Получив некоторые наставления по поводу предстоящего дела, путники вскоре покинули кабинет Аппроксимо. И все трое единогласно решили посетить местный трактир. Гирлан хоть и не был приглашен, тем не менее охотно к ним присоединился.

Столичная таверна «Былые времена» была далеко не самой лучшей в Анаграде, однако изрядно отличалась от тех захудалых кабаков, что Наргху и остальным удосужилось посетить до сегодняшнего дня. Вокруг властвовали чистота и порядок. Ни мусора, ни дворовой грязи, ни излишнего шума. Официантки лавировали меж столами, как лодки у пристани. И не в засаленных фартуках, а в вычищенных нарядах. Да и блюда в меню пестрили разнообразием и изощренностью, правда, и ценой отличались до неприличия заметно.

Отыскав большой стол, четверка наконец-таки уселась. Заказали несколько бутылок вина и уйму всевозможных яств.

— Что ж, господа, могу поздравить вас с прибытием в столицу! — торжественно заявил вампир.

— Только ничего хорошего это прибытие не предвещает, — кисло изрек вор.

— Да почему? Все как раз совсем наоборот. Вы даже не способны в полной мере осознать, что были удостоены великой чести — знакомству с самим Аппроксимо. Да к тому же архивариус дал вам шанс. Признаться, я не ожидал от него такой просьбы, но в целом все прошло благополучно.

— Да брось ты! — отмахнулся парень. — Это не шанс. Это погибель.

— Эх, опять ты проявляешь человеческую слабость. Утрируешь.

— А как мы, соизволь объяснить, сможем убить главу Ордена? — повысил тон Клоин.

— Рот прикрой, идиот, — тут же осадил его Артий. — Хочешь, чтобы нас услышал какой-нибудь инквизиторский прихвостень?

— Да раздражает меня все это! — резко повернулся к нему вор. — Ну объясни, зачем ты-то согласился?

— Потому что это наш шанс заполучить Книгу Эпох. К тому же у меня уже есть план.

— Даже так? — наигранно удивился парень. — Так поведай нам о нем.

— Еще рано. Надо все как следует обдумать.

— Да ерунда все это. Потому что даже не то, что убить, но даже подобраться близко к главе Ордена у нас не получится, — почти шепотом проговорил Клоин, стараясь все же соблюдать конспирацию.

— Аппроксимо вам дал кое-какие зацепки. Думаю, они вам помогут. Главное — понять, как их правильно использовать, — сказал вампир.

— Если у него все так продумано, сам бы и убил его тогда. Зачем нас привлекать? — все никак не мог успокоиться Клоин.

— Ты что, умом слаб? Он же объяснил, что не может, — с упреком поглядел на парня Гирлан.

— Ничего он не объяснил. Да и вообще странный он какой-то.

— Аппроксимо не странный, а очень мудрый и дальновидный. Тебе, как человеку недалекому, этого не понять.

— Да, во многом архивариус прав, — кивнул Артий. — И мотивы оправданы. На его месте я бы тоже не раздавал артефакты кому попало.

— Тем более не забывайте, что он очень умен и опытен. И не стал бы давать заведомо невыполнимых заданий.

— Ты лучше объясни, как ему, старому вампиру, удалось занять пост архивариуса, — деликатно перевел тему Клоин.

— О, это долга история, — протянул Гирлан.

— А нам торопиться некуда. Еду не раньше, чем через полчаса принесут.

— Я бы тоже хотел узнать, как вампир смог ужиться среди людей, — поддержал вора демон.

— Это действительно долгая история, поэтому я вам поведаю лишь об основных вехах его непростой судьбы, — согласился вампир. — Аппроксимо — один из самых древних вампиров Мирании, а возможно и всей Альтеры. В незапамятные времена, когда власть моего народа была еще сильна, он являлся старейшиной клана Глакхит — самого могущественного вампирского сообщества стародавних времен. Уже тогда он был очень старым и могущественным вампиром. От решений старейшин этого клана зависело буквально все. Мы назначали персоны в важнейшие политические структуры того времени. Мы легко могли изменить уклад жизни смертных.

— Это когда было-то? — в непонимании уставился на Гирлана вор.

— Еще задолго до основания империи. Приблизительно три или четыре века назад, — объяснил вампир и как-то недобро глянул на парня. — Будь столь любезен, не перебивай меня.

— Хорошо, продолжай, — отрешенно махнул тот рукой.

