Утро выдалось холодным и очень неприятным. Небо покрыло серое одеяло туч.

Издалека доносились звуки всплесков воды и гулкое кваканье. То жили полноценной жизнью тритожабы. Маленькие чудовища почему-то не впадали в зимнюю спячку подобно прародителям, жабам, а, наоборот, резвились чуть ли ни до самого выпадения снега.

Первым от дремучего сна пробудился Клоин. Он долго не мог сообразить, где находится и как сюда попал — избитая недавней попойкой память сначала отказывалась помогать ему. Но, оглядевшись и узнав пару знакомых лиц, или точнее тел, воспоминания в его еще окончательно не отрезвевшей голове начали мало-помалу восстанавливаться.

Поначалу парня удивил Ролус, развалившийся на полу в неестественной позе. Клоину на мгновение даже показалось, что алхимик умер. Но заметив, как размеренно поднимается и опускается грудь старика, беспокойство тотчас покинуло вора. Что тут переживать? Если дышит — значит жив.

Клоин снова оглядел хижину; медленно и неуклюже, подобно дряхлому деду, встал, и поплелся к столу, где надеялся найти хоть что-нибудь, что смогло бы утолить жгучую жажду.

Проходя мимо Наргха, вор невольно улыбнулся. Ему почему-то показался забавным срубленный пьяным сном демон. Парня вдруг посетила мысль о том, что он, Клоин Рейден, наверное, единственный человек в мире, кто так просто подружился с настоящим созданием Бездны, да еще надрался с ним на пару до потери сознания. Хотя нет, не только он, Ролус тоже сыграл в этом столь обыденном мероприятии немаловажную роль.

Рыская по столу в поисках заветной жидкости, Клоин наткнулся на странный свиток с непонятным текстом и миску с мусором. Ничего он этого трогать не стал, и, так и не отыскав спасительной жидкости, решил разбудить престарелого мага, дабы тот помог ему в его поисках.

— Давай, давай, вставай, колдун! — тряс алхимика Клоина. — Наколдуй мне воды, а то пить хочется, аж сил нету. Твое пойло высушило меня, как рыбу солнце.

— Что случилось? — наконец начал просыпаться Ролус и встревожено глянул на парня.

— Ну наконец-то! Вставай, давай! — обрадовался вор. — И почему все время я первый просыпаюсь?

— Наргх спит? — почему-то вспомнил о демоне алхимик.

— Спит, как убитый! Похоже, твой сверхсильный эликсир одолел даже демона, — усмехнулся Клоин, оглядываясь на мерно сопящего Наргха.

— Это хорошо! — еле слышно вымолвил маг, начал неохотно подниматься, разминая окоченевшие кисти.

— Ну так ты мне воды наколдуешь или нет? — снова обратился к Ролусу парень.

— А твои запасы разве уже закончились? — поинтересовался старик, сворачивая рукопись с древним текстом и направляясь в темную комнату.

— Да она вся теплая и задохшаяся! Свеженькой хочется… Да, кстати, как там с зельем для Наргха дела обстоят? — осведомился Клоин, неуклюже опуская измотанное похмельем тело на стул.

— Зелья? — переспросил Ролус и тут же вспомнил, что он со своим Ритуалом Прозрения совсем позабыл об эликсире Оборота. Через несколько секунд из темной комнаты донесся хрипловатый голос алхимика. — Ты про зелье Оборота?

— Ну да, про него! Ты его варить начал?

— Нет, еще не начал, — проговорил Ролус, пытаясь придумать оправдание.

— Тоже напился до потери сознания, как я и Наргх? — усмехнулся Клоин.

— Э-э-э… да! Не рассчитал немного, — согласился Ролус, выходя из комнаты. Решение проблемы нашлось само по себе. — Сегодня в полночь все сделаю.

— Ладно. Со всеми бывает. Вы маги — тоже ведь люди, — расплылся в улыбке парень, — и вам свойственны все те же человеческие ошибки… Но вот воды холодненькой я попил бы.

— Сейчас, — кивнул маг и направился к выходу. По пути он захватил со стола миску, что некогда служила для заклинания, и пустую бутылку, что еще прошлым вечером была полна убойной Настойки Доргана.

