Европа и Россия в огне Первой мировой войны

Агеев А. И.

Артамошин С. В.

Буранок С. О.

Буранок А. О.

Глухерв Н. Н.

Зотова А. В.

Кудрина Ю. В.

Лавренов С. Я.

Литвин А. М.

Матвеева А. М.

Мединский В. Р.

Медников И. Ю.

Назария С. М.

Новиков И. Н.

Полторак С. Н.

Саксонов С. И.

Селиверстов Д.

Симиндей В. В.

Смирнов В. П.

Смольянинов М. М.

Суржик Д. В.

Шевель А. А.

Шкундин Г. Д.

28 июля 1914 г. — один из самых трагических дней мировой истории. В этот день 100 лет назад началась Первая мировая война, названная еще и Великой. Тогда никто и предположить не мог, что именно эта трагедия станет некоей точкой отчета для всех последующих мировых событий XX в., а ее отголоски будут слышны и сегодня, в веке XXI.

В России эта война из империалистической стала гражданской, а после — забытой. Бурный характер последовавшей эпохи (революции, иностранная интервенция и Гражданская война) привел к утрате многих источников и свидетельств.

В данной книге Великая война рассматривается в логической последовательности: геополитические построения — оформление военных блоков — война — ее восприятие обществом и влияние ее результатов на судьбы Европы.

При этом особое внимание уделено новым государствам, возникшим после распада Российской империи. На основе анализа общественных настроений и последствий войны в заключительной части труда рассмотрена взаимосвязь Первой и Второй мировых войн. При подготовке издания были использованы редчайшие документы из российских, европейских и японских архивов.

 

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Первая мировая война — вначале вторая отечественная, затем империалистическая. Забытая на протяжении десятилетий история геополитической борьбы и военных союзов, история подвигов наших прадедов, история народов и краха империй. Важнейшее событие XX века, без которого не было бы ни Советской России, ни Второй мировой, — эта война возвращается на страницы научных трудов. Разными авторскими коллективами готовятся многотомные издания, посвященные боевым действиям, дипломатии, рисующие образы союзников и противников, то есть освещающие основные аспекты любой войны.

Что же отличает эту работу? Читателю предстоит вслед за авторами проделать путь из кабинетов императоров, канцлеров, военачальников от самого начала войны, от ее рождения в головах политиков — к дипломатической и экономической подготовке, через опутанные пороховой гарью и боевыми газами поля сражений и океанские волны — и посетить основные страны, вовлеченные в эти события. Перед ним предстанет и энергичная Великобритания, и усталая Франция, и противоречивая Австро-Венгрия, и измотанная Германия, и загадочная Япония, и непредсказуемая Россия, и целый ряд новых государств, образовавшихся в Восточной Европе. Читатель узнает о подготовке войск, о миротворческих усилиях нейтральных стран, об искусственно созданном в Вене движении украинофилов, о геополитических размышлениях российских мыслителей, ныне незаслуженно забытых.

Многие другие аспекты событий столетней давности раскроются на страницах этой книги. Книги о прошлом ради будущего.

Мединский Владимир Ростиславович,

министр культуры РФ,

председатель Российского

военно-исторического общества

 

ПРОЛОГ

Расплата за место под солнцем

Первая мировая война началась для России не с выстрела Г. Принципа. Ее объявил германский посол в Российской империи Ф. фон Пурталес, пришедший к С. Д. Сазонову. Объявил и разрыдался. Посол был настолько спутан своей обязанностью, что оставил российскому министру в папке два варианта ноты: жесткий и более мягкий, а затем обнял министра и вышел вон. Через 27 лет другой немецкий посол, граф В. фон Шуленбург, признается наркому В. М. Молотову, что также не хотел войны, о которой ему надлежало уведомить Советский Союз. Совпадения. Случайные ли?

Теперь, спустя многие десятилетия, мы можем оценить искренность чувств обоих дипломатов. Зная перспективы развития отношений с Россией, видя ее каждый день, они, безусловно, понимали ее намного глубже, чем берлинские стратеги. И наверное, они глубже воспринимали трагедию кровопролития между двумя соседними государствами. Но если чувства и подвели двух дипломатов, то интуиция их не обманула. Хотя в обоих случаях посланники лишь анонсировали объявление великих трагедий.

Подготовка к ним во всех сферах жизни наших противников велась уже длительное время, и отлаженный механизм войны уже работал, опережая слова. В 7 часов вечера 1 августа, когда расстроенный Пурталес находился у Сазонова, немецкие войска уже вошли в Люксембург. Когда вручалась нота Молотову, немецкая авиация и артиллерия уже в течение нескольких часов бомбила советские города, а вермахт пересек государственную границу.

И в 1914, и в 1941 г. агрессор стремился завоевать свое место под солнцем.

Любые войны ведутся за исход, последствия, которые будут после них, а определяются причинами, которые возникли накануне конфликта. Между причинами и исходом — собственно война, крайний способ разрешения международных противоречий. При этом определяющими факторами войны являются не только причины — набор реальных фактов, явлений, анализ перспектив развития текущей ситуации. К причинам тесно примыкает совокупность интерпретаций — и настоящего, и будущего. А там, где есть толкование разными людьми, есть риск ошибки.

Представляя ход и итоги будущей войны, каждая из сторон рассчитывает на свое превосходство. Франция полагалась исключительно на «элан виталь» — массовый порыв воодушевленных войск, который сотрет память об «ампутации, контрибуции и оккупации» в 1871 г. Несколько поколений французов со школьной скамьи воспитывались с идеей вернуть Эльзас и Лотарингию, с чувством ненависти к своему мрачному соседу, который, поигрывая мускулами, не раз подвергал республику унизительным «военным опасностям».

Для Германии превосходство над противниками подкреплялось технологическим рывком и идеей единства немецкого народа, который может развиваться, только обеспечив страну стабильным импортом сырья из колоний. Если немецкая философия признана всем миром, а промышленность и тем более военный флот уже конкурируют с английской «кузницей мира» и «владычицей морей», кайзеровскому руководству казалось, что настало время для рывка к мировому господству.

Реалистичнее и изощреннее рассматривала обстановку Великобритания, которая стремилась избежать участи морской блокады и, продолжая политику «блестящей изоляции», исподволь влиять на европейские дела, не допуская усиления какой-либо державы.

Сложнее и противоречивее было обретение смысла и реализация своих национальных интересов Россией, где, как показано ниже, существовало не менее трех основных направлений внешнеполитической мысли.

В отличие от мирного времени, допускающего стратегии «победитель — победитель», окончание войны оперирует только двумя альтернативами: «победитель — проигравший» и «проигравший — проигравший». В Первой мировой войне победу одержала Антанта, Германия и ее союзники проиграли, а России судьба уготовила особую роль — «проигравший победитель». В то же время для всех европейских держав победа далась неимоверным напряжением сил, крахом не только физическим, но и нравственным. Длительная позиционная война с отдельными кровавыми прорывами, которые также не несли облегчения, новые виды оружия, крах империй и демобилизация общественных настроений на длительное время обесценили прежние этические идеалы и ценности, создали хаос на несколько лет вперед и заложили мину, которая детонирует через два десятилетия. Но этот «человеческий фактор» не идет в учет, когда «реаль-политик» подводит свой холодный баланс. В категориях интересов влияния, мощи и потенциалов людские жертвы и разрушения выглядят холодно, арифметично. Кто-то, воспользовавшись крахом соперника, увеличил свой потенциал. Другие, сменив политические режимы и даже способ государственного устройства, обрели опыт жестких, прагматичных оценок и опоры на свои силы. Третьи же, де-юре сохранив государственный суверенитет, де-факто стали сильно зависимыми в экономическом плане.

Германии потребовалось всего лишь 15 лет, чтобы при попустительстве Лиги Наций начать экономический демонтаж своего международного статуса. А затем, основываясь на лживых и преступных иллюзиях, привлечь для этой цели свои восстановленные вооруженные силы, СС и даже подростков из гитлерюгенда.

Россия, изойдя реками крови в ходе Первой мировой и Гражданской войн, спустя 20 лет после своего исключения из числа победителей обрела такую силу, которую после краха династии Романовых мало кто мог себе представить. Вместе с тем были заново выстраданны концепции, воспроизводящие неизменные интересы и целеполагания, вектора приложения энергии и развития нашей страны.

Надо признать — и об этом будет сказано ниже, — что не всегда геополитические интересы России в должной мере осознавались и реализовывались отечественными дипломатами. Если российские мыслители конца XIX в. сосредотачивали свое внимание на Средней Азии, то для окружения Николая II главенствующей идеей было сохранение влияния на Балканы, а министр иностранных дел Временного правительства П.Н. Милюков видел Россию на Проливах, хотя и не учитывал мощного, исторически и геополитически обусловленного здесь противодействия Великобритании. И здесь англо-французским дипломатам удалось переиграть молодых российских дипломатов. Уже 13 марта 1914 г. английский посол Дж. Бьюкенен подтвердил, что «британское правительство соглашается на исполнение вековых притязаний России на Константинополь и Проливы на условиях, которые ему нетрудно будет принять», а 8 марта 1915 г. французский посланник М. Палеолог, получив соответствующую телеграмму от Делькассе, заявил С.Д. Сазонову, что тот «может рассчитывать на искреннее желание французского правительства, чтобы константинопольский вопрос и вопрос о Проливах были решены сообразно с желанием России». Однако британские дипломаты и их французские коллеги были настроены против «чрезмерно пророссийской» позиции Э. Грея. Так, английский посол в Париже Ф. Берти писал в дневнике: «…в случае ухода турок из Константинополя создается положение, совершенно отличное от того, при котором давались все эти обещания; что в правах и привилегиях, предоставляемых России, нельзя отказать Румынии, имеющей границу по Черному морю, или Болгарии. Правильное решение заключалось бы в следующем: Константинополь превращается в вольный город, все форты на Дарданеллах и Босфоре разрушаются, к Дарданеллам и Босфору применяется под европейской гарантией режим Суэцкого канала…» — и далее: «Здесь <в Париже> все больше возрастает подозрительность касательно намерений России в отношении Константинополя. Считают целесообразным, чтобы Англия и Франция (в этом вопросе Англия ставится вне Франции) заняли Константинополь раньше России, дабы московит не имел возможности совершенно самостоятельно решить вопрос о будущем этого города и проливов — Дарданелл и Босфора». И эти слова подтверждают современные исследователи: «Франция стала противником заключения соглашения по признанию за Россией прав на Константинополь и Проливы…».

Преемственность стремления России обладать Проливами подтвердил в мае 1917 г. и министр иностранных дел Временного правительства П.Н. Милюков. Однако его преемник, 30-летний М.И. Терещенко, обратив внимание Бьюкенена на картину И.Е. Репина «Запорожские казаки пишут письмо турецкому султану», подчеркнул свое происхождение, но не державные задачи России на Проливах. И подобное явление — снижать внешнеполитические амбиции быстрее и значительнее, чем происходит реальное падение мощи страны, — увы, было характерно для динамики стратегической субъектности России.

Спустя 22 года после крушения той империи, на XVIII съезде ВКП(б), глава Советского государства выступит со своей программной речью, в которой определит сложившееся положение и место в нем нашей страны. Прежде всего он подчеркнет, что уже идет «новая империалистическая война, разыгравшаяся на громадной территории от Шанхая до Гибралтара и захватившая более 500 миллионов населения. Насильственно перекраивается карта Европы, Африки, Азии. Потрясена в корне вся система послевоенного так называемого мирного режима… экономический кризис… приводит к дальнейшему обострению империалистической борьбы. Речь идет уже не о конкуренции на рынках, не о торговой войне, не о демпинге. Эти средства борьбы давно уже признаны недостаточными. Речь идет теперь о новом переделе мира, сфер влияния, колоний путем военных действий… В этих трудных международных условиях проводил Советский Союз свою внешнюю политику, отстаивая дело сохранения мира».

Перечень событий, которые втягивали мир в новый мировой конфликт, снова повторяет предысторию Первой мировой войны. Случайно ли, что снова полыхает Северная Африка (Абиссиния, Марокко), Балканы, Восточная Европа? Снова общественное мнение и шумиха в прессе, скрывающие реальные причины войны. Снова разрушение системы договоров, сумасбродное перекраивание государственных границ и втягивание России (СССР) в пожар войны. Снова наше отставание по размеру промышленного производства на душу населения, а значит — и в военно-экономической мощи… В любом случае «запаса прочности» Версальско-Вашингтонской системы хватило чуть более чем на 10 лет. Неизбежность новой мировой войны была «родовым пятном» этого договора девяти держав.

Тем не менее решения о начале, продолжении и конце войны принимаются сторонами и лицами, которые находятся под властью не только стереотипов, но и своей среды, информационной и человеческой, которая также может искажать реалии. Эта среда зачастую может препятствовать вертикальной связи между высшим и низовым уровнями управления, становиться препятствием для объективного контроля решений «верхов» и их реализации «низами». Так, исключительную ценность для российского верховного командования, как можно судить из настоящей книги, имели стратегические представления офицеров Генерального штаба, равно как и альтернативные прогнозы будущей войны, рожденные французским и германским военным аппаратом — для Парижа и Берлина.

То, что сама оценка обстановки всеми заинтересованными сторонами накануне, в ходе и после войны зачастую может быть недостоверной, на примере Первой мировой войны вскрыл русский военный мыслитель, создавший в эмиграции своеобразную «академию Генштаба» Н.Н. Головин. Например, весной 1916 г. командиры и солдаты воспринимали позиционные бои как вполне нормальную боевую ситуацию. Заметно улучшилось снабжение войск, армия готовилась наступать и успешно наступала на некоторых фронтах и участках. Далее складывается следующая схема: от низового командира наверх уходит вполне достоверная информация. Но когда такие сведения сводятся воедино в штабе армии или фронта, как правило, возникает искажающий эффект. Дело не в заговоре против вышестоящего командования, о котором не без оснований порой говорят исследователи. Причина здесь — желание высокого начальства перестраховаться, тем более в памяти живы воспоминания о гибели армии А.В. Самсонова, несогласованность действий, шапкозакидательство, «снарядный голод». В Петрограде на эту сводку накладывается столичное восприятие политической и околополитической публики, уничижительные стереотипы, переплетение клановых интересов и интриг. Положение на фронте рисуется этими «салонными стратегами» уже намного страшнее, чем в действительности. Кулуарная среда также хаотично возбуждена частыми перестановками в правительстве, а Государственная дума остается лояльной только союзникам России, но не ее верховному военно-политическому руководству. Вполне штатные события, препарированные прессой из этих кругов, резонируют на руководящие инстанции. Вирус искаженной картины «захватывает частоту» и подчиняет себе другие информационные сюжеты, влияет на процессы принятия или неприятия решений, исполнения или неисполнения пришедших сверху распоряжений. Вспомним сказанные в сердцах слова Николая II французскому послу Палеологу: «Эти петербургские миазмы чувствуются даже здесь, на расстоянии двадцати двух верст. И наихудшие запахи исходят не из народных кварталов, а из салонов. Какой стыд! Какое ничтожество! Можно ли быть настолько лишенным совести, патриотизма и веры?»

Тот же вирус провоцирует болезненные, неадекватные реакции столичной публики и их коалиций, которые различными способами подрывали авторитет императорской четы. Отметим, что сложные отношения между двумя императрицами, Марией Федоровной и Александрой Федоровной, понятны. Возможно даже, здесь стоит искать корни неприятия двором, а затем и народом последней российской императрицы. Но противоречия матери и невестки не могли служить основанием для обвинений последней в тайных переговорах с Германией. Как писал в дневнике упомянутый М. Палеолог, «основа ее <Александры Федоровны> натуры стала вполне русской. Прежде всего и несмотря на враждебную легенду, которая, как я вижу, возникает вокруг нее, я не сомневаюсь в ее патриотизме. Она любит Россию горячей любовью».

Из столицы отправляется ответный сигнал, явно неадекватный содержанию первоначального сообщения. Легко обозреть всего лишь несколько раундов такой переписки, когда буквально «песчинка обретает силу пули». На выходе же формируется синтетическая реальность, которая постепенно становится действительностью. Сходные метаморфозы происходят и сегодня накануне «цветных революций». Подробнее это описано в теории катастроф. В предреволюционной России это усиливалось наличием официальной и вполне свободной в своих суждениях оппозиции, которая не стеснялась открытой клеветы на власть из опасений, что победа в войне произойдет без и даже против участия этих «либеральных» партий.

