Дэнни Макдэвит лежал на спине в море клевера, когда зачирикал мобильник, сообщая, что пришло сообщение. Дэнни не слышал этого звука с того дня, как разбил надежды Лорел, сказав ей, что не сможет уйти от жены. Он не сразу взял телефон – слишком хорошо знал настоящую цену таких вот минут, когда лежишь на залитом солнцем клеверном поле и ждешь прикосновений любящей женщины. Бывало так, что он вообще не надеялся пережить следующее мгновение, а уж о том, чтобы валяться в душистом облаке, поджидая такую красотку, как Лорел Шилдс, и речи не шло. В армии Дэнни слыл чересчур невозмутимым парнем, даже по пилотским меркам. Но когда он полюбил женщину, которой не мог обладать, что-то в нем изменилось. Порой эта эмоциональная неустойчивость даже пугала. Взять, например, звонящий телефон. Эсэмэска Лорел в ответ на сообщение, отправленное после сегодняшней встречи, в считанные секунды вытащила Дэнни из депрессии и бросила в радостное предвкушение. Но сейчас он услышал щебет мобильного и испугался. Лорел задерживалась и скорее всего написала ему, что не приедет.

Дэнни ее не винил. Он вообще не имел права просить о свидании – ведь его семейное положение осталось прежним. Просто он так сильно хотел Лорел, что не смог удержаться. Дэнни ненавидел себя за утреннее проявление слабости. Старлетт действительно выдумала предлог, чтобы не идти в школу, но едва она начала оправдываться, сердце Дэнни екнуло. Появился повод увидеть Лорел наедине – и Дэнни зашел к ней в кабинет, хотя знал, что она расстроится.

Дэнни сунул руку в заросли клевера, нашарил телефон, но не сразу стал читать сообщение. Не хотелось расставаться с мечтой. Двадцать лет военной службы научили майора Макдэвита: не торопись обрывать минуты радости, пусть даже иллюзорной.

– Сообщи мне хорошие новости, – пробормотал он и поднял мобильник. Держа телефон довольно далеко от стареющих глаз, он нажал на кнопку, чтобы прочитать сообщение. На экране появились крошечные буковки послания Лорел.

уоррен знает беримайкла срочноуезжай ненадогеройства.

У Дэнни перехватило дыхание. Он не ожидал ничего подобного. Их с Лорел не раз могли застукать, но они всегда выходили сухими из воды, а тут вдруг такое – и именно тогда, когда опасность, по его мнению, миновала. Дэнни поднялся на ноги, перечитывая сообщение и пытаясь сообразить, что произошло.

Судя по всему, серьезная стычка. Но почему Лорел хочет, чтобы он бежал? Полагает, что он в опасности? Невероятно! Дэнни четыре месяца давал Уоррену Шилдсу уроки летного мастерства и считал доктора тихим, сдержанным, аккуратным и методичным человеком – то есть таким, каким бы вы хотели видеть врача, впрочем, и пилота тоже. Даже мысль о том, что Уоррен Шилдс может причинить вред супруге, кажется нелепой, а представить его жаждущим крови майора Макдэвита и вовсе невозможно! И все же… Дэнни повидал немало людей, испытавших тяжелый стресс, и знал, что их поведение непредсказуемо. Он видел, как в зоне боевых действий солдаты совершают такое, что никто бы не поверил, что они на это способны. Иногда их поступки были во благо, но чаще всего – наоборот.

О том, чтобы последовать совету Лорел, не могло быть и речи. Если ей что-то угрожает, он не собирается бросить все и спасать свою шкуру. Но вопрос в другом – как помочь Лорел? Если выяснится, что он ее любовник, – произойдет именно то, чего Дэнни пытался избежать, решив остаться с женой: он лишится права опеки над Майклом. А вдруг Лорел действительно в опасности?