— А это что за мерзость? — спросил парень, наблюдая, как Ролус аккуратно поднимает миску со стола. Маг явно старался не пролить содержимого.

— Да так! Для зелья нужно было, — отмахнулся старик и поспешно покинул хижину.

На улице заметно похолодало. Осень явилась в Миранию окончательно и бесповоротно. Теперь уже точно не следовало ожидать теплых деньков. Ясно, что уже вот-вот на днях должен выпасть первый снег.

Вокруг властвовала тишина. Казалось, что вся живность на болоте вымерла. Лишь изредка доносились едва улавливаемые звуки всплеска воды резвящихся тритожаб.

Через некоторое время в хижину вернулся Ролус. В одной руке он держал уже опустевшую миску, а в другой — бутылку, доверху наполненную зеленью болотной жижи.

Глядя на это, Клоин непроизвольно скривился:

— Что это?

— Болотная вода, — пожал плечами Ролус, опуская обозначенную бутыль на стол.

— Ну и на кой демон она нам нужна? — кривая мина никак не желала сползать с лица парня. — Только не говори, что из нее ты сделаешь нормальную воду.

— Успокойся! Я же алхимик. Из любой, даже самой непригодной для питья жидкости я смогу сотворить отличную воду, не отличимую от колодезной или родниковой.

Клоин ничего не сказал, только многозначительно повел бровями. Он уже привык к тому, что маг из самых простых вещей мог делать что-нибудь очень полезное.

Ролус внимательно поглядел на мутную жижу, его губы едва заметно зашевелились. И тут болотная муть буквально на глазах начала становиться прозрачной, и уже через мгновенье эту же самую бутыль наполняла кристально чиста вода.

— Готово! — довольно вымолвил алхимик, указывая на свое творение.

— Ты мастер, Ролус! — восхищенно проговорил Клоин, хватая бутыль и жадно вливая в рот вожделенную жидкость. Он не стал даже принюхиваться к ней или еще как-то показывать недоверие. Ему было не до этого. Слишком уж сильно мучила жажда.

Кроме родниковой чистоты, она обладала еще несколькими удивительными и явно не лишними качествами: прохладой и превосходным вкусом. Не то, чтобы она обладала каким-то определенным вкусом, нет, просто пить ее было очень приятно, особенно во время иссушающего похмелья.

— Знаешь, а ведь теперь я начинаю понимать, что магом быть очень даже неплохо! — улыбнулся парень, утолив наконец жгучую жажду. Почти опустевшую бутыль он поставил на стол.

— Это смотря с какой стороны поглядеть! В любой профессии есть свои положительные и отрицательные стороны.

— Раньше я не доверял магии, а теперь вижу, что она оказывается очень полезной.

— Не все так просто, как кажется на самом деле. Магия сложна в познании. В свое время, юноша, многие ученики сдавались, находясь еще на первом этапе обучения, — с видом опытного учителя пояснил алхимик.

— Как ты думаешь, я смог бы стать магом? — внезапно спросил Клоин, лицо его при этом сделалось искренне любопытствующим.

— Так сказать, без предварительных испытаний, не могу. В твоей ауре я вижу мало магических пристрастий. Да к тому же чтобы стать магом, нужно много трудиться, а ты этого делать не любишь.

— Хм… ты намекаешь на то, что я вор, да?

— Я ни на что не намекаю. Я говорю прямо — ты не любишь работать. А то, что ты вор, это как следствие твоей нелюбви к труду, — пожав плечами, пояснил Ролус.

— Э… ну… я… а ты хоть знаешь, как тяжел воровской труд? — наконец придумал чем отпарировать Клоин.

— Не знаю и не хочу знать, — спокойно ответил алхимик. — Ты не думай, я тебя ни в чем не обвиняю. Каждый зарабатывает на жизнь как может.

— Ай… да ну тебя! — махнул рукой вор, отвернулся и опустил голову. Порой он обижался, когда люди видели в нем вора, да еще и упрекали в этом.

— Не обижайся ты на меня! Лучше скажи: ночью ты ничего странного не заметил? — перевел беседу в другое русло маг.

