Они шли к разбойничьей стоянке, путь к которой указывал плененный бандит. Впрочем, Наргх бы обошелся и без него, он достаточно четко ощущал ведущий в лагерь остаточный поток. Но не отпускать же много знающего разбойника на свободу!

Жерок шел первым, изредка оборачиваясь и недоверчиво поглядывая на Наргха. После того, как он узрел объятого пламенем Брайана, несчастный разбойник стал сильно беспокоиться за свою жалкую жизнь. Он до жути боялся этого странного типа в капюшоне, лица которого ему так и не удалось разглядеть. Плюс ко всему в стремительно разгорающийся костер ужаса подливал масла Клоин, с злорадной ухмылкой предупредив Жерока, что если тот вдруг попытается сбежать, то вмиг обратится в пылающий факел.

За Жероком следовал Наргх. Он передвигался вольготно, листья едва слышно шуршали под ногами. Демон постоянно принюхивался, нащупывая остаточный поток и сверяя его с направлением провожатого.

Вслед за Наргхом поспешно шагала Дайна. Она едва успевала за размашистой поступью демона, но изо всех сил старалась не отставать. Выглядела девочка измотанной. Что ни говори, а ей сегодня досталось!.. Тем не менее она наотрез отказалась оставаться на дороге или уходить в город. Не смотря на заверения Клоина, она упрямо заявила, что как бы того не хотели ее спасители, но она пойдет с ними, потому что боится оставаться одна. Девочку Наргх тоже поразил своей сверхъестественной способностью, позволяющей так лихо расправляться с недругами. Но как бы там ни было, она прониклась к нему доверием. Наверное, потому, что больше доверять было некому.

Рядом с Наргхом шел Клоин. Его лицо озабоченно хмурилось. Парню была не по душе затея с освобождением пленников, но что-то менять уже поздно. В голове сумбурно переплетались самые разные мысли. Как незаметно подобраться к лагерю? С чего лучше начать переговоры? И стоит ли вообще во все это влезать? Это все же не дети с игрушечными мечами, а шайка вооруженных бандитов. Зарежут, и охнуть не успеешь! Может быть, пусть лучше Наргх всех поубивает, а он, Клоин, потом придет на готовенькое… Или все же хоть как-то помочь?.. Да чем он помочь то сможет… с одним-то кинжалом?! Вернее будет пустить в битву только Наргха.

В общем, Клоин никак не мог определить свою роль в предстоящей схватке.

Плененный бандит поведал, что его шайка состоит из двенадцати отъявленных головорезов, и командует ими атаман по прозвищу Уж. Во всяком случае его так называли сотоварищи (настоящего имени не знал никто). Их банда промышляла налетами на одиноких или слабо защищенных путников. Грабители всех убивали, а деньги и мало-мальски ценные вещи и товары забирали с собой. Правда, если среди несчастных жертв оказывались женщины, то разбойники их убивали не сразу, а сначала насиловали либо забирали с собой, уводили в лагерь и уже там насиловали, после чего убивали. Некоторых, как выразился Жерок, красивых и молодых девиц, они оставляли у себя на долгое время.

В общем, типы они не из приятных!

Расположение лагеря бандиты постоянно меняли, дабы не попасть в руки служителям закона или имперским солдатам. Ведь те были наслышаны об их деяниях и даже однажды по указу самого императора пытались провести зачистку лесов западных провинций. Но сия попытка быстро потерпела крах, ибо банда Ужа перекочевала на восток и затерялась среди многочисленных лесов. Здесь неугомонные разбойники и продолжили творить мерзкие поступки, радуясь тому, что в восточной части государства хранители закона не такие бдительные.

— Господин… — внезапно обратилась девочка к демону с таким видом, будто пытается вспомнить его имя.

— Наргх, меня зовут Наргх, — представился демон.

— Господин Наргх, а правда то, что вы маг? — не могла больше сдерживать интереса Дайна.

