Утро выдалось настолько мерзким, что даже самый утонченный меланхолик остался бы не доволен. Лил не просто сильный дождь, а самый что ни на есть настоящий ливень — такие обычно случаются в летнюю пору. Ко всему прочему еще дико дул ветер, насквозь пронзая холодом. Небо напрочь заволокло серыми тучами, под плотной пеленой которых надежно и видимо надолго укрылось такое желанное сейчас солнце. От вида всего этого казалось, что сам Создатель находился в крайне ужасном расположении духа и решил сорвать гнев на людях, устроив потоп.

Наргх и Клоин передвигались медленно. Демон полностью промок, но ему это нисколько не мешало. Парень же, сгорбившись и сморщившись, как старое яблоко, заслонял лицо рукой, словно закрывался от назойливых солнечных лучей. Его несчастная и измученная физиономия отражала лишь недовольство. В такую погоду он всегда жалел, что некогда согласился отправиться в столь дальний путь.

С полчаса назад они покинули Одинокую чащу и теперь, наткнувшись на промозглый ветер, с трудом передвигались по открытой местности. Ливень начался сравнительно недавно, но за последние два дня, что путники провели в лесу, мелкий, но ужасно противный и настырный дождь практически не прекращался. Ко всему прочему нормально поспать при такой погоде тоже не удавалось, и поэтому, в отличие от Наргха, Клоин чувствовал себя разбитым. Но как бы там ни было, они удачно сократили путь и уже передвигались по территории крайней восточной провинции, земли которой принадлежали барону Яскину Аподинскому.

Ближе к полудню ветер утихомирился, а ливень сменился уже привычной изморосью. Тяжелые мрачные тучи уступили место сероватым облакам, но их унылый вид отнюдь не придавал хорошего настроения.

Вскоре путешественники вышли на размокшую Длинную дорогу, криво петляющую и уходящую далеко на запад.

К вечеру Наргх и Клоин пересекли границу Яскинского баронства и вступили на холмистую территорию графства Лангльвиль — самого маленького из центральных провинций. Уже ночью они достигли небольшой деревеньки под названием Холмистая и переночевали в местной гостинице.

Утром следующего дня Клоин пополнил запасы провианта на местном базаре и прикупил сухой одежды для себя и Наргха. Благо, что в Холмистой этого добра предостаточно. Да к тому же и цены оказались не очень «кусачими».

Теперь на голове у Клоина красовалась кожаная шапка с прослойками из заячьего меха, а демон облачился в другой походный плащ, более качественный, приятный на внешний вид и ощупь и, конечно же, более дорогой. Сейчас Наргх походил не на наемного убийцу, с кем его до этого времени легко можно было перепутать, а скорее на охотника или обычного путешественника с большой дороги.

Спустя два дня путники уже подходили к окраине графства Лангльвиль, на границе которого расположилась небольшая крепость. Не смотря на то, что это полуразвалившееся здание было очень древним, местные пограничники все равно использовали его в качестве своего прибежища.

Вообще, на территории центральных и некоторых западных провинций разбросано множество старинных развалин — некогда величественных архитектурных построек. Почти две тысячи лет назад эти руины были замками и крепостями, возведенными в свое время предками нынешних миранийцев — жителями королевства Мирниос, первым покровителем которого был дальний предок нынешнего императора — князь Еканиролис; он и положил начало великой династии.

Древний венценосец объединил доселе разрозненные племена, населявшие территории нынешних центральных и западных графств, и сколотил приличное даже по теперешним меркам княжество. Во всяком случае, так утверждают историки, опираясь на старинные летописи, в коих красочно описываются подвиги древнего князя.

Благополучно перейдя границу, Наргх и Клоин вступили на земли провинции Кронтель — одного из двенадцати, притаившихся рядом друг с другом, центральных баронств. Там, почти у самой границы, они и заночевали.

