Близился рассвет. На улице было тихо-тихо, от вчерашней вьюги не осталось и следа. Все вокруг словно прибывало в сказочном сне.

Первой пробудилась Наринна. Она открыла глаза, протяжно зевнула и потянулась. Тусклые лучики напористо пробивались сквозь дыры в ветхой крыше и стенах, лаская лицо девушки.

Вчерашний костер, превратившийся в кучку остывающих угольков, скучающе дотлевал.

Наргх лежал все в той же позе и спал. Похоже, демоны во время сна вообще не шевелятся.

Клоина не было… нигде не было. Сначала девушка подумала, что просто не видит его в еще окончательно не растворившемся утреннем мраке, но чуть позже поняла, что вора и действительно не было поблизости. Наринна окликнула его, но ответа так и не последовало.

Девушка забеспокоилась. Куда он мог деться в такую рань? Нет, конечно, она его немного недолюбливала. Его остроумные шуточки, высказывания в адрес ее наставника, пошловатые намеки — все это порой выводило девушку из себя, и ей подчас хотелось просто начистить физиономию охамевшему парню… но не сейчас. Теперь же она тревожилась за него. По-настоящему. Словно сам внутренний голос подсказывал, что с Клоином что-то не так. Но что может с ним случиться на безлюдных просторах Великого Болота?! Может быть, он всего-навсего вышел на улицу для того, что справить нужду или дров для костра принести!.. В общем, девушка решила не гадать, а поискать Клоина снаружи.

Оказавшись на свежем воздухе, Наринна невольно съежилась — тело еще не отошло ото сна, и девушке стало холодно. Она плотнее укуталась в шаль, которую захватила перед тем, как выйти на улицу, и внимательно огляделась.

Пушистый снег тонким слоем покрывал землю и ветки деревьев. Вдалеке, меж многочисленных стволов, чернели покосившиеся стены старинных хижин. И больше ничего…

И тут взгляд девушки привлекли следы и неглубокие бороздки на снегу. Сердце тревожно екнуло… Следы… Они явно были человеческими. Неужели клоиновские? Не долго думая, Наринна кинулась к своей находке.

Чуть припорошенные снегом, но отчетливо выделяющиеся, следы вели куда-то вглубь леса, туда, куда после ночевки собирались отправиться путники. И именно в ту сторону, по мнению Наргха, уходил остаточный поток черчня. Что это: простое совпадение или же нет? В голове Наринны переплетались самые разные мысли. Впрочем, раздумывать она не стала, а стремглав помчалась будить Наргха.

— Что случилось? — после недолгой, но настойчивой тряски демон все же проснулся.

— Клоин пропал!

— Как пропал?

— Сама не знаю. Когда я проснулась — его нигде не было. Я подумала, что он раньше меня встал и на свежий воздух вышел подышать… Я выглянула на улицу, а его там нет… нигде нет…

Девушка показала демону следы и поведала о своих опасениях. Демон же молча слушал и сосредоточенно принюхивался.

— Я очень отчетливо ощущаю остаточный поток Клоина. Он ушел совсем недавно. Но кроме него, я больше ничего не чую, — наконец заговорил Наргх.

— Это значит, что Клоин ушел куда-то один?

— Да, один, — задумчиво протянул демон, всматриваясь в глубину леса — туда, куда вели следы.

— А зачем? Зачем ему вдруг вздумалось идти куда-то посреди ночи?

— Не знаю. Но мы выясним, — Наргх уверенно зашагал в упомянутом направлении.

Наринна тревожно вздохнула и быстро зашагала вслед за демоном.

— Слушай, Наргх, а тот болотный черчень, по следу которого мы шли, не здесь ли тоже проползал? — поинтересовалась девушка.

— Да здесь. Его остаточный поток проходит прямо рядом с клоиновским.

— А тебе не кажется это странным?

— Нет, а должно?

— Ну, знаешь! Болото то большое, и как могло такое случиться, что в разное время два разных существа проходили по одному и тому же пути? Может быть, здесь замешана какая-то магия?

— Вряд ли, я бы почувствовал. Я магию хорошо чувствую. Здесь ее нет..

— Может, это какая-нибудь ловушка? Дедушка Ролус рассказывал, что некоторые маги могли так маскировать свои заклинания-ловушки, что их не способны были распознать даже очень могущественные маги. Может быть, и здесь что-то подобное, — не успокаивалась Наринна.

