Со времени тех роковых событий в башне некроманта минуло уже больше двух недель. И все это время четверо путников неуклонно двигались в направлении столицы. Почти все населенные пункты они обходили стороной, а в тех немногих, в кои все-таки заворачивали, задерживались ненадолго — купить припасов и заменить лошадей. За весь период путешествия ночевали лишь дважды — и то украдкой, всего несколько часов. Наргху то было все ни почем. Маг, чтобы не выдыхаться, использовал магию. Вампир, так тот вообще бессмертен, уж, наверное, и позабыл, что такое усталость. А вот Клоин… ему доставалось за всех четверых. Две недели в пути, и почти все это время в постоянном движении. Сон и перекус — на ходу, прямо в седле. Бедный вор за это время вымотался, как каторжник на каменоломне. Его постоянно тянуло в сон. От накопленной усталости мир поблек. Аппетит пропал. Хотелось только одного: как следует отдохнуть в нормальной обстановке.

Вот и сейчас его лошадь плелась самой последней. Сам же парень, обхватив скакуна за шею, дремал, слегка посапывая.

— Клоин, а Клоин, — окликнул вора вампир. — Достань карту, сверься с местностью, а то я давненько не бывал в этих краях. Малость запамятовал.

— Отстань, кровосос, — буркнул Клоин, недовольно сморщившись. Он чутко реагировал почти на каждый звук.

— Отстану, только, будь любезен, дай карту. Тебе она все равно ни к чему — всю дорогу бесполезным грузом тащишься.

— На! — неуклюже швырнул карту в Гирлана парень.

Вампир ловко перехватил ее на лету и тут же развернул, косо поглядывая на парня и гадко ухмыляясь.

— Какие же вы, люди, все-таки слабые, — с усмешкой процедил он. — Всего-то пару недель без сна выдержать не можете.

— Я всегда говорил, что они слабые, — согласился с ним демон. — Им нужно спать каждый день. Иначе они не могут.

— Да что тут говорить, хилый народ, — подытожил вампир.

— Зато мы не питаемся кровью и не прячемся от солнца, — начал оправдываться Клоин. — И рожи у нас нормального цвета, а не бледные как поганки.

— За бессмертие нужно расплачиваться, — нисколько не обиделся вампир. — Лучше вечно питаться кровью, чем жалкие лет шестьдесят-семьдесят — травой и несвежим мясом. Да еще в довесок из этого неполного века болеть добрую половину жизни. Нет, ваши преимущества меркнут перед нашими.

— Зато нас не преследуют всю жизнь и не пытаются спалить в огне, — вынес аргумент парень, но тут же осекся. По иронии судьбы именно их сейчас и преследуют, при этом, наверняка, яростно желая сжечь на костре.

— Да? Значит мы совершенно зря стараемся не заходить в деревни и города и сторонимся инквизиторских патрулей, — издевательски осклабился вампир.

— Да отстань ты! — обиженно махнул рукой парень, снова уткнувшись в пушистую гриву коня.

Бледное лицо Гирлана озарила победоносная улыбка. Последние несколько дней он частенько пытался задеть парня по тому или иному поводу. Он чувствовал, что Клоин по-прежнему боится и недолюбливает его. Вампира это забавляло. К тому же сам Гирлан чувствовал себя превосходно. Солнце в последние дни выглядывало не часто, поэтому ему не приходилось постоянно кутаться в плащ. Да и питание, что уж тут скрывать, отменное. Этот странный демон благородно соглашался поить его своей кровью чуть ли не по каждому требованию. Впрочем, питался вампир редко — раз в четыре-пять дней. Кровь демона — еда питательная и сытная. Доселе изголодавший организм уже давно восстановился.

— Я вижу, ты не такой человек как все, — заговорил с Артием Наргх.

— Правильно видишь, я маг, — кивнул тот.

— Это понятно, но ведь маги тоже люди. Они должны спать и есть каждый день. Ты же не спал уже несколько дней, а когда ел — вообще не помню.

— Ты прав, этот мир полон чудес, — уклончиво ответил Артий.