Спустя шесть дней путешественники уже передвигались по территории западного графства Лорадо. Еще через день к полудню они добрались до окрестностей деревни Приболотной.

Природа вокруг представляла грустную картину. Рядом с деревней расположен тот самый отливающий чернотой лес — Великое Болото. Большинство деревьев являли собой уродливые коряги, небрежно торчащие из раскисшей земли. На некоторых из них поселился и уже давно прижился желто-зеленый мох, что подобно старому выцветшему ковру, обильно покрывал измученные временем толстенные стволы.

Ветра почти не было, поэтому запах здесь стоял самый что ни наесть отвратный и тошнотворный, из-за чего Клоин вынужден был зажать нос. Аромат прямо-таки бил по мозгам. Но прошло совсем немного времени, и парень к этой вони уже принюхался, но все же дышать полной грудью не решался.

Наргх же, как ему и полагалось, вообще не мог учуять злой вони болота. Зато он отчетливо ощущал разноцветные запахи жизни людей, и среди них демоническому обонянию удалось нащупать доселе неизвестный остаточный поток. Было в нем что-то таинственное, какая-то непостижимая еще Наргхом сила.

— Вот мы почти и у цели, — объявил Клоин, вглядываясь в обветшалые домишки, что с каждым шагом становились все ближе. — Надеюсь, Ярокий все еще жив и до сих пор является здешним трактирщиком, иначе нам будет очень тяжело отыскать алхимика. Местные, даже если и знают где живет Ролус, то вряд ли нам покажут. Мало ли что могут предвещать одинокие незнакомцы, то есть мы? Они могут спутать нас с послушниками или прислужниками Ордена. На их месте я бы так и сделал… Если бы не удачное знакомство Флита с Ярокием, я бы про Ролуса так ничего и не узнал. Вся надежда только на него.

Через мгновение они уже подходили к трактиру «Голова быка», где четыре года назад Клоин и Флин повстречали Ролуса. Это было довольно таки хлипкое строеньице, больше похожее на огромный старый сарай, знавший лучшие времена, нежели на общественное заведение.

Что ни скажи, а деревня жила бедненько. Это сразу бросалось в глаза. Денег на ремонт домов у жителей не то, чтобы не хватало, а совсем не было. Вокруг, конечно, деревьев — хоть город строй, но подходящие для сего мероприятия лишь считанные единицы, да и плотников нормальных днем с огнем не сыщешь. Благо, хоть какую-то радость приносила плодородная земля, изобилующая торфом. Урожай тут был недурным в любом, даже не шибко плодородном году. Впрочем, если бы не это единственное достоинство, ярким пятном выделяющееся среди сомнительных качеств села, то деревня уже давно бы сгинула.

Клоин уверенно отворил ужасно скрипучую и, видимо, давно не смазывавшуюся дверь таверны, его фигура мгновенно скрылась внутри. Наргх, ни секунды не раздумывая, последовал за ним.

Внутри было малолюдно и довольно тихо. Все же на дворе стояла середина дня, и народ в основном был занят повседневными обязанностями.

В глубине питейного заведения располагалась массивная глыба выложенного камнями камина. В его широкой топке желтыми язычками извивался огонек. Медленно прогорающие поленья, ласково облизываемые пламенем, изредка потрескивали.

Невысокий, коренастый мужчина лет тридцати с лицом взрослого ребенка сидел на корточках подле топки и ковырялся кочергой в углях. Как только в трактире появились новые лица, он натянул на унылую физиономию радушную улыбку и живо зашагал к стойке.

Клоин лихорадочно оглядывался по сторонам в поисках знакомого лица. Но, как назло, из присутствующих в таверне посетителей никто даже и близко не походил на Ярокия. Тот был жилистым, ссутулившимся мужчиной лет пятидесяти пяти с серой от проступающей седины головой и небольшим шрамом на щеке… Единственным более-менее похожим на него человеком был улыбающийся трактирщик за стойкой, одаривающий Клоина и Наргха приветственным и явно наигранным взглядом. На мгновение парню показалось, что этот мужчина — сын Ярокия.