— Да что я мог заметить! — воскликнул Клоин. — Ты ж напоил нас своей магической настойкой, как последних пьяниц. Даже Наргха вырубило, чего никогда не бывало. Да и сам ты напился до потери ощущений.

— Это верно, — многозначительно протянул алхимик и привстал. — Ладно, хватит говорить о пустом. Мне еще нужно сходить и восстановить заклятие, которое демон так легко разрушил.

— Подожди, а как же мы тут будем то? Одни останемся, что ли?

— Да, одни, — сказал Ролус и подошел к двери таинственной комнаты. Резким движением он захлопнул ее и что-то невнятное проговорил. Потом повернулся к Клоину и предупреждающе изрек. — Сюда лезть даже не пытайся.

— Это ты опять намекаешь на мою воровскую природу, да? — недовольно блеснули глаза парня.

— Нет. Там хранится много редких магических вещей, и неосторожное обращение с ними может привести к плачевным последствиям. Возможно, ты и не захочешь ничего брать, но к чему-нибудь прикоснешься не так и… — Ролус на мгновение замолчал и через несколько секунд продолжил. — Вернусь часа через три, может, больше.

Клоин отрешенно махнул рукой и принялся рыться в котомке — решил отыскать чего-нибудь съестного. Постепенно трезвеющий организм просил пищи.

Ролус покинул хижину и медленным, но верным шагом отправился восстанавливать заклинание. После проведения Ритуала Прозрения алхимик стал доверять своим гостям, как верным друзьям. Теперь он наверняка знал, что их ауры не врут. И в них он не видел ничего дурного. Про демона все ясно. Про Клоина тоже. Парень хоть и немного амбициозен, но вреда от него не исходило.

Но маг решил покинуть жилище не только из-за заклинания. Ему хотелось побыть наедине с самим собой и поразмышлять над недавними видениями. То, на что открыл ему глаза друидский ритуал, поистине впечатлило. И Наргх для него теперь стал небезынтересен.

Если бы все это случилось еще до войны с Орденом, то этого странного демона давно уже заграбастали бы ученые-демонологи и подвергли его скрупулезному изучению. Ведь Наргх — поистине редкий экземпляр. Таких, как он, не встречали за всю историю Гильдии ни разу. Во всяком случае, в исторических хрониках ничего подобного не упоминалось. И как по злой иронии судьбы, он появился именно тогда, когда единственная организация, способная пролить свет на необъяснимую природу Наргха, уже перестала существовать.

Ролус неспешно шагал по незримой тропинке и задумчиво прищуривался. Он пытался выудить из воспоминаний демонического будущего хоть толику смысла. Но все было слишком размыто и несуразно. Лишь странные неясности говорили о том, что демон еще не раз встретится с магами, и они прямо или косвенно будут влиять на ход его жизни.

Вопреки обещанию, вернулся старый алхимик лишь под вечер. Он выглядел немного уставшим. Все-таки пожилому человеку не так просто бродить по вязким топям, будь он хоть трижды магом.

— Наконец-то вернулся! — поприветствовал Ролуса Клоин. Улыбаясь, добавил. — Я уж думал тебя гигантские лягушки сожрали.

Ролус ничего не ответил, лишь с легкой ленцой уставился на осклабившегося парня. Тот же сидел у крыльца хижины и ковырялся палкой в углях, поигрывающих красновато-оранжевыми оттенками.

— Какого демона ты развел здесь костер?! — грубо спросил Ролус, ускоряя шаг и быстро приближаясь к вору.

— Да… это… хотел картошку запечь. Нашел у тебя несколько картошин… подумал, что нечего им попросту валяться и гнить. Вот и…

— Идиот! — воскликнул алхимик. — Дым могут увидеть люди. Я что, зря столько времени скрывался на этом поганом болоте? Зря заклинание создавал? И все это падет прахом только из-за твоего необдуманного поступка? Туши быстро!

Клоин опешил. Он впервые увидел Ролуса до такой степени озлобленным. Хотя чего он мог еще ожидать?