Наргх нахмурился. Вот уже полтора десятка дней они путешествовали вместе, а он практически ничего не знал об этом человеке. И с каждым днем он казался ему еще более подозрительным. Говорил мало и неохотно, постоянно уходил от ответов. Вот Гирлан — другое дело. Вампир уже успел рассказать историй на добрую пару книг. Они с Клоином во многом похожи, может поэтому и не ладили.

— Почему ты не хочешь ничего рассказать о себе? — задал вопрос в лоб демон.

— Обо мне вы знаете достаточно, — снова запел старую песню Артий. — Я маг, член когда-то могущественной, а ныне лежащей в руинах Гильдии…

— Мне это известно. Не надо начинать сначала, — перебил его Наргх. — Но почему тебя не было в Мирании, когда Гильдия пала?

— А с чего ты взял, что меня тогда не было? — резко посмотрел на демона Артий.

— Потому что ты спрашивал у Клоина и Гирлана о таких вещах, о которых знаю даже я, хотя сравнительно недавно попал в этот мир.

— Прозорливостью ты не обделен, — с некой похвалой изрек маг. — Да, ты прав. Меня тогда не было в стране. В Миранию я прибыл совсем недавно.

— И где же ты был? — осторожно спросил демон, особенно не надеясь на ответ.

Артий молчал. Смотрел куда-то вдаль и молчал. Думал. Наргх уже решил, что он в очередной раз проигнорировал вопрос, и уже начал размышлять о своем, как вдруг маг заговорил:

— В изгнании.

— Что?

— Все это время я был в изгнании, — сухо повторил маг.

— Как в изгнании? — искренне удивился такому ответу Наргх. — Ты же маг. А магов разве изгоняют?

— Хех… — криво усмехнулся Артий. — Ты так хвастался познаниями о жизни миранийцев, но даже не знаешь таких простых вещей… Изгоняют ли магов?.. Вполне. Как видишь, твоя судьба не столь уникальна.

— Но за что? — все еще не мог поверить в услышанное Наргх.

— Уж поверь, не за добрые дела, — уклончиво ответил маг.

— Ты совершил что-то плохое?

— Можно и так сказать, хотя там собралась целая вереница дел. Все начиналось хорошо, я бы даже сказал, — замечательно. Но один неверный шаг — и все кануло в лету.

— Я тебя не понимаю. Ты можешь изъясняться четче? Что конкретное ты натворил?

— Я почти совершил открытие века, — с неким воодушевлением изрек Артий. — Но вот именно, что «почти». Неправильно его преподнес, точнее ошибочно. И все потерял. Хотя, если бы тогда все прошло успешно, сейчас я бы вряд ли разговаривал с тобой.

— Думаешь, погиб как и остальные гильдейцы во время войны?

— Нет, ты что, — возмущенно поглядел на демона маг. — Я бы не допустил победы этого вшивого Ордена. До сих пор не могу понять, как этим недоноскам удалось свергнуть власть Гильдии.

Наргх мысленно усмехнулся, дивясь столь завышенному мнению спутника о себе. Вслух же он произнес:

— И все-таки что ты мог сделать такого, за что тебя изгнали?

— Знаешь, демон, Кодекс Гильдии предусматривает множество деяний, за которые маг может получить ссыльную, — снова уклонился от ответа Артий.

— Послушай, человек, если твое прошлое столь ужасно и ты не желаешь о нем говорить, то я не стану мучить тебя расспросами. Но если же ты боишься, что оно каким бы то ни было образом сможет повредить твоей репутации, то будь спокоен — этого не случится. Мы с Клоином навидались всякого, и один маг-изгнанник с преступным прошлым не совершит в нашем мировоззрении переворота, — выдал на одном дыхании Наргх, сам дивясь, откуда он так лихо научился подбирать слова.

Повисло молчание. Артий снова задумался.

— Знаешь, демон, а ты все-таки прав, — вдруг заговорил он. — Я расскажу тебе свою историю. Ведь по большому счету в ней нет ничего такого, за что мне действительно было бы стыдно.

— Я слушаю, — стараясь не выдавать заинтересованности, произнес Наргх.

— Да, меня изгнали. И случилось это из-за моей мальчишеской амбициозности. Понимаешь, демон, в свои тогда неполные тридцать лет я совершил грандиознейшую вещь — открыл новый вид магии.

