Снег приятно хрустел под подошвами, намекая о наступлении морозного утра. До восхода солнца оставалось еще несколько часов, но Артий нутром чувствовал, как совсем скоро макушка заветного диска покажется из-за вершин отдаленных гор, разогнав ночной мрак. На душе томительно ныло. Он был близок к цели. Еще перед тем, как спешиться и войти в лес, он сверился с направлением. Ненавистная физиономия давнего врага, почему-то на удивление оживленная и чем-то довольная, вновь всплыла перед ним, давая понять, что он ни сколь не свернул с намеченного пути и вскоре предстанет перед полуживым некромантом. В глубине мыслей он уже перебрал сотни реплик и способов выколачивания нужных сведений из Орлинава. А самое главное — уже почти придумал, как лишит этого гнусного червя жизни.

Сладкая месть… Возмездие многолетней выдержки уже совсем скоро будет подано к столу.

Погруженный в собственные мысли, Артий не заметил, как мимо него прошмыгнула чья-то тень. Он не обратил внимания и на попавшийся на пути замерзший труп мохнатого существа. Из глубин раздумья его выдернул лишь утробный рев, раздавшийся неподалеку.

Артий сбавил шаг. Огляделся. Ничего подозрительного вокруг не наблюдалось. И тут рев раздался снова. Маг остановился. Свыкшиеся с сопровождающим уже несколько часов хрустом снега уши вняли тишине.

Отдаленный шорох, треск веток. Глаза выдернули из полумрака плывущие в свечении звезд тени. И снова раздался этот утробный рев, казавшийся совершенно неуместным здесь, в глуши.

Артий прищурился, наблюдая за движущимися тенями. Подобные ночные перипетии не вызывали и намека на страх, лишь легкий интерес. В свое время на островах он навидался такого, что теперь этот рев казался ему не страшнее комариного писка. Тем не менее рычащие тени вели себя странно. Они приближались друг к другу, словно сбивались в стаю.

Разгоревшийся интерес подтолкнул мага разобраться в сложившейся ситуации. Он осторожно, стараясь не издавать шума, направился за плетущимися во тьме существами. И вскоре вышел к месту бойни. Десятки изуродованных трупов, оторванные конечности, клочки шерсти, пятна крови — все это говорило о том, что не так давно здесь состоялась битва. Несколько косматых существ, в которых маг теперь узнал шарнов, копошились в замерзших трупах, выискивали из них более-менее целые тела и волоком тащили за собой, скрываясь в глубине леса. На Артия они внимания не обращали.

Понаблюдав за происходящим, маг хмыкнул и последовал за ними.

Артий попытался прочесть ауры странных зверолюдов, но его астральный взор наткнулся на темную пелену некромантской магии. Теперь все стало ясно. Стало быть, старый выродок уже близок.

Через два часа скучного путешествия маг вышел к башне.

— Неплохо устроился, навозный червь! — завистливо пробормотал он, оглядывая высоченную постройку. Входа нигде не было. Но стоило ему снова задействовать астральное зрение, как тот тут же отыскался.

Хмыкнув, Артий вошел внутрь.

* * *

Наргх открыл глаза, совершенно не понимая, где находится. Повертев головой и немного осмотревшись, он начал понемногу осознавать весь ужас своего положения. Он находился в пространном темном помещении с высоким потолком и поросшими плесенью стенами. Но это было не самое удивительное — как-никак в подобных местах он бывал не раз. Обескураживало другое — демон парил над полом на довольно таки приличной высоте — два, а то и полтора собственных роста. Причем ни рук, ни ног он не чувствовал, лишь безрезультатно мог вертеть головой. Под собой он увидел злосчастного некроманта, что задумчиво прищурив глаз, рассматривал его безмятежно парящее в воздухе тело.

Губы Орлинава зашевелились, но не раздалось ни звука. Некромант нахмурил брови, потом поднял костлявую руку и дернул пальцем. И губы его опять зашевелились.

— Ты слышишь меня, демон? — ударил в голову голос некроманта.

Демон утробно прорычал, видимо дав таким образом положительный ответ.

— Письмо Ролуса было слишком скупо на объяснения. Поэтому я хочу знать, почему тебя изгнали из Бездны. Какими ты обладаешь способностями? Почему ты не пытаешься вернуться обратно? И почему Зов Бездны не действует на тебя?

— Зачем… ты напал… на нас? — проигнорировав все вопросы, тихо спросил Наргх. По непонятным причинам говорить ему было очень тяжело.

— Отвечай на мои вопросы, смрадная гниль! — гаркнул Орлинав, большой палец дернулся, и демон почувствовал резкий толчок боли. Но она тут же прошла, оставив покалывающий в конечностях след. — Если ты станешь ослушиваться меня, то твоя боль будет только усиливаться. Отвечай!

— Сначала объясни мне… — и снова волна невыносимой боли. Где-то на задворках сознания возник образ архидемона Храхи-Агама, что похожим образом мучил несчастного Наргха, когда тот был еще ребенком.

Демон сжал зубы и, не в силах терпеть, взревел. Боль усилилась. В глазах потемнело, замелькали картинки из давно прожитых дней. Снова Храхи-Агам, Темные Падишахи, люди без имен, Клоин, снова люди, Ролус, Наринна, инквизиторы, древо-человек, монах Толк, оказавшийся канцлером и прочие непонятные лица. Жизнь быстро уходила из его тела. Он понимал, что долго не протянет. Это была не просто физическая боль, она пронзала его волю и душу. И была настолько сильной, что Наргх в конце концов сдался. Громогласный рев раздался из глотки, в который он вложил весь крик души, все отчаянье. Заклинание треклятого некроманта было слишком сильно и мучительно. Ни природная защита, ни сила воли справиться с ним не могли.