Объективное восприятие войны осложнялось известными транспортными проблемами, когда Москва была крупнейшим железнодорожным транспортным узлом, через который на фронт уходили войска, а военные лазареты, раненые и демобилизованные прибывали с фронта. Нельзя также сбрасывать со счетов и антивоенную немецкую пропаганду, которая обретала весьма изощренные формы. Так, о публикациях одного такого автора руководитель контрразведки Петроградского военного округа полковник Б. В. Никитин записал следующее: «Внешним образом статьи эти… удовлетворяли всем условиям для напечатания: темы интересны и в высшей степени патриотичны, а форма изложения не оставляла желать лучшего. Однако после прочтения у вас остается какой-то неприятный осадок… вы лишены возможности обличить автора, ибо все его выводы одинаково патриотичны, как и все содержание. Но на его статью у вас самого вывод напрашивается совершенно иной, а в результате мысли, им затронутые, оказываются для вас отравлены». Эта подрывная пропаганда легла на благодатную почву, ибо «в русском общественном мнении все более выкристаллизовываются два течения: одно — уносящееся к светлым горизонтам, к волшебным победам, к Константинополю… другое — останавливающееся перед непреодолимым препятствием германской скалы и возвращающееся к мрачным перспективам, достигая пессимизма, чувства бессилия и покорности Провидению. Что чрезвычайно любопытно, это — то, что оба течения часто сосуществуют или по крайней мере сменяются у одного и того же лица, как если бы они оба удовлетворяли двум наиболее заметным склонностям русской души: к мечте и разочарованию». Неуравновешенность национального характера, его порой оторванная от реальной жизни мечтательность и неожиданный пессимизм — на этих чувствах играли пропагандисты той великой войны.

Все эти зафронтовые перипетии сознания также необходимо учитывать верховному главнокомандующему при принятии решений. И как показали события вековой давности, разведданные о своих войсках или противнике при всей своей важности не могут заменить знание воли своего народа. Государственные лидеры не всегда чувствуют ее надлежащим образом. Нередко лучше их это удается писателям и мыслителям. Когда в августе 1914 г. и столичную, и провинциальную Россию захлестнула патриотическая волна, малоизвестный писатель М.М. Пришвин записал в дневнике: «Россия вздулась пузырем — вообще стала в войну как пузырь, надувается и вот-вот лопнет <…> если разобьют, то революция ужасающая… Последствием этой войны, быть может, явится какая-нибудь земная религия». Нельзя не поражаться и глубине известной записки П.Н. Дурново от февраля 1914 г., пророчествам Иоанна Кронштадтского. И как показали дальнейшие события, энергии народа бывает достаточно, чтобы смешать, спутать или вовсе разрушить расчеты руководителей, стратегов и командиров.

«Черные лебеди» Первой мировой войны вызвали колоссальные изменения, ожидать которые вряд ли мог кто-либо из современников. «Как часто я мечтал о русской революции, которая существенно облегчила нам жизнь; и вот она свершилась, совершенно внезапно, и у меня с души свалился тяжелый камень, сразу стало легче дышать. А что она позднее перекинется и к нам, об этом я тогда и подумать не мог», — признавался Людендорф. Так желаемое для некоторых ключевых игроков той войны сплелось с непредсказуемыми «черными лебедями».

Новое, не скрывавшее своего временного характера российское военно-политическое руководство пыталось утвердиться через очернение и клевету на своих предшественников, а общение с подчиненными приобрело либерально-попустительский стиль. Вирусный «приказ № 1», изданный 1 марта 1917 г., стал детонатором социального протеста в рядах вооруженных сил. Если все описанные негативные факторы сами по себе были слабы и не представляли серьезной угрозы, то, собранные воедино и канализованные в войска названным приказом, они взломали империю накануне победы.

Но раскрытый ящик Пандоры таил гораздо больше из того, о чем не мог и подумать Людендорф. Соучастие Германии в провоцировании внутренней смуты в России дало импульс попыткам ряда игроков воспользоваться историческим шансом. В декабре 1917 г. подписывается тайное соглашение между Великобританией и Францией, отдавшее в сферу интересов Великобритании Кавказ и казачьи территории на Кубани и Дону, а в сферу интересов Франции — Бессарабию, Украину и Крым. США вскоре заявили о своих интересах на севере России и на Дальнем Востоке и отправили экспедиционные войска. Разваливающаяся империя быстро наполнялась активно действующим по своему усмотрению вооруженным контингентом: возвращающимися с фронта частями и тысячами разрозненных военнослужащих, красногвардейцами, пленными чехами, словаками, австрийцами, китайцами, латышами, анархистами и т. д. Через год революция смела империю, которой служил мечтавший о революции для России Э. Людендорф. Исторический бумеранг действует безукоризненно. В хаос вверглись все. Даже США, позже всех вступившие в войну, в апреле 1917-го, в 1920 г. с трудом справлялись с нормализацией внутреннего положения в стране.

Германия, внешне потерпевшая весьма скромные изменения в ходе поражения, внутри напоминала бурлящий котел. Акт капитуляции Германии, подписанный в компьенском вагоне, был не только ее геополитической и экономической, но и экзистенциальной катастрофой. Ведь всего лишь за 60 лет германское национальное самосознание совершило невероятный прыжок вверх и оземь, плашмя. Когда в России состоялась коронация нового императора Николая Александровича, кайзер подвел первые итоги стремительного развития: «Германская империя превратилась в мировую империю». Означало это не только сдвиг самоощущения, но вполне реальную промышленную политику — «мировая политика как задача, мировая держава как цель, строительство военно-морского флота как инструмент». Прошло немногим более года, как новый российский император осваивался со своими обязанностями, а фон Бюлов в рейхстаге уже заявил: «Времена, когда немец уступал одному соседу сушу, другому — море, оставляя себе одно лишь небо, где царит чистая теория, — эти времена миновали… мы требуем и для себя места под солнцем».

Однако стратегические цели империи, возникшей, по словам Макса Вебера, как следствие «мальчишеской выходки», выкристаллизовывались более трети века и определялись жаждой самореализации империи в форме мирового господства в экономике и политике как продолжении триумфа нации в области духа. В конфигурировании союзников для нового, имперского этапа своего подъема, у Германии был стратегический выбор. Прежде всего он предполагал определение линии в отношении России.

В 1890 г. эпоха Бисмарка закончилась. Страна, наливавшаяся экономической мощью, подстегиваемая кайзером и новым канцером Л. фон Каприви, ощутила в себе готовность вырвать себе новые трофеи не только в Европе, но и на просторах Африки, Азии, Южной и даже Северной Америки. В 1900 г. Германия захватывает в формате 99-летней аренды полуостров Циндао и соучаствует в подавлении, вместе с Великобританией, Францией, Россией и Японией, «боксерского восстания». В 1900 г. Вильгельм посещает Иерусалим, налаживая тесные связи Германии с Османской империей.

Колониальный азарт всячески пропагандировался, опирался на сеть общественных организаций и прежде всего — на многочисленный Всегерманский союз, включивший в себя первоклассных промышленников и ученых, раскинувший сеть по всей стране и сыгравший огромную роль в теоретическом обосновании необходимости расширения жизненного пространства и раздувании националистической эйфории. Ее, эту эйфорию, заряжают памятью об Аттиле, гуннах и всерьез, устами кайзера, воинственно заклинают: «Вы должны сделать так, чтобы слово „Германия“ запомнили в Китае на тысячу лет вперед». Обращаясь к Китаю, кайзер, очевидно, имел в виду более широкую аудиторию.

Россия практически весь XIX в. благоволила Германии. Несмотря на это и теплые строки многочисленных посланий, у «дяди Вилли» были планы в отношении «кузена Никки». Конфигурация противников оформилась задолго до сараевского покушения — и предшественниками тех, кто отдал приказы о всеобщей мобилизации. Начал плести паутину антироссийского союза Германии с Австро-Венгрией еще Бисмарк, в 1879 г. Спустя три года в него вошла Италия. Истоки русско-французского союза восходят к началу 1890-х гг.

К началу XX в. мир был уже поделен на колонии между ведущими метрополиями. Но вкус к экспансии, вскормленный на чужой крови и легких трофеях, предопределял дальнейшую неумолимую логику действий — борьба за передел колониальных сфер влияния. В Китае Германия натыкалась на интересы Великобритании, Франции, Японии, России. На Ближнем Востоке — Великобритании и Франции, в Африке — Франции, Португалии, Великобритании. В Латинской Америке — Испании и Португалии. На Среднем Востоке — Англии и России. Сближение со Стамбулом вело к германскому контролю над Проливами, что было неприемлемо ни для России, ни для Великобритании. Строительство немцами железной дороги задевало интересы англичан в Персидском заливе и грозило подрывом влияния в Иране и Индии.

Подготовка военных планов и боевые действия Первой мировой войны разворачивались вокруг двух осей, определивших интересы и мотивы, военную и экономическую стратегию и тактику сторон.

Первая ось — доступ к рынкам сбыта и источникам поставок минеральных ресурсов для стремительно накапливавшихся экономической и технологической мощью ведущих стран мира. Как следствие, повышались внешнеполитические амбиции их руководящих кругов. Люди и территории — особый вид ресурсов, хотя в начале XX в. акцент делался в основном на территориях с ресурсами, население рассматривалось только как источник мобилизации. Россия своему военно-политическому руководству представлялась страной с неисчерпаемыми людскими ресурсами (вспомним слова из царского рескрипта от 27 июня 1915 г. о созыве Государственного совета и Государственной думы: «С твердой верой в неиссякаемые силы России я ожидаю от правительственных и общественных учреждений, от русской промышленности и от всех верных сынов родины, без различия взглядов и положений, сплоченной, дружной работы для нужд нашей доблестной армии. На этой, единой отныне, всенародной задаче должны быть сосредоточены все помыслы объединенной и неодолимой в своем единстве России»). Миф о неисчерпаемости людских ресурсов России отрицательно сказывался при планировании военных операций.

Лишь немногие эксперты реалистично оценивали положение с кадрами. А они не были такими бездонными, как было принято думать тогда.

Вторая ось — борьба за пути доступа к этим ресурсам, за транспортные магистрали на суше и на море. В некотором смысле контроль над транспортными артериями нередко являлся самоцелью (вспомним КВЖД и железную дорогу Берлин — Багдад, канал кайзера Вильгельма, поперечные дороги между Восточным и Западным побережьем Африки, Босфор и Дарданеллы).

Черноморские проливы — особый сюжет и мировых войн, и евразийской геополитики. Установление контроля над ними было важнейшей геополитической задачей Российской империи после Крымской войны. Но свои интересы были здесь и у Парижа, увязавшего свою поддержку притязаний России на Проливы с возвращением Франции Страсбурга и Лотарингии, и у Лондона, стремившегося не выпустить Россию из Черного моря на просторы Средиземноморья. В зоне своих интересов видел Проливы и Берлин, готовый вытеснить отсюда не только Россию, но и Англию с Францией. Не случайно «водворение Германии на Босфоре и Дарданеллах» Сазонов, которому вручил ноту Пурталес, считал «смертным приговором России». До 70 % российского экспорта хлеба и треть всего экспорта шло именно через эту артерию. Прагматично эту тему обозначал фон Бюлов, будущий канцлер Германии: «В будущей войне мы должны оттеснить Россию от Понта Евксинского и Балтийского моря… которые дали ей положение великой державы. Мы должны на 30 лет, как минимум, уничтожить ее экономические позиции, разбомбить ее побережья». Разбомбить и уничтожить прибрежную российскую инфраструктуру не удалось, и был взят курс на блокирование российского прохода через Проливы.

* * *

Война, подогреваемая геополитическими и экономическими амбициями, была неотвратима. Но почти никто не предполагал, что мировой пожар закончится тяжелейшими последствиями для всех, даже для его формальных победителей. Причина тому — не только мощный военно-экономический потенциал двух противостоящих друг другу блоков. Они вошли в действие, предопределив переплетения военных союзов и результаты боев, когда сыграли свою роль другие, информационные асимметрии. Эти сознательные и неконтролируемые искажения были общим свойством как Первой мировой, так и любой другой войны. При ее анализе, как видим, необходимо учитывать не только полноту и достоверность информационных потоков, на основе которых принимались решения, но и рамки восприятия, предпочтения, стратегическую и мировоззренческую картину мира у лиц, принимающих решение, а также их зависимость от явлений, которые представлялись им непреложными императивами выбора. Так, для российского руководства накануне войны ключевую роль играли два обстоятельства: понимание державных своих интересов и внешняя зависимость (дипломатическая, военно-техническая, династическая, религиозная). Оба они предопределили вступление нашей страны в войну. Уроки ее еще извлечены не все.

Агеев Александр Иванович,

академик РАЕН, профессор,

доктор экономических наук,

генеральный директор

Института экономических стратегий РАН

 

ЧАСТЬ I

ГЕОПОЛИТИКА ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

 

Глава 1

Возникновение и императивы немецкой школы геополитики на пути к мировому господству

Провозглашение в январе 1871 г. в Зеркальном зале Версальского дворца образования Германской империи знаменовало собой завершение сложного процесса объединения германских земель в единое германское государство, осуществленное путем серии войн, проводимых Пруссией и Северогерманским союзом. Возникновение нового государства привело к изменению политической расстановки сил на европейской арене с учетом динамической активности нового Германского государства. Изменились и внешнеполитические задачи, которыми руководствовалась германская политическая элита и прежде всего новый имперский канцлер О. фон Бисмарк. Подчинение внешнеполитических действий единой цели образования Германского государства было в полной мере реализовано, поэтому в новых условиях требовалось выработать новые внешнеполитические ориентиры. Германская империя превратилась в общеевропейский фактор, играющий важную роль в европейской внешней политике, и теперь ей следовало утвердить свое право участвовать в мировой политике.

Конечно же внешнеполитическая активность при канцлерстве Бисмарка во многом носила европоцентричный характер, хотя уже начинали проступать всемирно-политические черты, направленные на преодоление узости европейского пространства и выход на планетарный уровень. Фигура канцлера и его мировосприятие затрудняли колониальную активность Германской империи, но не исключали ее полностью. Для Бисмарка имело важность прежде всего то, что происходило в Европе. Действительно, пока еще основные столкновения между ведущими европейскими государствами локализовались в рамках европейского пространства. Политическая игра с европейскими государствами за реализацию германских интересов происходила вокруг проблем европейской политики, что можно назвать отличительной чертой германской внешней политики канцлерства Бисмарка. Этим она разительно отличалась от деятельности последующих канцлеров Германии, сменивших «железного канцлера», направлявших свои устремления за пределы европейского континента.

После победы над Францией Германия получила мощный экономический толчок, позволивший ей совершить экономический рывок. В результате заключения мирного договора с Францией немецкая тяжелая промышленность получила доступ к важнейшему источнику железной руды в Лотарингии, что позволило обеспечить необходимыми природными ресурсами бурно развивающуюся тяжелую индустрию рейнско-рурской металлургии. Образование единого государства привело к введению единой валюты — марки, которая в 1873 г. была обеспечена золотым стандартом. Полученная от Франции контрибуция на сумму 5 млрд золотых франков вместе с тем не была использована для финансирования стратегических проектов, а во многом пошла на погашение различной задолженности. Поэтому несмотря на внушительность полученной суммы, экономическая отдача от нее была незначительной. Началось лихорадочное образование различных акционерных обществ: к 1873 г. было создано 726 акционерных обществ с капиталом в 2 млрд марок. Однако экономический кризис 1873 г. привел к краху вновь образованных предприятий и поставил под сомнение правильность либеральной экономической стратегии, способствуя переходу к протекционизму (1).

Внешнеполитические представления Бисмарка носили противоречивый характер. В них четко просматривалась антифранцузская направленность как определяющий вектор европейской политики Германии, нацеленный на ослабление позиций Франции на континенте, что должно было способствовать политическому доминированию германского рейха. Восточная направленность политики канцлера предполагала сохранение хороших отношений и с Российской, и с Австро-Венгерской империями. К тому же это должно было удержать Россию от сближения с Францией. Такой подход поддерживал сложный клубок противоречий, который, по образному выражению графа П.А. Шувалова, получил название «кошмара коалиций». Свое оформление этот подход получил в 1873 г. с образованием Союза трех императоров, направленного на применение совместных усилий по поддержанию европейского мира. Размытость обязательств и декларативный характер делали это соглашение непрочным. Это понимал и сам канцлер, но важнейшим элементом для Бисмарка выступала сама возможность сохранения в его рамках отношений с Российской и Австро-Венгерской империями на основе консервативной солидарности (2).