Когда девушка упомянула о магической ловушке, Наргх невольно вздрогнул. В памяти всплыла неприятная картина минувших дней, когда на окраине Великого Болота он наткнулся на ловушку Ролуса, вспомнилась та едва переносимая боль, огненным копьем пронизывающая тело и разум.

— Нет… не думаю, — неуверенно покачал головой Наргх.

Следы вели все глубже в лес. Демон постоянно принюхивался и пристально всматривался в непроглядную даль. Но ничего, кроме понурых коряг, видно не было.

Минуло около четверти часа. Желтый диск солнца высунулся из-за горизонта, начало светать. Снег глухо хрустел под ногами путников и настырно прилипал к подошвам.

— Клоин уже близко, — сообщил демон. — Я чую его.

Сердце Наринны беспокойно заколотилось в предвкушении увидеть пропавшего спутника и, наконец, узнать о том, что все же с ним приключилось. И девушке стало чуть спокойнее, ведь демон учуял Клоина, стало быть, парень жив.

— А больше ты никого не чуешь?

— Нет. Только Клоина.

Через несколько минут они вышли на небольшую полянку, посреди которой стояло толстенное уродливое дерево — то ли старый дуб, то ли еще что-то более внушительное. А подле него лежал Клоин… да, именно лежал, не подавая признаков жизни. Тут следы и заканчивались.

Демон, узрев вора, внезапно замер. Он сосредоточенно принюхался и подозрительно огляделся. Чутье твердило ему, что парень был жив и здоров, но пребывал в каком-то странном состоянии.

Наринна тоже резко остановилась и испуганно взвизгнула, словно ее неожиданно чем-то укололи.

— Что с ним, Наргх? Что с ним?! — в ужасе залепетала девушка, и хотела уже было кинуться к телу несчастного парня, как демон схватил ее за руку и потянул к себе.

— Стой. Здесь что-то не так.

— Конечно же, не так! Клоин лежит на холодном снегу и умирает…

— Он не умирает. С ним все нормально, — тихо протянул Наргх и еще тише добавил. — Но здесь что-то не так.

— Да что здесь случилось? — беспокойно поглядела на демона девушка.

— Не знаю, — сказал Наргх, стараясь обонянием нащупать хоть что-то, что помогло бы ему разобраться в ситуации. Но ничего не получалось. Чутье твердило, что из живых здесь были только он, Наринна и Клоин. Однако что-то все-таки его беспокоило.

— Может быть, это магический капкан? Маги в свое время расставляли их по болотам, чтобы ловить редких животных. Возможно, ты именно его и чувствуешь, — предположила Наринна, тревожно глядя на беспомощное тело Клоина.

— Нет. Здесь нет ни магии, ни ловушек, ни остатков заклинаний, нет ничего, что мог бы сотворить человек. Но есть что-то… другое. Возможно даже нечеловеческое, — тихо проговорил Наргх.

— А ты уверен, что Клоин жив? Что-то выглядит он совсем худо, — девушка с сомнением поглядела на белое лицо вора.

— Уверен, — коротко ответил Наргх и медленно… очень медленно, словно пораженный заклятием замедления, начал приближаться к телу Клоина. Наринна, ни секунды не думая, последовала за ним.

— Стой, маг! — прогремело чье-то требование.

Наргх замер, как в землю вкопался. От странного голоса веяло враждебностью, но ему невольно хотелось подчиниться… Была в нем какая-то сила, какое-то величие.

— Ты чего остановился, Наргх? — оторопело уставилась девушка на демона.

— Ты разве не слышала?

— Чего не слышала?

Демон негодующе поглядел на спутницу, потом завертел головой. Но вокруг — все те же деревья и снег. И никого и ничего, что могло бы дать хоть какое-то объяснение происходящему. Что же это был за голос? И почему он назвал Наргха магом?

— Да что с тобой, Наргх? — изумленно пялилась на спутника юная алхимичка. — Что ты мог слышать? Здесь же нет никого, кроме нас. Ты сам это говорил.

— Я слышал голос. Требующий и повелительный, — прошептал Наргх, не рискуя сделать и шага.

Теперь юной алхимичке стало страшновато. Если уж демон почувствовал себя неуверенно, то что же ей, хрупкой девушке, тогда делать? Сердце ее снова беспокойно заколотилось.