* * *

Пронзительный рев заставил Клоина резко распахнуть глаза. Он попытался пошевелиться, но тут же ощутил в запястьях скованность и боль. Громыхнули цепи.

Вор огляделся. Он стоял на коленях, руки были заломлены назад и скованы цепями. Рядом с ним в такой же позе прибывала Наринна, но она все еще была без сознания. Вор осмотрел помещение — тускло освещенная крохотная камера. Перед глазами: решетка из толстых металлических прутьев. За пределами их тесной комнатушки тоже виднелись несколько подобных камер. По всему было ясно, что это тюрьма.

— Нари… — Клоин хотел окликнуть спутницу, но боль в горле сперла дыхание. Откашлялся, выплюнул кровавый сгусток. Снова откашлялся. Сквозь боль хрипло позвал. — Наринна, очнись, демон тебя раздери! Мы снова влипли.

Девушка дернулась, подняла голову, глаза открылись. Перепачканное лицо сморщилось, из глотки раздался жалобный стон. Потом кашель, как у Клоина.

— Где мы? — прохрипела юная алхимичка.

— Похоже на тюрьму. Очень паршивую тюрьму.

— Как мы сюда попали? — голос девушки по-прежнему звучал грубо.

— Думаю, это очевидно, — с долей сарказма изрек парень. — Интересно, где Наргх?

— Не пойму, почему Орлинав напал на нас.

— Я думаю, это тоже очевидно. Плевать ему хотелось на благие намерения Ролуса. У него, видимо, свои планы на счет нас.

— Угу. А планы у некроманта могут быть только одни — сделать из нас живых мертвецов.

— Ну, может быть, с тобой он еще порезвится, — гадко улыбнулся Клоин.

— Хам! — прыснула девушка. — И как ты можешь, находясь в таком мерзком положении, еще и хамить? Сейчас надо думать, как быть дальше.

— Боюсь, леди и джентльмены, ваша участь уже определена, — послышался ровный голос откуда-то из-за предела камеры.

— Кто здесь? — ухмылка с лица Клоина начала стремительно сползать.

— Наверное, Орлинав, — решила Наринна.

— Нет. У него голос другой, — не согласился вор.

— Разве сейчас это имеет значение? — снова раздался голос. — Через день, может чуть меньше, вас убьют. Если очень повезет, в чем я, увы, сомневаюсь, метод лишения жизни выберут наименее изощренный. А потом, как верно заметила леди, превратят в бестолковых разлагающихся зомби, безвольно подчиняющихся приказам хозяина.

— Кто ты такой? — не отступал вор.

— Я такой же узник, как и вы, — уныло заявил говоривший из неоткуда.

— И давно вы здесь? — спросила Наринна.

— О, леди, вы даже не представляете как давно.

— Тогда почему ты решил, что он нас скоро убьет? Почему тебя не трогает? — задал резонный вопрос Клоин.

— Потому что я ему нужен, — в голосе невидимого собеседника проскользнула нотка некого удовлетворения.

И тут в камере напротив возникло движение. Из темноты вырос черный силуэт. К блестящим прутьям придвинулось бледное лицо, на котором застыли хищные мертвецкие глаза. Синеватые губы растянулись в зловещей улыбке, оголяя острые клыки:

— Быть может, он приготовил вас для меня?

Тело вора инстинктивно содрогнулось. Глаза заворожено распахнулись, дыхание участилось, сердце испуганно заколотилось. Девушка затравленно пискнула, задергалась, громыхая цепями и пытаясь как можно дальше отодвинуться от решетки. Хищный образ незнакомца пробуждал первобытный, искрящийся ужас.

— Не пугайтесь, леди и джентльмены, ибо ваше время еще не подошло, — улыбка с бледного лица заметно сползла, и силуэт снова растаял во мраке.

— К-кто это? — в ужасе прошептал Клоин, повернувшись к спутнице.

— Не знаю, — мелко замотала головой Наринна. — Но очень похож на…

— …вампира, — закончил фразу незнакомец. — Исчадье ночи. Бездушная тварь, питающаяся человеческой кровью. Порождение темных глубин Бездны… Как вы нас еще называете?.. На самом деле все намного прозаичнее. Все, что сочиняют про вампиров — чушь. Ну, может быть, не все, но большая часть — уж точно.

— Но вас же истребили много лет назад, — осмелилась подать голос юная алхимичка.

— Не смешите меня, леди, — усмехнулся вампир. — Целый народ уничтожить не так-то просто.

— Народ? Вы называете себя народом? — искренне удивилась девушка.

— Конечно! А что вы, право, имеете против? — возмутился незнакомец.

— Я? Нет. Но это как-то неправильно, — еще больше осмелела Наринна, видимо подсознательно осознав, что их новый знакомый пока опасности не представляет.

— Что неправильно? По-вашему сравнительно крупная группа существ, имеющая тысячелетнюю историю и высокоразвитую культуру, не может называть себя народом? Разве мы не имеем права уподобиться вам, живым людям? Ведь мы были когда-то такими же, как вы: грелись в лучах солнца, дышали прохладой воздуха, чувствовали жизнь телом и душой. Темная природа изменила нашу физиологию, подточила дух, но не лишила человечности. Мы стали другими, но по существу остались теми же. Все мы похожи друг на друга, и мы несем одно знамя, движемся одно дорогой. И чтобы вы себе не придумывали, ничто не лишит нас индивидуальности. Мы — отдельный народ. Пускай обреченный на страдания, проклятый и униженный, но самоопределившийся и гордый народ.