Трещина в отношениях трех императоров наступила достаточно рано и была связана с «военной тревогой 1875 года» в отношении Франции, когда Бисмарк постарался устрашить Французскую республику угрозой военного конфликта. Однако эти действия вызвали неожиданную реакцию европейских государств, прежде всего Великобритании и Российской империи. Королева Великобритании Виктория в личном письме к германскому императору Вильгельму I высказала опасение в том, что напряженность германо-французских отношений могла привести к вооруженному конфликту, от которого она предостерегала Германию, особенно от применения силы в отношении Франции. Российский император Александр II в ходе визита в Берлин имел встречу с Бисмарком, в ходе которой отметил, что Россия выступает против войны Германии с Францией, тем самым указав на дипломатическую поддержку Парижа. Эта встреча и позиция России в конфликте послужили отправной точкой начала охлаждения германо-русских отношений. В ходе Балканского кризиса и итогов Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. напряженность в отношениях между двумя странами только возросла. Ревизия Сан-Стефанского мирного договора на Берлинском конгрессе в 1878 г. заставила Россию отказаться от создания крупного болгарского государства и существенно уменьшить территорию Сербии, Черногории и Румынии. Как отмечал российский исследователь В.В. Чубинский, «роль Бисмарка на конгрессе была очень значительна. <…> Цепь крупных дипломатических и военных побед создала Бисмарку большой личный авторитет, репутация человека, которому все удается, придала особый вес его суждениям. При переговорах с ним мало кто мог устоять перед обаянием его сильной личности, особенно потому, что за постоянно выставляемой им искренностью и откровенностью суждений скрывались точный расчет, иногда тонкая мистификация и прямой обман» (3). Бисмарк стремился балансировать между интересами Австро-Венгрии и Российской империи, заявляя о себе как о «честном маклере» (4), однако поддержка на конгрессе интересов Австро-Венгрии означала противодействие российским интересам, и наоборот. Поэтому германскому канцлеру пришлось сделать выбор, и именно этот выбор, состоявший в поддержке Австро-Венгрии против России, способствовал окончательному охлаждению отношений между странами. Завершая Берлинский конгресс, Бисмарк сказал: «История справедливо отнесется к нашим добрым намерениям и к нашему творению. Участники могут сознавать, что в границах возможного они оказали службу Европе, сохранив и обеспечив мир, которому угрожала серьезная опасность» (5).

Итоги Берлинского конгресса изменили расстановку сил в Европе и способствовали не только охлаждению германо-русских отношений, но и сближению и усилению германо-австрийских взаимоотношений. 7 октября 1879 г. при активной роли Бисмарка был подписан секретный германо-австрийский союзный и оборонительный договор. В соответствии с его положениями он носил антирусский характер. Первая статья договора предполагала оказание военной помощи всеми имеющимися средствами в случае нападения Российской империи на одно из государств, и состояние благожелательного нейтралитета в случае нападения иного государства. Однако если данное государство получит поддержку России, то в силу вступают положения статьи 1 данного договора. Значение данного соглашения для последующей расстановки сил в Европе оказалось значительным. Можно с уверенностью сказать, что это был самый долговременный союз, который заложил основу Тройственного соглашения, оформившего первую коалицию стран, противостоящих в рамках последующей Первой мировой войны.

Отто фон Бисмарк.

Окончательное оформление Тройственного союза произошло только 20 мая 1882 г. в ходе длительных переговоров и урегулирования противоречий между Германией, Австро-Венгрией и Италией. В соответствии с соглашением Германия и Австро-Венгрия должны оказать помощь Италии в случае «неспровоцированной агрессии» на нее со стороны Франции, а та, в свою очередь, должна будет оказать помощь всеми средствами в случае агрессии Франции против Германской империи. Таким образом, тональность договора носила антифранцузское звучание и должна была обеспечить совместное антифранцузское наступление в случае войны. При этом не упускался из виду фактор Великобритании, который определял степень эффективности соглашения. Договор указывал на то, что Италия сохранит свое участие в альянсе при условии, что в случае военного конфликта с Францией Великобритания не окажется на французской стороне. В противном случае дислоцированный в Средиземном море британский военно-морской флот сделал бы невозможным участие итальянских войск в войне. Как справедливо указывал германский исследователь А. Хилльгрубер, Тройственный союз имел ценность в качестве альянса только при условии, «если Великобритания, по меньшей мере, займет позицию молчаливого партнера договора» (6).

Призрак Великобритании, как и Российской империи, никогда не исчезал во внешнеполитических расчетах Бисмарка, но в последней четверти XIX в. он получил иное значение. Позиция Великобритании как арбитра европейских столкновений стала отходить на второй план, уступая место начинавшимся столкновениям между странами в колониальных территориях. Конечно же для политики Бисмарка колониальная доминанта уступала место европейской, но время узкоевропейской политики уходило в прошлое вместе с ее игроками. Кончина в марте 1888 г. германского императора Вильгельма I, перешагнувшего девяностолетний рубеж, и стремительное кратковременное правление Фридриха III, который, вступив на престол, через 99 дней скончался от рака горла, выдвинула на первый план нового императора — Вильгельма II.

Имя последнего германского кайзера связано с движением Германской империи к мировому господству. Его правление ассоциируется с обращением германской внешней политики к колониальной проблеме. Однако началу целенаправленной колониальной политики германской империи предшествовала активность германских торговцев и искателей приключений в Африке. Расширение германской торговли требовало создания рынков сбыта, что, в свою очередь, подталкивало власти к приобретению колоний и включению Германии в битву за Африку, в которой на тот момент уже принимали участие Великобритания и Франция. В 1882 г. в Германии был образован Германский колониальный союз, а в 1884 г. возникло Общество германской колонизации. Данные объединения ставили перед собой целью активизацию колониальной политики, экономическое и политическое проникновение на африканские территории, стимулирование и направление германской переселенческой политики в колониях. Можно сказать, что 1884 г. стал годом манифеста колониальной политики Германской империи. Программный манифест германского колониализма был озвучен Карлом Петерсом (1856–1918), сыном евангелического пастора из Неухауса на Эльбе, который своей личностью являл пример истинного искателя приключений, торговца, политика, публициста и африканиста, ратовавшего за активное участие Германии в дележе африканского континента. Человек сильной воли с вождистскими чертами, он весной 1884 г. выступил с обращением к германскому обществу, в котором отмечал, что германская империя является великой державой Европы и активность германских поселенцев способствует усилению мощи империи. Он призывал Германию действовать быстро и мощно с тем, чтобы «исправить упущения столетий» и нагнать европейские державы в стремлении обрести колониальные территории. Подобное заявление вызвало удивленную реакцию германского правительства. Бисмарк спрашивал: «Кто такой Петерс?» Несмотря на некоторое удивление, Бисмарк усмотрел в действиях Петерса позитивное начало и обратил свой взор на колонии. В 1884 г. было создано германское министерство колоний. В том же году Бисмарк провозгласил протекторат Германии над прибрежной территорией в Юго-Западной Африке в районе бухты Ангра-Пекена, приобретенной бременским торговцем Альфредом Людерицем. В июле 1884 г. был установлен контроль империи над Камеруном и территорией Того. В 1885 г. Германия установила протекторат над Восточной Африкой, где большая часть территории уже была собственностью Общества германской колонизации К. Петерса. Далее последовало установление контроля над северной частью Новой Гвинеи. Территории в Новой Гвинее стали называть «Землей кайзера Вильгельма», а прилегающую группу островов — «Архипелагом Бисмарка» (7). Несмотря на это, правительство Германии в конце 1880-х гг. было еще далеко от развертывания широкомасштабной колониальной активности. Хрестоматийными были слова Бисмарка, сказанные О. Вольфу, одному из активистов колониальной политики: «Ваша карта Африки очень хороша, но моя карта Африки находится в Европе. Здесь находится Россия, а здесь… Франция, а мы находимся в центре; такова моя карта Африки» (8).

Произошедшие в 1890 г. отставка О. фон Бисмарка и назначение канцлером Л. фон Каприви означали, что теперь внешнеполитическая деятельность правительства ставится под контроль самого кайзера, который начинает определять и направлять вектор германской политики. Провозглашенный Каприви «новый курс» означал переход Германской империи на новую ступень мировой политики, отход от континентальной замкнутости и переход на уровень мировой державы, бросающей вызов Великобритании. Данный поворот должен был сопровождаться активностью и динамизмом, что подкреплялось возрастающей экономической мощью Германии. Однако это не означало, что европейская политика германского правительства снижала свои темпы. Напротив, Каприви придавал большое значение сплочению экономического пространства Европы вокруг Германии через систему торговых договоров, что должно было создать экономическую «Срединную Европу». Таким образом, в начале 1890-х гг. внешняя политика Германии представляла собой сочетание европейской и колониальной стратегии.

Конец XIX в. знаменовал собой окончание эпохи освоения европейскими государствами пространств земного шара. Существовавший во второй половине XIX в. вакуум власти в Латинской Америке, Черной Африке и Китае к началу XX в. был заполнен. Пространство Индии находилось под контролем Великобритании, и оборона его во многом определяла мировую политику Британского государства. К началу XX в. раздел африканского и азиатского регионов в целом был завершен, но существовала возможность его передела между ведущими европейскими государствами. Этот передел был возможен только при переходе германской политики от Realpolitik к Weltpolitik (9). Поворот в сторону мировой политики означал стремительный рывок Германского государства не только в экономической, но и во внешнеполитической сфере, столкновение его с французскими и британскими интересами.

Существенную роль в активизации колониальной политики сыграл образованный К. Петерсом в 1891 г. и преобразованный в 1894 г. Всегерманский союз. Созданный как реакция на заключение Германии с Великобританией Гельголанд-Занзибарского договора 1890 г., Всегерманский союз должен был играть роль усилителя националистических тенденций в германском обществе и пропагандиста активной колониальной экспансии. Численность его членов к началу Первой мировой войны составляла около 40 тыс. человек. Социальный состав союза был неоднороден и включал в себя как чиновников, так и бизнесменов, профессоров германских университетов, журналистов, школьных учителей и др. Союз выражал интересы промышленно-финансовых групп и прежде всего тяжелой и военной индустрии. Большую роль в поддержке союза играл рурский промышленник Э. Кирдорф. Отделения союза были почти при всех университетах Германии, а в главный комитет в 1904 г. входило 19 профессоров. Первым председателем союза, занимавшим этот пост с 1893 по 1908 г., был Э. Хассе, известный в научных кругах экономист (10). Симптоматичным является членство во Всегерманском союзе крупного географа и основателя немецкой школы геополитики Фридриха Ратцеля (1844–1904). Его взгляды отражали ожидания и потребности германского общества, воспроизводили германскую политику вильгельмской эпохи.

Ф. Ратцель окончил Политехнический университет в Карлсруе, затем продолжил образование в Хайдельберге и являлся учеником профессора Эрнста Геккеля. Он участвовал в германо-французской войне 1870 г. и был награжден Железным крестом за храбрость. По политическим пристрастиям его взгляды были близки к националистическому лагерю. С 1891 г. он являлся членом «Всегерманского союза», совмещая политическую деятельность с преподаванием географии сначала в Техническом институте Мюнхена, а с 1886 г. — в Лейпцигском университете. Среди его работ наибольшей известностью пользовались «Антропогеография» (1882) и «Политическая география» (1897).

Своим сочинением «Политическая география» Ф. Ратцель заложил основу геополитической науки. Его научные размышления гармонично сочетались с политическими взглядами члена «Всегерманского союза». Он полагал, что интересы народов и государств детерминированы почвой, и их развитие определяется размером территории и географическим местоположением, которые оказывают непосредственное воздействие на движение истории. Государство выступало как «живой организм… произрастающий из почвы» и представляющий собой образование, обеспечивающее духовную связь с землей. «Государства на всех стадиях своего развития рассматриваются как организмы, которые с необходимостью сохраняют связь со своей почвой и поэтому должны изучаться с географической точки зрения» (11). Государству «как организму, как единому целому присущи движение и рост», которые выражаются в приращении территории, расширении политических и географических границ. Каждое государство в период своего существования проходит стадии рождения, формирования, роста и гибели. Оно обладает собственной «пространственной концепцией», включающей в себя механизм развития и пределы роста государства. «Государства развиваются на пространственной базе, все более и более сопрягаясь и сливаясь с ней, извлекая из нее все больше и больше энергии». Таким образом, государства представляются «пространственными явлениями, управляемыми и оживляемыми этим пространством» (12).

Ф. Ратцель вводит понятие «пространство». Связывая пространство в его географическом понимании с социально-политической жизнью общества как социума и государства как политического института, немецкий географ приходил к заключению о существовании устойчивой взаимосвязи между этими явлениями. Он полагал, что взаимозависимость пространства и социальной среды способна передать понимание пространства не просто как пространства, а как «жизненного пространства». Оно переходило из количественно-материальной категории в новое качество, сублимирующее в себе географические и биологические компоненты, выступая как «геобиосреда». «Пространство — решающий фактор в мировой политике… Необитаемое пространство, не способное вскормить государство, — это историческое поле под паром. Обитаемое пространство, напротив, способствует развитию государства, особенно если это пространство окружено естественными границами. Если народ чувствует себя на своей территории естественно, он постоянно будет воспроизводить одни и те же характеристики, которые, происходя из почвы, будут вписаны в нее» (13).

Ф. Ратцель считал, что «государство должно жить за счет земли», и только увеличивая свою территорию, оно способно наращивать собственную политическую мощь и занимать весомое положение в международной сфере. «Народ растет, увеличиваясь в числе, страна — увеличивая свою территорию.

Фридрих Ратцель, немецкий географ и этнолог, социолог, основатель антропогеографии, геополитики.

Так как растущий народ нуждается в новых землях для увеличения своей численности, то он выходит за пределы страны. Первоначально он ставит себе и государству на службу те земли внутри страны, которые до сих пор были не заняты: внутренняя колонизация. Если последней становится недостаточно, народ устремляется вовне, и тогда появляются все те формы пространственного роста… которые в конце концов неизбежно ведут к приобретению земли: внешняя колонизация. С ней часто связано военное продвижение, завоевание» (14). Таким образом, пространственная экспансия государства является естественным живым процессом, подобным росту биологических организмов.

Ф. Ратцель сформулировал семь законов пространственного роста государства или семь законов экспансии. Они включают следующие положения:

1) протяженность государств увеличивается по мере развития их культуры;

2) пространственный рост сопровождается иными проявлениями его развития в области идеологии, производства, торговли;

3) расширяясь, государство поглощает политические образования меньшего размера;

4) граница является органом, расположенным на периферии государства;

5) по мере своего роста государство стремится к контролю побережья, бассейнов рек, долин, богатых сырьевых регионов;

6) импульс экспансии государству приходит извне, так как оно провоцируется на расширение территории существующей рядом низшей цивилизацией;

7) тенденция к ассимиляции малых наций подталкивает государство к еще большему увеличению территорий (15).

Обязанность государства состоит в том, чтобы «народ был воспитан на концепциях развития малых стран в большие… Разложение каждого государства происходит при его отказе от концепции большого пространства» (16). Таким образом, упадок государства является следствием ослабевающей пространственной программы и пространственного чувства. «В драме власти люди — герои до тех пор, пока они думают с позиций пространства. Как только они перестают обращать внимание на фактор пространства, они уходят в тень» (17).

Созданная Ф. Ратцелем геополитическая концепция получила дальнейшее развитие в работах английского географа Х. Макиндера и шведского географа Р. Челлена и нашла свое отражение во внешнеполитической стратегии европейских государств накануне Первой мировой войны. Взгляды немецкого географа соединяли в себе ведущие тенденции времени. Он объединил методы и понятийный аппарат биологии, этнографии и географии и был первым, кто ввел понятие «жизненного пространства», соединив идею пространства с дарвинизмом (18).

В 1909 г. произошли изменения в руководстве Всегерманского союза в связи с приходом на пост председателя союза лейпцигского адвоката и талантливого публициста Генриха Класса (1868–1953). Его руководство придало союзу решительный, воинственный характер, сочетавший в себе требования неограниченной колониальной экспансии с расистским подходом во внешнеполитической сфере и антисемитской линией во внутренней политике . Именно он ввел в политическую практику пангерманистов конфронтационный антисемитизм (20). Программное значение имела изданная Классом под псевдонимом Даниэль Фрюманн книга «Если бы я был кайзером», сочетавшая в себе внешнеполитическую программу экспансии с антисемитизмом. Автор призывал к расширению территории империи за счет крупных аннексий в Европе. Им предлагалась трансформация либеральной монархии в сторону авторитарного государства, с отменой всеобщего избирательного права и высылкой из страны членов Социал-демократической партии. Класс отмечал проникновение евреев во все сферы жизни германского общества, что привело, по его мнению, к кризису германской духовности. Еврейской американизации он противопоставлял реформу Германии под лозунгом «Германия для немцев» (21). Таким образом, данная книга Г. Класса выступала в качестве программного документа Всегерманского союза накануне Первой мировой войны.

Провозглашение изменения германской внешней политики и наступление эры «мировой политики» осуществил германский кайзер Вильгельм II 18 января 1896 г. в день 25-летия провозглашения Кайзеровской империи. Он заявил, что «Германская империя превратилась в мировую империю». Лозунгом германского государства в новых условиях выступили положения: «мировая политика как задача, мировая держава как цель, строительство военно-морского флота как инструмент» (22). Четкую формулировку германская мировая политика получила в устах статс-секретаря германского ведомства иностранных дел Б. фон Бюлова, заявившего на заседании рейхстага 6 декабря 1897 г.: «Времена, когда немец уступал одному соседу сушу, другому — море, оставляя себе одно лишь небо, где царит чистая теория, — эти времена миновали… мы требуем и для себя места под солнцем». Подобные настроения были характерны и для интеллектуальной элиты Германии, которая придерживалась империалистических воззрений. Так, в речи при вступлении на должность профессора кафедры политической экономии Фрайбургского университета в мае 1895 г. видный интеллектуал кайзеровской империи Макс Вебер сказал: «Мы обязаны понимать, что объединение Германии было мальчишеской выходкой, которая постигла дряхлую нацию и которая столь разорительна, что лучше бы ее не было — если этому объединению суждено стать завершением, а не исходной точкой политики Германии как мировой державы. <…> Нашему поколению не суждено увидеть, принесет ли плоды борьба, которую мы ведем; признает ли потомство в нас своих предков. Если нам не удастся избежать проклятия, во власти которого мы находимся, — быть рожденными после политически великой эпохи, то тогда мы должны суметь стать чем-то другим — предшественниками еще более великой. Будет ли таким наше место в истории? Не знаю и только скажу: право молодых — отстаивать самих себя и свои идеалы. А в старца человека превращают не годы: он молод до тех пор, пока способен воспринимать мир с теми великими страстями, которые в нас вложила природа» (24).