— Наринна, девочка… — вдруг услышала девушка текущий отовсюду голос.

— Кто вы? — ученица алхимика завертела головой.

— Наринна, я здесь. Обернись, — снова раздался голос, но теперь за спиной у девушки. Наринна обернулась… и увидела ссутулившегося мужчину лет пятидесяти пяти… со шрамом на левой щеке. И она узнала этого человека, ибо не узнать его было нельзя. Ведь именно он воспитывал и растил ее с самого рождения, пусть уделяя не так много времени, как требовалось, но все же. Да, это был ее отец. Ярокий.

— Папа? — прошептала девушка, изумленно глядя на неизвестно откуда появившегося отца. — Папа, но как?.. Ты же…

— Не бойся, Наринночка, не бойся, — нежно улыбнулся Ярокий и полными любви глазами посмотрел на Наринну. Именной этой любви так не хватало девушке в те далекие детские годы.

— Папа… ты же умер… папа… — едва шевелила губами юная алхимичка, не сводя одурманенного взгляда с воскресшего отца. Девушка повернулась к Наргху, но тот сосредоточенно внюхивался в воздух и будто вовсе не замечал присутствия Ярокия. Наринне становилось нехорошо.

— Наринночка, душа моя! Не бойся! Все будет хорошо, — теплый голос так и лился из уст Ярокия. — Пойдем со мной…

— Папа, но ты же умер два года назад. Как такое может быть?

— Я не умер, девочка! Я здесь, с тобой, — продолжал улыбаться Ярокий. — Пойдем со мной…

Ярокий подошел к Наринне и взял ее за руку. Его ладони были жесткими, но теплыми и приятными.

— Папа…

— Пойдем… — Ярокий бережно потянул девушку за собой.

Наринна не сопротивлялась. Дурманящий туман поглотил ее разум. Она не понимала, откуда взялся ее отец и почему он себя так ведет. И почему Наргх стоит и ничего не делает? Неужели он не видит того, что происходит?

И Наринна пошла за отцом, она не могла и не хотела противиться его воле. Но, буквально сделав три шага, голова у девушки пошла кругом, а разум отказался подчиняться. Стволы деревьев, ветки, белая земля, светлеющее небо — все кружилось в непонятном пугающем танце. Наринна ничего не понимала, совершенно ничего. Слезы ручьем лились из ее глаз, руки и ноги било легкой дрожью, кожу словно покалывало тысячами мелких иголочек.

— Идем со мной, Наринночка, идем со мной, — смутно доносилось до ее сознания.

Девушка медленно шагала, теперь не понимая, где находится и с кем. В ней бились страх и отчаяние, гнев и непонимание. И тут внезапно все померкло, словно резко и бесповоротно наступила ночь. И все, кто находился здесь, исчезли.

Наринна медленно опустилась на колени, закрыла глаза. Ее хрупкое тело безжизненно повалилось на снег.

— Наринна? — уставился на нее Наргх. Ни секунды не думая, он резким прыжком преодолел расстояние, разделяющее их, как вдруг его голову пронзила тупая боль.

— Не подходи к ней! — снова раздался тот величественный глас.

— Кто ты? — взревел демон, хватаясь за голову.

— Сними защиту, маг, открой мне свой разум, — потребовал в ответ голос.

— Кто ты? — потвотрил Наргх, принюхиваясь и рыская взглядом по сторонам.

— Я предупреждаю тебя, маг, если ты не снимешь защиту, то твои друзья пострадают, — с явной угрозой произнес таинственный голос.

И тут Наргха словно осенило… Конечно же, голос, который он слышит — в голове, внутри него самого.

— Нет, — пробасил Наргх. — Я не маг и не властен над своей защитой… А кто же ты? И чего хочешь?

И тут настала тишина. Голос не отвечал, словно его и не было вовсе. Но странное ощущение чьего-то незримого присутствия не покидало демона.

— Ты не маг… — утверждающе произнес незримый и снова затих, теперь он не казался таким величественным и требовательным как прежде. Через мгновение он продолжил. — Не маг. Теперь я ощущаю это. Но тогда кто?

— Я, — не спеша проговорил Наргх, как будто подготавливая слушателя к нежданному ответу, — демон.

— Демон? — в интонации голоса прозвучали нотки удивления и даже испуга. — Как же ты оказался здесь, демон?