— Конечно, вампиры явно на политической арене никогда не появлялись. Это был бы грубый и необдуманный, а главное — крайне опрометчивый поступок. Мы, как и полагается нашему амплуа, всегда действовали скрытно. Но всегда с максимальной эффективностью. Аппроксимо в те времена был одним из самых отъявленных интриганов. По его прихоти люди с легкостью как приобретали, так и теряли власть. Государства вступали в кровопролитные войны из-за мнимых идеалов, и все по указке лишь нескольких вампиров. Я понимаю, в это тяжело поверить. Люди взращены на другой истории, в которой все даже самые нелогичные поступки древних венценосцев оправдывались с невообразимой легкостью. Но на деле все было совсем наоборот. Я неоднократно был свидетелем действий подобных интриг.

— Признаться, звучит все это отчасти бредово, — перебил вампира Артий. — Я тоже много чего в жизни навидался. Совал нос и за ширму властьдержащих. И скажу откровенно — о вампирах там никто и слухом ни слыхивал.

— Не спорю. За последние сто с лишним лет наша власть на порядок ослабла. А с тех пор, как Орден стал чувствовать себя в стране хозяином, вампирское сообщество и вовсе перестало влиять на ход истории, — ни сколь не обиделся Гирлан. — Они даже устроили за нами охоту. Практически всех уничтожили. Клан Глакхит распался, ибо всех старейшин перебили. Всех, кроме Аппроксимо… После той жестокой резни, — вампир на мгновенье умолк. Его мертвые глаза не выдавали никаких эмоций, но что-то явно твердило, что ему было больно вспоминать давние события. — Он пропал из виду на несколько лет. Уцелевшие вампиры даже думали, что он перебрался на Типр или Карант. Но вскоре он вернулся… в облике архивариуса Имперского Архива…. Было это семьдесят лет назад.

— Семьдесят лет? — теперь уже удивился демон. — И за все эти годы люди не распознали в нем вампира.

— Нет. Потому что он величайший в своем роде мастер иллюзий, — Гирлан бросил вызывающий взгляд на Артия. — Согласись, даже ты не заметил в нем ничего странного, кроме того, что он сам решил тебе показать.

— То, что он вампир, я понял практически сразу, — возразил маг.

— Да, — кивнул Гирлан. — Ибо он сам желал этого. Но его аура была чиста.

— В ауре не было ничего подозрительно, — подтвердил Наргх. — Но его глаза… Они хоть и отличались от твоих и более походили на человеческие, но все равно, в них отражалось что-то чуждое. И запах жизни… он не был похож на человеческий.

— Ничего не знаю о демонических способностях распознавать вампиров, но согласитесь, господа, обычный обыватель, глянув на Аппроксимо, ничего не заподозрит.

— Возможно, и так. Но почему он выбрал стезю архивариуса? — поинтересовался маг.

— Признаться, я не знаю. Сам он говорит, что хочет поближе быть к знаниям, что понял свою ошибку и больше вмешиваться в ход истории не намерен. Но мне кажется, что мотивы выбора такой жизни надо искать глубже.

— Не намерен, говоришь? — усмехнулся Клоин. — А как же убийство главы Ордена? Это ли не самое явное вмешательство?

— В Тобольге Ируйском он видит большую опасность для Мирании. И видит настолько ясно, что решил на время изменить своим убеждениям. У вас нет права его осуждать. Он слишком многое пережил и вполне может дать здравую оценку существующему положению дел. Вам же нужно лишь выполнить его поручение.

— Опять вернулись к тому, с чего начали, — пробурчал Клоин. — Мы должны, мы должны… заладил. Если разобраться, как следует, то никому ничего мы не должны. Ты лучше скажи спасибо, что Наргх не набросился на твоего старика и не разорвал его в клочья. А ведь мог бы.

— Хех… шутник, — осклабился вампир. — С Аппроксимо еще никто не смог справиться из смертных.

— Из смертных — да… — кивнул вор. — Но ведь Наргх — не человек.

— Я бы не стал, — замотал головой демон.

— А надо было. Давно бы уже с этой, демон ее сожри, Книгой Эпох тут сидели, да горя не знали.

— Какой же ты все-таки глупец, — разочарованно помотал головой Гирлан. — Наверное, эта вша глупость вкупе с ничтожностью и низостью мыслей в крови. Не хватает вам нескольких десятков лет, чтобы набраться мудрости. Совсем не хватает.