Он начал набирать сообщение, что она не одинока и что он решит все проблемы. Но ведь Лорел и вправду одна – в том смысле, что его нет рядом. Почти наверняка она сейчас отбивается от Уоррена. Звонок или эсэмэска – и правда выйдет наружу, и кто знает, не повредит ли это Лорел еще сильнее.

Он поспешил к «хонде», завел мотор и направил квадроцикл на проселок, ведущий к дому. Сердце взволнованно колотилось. Сообщение ошеломило Дэнни, и он никак не мог опомниться. Он лежал в клевере, мечтая о минуте, когда Лорел окажется в его объятиях. После пяти недель разлуки она растает от его прикосновений. Черт, да она чуть не кончила в классе! Резкий переход от фантазий к суровой действительности огорошил Дэнни, но он умел переключаться. Сколько раз рев сирены вырывал его из мира грез, зовя на битву или посылая спасать еле живых людей с раздробленными костями и вывороченными из вспоротых животов внутренностями! Только благодаря умению быстро приспосабливаться к обстоятельствам он до сих пор жив.

Он загнал «хонду» в гараж, выключил зажигание и спрыгнул с квадроцикла. Для начала нужно узнать, где сейчас Лорел. В школе? Дома? У мужа в клинике? Он пошел было на кухню за ключами от автомобиля, но в дверях замер. Дэнни водил «додж-чарджер» 1969 года выпуска, который восстановил собственными руками. Уоррен прекрасно знал эту машину, так что, учитывая обстоятельства, ехать на ней не стоило. Дэнни сел в седло «хонды» и покатил вниз, к сараю, где хранил инвентарь для ухода за газоном. Когда-то давно он купил старенький «форд»-пикап, чтобы ездить в строительный магазин и теплицу. Дэнни часто брал с собой Майкла, и они вместе колесили по владениям. Иногда, держа сына на коленях, Дэнни давал ему порулить – испытание, сравнимое разве что с перелетом над Багдадом в неспокойную ночь.

Дэнни припарковал четырехколесник, прыгнул в кабину грузовичка, включив задний ход, вывел машину из сарая и через лужайку помчался к Дирфилд-роуд. Проезжая мимо дома, он хотел остановиться и взять из спальни свою пушку калибра девять миллиметров, но потом решил, что это чересчур. Полный идиотизм.

– Держись, малышка, – пробормотал он, выруливая на заасфальтированную дорогу. – Я спешу на помощь.

Лорел молча лежала на диване в гостиной, подтянув одеяло к подбородку. Уоррен сидел на оттоманке и смотрел в ее ноутбук, который гудел перед ним на журнальном столике, словно желая поведать все тайны Лорел. Уоррен водил указательным пальцем по сенсорной панели компьютера, методично просматривая все папки.

Там действительно хранились компрометирующие файлы – некоторые почти не представляли опасности, другие таили серьезную угрозу. Кое-какие документы, хотя и не указывали напрямую на Дэнни, могли вызвать у Уоррена подозрение. Например, сохраненные электронные письма. Впрочем, вряд ли он сочтет их важными, если только не догадается сверить все, что найдет, с календарем, думала Лорел. Есть только один секрет – цифровой эквивалент атомной бомбы, не меньше! И его Уоррен ни в коем случае не должен обнаружить.

У Лорел был электронный адрес, о котором Уоррен ничего не знал. В повседневной жизни они оба пользовались услугами AOL-сервера. Лорел считала этот почтовый ящик «официальным» – для дружеской переписки, школьных объявлений и тому подобного. Но для писем Дэнни она завела бесплатный, защищенный паролем почтовый ящик на www.hotmail.com под именем [email protected] Наверное, позаимствовать имя у Джейн Остен – чересчур сентиментально, но Лорел не пришло в голову ничего другого. Ну не назваться же «Агентом 99» или «Эстер Принн»? Лорел специально настроила ноутбук на «не сохранять имя и пароль после завершения сеанса», но, вне сомнения, ключ к ее тайной жизни был спрятан где-то на жестком диске, вместе с прошлыми посланиями. Конечно, судебный компьютерный эксперт достал бы эту информацию в считанные секунды, подобно мальчику, который вызывает джинна, едва потерев лампу. Но вопрос в том, сумеет ли это сделать Уоррен? Само собой, он знает, как работать с основными программами, но продвинутым пользователем его не назовешь. Впрочем, терпения ему не занимать. Если Уоррен намерен возиться с «Сони» в течение долгих часов, кто знает, что он нароет? Стоит ему ненароком натолкнуться на этот почтовый ящик или, Боже упаси, подобрать пароль, вся ее тайная жизнь предстанет перед ним как на тарелке – тарелке с отравленным угощением, отведав которого Уоррен сразу же умрет.