— Не важно. Сначала скажи мне: кто ты, и что ты сделал с моими спутниками?

— Демон… наглый демон… ты думаешь, что получишь ответы на свои вопросы? — с легким презрением протянул незримый и тут же резко добавил. — Не наглей. Судьба этих двоих, которых ты ошибочно считаешь своими друзьями, в моих руках. Лучше уходи туда, откуда пришел. Эти люди нужны мне.

— Я не уйду, — уверенно произнес Наргх.

— Не упирайся, демон. Я все равно сделаю то, что намеревался. Я уже слишком долго ждал.

— Отпусти их. Зачем они тебе?

— Нет. Тебе не понять. Таким, как ты, не понять.

— Но я не совсем тот, кем кажусь.

— Я знаю. Твоя аура необычна… она не человеческая. Сначала мне показалось, что ты маг. Но я ошибся, твоя аура совсем другая.

— Оставим мою ауру в покое. Лучше отпусти моих друзей.

— Нет. Слишком близок момент Избавления, я не хочу больше ждать…

— Избавления?

— Ты не поймешь. Уходи. Зачем тебе эти люди? Ведь они для тебя не более, чем еда.

— Они мои друзья.

— Неужели?! — в интонации проскользнул сарказм. — Похоже, времена сильно изменились, коли демон считает людей друзьями. Но ты ошибаешься, демон… Уходи. Скоро сюда упадут первые лучи солнца, я должен быть готов к Избавлению. Убирайся! Не мешай мне!

— Я не ошибаюсь. Пускай Клоин и Наринна и люди, но это нисколько не мешает им быть моими друзьями.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что, я знаю. Они помогали друг другу. Мы путешествуем вместе, у нас есть цель.

— Ты заблуждаешься! Они используют тебя. Парень нуждается в тебе как в защитнике, потому что он слаб и ничтожен, а девушке просто надоело жить в захудалой деревне, и она решила поискать приключений. Они нуждаются в тебе так же, как крестьянин в топоре: когда нужно срубить дерево — он его почистит от ржавчины и заточит, а когда не надо — бросит в пыльный угол и забудет.

— Откуда ты все это знаешь? Кто ты? — нахмурился демон. Голос начинал раздражать чрезмерным упорством.

— Я… я не знаю, кто я… — уныло протянул незримый. — Когда-то я был человеком… когда-то очень давно. Но теперь… Нет. Больше тебе знать незачем.

— А откуда ты столько знаешь о нас? — не успокаивался Наргх. Внутреннее чутье подсказывало, что этого странного и незримого некто нужно разговорить, что еще есть шанс на высвобождение Клоина и Наринны.

— Я же сказал тебе, что знать… Хотя, наверное, это все равно ничего не изменит. Будь по-твоему, — голос умолк и через мгновение продолжил. — Очень давно, несколько сотен лет назад, — точно не знаю сколько, ибо сбился со счету, — здесь находилось небольшое поселение. Болото же, со стороны которого вы пришли, тогда и вовсе не было болотом. Вместо него простирался роскошный лес, обойти который было не под силу ни одному из смертных. А дичи в нем было больше, чем, наверное, во всех других лесах вместе взятых. И на его окраине располагалось наше поселение: деревня Охотников… да, так нас называли. Люди, которые жили здесь, были лучшими охотниками королевства. Мы обеспечивали мясом добрую часть Мирниоса, за что сыскали немалую известность… Но теперь это все в прошлом. От нашего поселения остались лишь трухлявые бревна.

Рассказчик внезапно умолк. Казалось, будто хозяин этого таинственного голоса вспоминал былое. И, видимо, это не доставляло ему радости.

— И что случилось? Почему ваша деревня сгинула? — поинтересовался Наргх. Он больше не мог слушать задумчивую пустоту.