Демон не ответил. Он не хотел врать, но в то же время понимал, что в его положении говорить правду по меньшей мере глупо. Ситуацию спас Клоин.

— Да, девочка, он маг, я же тебе уже сказал.

— Да-да, я помню. Но я слышала, что инквизиторы почти всех колдунов выловили, а те, кого не нашли, скрываются либо в лесах, либо в других странах. А вы путешествуете и никого не боитесь, — с ноткой восторга проговорила Дайна. Где-то в глубине души она начинала восхищаться своими спасителями.

— Ну, мы в общем-то и собирались покинуть страну. От греха подальше, — соврал Клоин, негодующе нахмурившись. Он уже пожалел, что назвал Наргха магом. Теперь эта девчонка начнет допытываться до истины, да и Жерок постоянно поглядывает. Слишком уж опасно. Парень в очередной раз подумал, что зря они ввязались во все это. Не нужно было им обращать внимания на бедную девочку, а спокойно идти дальше. У них и своих проблем полно.

— Голос у вас странный. Это из-за воздействия магии, да? — поинтересовалась девочка.

— Да, да, именно поэтому, — ответил за спутника Клоин.

— Господин Наргх, а почему люди воевали с магами? — не успокаивалась Дайна. Она будто и не замечала, что на все ее вопросы отвечает Клоин.

Наргх молча поглядел на нее, но отвечать по-прежнему не стал.

— Слушай, девочка, оставь свои разговоры, — раздосадовано заявил Клоин. — Не до них нам сейчас.

Дайна нахмурилась и умолкла. В ее голове промелькнули мысли о том, что, может, и на самом деле не стоит тревожить этих необычных людей. Мало ли что может быть на уме у этого мага?! Голос то у него — вон какой странный!

Она не очень дружелюбно относилась ко всяким колдунам и магам, все-таки нравоучения инквизиторов сделали свое дело. Девочка всегда считала людей, владеющих магией, жестокими и плохими.

Но совсем недавно ее мнение изменилось.

Дело в том, что после победы над Гильдией, Орден начал проповедовать антимагические учения. Инквизиторы фанатично убеждали народ в том, что маг — это человек, продавший душу демонам, что его полностью поглотила тьма. И спасти душу такого человека можно только через сожжение на костре. Тело погибнет, но зато душа будет очищена от грехов.

Особенно эти нравоучения оседали на еще неокрепших умах детей.

Приблизительно через полчаса пути Жерок сбавил ход, а потом и вовсе остановился. Тихо изрек:

— Мы приближаемся к лагерю. Советую говорить потише.

— Я знаю, — кивнул демон. — Я это давно почувствовал.

— Значит так. Ты, Дайна, оставайся здесь. Тебе лучше не появляться у них на глазах снова. А мы с Наргхом и Жероком проберемся в лагерь, — определил всем роли Клоин.

— Нет, в лагерь пойду я. Один. И попытаюсь договориться, — возразил демон.

— Опять ты за свое! — фыркнул парень, задумчиво почесал в затылке и кивнул. — Хотя ладно! Иди один… А вот, кстати, что тогда с Жероком делать будем?

— Может, отпустите меня, а, парни? — оживился пленник.

— Ага, чтобы ты лишним противником стал! Держи карман шире, идиот! Если ты нам не соврал, то их, то есть вас, было двенадцать человек. Одного мы убили на тракте, второго, то есть тебя, обезоружили и взяли с собой. Значит выходит, что их теперь десять человек… Да, и ты нам теперь мешаешься. Поэтому придется тебя убить, — злорадно ухмыльнулся парень.

— Ради Создателя, прошу вас! — взмолился разбойник.

— Мы не будем его убивать. Он не опасен, — покачал головой Наргх.

— Это сейчас он не опасен, потому что боится. А когда начнется драка…

— Драки не будет. Я постараюсь, чтобы ее не было.

— А если у тебя с разговором не выйдет, и драка все же начнется, то он сразу же переметнется на сторону своих друзей. Такие, как он, именно так и поступают.