— Добрый день, господа! Что будете заказывать? — еще шире улыбнулся трактирщик, как только Клоин с недовольным лицом приблизился к нему.

— Ты здесь трактирщик? — ответил вопросом Клоин. Беспокойство одолевало его все больше. В мыслях он тешил себя надеждой, что Ярокий все еще жив, просто заболел и сидит дома или еще что-нибудь в этом роде. Мысль о том, что этот мужчина является сыном Ярокия теперь казалась несуразной. Хоть лицо отдаленно и напоминало физиономию старого друга, но все равно оно было другим: простым и наивным.

— Да я. Так что будете заказывать? — продолжал улыбаться трактирщик, но уже более размыто и не так добродушно. Голос же звучал спокойно и непринужденно.

— Да погоди ты со своим заказом! — раздосадовано воскликнул Клоин. — Тут года четыре назад другой трактирщик заправлял, звали его Ярокий. Что с ним и где он, не знаешь?

— А что вам от него нужно? — в голосе корчмаря проскользнул холодок.

— Да есть у нас дело одно… Его помощь очень бы нам понадобилась, — в глазах Клоина блестела надежда, но уже понемногу начинающая меркнуть.

— Дядя умер два года назад… — стальным голосом ответил трактирщик и отвел взгляд. Он отрешенно пялился куда-то в окно и щурился, словно о чем-то усиленно размышляя. Казалось, что еще немного и бедный трактирщик пустит слезу. Впрочем, его детскому лицу это как раз таки и подошло бы.

— Как умер?! — недоуменно воскликнул Клоин.

— Я не хочу об этом говорить. Если вы пришли сюда только из-за дяди Ярокия, то больше вам здесь делать нечего, — сухо проговорил мужчина, его глаза жалобно заблестели.

— Прошу прощения! Я не знал. Он был хорошим человеком. Однажды он нам с братом очень помог, — лицо Клоина погрустнело, а в глазах и вовсе не было больше надежды.

Трактирщик в ответ ничего не сказал, лишь потупил взгляд. Яснее ясного — его разрывали душевные мытарства.

Клоин развернулся к Наргху, всем видом излучая лишь полное разочарование, и зашагал к выходу, но тут он вдруг резко остановился, будто что-то вспомнил, и снова подошел к трактирщику.

— Я понимаю, что об этом говорить тебе очень тяжело, но, возможно, ты нам сможешь помочь, — Клоин с надеждой поглядел в печальные глаза корчмаря.

— Чего вам? — грустно поглядел на парня племянник Ярокия.

— Мы ищем одного… так сказать, человека, его в вашей деревне знал только Ярокий. Ну, может, не только он, но во всяком случае, он был одним из тех, кто его знал. В общем, нам нужен человек по имени Ролус. Слыхал о таком? — уставился на трактирщика вор, опять ожидая самого худшего.

— Что? — как-то подозрительно прищурился тот.

— Человек по имени Ро…

— Конечно, я знаю его! Именно из-за него и погиб мой дядя… Да если бы я знал, где он сейчас, я бы убил его, не раздумывая!.. — яростно блеснули глаза трактирщика.

— Успокойся, успокойся! Не горячись так… Почему именно из-за Ролуса то? — тихим голосом протянул Клоин.

Надо признать, реакция трактирщика его удивила. Все же Ярокий уважал Ролуса, да и сам алхимик не стал бы доверять кому попало. Стало быть, оба стоили друг друга. А тут вдруг чтобы еще Ролус был виновен в смерти своего же товарища! Это выглядело, по меньшей мере, странно.

Наргх тоже насторожился, тело напряглось, демон словно готовился к схватке. Он внимательно слушал трактирщика и отлично понимал, что тот явно не в духе. Ко всему прочему в нем понемногу стало колыхаться Чувство Нападения.