Алхимик начал судорожно топтать угли, пытаясь окончательно выбить из них огненную силу. Через мгновение к нему присоединился и Клоин, преждевременно вынув картошку.

— Не делай так больше! — сухо сказал маг, как только растоптанные в черную пыль угли перестали дымиться.

— Фу-у-ух! — облегченно выдохнул парень. — Ты уж извини меня за это… И… это… как бы тебе объяснить…Тут, в общем, одна проблема появилась…

— Какая? — спросил безразличным голосом маг.

— Наргх не просыпается.

— Что значит не просыпается? — выпучил глаза алхимик.

— Да то и значит. Он, конечно, любит поспать. Но так долго… Это впервые. Я его пытался растолкать, но он будто мертвый лежит. Хотя дышит и сопит, как живой, — объяснил парень, виновато косясь на мага.

— Хм… — задумался алхимик и, долго не мешкая, направился в хижину. Клоин подобрал обугленные и еще горячие картофелины и последовал за магом.

Наргх пребывал все в той же позе, в которой его последний раз видел Ролус — мирно лежал на спине. И спал. Грудь медленно поднималась и опускалась, словно по заранее определенному расчету. Дыхание демона не сбивалось ни на миг.

— Он даже не шелохнулся, когда я его пытался разбудить, — сообщил Клоин, глядя на дремлющего демона. Ухмыляясь, добавил. — Видать, напился похлеще всех пьяниц Мирании вместе взятых.

Ролус помрачнел. Он подошел к Наргху вплотную и наклонился. Пальцем аккуратно приподнял веко демона и сосредоточенно поглядел в темно-красный зрачок.

— Похоже, я перестарался, — тихо пробормотал алхимик.

— Что? — навострил слух Клоин.

— Ничего… Скорее всего ты, прав. Он перепил, — растерянно кивнул старик.

— Не думал, что демоны тоже могут упиваться.

— Они многое могут.

Да, что не говори, а старый маг перестарался в заклинании Сонного забвения. Той порции магической энергии, что он истратил на демона, хватило бы на усыпление дюжины здоровенных мужиков.

Весь вечер, вплоть до полуночи Ролус занимался подготовкой к зелью: собирал все необходимые ингредиенты и внимательно изучал рецепт зелья. Клоин же поначалу мучил старика расспросами о том, чего еще полезного может наколдовать алхимик, но потом все же отстал — Ролус любезно попросил парня не мешать и удалился в свою таинственную комнату.

— Юноша, просыпайся! Мне понадобится твоя помощь! — сквозь сон донеслось до сознания Клоина.

— А? Что? — невнятно пробормотал парень, с трудом открывая слипшиеся веки. Клоин не дождался полуночи и задремал еще тогда, как на небо выкатились первые звезды.

— Просыпайся! Для зелья необходима твоя кровь.

— Да-да, сейчас, — сладко зевнул вор. — Много-то надо?

— Капли должно хватить. Но в нашем случае, я думаю, нужно будет побольше. Можешь не вставать. Протяни руку.

Клоин послушно вытянул левую руку и тут же громко взвизгнул. Резкая боль скользнула по запястью, разгоняя овладевшую разумом дремоту. Ролус же, не обращая внимания на реакцию вора, аккуратно сцеживал кровь в колбу.

— Ты бы хоть предупредил! Больно же! — морщась, простонал парень.

— Ничего, заживет! — успокоил его алхимик, капая на порез какой-то жидкостью из мензурки. — Пусть впитается. Это лечебное зелье. Через минуту и шрама не останется.

— Ого, через минуту! — удивленно протянул Клоин. В его глазах мелькнули искорки восхищения и даже зависти. — Ты этими зельями торговать бы начал. В миг бы разбогател.

Ролус подозрительно покосился на парня, потом резко отвернулся и зашагал в комнату. Перед тем как закрыть дверь он тихо вымолвил:

— Вы, обычные люди, не понимаете, что богатство, деньги — все это не имеет никакого смысла. Поэтому и разрушаете все вокруг себя.