Вслед за яркими и громкими заявлениями последовали политические действия, стремящиеся продемонстрировать вступление Германской империи в новую систему отношений. Это выразилось в том, что, в отличие от стратегии Бисмарка, рассматривавшего исключительно европейские реалии, был продемонстрирован новый взгляд, сместивший фокус в сторону азиатского региона. Местом действия стал Китай. Воспользовавшись тем, что в китайской провинции Шаньдунь были убиты два немецких миссионера, германская империя оккупировала бухту Киао-Чао и заключила с китайским правительством договор об аренде полуострова Циндао на 99 лет. Тем самым Германия предприняла шаги, направленные на закрепление германских интересов в Китае и создание морской базы, которая позволяла не только осуществлять торговлю, но и сохранять морское присутствие в регионе. Вспыхнувшее в 1900 г. антиевропейское «боксерское восстание» в Китае привело к тому, что 20 июня в Китае в ходе беспорядков был убит германский консул фон Кеттелер. Германия приняла участие в действиях коалиционных сил Великобритании, Франции, Российской империи и Японии по подавлению беспорядков и защите собственности и жизни европейцев в Пекине. Отправляя в Китай экспедиционный отряд, кайзер Вильгельм II 27 июля выступил перед войсками с «гуннской речью». Он сказал: «Покажите, что вы — христиане, готовые достойно принять вызов язычников! Да осенит честь и слава ваши знамена и ваше оружие! Дайте миру пример энергии и дисциплины! Пусть ваш меч поразит любого, кто попадет к вам в руки! Так же гунны при короле Аттиле тысячу лет заставили говорить о себе так, что их имя до сих пор внушает уважение; вы должны сделать так, чтобы слово „Германия“ запомнили в Китае на тысячу лет вперед, чтобы ни один китаец, какие бы там у него ни были глаза, не посмел косо посмотреть на христианина!» (25).

Одновременно с действиями Германии в Китае существенный интерес вызвала поездка Вильгельма II в Османскую империю. 29 октября 1900 г. кайзер с супругой торжественно въехал в Иерусалим. Это было уже не первое посещение Святой земли. Ранее, в 1898 г., Германия добилась концессии на строительство железной дороги Берлин — Багдад. С этого началось проникновение германского капитала в Османскую империю, которое сопровождалось тогда громким заявлением кайзера о готовности Германской империи защищать мусульман. Это отразилось, в том числе, в создании в 1903 г. дополнительной железнодорожной ветки Багдад — Басра, а также в начавшейся серии поставок германского вооружения Османской империи, что только сильнее сплачивало два государства друг с другом (26). Таким образом, Багдадский проект Германии приводил к столкновению германских интересов с русской позицией, так как вслед за экономическим сотрудничеством последует и политический союз, который будет означать утверждение германского контроля над Проливами. Германский контроль Проливов был невозможен для России и заставлял ее искать противовес германской экспансии в регион. Также существенное значение приобретал дисбаланс, который наметился в германо-английских отношениях. Строительство немцами железной дороги в Османской империи нарушало британскую монопольную позицию в районе Персидского залива. Угроза создания Германской империей опорного пункта на побережье залива могла привести к подрыву британского доминирования в Аравийском море и на Аравийском полуострове, что, в свою очередь, начинало угрожать британским позициям в Иране и приближало Германскую империю к Индии.

Одним из раздражающих факторов германо-английских отношений стало военно-морское строительство Германской империи. В конце XIX в. германский военно-морской флот занимал 5-е место в мире по количеству кораблей. Его силы использовались только для обороны морского побережья и не могли соревноваться с господствовавшим на море британским флотом. Кайзер Вильгельм II, увлеченный идеями американского военного теоретика А.Т. Мэхена о влиянии морской силы на историю и полагавший, что атрибутом мировой державы являлся сильный военно-морской флот, придавал вопросу флота особое значение. Поэтому в период его правления произошли революционные изменения в области военно-морской политики. Реализация военно-морской программы связана с именем немецкого адмирала Альфреда фон Тирпица. Назначение его в 1897 г. на пост статс-секретаря военно-морского ведомства привело к началу противостояния с рейхстагом по вопросу принятия и финансирования военно-морской программы. Благодаря его энергичной деятельности и поддержке кайзера рейхстаг в 1898 г. принял программу строительства флота, предполагавшую создание 19 линкоров, 8 броненосцев береговой обороны, 12 тяжелых и 30 легких крейсеров. В 1900 г. финансирование военно-морской программы было существенно изменено, что позволило вдвое увеличить предполагавшуюся численность флота, в результате чего количество линкоров должно было увеличиться до 38 вместо 19 (27).

Германская военно-морская программа вызвала британскую реакцию, выразившуюся в проведении адмиралом Джоном Фишером военно-морской реформы. Им была произведена передислокация и создана мощная британская военно-морская группировка в Северном море в составе четырех эскадр. Революционное изменение произошло в 1906 г., когда со стапелей в Великобритании был спущен на воду первый сверхтяжелый линейный корабль «Дредноут» («Неустрашимый»), оснащенный крупнокалиберной артиллерией, давший имя целому классу судов данного типа. Новый корабль по боевым характеристикам значительно превосходил любой броненосец любой другой страны. Его строительство вызвало определенный шок в военно-морских кругах. Имя «Дредноут» стало нарицательным для нового класса строившихся кораблей. Военные суда по тактико-техническим характеристикам стали делиться на дредноуты и суда, спущенные ранее. Силы флотов стали измеряться количеством дредноутов в составе эскадры, так как старые линкоры уступали дредноутам по огневой мощи и не имели шансов выстоять в морском бою против них. Это повлекло за собой новый виток гонки вооружений. Была пересмотрена германская кораблестроительная программа. Если раньше Германия находилась в роли догоняющей стороны, то теперь она получила шанс начать с нового листа и построить флот, который мог бы помериться силами с британским. В 1906 г. было принято дополнение к закону о флоте, по которому было предусмотрено строительство первых германских дредноутов. Вскоре Германия спустила на воду свой первый дредноут «Нассау». К 1908 г. она имела 9 дредноутов против 12 британских. К началу Первой мировой войны германские военно-морские силы смогли подняться с 5-го места на 2-е (29). Можно согласиться с утверждением Г. Хальгартена о том, что причиной англо-германского соперничества в начале XX в. был «страх англичан перед германским колониальным и континентальным империализмом», создававшим военно-морской флот для защиты своей деятельности, что позволило бы диктовать Великобритании свои условия (30).

Линейный корабль «Нассау».

Гонка морских вооружений, которую проводила Германия, сталкивала ее с позициями Великобритании, а активное проникновение в Африку обостряло германо-французские отношения. Формально независимый султанат Марокко в начале XX в. попал в сферу интересов европейских государств. Франция, которая после захвата Алжира территориально приблизилась к границе Марокко, стремилась к утверждению экономического господства в стране. Германия выступила в качестве активного конкурента, заняв в 1900 г. 3-е место в торговле с Марокко, уступая Великобритании и Франции. Своими действиями в отношении Марокко Германия фактически способствовала сближению Великобритании и Франции и преодолению существующих между ними противоречий. Подписанные 8 апреля 1904 г. три конвенции привели к заключению англо-французского «Сердечного согласия». Вторая конвенция предполагала разделение интересов между странами путем отказа Франции от претензий в Египте в обмен на предоставление ей «свободы рук» в Марокко.

Стремление Франции в 1904 г. получить от марокканского султана ряда преференций привело к агрессивным действиям Германской империи, спровоцировавших Первый Марокканский кризис. В ходе средиземноморского путешествия на пароходе «Гамбург» 31 марта 1905 г. в марокканском порту Танжер сошел на берег кайзер Вильгельм II. В ходе официальной встречи с представителями немецкой колонии в стране кайзер заявил о том, что Германия требует свободы торговли в Марокко и полного равноправия с другими европейскими странами. К тому же германский император объявил себя «защитником независимости» султаната (31). Эта речь бросила вызов Великобритании и Франции, но Германия возлагала надежды на международную конференцию в испанском городе Альхесирасе, проходившую с января по апрель 1906 г. Однако эти ожидания быстро рассеялись, так как Германия оказалась в изоляции. Конференция заявила о независимости и целостности Марокко. Франция получила ряд преимуществ в области финансов и полиции страны. На Альхесирасской конференции претензии Германии поддержала только Австро-Венгрия, которую Вильгельм II в благодарственной телеграмме назвал «блистательным секундантом» Германии (32). Первый Марокканский кризис привел к окончательному оформлению военных блоков и являлся важным этапом на пути к Первой мировой войне. Он продемонстрировал не только франко-британскую солидарность, но и показал наличие проблем в Тройственном блоке, так как Италия поддержала французские притязания, заставив немцев задуматься о том, что итальянское королевство дало дрейф в сторону отхода от Тройственного соглашения. Заключенное в Петербурге англо-русское соглашение включало Российскую империю в систему англо-французской Антанты.

Боснийский кризис октября 1908 г. продемонстрировал готовность Германии поддержать своего союзника по Тройственному соглашению. Воспользовавшись младотурецким переворотом, правительство Австро-Венгрии заявило об оккупации территории Боснии и Герцеговины. Россия не смогла противодействовать австрийским притязаниям и убедила Сербию согласиться на аннексию территории Боснии и Герцеговины Австро-Венгрией. Германский канцлер Б. фон Бюлов поддержал территориальные требования австрийского министра Эренталя и аннексию территорий. В письме к Вильгельму II от 5 октября 1908 г. Бюлов писал: «Наше положение стало бы действительно рискованным, если бы Австро-Венгрия утратила к нам доверие и отошла от нас. Пока обе державы вместе, мы образуем… блок, к которому никто так легко не рискнет приблизиться. Именно в больших восточных вопросах мы не должны вступать в противоречие с Австро-Венгрией, которая имеет на Балканском полуострове более близкие и важные интересы, чем мы. Австро-Венгрия нам никогда не простила бы отрицательной или даже робкой и мелочной позиции в вопросе об аннексии Боснии и Герцеговины» (33). Позиция Германии по отношению к союзнику представляла собой «нибелунгову верность» (34), так как Австро-Венгрия являлась единственным государством в Европе, на которое мог опереться Берлин. Поэтому стремление поддержать действия Вены преобладали над необходимостью сдерживать ее агрессивные устремления.

Внешнеполитические интересы Германии все больше уходили от европейского континента к африканскому. В апреле 1911 г. в районе столицы Марокко г. Феса вспыхнуло восстание берберских племен. Обращение султана за помощью к Франции привело к «маршу на Фес», в ходе которого были оккупированы столица и ряд крупных городов. В северную часть Марокко вступили испанские войска. Эти действия знаменовали начало Второго Марокканского кризиса. Статс-секретарь по иностранным делам Германии А. фон Кидерлен-Вехтер выступил с инициативой отправить к берегам Марокко канонерную лодку «Пантера». 1 июля германский корабль вошел в марокканский порт Агадир. Этот «прыжок Пантеры» должен был воспрепятствовать установлению французского протектората над Марокко и заставить Францию пойти на уступки. Германия требовала от Франции компенсации в виде всей территории французского Конго, в противном случае возникала угроза военного столкновения между странами. Однако такое столкновение не состоялось. Значительную роль в этом сыграла позиция Великобритании. Министр финансов Д. Ллойд Джордж заявил, что в случае конфликта с Францией британская монархия поддержит французские притязания. Для большей убедительности англичане привели флот в состояние повышенной готовности. Это охладило пыл Германии. Кайзер Вильгельм II, действовавший на грани войны и мира, был вынужден отступить. Не последнюю роль в этом сыграли и технические препятствия: завершение строительства канала кайзера Вильгельма, соединяющего Северное и Балтийское моря, сооружение на острове Гельголанд гавани подводных лодок и их военная безопасность. По мнению германского исследователя Б.Ф. Шульте, эти факторы привели к переносу сроков начала вооруженного конфликта. По заявлениям А. фон Тирпица, наиболее реальным сроком войны с Англией был бы 1915 г., к которому все технические препятствия были бы уже устранены (35).

Реакция Великобритании заставила Германскую империю занять более примирительную позицию. В результате франко-германского соглашения 1911 г. Германия признала преимущественные права Франции в Марокко в обмен на две полосы территории французского Конго, которые отошли к германской колонии Камерун, и политику «открытых дверей» в Марокко на 30 лет. Второй Марокканский кризис закончился установлением в 1912 г. французского протектората над Марокко. Германская колониальная стратегия после марокканского кризиса выразилась в стремлении к созданию «Срединной Африки», простирающейся от Камеруна до германской Восточной и Юго-Западной Африки, что предполагало включение португальских владений в Анголе и Мозамбике, а также Бельгийского Конго. Новая территория должна была быть усилена за счет строительства поперечных железных дорог, соединявших восточноафриканское и западноафриканское побережье (36). Основным итогом Второго Марокканского кризиса стало обострение отношений между Антантой и Германией.

В 1912–1913 гг. огонь войны разгорелся на Балканах. В ходе Первой Балканской войны Турция потерпела сокрушительное поражение от балканской коалиции. Болгарские войска находились на подступах к Стамбулу, а сербские устремились к побережью Адриатического моря. Российская империя среагировала на действия Болгарии, так как они могли привести к установлению «болгарского контроля» Проливов, что не соответствовало русским интересам, оставлявшим Проливы в зоне своих интересов.

Болгарские войска в ожидании начала наступления на Адрианополь. Первая Балканская война.

Сербский прорыв к адриатическому побережью мог привести к образованию сербского порта, что не устраивало Австро-Венгрию. В итоге возник «кризис мобилизаций» со стороны Австро-Венгрии и Российской империи. Германская позиция выразилась в том, что рейхсканцлер Бетман-Гольвег убедил кайзера в том, что поддержка Австро-Венгрии в конфликте необходима, так как без нее Германия утратит всяческий кредит Австро-Венгрии, что приведет к гибели Тройственного союза. 22 ноября 1912 г. Вильгельм II в беседе с начальником австро-венгерского Генерального штаба Б. фон Шемуа заявил, что Австро-Венгрия «при всех обстоятельствах может полностью рассчитывать на поддержку Германии». На встрече в тот же день с эрцгерцогом Францем Фердинандом кайзер подтвердил, что Германия поддержит австрийцев, если дело дойдет до военного конфликта с Российской империей (37).

Младотурецкий переворот в январе 1913 г. привел к активизации войны и сокрушительному разгрому Турции. 30 мая 1913 г. Турция подписала мир, потеряв всю территорию к западу от линии Энез — Мидье, кроме Албании. Начавшаяся 29 июня 1913 г. Вторая Балканская война привела к разгрому Болгарии балканской коалицией и Турцией и заключению 10 августа 1913 г. Бухарестского мирного договора, в ходе которого Болгария утратила ряд территорий.

Балканские войны продемонстрировали зависимость Германии от своего союзника по Тройственному соглашению. Стремление Германской империи сохранить союз приводило к необходимости оказания поддержки Австро-Венгрии в ее действиях на Балканах. Убийство 28 июня 1914 г. в Сараево наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда открыло новую страницу европейской истории, получившую название Первая мировая война. В условиях сараевского кризиса Германия решила поддержать Австро-Венгрию в конфликте и примерно наказать Сербию. Выступая под лозунгом «Теперь или никогда!», германский император дал указание военному ведомству, министерству иностранных дел на подготовку к войне. Объявление Российской империей всеобщей мобилизации запустило германский механизм войны в действие. 31 июля последовал германский ультиматум с требованием немедленного прекращения всеобщей мобилизации, в противном случае Германская империя угрожала России войной. 1 августа 1914 г. германский посол в Российской империи Пурталес прибыл в особняк министра иностранных дел Российской империи Сазонова. Германский посол трижды спросил российского министра иностранных дел о том, прекратит ли Россия проведение всеобщей мобилизации, и трижды Сазонов отвечал: «Нет». Тогда посол вручил ему ноту об объявлении войны. В папке посла лежали два варианта ноты — более жесткий и более мягкий. В условиях нервного напряжения германский посол вручил оба варианта и, отойдя к окну, разрыдался. Но взяв себя в руки, он обнял Сазонова и вышел из кабинета.

1 августа 1914 г. Германия объявила войну Российской империи. Так началась Первая мировая война, в огне которой сгорели обе великие державы.