— Подождите, парни. Я вам обещаю, что убегу подальше отсюда, и вы меня больше никогда не увидите, — снова заговорил Жерок, испуганным, но не лишенным надежды взглядом поглядывая на Клоина и Наргха.

— Заткнись! Тебе слова никто не давал, — почти крикнул Клоин, на мгновенье забыв о том, что нужно соблюдать тишину.

— Пусть он пойдет со мной, — предложил демон.

— Ты что, сдурел! — воскликнул Клоин. — Ты совсем меня не слышишь, что ли? Он при первой же возможности встанет на сторону недруга.

— Ты поможешь мне договориться со своими друзьями? — обратился к разбойнику Наргх, не обращая внимания на возражения вора.

— Да, конечно, но только вряд ли из этого что-то получится… — вздохнул Жерок. Он понимал, что и сам рискует пасть от меча своих же товарищей, если приведет в лагерь незнакомца.

— Тогда пошли, — недолго думая, решил Наргх и поспешно зашагал в сторону лагеря. Жерок, словно преданный пес, поплелся за ним.

— Ну, смотри сам… — махнул рукой Клоин вслед удаляющейся парочке и добавил. — Мы с Дайной останемся тут.

Девочка при упоминании своего имени тревожно глянула на парня, но вскоре ее взгляд снова прилип к спине храброго дяди Наргха. Она взволнованно вздохнула, теша себя надеждой на удачный исход предстоящей схватки. В мирное решение она, как и Клоин, не верила.

Наргх и Жерок передвигались медленно и тихо, подобно крадущимся к овечьему стаду волкам. Как только они удалились от Клоина с девочкой, Жерок снова решил испытать удачу. Уничижительно поглядев на демона, он взмолился:

— Слушай, хоть ты отпусти меня! Ни ты, ни твой друг больше меня не увидите. Я покину Хронское графство раз и навсегда. И никому никогда ничего не расскажу. Я обещаю!

— Все будет нормально, — отмахнулся демон, даже не прислушиваясь к просьбе бандита. Сейчас ему было не до этого, он пристально вглядывался к разбойничьему лагерю.

Жерок тяжело вздохнул. Последняя надежда иссякла. Теперь он ожидал самого худшего.

Через несколько минут они вышли к лагерю, раскинувшемуся посреди небольшой полянки, где еще совсем недавно возвышались деревья. Да, топорами поработали здесь недурно!

Лагерь притаился на маленькой полянке, образованной, судя по валяющимся в сторонке вывороченным пням, искусственным способом. Он состоял из трех хлипких хижин, сделанных на скорую руку. В центре располагалось тлеющее кострище, вокруг него сидело несколько угрюмых мужчин. На самодельном вертеле они поджаривали тушку какого-то животного; мясо уже порядком подрумянилось и источало приятный аромат.

— Эй, смотрите, Жерок вернулся! — оскалился в глупой улыбке один из разбойников.

— А кто это с тобой? — удивился сидящий рядом, недоуменно глядя на незнакомца в плаще.

— Слушайте парни, где Уж? — в голосе Жерока тревога так и сквозила.

— Кто там? — из хижины вышел высокий коренастый мужчина с бритой налысо головой. Все его лицо, кроме щек и лба, покрывала грубая черная щетина. Он недовольным взглядом обвел Наргха, потом Жерока, и грозно добавил. — Кого это ты к нам притащил? Я же велел привести девку… И где это придурок Брайан?

— Понимаешь, Уж, тут случилось кое-какое недоразумение, — задрожал голос разбойника. Он побаивался главаря. Впрочем, не без оснований — Уж не отличался дружелюбным нравом и подчас мог пинка под зад дать или морду набить. Но особенно он злился, когда его приказы не выполняли.

— Какое еще недоразумение, демон тебя дери! — негодующе пробасил Уж, кидая в незнакомца недобрый взгляд. — Ты кого к нам привел, болван?!