— Как бы там ни было, но нас твой трухлявый кровосос серьезно озадачил, — в очередной раз завелся парень. — В Мирании небось половина жителей желает смерти главе Ордена. Но еще не нашлось ни одного смельчака, кто бы решился его убить. Потому что это явное самоубийство… Сдается мне, этот книголюб просто над нами издевается. Вспомнил себя былого и решил потешиться над глупыми людишками, а заодно и представление посмотреть. Много будет шороху, когда на самого главу Ордена Инквизиции будет совершено заранее обреченное на провал покушение. А этих бедолаг-неудачников, то есть нас, будут жарить на медленном огне несколько дней. А так как среди них, то есть, опять-таки, нас, обнаружатся маг и демон, то… я лучше промолчу. Дальше, я думаю, вы сами знаете, что случится.

— Господа, я вас не уговариваю. Книга нужна вам. Поступайте, как знаете, — отмахнулся вампир.

— Риски велики, но попробовать стоит, — сказал Артий. — Тем более я не вижу причин, по которым хоть кому-то из вас хотелось бы видеть главу Ордена в добром здравии. Или такие имеются?

Маг обвел взглядом присутствующих. Все молчали. Наргх хотел было что-то сказать, но осекся. Все то, что он слышал о Тобольге Ируйском, не давало в его пользу совершенно никаких оснований.

— Вот и замечательно. Поэтому не будем распинаться в никчемных речах, — маг бросил укоризненный взгляд на парня. — А хорошенько обдумаем план.

— Наконец-то, — возликовал Гирлан. — Вот теперь я слышу глас истины. Не даром маги считаются самыми умными из людей.

— Часто ум граничит с глупостью, — вставил Клоин.

— В твоем случае глупость граничит только с жалостью и трусостью, — парировал Гирлан. — Возьми уже себя в руки и соверши что-то действительно существенное.

— Пойти на самоубийство — существенней некуда, — хмыкнул вор. — А пошли-ка с нами? Вот и поглядим на твою мудрость и решительность в действии.

— Нет, я вам итак сильно помог, познакомив с Аппроксимо.

— Он нам не нужен, — возразил Артий. — Справимся сами.

— Хотелось бы верить, — обреченно вздохнул парень. — Что мы хотя бы выживем.

— Конечно, нам бы не помешал совет какого-нибудь местного знатока инквизиторского храма. Я уверен, что он, как и обычная крепость, пронизан тайными ходами и лазами, как сыр дырками.

— Но к великому сожалению, никто из нас таких людей не знает, — развел руками Клоин.

— Может быть, нам поможет Мартин? — произнес демон.

— А причем здесь канцлер? — непонимающе уставился на Наргха парень. — Он аристократ. А такие с ворами, да всякого рода наемниками не якшаются.

— Почему это? Он же нанимал нас. И мы для него были обычными наемниками. К тому же он ненавидит Орден, и велика вероятность того, что он уже давно хорошенько про него все разузнал.

— Хотя… Он как-то вскользь упоминал, что Орден обирается пойти войной на императора. Да, Наргх, наверное, ты прав, — задумавшись, переменил свое мнение вор.

— Вы думаете, он согласится нам помочь? — засомневался Артий. — Амбиции знати мне хорошо известны. Они всегда больше говорят, чем делают.

— Шанс есть, — кивнул демон. — Человек он своеобразный. На все имеет свое мнение, и не боится его выражать. Такие люди мне нравятся. К тому же он приглашал нас навестить его, когда мы будем в Анаграде.

— И как раз сейчас мы здесь и находимся, — закончил вор. — Опишем ему нашу ситуацию, глядишь что дельное предложит.

— Не советовал бы вам разглашать о вашей миссии. Я, конечно, наслышан о господине Гошкоте, как об очень волевом и надежном человеке. И знаю, что он яро ненавидит инквизицию. Но для вашего же блага, вам лучше хранить все в тайне, — посоветовал Гирлан.

— Ну в этом мы сами разберемся, — отмахнулся Клоин. — Не лезь со своими нравоучениями.

— Дело ваше. Но идея в целом мне нравится. Уж кто-кто, а господин Гошкоте может много чего дельного предложить. Он, как и Аппроксимо, душой болеет за Миранию. И к тому же очень даже неглуп.

— Тогда после обеда сразу к нему, — заключил Артий.

— Кстати, а вот и обед, — расплылся в улыбке парень, жадно наблюдая, как официантка ставит на стол блюдо с огромным запеченным с яблоками кабанчиком. — Наконец-то поедим нормальной еды.