— Друидское проклятие… Однажды в наше поселение пришел старый друид с просьбой, чтобы мы перестали охотиться, чтобы больше не губили зверей в таких количествах. Но мы не могли так поступить. Наша деревня существовала только за счет охоты. Никто и подумать не смел о том, чтобы бросить все это. Слишком уж сильные и опытные охотники мы были, чтобы согласиться на подобную ерунду. И мы послали друида ко всем демонам Бездны. Он ничего не ответил, лишь покачал головой, развернулся и ушел. А потом началось…

И голос снова умолк. Возможно — вспоминал, возможно — ему просто было тяжело говорить об этом. Как бы там ни было, но через мгновение он продолжил:

— Нам становилось дурно, и с каждым днем — все хуже и хуже. Ноги и руки отказывались слушаться, словно деревенея. Кожа грубела и серела. Тела некоторых людей покрывались непонятными наростами. Мы перестали охотиться, ибо не могли нормально двигаться. Сначала мы думали, что это какая-то хворь, но никакое лечение не помогало. Торговать мы перестали, потому что попросту нечего было продавать, да и заезжие купцы сразу же уносили ноги, лишь увидав наши изуродованные лица. Шло время, но никто ничего так и не мог понять. Люди страдали, с каждым днем все больше превращаясь в уродов. Некоторые перестали ходить вообще, их тела начала покрывать листва… зеленая листва, как на деревьях. А потом явился тот друид, которого мы когда-то прогнали. Он мрачно поглядел на нас и изрек страшную истину: «Я наказал вас за ваши деяния. Теперь вы станете безмолвной частью природы…». Так он и сказал. Многие были далеки от понимания, ибо даже мыслить становилось тяжело, но я сразу все понял. Друид проклял нас. И поделать уже ничего было нельзя… Шло время, люди превращались в деревья, и никто больше не мог двигаться и даже говорить. Лишь у некоторых оставалась способность думать. Но с каждым днем мыслящих становилось все меньше. И, наконец, настал день, когда мыслящих не осталось совсем…

— Но ты же мыслишь, — перебил его Наргх.

— Я последний. Все что осталось от меня — это разум в старом трухлявом стволе, которое ты видишь перед собой. У меня нет ни зрения, ни слуха. Нет ничего, чем я обладал, когда был человеком. Однажды я понял, что могу управлять разумом, и не только своим, но и чужим. Я могу читать мысли людей и зверей, видеть их прошлое, понимать чувства. И я не одичал, как остальные жители деревни. Во мне есть талант, который я сам, без чьей-либо помощи, открыл и научился использовать. И поэтому я выжил… если это можно так назвать.

— Вот оно что… — прищурился Наргх. Завеса тайны приоткрылась, но многое еще оставалось туманным. Демон спросил. — Если это место проклято, значит, не обошлось без магии. Так почему же я ее не ощущаю?

— Не знаю, демон. Может быть, потому, что магия эта друидская. Она совсем иная, не такая, коей владеют маги из Гильдии.

— А откуда тебе знать про магию Гильдии? Ты ведь обычный охотник. А насколько я знаю, непосвященные в магию люди почти ничего о ней не знают.

— Ты недооцениваешь меня, демон. Но ты прав, я не был магом, но все же кое-что о ней знаю. Мой сын был магом, он даже как-то пытался помочь моей деревне, хотел снять проклятие. Но не смог.

— А разве он не жил здесь, с тобой?

— Нет. Он и его мать жили далеко отсюда. Она посчитала меня плохим отцом и мужем. Она уехала и забрала его с собой. Но мой сын, мой мальчик Олинтивус, он любил меня. Через несколько лет он вернулся и застал… — голос внезапно оборвался, казалось, что обладатель его вот-вот разрыдается. Но рыдания не последовало, да и вообще никаких чувств в голосе не проскользнуло, — …он застал пустые дома. Потом он нашел меня и… поклялся, что снимет проклятие, даже пошел учиться в Гильдию. Безусловно, у него был талант. Он стал магом и вернулся ко мне через много лет. Но проклятие снять не смог. Он говорил, что будет искать друидов, попросит помощи у них. Потом, еще через много лет он явился ко мне уже старцем и… попросил прощения в том, что так и не смог ничего сделать. Он говорил, что друиды покинули не только Мирниос, но и весь Оруш. А куда они ушли, он не знал. Он попрощался со мной и ушел. Больше я его никогда не видел… И не увижу, ведь он давно уже умер от старости. Я пережил своего сына и, наверное, внуков и правнуков, если они у меня были.

— Твоя история… Я понимаю тебя. Но при чем здесь мои друзья?

— Ах да, твои друзья, — в голосе прозвучал насмешливый тон. — Я не знаю, что произошло с миром за последние несколько десятилетий, но то, что демоны теперь чкшаются с людьми — это выше моего понимания.

