались, как только он до них дотрагивался. Конечно, его уволили.

«Пойду в механики», — решил он.

Ему удалось устроиться на завод. Но едва Кьодино вошёл в цех, как какая-то неведомая сила подняла его и, как пёрышко, потащила к потолку. Оказалось, что железного мальчика притянул большой магнит. Его оторвали от магнита. Хозяин немедленно уволил неуклюжего механика.

Поздно вечером Кьодино брёл по улице, раздумывая о своих несчастьях, и ничего вокруг не замечал. Вдруг он услышал крик и понял, что наступил кому-то на ногу.

— Ай, как больно! — воскликнул детский голос.

На камне, потирая ушибленное место, сидела маленькая девочка. У неё было усталое, бледное личико; большие глаза глядели грустно. За плечами девочки болтались белокурые косички.

— Кто ты такая? — ласково спросил Кьодино. — Что ты делаешь здесь в такой поздний час? Тебе пора домой.

— Меня зовут Перлиной, — ответила девочка. — Я не могу вернуться домой, если не принесу немножко денег. Старуха, у которой я живу с тех пор, как умерла мама, побьёт меня.

И она горько заплакала, говоря сквозь слёзы:

— А ещё я хочу есть… Я с утра ничего не ела!

— Мне тоже невесело, — сказал он. — У меня есть папа, но я не могу вернуться к нему.

И Кьодино принялся неуклюже приплясывать. Это в самом деле было смешно, и Перлина улыбнулась сквозь слёзы:

— Ты похож на Буратино! Какой ты забавный!

— Давай будем друзьями? — предложил Кьодино. — Со мной тебе нечего бояться. Пойдём, я отведу тебя домой.

Перлина улыбнулась, кивнула головой, и они отправились вместе.

Перлина жила на окраине, в низеньком И тёмном деревянном бараке.

Старуха сейчас же накинулась на неё:

— Ты почему так поздно? Наверно, опять ничего не принесла.

Прежде чем Перлина успела ответить, старуха дала ей такую пощёчину, что из глаз девочки в три ручья полились слёзы. Тогда Кьодино шагнул вперёд и заслонил собой Перлину.

— Нельзя так обращаться с голодной девочкой, — сказал он. — Постыдились бы, синьора!

— А ты откуда взялся? — завопила старуха. — Подумаешь, какой защитник нашёлся!

И старуха закатила Кьодино изрядную затрещину. Но на этот раз сама закричала от боли. Тут только старуха заметила, что Кьодино железный.

В этот вечер Кьодино остался ночевать в бараке. Он улёгся на полу рядом с кроватью Перлини.

Утром старуха снова приказала Перлине отправиться на поиски денег, но впервые не подкрепила свои слова колотушками.

Кьодино и Перлина вышли на улицу.

— У нас на окраине живёт очень много бедняков, - объясняла Перлина,-а работы в городе не найти. Вот мы и промышляем, чем можем. думаем, как заработать денег?

Так они и зажили вместе. Кьодино выворачивал решётки из заброшенных покосившихся заборов, балки и брусья из разрушенных домов и продавал всё это скупщику лома. Теперь у детей, да и у. старухи, был кусок хлеба. Но Кьодино упорно искал какую-нибудь настоящую работу, чтобы послать немного денег папе Пилукке. Только в городе было слишком много безработных.

Злая старуха возненавидела Кьодино: ведь пока железный мальчик жил в доме, она боялась бить Перлину.

Кьодино и Перлина очень подружились. Когда Перлина умывалась по утрам, Кьодино каждый раз беспокоился:

— Что ты делаешь, Перлина? От воды тебе будет плохо. Ты заржавеешь и не сможешь двигаться. Не умывайся! Прошу тебя!

Но Перлина смеялась и успокаивала его:

— Я же не железная, со мною ничего не случится!

Однажды вечером их застиг сильный ливень. Перлина знала, как вредна вода для Кьодино. Она накинула на мальчика свой платок, и они со всех ног побежали домой. Но всё-таки Кьодино промок и сразу почувствовал сильную боль в суставах.

Озабоченная Перлина уложила его в постель, завернула в шерстяное одеяло, но это не помогло. Вымокнув под дождём, Кьодино заболел ржавчиной.

Перлина оказалась настоящим другом. Каждое утро она отправлялась добывать масла для Кьодино. Ведь масло было единственным лекарством, которое могла спасти его! Перлина собирала и продавала тряпки, старую бумагу, бегала по поручениям. Почти каждый вечер, возвращаясь домой, она крепко прижимала к груди бутылочку с маслом.

Но выздоровление мальчика было не по душе старухе. И стоило Перлине отвернуться, как злая женщина потихоньку подменяла масло подкрашенной водой. Нечего было и удивляться, что с каждым днём здоровье Кьодино ухудшалось.

Настал день, когда Кьодино весь покрылся ржавчиной. В это утро он уже не смог открыть глаз.