Тирада вампира завершилась, и в казематах повисла тишина. Тем не менее ни девушку, ни парня не покидало гнетущее ощущение угрозы.

— А что ты делаешь здесь, в заточении у некроманта? — наконец взяв волю в кулак и отбросив страх, спросил парень.

— Я?.. Хм… — по-моему вы сами ответили на свой вопрос. Я в заточении. В плену, если угодно.

— Это понятно. Но почему?

— Это, я думаю, тоже очевидно, — усмехнулся вампир. — Потому что меня пленили.

— Не делай из меня дурака, — обиделся Клоин. — Я прекрасно понимаю, что тебя пленили. Вопрос в том…

— Вопрос скорее в том, что вы, люди, делаете здесь?

— Мы искали… — начала неуверенно мямлить девушка.

— Путешественники, — перебил спутницу вор. Наринна укоризненно посмотрела на парня, сжав губы.

— Путешественники? — в голосе незнакомца промелькнуло удивление.

— Да. Я имею в виду, мы — путешественники. Знаешь ли, бродим по миру, посещаем разные места. Путешествуем… — подражая манере разговора нового знакомого, объяснил Клоин.

— И много мест уже посетили? — наигранно заинтересовался вампир.

— Да уж немало, поверь.

— Чушь все это, — обличительно изрек незнакомец. — Вы сами пришли сюда, по своей воле. И с вами был еще один «путешественник». Он не совсем человек; точнее, совсем не человек. Он демон. Очень странный демон.

Беспокойство закололо в груди у парня. Что-то внезапно екнуло. Спрятавшийся во тьме незнакомец слишком много знал.

— Откуда ты… — заикнулась Наринна.

— Девочки и мальчики, как же вы наивны! Не забывайте, кто я… Для меня прочитать ваши мысли — сущий пустяк. Особенно у тебя, Клоин, ведь ты такой простачок. Даже нет никакой защиты.

— Ты читаешь мысли? — искренне удивилась юная алхимичка.

— А вы думаете, что я вашу биографию с момента перерождения знаю? — в голосе вампира звякнуло ехидство. — Как бы не так. Извольте извиниться, но не такие уж вы знаменитости.

У Клоина затравленно забегали глаза. Стало жутко не по себе. Мало того, что он был прикован к стене, в глубине души блуждал страх, так теперь оказалось, что даже его мысли насквозь прозрачны.

— Но ведь маги считали, что ментальные способности у вампиров крайне слабы.

— Ваши глупые маги всегда что-то считали, — возразил вампир. — Да только толку от этого, что теплой крови от мертвеца. Поэтому и кончили плохо — это факт.

— Всему виной инквизиция, — с некой злобой проговорила Наринна.

— Я бы так не сказал, — возразил вампир. — Инквизиция — лишь инструмент. Очень грубый инструмент.

— Император во всем виноват, — незатейливо перебил всех вор. — Именно из-за него ваша гребанная гильдия, да и вампирья братия тоже, канули в лету.

— Да какая теперь разница? — заговорил незнакомец. — Гильдии не существует, вампиры почти вымерли. Орден стоит во главе угла, а Мирания на грани революции. Вот увидите, пройдет еще совсем немного времени и прежний уклад жизни миранийцев стремительно начнет изменяться.

— Откуда ты все это знаешь? — поинтересовалась девушка.

— Не забывай, кто я.

— Я понимаю, что ты вампир и обладаешь удивительными ментальными способностями. Но будущее ты разве можешь предсказывать?

— Нет, дамы и господа, я ничего не предсказываю. Но делаю выводы, основываясь на многолетнем опыте. Как-никак, а сто с лишним лет в вампирском обличии дают возможность как следует поразмышлять. Я был свидетелем событий, о которых вы могли даже не слышать в силу их политкорректности. Вот, к примеру, вы хотя бы знаете, что Влайдек второй умер не своей смертью, а в результате хорошо спланированного заговора?

— Неужели? — заинтересованно поднялась бровь у Клоина.

— Да-да, имел место быть тайный заговор с целью свержения существующего строя. А знаете, кто его организовал?..

— И кто? — после недолго молчания спросил вор.

— Глава Ордена.

— Не может быть, — замотал головой парень. — Инквизиция бы на такое не пошла.

— Инквизиция — нет, а Тобольг Ируйский — почему бы и нет… Политика — дело грязное.

— Но они же мнят себя святыми. А такие люди не убивают без причины, — снова вклинилась в разговор девушка.

— Инквизиция уже давно перестала блюсти устав священнослужителей. После того, как они откололись от храмовников, то стали постепенно превращаться в кровожадных фанатиков. Нам, вампирам, еще стоит поучиться их жажде убийств, — незнакомец усмехнулся.

— Тем не менее нет никаких доказательств, что Влайдека Второго убил именно глава Ордена, — вернулся к теме Клоин. — Хотя чего я их оправдываю? Мне они тоже опостылели, как невесть что.

— Да это уже и неважно. Прошлое должно оставаться прошлым.

— Это верно, — согласился вор.

— Ага, а вот и хозяин казематов, — как-то устало перевел тему вампир.