 

Глава 2

Цели Великобритании и Франции в будущем конфликте

Возраставшие экономические и политические противоречия между великими державами и их военно-политические блоки видоизменили сложившуюся в Европе систему государств, получившую название «система вооруженного мира». Созданный Бисмарком в 1879 г. австро-германский союз, направленный против России, стал первым звеном в цепи международных договоров, приведших к разделению Европы на два враждебных лагеря. В 1882 г. он превратился в Тройственный союз Германии, Австро-Венгрии и Италии. Ему противостоял русско-французский союз, сложившийся в 1891–1893 гг. (38). Великобритания — самая крупная колониальная и промышленная империя, обладавшая мощным военно-морским флотом, на рубеже веков продолжала некоторое время пребывать в состоянии «блестящей изоляции», предпочитая оставаться вне рамок военно-политических группировок. «Система вооруженного мира» прикрывала углублявшиеся противоречия между капиталистическими странами, порожденные их торгово-экономической конкуренцией, колониальным соперничеством и гонкой вооружений (39).

К началу XX в. особенно обострились все свойственные империализму противоречия, прежде всего противоречия между различными финансовыми группами и между империалистическими державами в связи с усилением борьбы за передел мира; противоречия между горстью господствующих «цивилизованных» наций и сотнями миллионов колониальных и зависимых народов.

Эти противоречия между ведущими европейскими державами, такими как Пруссия, Австрия, Франция, Россия, Англия, зародились еще в XIX в., а события начала XX в. стали лишь верхушкой айсберга. Ниже мы рассмотрим непростые отношения Франции и России, и те события, которые повлияли на заключение союзнических договоров 1891–1893 гг.

Франко-русский союз начал оформляться уже в середине XIX в., сразу по окончании непростой для Российской империи Крымской войны 1853–1856 гг. В отчете МИД за 1856 г. А.М. Горчаков писал: «Ни Англия, ни Австрия, ни Пруссия не представляют реальной возможности для серьезного и постоянного соглашения с Россией. Остается одна Франция, которая как континентальная и морская держава может стать союзницей России». Хотя императору Александру II привычнее были традиционные связи с Пруссией, в которой он видел противовес государствам «Крымской системы», он все же поддался убеждению своего министра (40).

В первые годы после Крымской войны Франция и Россия имели общие интересы в Европе. В двух вопросах обе империи находили общий язык в борьбе с Австрией и отчасти на Балканах (в вопросе о дунайских княжествах Молдавии и Валахии, где русско-французская дипломатия противостояла Англии и Австрии, которые поддерживали Турцию). Для России после 1856 г. Франция представлялась сильнейшей в Европе державой. Между Францией и Россией не было принципиальных разногласий и столкновений в Европе. Российский император Александр II и министр иностранных дел Горчаков были единодушны в желании достичь с французским императором Наполеоном III политического союза. Ради этой генеральной цели российской политики русская дипломатия готова была поддерживать Францию там, где Франция нуждалась в такой поддержке со стороны Петербурга. В сентябре 1857 г. в Штутгарте состоялось свидание Александра II и Наполеона III. Оба императора выясняли точки зрения обеих сторон на итальянские и балканские дела. Свидание положило начало согласованной политике России и Франции в итальянских и балканских делах в 1857–1862 гг. (41). Однако от благожелательного нейтралитета по отношению к Франции в вопросах о Северной Италии и французской экспедиции в Сирию Россия не получила главного для себя — согласия Франции на пересмотр Парижского мирного договора. Международная изоляция России до известной степени была нарушена самим фактом франко-русских переговоров и консультаций. Расчеты на союз с Францией окончательно были оставлены после восстания в Польше в 1863 г., когда выяснилась антирусская позиция Франции, общая с Англией в польском вопросе. После 1863 г. Россия отказывается от идеи союза с Францией и все больше внимания обращает на Пруссию, с которой ищет сближения и быстро его находит (42).

В 70-е гг. XIX в. Россия вела двойственную политику: с одной стороны, был заключен «союз трех императоров», а с другой — после Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. и последовавшего за ней Берлинского конгресса 1878 г., на котором Германия заняла явно антирусскую позицию, Российская империя находилась между «двух огней». Перед ней стоял непростой выбор: идти на поводу Германии или искать себе нового союзника в Европе, коим могла стать Франция. Итогом внешней политики России в 70–80 гг. XIX в. стал резкий поворот в сторону Франции как основного союзника на европейском континенте.

Сближение с Францией созревало постепенно и довольно медленно. Пойти на союз с республикой царь совсем не спешил. МИД России во главе с Н.К. Гирсом убеждал царя в рискованности менять отношения с Германией: и потому, что для России есть немало выгоды от добрых отношений с Германией (военная безопасность, торговые отношения, политические принципы). И потому, что опасность открытого поворота к Франции, по мнению Гирса, состояла в том, что реваншистские устремления Французской республики, после неудачной для Франции Франко-прусской войны, могут втянуть Россию в прямую конфронтацию с Германией. Гирс был искренне убежден, что монархам России и Германии суждено быть вместе (консервативность режимов), им нечего делить между собой. Во всяком случае надо поддерживать традиционные отношения, не ухудшая их более, даже наоборот, восстанавливать. Франция же, напротив, все настойчивее добивалась именно союза, военного и политического с Россией. Инициатива в союзном соглашении принадлежала французской стороне. Александр III продолжал выжидательную политику, не проявляя антигерманской политики в своих заявлениях. Новый немецкий император Вильгельм II сразу пришелся не по душе русскому императору. Заключение с Францией военной конвенции, на которую Александр III пошел без колебаний, говорит о его решимости к более самостоятельной политике России, невзирая на последствия в русско-германских отношениях. Однако важнейшим условием согласия между Францией и Россией было то, чтобы военная конвенция сохранялась в строжайшей тайне. Это условие было предъявлено русской стороной (43).

Большую роль в русско-французских отношениях играли российские займы во Франции. Первые из них были заключены еще в конце 1880-х гг. — в 1888, 1889 и 1891 гг. Затем последовали займы 1894, 1896, 1901 и 1904 гг., достигшие нескольких миллиардов рублей. Индустриализация царской России была прямо связана с финансированием французских банков и инвестициями французской промышленности. Русские долги стали важным внешнеполитическим и экономическим фактором франко-русского союза (44).

Франция, опиравшаяся на союз с Россией, сумела овладеть огромной колониальной империей и, обладая мощным финансовым капиталом, вновь заняла свое место в ряду великих держав. Союзный договор, заключенный между державами еще в 1891 г., был видоизменен в 1899 г., когда министр иностранных дел Франции Т. Делькассе приехал в Петербург с официальным визитом (поблагодарить за награждение орденом Александра Невского и отдать визит министру иностранных дел России Муравьеву). Однако это была лишь маскировка настоящих целей Делькассе, его визит имел важное политическое значение. Было заключено новое соглашение, которое подтверждало союзные обязательства договоров 1891–1893 гг., а также целью новой договоренности являлось поддержание мира и «равновесия европейских сил», которое зиждилось на противостоянии двух блоков.

После подтверждения союза его участники активизировали усилия по уточнению военных обязательств. Летом 1900 г. и в феврале 1901 г. состоялись совещания начальников генеральных штабов двух сторон. Подтвердив основные условия конвенции 90-х гг., военные лидеры предусмотрели вариант одновременной мобилизации своих армий, «чтобы воспрепятствовать, если нужно — силой, расширению монархии» (45). Обязательство мобилизации без предварительного соглашения было сохранено для случаев мобилизации всего Тройственного союза или одной Германии, но не распространялось более на мобилизацию одной Австрии или одной Италии. Это уменьшало опасность общего конфликта по частному поводу, исходя из предложения, что каждая из сторон способна с успехом противостоять союзникам Германии один на один (46).

Александр III.

Не менее важное уточнение касалось Англии. В протокол совещания 1900 г. были внесены и протоколом 1901 г. подтверждены конкретные обязательства взаимной помощи в случае войны с Британией. При нападении на Францию одной Англии Россия должна была сосредоточить на афганской границе 300–500 тыс. человек для наступления на Индию (колонию Англии). Если бы Англия объявила войну России, то Франция была бы обязана сосредоточить у Ла-Манша 100–150 тыс. человек и угрожать первой высадить десант (47). Правда, эти обязательства носили скорее демонстративный характер, так как и поход на Индию, и десант в Англию представлялись с военной точки зрения весьма проблематичными, а кооперация военно-морских сил союзниц против владычицы морей вообще не предусматривалась (48).

Еще одним важным аспектом во франко-русских отношениях был вопрос о Черноморских проливах. Российская империя еще с середины XIX в. стремилась захватить Босфор и Дарданеллы, нужен был лишь повод. Свои интересы были и у Франции.

В 1896 г. в связи с погромами армян в Турции корабли нескольких держав крейсировали у ее побережья, включая подходы к Дарданеллам. Тогда же российский Черноморский флот получил приказ подготовиться к походу на Босфор. Прошло совещание между Францией и Россией, Париж сообщил, что окажет Петербургу действенную поддержку, только если одновременно с вопросами о Константинополе встанет вопрос о Страсбурге (то есть о Лотарингии), а это означало общеевропейскую войну (48).

С политикой России в отношении Проливов были тесно связаны французские интересы. За последние предвоенные годы Антанта сумела одолеть Германию на рынке русских займов. К началу Первой мировой войны из контролируемой за границей части российского банковского капитала во французских руках находилось около 53,2 %, в английских —10,4 % и во владении немецких банков — 36,4 % (49). Французские банки напрямую финансировали российскую и особенно южнорусскую промышленность. Осложнения с Германией использовались в России для интенсификации морских вооружений, опиравшихся на южнорусскую индустрию и создававших угрозу Проливам, в которых успела обосноваться Германия. Французские банки ждали, когда Россия начнет реализовывать свои морские программы, тем самым они будут контролировать часть русской промышленности. Франция также боялась участия Германии в строительстве железных дорог в России. Французы предоставили русским новые займы для сооружения железных дорог и значительного увеличения российской армии.

Безусловно, важными были встречи генштабов, происходившие в предвоенные годы между Францией, Англией и Россией. Очередное совещание французской и русской армий 1908 г. проходило под знаком развивающихся связей между Францией, Англией и Россией. На нем затрагивался вопрос о применении двухсторонней военной конвенции в случае мобилизации в Германии, направленной против Великобритании. В то же время, испытывая угрозу со стороны Австро-Венгрии, которая могла развязать войну по собственной инициативе, Россия не могла быть уверена в своевременной военной поддержке со стороны Франции. Это объяснялось в значительной мере тем обстоятельством, что, заключив ряд зарубежных займов, Россия имела долг в 8,5 млрд рублей, из которых 5,5 млрд приходилось на Францию. Таким образом, Франция имела право «востребовать» с России долг, а уже каким способом — решать было только ей.

В сентябре 1910 г. в Париже состоялось новое совещание начальников генштабов Франции и России. Полагая, что Германия бросит основные силы против Франции, оставив на Восточном фронте только три-пять корпусов с резервными дивизиями, французы придавали особое значение одновременным действиям своих и русских войск. По мнению французской стороны, уже мероприятия мирного времени должны были создать в Германии представление о высокой вероятности перехода российской армии в наступление. В этом случае французы гарантировали «немедленное и быстрое наступление» своих войск (50).

На фоне активной политики Франции по отношению к России ее противоречия с Германией лишь набирали обороты. Французское командование со времени Франко-прусской войны ориентировалось на оборону страны. Для этого на границе с Германией длиной около 2700 км была построена мощная система укреплений, опиравшаяся на крепости Эпиналь, Туль и Верден. Французы оставили лишь одну возможную лазейку между Эпиналем и Тулем — Шармский проход, который являлся стратегической ловушкой против немцев (51).

В самой Франции увеличение германской агрессии вызвало подъем патриотических и националистических настроений. Чем была вызвана такая позиция французского общества?

В последние предвоенные годы значительный подъем германской промышленности вызвал ухудшение и без того не самых лучших франко-немецких отношений. Этот экономический подъем неустанно создавал для растущего немецкого милитаризма средства, которыми он никак не мог бы располагать во времена депрессии, одновременно этот подъем вызвал усиленный спрос на сырье и тем самым повел к усиленному проникновению германской тяжелой промышленности в обе Лотарингии (французскую и немецкую) (52). Во Франции рудные богатства оказались во власти крупных немецких концернов, например таких, как «Крупп», Тиссена, «Хеш» и др.

Вследствие своей заинтересованности в вооружениях как французская, так и немецкая тяжелая индустрия являлись сильнейшими подстрекателями национализма в обеих странах. Пока оставались в силе германо-французские противоречия, даже «мирная» экспансия во Францию таила в себе для обеих сторон серьезные опасности, которым обе стороны могли противопоставить лишь укрепление своей военной силы (53).

Перед французской промышленностью стояла двойная задача: необходимо было противостоять германскому проникновению к источникам сырья и бороться с опасным в военном отношении подрывом французской обрабатывающей промышленности. Неуклонный рост немецкой мощи за последние предвоенные годы угрожал главным центрам важнейших отраслей французской промышленности (54).

Таким образом, конфликт между Германией и Францией неуклонно возрастал. Его решение виделось лишь в военном конфликте.

Уместным будет вопрос: какую позицию занимала Великобритания? И какие отношения складывались у «владычицы морей» с европейскими державами накануне большой войны?

Определенное напряжение царило в отношениях Франции и Англии. Однако пик обострения франко-английских отношений быстро сошел на нет. Более того, в начале XX в. наметились пути сближения Франции и Англии. На наш взгляд, таких путей для объединения Франции и Великобритании против Тройственного союза было несколько.

Первым импульсом к этому послужило соперничество ряда европейских стран в Марокко — формально независимом султанате, являвшимся одним из последних значительных, еще никем не захваченных вакуумов власти (55). Первыми о своих «правах» в Марокко заявили французские колонизаторы, оказавшиеся после захвата Алжира у марокканской границы. Их основными конкурентами в «мирном проникновении» выступали англичане, а также испанцы, итальянцы и, что более значимо, немцы. Германия в торговле с Марокко уже занимала третье место после Великобритании и Франции. Особую активность в отношении Марокко проявлял концерн Круппа, действовавший в тесном контакте с немецким правительством. Его заинтересованность Марокко была связана со сбытом вооружения в этой стране и с марокканской железной рудой. Пангерманцы в конце 1903 г. открыто выдвинули аннексионистские притязания на Атлантическое побережье Марокко от Рабата до Суса, где и находились рудные месторождения (56). Германия спровоцировала 1-й Марокканский кризис.

Германские действия в Марокко столкнулись с совместным противодействием Франции и Англии, что оказалось неожиданным для немцев, считавших англо-французские противоречия непримиримыми. Однако именно все возраставший германский экспансионизм, проявлявшийся, в частности, в Марокко, подтолкнул британские и французские правящие круги к преодолению существовавших между ними противоречий (57). Таким образом, немцы сами создали себе «союзников» в будущем конфликте в Европе.

Но не только немецкий экспансионизм сыграл решающую роль в этом объединении. Вторым путем объединения Англии и Франции был франко-немецкий антагонизм, который с годами только усиливался. Еще во время осуществленного Бисмарком объединения Германии, которое сопровождалось присоединением Эльзас — Лотарингии, Г. К. фон Мольтке — старшие и высшие прусские военные круги настаивали на том, чтобы обе эти провинции, расположенные между Вогезами и Рейном, принадлежали Германии. Это должно было обезопасить империю от возможного нападения Франции. И хотя большинство полуторамиллионного населения Эльзас — Лотарингии говорило по-немецки, оно в значительной части было настроено против отделения от Франции и пыталось протестовать, но безрезультатно. Аннексия Эльзас — Лотарингии и вытекающие из этого последствия стали непреодолимой преградой на пути к коренному улучшению франко-германских отношений, превратившись в одну из основных причин возникновения мировой войны. Чтобы укрепить вновь созданную Германскую империю и не допустить французского реванша, Бисмарк стремился держать Париж в состоянии международной изоляции (58).

Третьим путем сближения Франции и Англии стала Русско-японская война. В начале XX в. на Дальнем Востоке резко обострилась борьба империалистических держав за сферы влияния, особенно за влияние в Китае, где вспыхнуло мощное антиимпериалистическое движение. Политика России в это время была направлена на сближение с Китаем, чтобы приобрести там руководящее положение. Но подписанное Россией соглашение с местными властями Мукденской провинции о протекторате над Маньчжурией встретило решительное сопротивление Японии, Англии и США. Япония, давно готовившаяся к войне с Россией, заключила 30 января 1902 г. договор с Англией, что обеспечивало ей финансовую помощь и создавало благоприятные условия в случае вооруженного конфликта на Дальнем Востоке.

Франция и Россия были обеспокоены англо-японским договором, но он затрагивал прежде всего Россию, а Франция не была расположена чем-либо жертвовать для защиты русских интересов. Все же 16 марта была опубликована совместная франко-русская декларация по этому поводу, которая, в сущности, ни к чему не обязывала Францию (59).