Пальцы Уоррена порхали над клавишами, взгляд горел мрачным огнем, а из-за темных, почти черных от недосыпания, синяков под глазами лицо казалось безумным. Дэнни как-то сказал Лорел, что вопреки всем доказательствам муж не захочет поверить в измену, но, судя по всему, он ошибался. Уоррен жаждал только одного – узнать имя ее любовника. Он яростно стучал по клавиатуре, и Лорел внезапно увидела, что он выглядит совершенно больным. Благодаря постоянным велосипедным гонкам тело Уоррена стало мускулистым и жилистым, с выступающими венами, но пару месяцев назад Лорел заметила в муже серьезную перемену. Необычная одутловатость лица, отеки… Мышцы ног были по-прежнему крепки и рельефны, но фигура Уоррена как будто по-женски округлилась, на бедрах и спине появились валики жира. Она решила, что всему виной возраст, а может, и депрессия, но, честно говоря, Лорел настолько захватили собственные переживания, что она даже не удосужилась поговорить с мужем. Кроме того, Уоррен болезненно реагировал, когда критиковали его фигуру, и мог обидеться. Присмотревшись, Лорел вдруг увидела, как он изнурен. Неужели из-за одной бессонной ночи?

«Это все его работа, – решила Лорел. – Должно быть, Кайл Остер допрыгался и у них теперь неприятности». По ее мнению, Кайл был способен на что угодно. Едва став партнером Уоррена, он дал понять Лорел, что не прочь с ней переспать. Так что, пока Уоррен занимался пациентами, Кайл вполне мог втянуть его в переделку. Но в какую? Штраф за неуплату налогов не довел бы мужа до такого состояния. А что же? Боязнь угодить в тюрьму? Маловероятно. Туда посылают за откровенные махинации, а Уоррен никогда бы не позволил Кайлу зайти так далеко. Лорел вдруг пришло в голову, что старший партнер вполне мог провернуть какую-нибудь аферу без ведома коллеги, и тогда это объясняет маниакальное состояние, в котором находится Уоррен. Скорее всего, он просто вымещает на жене злость на бывшего наставника. «Что он искал, когда наткнулся на письмо Дэнни? – подумала Лорел. – Может, спросить? Или лучше молча лежать и молиться, чтобы мои электронные секреты не вылезли наружу?»

Внезапно у Лорел закружилась голова, а перед глазами исчезли слепые пятна. Имитрекс действовал. Лорел по-прежнему чувствовала легкую мигренозную ауру, но та не перерастала в сокрушающую боль. Хотя приступ все еще мог начаться, причем в любую минуту. Что остановило мигрень – имитрекс или грозящая опасность? «Не отвлекайся, – шепнул ей внутренний голос. – Ты расслабилась. Оглянуться не успеешь, как дети вернутся домой, и тогда начнется настоящий кошмар». От одной этой мысли Лорел стало трудно дышать.

Полдень миновал, но назвать точное время Лорел не могла – она уже давно использовала вместо часов телефон, который лежал глубоко в кармане. Можно было бы спросить у Уоррена, который час, но подобные вопросы только подчеркнули бы, что она не вольна встать и пойти на кухню. Когда находишься в стрессовой ситуации, очень трудно определить, сколько прошло времени (Лорел помнила это еще с тех пор, как рожала Гранта), но ей удалось высчитать, что часа через два Диана Риверз привезет Гранта и Бет и оставит их у ворот. Дети бросятся к передней двери, не подозревая, что в доме их ждет отец с заряженным револьвером.