И через мгновенье Наринна и Клоин услышали отдаленные шаги. Дверь противно скрипнула и жалобно хлопнулась о стену. Звук шагов стал более отчетливым. Кто-то явно приближался к их камере. Оба уже готовы были узреть тощий силуэт некроманта, но…

— Наргх? — девушка озадаченно уставилась на приблизившегося к решетке демона. — Ты… он тебя отпустил?

Демон молчал, лишь глаза отражали небывалую печаль и едва переносимые страдания. Он смотрел на товарищей так, будто видел их в последний раз. Его всегда сияющее надеждой лицо потускнело, как небо перед грозой.

Рядом с Наргхом появился Орлинав. Бледное лицо довольно ухмылялось, костлявая рука подпирала подбородок.

— Кого ты желаешь иссушить первым, Гирлан? — спросил маг, разглядывая новых пленников.

— Неужели ты решил побаловать меня свежей кровью, изверг? — с явным сомнением спросил вампир.

— Сегодня у меня хорошее настроение. Выбирай кого хочешь, — некромант махнул костлявой рукой в сторону камеры с новыми пленниками.

— Наргх, что происходит? — прошептала девушка.

Ответа не последовало.

— В таком случае ты не сможешь подчинить меня еще несколько месяцев, — сказал Гирлан.

— Не волнуйся, теперь у меня появился новый интерес. Ты можешь прозябать в камере сколько угодно. Придет время, и ты сам поймешь, что служить мне — участь более приятная, чем сидеть в заточении годами. Я буду подкармливать тебя, чтобы ты не впал в кому. И продлится это до тех пор, пока от безделья и скуки ты не начнешь сходить с ума… — Орлинав гнусно улыбнулся.

— Ублюдок! — зло прошипел вампир.

— Отбросим любезности. Так кого ты выбираешь? Парня или девку?

Гирлан недовольно рыкнул, в темноте что-то замаячило. Мертвецки бледное лицо снова приблизилось к блестящим прутьям.

— Я выбираю… — потухшие глаза внимательно осмотрели сначала парня, потом девушку. — … парня. Он туп, как дерево. А девушка хоть что-то знает, с ней будет интересно пообщаться.

— Ах, ты гнусный выродок! — прошипел Клоин, лицо обидчиво сморщилось.

— Так тому и быть! — зловеще проговорил некромант. Ладонь устремилась вверх, и дверь камеры, где сидели пленники, звякнув, отворилась. Цепи, что сковывали руки Наринны, сами собой расцепились, и девушка, освободившись от стальных пут, шмякнулась на пол.

— Ты не понял, — возмутился вампир. — Я выбрал парня.

— А с чего ты взял, что я сделаю так, как угодно тебе? А? Я всегда делаю только то, чего желаю сам… Демон, поднеси ее поближе к этому кровососу.

Наргх беспрекословно выполнил приказ, грубо схватив Наринну за шиворот и подтащив к решетке вампира.

— Посмотри на нее, вампир. Ощути ее запах. Запах ее крови. И запомни его, потому что на вкус ты ее никогда не попробуешь…

— Наргх, да что с тобой? — в ужасе глядела девушка на своего спутника, мертвой хваткой вцепившегося в воротник.

— Наргх, какого демона ты делаешь? — вскричал Клоин. — Ты же с нами! Что он сделал с тобой? Очнись уже!

— Заткнись, смрадная гниль! Не смей мешать мне! — рявкнул некромант, большой палец руки дернулся, и парень, схватившись за горло, закашлялся.

— Наргх, что же это такое происходит? — шептала девушка, глаза ее пылали страхом, руки дрожали то ли от слабости, то ли от неимоверного испуга.

— Прости… — еле слышно прошептал демон.

— Ну что, кровосос, ты запомнил запах ее крови?

— Чего ты добиваешься? — прозвучал холодный голос вампира.

— Я хочу, чтобы ты страдал!.. — единственный глаз некроманта прищурился, лицо озарила зловещая улыбка. — Демон! Убей ее!

Глаза Наринны расширились, она поглядела на Наргх, как на безжалостного палача. На лице тем не менее еще томились остатки надежды.

— Нет, — тихо изрек Наргх.

— Что? — недовольно нахмурился Орлинав. — Как ты смеешь перечить мне, смрадная отрыжка Бездны?

Некромант вновь поднял костлявую руку, ладонь изогнулась в непонятном жесте. Наргх глухо рыкнул, глаза помутнели от едва сдерживаемого страдания. Но он не умирал и даже не испытывал боль — ее как-никак можно стерпеть. Пыткам подвергалась душа, то единственное, чем стоило дорожить в этом мире. Она разрывалась в огненной стихии, переживая невыносимые страдания. Воля крошилась, как труха, разум плавился, как лед на солнце. И демон не выдержал.

— Убей ее! Я! Приказываю! Тебе! — грохотал повелевающий голос некроманта.

— Нет, Наргх! Нет! Пожалуйста! — мотала головой Наринна.

— Прости! — в отчаянии прошептал Наргх. Опустошенные и наполненные болью глаза закрылись. Шесть острых когтей резким толчком вонзились в живот юной алхимички, пропоров тонкое тело насквозь. Девушка сдавленно вскрикнула, дрожащие руки обхватили запястье Наргха, сжали его, будто пытаясь оттолкнуть от себя, да с такой неженской силой, что демону даже стало больно. Из глаз, наполненных страхом и уже лишившихся надежды, тонкими струйками потекли слезы, протаранивая дорожки на грязном лице. Закапали на пыльный пол, орошаемый крупными каплями крови.

— Вдыхай запах ее крови, вампир! Наслаждайся! — в голосе некроманта звучал смех.