Через пару мгновений изголодавшие путники впились зубами в румяное мясо как дикие волки. Даже Артий, всегда старавшийся вести себя деликатно, не выдержал и, отбросив в сторону столовые приборы, жадно откусывал кусок за куском от пухлой свиной ляжки. Гирлан же, откинувшись на спинку стула, с неким отвращением наблюдал за сим действом. Его, как типичного вампира, обычная человеческая еда уже давно не интересовала. Неимоверный голод в нем возбудить могла лишь свежая кровь, коей по понятным причинам в трактирах не подавали.

* * *

Вот уже несколько дней в Храме Святого Ордена Инквизиции царило непривычное для заведения подобного рода оживление. Младшие инквизиторы в голубых рясах и послушники в серых деловито сновали туда-сюда, явно чем-то озабоченные. Старшие слуги Ордена, облаченные в красные одеяния, отпускали команды, покрикивая на подопечных.

Ступив за порог святой обители, брат Лоренсо совсем не узнал ее прежнего облика. Не сказать, чтобы что-то сильно изменилось, но воздух, само пространство, было пропитано некой мирской суетой. Того облегчения, что раньше буквально пронизывало все тело и душу, стоило лишь ступить за порог, больше не ощущалось. Теперь Храм больше походил на дворец какого-нибудь вельможи. И это брату Лоренсо не нравилось.

— Доброго здравия тебе, брат Лоренсо, — поприветствовал его проходящий мимо невысокий инквизитор в синей мантии советника Ордена.

— А-а-а, — протянул брат Лоренсо. — Брат Валдин… И тебе доброго здравия.

— Ты, наконец-таки, прибыл. Во время однако. Его святейшество отец Тобольг говорил, что ты выполняешь для него очень важное поручение. Что-то связанное с тем проклятым гильдейцем Фоншоем, я прав?

— Все так, — без особого желания изрек брат Лоренсо.

— Так разреши поинтересоваться, как успехи? Хотя не стоит. Для тебя же не существует невыполнимых миссий. Стало быть, если ты здесь, то поручение выполнено, — лицо брата Валдина оставалось серьезным, но даже дурак не смог бы не заметить блестящий в глазах сарказм.

— А это не твое дело, — отрезал советник Ордена. — Лучше скажи мне, где я могу найти его святейшество отца Тобольга?

Легкая улыбка скользнула по лицу брата Валдина. Тем не менее его тон остался почтительным:

— Он в Зале Совета.

— Тогда разреши, брат Валдин, откланяться.

— Не стоит, я тоже направляюсь туда.

Брат Лоренсо фыркнул и молча в компании брата Валдина последовал в упомянутом направлении.

В Зале Совета было менее людно. Ни младшие инквизиторы, ни послушники сюда не допускались, поэтому сейчас там находились только отец Тобольг и трое советников Ордена: братья Доминиксус, Деменций и Голиан. Глава Ордена стоял перед столом и что-то увлеченно рассказывал несводящим с него глаз советникам. Появления двоих собратьев они сначала даже не заметили. Но вскоре, когда звук шагов разнесся по залу и запрыгал по стенам, они вынуждены были обратить внимания на новых гостей.

— Брат Лоренсо, неужто это ты? — удивленно воскликнул отец Тобольг, отвлекшись от беседы. — И давно прибыл?

— Доброго здравия, ваше святейшество, — низко поклонился советник Ордена. — Где-то час назад. И сразу же подался к вам.

— Я рад тебя видеть, брат мой, — кивнул в знак уважения глава Ордена. — Тут столько всего произошло, что даже не знаю с чего начать. Народ волнуется, говорят, мы хотим поднять восстание против императора.

— Слышал уже, — сказал брат Лоренсо. — Впрочем, я не думаю, что слухи столь безосновательны.

— Конечно, нет. Но именно сейчас мы нападать не собираемся. У нас есть очень отточенный план, в который ты, в связи с отсутствием, посвящен до конца не был.

— Почту за честь стать посвященным в него. Но разрешите сначала отчитаться о проделанном задании, — с явным нетерпением произнес советник Ордена.

— Ах, да, твои поиски того кощунственного колдуна, Фоншоя. Они увенчались успехом?

— Ваше святейшество, не сочтите за дерзость, но могу ли я вам поведать о результатах моей миссии наедине? — настойчиво попросил брат Лоренсо, и тут же перекинул взгляд на остальных советников. — А вас, братья мои, прошу заранее меня извинить.