«Нельзя просто ждать, ничего не предпринимая, – решила Лорел. – Не могу же я рассчитывать на то, что удастся образумить Уоррена до возвращения детей. Может, я вообще не сумею его образумить».

Она украдкой бросила взгляд на мужа, который уставился на монитор компьютера, с лазерной точностью изучая все, что там появлялось. «Он не остановится, пока не найдет того, что ищет. И не признает, что я не виновата, пока в поисках доказательств не перевернет все вверх дном. А если признает, сможет ли он мне доверять? Если у кого-то зародились сомнения в твоей честности, избавиться от подозрений почти невозможно. Именно поэтому редко кто выдерживает публичное расследование. Грязь все равно пристанет, обоснованно или нет. А обо мне и говорить не приходится. Виновата, и Уоррен подсознательно это чувствует. Если он как следует покопается в ноутбуке, то найдет требуемые доказательства. А если не сумеет? Отыщет почтовый ящик на Hotmail, а пароль – нет? Неужели Уоррен будет шантажировать меня детьми?» Лорел еще раз посмотрела на Уоррена, пытаясь заглянуть за маску ревности, исказившую его лицо, и пожалела, что не отправила Дэнни другое сообщение. «Нужно было сразу позвонить по номеру девять один один, как только увидела револьвер. Я похожа на дуреху из фильма ужасов. СГЧЖ. Слишком глупа, чтобы жить».

Конечно, мобильник-клон все еще с ней. Можно набрать девять один один прямо сейчас. Но Уоррен как-то объяснил ей, что системы, автоматически определяющей местонахождение сотового телефона, с которого поступил вызов, не существует, по крайней мере здесь, в Миссисипи. Если не объяснить диспетчеру Службы спасения, где ты находишься, помощи придется ждать очень долго, если вообще дождешься. А если просто набрать номер? Может, диспетчер услышит угрозы Уоррена и поймет, что ситуация чрезвычайная? Но опять же, как спасатели узнают, где все это происходит? Если уж и звонить, то только с домашнего телефона. Лорел сама объясняла Гранту и Бет: как только ты позвонишь в Службу спасения с обычного телефона, там сразу же определят, где ты находишься. Если она доберется до одного из аппаратов в доме, то наверняка сумеет вызвать полицию, даже ничего не говоря в трубку. И все же…

А вдруг звонок в полицию окажется самым опасным поступком? Городок Атенс-Пойнт невелик – всего шестнадцать тысяч человек. Жилой массив Авалон находится за чертой города, в округе Лусахатча, где проживают десять тысяч человек. Охраной порядка здесь занимается окружное полицейское управление во главе с шерифом. Лорел не знала, сколько времени местные полицейские посвящают тренировкам, но была уверена, что в управлении нет ни группы быстрого реагирования в кризисных ситуациях, ни специалиста-переговорщика. Внезапно она представила, как местный шериф орет в мегафон у ее дома. Есть ли шанс, что этот человек сумеет разрешить ситуацию мирным путем? До того как его избрали на пост шерифа, он занимался добычей нефти. Один из пациентов Уоррена. Сколько времени он будет ждать, прежде чем скомандует брать дом штурмом? А его помощники – скорее всего помешанные на спорте выпускники средней школы, которые страдают от избытка тестостерона. Уоррена легко могут убить, или ему придется провести остаток жизни в «Парчмен-Фарм», главной тюрьме штата Миссисипи. Даже если муж не станет отыгрываться на Лорел за звонок по номеру девять один один, ее может убить шальная пуля или баллон со слезоточивым газом. По Си-эн-эн постоянно показывают похожие сюжеты. Наверное, она зря паникует, но Уоррен ведь и вправду угрожал ей револьвером. Нет, придется ей самой найти выход, и побыстрее.