Япония была готова к войне. Заключив союз с Англией, она в октябре 1903 г. получила заверения Германии о нейтралитете. 8 февраля 1904 г. Япония напала на Порт-Артур. Началась Русско-японская война. Франция в этот период не оказала России существенной помощи, а Германия была откровенно заинтересована в ее продолжении.

Плакат времен Русско-японской войны 1904–1905 гг.

Агрессия Японии показала техническую отсталость России. Обеспокоенной этим французской дипломатии необходимо было теперь изыскивать дополнительные возможности, чтобы противостоять усиливающейся Германии. Русско-японская война ускорила создание англо-французской Антанты и оказала значительное влияние на перегруппировку сил вокруг двух враждебных центров — Германии и Англии (60).

Для Франции вопрос о сближении с Англией приобретал все большую остроту. С возникновением Русско-японской войны Франция оказывалась наедине лицом к лицу со своим опаснейшим восточным соседом.

По мнению видного российского историка Б.М. Туполева, главную роль в переходе Великобритании на антигерманские позиции сыграло англо-германское морское соперничество. И единственным выходом для Лондона было заключение союза с Францией и Россией, который основательно сковал бы свободу действий Германской империи (57).

К тому же британские правящие круги пришли к выводу, что политика «блестящей изоляции» утратила перспективы на успех из-за резкого обострения межимпериалистичеких противоречий, и сделали ставку на образование военных и политических альянсов (61).

В создании англо-французского союза значительную роль сыграл уже знакомый нам Теофиль Делькассе. Французское правительство понимало, что для расширения своих колониальных владений и возвращения в будущем Эльзас — Лотарингии оно должно положить конец многовековому противостоянию с Великобританией. 21 марта 1899 г. Делькассе достиг соглашения с Англией. Франция и Великобритания разграничили сферы своего влияния между Верхним Нилом и Конго. Однако последовавшая за этим соглашением Англо-бурская война показала, что взаимные антипатии в обеих странах не уменьшились (62).

Улучшением отношений с Францией активно занялся английский король Эдуард VII и его министр иностранных дел лорд Г. Лэнсдаун. Англо-французские переговоры начались в июле 1902 г.

Эдуард VII посетил Париж с официальным визитом весной 1903 г. В одном из своих выступлении он заявил: «Я уверен, что времена враждебных отношений между обеими странами, к счастью, миновали. Я не знаю двух других стран, процветание которых бы так зависело друг от друга, чем у Англии и Франции». Спустя три месяца президент Франции Э. Лубе нанес ответный визит Эдуарду VII. Вместе с ним в Лондон прибыл Делькассе, проведший переговоры с Лэнсдауном. Они завершились 8 апреля 1904 г. подписанием трех конвенций, означавших установление англо-французского «Сердечного согласия» («Entente cordiale») (63).

Впервые термин Антанта стал использоваться в начале 40-х гг. XIX в., когда произошло непродолжительное англо-французское сближение. Соглашение 1904 г. несколько позже стали называть просто Антантой. Подлинными ее творцами были Эдуард VII и Делькассе. Оно, по словам Тарле, «улаживало все спорные вопросы во всех частях земного шара», существовавшие между Великобританией и Францией (64).

Соглашение состояло из трех основных конвенций. Первая конвенция определила компенсации Франции за отказ от притязаний на побережье и прибрежные воды Ньюфаундленда. Она получила в Западной Африке различные территории общей площадью около 14 тыс. кв. миль. Наиболее важной была вторая конвенция — о Египте и Марокко, в которой Франция обязалась не ставить больше вопроса об уходе англичан из Египта и не препятствовать их действиям в этой стране. Великобритания со своей стороны предоставляла Франции свободу действий в Марокко. Конвенция имела и секретную часть, опубликованную лишь в 1911 г. В ней говорилось о возможности изменения «политического положения» в Египте и Марокко, если обе страны сочтут это необходимым. По существу эта статья закрепляла британские притязания на Египет и французские на Марокко. В третьей конвенции Англия признавала право собственности Франции на остров Мадагаскар, в ней были сняты взаимные претензии в отношении Новых Гебридов, Сиам был разделен на британскую и французскую сферы влияния. Таким образом, «Сердечное согласие» урегулировало главную проблему, разделявшую Великобританию и Францию — колониальную (65).

Известный немецкий историк и социолог Г. Хальгартен считал, что британская внешняя политика при короле Эдуарде VII «вполне соответствовала настроениям и интересам финансового капитала», а само соглашение «из-за несоблюдения интересов Германии в Марокко» приобрело как в экономическом, так и в политическом отношении «провокационно антигерманский характер». Важной предпосылкой подобного соглашения было прогрессировавшее ухудшение англо-германских отношений и связанная с этим возраставшая готовность правящих кругов Англии пойти на серьезные уступки Франции. Весомой составной частью системы англо-французских отношений являлись и интересы обороны обеих держав (66).

Безусловно, соглашение 1904 г. определило позицию одной из ведущих империалистических держав в Европе — Великобритании. Стало понятным, какую сторону займет Англия в будущей войне. Для англичан этот выбор был достаточно серьезным, пожалуй, главной причиной стал нарастающий англо-германский антагонизм, в первую очередь в военно-морской отрасли. Уместно будет теперь сконцентрировать наше внимание на внешней политике Великобритании, ее подготовке к будущей войне, тем более что после заключения «Сердечного согласия» политика Франции и Великобритании по многим важным внешнеполитическим вопросам стала совместной и ее направленность приобрела ярко выраженный антигерманский характер. Активность британской внешней политики на рубеже XIX–XX вв. стала ответом на колониальную и военно-морскую политику кайзеровской Германии.

По мнению Г. Хальгартена, сущность англо-германского антагонизма заключалась в том, что в отличие от Англии в Германии центральной отраслью оказалась сталелитейная промышленность (67). Картелирование и концентрация производства отличали ход событий в Германии от развития соответствующего процесса в Англии. Они «сделали Германию более могущественной в промышленном отношении, а вместе с тем и более империалистически-агрессивной, чем было островное государство» (68). С другой стороны, тенденция к концентрации породила в качестве предпосылки ускоренного развития промышленности «необходимость и государственно-политическую основу того стремления к экспансии, той постоянно возраставшей алчности в отношении насильственно-политического контроля над рынками сбыта и сырьем, которая стала одной из наиболее существенных причин англо-германского столкновения» (68).

На рубеже XIX–XX вв. Англия уже была вынуждена считаться с нарастающим соперничеством Германии в борьбе за рынки сбыта и источники сырья, за сферы приложения капитала в Китае и Океании, в Латинской Америке и Африке, на Балканах и Ближнем Востоке. Рассматривая положение страны в мире, правящие круги Германии принимали в расчет прежде всего Британскую империю и Россию, обладавших — каждая по-своему — соответствующими атрибутами подлинно мировых держав, а также своего «наследственного» врага Францию (69).

Продолжая увеличивать свои сухопутные вооруженные силы, Германия приступила к строительству грандиозного военно-морского флота, что «владычица морей» Великобритания не могла оставить без ответа. В гонке морских вооружений были заинтересованы магнаты тяжелой индустрии и связанные с ними финансовые круги в Англии и Германии (70).

Российский историк Д.В. Лихарев считает, что гонка морских вооружений, где состязались Англия и Германия в начале XX в., превратилась в один из главных узлов противоречий, который наряду с франко-германскими и русско-германскими противоречиями привел в конечном итоге к глобальному конфликту (71).

В середине 90-х гг. XIX в. военно-морское ведомство Великобритании располагало уже мощной пропагандистской машиной для воздействия на общественное мнение и законодательную власть. В 80-90-е гг. принимались дорогостоящие морские программы, предусматривавшие строительство целых серий мощных однотипных броненосцев. Именно в этот период была сформулирована доктрина «двухдержавного стандарта», гласившая, что Англия должна иметь флот сильнее, чем объединенные флоты двух других крупнейших морских держав (России и Франции), и надолго определившая морскую политику Великобритании (72).

26 июня 1897 г. англичане пышно праздновали юбилей царствования королевы Виктории. По этому случаю на рейд Спитхэда прибыло 165 военных кораблей. В их числе были 21 эскадренный броненосец 1-го класса и 25 броненосных кораблей (73). «Наш флот, — с гордостью вещала „Таймс“, — без сомнения, представляет собой самую неодолимую силу, какая когда-либо создавалась, и любая комбинация флотов других держав не сможет с ней тягаться. Одновременно он является наиболее мощным и универсальным орудием, какое когда-либо видел мир» (74).

В то же время опорой, на которой зиждился английский флот, была развернутая морская торговля и самая стабильная финансовая система в мире. Великобритания продолжала оставаться богатейшей страной за счет своих обширных колониальных владений. Англия имела важные военно-морские базы на всем земном шаре. «Пять стратегических ключей, на которых замыкается земной шар, — говорил адмирал Фишер, — Дувр, Гибралтар, мыс Доброй Надежды, Александрия и Сингапур — все в английских руках!» (75).

Такое благополучное и спокойное положение Великобритании было подорвано. Во время правления в Германии Вильгельма IIгерманское правительство взяло курс на борьбу против великой колониальной империи Великобритании и расширение своих колониальных владений в мире. Среди инициаторов противоборства с Англией выделялся адмирал Альфред фон Тирпиц, к концу 80-х гг. XIX в. уже хорошо известный не только в правительственных кругах и на флоте, но и среди крупных промышленников — сторонников колониальной экспансии. Концепции Тирпица, бессменно занимавшего пост морского министра с 1897 по 1916 г., оказали глубокое воздействие на весь курс внешней политики кайзеровского рейха начала XX в. (76).

Для Германии содержать большой морской флот экономически не представлялось возможным. Тирпиц понимал, что германское правительство не сможет ассигновать на военный флот такие же средства, как Великобритания. Исходя из этого Тирпиц разработал свою знаменитую «теорию риска». Адмирал полагал, что если Германии удастся создать мощное, сбалансированное соединение эскадренных броненосцев в Северном море, то они смогут составить серьезную угрозу Англии, особенно в условиях разбросанности британского военного флота по всему земному шару. И тогда Великобритания не рискнет начать войну против Германии, поскольку даже в случае победы ее морская мощь окажется настолько подорванной, что ситуацией поспешит воспользоваться какая-либо третья держава. С другой стороны, обладание первоклассным военным флотом должно было, по мнению Тирпица, превратить Германию в ценного союзника для всякого, кто рискнет поколебать могущество «владычицы морей» (77).

К концу 90-х гг. Англия обладала 34 броненосными крейсерами и 38 эскадренными броненосцами 1-го класса, а Германия только 7 и 2 соответственно. Однако всего через год после вступления Тирпица на должность морского министра была принята первая из так называемых новелл — законов о строительстве флота. Предусматривалось, что всего через пять лет Германия будет иметь 10 броненосных крейсеров и 19 эскадренных броненосцев, не считая кораблей других классов (78).

Первыми кораблями, строившимися по программе Тирпица, стали пять броненосцев типа «Виттельсбах». После их выпуска сразу же последовала закладка пять броненосцев типа «Брауншвейг». В результате всех усилий германский военный флот к 1906 г. составлял четыре пятерки броненосцев. Как отмечает Д.В. Лихарев, столь однородными линейными силами не обладала ни одна держава в мире (79).

Германские морские программы 1898 и 1900 гг. не вызывали особой тревоги в британском правительстве и Адмиралтействе. Однако уже в 1902 г. морской министр лорд Уильям Селборн и правительственный кабинет, изучив имеющуюся в их распоряжении информацию, пришли к выводу, что германские морские программы, не в пример русским и французским, выполняются быстро и пунктуально и нацелены скорее всего против Англии (80). В течение последующих двух лет тревога в Англии по поводу растущей германской морской мощи только продолжала увеличиваться.

Выход из сложившейся ситуации британское правительство видело в смене руководства морской политикой империи. 21 октября 1904 г. адмирал Дж. А. Фишер вошел в состав британского Адмиралтейства на посту руководителя морской политики империи, и именно им были предприняты первые шаги, направленные на то, чтобы встретить германскую угрозу во всеоружии. Одной из первых реформ, осуществленных Фишером на посту первого морского лорда, стала концентрация основных сил британского флота в водах метрополии. До этого на протяжении многих лет новейшие броненосцы английского флота были сосредоточены в Средиземном море. Теперь их число на этом театре сократилось с 12 до 8. К 1905 г. все пять современных броненосцев, составляющих главную ударную силу английской эскадры в водах Китая, были отозваны в Англию и из них сформировано отдельное соединение (81). Количество эскадренных миноносцев и броненосных крейсеров, базировавшихся в гаванях метрополии, изменилось следующим образом: 1902 г. — 19; 1903 г. — 20; 1907 г. — 64 (82). Таким образом, к 1907 г. три четвертых от общего числа всех тяжелых кораблей Великобритании были сосредоточены именно против Германии.

Английское военно-морское ведомство умело начало вести пропаганду антигерманских настроений в обществе. Фишер лично снабжал журналистов из дружелюбной прессы информацией для поддержки своей политики. Дж. А. Спендер дал яркое описание того, как адмирал «лелеял» прессу: «Он оделял обеими руками каждого из нас по очереди, и мы воздавали сторицей такой рекламой его самого и его идей, какую никогда ни один военный моряк не получал от прессы и наверное не получит» (83).

Такая яркая реклама политики Фишера самым пагубным образом сказалась на англо-германских отношениях. Первый морской лорд как минимум дважды, в конце 1904 и начале 1908 г., обращался к Эдуарду VII с предложением напасть без объявления войны с целью уничтожения германского флота, пока его мощь не достигла критических для Британии размеров. Всякий раз это предложение отвергалось, хотя во втором случае план адмирала не показался Эдуарду VII «таким уж безумным» (84). Фишер открыто показывал свою антигерманскую позицию и искал поддержки у всех, у кого только было возможно ее приобрести.

Важнейшим мероприятием Фишера было строительство и ввод в действие быстроходного сверхтяжелого линейного корабля «Дредноут», оснащенного крупнокалиберной артиллерией. «Дредноут» был построен в беспрецедентно короткий срок. Его киль был заложен 2 октября 1905 г., а 3 октября 1906 г. корабль отправился на ходовые испытания и в декабре вступил в состав флота. Строительство дредноутов выводило британский флот на качественно новый уровень.

Линейный корабль «Дредноут».

«Дредноут» был оснащен принципиально новой системой централизованного управления артиллерийским огнем. Он стал также первым крупным кораблем, на котором в качестве главной силовой установки была использована паровая турбина. Преимущество в скорости позволяло «Дредноуту» занимать выгодную для него артиллерийскую позицию и навязывать свою инициативу в сражении (85).

Появление «Дредноута» в Европе привело к тому, что в течение года не было заложено ни одного линейного корабля, так как планы многих иностранных адмиралтейств сошли на нет. Вот как сам Фишер оценивал свой успех: «Тирпиц подготовил секретную бумагу, в которой говорится, что английский флот в 4 раза сильнее германского! И мы собираемся поддерживать британский флот на этом уровне. У нас 10 дредноутов, готовых и строящихся, и ни одного германского не заложено до марта!» (86). Однако уже в июне 1906 г. на верфи в Вильгельмсгафене был заложен «Нассау» — головной корабль первой серии германских дредноутов. Теперь все немецкие корабли будут дредноутного типа. А к 1920 г. новая программа даст Германии вместо 33 эскадренных броненосцев и 20 броненосных крейсеров, как предусматривалось ранее, 58 дредноутов и линейных крейсеров (87).

Как только все эти факты стали известны в Англии, в стране разразился политический кризис, получивший название «морской паники» 1909 г. До появления «Дредноута» Англия обладала подавляющим превосходством своего линейного флота. Теперь гонка морских вооружений начиналась с новой точки отсчета, в результате чего Германия получила дополнительные преимущества. Ведь средние темпы строительства линейного корабля на германских верфях были такими же, как на английских. Теперь отставание германского флота станет исчисляться не десятилетиями, как до 1905 г., а в лучшем случае годами. Получалось, будто Англия добровольно пожертвовала своим господством на морях. Таким образом, кризис ударил и по создателю «Дредноута». 25 января 1910 г. Фишер получил пэрство и титул барона, но был вынужден уйти в отставку (88).

Самые мощные британские дредноуты Первой мировой войны, вооруженные 381 мм (15-дюймовыми) орудиями, были созданы уже при сэре Уинстоне Черчилле, занявшем пост морского министра в октябре 1911 г. «Я немедленно решил пойти на порядок выше, — вспоминал впоследствии Черчилль. — Во время регаты я намекнул на это лорду Фишеру, и он с жаром принялся доказывать: „Не менее чем 15 дюймов для линкоров и линейных крейсеров новой серии“» (89). Так родилась идея создания знаменитого «быстроходного дивизиона» линейных кораблей типа «Куин Элизабет», закладка которых предусматривалась программой 1913 г. Эти корабли имели выдающиеся по тем временам тактико-технические данные. При водоизмещении 27 500 т и основательном бронировании они имели необычайно высокую для таких больших кораблей скорость хода — 25 узлов. Их главная артиллерия состояла из восьми 381 мм орудий, размещенных в четырех двухорудийных башнях (90). Ни один дредноут того времени не имел такого мощного вооружения. Их орудия были способны поражать цель своими 800 кг снарядами на расстоянии до 30 км.