После этих слов алхимик захлопнул дверь и больше из комнаты он за эту ночь не выходил. А Клоин остался лежать во тьме. Ему не хотелось спать. Неожиданная боль прогнала сон, словно собака кошку. И теперь парню оставалось лишь лежать, глядеть на темный деревянный потолок и размышлять о чем ни попади.

Он думал о том, что его путешествие подошло к концу. И это на самом деле так. Парень обещал довести демона до жилища Ролуса. И сделал это. Теперь он свободен, как птица в небе. И именно это, как бы не показалось странным, тревожило Клоина. Ему почему-то захотелось продолжить путешествие. Тем более вор убедился, что с демоном путешествовать по большой дороге куда безопаснее, чем одному. Да и ощущал он себя как будто обязанным чем-то демону. Казалось, что он связан с ним незримой нитью ответственности или банальным страхом одиночества, ведь мир, в коем ему удосужилось жить далек от совершенства. Одному в нем ох как тяжело…

Клоин думал о том, что его, в принципе, больше ничего не держит здесь. Он может уйти хоть прямо сейчас. Тем не менее парню было интересно, что же станет с Наргхом. Что случится с ним, когда он выпьет зелье Ролуса? Сбудется ли его столь странная мечта, станет ли он хоть немного похожим на человека? Или же ему суждено всю жизнь прозябать в облике ужасного демона?

Минул еще один день. Ролус все это время находился в своей коморке и готовил эликсир. Лишь изредка он выходил для того, чтобы поесть или справить нужду.

Клоин тем временем изнывал от скуки. Алхимик напрочь запретил ему разводить костер, и парень, потеряв возможность поучаствовать в столь сомнительном развлечении, находил потеху только в монотонном блуждании по болоту и сбору поганок — Ролус посоветовал утомленному от безделья вору, раз уж тому нечем заняться, насобирать грибов во благо будущих экспериментов. Но сие занятие мало доставляло радости, к тому же Клоин частенько нарывался на тритожаб, что постоянно сопровождали его подозрительными взглядами. Парню всегда мерещилось, что эти мутировавшие зверюги только и ждут подходящего момента, чтобы напасть и сожрать загулявшегося путника. Не смотря на заверения волшебника, вор старался по возможности избегать этих уродливых созданий.

А Наргх тем временем все спал и спал. Он, словно замороженный, лежал все в одной и той же несменяемой позе. Его широкая грудная клетка медленно поднималась и в такт опускалась. Казалось, что он единственный в этом мире, кто находится в гармонии с природой. Никто и ничто не волновало его. Он блуждал в дебрях собственного сознания, поглощенного колдовским сном.

Утром следующего дня Ролус вышел из каморки и застал сумрачного Клоина, меланхолично жующего кусок вяленого мяса и уныло взирающего в окно. Угнетенный депрессивными размышлениями, он даже не обратил на мага внимания.

— Зелье почти готово! Через несколько часов нужно будет добавить последний ингредиент — кровь демона, — устало вымолвил он и плюхнулся на стул. — Если он не проснется к тому времени, придется разбудить его силой.

— Мы пытались, бесполезно ведь, — зевнул Клоин и без малейшего интереса поглядел на мага. Но через миг его взгляд снова устремился на заоконный пейзаж. — Как ты здесь живешь? Скукота же ужасная. У меня уже апатия началась.

— Когда работаешь — не до скуки и апатии. А когда занимаешься любимым делом, то вообще времени не замечаешь.

— Наверное, ты прав. Но вот что делать таким как я? Моя работа — это кража. А здесь обворовывать то некого.

— Хех… тоже мне, работа! — криво усмехнулся Ролус. Клоин уныло покосился на него и уже открыл рот, собравшись сказать что-то в оправдание, как вдруг дверь внезапно заскрипела, начав отворяться.

На порог уверенно шагнула молодая женщина среднего роста: на вид — лет двадцать. Лицо ее было довольно милым, но с резкими чертами. Хитрый взгляд придавал ему сходство с лисьей или куньей мордашкой. Длинные пряди черных как смоль волос аккуратно спадали на плечи. Укутана она в слегка потертый темно-синий дорожный костюм из плотной ткани. На плечах — шаль из черной шерсти, а на ногах — высокие черные ботфорты на низком каблуке.