Гирлан прислонился к прутьям решетки, вытянул бледную руку, безрезультатно пытаясь дотянуться до вожделенной пищи. Засопел, потом зарычал как зверь, обнажив длинные клыки. Вид свежей человеческой крови мучил его, будоражил и без того томительную жажду. Из спокойного и мудрого вампира он превратился в дикое животное.

Клоин же глядел на происходящее, открыв рот и беззвучно шлепая губами. Все произошло так стремительно, что он не успел ничего понять. Осознание случившегося приходило постепенно, с каждым мгновением обрушивая на сознание молодого вора жуткие факты: Наринна мертва, и убил ее, причем сделав это крайне безжалостно, их опора и надежда Наргх.

Но Наринна была еще жива. Она хрипло дышала, с каждым мигом ощущая, как жизнь вытекает из нее вместе с кровью. Становилось холодно, ног она уже не чувствовала, лишь тупая боль пульсировала где-то в глубине живота.

Находясь в агонии жажды, Гирлан метался по камере, как умалишенный в припадке. Схватился за прут решетки и тут же взвыл, отняв обожженные руки от убийственного металла — прутья были скованы из серебра. Боль вернула ему рассудок.

— О, демоны Бездны! За что ты мучаешь меня, некромант? — взмолился вампир, держа дымящиеся ладони так, словно прося о пощаде.

— Ты знаешь, кровосос. Подчини мне свою волю! Признай хозяином, и тогда ты сможешь испить человеческой крови.

Но тут сцену, перекрещенную столькими событиями, нарушил шум, исходящий откуда-то со стороны лестницы. Наверху что-то громыхало, ревело и скрежетало. Потом раздался звук падающего по ступенькам чего-то увесистого. И, наконец, к ногам Орлинава подкатилась мохнатая голова шарна — того самого, что привел нерадивую троицу.

У входа в казематы появился высокий человек в походной одежде. Черты лица строгие и ровные, взгляд уверенный. Он быстро осмотрелся, поймал взглядом некроманта и проговорил:

— Ах вот ты где прячешься, навозный червь! Как и позволено всем скользким тварям, ползаешь под землей.

— Кто ты такой? И как… как ты пробрался сюда? — злобно взревел Орлинав, пронзая взглядом наглеца.

— Да ты, я вижу, совсем потерял рассудок, плешивый ублюдок! — выплюнул усмешку незнакомец. — Неужели ты забыл меня? — и лихо сорвал с себя накидку.

— Артий? — недоверчиво сощурил глаз Орлинав. — Что ты делаешь на Оруше? Тебя же изгнали несколько лет назад.

— Не твоего, паршивый ты пес, ума дело, — рявкнул маг. — От тебя мне нужно только одно — скажи, как мне найти Агниуса Фоншоя?

— Ты без приглашения ворвался ко мне в башню и обезглавил слугу. И еще смеешь что-то требовать? Да будь ты проклят! — ярость била ключом из некроманта. — Демон, убей его!

Наргх мгновенье стоял на месте, просчитывая ситуацию. Орлинав немного ослабил давление на волю, вернув на какое-то время способность мыслить самостоятельно. За доли секунды он должен был решить, что и как делать, да и осознать только что им совершенное. Но не успел. То что некромант ему дал, вскорости и забрал.

— Демон! Я сказал, убей его! — громыхнул приказ в голове Наргха — и это было все, что двигало им в следующий миг. Наргх рванулся к новой жертве, обнажив готовые безжалостно резать и кромсать когти.

Артий резко выставил руку ладонью вперед, губы едва заметно зашевелились. Демон врезался в невидимую стену буквально в полулокте от руки мага. Оказавшись распластанным на полу, он тут же вскочил, встряхнул головой, пытаясь понять, что произошло. И снова кинулся на поражение. Опять выставленная ладонь, опять удар о незримую преграду.

— Ты идиот, Орлинав! — усмехнулся Артий. — Неужели ты думаешь, что призванный тобой молодой демон способен справиться со мной? На вызов более могущественного существа не хватило сил? Или ты опять струсил? Побоялся, что не сможешь совладать с более могущественным существом?

— Заткнись, смрадная гниль! Я его не вызывал, он сам пришел ко мне.

— Сам? — искренне удивился маг. — Да ты что, совсем рехнулся, старый пень? С каких это пор тебя навещают демоны?

— Убей его, Наргх! Разорви в клочья! — в ответ вскричал некромант.

Демон снова бросился на соперника, но очередной взмах ладони ударил невидимым молотом прямо по голове, да так, что искры посыпались из глаз. Но маг на этом не остановился — в ход снова пошла незримая стена, в сей раз обрушившись невидимым тараном. Как только Наргх не старался, но вырваться не мог. Его давило неимоверной силой, пока не прижало к противоположной стене подземелья. Демон дергался и извивался как змея, но все было тщетно. Он словно застрял в узком проходе между огромными валунами.

— Ах, ты гнусный выродок! — ругнулся некромант, вскинув костлявую руку. Большой палец привычно дернулся.

Артий недовольно сморщился, помахал ладонью, словно отгоняя назойливых мух. И уверенно ринулся к Орлинаву. Лишь успел тот отступить на шаг, как маг схватил его за горло и прижал к решетке, за которой томился, скрывшись где-то во тьме, Гирлан.

— Я пришел сюда не для того, чтобы играть с твоей зверушкой. И уж точно не для того, чтобы лицезреть твои жалкие попытки обороны. Я лишь хочу знать, где найти Агниуса Фоншоя.

— Кого? — прохрипел некромант.