— Я пришел сюда, чтобы попросить у вас освобождения пленников, — требовательно заявил Наргх. Все мгновенно обратили на него внимание. Кто-то даже хихикнул.

— Что? — взъярился Уж от такой наглости, хватая лежащий неподалеку топор. — Ты сейчас сдохнешь! И ты вместе с ним, Жерок!

Сидящие у костра бандиты засуетились, потянулись за оружием. Из расположенной позади кострища хижины выскочили еще трое небритых типов и недоуменно уставились на незваного гостя.

Наргх мгновенно почувствовал, как с неимоверной силой забурлило в нем Чувство Нападения, давая хозяину понять, что схватка близка. Очень близка…

— Постой, Уж, не надо! — запротестовал Жерок и попятился. Он понимал, что боя, скорее всего, уже не избежать.

Уж, не обращая внимания на писк нерадивого подопечного, ринулся на Наргха, словно таран на стену. Мгновение, и главарь шайки уже находился рядом с демоном. Ни секунды не раздумывая, он что есть мощи рубанул по наглецу, но промахнулся. Ловким пируэтом Наргх увернулся от свистящего лезвия топора и, изогнувшись в грациозной позе, сильно толкнул Ужа. Тот, подобно легкой пушинке, отлетел на добрые пять шагов и с шумом повалился на землю, вздымая пыль и сухие листья.

— Чего ждете, уроды?! Убейте его! — отрывисто заорал Уж, задыхаясь и пытаясь встать, но у него ничего не получалось. Жуткая боль сковала спину.

Бандиты тут же с криками кинулись на Наргха, как цепные псы.

Демон попятился, принимая позу готовящегося напасть тигра. Быстрым движением он сорвал с себя плащ и перчатки, представляя разбойникам истинный облик. Вся эта одежда только сковывала и лишала маневренности.

Узрев демона, толпа ахнула и остановилась. Разбойники с изумлением и страхом глядели на жуткое чудовище, пару мгновений назад казавшееся обычным бродягой, и не могли пошевелиться. Уж тоже замер, взирая на странное существо.

— Я не хочу никого убивать, — спокойно, но с ноткой угрозы пророкотал демон. — Отпустите пленников, и мы уйдем.

— Кто же это? — раздался преисполненный ужаса голос из толпы.

— Убейте его! — скомандовал Уж.

Несколько человек ринулись к демону, возводя готовое соприкоснуться с плотью оружие. Сам же Уж, наконец нащупав топор, встал на ноги, но энтузиазма к нападению проявлять не стал. Он сообразил, что враг не так-то прост.

Демон злобно рыкнул и приготовился к атаке и отражению, выставляя напоказ острые зубы. Одно мгновение — и нападавшие разлетелись в разные стороны, подобно легким щепкам, с криком и хрипом ударяясь о землю и стволы деревьев. Кто-то сразу же сломал позвоночник, кто-то свернул шею. Повержены были почти все.

Единственный из нападавших избежал быстрой, но ужасной смерти. Он с трудом уползал куда-то в лес. Уцелевший бандит отделался лишь переломами руки и ноги.

Оставшиеся стоять на месте трое разбойников побросали оружие и кинулись бежать кто куда, не обращая внимания на гневные выкрики предводителя.

Уж злобно орал и сквернословил, глядя на Наргха одновременно с ненавистью и со страхом. Внутренний голос твердил ему, что противник серьезный, коли положил почти всю шайку.

Впрочем, умением хорошо пользоваться оружием ребята не отличались.

— Кто же ты такой? — сквозь зубы процедил Уж, сверкая глазами. Он стоял в оборонительной позе и стискивал топор, готовый в любую секунду кинуться на врага.

— Я демон! — спокойно изрек Наргх, сверля взглядом атамана. Он чувствовал, что тот собирается на него напасть, и уже был готов к этому. — Я не желал боя, но вы напали сами… Освободи пленников.

— Ни за что! Они мои. И я никому не подчиняюсь… даже демонам, — пробасил Уж и с ревом бросился на Наргха. Его глаза прямо таки сверкали жаждой убийства.