— Дядя Ярокий якшался с этим недобитым магом, помогал ему, а потом кто-то из деревни сообщил инквизиторам об этом. Если бы я знал кто… — глаза трактирщика снова недобро блеснули. — …я бы убил и его!

— И что потом? — осторожно спросил Клоин, мысленно осуждая себя за то, что он так беспечно играет с огнем, продолжая тревожить уже и так не на шутку рассерженного мужчину. Мало ли что может сейчас на него найти?!

— Да что?! Что инквизиторы всегда делают?! Сначала пытали его, хотели, чтоб тот выдал все, что знает про мага. Но дядя был крепким орешком, он так им ничего и не сказал. Потом инквизиторы сожгли его. Заживо, — на последних словах голос трактирщика начал срываться. Его недобрый взгляд впился в вора, а лицо сделалось таким, будто он обвинял во всех грехах Клоина. — Мерзавцы они все: и маги, и инквизиторы. Не дают нам жить спокойно. Сначала одни губили людей, почем зря, теперь другие тем же занимаются! — он на мгновенье умолк, поглядел на Наргха, потом снова на Клоина, гнев стал потихоньку утихать, сменяясь тоскливой задумчивостью. — Постойте!.. А вы случаем не…

— Да, нет! Никакие мы не инквизиторы, — махнул рукой Клоин, догадываясь о мыслях трактирщика. — Ну ты, это… все равно так о них громко не кричи, мало ли кто услышать может.

Больше Клоин ничего не спрашивал. Вместе с Наргхом они тихо покинули таверну, стараясь не привлекать внимания у итак не сводивших с них глаз посетителей. Парень решил, что хватит уже мучить расчувствовавшегося трактирщика, все равно от него они ничего существенного не добьются. Да и к тому же тот разрыдался на всю таверну, привлекая ненужные взгляды.

— Теперь не знаю, что делать. Ярокий умер. Жаль, конечно, его… Но он был единственным, кто мог бы нам помочь, — в отчаянии развел руками Клоин. — Его племянник ничего не знает. С другими жителями в этой деревне я не знаком. Как быть дальше?

— Попытайся вспомнить дорогу к жилищу мага, — предложил демон.

— Слушай, я тебе что, ясновидящий что ли? — брюзгливо фыркнул вор. — Сказал же: не помню я, хоть ты убей. Понятия не имею, почему так, но у меня, словно у сумасшедшего, память отшибло. И почему-то именно на тот момент, когда мы шли к его хижине. Все будто в тумане…

— Ты говоришь где-то на болоте его жилище? — не особо прислушиваясь к последним словам, спросил демон и принюхался.

— Ну да.

— Тогда нам нужно искать там, — Наргх уверенно зашагал к заболоченному лесу.

— И куда… куда ты пошел?! — всплеснул руками Клоин. — Я же тебе говорил, что болото это огромное, нам его за всю жизнь не обойти!

Наргх ничего не ответил. Он упорно шел и принюхивался. Демон отчетливо ощущал среди разномастной гаммы запахов какой-то странный остаточный шлейф, ведущий к лесу. Наргху казалось, что именно он как-то связан с магией.

Едва они переступили черту леса, Наргх внезапно остановился и замер, как вкопанный. Мгновенно развернувшись к парню, он громко рыкнул:

— Стой!

— Что случилось? — растерялся от удивления Клоин, но быстро пришел в себя и продолжил. — Сначала ты прешь без остановки, а теперь резко останавливаешься! Как это, демон меня раздери, понимать? — вор злился, совсем недавно постигшая их неудача с трактирщиком просто выводила его из себя.

— Что-то здесь не так, — демон начал судорожно озираться по сторонам.

— Так что случилось то?