До того, как дети вернутся из школы.

«Можно послать сообщение Диане! – внезапно осенило Лорел, и на душе у нее сразу же стало легче. – Напишу, чтобы она забрала детей к себе домой, а не привозила сюда». Лорел уже собиралась сунуть руку в карман, как вдруг до нее дошло, каковы могут быть последствия. Эсэмэска уйдет с телефона-двойника, зарегистрированного на имя услужливого друга Дэнни. Вдруг незнакомый номер смутит Диану и она позвонит им домой? Или вдруг Диана собирается куда-нибудь после работы и перезвонит Лорел, чтобы сообщить об этом? Мобильный Лорел настроен на режим «без звука», но если Диане никто не ответит, она наберет номер домашнего телефона Шилдсов. Трубку поднимет Уоррен, и не пройдет и минуты, как он узнает, что Лорел отправила Диане сообщение с сотового. Игра закончена. Лорел убрала руку подальше от кармана. Мобильник ей еще понадобится.

«Я должна выбраться отсюда во что бы то ни стало!» – подумала она. Хватит ли у нее сил ударить Уоррена так, чтобы он потерял сознание? Тогда бы она забрала свои ключи от машины, что существенно сократило бы расстояние, которое ей придется бежать. Лорел обвела взглядом гостиную в поисках предмета потяжелее. Ваза из толстого выдувного стекла на столике-консоли у дальней стены вполне сойдет. Нужно только правильно выбрать момент. Если она промахнется, кто знает, как поведет себя Уоррен. По меньшей мере свяжет ее, и она будет совершенно беспомощной, когда дети станут участниками происходящего кошмара. При одной мысли об этом Лорел впервые охватил приступ настоящей паники – бешено заколотилось сердце, а во рту пересохло.

«Не паникуй!» – скомандовала себе Лорел. Работая консультантом в летнем лагере для девочек, она обучала подростков основам безопасности жизнедеятельности: «Паника убивает. Будьте добры, не теряйте самообладания и думайте о безопасности даже на вечеринке».

– Безопасность, – прошептала она.

– Что? – переспросил Уоррен, посмотрев на нее. Его глаза воспалились и покраснели.

– Ничего. У меня снова начинает раскалываться голова.

– Имитрекс сейчас поможет. Он уже воздействует на твои сосуды.

Уоррен-врач ответил автоматически. Лорел тысячу раз слышала этот механический голос, когда по ночам медсестры звонили за указаниями. Впрочем, она уже не слушала – вспомнила о помещении, которое попросила добавить к дому, прежде чем переехать. «Убежище на случай неожиданной опасности» – так его называют некоторые, но архитектор, делавший проект, именовал это помещение просто комнатой-сейфом. В небольшом – восемь на десять футов – боксе под лестницей не было окон, зато его оборудовали стальными стенами, бронированной дверью и электронным замком, открывающимся изнутри. Выделенная линия связи проходила под землей и вела в телефонную будку на улице. Уоррен хранил там запас консервов и воды – чтобы пережидать ураганы, а для удобства принес одеяла и подушки. Грант и Бет пару раз ночевали в убежище. Они называли его своей «крепостью», местом, куда надо бежать, если вдруг в дом ворвутся «бандиты». Лорел тогда даже представить себе не могла, что пресловутым «бандитом» в один прекрасный день окажется ее собственный муж. Тем не менее этот день настал.

Лорел знала, что добежит до убежища, прежде чем Уоррен сможет ей помешать. Он так увлекся ее ноутбуком, что даже не успеет подняться, а она уже будет на полпути…

«Не спеши, – сказала она себе, хотя мышцы ног под одеялом уже напряглись для рывка. – Хорошенько все продумай. Ну, доберусь я туда. А дальше что? Звонить девять один один? Нет. Позвоню Диане, попрошу ее забрать детей к себе и пока никому ничего не говорить. Скажу, что у нас семейный кризис, и она сделает все как надо, без лишних вопросов».