Демон ловко увернулся от топора и юрко шмыгнул в сторону. Отпрыгнул от следующего прямого удара и, переждав долю секунды, напал сам, размахивая смертоубийственными когтями.

Но Уж был неплохим бойцом. Мало того, что он умудрился увернуться от разящих демонических кинжалов, так еще и сам нанес удар, и для Наргха он стал роковым — пол левой кисти демона со свистом отлетела в сторону и шмякнулась о ствол дерева. Кровь брызнула в стороны, окропляя все, что попало под черные струи.

Демон бешено взвыл и резво отпрыгнул назад, злобно скалясь и прижимая поврежденную руку к груди.

— Ха-а-а, — выставил гнилые зубы Уж. — Хреновый из тебя демон!

Не ожидая ни секунды, Наргх, словно таран, с диким ревом понесся прямо на Ужа. Тот же, уверенный в своей силе и несокрушимости, ринулся на встречу, бешено крича и размахивая топором.

Ловко уходя от косого удара, Наргх царапнул когтями по щеке Ужа. Бандит хрипло закричал, его кулак устремился в лицо демона, но Наргх успел поймать руку и с хрустом ломающихся веток вырвал ее, оголяя кости и мышцы. Хлынул фонтан крови, забрызгивая все вокруг.

Уж бешено заорал. Ладонь отпустила рукоять топора, и атаман попятился, зажимая истекающую кровью рану. Не пройдя и трех шагов, он споткнулся о мертвое тело товарища и с грохотом рухнул на землю. Некогда неуловимый атаман легендарной разбойничьей шайки жалко перекатывался из стороны в сторону, из глотки вырывался жуткий вой страдания. Из того места, где некогда была его левая рука, фонтаном била кровь.

Демон презрительно посмотрел на барахтающегося, хрипящего и теперь уже однорукого главаря банды и победоносно зарычал. В сей раз жалости в Наргхе не было ни на йоту. Наоборот, ярость прямо таки била ключом. Где-то в тайных недрах души Наргху даже захотелось прикончить однорукого разбойника. Причем сделать это самым изуверским способом.

Через мгновение демон зашагал к хижинам, рыская глазами в поисках ямы, где должны были сидеть две женщины. Нашел он ее быстро.

В яме, глубиной примерно в полтора человеческих роста, сидели прислонившись друг к другу две чумазые женщины. Их лица отражали лишь страх и усталость. Узрев демона, они сразу же завизжали и прижались к земляной стенке, словно пугливые кролики.

Клоин и Дайна поспешно вышли в лагерь, с ужасом озираясь по сторонам. Надо признать, зрелище, представшее перед ними, было не из приятных: всюду валялись трупы; один еще живой человек барахтался, как выброшенная на сушу рыба, и зажимал кровоточащую рану. Недалеко от места схватки они заметили склонившегося над чем-то Наргха. Девочка, узрев истинный облик своего спасителя, замерла, как вкопанная.

— Не бойся, Дайна, это Наргх… в своем истинном облике, — пояснил Клоин.

— Кто он? — дрожащим голосом спросила девочка, даже не собираясь приближаться к странному существу.

— Он демон. Добрый демон. Хочешь верь, хочешь нет, но это правда, — проговорил парень, но Дайна все равно стояла, как столб, и не могла отвести испуганного взгляда от Наргха.

Через некоторое время Клоин, попросив демона отойти подальше, вытащил несчастных женщин из ямы.

— Мама! — кинулась Дайна к матери, уже не обращая внимания на жуткий лик ее спасителя. Та со слезами радости заключила ее в объятия, постоянно целуя и что-то невнятно бормоча.

Чуть прейдя в себя, они снова вспомнили о Наргхе.

Мать девочки осторожно глянула сначала на демона, потом на парня, дрожащим голосом спросила:

— Кто вы?

— Мама, это демоны, но они добрые, — внезапно ответила на не предназначавшийся ей вопрос Дайна.