— Как открыл? Разве до этого не все виды магии были известны?

— В том то и дело, что все. Но честно сказать, я немного покривил душой. Я не открыл, но крайне удачно смешал два существующих вида. Созидательную и иллюзорную. Именно я научился создавать настолько реальные иллюзии, что их ни физически, ни магически нельзя было отличить от настоящих предметов.

— Не совсем понимаю, — недоуменно нахмурился демон.

— Понимаешь, магия иллюзий — это способность сотворить иллюзию практически любого предмета. Эта магия бывает полезной, когда ты хочешь что-то замаскировать или скрыть от чужих глаз. Нечто похожее вы наблюдали у жилища Орлинава. Правда, там была обратная иллюзия, но не суть важно. Главное в магии иллюзий — изменить образ объекта, при этом не меняя его характеристик. Скажем на тебя можно наложить иллюзию человека. Ты будешь выглядеть для всех как человек, при этом сам по существу останешься демоном. Ты также сможешь пользоваться своими когтями и демоническими способностями. Вон на то дерево можно наложить иллюзию столба. Для всех оно будет столбом, но по сути останется деревом. Или, скажем, наложить на обычную ветку иллюзию кинжала. Выглядеть она будет устрашающе, но проткнуть ты ею сможешь разве что грязь. Понимаешь?

— Отчасти, — неуверенно кивнул Наргх. — Ты сказал, что на меня можно наложить иллюзию человека. Неужели я буду неотличим от вас?

— Да, но тут тоже есть минусы. Во-первых, иллюзии не вечны. Их постоянно нужно подпитывать магической энергией. Конечно, искусные маги способны накладывать иллюзии на долгие месяцы и даже годы. Но таковых и во времена Гильдии было немного, а сейчас и подавно не отыщешь. А во-вторых, практически любую иллюзию, даже мастерски наложенную, сможет распознать маг даже первого порядка. Поэтому все эти обманки создавались исключительно для отвлечения внимания простого люда.

Наргх понимающе закивал. Надежда пощеголять по миру под мороком человека задохнулось в зародыше.

— Другое дело — магия созидания, — продолжил лекцию Артий. — С ее помощью можно создавать предметы из чистых потоков магической энергии. Или, как говорят обычные смерды, — из ничего. Все магически созданные предметы в отличие от иллюзорных, материальны. Они обладают почти теми же характеристиками, что и их физические прототипы. Но главная загвоздка этой магии в том, что она очень сложна в познании, а на ее заклинания требуются коллосальные запасы магической энергии.

— То есть, чтобы создать, скажем, булыжник, нужно как следует потрудиться? — предположил Наргх.

— Именно, — поучительно ткнул в него пальцем Артий. — Той же порции магической энергии хватит магу воды на создание, скажем, сильного дождя на сравнительно большом клочке пространства. Но его искусственный дождь со временем испарится, а магически созданный булыжник будет лежать до скончания веков.

— Это все понятно, но в чем же заключалось твое открытие?

— Я соединил эта два вида магии в одно направление. Мои иллюзии — не просто эфемерное проявление магического мастерства. Они реальны. Моим кинжалом можно убить. В созданном мной бриллиантовом ожерелье даже искуснейший ювелир не распознает подделку. От магического взора они тоже защищены. Мои иллюзии не только меняли образ исходного предмета, но и его свойства. Единственный минус — кратковременность. В те годы я мог создавать иллюзии лишь на считанные минуты.

Наргх задумался. А ведь действительно, открытие Артия было полезным приобретением. Зачем таскать с собой тяжелые вещи, когда можно сотворить их прямо из сподручных предметов.

— И, кончено же, как следует попрактиковавшись, я решил предоставить свое открытие Коллегии Архимагов. Я долго репетировал речь, готовил заклинания. Не хотелось упасть лицом в грязь. Тем более мне сулил чин архимага — за подобные открытия маг любого порядка становился сразу на последнюю ступеньку гильдейской иерархии. Моя жизнь зависела только от меня, — Артий внезапно умолк. Лицо его стало печальным. Взгляд потускнел.

— И что было дальше? — в нетерпении спросил демон.