— У тебя стало плохо со слухом?.. Мне нужен твой учитель. Агниус Фоншой. Где он сейчас?

— Я не знаю, — в отчаянии пробулькал Орлинав.

— Как не знаешь? — наигранно удивился маг. — Вы же были так близки.

— От… пус… ти… — прокряхтел побледневший некромант, обхватив обеими руками запястье Артия.

Артий несколько секунд задумчиво пялился на беспомощного одноглазого старика, что в данный момент больше походил на труп, чем на опытного некроманта. Потом хватка ослабла, и тело Орлинава медленно скатилось по блестящим прутьям на пол.

— Только не вздумай опять вытворять свои дешевые фокусы, иначе я вырву тебе кадык и заставлю твоего цепного пса сожрать его у тебя на глазах, — маг кивнул в сторону прикованного к стене демона.

Орлинав что-то невнятно прохрипел, но сопротивляться уже явно не собирался.

— А теперь попробуем в третий и последний раз: как найти Агниуса Фоншоя?

— Я не знаю, где он сейчас. Никто не знает. После того, как Орден разрушил Гильдию, он пропал. Потом несколько раз появлялся в разных местах, убивал и карал. А затем просто исчез. Это было восемь лет назад, с тех пор я о нем ничего не слышал.

— Неужели совсем ничего? — недоверчиво сощурился Артий.

— Ну… не знаю, насколько это правда, но я слышал, что ему удалось разгадать секрет Книги Эпох. Поговаривали, что он даже смог успешно воспользоваться хранящимися там знаниями и открыл «Дорогу в никуда».

— Дорогу в никуда? Это же миф. Магия времени умерла вместе с древними чародеями.

— Это все, что я о нем знаю. Все слухи и сплетни. Насколько они правдивы, мне неизвестно, — некромант с беспомощной ненавистью глядел на старого знакомого.

— Раз уж так, то с тебя достаточно, — заключил Артий, разминая ладони. — Если Агниусу удалось открыть этот легендарный портал, то искать в этом мире его бесполезно. Точнее, в этом времени. И если ему удалось воспользоваться знаниями Книги Эпох, то, значит, под силу и мне. Нужно только разыскать эту книгу.

— Это невозможно. Их было всего три экземпляра. Одну, скорее всего, забрал с собой Агниус, вторая сгорела в гильдейской библиотеке во время штурма, а где третья — никто не знает. Ты не найдешь ее, а значит и не отыщешь Агниуса. Твоим планам не суждено сбыться, — некромант гадко захихикал.

— Возможно, и не суждено. Но тебя, мерзкий выродок, это уже никак не касается, — и тут в руке Артия возникло длинное блестящее лезвие. — Потому что сейчас я очень медленно и мучительно отделю твою мерзкую плешивую башку от не менее мерзкого и уродливого тела.

— Смрадная гниль! — взревел Орлинав, схватив обидчика за руку, но Артий лихо вырвался из слабой хватки. Резкий взмах, и лезвие полоснуло прямо по горлу некроманта.

Орлинав зашипел, кровь закапала на пол. Костлявой рукой он схватился за горло, нормальной же безрезультатно пытался добраться до своего палача.

Снова хлесткий удар по горлу, потом еще один. И еще. Кровь хлестала из многочисленных порезов, как сок из спелого фрукта. Некромант хрипел, пуская красные слюни, в полном ярости глазу буйствовали гнев и страдание. Артий же смотрел на корчившегося старика без тени сожаления. Он ждал, пока тот умрет.

Когда Орлинав издал последний хриплый выдох, что-то тяжелое шмякнулось на пол. Маг поднял глаза и увидел, как у противоположной стены, рыча и мотая головой, лениво поднимался на ноги демон, о котором он, увлекшись издевательством над некромантом, совсем позабыл.

— Ах, еще с тобой разбираться, плевок Бездны! — досадно скривилось лицо Артия. Ладони же тем временем уже совершали какие-то манипуляции — маг готовил очередное заклинание.

— Нет! Остановись! — вскинул одну руку Наргх, второй же стискивал грудь, что еще ужасно болела от недавнего сжатия.

— Ты заговорил? — удивленно сощурились глаза Артия.

— Не убивай меня, человек! Я не желаю тебе зла!

— Что? — удивления в глазах Артия прибавилось. — Демон, не желающий зла… Звучит поэтично, но совершенно неправдоподобно.

— Это правда. Он не такой, как остальные демоны, — послышался из недр камеры голос Клоина.

— А ты кто такой? — повернулся к нему маг.

— Я его товарищ. Мы путешествовали вместе. Если не веришь, можешь проверить меня своими магическими фокусами, и ты поймешь, что я не одержимый.

— Это верно, — вглядываясь в ауру парня, согласился Артий, и тут же перебросил взор на демона. — А твоя аура весьма странна… Ты не такой, как твои сородичи. И как я сразу этого не заметил?.. Но ты демон, а значит, можешь дурачить меня.

— Нет, человек, делать этого я не собираюсь, — убитым голосом проговорил Наргх, присаживаясь на корточки рядом с Наринной. — За сегодня я итак совершил слишком много скверного.

— Наргх, она… мертва? — осторожно спросил вор.

Демон глядел на побледневшее лицо спутницы, стараясь уловить в полуоткрытых глазах хоть капельку жизни. Но он чувствовал, что она уже не дышит, ощущал это и своим демоническим чутьем. Разум же верить в случившееся напрочь отказывался.