— Демоны? Вы пришли за нашими душами?! — выпучились глаза женщины.

— Мама, они убьют нас! — внезапно заверещала сестра Дайны.

— Нет, нет, — негодующе скривился Клоин. — Демон только он, я человек. И мы не за вашими душами пришли, то есть мы вообще не за чьими душами не пришли. Мы вас спасли.

— Не бойтесь нас, — прорычал демон. Но от его грозного голоса лица несчастных женщин побледнели еще больше.

— Девочки, бегите! Бегите и не оглядывайтесь, — приказала мать Дайны и попятилась, хватая за руки дочерей. — Изыди, демон! Во имя Создателя, изыди!

Вскоре они покинули общество своих спасителей. Три хрупких силуэта быстро растворялись среди многочисленных стволов деревьев.

Клоин уныло посмотрел им вслед и усмехнулся:

— Вот люди! Их спасешь, а они тебе даже спасибо не скажут.

— Я всегда говорил, что вы странные, — заявил демон, надевая плащ и рыская глазами в поисках перчаток — в горячке боя он сбросил их, но куда — запамятовал.

Обрубленная кисть перестала кровоточить, но все равно продолжала неимоверно болеть. На ней осталось всего два пальца. Конечно, со временем регенерация сделает свое дело, и конечность демона снова примет прежний вид. Но сейчас его левая рука — всего-навсего недееспособный обрубок.

Шустро обыскав хижины и мертвые тела разбойников, Клоин нашел только сто пятьдесят золотых и двести с лишним серебряных империалов. Добыча оказалась не такой уж щедрой, как казалось на первый взгляд, но расстраиваться вор не стал.

От болевого шока и большой потери крови Уж потерял сознание, но все еще был жив. Клоин предложил Наргху добить его, чтобы тот не мучился, но демон наотрез отказался. Пыл боя утих, и Наргх успокоился. А уверения вора в том, что, прикончив несчастного однорукого бандита, он только облегчит его муки, на демона не подействовали. Сам же Клоин, никогда не лишавший жизни людей, не смог умертвить Ужа. И им ничего не оставалось, как просто побыстрее уйти отсюда и забыть о случившемся.

Перед отбытием они стащили все трупы в яму и припорошили их листвой — устроили, так сказать, братскую могилу.

Пятеро разбойников — их разящим когтям демона так и не удалось настигнуть — разбежались кто куда. В их числе оказался и Жерок. Он воспользовался подходящей ситуацией, смывшись в неизвестном направлении, из-за чего Клоину, да и Наргху стало даже спокойнее. Избавившись от нежеланного попутчика, им больше не придется постоянно быть начеку и ждать от пленника подвоха.

Выбравшись на тракт, они отправились дальше на запад. Примерно через полчаса пути они наткнулись на разбитую повозку, окруженную трупами людей и лошадей. По всей видимости, это и были наемники, сопровождавшие семью Дайны и так бесславно павшие от рук банды Ужа.

Ближе к ночи, когда солнце почти скрылось за горизонтом, путешественники покинули окрестности Тихой рощи. На окраине леса они решили остановиться на ночевку.

Клоин больше не жаловался на усталость. То ли сказалось несколько дней тренировки, то ли вор просто не говорил об этом — было не известно. Тем не менее путники резво передвигались и к вечеру уже добрались до западной границы Хронского графства.

— Вот мы почти и дошли до границы, — объявил Клоин, внимательно разглядывая карту.

— А там что, река? — поинтересовался демон, всматриваясь вдаль.

— Да. Перейдем ее и покинем Хронское графство. Дальше мы уже будем путешествовать по землям, принадлежащим графу Симииду Оуйнекскому. Насколько я знаю, он установил на границах региона пункты таможенных сборов.

— И что это значит?

— Это значит, что любой, кто захочет пройти через его территорию, должен заплатить налог, — объяснил парень и добавил. — Поэтому, я думаю, что нам лучше сегодня переночевать еще в этом графстве, а завтра с утра с новыми силами и хорошим настроением отправимся дальше.