— Я выступил перед архимагами. Сначала все шло гладко, они заинтересовались моим открытием, во взглядах многих из них я видел даже уважение — этого не так-то легко добиться магу третьего порядка. Но потом, когда дело дошло до практики… я ударил лицом в грязь, а точнее — в кровь. С заклинанием что-то пошло не так, оно утратило стабильность. Я хотел сотворить из груды камней кучу яблок. Но вышло… нет, сначала камни действительно приняли вид яблок. Архимаги их разобрали, чтобы удостовериться в этом. И тут заклинание потеряло стабильность. Яблоки снова становятся булыжниками и… взрываются. Все, разом. Троим архимагам оторвало руки, один лишился половины лица, а двое погибли.

— Что случилось с заклинанием?

— Все дело в волнении. Все же новые заклинания нужно накладывать, будучи совершенно спокойным. Тогда я этого не учел. За такой проступок меня отдали под трибунал, где и решили отослать куда подальше. За убийство двух архимагов, могли, конечно же, и казнить. Но результаты расследования выявили, что в убийстве не было умысла, а за такое смертью не карают. Вот меня и изгнали. Вывезли в Теплый Океан и запретили возвращаться… Это было пятнадцать лет назад.

Артий снова умолк, погрустнев еще больше. Видимо с ностальгией вспоминал давние события.

— Что было потом? — снова спросил Наргх.

— Я поселился на Зеленых Островах, сдружился с местным племенем Шимбака. Кстати, многое перенял из их магии. Но попутно совершенствовал и свое новое искусство. Потом я случайно узнал от заплывших на острова моряков, что Гильдия пала и все былые устои рухнули. Я решил вернуться.

— Но зачем? Ведь ты должен был понимать, что оставшимся в живых магам придется не сладко, — поинтересовался демон.

— Меня тянуло назад. Хотелось как-то помочь. Всем тем, кто остался в живых. Понимаешь, демон, маг — это не только тот, кто творит чудеса. Маг — это мировоззрение. Нет бывших магов. Мы рождаемся обычными смертными, но когда становимся магами, то уже и умираем ими. Иначе не бывает.

— Слепая преданность своему делу, — констатировал Наргх. — Я знал такого человека. Он тоже мне помогал. Ролус Кинский. Именно он посоветовал нам идти к некроманту. Помнишь, я говорил о нем?

— Да. Алхимик. А погибшая девчонка — его ученица, верно?

— Да, — вздохнул демон, невольно вспоминая события двухнедельной давности. Он до сих пор не мог простить себе смерть Наринны. — Появись ты чуть ранее, она, возможно, была бы жива.

— Но не появись я вообще, вряд ли бы хоть кто-то остался жив.

— Тоже верно, — нехотя признал Наргх. Не то, чтобы он допускал хоть малейшую вину Артия в произошедшем. Его поражало хладнокровие. Но, быть может, все дело лишь в том, что маг не знал бедную девушку так, как знал ее демон.

Да что тут говорить! Наргх скучал по ней. Скучал по их извечным перепалкам с Клоином. Да и парень тоже грустил по Наринне. Демон ощущал это. Пускай их компания пополнилась новыми спутниками, но юной алхимички явно не хватало рядом.

— Тебе главное понять, что в смерти нет ничего плохого. Она — есть неотъемлемая часть жизни, ее завершающий этап, — попытался успокоить демона Артий.

— Тут ты не прав, человек, — уверенно замотал головой Наргх. — Смерть — не конец. После смерти душа человека попадает к нам, в Бездну, и все ее прежние представления о муках становятся лишь жалкой иллюзией того, что ее в действительности ждет. Я видел грешников, видел их бесконечные страдания. И поверь, ни один человек не назовет пребывание в Бездне приятным препровождением.

— Может быть и так, но такова структура мироздания. Не мы ее придумали, не нам с ней бороться, — пожал плечами маг.

Дальше ехали молча. Артий снова погрузился в свои мысли. Да и Наргх задумался. Невольно вспомнились наполненные слезами глаза Наринны, в которых едва теплились искорки надежды. Она до последнего вздоха уповала на то, что Наргх не причинит ей вреда. Даже когда он уже проткнул ее хрупкое тело когтями, даже тогда в ее взгляде ясно читалось, что она не верит в случившееся. Но он убил ее. Зарезал как барашка. Пускай не по своей прихоти, но он это сделал.