Артий, окончательно осознав, что ему здесь уже ничего не угрожало, успокоил разгорячившиеся магические потоки и опустил руки. Ситуация, в которую он невольно попал, вызвала в нем немалый интерес.

— Итак, я вижу, что здесь творится что-то из ряда вон выходящее, — сказал он. — Объясните мне, кто вы такие, и как попали в эту башню.

— Долгая история. Лучше сделай милость: избавь от цепей, — попросил Клоин.

Артий несколько секунд постоял без движения, раздумывая над тем, стоит ли выполнять незатейливую просьбу парня, потом подошел к нему. Ладонь свернулась крючком и в ней тут же возник сверкающий кинжал. Им маг полоснул по цепям. Металлические звенья, тяжело гремя, разорвались, как тонкие веревочки под ударом острого клинка.

Клоин упал, едва успев выставит вперед локти. С кряхтеньем встал, потер отекшие запястья, скупо бросив:

— Спасибо.

Чуть прихрамывая он подошел, к склоненному над бездыханным телом девушки демону.

— Она мертва, — убитым голосом изрек Наргх. — И убил ее я.

— Даже не знаю, что сказать, — тяжело вздохнул Клоин. — Все случилось так быстро… Ты… он подчинил тебя?

— Да. Это было ужасно. Я не мог бороться. Вообще ничего не мог.

— Это все, конечно, очень печально, но не забывайте, что спас вас от этого куска гнилья именно я. И сейчас я не просто прошу, а уже требую, чтобы вы мне объяснили, что…

— Человек, — громыхнул голос демона. Он резко встал и повернулся к магу. — Я искренне благодарен тебе за содеянное. Если бы не ты, я бы убил и Клоина тоже, а сам бы по-прежнему страдал, — он шагнул к Артию, но тот резко отступил, выставив ладонь вперед.

— Не подходи! — почти крикнул он. — Ты — демон. И не думай, что после пары плаксивых фраз я стану доверять тебе.

— Хорошо, человек, — Наргх замер. — Я понимаю. Я уже привык к подобному отношению… Я расскажу тебе все…

И демон в очередной раз поведал очередному человеку о своей тяжкой судьбе. Правда, на сей раз не вдавался в подробности, из-за чего рассказ получился скомканным и сухим. Без эмоций и чувств. Одни факты. И Клоин не пытался вставить комментарий, он вообще никого не слышал. Страсти улеглись, и он сейчас уныло созерцал тело их бывшей спутницы, вспоминая давно погибшего брата.

— Случай, конечно, интересный, — после недолгого молчания проговорил маг. — Из твоего рассказа, следует, что наши с тобой цели совпадают. Мы ищем одного и того же человека.

— Да, Агниуса Фоншоя, — кивнул Наргх. — И поэтому я предлагаю начать искать его вместе.

— Не вижу особой необходимости брать тебя с собой.

— Я хорош в бою. Могу защитить тебя от кого угодно…

— Неужто? — осклабился маг. — Пока что в защите нуждался только ты.

— Кроме магов, конечно. Они, как выяснилось, оказались мне не по зубам, — виновато опустил голову демон.

— А с остальными я справлюсь и сам.

— Я умею охотиться…

— Да хватит тебе, Наргх, — влез в разговор Клоин. — Не напрашивайся. По-дурацки выглядишь.

— Твой друг прав, — согласился с парнем маг. — Демоны себя так не ведут.

— Я уже объяснял, что я не такой, как остальные.

— Все пустые разговоры ведете, — вдруг раздался ласковый голос вампира. В пылу драки все как-то позабыли о нем.

— А это кто? — удивился Артий. Новый собеседник до сих пор скрывался во тьме.

— Ах, ну как же… Мы совсем о нем забыли. Наш общий кровососущий друг. Сначала пытался произвести хорошее впечатление, но на деле оказался ублюдком, — зло скривилось лицо вора.

— Кровососущий? Вампир, что ли?

— Да, та еще тварь! — кивнул Клоин.

— Да будет вам, господа, — совсем не обиделся Гирлан, во тьме за решеткой что-то мелькнуло, к прутьям приблизилось бледное лицо. — Вы блуждаете в сомнениях, пытаясь отыскать струйку истины в хаотичном потоке лжи. Я могу помочь вам.

— Помочь? В чем? — спросил маг.

— Я стал невольным слушателем вашего разговора. Вы оба ищете одного человека, который воспользовался благами древней магии Книги Эпох. Два экземпляра этого фолианта утрачены, но третий… Я знаю, где отыскать его.

— Продолжай, — заинтересованно сощурился Артий.

— Третий экземпляр испокон веку хранится в тайной библиотеке Имперского Архива.

— Не может быть, — замотал головой маг. — В свое время гильдейцы проводили тщательную проверку всех библиотек Мирании. Все мало-мальски связанные с магией книги и рукописи изымались.

— Верно, но до тайной библиотеки они не добрались. Потому что не знали о ней.

— Сомнительно все это, — недоверчиво покосился на вампира маг, в задумчивости потирая щеку. — Тогда объясни, где она находится и как в нее попасть.

— Находится она, как не трудно догадаться, в Анаграде в тайных катакомбах Имперского Архива. Но попасть туда так просто не получится…

— Ох, вампир, вампир… — покачал головой Артий. — Ты лучше не юли, а скажи прямо, чего тебе от нас надо.

— Хорошо! — согласно закивал Гирлан. — Я хочу, чтобы вы освободили меня, а я вас за это проведу в тайную библиотеку.

— У меня есть встречное предложение: ты объяснишь, как туда попасть, а я за это тебя не убью.