— Хорошо, так и сделаем, — не стал спорить демон.

* * *

Несколько дней кряду Гарок-Харотеп-Коген шел по остаточному шлейфу Наргха. Его запах жизни становился все отчетливее и насыщеннее. Казалось, что Темный Падишах наступает на пятки неуловимого демона. И совсем недавно он ощутил неимоверно мощный эмоциональный всплеск, повествующий о том, что демон-изгнанник попал в незадачливую ситуацию.

Это заставило Гарок-Харотеп-Когена удвоить шаг. Он даже подумал о том, чтобы воспарить над землей, тем самым ускорившись в несколько раз. Но идти на столь опрометчивый шаг он не решился, потому что цель была уж слишком близка, а мудрый демон не желал, чтобы странный отпрыск Бездны узнал о его появлении.

И вот он уже подходил к тому месту, где, судя по кричащему о взрыве чувств запаху, с Наргхом случилось что-что из рамок вон выходящее. Быстро и бесшумно, подобно тени, он прошмыгнул меж деревьев, оказавшись на небольшой полянке с распростершимися на ней тремя хижинами.

Старый Темный Падишах невольно ухмыльнулся, ибо предстало перед ним до боли знакомое зрелище. Едва живой человек, в ауре которого явно читалось, что совсем недавно он подвергся нападению кровожадного существа, лежал на спине, готовясь вот-вот отдать душу Бездне. Его лицо было бледным, как снег, под глазами уже намечались полоски темных синяков. Его лишенное одной конечности тело распласталось на припорошенной листвой земле посреди огромного черного пятна, образовавшегося судя по всему от вытекшей из него крови.

Человек был без сознания. Блеклые лучики надежды еще теплились в нем, разум цеплялся за хрупкие ниточки жизни…

Гарок-Харотеп-Коген подошел к умирающему. Шестипалые ладони опустились на бледное лицо, подушечки больших пальцев впились в глазные яблоки. Темный Падишах прикрыл глаза, давая возможность разуму впитать все недавние воспоминания однорукого страдальца. Разноцветные картинки жизни запрыгали перед глазами. И Гарок-Харотеп-Коген узрел Наргха, ощутил битву, разразившуюся между ним и этим полутрупом, которого, судя по воспоминаниям, звали Ужом.

Раненый атаман воспрянул, тяжелые веки медленно поднялись, посиневшие губы зашевелились. Но вместо слов в воздухе грянул жалобный стон, исполненный боли и невыносимых мук.

Старый демон довольно улыбнулся. Наконец-то он получил свежие сведения. Пускай они были скудны и отнюдь недостаточны для полноценной оценки, тем не менее это был свежий глоток воздуха.

Гарок-Харотеп-Коген открыл глаза. Огромная ладонь нависла над лицом умирающего, передавая тому порцию жизненной энергии.

Уж глубоко вдохнул. Жуткая боль, что совсем недавно подобно леденящему ветру сковывала его тело, отошла на задний план восприятия. Он почувствовал, что снова может нормально думать и даже говорить.

— Демон, что не так давно напал на тебя, что можешь о нем сказать? — требовательно прогремел голос Темного Падишаха.

— Я ничего не знаю о нем… Он был очень силен, но я ранил его, отрубил ему руку, — изрек главарь банды, повинуясь повелительному тону.

— Хм… судя по всему и он тоже, — взгляд Гарок-Харотеп-Когена спустился на окровавленное плечо Ужа, где у полноценного человека должна была быть рука.

— А! Вот падаль! — с ноткой, в которой смешались сожаление и ужас, промолвил атаман, косясь на изуродованное плечо и, видимо, вспомнив о своей печальной участи.

— Зачем он спасал человека? — продолжал задавать вопросы Темный Падишах. Хоть воспоминания поверженного бандита и дали ему новые сведения, тем не менее многое из поступков Наргха, да и самого Ужа оставалось непонятным.