— Демоны не якшаются с людьми. Они к ним относятся также, как и всегда относились. Все дело во мне. Я не такой, как мои собратья. И поэтому я был изгнан из Бездны. Я чужд тому миру, но и здесь не могу найти пристанища. И люди мне чужды, но не все. Клоин и Наринна — мои друзья, и как бы ты не копался в их мыслях, и какой бы правды не видел, все равно это так. Я тоже способен чувствовать характеры людей, и я уверен, что ни Клоин, ни Наринна мне не лгут. Да, они нуждаются во мне, но и я нуждаюсь в них. Мы нужны друг другу. Поэтому, я прошу, отпусти их.

— Они нужны мне для Избавления.

— Какого еще Избавления?! — воскликнул демон. Упорство незримого начало его раздражать.

— Для ритуала Избавления. Есть шанс, что я смогу освободиться.

— Но ты же сам говорил, что проклятие невозможно снять.

— Да, но… Перед тем как уйти Олинтивус мне поведал, что некоторые очень сильные проклятия можно снять при помощи ритуала Избавления — это когда проливается кровь живого с первыми лучами солнца. Текст заклинания я знаю.

— Что это значит «кровь живого»? — нахмурился демон.

— Чтобы снять проклятие нужно пролить кровь живого существа.

— Ты хочешь пролить кровь Клоина и Наринны? — Наргх начал злиться.

— Да, это мой шанс. Тем более с животным не вышло. Недавно я поймал какого-то хищника, напугал его, провел ритуал Избавления, но ничего не изменилось. А зверь этот оказался невероятно живучим и даже умудрился ускользнуть от меня.

— Зверь?.. Это был болотный черчень. Мы его встретили по пути сюда. Так значит, вот откуда он пришел. И теперь, ты хочешь пролить кровь моих друзей.

— По правде говоря, хватило бы и одного человека. Вот я и хотел принести в жертву только парня, но тут пришли вы. Тем лучше, с двоими будет вернее.

— Ты не должен этого делать. Отпусти их, — Наргх теперь требовал.

— Нет, демон. Я устал. Долгая и нудная жизнь утомила меня. Я хочу, наконец, освободиться. Я вижу твои мысли, демон, остерегайся их. Ты обладаешь даром огня, и сейчас хочешь применить его на мне. Только попробуй, и я убью твоих друзей. Впрочем, ты все равно большого вреда мне не причинишь, я смогу подавить пламя.

— А что даст тебе ритуал? Ты снова станешь человеком? — не успокаивался Наргх.

— Есть шанс, что я им стану.

— А ты не думал, что я все равно тебя убью, отомщу за смерть Клоина и Наринны? Тем более когда ты станешь человеком, сделать мне это будет куда проще, чем сейчас.

Ответа не последовало. Видимо, незримый задумался.

— Что ж, демон, ты прав. Похоже, что я совсем выжил из ума. Я об этом не подумал, — наконец послышался голос незримого. — Но я готов рискнуть. Я слишком долго жил и не боюсь смерти. Если я и умру, то умру человеком.

— Да, ты жил, но был ты не человеком, а другим существом, и как я вижу, более мудрым. И неужели ты прожил столько лет лишь для того, чтобы просто умереть человеком? К тому же человек — далеко не совершенный вид.

— А кто совершенен? Демоны?.. Ты говоришь странные вещи. Ты же сам хочешь перевоплотиться в человека, я вижу это в твоих мыслях. Но называешь его несовершенным, — в голосе чувствовалась недоуменность и даже легкая враждебность.

— Нет, демоны тоже несовершенны. А превратиться в человека я хочу лишь только для того, чтобы не отличаться от жителей этого мира. Хочу, чтобы меня не боялись.

— Хотя в чем-то ты прав, — через недолгую паузу заговорил незримый. — Я уже и не представляю себя человеком. Все же проклятие изменило меня. Но я хотел вспомнить все былое, снова попробовать на вкус человеческую жизнь. Ты не знаешь, как я страдал. Да, я смирился со своей судьбой, но через что мне пришлось пройти!

— Но что тебе это даст? Несколько секунд жизни и — смерть. Я не пощажу тебя. Я же, как вы, люди, говорите, демон. Порождение темных глубин. Я не ведаю пощады.

И незримый снова задумался. Он молчал, переполненный предстоящими решениями, такими противоречивыми, но такими манящими.