— Нет, нет, нет! — заулыбался вампир. — Даже если я потеряю рассудок и все расскажу, вы все равно без меня в нее не попадете. Вход туда открыт только для избранных.

— Неужто сам избранный перед нами? — усмехнулся Артий. — Вот я сейчас прижму тебя к стенке, и вмиг все твои уникальные знания вместе с избранностью вылетят наружу.

— Думаешь, пытками сможешь добиться результата? Не получится. Орлинав несколько месяцев пытался подчинить меня — не вышло. Я же предлагаю тебе сделку, выгодную для всех.

— Я думаю, ему доверять не стоит, — вклинился в разговор Клоин. — Сейчас мы его освободим, а он и сбежит.

— Верно подмечено, — согласился с парнем маг. — Сбежать то он, конечно, не сбежит — жизнью поплатится, но попытаться может. А зачем нам лишние хлопоты?

— Да что ж вы, господа, во мне совсем чести не видите?! — развел руками вампир. — Я за добро расплачиваюсь только добром.

— Хех, еще одно праведное существо из Бездны, — лениво улыбнулся вор. — Развелось вас в последнее время…

— Вот что сделаем: ты дашь кровную клятву в том, что после того, как я тебя освобожу, ты в точности выполнишь свою часть уговора, — предложил Артий.

— Кровную клятву? — посерьезнел вампир. На мгновенье умолк, но вскоре неохотно изрек. — Хорошо. Я дам вам кровную клятву.

Артий довольно улыбнулся. Вытянул руку, подтянул манжет рукава. В другой руке возникло лезвие, им тут же полоснул по запястью. Несколько капель брызнуло на пол.

— Именем крови, клянусь, что после освобождения из заточения я провожу вас до тайной библиотеки и помогу в поиске Книги Эпох, — проговорил Гирлан осторожно просунув руку меж серебряных прутьев. Резким движением другой руки он царапнул когтем по запястью. Несколько капель крови воссоединились с уже пролитой кровью Артия.

— Прекрасно. Вот теперь я могу хоть на что-то рассчитывать, — удовлетворенно изрек маг.

— Подожди-ка! Ты собираешься его отпустить? — возмутился Клоин.

— Да.

— Но он же опасен…

— Он дал клятву крови. Вампиры не нарушают ее.

— Да в Бездну клятву! Он же вампир! И не пил кровь уже несколько месяцев. И он хотел сожрать меня! А если мы его освободим, то он незамедлительно воспользуется свободой и нападет на кого-нибудь из нас.

— Ну… пару глотков крови мне бы не помешали, — честно признался Гирлан. — Я надеялся, что кто-нибудь из вас поделится со мной.

— Да никогда! — взбунтовался парень.

— Да, вампир, здесь ты перегибаешь палку, — согласился с вором маг.

— Ну же, господа, я обессилен. Не далек тот день, когда я впаду в кому. Вы должны понять, — пытался призвать к рассудку Гирлан.

— Нет, моей крови ты не получишь! — строго заявил Артий.

— А я скорее сдохну, чем подпущу твою клыкастую морду к своей шее, — поддержал его вор.

— Я дам крови! — прогрохотал голос Наргха. Все это время он молча слушал в стороне, наблюдая за раскатом страстей.

Несколько мгновений царила полная тишина.

— Ты не лжешь? — раздался голос вампира.

— Нет. Если ты действительно сможешь помочь, то я не пожалею для тебя крови.

— Интересно, — мертвые глаза кровососа жадно блеснули. — Это даже лучше, чем я предполагал. Я согласен.

— Ну тогда за дело, — проговорил маг.

В руке Артия снова возник всеразрушающий клинок. Несколько ударов, и серебряные прутья со звоном попадали на пол.

Гирлан медленно, стараясь не касаться убийственного металла, пролез сквозь образовавшийся проем. Выпрямился. Вне камеры он казался крупнее. Высокий, худощавый, облачен в темное одеяние, обильно покрытое пылью и паутиной.

— Свобода… Наконец-то! — протянул он, обнажая длинные клыки в кровожадной гримасе.

В следующую секунду он уже был позади Наргха. Демон не успел осознать, а холодные клыки уже впились в его мускулистую шею. Минуло несколько мгновений, и Гирлан отринул от Наргха.

— Какое же блаженство! — удовлетворенно ухмыляясь, он уже вытирал подбородок. — Кровь демона — блюдо для избранных.

Наргх схватился за окровавленную шею — она не болела, как, казалось бы, должно было быть, но начала неимоверно зудеть. К тому же удивительно быстро потянуло в сон. Перед глазами все поплыло, как при внезапном опьянении.

— Не волнуйся, демон. Яд скоро рассосется, и зуд пройдет.

Клоин же глядел на происходящее, нервно глотая слюни. Ненавистный вампир оказался, помимо всего прочего, еще и невероятно быстр. Не успеешь охнуть, а он уже позади тебя и впивается клыками в шею.

— Ты закончил? — спросил Артий, с отвращением наблюдая за происходящим.

— Да. Можем, наконец, покинуть эту опостылевшую башню. И вперед, в Анаград!

— Не спешите, — перебил Клоин. — Нужно сначала похоронить Наринну.

— Не вижу смысла этого делать, — возразил маг.

— Нет, бросать ее здесь — кощунство. Тело покойника должно лежать в земле.

— Может быть заодно похороним и Орлинава? — ухмыляясь, предложил Гирлан.

— Нет уж, — затряс головой парень. — Этот ублюдок пускай догнивает здесь.