Нет, как бы кто что не говорил, но Наргх для себя однозначно уяснил, что в смерти нет ничего хорошего. Но к великому сожалению любая жизнь рано или поздно заканчивается. Даже демоны смертны. Да что тут! Весь мир тленен. Лишь неведомый Создатель, чей образ для Наргха был до сих пор затуманен, существовал до начала времен и останется после них. А все остальное рано или поздно станет прахом.

* * *

В трактире «Веселый хряк» было совсем не весело. Причина унылого состояния была банальна — вот уже второй час в питейном заведении пребывал советник Святого Ордена Инквизиции достопочтенный брат Лоренсо Муони. Трактирщик, озадаченный появлением столь нежданного гостя, печально глядел на пустеющий зал. Сегодня особой прибыли ждать не стоило.

Инквизитор сидел за дальним столом, обставившись бутылками вина, три из которых уже были пусты. Он снял доспехи и шлем, предоставив на всеобщее обозрение изуродованную половину лица. Рядом, тут же на столе, лежал инквизиторский меч. Темно-красный камень в эфесе таинственно поблескивал, словно глаз хищника, готовящегося к нападению.

Брат Лоренсо, с крупными мешками под глазами, постаревший за последние месяцы лет на десять, устало взирал своим единственным глазом на карту Мирании и задумчиво тер подбородок. Кое-где крестиками он пометил места, где по слухам видели или встречали демона. Почти все крестики были обведены кружочками — так обозначались районы, где он побывал и все досконально изучил. На данный момент оставалось всего несколько непомеченных территорий, но туда брат Лоренсо счел не наведываться, ибо понятно было и без того, что в тех землях незадачливый маг с цепным демоном только начал свой путь по стране.

За последние недели инквизитор и вовсе потерял след Агниуса. Ни новых слухов, ни очевидцев. Совсем ничего. И к нему начало подкрадываться отчаянье. В результате напрашивался лишь один неприятный вывод: брат Лоренсо упустил его из виду. Из этого следовало, что задание его святейшества провалено. Впервые в жизни. От этих мыслей становилось совсем тяжко.

Советник Ордена резким движением налил себе пол бокала вина и таким же быстрым взмахом руки вылил содержимое в рот. Икнул. Кашлянул в кулак. Голова закружилась еще пуще. С одним глазом это выглядело как-то по-особенному, не как прежде. Инквизитор откинулся на спинку скамьи, запрокинув голову и глядя в потолок. Одурманенные вином мысли брезжили где-то на задворках сознания, немногочисленные голоса посетителей таверны начала медленно отдаляться. И постепенно брат Лоренсо погрузился в сон.

Разбудил его неуверенный, но громкий голос трактирщика, деликатно предлагающий гостю отправиться в постель. Инквизитор приоткрыл глаз, чуть приподнялся, недобро глянул на потревожившего его корчмаря. Рука лениво махнула, дав хозяину заведения понять, что брат Лоренсо пока не нуждается в его услугах. Трактирщик тут же исчез.

Советник Ордена снова налил вина, выпил. Икнул. К горлу подкатила тошнота, но он ее сдержал. Снова налил, но пить не стал. Опустил взгляд на стол. Перед взором возникла треклятая карта Мирании с крестиками и кружочками. В голове опять закопошились уже знакомые неприятные мысли о проваленной миссии.

— Нет, так больше нельзя! — в сердцах воскликнул брат Лоренсо.

Пьяной голове тяжело думать, а пьяной и еще приближающейся к отчаянию — и подавно. Но нужно было принять хоть какое-то решение. Искать дальше — нет смысла, а вернуться ни с чем — такое брат Лоренсо не мог себе позволить. Хотя почему ни с чем? Он собрал кучу всевозможных слухов и сплетен. Хоть как-то, да поможет.

Обреченно вздохнув, советник Ордена осушил бокал и снова задремал.

Наутро голова раскалывалась на части, а руки тряслись, как у бывалого забулдыги. Кое-как нацепив доспехи, брат Лоренсо с превеликим трудом забрался на скакуна и отправился в дорогу. От поисков Агниуса с демоном он решил воздержаться, путь его теперь лежал в Анаград.