В отличие от Черчилля, его немецкий коллега Тирпиц решил не рисковать, и строительство аналогичных германских дредноутов началось только после тщательного испытания 381 мм орудий. Германский «Байерн» получился на 2350 т тяжелее и имел бортовую броню на несколько дюймов толще. Из-за нерасторопности германского статс-секретаря по морским делам они вошли в состав флота только к 1917 г. (91).

Итак, в основе англо-германского антагонизма, по мнению Д. В. Лихарева, лежат три причины. Во-первых, геостратегическое положение двух держав. Германия, расположенная в непосредственной близости от Англии, создала не просто «большой флот», а второй в мире флот, уступающий только английскому и угрожающий непосредственно морским рубежам метрополии. Более того, Германия своей военной мощью грозила опрокинуть баланс сил на европейском континенте, что составляло дополнительную опасность для Великобритании (92). Того же мнения придерживается и Хальгартен, полагавший, что «глубочайшей» причиной англо-германского антагонизма являлся «страх англичан перед германским колониальным и континентальным империализмом», строившим флот для своего прикрытия, обладая которым он приобретал возможность диктовать «океанской Венеции» свои условия (93).

Вторым обстоятельством, осложнившим достижение компромисса, было ожесточенное торговое и экономическое соперничество на европейских и колониальных рынках. Дымные громады индустриальных гигантов Германии, грохот ее портов, ее неудержимая промышленная и торговая экспансия вселяли все большую тревогу в сердца англичан (92).

В-третьих, существовало идеологическое или политико-культурное противоречие. Англия на рубеже веков являлась либеральной парламентской демократией, основанной на разделении властей, избирательном праве и свободной прессе. Противостоявший ей кайзеровский рейх представлял собой бюрократическое авторитарное государство, удивительный феномен современной индустриальной державы, в которой политическая власть принадлежала полуфеодальной прослойке юнкеров, практически утратившей свои экономические позиции. Британская пресса предвоенных лет свидетельствует о полном неприятии англичанами германской политической системы, немецкой философии, прусского милитаризма, безвластия рейхстага и недемократического избирательного права (94).

Можно выделить и четвертую причину, колониальную. Накануне Великой войны вопрос о колониальных проблемах между Англией и Германией занимал особое место в дипломатических контактах. Целью Берлина было приложить все усилия для того, чтобы добиться нейтралитета Лондона в будущей войне, а также оторвать «владычицу морей» от союзников по Антанте. Но все предложенные англичанами варианты по вопросу колониальных преобразований были отвергнуты немцами. Более того, Германия, имея хорошую возможность «убрать» Великобританию с поля военных действий накануне надвигавшейся войны, не воспользовалась этим, чем осложнила свое и так не вполне устойчивое положение на европейской арене.

Непосредственная причинная связь англо-германского антагонизма с возникновением мировой войны заключается в том, что в предшествующий период к германскому экономическому подъему присоединилось «несокрушимое военное могущество Германии». Это побуждало англичан предполагать, что, разгромив Францию, немцы смогут обосноваться где-нибудь в Булони. Оттуда с помощью своего мощного военно-морского флота они будут угрожать английскому судоходству и связям страны с доминионами и с другими заморскими территориями (95). Британия усиливала не только морской флот, но и продолжала укреплять сухопутные войска. К началу 1914 г. английская армия была хорошо укомплектована и готова вести военные действия.

Таким образом, на фоне англо-германских и франко-германских противоречий союз Англии и Франции 1904 г. был продиктован внешнеполитическим усилением Германии. Как Великобритания, так и Франция понимали, что поодиночке, без достижения соглашения, противоборствовать росту мощи Германии на европейском континенте они не смогут.

Антанта уже с первых лет своего существования стала выступать единым фронтом. Примером того могут служить 1-й (1905–1906) и 2-й (1911) Марокканские кризисы, когда Великобритания и Франция выступали единым «кулаком» против кайзеровской Германии.

Так называемый Танжерский кризис — острый международный конфликт, продолжавшийся с марта 1905 по май 1906 г., возник на почве спора Франции с Германией относительно контроля над султанатом Марокко.

В ходе империалистической «драки за Африку» французам удалось овладеть Алжиром (1830) и Тунисом (1881). Следующей североафриканской колонией Франции должно было стать Марокко.

В начале 1905 г., когда Франция пыталась понудить марокканского султана к допуску в страну французских советников и предоставлению крупных концессий французским компаниям, в Танжер неожиданно прибыл немецкий кайзер Вильгельм II. Он выступил с пламенной речью, в которой пообещал султану свою поддержку и предложил заключить оборонительный союз. Этот шаг вполне соответствовал германской линии на коммерческое и военное проникновение в такие исламские государства, как Османская империя. Обостряя ситуацию в Марокко, немецкие дипломаты рассчитывали проверить на прочность франко-русский союз, тем более что все силы России были в то время брошены на завершение тяжелой Русско-японской войны (96).

В Париже прекрасно понимали намерения Германии, и поэтому французское правительство запаниковало. Французы предлагали немецкой стороне деньги в качестве компенсации за Марокко вкупе с уступкой нескольких небольших колоний в экваториальной Африке. Но немцы отвергли все французские предложения.

Поначалу действия Германии вызвали в Париже оцепенение, а в середине июня подал в отставку воинственно настроенный Делькассе. По требованию Германии была созвана Альхесирасская конференция в Испании. На конференции, продолжавшейся с 15 января по 7 апреля 1906 г., присутствовало 13 государств, немецкая делегация оказалась в изоляции.

Французская артиллерия в Рабате. 1911 г.

Падение Делькассе настолько драматически продемонстрировало слабость Франции, что предпринятая Германией попытка добиться осуждения Парижа за его действия в Марокко провалилась, так как остальные участники конференции испытали недоверие к намерениям Германии в отношении Франции. Конференция заявила о независимости и целостности Марокко, а также «свободе и полном равенстве» граждан всех стран в Марокко в экономическом отношении. Был учрежден Марокканский государственный банк, руководство которым фактически осуществлял Парижский и Нидерландский банк (97).

1-й Марокканский кризис ускорил формирование военных блоков и явился важным этапом на пути к мировой войне. Опасаясь немецкой агрессии, Генштабы Британии и Франции вступили в секретные переговоры, на которых, в частности, уже обсуждался вопрос о сохранении бельгийского нейтралитета. Таким образом, союзники исходили из возможности большой европейской войны. На Альхесирасской конференции Германия осталась в одиночестве. Ее поддержала только Австро-Венгрия, которую в благодарственной телеграмме в Вену Вильгельм II назвал «блистательным секундантом» Германской империи.

В 1907 г. французские войска оккупировали Уджду (в Восточном Марокко) и Касабланку, а затем еще пять портов на Атлантическом побережье. Эти действия вновь обострили франко-германские отношения. Однако по достигнутому в 1909 г. соглашению Франция обеспечивала германским подданным «экономическое равенство» в коммерческой и промышленной деятельности в Марокко, а Германия, в свою очередь, признавала «особые политические интересы» Франции в этой стране.

В ходе всех этих событий не заставил себя долго ждать и 2-й Марокканский, или Агадирский, кризис 1911 г. Весной 1911 г. вспыхнуло восстание берберских племен в окрестностях столицы Марокко — Феса. Воспользовавшись этим, французы под предлогом восстановления порядка и защиты французских граждан в мае 1911 г. оккупировали Фес и ряд других городов, среди которых были Марракеш и Мекнес. Стало ясно, что Марокко переходит под власть Франции.

Германия, потерпевшая поражение во время Танжерского кризиса 1905–1906 гг., отправила в марокканский порт Агадир канонерскую лодку «Пантера», а 1 июля 1911 г. объявила о своем намерении обустроить там военно-морскую базу. Бросок «Пантеры» вызвал переполох во Франции, поставив ее на грань войны с Германией. В качестве компенсации за захват Францией Марокко Германия требовала все Французское Конго. Однако своевременное вмешательство Лондона, решительно вставшего на сторону Парижа, заставило Германию пойти на переговоры. Ллойд Джордж довольно витиевато выразил свою поддержку Франции — союзнику по Антанте.

В этих условиях Германия была вынуждена отойти от политики «пушечной дипломатии» и заключить соглашение 4 ноября 1911 г. Берлин признавал преимущественные права Франции на Марокко, получил за это две полосы территории Французского Конго, которые перешли к германской колонии Камерун, и режим «открытых дверей» в Марокко на 30 лет. Однако французы отказались уступить Германии свое исключительное право на Бельгийское Конго. В соответствии с Фесским договором 1912 г. Марокко стало французским протекторатом. 2-й Марокканский кризис еще больше обострил отношения между Антантой и Германией (98). Уже в ходе 2-го Марокканского кризиса стало понятно, что война с Германией и ее союзниками для Антанты неизбежна.

Таким образом, сложившаяся в Европе политическая обстановка (борьба Антанты и Тройственного союза), безусловно, способствовала скорому началу Первой мировой войны. Каждая из стран-участниц преследовала свои цели в войне. Франция хотела возвратить свои исконные территории Эльзас — Лотарингию, Англия желала поставить на место Германию и вернуть себе звание «владычицы морей». Однако никто не догадывался, что война продлится долгие четыре года. Война, которая унесла миллионы жизней, воспитала новое поколение людей, заставила вздрогнуть весь мир от той жестокости, на которую оказались способны люди.

 

Глава 3

Державные интересы России в Первой мировой войне (из опыта отечественной геополитической мысли)

Первая мировая война до сих пор является одной из самых дискуссионных тем в отечественной и мировой историографии. Установки советской исторической науки, расценивавшей войну, «развязанную царизмом», как «империалистическую», «захватническую», сегодня сменили эпитеты начала XX в. о «Великой войне», «Второй Отечественной», «подлинно народной» и т. д.

Для выявления политической сущности войны, которую вела Российская империя, необходимо определить геополитические императивы и державные задачи нашего государства накануне этого глобального конфликта. Этими вопросами занималась отечественная геополитическая школа. Говоря о ней, о методах ее научного анализа, необходимо провести жесткую демаркационную черту с западной геополитикой.

Империалистическая эпоха породила два судьбоносных явления в мировой истории — Первую мировую войну и классическую западную геополитику как ее идеологическое обоснование. В сферу задач последней входило доказательство необходимости экспансионистской политики, территориальных захватов, претензий на мировое господство; познание же механизмов мироустройства было во многом производным от этой цели.

Отечественная геополитическая традиция — явление качественно другого порядка. В России геополитическая мысль зародилась на полвека раньше, вне связи с империализмом. Свои истоки она брала в недрах научного знания, отечественной антропогеографии и экономической географии, военной стратегии и истории. Российская геополитика (или если использовать не этот термин западной политологии, а понятия отечественной военно-географической науки — военная статистика (Д.А. Милютин), высшая стратегия (А.Е. Вандам), стратегия (А.А. Свечин) исходила из свойств континентальной Российской империи, основной ее задачей являлось обеспечение безопасности государства, и исходя из этого — поиск адекватной геостратегии на мировой арене. В рамках отечественной геополитики можно выделить два научных направления — военно-стратегическое (А.Е. Снесарев, А.А. Свечин, А.Е. Вандам, А.Н. Куропаткин, Н.Н. Головин, Н.П. Михневич, А.Х. Елчанинов, В.Л. Черемисов и др.) и экономико-географическое (Д.И. Менделеев, В.П. Семенов-Тянь-Шанский, П.Н. Савицкий и др.).

Куда же устремлялись взоры отечественных геополитиков и военных стратегов накануне войны?

Прежде всего на восток! Российская научная геополитическая мысль не была всецело сконцентрирована на европейских делах. Восточный вектор политической активности России, по мнению отечественных геополитиков, накануне войны также играл важное значение для укрепления ее обороноспособности. В этом отношении показательны слова И.И. Дусинского, отмечавшего в 1910 г., что «славянство — щит России на Западе. Но кроме Запада у нас есть Север, Юг и Восток, являющиеся исключительно сферой нашей политики национальной» (99). «Для нашей национальной политики, — продолжал он, — азиатские части восточного вопроса представляются еще более существенными, чем дела европейские» (100). Отсюда важнейшей геополитической задачей считалось обезопасить Россию от «исторической неизбежности натиска Китая»:

1) с помощью интенсивного промышленного освоения всего Зауралья (создания культурно-экономических колонизационных баз на Урале, Алтае, в горном Туркестане с Семиречьем и на «Кругобайкалье»), выравнивания по плотности населения центра и периферии (Д.И. Менделеев, В.П. Семенов-Тянь-Шанский, П.Н. Савицкий);

2) с помощью интенсивной колонизации в глубь Азии (101).

О естественно-исторической обусловленности русской колонизации на Восток с целью обретения «удобной и прочной границы» писал еще славянофил И.С. Аксаков в 80-е гг. XIX в. Он считал, что продвижение России в сторону Средней Азии «законно, естественно и неизбежно» (102). Еще дальше эту идею развил генерал А.Е. Снесарев, указав на необходимость укрепления наших государственных позиций в Афганистане в противовес британской Индии (103).

Геополитики двух разных школ — П.Н. Савицкий и А.Е. Вандам рассматривали Русское государство как геополитического преемника Монгольской державы. Это подразумевало включение в состав Российской империи остатков территории бывшей Золотой Орды.

Наследие «монголосферы» касалось прежде всего исторического «степного» мира, центральной области «старого материка» — Монголии и Восточного Туркестана, а также среднеазиатского, сопряженного геополитически с «иранской сферой» (104).

Географическая принадлежность Внешней Монголии к пространству России определялась близостью почвенно-ботанической и климатической. Она подчеркивалась ярким географическим контрастом с Китаем, где не было ничего сходного с монгольскими явлениями (105). Так же дело обстояло и с Синьцзяном (Восточный Туркестан).

П.Н. Савицкий и А.Е. Снесарев утверждали, что Синьцзян и Монголия составляли «монгольское ядро континента», обладание которым являлось геостратегической и геоэкономической необходимостью. Геополитическое значение этой территории было связано с созданием самодостаточной экономической системы. Отсюда делался вывод, что только ориентацией в сторону Востока может быть осуществлено «великопромышленное развитие России».

В ряде насущных стратегических задач России в начале XX в. отечественными геополитиками (Д.И. Менделеевым, С.О. Макаровым, И.И. Дусинским, П.Н. Савицким) выделялась и проблема охраны северных «территориальных вод» и земель. В частности, Новой Земли от поползновений норвежцев, Шпицбергена не столько от Норвегии и Швеции, сколько от попыток проникнуть сюда «развязных янки, желающих соединить доктрину Монро с колониальной политикой во всем Тихом океане» (106) (имелись в виду стремления американцев захватить в свои руки угледобычу на Шпицбергене). Так, И. И. Дусинский пророчески предвидел еще в 1910 г. перерастание панамериканской доктрины Монро в планетарную стратегию.

Таким образом, определение и проведение удобных и надежных восточной, юго-восточной и северной границ, по мнению отечественных политгеографов и военных стратегов, являлось важнейшей задачей для Российской империи начала XX в.

В этой связи вступление России в Первую мировую войну расценивалось как ненужный и крайне нежелательный шаг, противоречащий экономическим и геополитическим, державным интересам России. А.Е. Снесарев полагал, что Россия должна сохранить позицию «третьего радующегося», жить «международным балансом», то есть не примыкать ни к одной из противоборствующих стран, заниматься внутренними реформами, укреплять свою экономическую, военную мощь и обороноспособность. На похожих позициях стояли и другие военные ученые — участники Первой мировой, оказавшиеся в эмиграции: бывший профессор Академии Генерального штаба А.К. Байов и бывший полковник русского Генерального штаба И.Ф. Патронов.

Война — это не только вооруженное противоборство, это и борьба идей, военных стратегий, геополитических школ и их прогнозов. Досадным недоразумением в преддверии Первой мировой войны являлась недооценка научных выводов отечественных геополитиков, в то время как, по верному замечанию историка Н. Яковлева, «живя на вулкане революции, российские буржуа с тоской взирали за кордон, находя тамошние страны, не имевшие непосредственно такой перспективы, невыразимо прекрасными. Отсюда разговоры, скажем, о высоком развитии военно-теоретической мысли на Западе — Шлиффене, Мольтке, Фоше, и стенания по поводу бедности талантами русской земли, где, дескать, не произрастают военные теоретики» (107). Однако историческая практика показала цену этим «столпам», допустившим ряд фатальных стратегических ошибок. В то же время отечественные военные стратеги и геополитики, многие из которых незаслуженно забыты сегодня, сумели проанализировать опыт современной войны и дать взвешенный научный прогноз о затяжном характере грядущей Первой мировой войны.