Перлина решила спасти своего друга, чего бы ей это ни стоило. Выбежав из дому, она принялась стучать во все двери подряд, прося хоть капельку масла. Но соседи-бедняки сами ничего не имели, а просить у богачей было бесполезно.

Оставшись одна, старуха подкралась к Кьодино и постучала ногтем по его железной груди. Раздался глухой, унылый звук — звук железного лома, а не звонкое гуденье крепкого металла.

Старуха обрадовалась:

— Наконец-то я от него отделалась! Теперь я снова хозяйка в доме и смогу колотить Перлину сколько захочу!

Она с большим трудом подняла Кьодино с постели и потащила его на свалку.

Через некоторое время на свалку пришли два бедняка. Грустно смотрели он»; на холодную, безжизненную куклу. Железного мальчика хорошо знали и любили на окраине.

— Бедный Кьодино! Он был хорошим товарищем, — говорили они.

— Послушайте-ка, — вдруг предложил один, — я не хотел бы оскорблять его память, но мне кажется, что Кьодино не отказался бы помочь нам даже после своей смерти.

Бедняки подумали и решили, что они не сделают ничего плохого, если продадут Кьодино как железный лом. Вздыхая, они подняли его с земли и понесли в литейную.

В это время Перлина, не добыв ни капли масла, вернулась домой. Старуха, не скрывая своего ликования, сказала ей, что выбросила Кьодино на свалку.

Неблагодарная!-закричала в негодовании Перлина,-Как вы могли сделать это! Я ухожу от вас и никогда больше не вернусь! — И убежала искать своего друга.

Тут её и увидели проходившие мимо приятели, Лилло и Лалло.

— Что ты ищешь, Перлина, и почему ты плачешь? — спросил Лилло, мальчик с лукавой мордочкой.

Перлина всё им рассказала.

Мальчики дружили с Перлиной и решили помочь ей отыскать Кьодино, которого они все успели полюбить.

Пока ребята совещались, мимо них прошел какой-то бедно одетый человек, тяжело вздыхая и пересчитывая мелкие деньги.

— Прости меня, бедный Кьодино, ведь у меня дома трое детей и у них нет ни крошки хлеба…

Это был один из тех бедняков, которые только что продали Кьодино.

— Бежим в литейную! — закричала Перлина, поняв, что произошло. — Может быть, мы ещё успеем спасти его!

Лилло, Лалло и Перлина вихрем ворвались в литейную как раз в тот момент, когда хозяин собирался бросить Кьодино в тигель.

Увидев, что Кьодино вот-вот попадёт в котёл с расплавленным металлом, ребята замерли от ужаса.

— Минуточку! Не бросайте его в огонь! — закричал Лилло. — Послушайте сначала, что я вам хочу предложить.

— Приходи через час. Разве ты не видишь. что я занят?

— Тогда будет слишком поздно, — важно возразил Лилло. — Я очень спешу. Вы покупаете железный лом, не так ли? У меня есть для вас выгодное дело. Отойдём в сторонку.

Он долго шарил в карманах и, наконец, с превеликой осторожностью вытащил большой гвоздь:

— Прекрасное железо! Сколько вы мне за него дадите?

— Ты что, смеёшься надо мной? — заревел литейщик, опустив Кьодино на пол и подступая к Лилло. — Я покупаю железо тоннами, а не граммами!

Но Лилло не растерялся. Он вытащил из кармана поломанный перочинный ножик и протянул его литейщику:

— Прекрасная сталь.

— Довольно! — заревел литейщик. — Убирайся отсюда, не то я тебя вышвырну?

Он отстранил Лилло, чтобы продолжать прерванную работу, и… застыл на месте: железная кукла как сквозь землю провалилась! Хозяин повернулся к Лилло и окончательно растерялся: мальчик тоже исчез.

Вы, конечно, поняли, что произошло? Пока Лилло заговаривал зубы хозяину, ребята утащили Кьодино и спрятали его подальше от литейной, под арками старого моста.

Они раздобыли масло, тряпки и наждачную бумагу, чтобы отчистить ржавчину.

— Может быть, он ещё выздоровеет, — бормотала Перлина, поливая маслом его суставы-колёсики.

А мальчики с усердием скребли и чистили Кьодино. Через час механический мальчик сверкал ярче прежнего, но все ещё не подавал никаких признаков жизни. Казалось, что он спит.

— Бедный мой Кьодино! - воскликнула Перлина, и слёзы, ручьями хлынули у неё из глаз.

Одна большущая слеза попала Кьодино прямо в открытый рот. Кьодино вздрогнул, чихнул, закашлялся, вскочил и закричал:

— Караул! Какая горечь!

Оказывается, Перлина плакала такими горькими слезами, что вкус их разбудил Кьодино от глубокого обморока. Ребята закружились в весёлом хороводе вокруг выздоровевшего Кьодино.