Девушка ошарашено перебрасывала взгляд то на Клоина, то на Ролуса. Через мгновенье приятный звонкий голосок тревожно пропел:

— Здравствуйте, дедушка Ролус! У вас гости?

— Э-э-э… я… — замешкался алхимик. — Можно считать и так.

— Наконец-то! А то я уж думала, что кроме меня у вас больше и знакомых то нет, — чуть улыбнулась девушка, оценивающе глядя на ничего непонимающего Клоина.

— Познакомься, Клоин, это — Наринна, моя ученица и помощница, — морщась и почесывая в затылке, представил девушку Ролус. На лице так и читалось, что сейчас он хотел бы оказаться хоть на инквизиторском костре, но только не здесь. — Наринна, это Клоин, мой приятель и… помощник тоже.

— Очень приятно познакомиться, — кивнула девушка, продолжая пилить Клоина оценивающим взглядом.

— Мне тоже! — слегка привстал вор, полный ехидства взгляд устремился на мага. — Так-так, Ролус, значит ты больше никого не знаешь в этой деревне?

— Хорошо! Я вам соврал! — вздохнул алхимик. Его лицо выглядело бледным и уставшим. Под глазами темными пятнами вырисовывались синяки. — Сейчас никому нельзя доверять, даже друзьям.

— Ну, даешь! — усмехнулся вор. Апатия начала стремительно испаряться, передавая место веселому настроению. — Сколько десятков человек ты знаешь еще?

— Это не твое дело: сколько у меня знакомых. Если я тебе ничего не сказал о Наринне, значит, так было необходимо.

— Да мне нет дела, — отрешенно махнул рукой вор и перевел взгляд на девушку. Она ему понравилась. А почему нет — довольно миловидное личико, фигурка вполне сносная. Правда смотрит как-то подозрительно, но это пустяк, с кем не бывает… Может, у нее такой взгляд от рождения.

— Так что же привело тебя ко мне, девочка моя? Насколько я помню, мы договаривались о более позднем посещении, — спросил Ролус, с едва скрываемым недовольством глядя на Наринну.

— Я помню это, дедушка. Но у меня плохие вести. Очень плохие.

— Так говори, не тяни.

— Ох… — лицо девушки стало еще более тревожным. — Сегодня рано утром в нашу деревню ворвались инквизиторы. Они стали обыскивать каждый дом, каждый сарай и даже погреба. Говорят, что ищут какого-то колдуна со спутником. Уже двоих взяли под подозрение, опрашивают. Я подумала, что вам лучше будет узнать об этом. Да и я еще могу попасться, чего совсем не хочется. Так что, мне лучше быть подальше от деревни.

— Хм… — нахмурил брови Ролус, — вот оно что. Орден к нам наведывался редко, очень редко. Значит, что-то серьезное случилось.

— И сколько их там? — поинтересовался парень. Его эта новость тоже не слабо удивила и, наверное, даже больше испугала. Кому, как не ему, спутнику настоящего демона, бояться инквизиции.

— Точно не знаю. Человек десять будет, а то и больше. Я вот что думаю — Кинрон может предать нас. Он хоть и не знает точного расположения вашей хижины, но знает, что вы где-то на болоте, — проговорила девушка.

— Да-а-а, — протянул маг. — Этот еще тот мерзавец. Он опять к тебе приставал, да? Ты ему разве противолюбовного порошка не подсыпала, что я тебе давал?

— Подсыпала, но действовал он недолго! Через неделю снова приставать начал. Говорил, что если за него не выйду, то он расскажет Ордену, что я с колдуном вожусь и сама колдовскими делами занимаюсь. Поэтому я и боюсь, что предать может. Я ведь ему отказала. Не нравится он мне.

— Ничего страшного. Сами они сюда не скоро дойдут. Ты лучше проходи, садись, поешь и подробнее расскажи, что да как.

Наринна последовала совету старика и уже спустя несколько минут она рассказывала Ролусу и Клоину более подробную версию недавно произошедших событий.