Приоритетной геополитической задачей, которая выдвигалась Российской империей, вступавшей в Первую мировую войну, являлась защита своей сферы влияния на Балканах (конкретнее, в царском Высочайшем манифесте от 20 июля 1914 г. говорилось о защите Сербии).

Балканский полуостров как ключевое стратегическое звено Черноморско-Средиземноморского бассейна представлял для Российской империи важнейшее геоэкономическое значение, обеспечивая выход к мировым торговым путям. В геостратегическом плане Балканы являются плацдармом для ведения наступательных военных действий в восточном направлении, в том числе для кампаний против России вроде «Drang nach Osten». В геополитическом плане балканская зона включена в сферу, в которой исторически сосредоточены важнейшие стратегические и национальные интересы России. Сюда входят Малая Азия, Кавказ, Закавказье и Средняя Азия. Неслучайно в проектах западных держав по установлению мирового господства важнейшим направлением военной политики являлось и по сей день является создание на Балканском полуострове военно-стратегического плацдарма для установления контроля в Юго-Восточной Европе и последующего закрепления в Черноморском и Прикаспийском бассейнах.

Безусловно, вторжение на Балканы враждебной страны в преддверии Первой мировой войны представляло угрозу для национальной безопасности Российской империи. Поэтому в Высочайшем манифесте о вступлении в войну говорилось об оборонительных целях нашей страны: «Ныне предстоит уже не заступаться только за несправедливо обиженную родственную нам страну, но оградить честь, достоинство, целость России и положение ее среди Великих держав» (108).

Российская символическая карта мира. 1915 г.

Русская геополитическая школа признавала стратегическую целесообразность укрепления России на Балканах. Однако к идее Балканского союза наши ученые-геостратеги относились настороженно. По мнению генерала А.Е. Вандама, она была взята на вооружение англичанами: Балканский союз был брошен на слабеющую Турцию, не могущую более представлять собой надежный заслон для русских и немцев на пути к Средиземному морю (109). Усиливая Сербию, Черногорию и Грецию после размежевания отнятых у Турции земель, Англия «двойным барьером заградила первый Балканский путь» (110). А после второй Балканской войны Британия, дав возможность Турции вернуть некоторые потерянные земли, еще более усилила оборону Проливов.

Балканы рассматривались как форпост для продвижения к важнейшим стратегическим точкам — черноморским Проливам Босфору и Дарданеллам. Овладение Проливами рассматривалось в качестве необходимого условия для обороны Черноморского побережья. В этой связи российскими военными стратегами разрабатывались планы по укреплению защитного геополитического пояса Российской империи. Это подразумевало усиление влияния на Балканах, прежде всего в Болгарии. Адмирал А. Д. Бубнов приводил в своих воспоминаниях беседу с Николаем II по поводу болгарского Бургаса осенью 1915 г.: «Болгарский порт этот имел значение огромной важности для Босфорской операции, горячим сторонником которой был Государь. Дело в том, что Бургас был единственным портом вблизи Босфора, где можно было высадить крупный десантный отряд, без коего наш Генеральный Штаб и в частности ген. Алексеев категорически не считал возможным предпринять операцию для завладения Босфором. Об этом порте давно уже велись секретные переговоры с Болгарией, которые, однако, были безуспешными, ибо Болгария требовала себе за выступление на нашей стороне и представление нам Бургаса Македонию, на что Сербия своего согласия ни за что давать не хотела, закрывая глаза на то, что мы именно во имя ее спасения вступили в эту тяжелую для нас войну. Эта черная неблагодарность, угрожающая лишить нас не только возможности решить нашу национальную проблему, но даже выиграть войну, глубоко опечалила и поразила Государя, заступничеству коего Сербия была обязана всем, и Государь теперь искал возможности обойтись без Бургаса для решения Босфорского вопроса» (111). Это наглядно иллюстрировало взаимосвязь проблемы Проливов и контроля на Балканах.

Определяя круг стратегических интересов Российской империи к началу Первой мировой, выдающийся представитель экономико-географического направления русской геополитической школы П. Савицкий исходил из того, что все главные ее сырьевые области (Донецкий и Керченский бассейны, Кутаисская губерния, Апшеронский полуостров и т. д.) расположены «амфитеатром» вокруг Черного моря. Отсюда прослеживалось экономическое и стратегическое тяготение к ним Константинополя, который Савицкий считал «крупнейшим русским портом», поскольку в его гавань ежегодно заходило русских торговых судов гораздо больше, чем в любой русский порт (112).

Петр Николаевич Савицкий.

Здесь вполне определенно прослеживалось влияние славянофильской традиции, которая рассматривала черноморское направление и борьбу за Проливы как стратегически приоритетное для России. Как отмечал эпигон позднего славянофильства Н.Я. Данилевский: «Одно Черное море в состоянии дать России силу и влияние на морях» (113). Подразумевалось, что это даст и определенное влияние на страны Востока. А защитить уязвимую южную границу, с точки зрения этого направления отечественной геополитики, могло одно — присоединение Константинополя с последующим превращением его в столицу Всеславянской Федерации или же, как предлагал неославянофил К.Н. Леонтьев, — в административную столицу Российской империи. Стратегически это значительно сократило бы пограничную линию, обезопасив наше южное направление.

Такой подход не был лишен и вполне практических оснований. Одной из официальных целей Российской империи в Первой мировой войне ставилось «водружение креста на Святую Софию». А в меморандуме российского МИД от 4 марта 1915 г. в числе изложенных официальных требований в связи с Оттоманским наследством указывался, наряду с прочими европейскими владениями Турции, и Константинополь (114). Овладение им обеспечило бы навсегда свободный проход через Проливы.

Некоторые исследователи полагают, что от этой идеи необходимо было отказаться, чтобы удержать Турцию от вступления в войну на стороне врагов России, а также что «обладание Проливами было нужно для увеличения прибылей экспорта зерна и других видов сырья, то есть компрадорской прослойке русской буржуазии» (115). На основании этого делаются выводы об империалистических, то есть выходящих за пределы самообороны и защиты собственных геополитических интересов, целях Российской империи в Первой мировой войне. При этом не учитывается то обстоятельство, что у Турции в преддверии войны разыгрались империалистические реваншистские аппетиты: она хотела заполучить Закавказье, Кавказ и вовлечь в сферу своего влияния мусульманские регионы Поволжья.

Геополитическое и военно-стратегическое значение Проливов для России сложно переоценить. Министр иностранных дел России С. Д. Сазонов по этому поводу отмечал: «Проливы в руках сильного государства — это значит полное подчинение всего экономического развития юга России этому государству… Тот, кто владеет Проливами, получит в свои руки не только ключи от морей Средиземного и Черного, — он будет иметь ключи для поступательного движения в Малую Азию и для гегемонии на Балканах» (116). Таким образом, обладатели этих «ключей» могли открыть двери врагам России или же запереть ее флот! Особенно ярко это будет проиллюстрировано в годы Второй мировой войны, когда история повторится, и снова прогерманская Турция закроет Проливы для Советского Союза. Да и сегодня турецкие «ключи» от Черного, а когда-то Русского моря открывают вход в Черное море американским кораблям.

Таким образом, нельзя не учитывать и важнейший военно-политический фактор: обладание Проливами входило и входит в сферу интересов стран — геополитических противников России.

Накануне Первой мировой войны эти территории входили в сферы интересов главных ее застрельщиков — Англии и Германии. Главную угрозу в этом направлении для России, по мнению П.Н. Савицкого, представляла Германия, которая, угрожая из Константинополя, могла бы «повторить попытку Крымской войны» (117). «Окончательное водворение Германии на Босфоре и Дарданеллах было бы равнозначно смертному приговору России», — отмечал С. Сазонов (118).

Англия же со времен «Большой игры» не могла допустить закрепления России на Проливах, поскольку это превратило бы ее не только в крупнейшую средиземноморскую, но и мировую державу. Кроме того, в планетарных проектах британской геополитической школы, душой которой был X. Маккиндер, Россия представляла «сердце мира», «осевое государство», «срединную землю», по которой проходила «географическая ось истории» (119). В этой связи им была выведена знаменитая формула: «Кто контролирует Хартленд, тот командует Мировым островом (то есть Евразией и Африкой); кто контролирует Мировой остров, тот командует миром» (120). А подступиться к этому миру можно было и со стороны Черного моря и Кавказа.

Англия сумела использовать Балканский вопрос для решения одной из главных своих задач в войне: ослабления своих геополитических конкурентов — Германии и России — через стравливание их друг с другом. Ловко воспользовавшись фактом пребывания немецкого генерала О. Лимана фон Сандерса в Константинополе, британская дипломатия помогала Германии упрочить свои позиции в Турции, одновременно подталкивая Россию к решительным действиям, намекая на свою поддержку (121). По этому поводу Сазонов отмечал в «Воспоминаниях»: «Все практическое значение военной миссии генерала Лимана фон Сандерса сводилось для нас к тому, что если у кого-либо в России еще были сомнения относительно истинных целей германской политики на Ближнем Востоке, то обстановка, в которой была задумана и приведена в исполнение означенная миссия, положила конец всяким неясностям и недоразумениям» (122). А в 1915 г. Англия по инициативе У. Черчилля сама предприняла попытку захватить Дарданеллы.

Отто Лиман фон Сандерс и Мустафа Кемаль.

Говоря о стратегическом значении Проливов, стоит подчеркнуть, что овладение ими обеспечило бы более эффективное транспортное сообщение участников Антанты через черноморские порты, что подняло бы боеспособность русской армии и способствовало бы скорейшей победе над Германией.

Николай II и король Великобритании Георг V.

Кроме того, понятие «стратегические интересы» страны включает в себя и экономические цели. В свое время выдающийся российский геополитик А. А. Свечин подчеркивал, что экономические задачи — часть стратегии государства в войне, «каждое государство, чтобы не быть застигнутым врасплох, уже в мирное время стремится установить у себя известное согласование между своим хозяйственным развитием и экономическими предпосылками успешного ведения войны» (123). Экономическое значение Проливов накануне войны сложно переоценить. В отчете вице-директора канцелярии МИД России Н. Базили «О целях наших на Проливах», составленном им накануне войны, указывалось, что через Проливы шло 60–70 % экспорта российского хлеба и порядка 34 % всего вывоза из России (124).

Таким образом, овладение Проливами имело решающее стратегическое влияние на исход всей войны. Нахождение Проливов под контролем «Четверного союза» представляло серьезную опасность для национальной безопасности Российской империи.

Анализируя стратегическую целесообразность войны России в блоке с Англией против Германии, российские геополитики подробно изучали опыт своих западных коллег (работы Ф. Ратцеля, Р. Челлена, А.Т. Мэхэна, Дж. Стронга, В. Уайта). Им было известно, что главным противником на пути к мировому господству Англия считает Российскую империю (125). Об этом красноречиво свидетельствовало стремление первой заблокировать подступы России к Черному морю со стороны Кавказа. Наши военные стратеги были осведомлены о планах американского геополитика А.Т. Мэхэна по созданию на территории Малой Азии и Месопотамии зависимого от Англии буферного государства, которое плотно бы закрыло выход России к Средиземному морю и Индийскому океану (126). Не могла пройти незамеченной и истерическая кампания английских СМИ, которая велась с момента достижения Российской империей своих естественных границ и усилилась накануне Первой мировой войны, по поводу казаков, которые норовят пересечь Памир и покуситься на жемчужину британской короны — Индию. Помнили наши геополитики и о позиции Англии в преддверии и в ходе Русско-японской войны. Когда по итогам подписания договора с Пекином в 1898 г. Россия получила выход к теплым тихоокеанским морям, англичане восприняли это как непосредственную угрозу своим интересам в юго-восточном Китае и с моря — Индии. Тогда британские СМИ ввели в оборот образ «русского медведя, сползающего к Желтому морю со своих сибирских ледников».

Накал англо-русских геополитических противоречий был столь высок, что многие аналитики говорили о возможности столкновения (127).

Отечественным геополитикам была хорошо знакома стратегия англосаксов — не допускать преобладания на европейском континенте какой-либо державы. Российские геостратеги были осведомлены и о политике «колец Анаконды», сводящейся к уничтожению морских сил континентальных соперников и запиранию их на материке. Поэтому адекватно оценивали роль Англии, которая стремилась как можно плотнее забаррикадировать наш государственный фронт от устья Дуная до устья Амура.

Определяя причиной войны империалистическое соперничество Англии и Германии, А. К. Байов подчеркивал, что наиболее заинтересованной в войне являлась Англия, для которой был очень важен русский рынок: «Экономическое соперничество Англии и Франции, с одной стороны, и Германии — с другой, соперничество, на пути которого все преимущества были на стороне Германии, неминуемо должно было привести к войне, и эта война была наиболее необходима, а поэтому и наиболее желательна для Англии» (128). Военный стратег выявлял геоисторические корни английской политики противодействия сильным конкурентам, ведь в ходе Первой мировой войны она делала все, чтобы помешать России войти в число государств-победителей и стать самой сильной державой Евразии, а возможно, и мира (129). Многие геополитики подчеркивали, что антироссийские действия англичан проявлялись не только в нажиме на союзнические обязательства России, которые та свято исполняла, но и в оказании финансовой помощи российским либералам в организации Февральского переворота, повлекшего за собой развал империи. В частности, такие позиции разделял выдающийся военный ученый, бывший профессор Академии Генштаба Н. Головин.

Таким образом, именно на Англию российские геополитики возлагали ответственность за развязывание Первой мировой войны, целью которой являлось подавление Германии как главного конкурента в Европейском регионе и на Атлантике, как в свое время являлось подавление активности России на Тихом океане (130). Впоследствии анализируя итоги войны, А. К. Байов верно указал, что, стравив мощные державы, Германию и Россию, Англия, следуя вековой геополитической тактике загребать жар другими руками, пострадала от инициированной ею войны меньше остальных участников, при этом выиграв значительно больше (131).

Включение остальных государств Европы в этот конфликт обеспечило бы Англии скорейший желаемый результат при меньших экономических потерях. Известна была и «директива» английского Генштаба, согласно которой три четверти всей тяжести войны на суше против Германии возлагались на Россию (132). Как заметил министр иностранных дел Британии сэр Эдуард Грэй, для континентальных стран, таких как Россия и Германия, поражение на море не является катастрофическим. А для того, чтобы поражение было серьезным, нужна континентальная война между континентальными противниками (133).

Русская конница с копьями. Восточный фронт, 1915 г.

В феврале 1914 г., перед самым началом катастрофы, бывший министр внутренних дел в правительстве С.Ю. Витте, член Государственного совета П.Н. Дурново в записке на имя Государя представил свой военно-стратегический прогноз перспектив участия России в войне в блоке с Англией, прогноз, которому суждено сбыться: «Любые жертвы и основное бремя войны, которое падет на нас, и уготованная России роль тарана, пробивающего брешь в толще немецкой обороны, будут напрасными. Ибо мы воюем на стороне нашего геополитического противника — Великобритании, которая не допустит никаких серьезных обретений» (134).

Итак, вывод отечественной научной геополитической мысли накануне Первой мировой войны был однозначен — «английский способ» решения германского вопроса губителен для России.

Немаловажным аспектом при анализе державных задач России в войне, нашедшим отклик в исследованиях отечественных геополитиков, являлась оценка соотношения интересов Российского государства и принятых им союзнических обязательств. Большинство аналитиков полагало, что, выполняя свой долг перед союзниками, истекая кровью, Россия сама приносила себя в жертву игре своих империалистических друзей по Антанте. Так, спасая Францию от разгрома, Россия уже в 1914 г. в Восточной Пруссии потеряла убитыми и ранеными около 500 тыс. солдат и офицеров.

В отчете Кружка по изучению Первой мировой войны при историко-философском отделении Русского народного университета в Праге были приведены следующие сведения: «Бросая в Восточную Пруссию в трагический для Франции момент две русские армии, до их окончательного сосредоточения и готовности к бою, Верховное русское командование исходило из интересов общих, жертвуя интересами русскими во имя спасения Франции. Русские армии терпели страшные поражения, тем не менее варшавская операция считается образцом маневренного искусства русских полководцев, на котором, несомненно, будут воспитываться будущие военные деятели. Лодзинская операция стоила немцам колоссальных жертв, не дав реальных результатов. Наконец, германцы, сосредоточив против нас 2/3 своих сил, хотели нам устроить севернее Полесья „Седан“, но эта операция им не удалась» (135).

Не могло пройти незамеченным от взгляда военных геополитиков, что, требуя от России выполнения союзнического долга, бросая ее армию на самые опасные участки фронта, друзья по Антанте не спешили выполнять свои обязательства, а то и вовсе отказывались. В 1915 г., когда России как никогда нужна была помощь, союзники отказались начать наступление на Западном фронте, дав противнику занять Галицию, Польшу, Литву, часть Белоруссии и Латвии. Пока русская армия несла колоссальные потери, Англия и Франция перестраивали свою промышленность на военный лад и копили силы. В итоге территориальные потери в 1915 г. стали поводом для расшатывания общественного мнения в стране, для подготовки идеологической почвы к последующему Февральскому перевороту.