Однажды, когда Кьодино играл со своими друзьями в футбол, почтальон вручил ему письмо. На конверте было написано: «Только железному мальчику». А так как Кьодино был единственным на свете железным мальчиком, то письмо дошло до него.

Кьодино не знал ни одной буквы, и поэтому прочесть письмо пришлось Перлине.

— «Дорогой Кьодино, — читала она, — я так беспокоюсь о тебе. Как ты поживаешь? Почему не пришлёшь о себе весточку? Синьор Чиччетти приказал посадить меня в тюрьму, но ты не тревожься, лишь бы у тебя всё было хорошо. Пиши мне. Крепко тебя целую. Папа Пилукка».

Слушая Перлину, Кьодино испытывал страшный стыд.

«Как я мог забыть про моего бедного папу! — думал он. — Я тут веселюсь, играю, а он томится в тюрьме! Я должен немедленно вернуться и освободить его!»

— Ты поедешь со мной, Перлина? — воскликнул Кьодино.

Проще всего было добраться до родного города на поезде, только денег у Кьодино не было. Ребята собрали немножко, но их хватило только на один билет. Тогда Лилло пришла в голову блестящая идея: пусть Перлина возьмёт билет, а Кьодино повезёт с собой в старом чемодане.

Так они и сделали. Но тут выяснилось, что Перлина не может даже сдвинуть чемодан с места. Тогда Лилло осенила ещё одна мысль: поставить чемодан на колёса.

И вот Перлина важно вошла на вокзал с билетом в руке. Её провожали мальчики, которые толкали перед собой механизированный чемодан. Ребята по очереди шептали в замочную скважину:

— Счастливого пути, Кьодино!

А взволнованный скрипучий голос отвечал изнутри:

— Прощайте, друзья, большое спасибо!

Чтобы отнести чемодан в купе, потребовалось четверо самых сильных носильщиков. Потом начальник станции дал свисток, Перлина замахала из окна платочком, и поезд тронулся.

Перлина смирно сидела в уголке купе вагона третьего класса, а запертый в чемодане Кьодино тихонько лежал на верхней полке. Внезапно поезд резко затормозил, чемодан ударился о стенку, открылся, и Кьодино упал к ногам ошеломлённых пассажиров.

— Дорогие синьоры пассажиры!-взмолилась Перлина. — Пожалуйста, не выдавайте нас!

Пассажиры были растроганы и обещали хранить тайну. Они даже стали угощать детей булочками и апельсинами. Вдруг дверь купе распахнулась, и вошёл контролёр.

Но умная Перлина не растерялась. Она обняла Кьодино за плечи и положила его голову к себе на колени.

— Не двигайся, — шепнула она ему и быстро навязала мальчику бантик на голову.

— Ваш билет! — обращаясь к Кьодино. потребовал контролёр, проверив билет у Перлины.

— С каких это пор куклы должны покупать билеты? — негодующе ответила Перлина.

— Какая же это кукла? В жизни своей не видел железных кукол!

— А разве вы видели когда-нибудь железных пассажиров? — насмешливо спросила Перлина.

Все остальные пассажиры рассмеялись.

— Но эта штука двигалась! Я эго прекрасно видел, — не отставал контролёр.

— Ну и что же? Это заводная говорящая игрушка. Посмотрите: если надавить вот здесь, то она открывает глаза и говорит «мама».

Перлина надавила на грудь Кьодино, который послушно открыл глаза. Но говорить «мама» он не умел и вместо этого пропищал «папа».

— Должно быть, в механизме неполадки, — нашлась Перлина.

— Какие тут неполадки! Меня не обманете! Напрасно ты прикидываешься куколкой. Я оштрафую тебя как безбилетника.

Недолго думая, Кьодино потянул ручку стоп-крана и поезд стал замедлять ход. Тогда Кьодино схватил Перлину в охапку и выпрыгнул из вагона на насыпь.

Ребятам пришлось продолжать свой путь пешком. К концу дня Перлина едва передвигала ноги. К счастью, их обогнала крестьянская тележка, и хозяин согласился подвезти их. Но когда Кьодино влез в тележку, старая лошадь не смогла сдвинуть её с места. Тогда Кьодино предложил:

— Синьор возчик, пусть ваша лошадь тоже отдохнёт в тележке, а об остальном вы не беспокойтесь.

Он впрягся в оглобли и побежал так быстро, что через час вдали показался город, где сидел в тюрьме папа Пилукка.

Добравшись до города, Кьодино бросил тележку, подхватил Перли ну и побежал к тюрьме.

— Давай подождём ночи, — посоветовала Перлина.-В темноте освободить твоего папу будет гораздо легче.

Дети спрятались в кустах парка, неподалёку от тюрьмы. Наступила ночь, ребята, пробираясь ползком в темноте, приближались к мрачным стенам. Кьодино подошёл к окну и сказал:

— Папа Пилукка, где ты? Это я, твой Кьодино!

Меж толстых стальных прутьев решётки в одном из окошечек показалось лицо Пилукки.