— Хорошо, будь по-твоему! — неожиданно заговорил незримый. — Уходите отсюда. Я знаю, что вы ищете выход из топей. Идите на север и не сворачивайте.

И голос умолк, словно исчез совсем. Даже гнетущее ощущение чего-то непонятного пропало. И Наргху сразу же стало легче, будто его освободили от чего-то навязчивого и противоестественного.

А потом пробудились Клоин и Наринна. Оба выглядели уставшими и не могли вспомнить, как сюда попали. Наперебой закидывали Наргха вопросами, но тот бормотал что-то невнятное, поясняя это тем, что обо всем расскажет позднее, когда они подальше уйдут от этого неприятного места.

Клоин весь промерз до костей, но пара глотков согревающего зелья быстро вернули его в норму. Наринна же хоть и не жаловалась на холод, тем не менее чувствовала себя далеко не лучшим образом. Впрочем, это у нее скоро прошло.

К вечеру путники решили остановиться на ночлег.

Наргх больше не мог сопротивляться мольбам Клоина и Наринны рассказать им о случившемся и все выложил про проклятую друидом деревеньку, про человека, ставшего деревом и сохранившим от прежней жизни только разум. Вор и алхимичка заворожено слушали. Даже Клоин, любящий вставлять в любой рассказ свои противоречивые замечания, был нем как рыба и не верящими глазами глядел на демона.

— Совсем ничего не помню, — проговорил парень, как только рассказ подошел к концу.

— Оно и не удивительно. Этот древо-человек мог управлять разумом любого существа, правда, с моим так и не справился, — с этакой горделивой ноткой произнес Наргх.

— Ты опять нас спас, — дружелюбно улыбнулась Наринна. — Спасибо тебе!

— Я не рассчитывал на то, что смогу с ним договориться. Думал, что битвы не избежать…

— Интересно было бы посмотреть на бой демона с деревом, — усмехнулся вор. — Вот зрелище бы было!

— Да, но ты бы наблюдать его уже не смог, — заметил Наргх.

— Тоже верно, — не стал спорить парень.

— Благо, что все так закончилось. И, наверное, даже хорошо, что мы ничего не помним. Мало ли что мог внушить нам этот проклятый древо-человек. Может быть, он нам такие ужасы показывал, что мы бы и спать потом не смогли. Дедушка Ролус всегда говорил, что с разумом нужно обращаться осторожно, ведь он очень хрупкий, — с видом знатока проговорила девушка.

— Ага, говорил, а сам во всю с ним баловался. Чего стоит только заклинание, которое он вдоль деревни наложил? — скептически заметил вор.

— Так это он для защиты. А для нее все средства хороши.

— А то, что потом я вспомнить к нему дорогу не мог, когда нужно было, так на это наплевать, да?

— Он рисковал оправданно. Зато к нему инквизиторы попасть не смогут… ну почти не смогут. Все же у верховных противомагические доспехи есть. Так что, может быть, на них заклинание и не подействует.

— Все же интересно, с чего это посреди болота такой здоровый закуток земли встретился? Ты у этого дерева не спрашивал? — поинтересовался вор у Наргха.

— А ты что, сам догадаться не можешь? — улыбнулась девушка. — Все же итак ясно.

— Что ясно?

— Да то, что это было друидское проклятие.

— Ну и что! Причем здесь это?

— А притом, что друидские проклятия действуют не так, как гильдейские. Они вообще по сути своей не проклятия.

— Так-так, — вор ехидно поглядел на Наргха. — Стало быть, наш демон все наврал.

— Ничего он не наврал. Все правильно рассказал. У друидов нет проклятий, это правда. У них только благоприятные заклинания. И то, что было наложено на деревню охотников, тоже было благоприятным заклинанием. Люди ведь не погибли, а всего лишь превратились в деревья. Для друидов это вполне нормально. И местность там сохранилась в своем первозданном виде. А все потому, что заклинание это действует до сих пор. И я даже думаю, что, возможно, если бы мы остались там надолго, то и нас бы постигла участь несчастного древо-человека.

— Ну ничего себе! — испуганно нахмурился Клоин. — А нас-то за что?!

— За то же, за что и остальных…

На третий день неуклонного путешествия Наргх, наконец-таки, учуял человеческую жизнь. Люди были далеко, но радости уставших путников это не помешало. Они понимали, что скитаниям подошел конец, и что они уже совсем скоро покинут это порядком надоевшее болото.