— Я чувствую какую-то непонятную силу…

Наргх растерялся. Его голова кружилась, а сознание словно наполнялось туманом. Впервые он ощутил что-то одновременно и неизвестное и знакомое, и пугающее и успокаивающее. Это что-то было одновременно и всем и ничем. Наргху казалось, что внутри него что-то вертится, копошится, старается оттолкнуть наползающую на разум незримую силу.

— А я ничего не чувствую, — пожал плечами Клоин.

— Здесь что-то есть, — демон осторожно зашагал дальше в лес.

— Да нет здесь никакой силы, а только огромное вонючее болото, да коряги всякие, — на последних словах вор будто нарочно споткнулся об уродливую черную ветку, удивительно похожую на лапу монстра.

Едва сделав несколько шагов, Наргх пронзительно взревел. Гром демонического рыка эхом разнесся по всему лесу.

Мгновение и он упал на колени, стискивая руками голову.

— Да что с тобой?! — испугался Клоин.

Наргх заревел еще громче, лихорадочно мотая головой и пытаясь встать. Но у него ничего не получалось. Голова, да и все тело буквально разрывались от жуткой, непереносимой боли на подобие той, что демон познал еще в детстве. Казалось, что кто-то лупит по мозгу булыжниками. Разум демона сопротивлялся неизведанной энергии, так и норовившей проникнуть в сознание.

— Что с тобой? Тише, Наргх, не ори так! Мы не далеко отошли от деревни. Тебя могут услышать… — пытался успокоить его Клоин.

Все закончилось через мгновение. Боль резко утихла: сменилась гудением в ушах и головокружением. Немного отдышавшись и придя в себя, Наргх встал на ноги и снова огляделся. Он все еще ощущал странную энергию, но уже не так отчетливо, как прежде. Ничто больше не проникало в разум, не норовило пробить его или подчинить себе. От боли остались лишь неприятные воспоминания. Теперь эта сила казалась ему как бы прирученной и немного иной.

— Что это было? — Клоин ошарашено уставился на демона, раззявив рот.

Что сказать! Его удивлению не было границ. На миг вору даже показалось, что по каким-то неведомым причинам жизнь демона вот-вот оборвется. Сия мысль навеяла жуткий страх. Мало того, что они не имели понятия о том, где искать Ролуса, так еще и Наргх чуть было не отдал свою демоническую душу обратно во мрак Бездны!

— Не знаю, но мне кажется, что это магия так действует на меня, — задумчиво ответил Наргх.

— Магия? Откуда здесь магия? — проворчал парень. — Это обычное болото, просто очень большое и отвратительное. Какая еще магия! Здесь и животных то нормальных нет!

— Не забывай о том, что где-то здесь неподалеку живет маг. Наверное, это как-то с ним связано. Я его еще не чую, но думаю, что скоро это мне удастся.

— Ты говоришь полную ерунду, демон! — воскликнул Клоин и, поправив на спине рюкзак, сделал такое выражение лица, будто он единственный, кто все на свете знает. — Во-первых, мы на самом деле и понятия не имеем, где живет маг — неподалеку или на другом конце Великого Болота. Во-вторых, магия всегда с магами и нигде больше…

— Кто тебе это сказал? — перебил его Наргх. Умная, всезнающая мина мигом спала с лица парня.

— Ну а где же еще она может быть, если не с магами? Они ее создают и ей же сами пользуются, — уже с явной неуверенностью проговорил Клоин.

— Я мало знаю о магии, но могу сказать наверняка: люди ее не создают, — твердо заявил Наргх.

— Да это и не важно, — махнул рукой Клоин, стараясь не спорить с демоном и не раздувать тему, в которой ничего не смыслил.

— Мы должны найти человеческого мага. Я чувствую чей-то остаточный поток. Возможно, он приведет нас к Ролусу, — сообщил демон, принюхиваясь к недавно обнаруженному запаху жизни. Ни на миг не задумываясь, он отправился дальше, вглубь заболоченного леса.

Клоин, вздохнув, последовал за спутником.