Оказалось, что инквизиторы прибыли в деревню рано утром и быстро подняли всех на уши. Кого искали, точно говорить не хотели. Обыскивали все строения — от собачьих будок до дома старосты деревни. Говорили лишь, что ищут двух гнусных еретиков — ярых отверженцев Святого Ордена. Одного описывали как обычного путника, под которым, якобы, скрывался самый настоящий маг времен Гильдии, а про второго говорили мало, только упоминали, что выглядит он крайне подозрительно — укутан в дорожный плащ с капюшоном, лицо полностью скрыто.

Что же касается Наринны, так она почти сразу, как поняла в чем дело, решила податься к хижине Ролуса. По счастливой случайности ее дом располагался в конце деревни, и инквизиторы туда еще добраться не успели. С собой брать она ничего не стала — решила не обременять себя лишним грузом.

Перед входом в лес девушка временно нейтрализовала чары, как когда-то давно учил ее маг, и направилась по знакомой тропе к хижине. Шла она быстро и буквально спустя час оказалась на месте.

— Ясно, все ясно! — задумчиво почесал подбородок Ролус. — По-правде сказать ничего не ясно! Что же на самом деле понадобилось этим сволочам в забытой деревне? Двух людей они ищут… Значит, что-то поистине ужасное для Ордена натворили эти люди, если их так упорно разыскивают.

— Я только вчера новые снадобья сварила для Еньки. Если их найдут в моем доме, то все уничтожат, не пощадят. А Енька, бедненькая, умереть может без них. Совсем уж ей плохо стало, — насупила миленькое личико девушка.

— Да, это уж точно, — как-то равнодушно протянул алхимик и внезапно уставился на вора с таким видом, будто его только что осенило. — Слушай, Клоин, а не вас ли это ищут?

— Нас? С чего бы это? Было же сказано, что маг там есть, могущественный он. Какие же из нас с Наргхом то маги?!

— Тоже верно, но могли и напутать. Для них все едино. Что демон, что маг — все зло. Тем более, по приметам сходится: один в дорожное одет, второй — в плащ с капюшоном.

— Да мало ли кто так шляется по дорогам империи. Так, как выглядим мы — пол Мирании ходит.

— Так, постойте, а про кого вы это говорите? Про какого еще демона? — вмешалась в диалог девушка.

— Да вон он в углу лежит, уже третий день разбудить не можем, — раздосадовано морщась, указал парень на сопящего Наргха.

— Кто это? — девушка только сейчас поняла, что в хижине помимо Ролуса, Клоина и ее присутствует и еще кто-то. До сего момента она не обращала внимания на непонятное что-то, скромно лежащее в углу. Мало ли что это может быть! В доме алхимика часто заваливались странные вещицы.

— Кто-кто, демон! Сама же просила показать. Так вон он лежит.

— В смысле, демон? — моргнула Наринна и замерла в полустоячей позе, словно окаменев. Чтобы увидеть Наргха полностью, ей пришлось привстать со стула.

— Самый настоящий демон из глубин Бездны. Но ты только не бойся.

— Вы меня что, разыгрываете?

— Ох, нет! Ролус, давай ты ей все объяснишь сам, а то я с ума сойду! — с жалобным видом поглядел на алхимика парень. Ему ужасно не хотелось сызнова рассказывать всю историю о Наргхе. Да и девушка сразу не поверит, ей придется долго и отчетливо все объяснять.

— Э-э-э… нет. Мне нужно продолжать готовить зелье. И ты сам все ей объяснишь. Ей можно, она нам не враг. Тем более, она моя ученица, и ей будет полезно узнать о таком существе, как Наргх… Да и времени у вас достаточно, надо же его чем-то занять, — отмахнулся Ролус. Потом он поглядел на излучающую одновременно недоверие и изумление девушку и тихо добавил. — А ты, девочка моя, верь ему и ни в чем не сомневайся, ибо говорит он правду, хоть и неправдоподобную на первый взгляд.

И старый маг скрылся в каморке, а парень с недовольным видом принялся рассказывать Наринне все то, что он вместе с Наргхом недавно поведал Ролусу. Только на сей раз демон ничего не мог добавить, и поэтому история получилась живописнее и немного отклонялась от истины.