— Не знаю! Он пришел к нам и… Он хотел освободить наших женщин… нашу добычу. Никто не смеет отнимать у Ужа его добычу!.. Никто! — последним словам атаман видимо хотел придать больше значительности, но вышло у него это не убедительно.

Лицо Темного Падишах задумчиво нахмурилось. Открывшиеся поступки Наргха дали ему немало пищи для размышления… Мало того, что этот изгнанник жалел людей, так теперь он повадился их спасать. Поистине недостойное дитя Бездны деяние!

Интерес исполненного мудрости демона взорвался, как вулкан. Загадка, которую он взялся истолковать, оказалась намного обширнее и глубже, чем предполагалось ранее. И куда интереснее!

Гарок-Харотеп-Коген глубоко вдохнул, определяя по остаточному потоку возможный путь Наргха. В мыслях ярко обозначилось нечто вроде карты, которая твердила, что изгнанник вот уже несколько дней кряду шел в направлении, что в этом мире именуется западом. Он и его товарищ, дружба которых была вершиной противоестественности, неустанно бредут, явно имея какую-то определенную цель.

Но какую?..

Старый демон знал только то, что начало этому неутомимому стремлению путешествовать было положено совсем недавно.

Несколько дней назад Темный Падишах столкнулся с одним очень примечательным обстоятельством. Он встретил нескольких человек, волокущих в повозке обгорелый труп. В тусклой ауре мертвого тела яркой чертой выделялось кое-что очень интересное, и оно отчетливо говорило о том, что к смерти этого человека причастен демон. В тот момент Гарок-Харотеп-Когеном овладел неистовый восторг, ибо именно тогда он ухватился за длинную нить разгадки мучавшей его тайны. Между тем он узнал, что демон, вопреки своей природе, путешествует в компании человека, которого он по чистой случайности спас от смерти.

И вскоре Темный Падишах наткнулся на остаточный след Наргха, что явно переплетался с человеческим шлейфом. И след этот привел его сюда, на поле необъяснимых подвигов…

Гарок-Харотеп-Коген вынырнул из воспоминаний, снова обратив взор на полуживого бандита. И он понял, что тот давно пытается с ним заговорить.

— Не знаю, кто ты и зачем задаешь такие вопросы, но ты должен мне помочь, — заявил однорукий атаман.

— С чего ты взял? — нахмурились брови старого демона.

— Но ты же можешь… Я почти умер, я уже не ощущал ничего, кроме одного лишь холода, как явился ты и избавил меня от всего. Ты можешь, я знаю, можешь вернуть мне руку. И тогда я отомщу этому треклятому демону, — в голосе опозоренного главаря звенели злобные нотки.

Во мраке ночи Уж не мог разглядеть ужасного лика демона. Только расплывчатый силуэт, отдаленно схожий с человеческим, убеждал его в том, что перед ним действительно кто-то есть. И вопросы задаются определенно не его собственным, помутневшим от боли разумом, а именно этим таинственным некто.

— Да, я могу тебе помочь. Я могу вернуть тебе руку, заживить все твои раны, вложить в тело небывалую доселе мощь, но… — Темный Падишах сделал недолгую паузу и тихо, голосом неспешно текущего ручейка, продолжил, — …зачем?

Атаман открыл рот, намереваясь что-то ответить, но промолчал.

— Все, что мне от тебя было нужно, я узнал. Теперь ты бесполезен. Умирай в одиночестве. Очень скоро ты узнаешь, что те муки, которые тебе удалось претерпеть, — ничто по сравнению с тем, что тебя ждет.

И таинственный силуэт исчез, забрав с собой ту часть жизненной энергии, что была передана Ужу лишь на время. Тело атамана вновь сковал мертвенный холод, разум затуманился болью, что стала еще острее и невыносимее, чем прежде. Однорукий страдалец истошно выл, пытаясь встать, и удивительно напоминал барахтающегося в беспомощности жука, которого злые люди перевернули на спину.