— Конечно, — понимающе кивнул отец Тобольг и обратился к присутствующим. — Братья, будьте столь любезны, оставьте нас с братом Лоренсо вдвоем.

Инквизиторы зашагали к выходу. Дверь со стонущим скрипом закрылась.

— Я слушаю тебя, — обратил взор на советника глава Ордена.

— Ваше святейшество, — голос брата Лоренсо чуть дрогнул. Он опустился на колени, раздался легкий скрежет лат, глаз виновато уставился на отца Тобольга. — Я провалил данную мне миссию. Я не смог отыскать этого проклятого еретика. Ни его, ни демона. Никого. Я понимаю, что совершил ужасную оплошность, и что больше не достоин носить звания советника Ордена. Я подвел и вас, и нашего Создателя. И поэтому готов понести любую кару.

— Да полно тебе, брат Лоренсо, — нахмурился отец Тобольг. — Ты что, прослезился?

Советник Ордена резко смахнул скупую слезу с газа и опустил голову.

— Ты меня совсем не обрадовал, — с холодком в голосе изрек глава Ордена. — Но наказывать тебя я не собираюсь. Сейчас ты как никогда нужен мне. У нас много работы. А Фоншой, я думаю, может подождать. Тем более бояться нам теперь его не стоит. Время Гильдии безвозвратно прошло. Сейчас Орден как никогда силен, а скоро станет еще сильнее. И вряд ли маг, даже такой могущественный как Фоншой, может как-то навредить нам.

— Вы правы, — закивал брат Лоренсо. — Я подробно изучил его маршрут и могу предположить, что он покинул Миранию. А если у него хватит невежества вернуться сюда, то он пожалеет, — глаз брата Лоренсо злобно прищурился. — Уж это я вам обещаю.

— Вот и прекрасно, — удовлетворенно кивнул отец Тобольг, подавая руку. — А теперь вставай. Нам есть, что обсудить.

Советник снова встал на ноги, выпрямился, как солдат перед генералом. На душе стало спокойно и тепло. Он был честен с отцом Тобольгом, и ему это воздалось вдвойне. Мало того, что глава Ордена не наказал его, так еще чуть ли не похвалил. Очевидно, его голова была напрочь забита другими более насущными проблемами.

— Сейчас, брат Лоренсо, мы должны бросить все силы на разжигание переворота в стране. Пока наш план работает успешно. Люди гибнут почем зря по неизвестным им причинам, народ лютует. Все пути ведут к императору, во всяком случае, они так это видят. Да еще нашего брата, Прогериуса Адалиона, имперцы посади в темницу. А это, сам понимаешь, играет нам только на руку. Орден здесь впервые выступает в роли страдальца. Мы — жертва. Понимаешь, брат мой, жертва безрассудных поступков императора и его сподвижников. Мы и, конечно же, простой народ, что совершенно не желает оставаться в тени.

— Не знаю, ваше святейшество, — засомневался брат Лоренсо. — Далеко не весь народ на стороне Ордена. Вы же прекрасно понимаете, что многим по-прежнему не нравятся наши устои.

— А нам и не нужны все. Главное для нас — открыть глаза черни на злодеяния императора, на его связь с кощунственными колдунами. Когда народ узрит во Влайдеке слугу Бездны, тогда он сам попросит нас расправиться с ним. А для этого с нашей стороны нужны жертвы. И если имперцы брата Прогериуса казнят, то нам тем самым развяжут руки.

— Неужели мы позволим им отдать нашего брата на растерзание? — удивился брат Лоренсо.

— Увы, но мы должны так поступить. И даже больше: будет лучше, если брат Прогериус будет не последней жертвой.

— Это не совсем в чести Ордена, — заметил советник.

— Возможно, — не стал спорить отец Тобольг. — Но этого желает сам Создатель. И не в наших силах перечить ему. Мы лишь орудие в его руках, безжалостно карающее неверных. Император и весь его род — неверны Создателю, посему он желает, чтобы мы, его верные слуги, взяли управление столь могущественной державы как Мирания в свои руки.

— Я полностью поддерживаю вас, ваше святейшество. И не сомневаюсь, что весь наш Орден пойдет за вами хоть в саму Бездну, — решительно изрек брат Лоренсо.

— И я не сомневаюсь ни в тебе, брат мой, ни в остальных, — с едва скрываемым довольством кивнул отец Тобольг. — Сейчас же нам остается только выждать подходящий момент. А он настанет очень скоро.