Как только дети окажутся в безопасности, Лорел сможет позвонить в полицию. А еще лучше – знакомому адвокату, который на дружеской ноге с шерифом. Уж его-то обращение шериф воспримет серьезно. Когда же представители закона подъедут к дому, у Уоррена не будет заложника – только револьвер и компьютер жены.

Скорее всего он покончит с собой, вдруг поняла Лорел.

Она закрыла глаза, размышляя, действительно ли Уоррен готов пойти на самоубийство. Выглядит муж скорее рассерженным, чем подавленным, но она ведь не знает всего, что творится в его душе. Наверняка не знает. Но сейчас не самое подходящее время приставать к нему с расспросами.

«Пусть разговорами занимаются дурехи из фильмов ужасов…»

Лорел пошевелила под одеялом руками, растягивая мышцы. Когда она почувствовала, что кровообращение усилилось, то напрягла бицепсы, мускулы спины и живота, затем бедер. «Расслабься, напрягись, еще раз расслабься…» – похоже на разминку на занятиях в спортивном клубе, только сейчас от этих упражнений зависит ее жизнь. Лорел не хотелось спрыгнуть, подобно львице, с дивана и тут же упасть на пол из-за того, что онемевшие ноги не слушаются.

«Может, заодно выхватить у Уоррена ноутбук?» – подумала она. Поступить так – значит признать свою вину. А вдруг Уоррен поймает ее, прежде чем она успеет убежать? Конечно, можно улучить минуту, когда он отойдет подальше, но что, если ждать придется несколько часов? Если ему еще долго не захочется в туалет? К тому же он наверняка подозревает, что она попытается сломать ноутбук.

Пока Лорел прикидывала, когда лучше убежать, Уоррен встал и, не говоря ни слова, отошел от компьютера. Лорел не смотрела в его сторону. Она растягивала мышцы голеней, делая вид, что спокойно отдыхает. Шаги мужа затихли, затем послышались снова. Лорел украдкой скосила глаза влево. Уоррен почти дошел до двери в спальню, снова остановился и бросил на жену настороженный взгляд.

«Что, черт возьми, он собирается делать?» – мелькнула у нее мысль.

Словно отвечая на ее вопрос, он пробормотал что-то, затем взял со столика-консоли стеклянную вазу, расстегнул брюки и стал в нее мочиться. Уоррен смотрел на Лорел, и его лицо выражало отвращение к самому себе. Он будто бы говорил: «Видишь, до чего ты меня довела?» Лорел было наплевать. Она воспользовалась моментом и села, смерив мужа уничижительным взглядом.

– Замечательно! – произнесла она, слушая, как струя мочи льется в дорогую вазу. – А в туалет нельзя было пойти?

– А я думал, ты не захочешь встать.

Лорел покачала головой, словно с трудом сдерживая презрение. Уоррен мог мочиться дольше минуты, но рассчитывать на это не стоило. Она опустила голову, притворившись, что борется с приступом тошноты, а потом резко вскочила, схватила с журнального столика ноутбук и рванула к лестнице.

Шнур питания натянулся, штепсель «Сони» выскочил из розетки. Уоррен вскрикнул от неожиданности. Ваза, полная мочи, упала на пол из кленовых досок. У первой двери Лорел повернула налево, когда Уоррен гневно заорал и бросился в погоню.

«Давай же, давай!» – скомандовала себе Лорел, метнувшись через переднюю к чулану, за деревянной дверью которого скрывался вход в убежище. Радостное чувство охватило Лорел, она схватилась за ручку, дернула…

И чуть не вывихнула плечо.

Вначале ей почудилось, что Уоррен схватил ее за руку и оттаскивает от двери, но правда оказалась проще: комната-сейф была заперта. Сдавленное рыдание вырвалось из груди Лорел, она дернула ручку еще раз, но безуспешно. Затем она кое-что вспомнила: убежище было оборудовано механизмом, не позволяющим детям нечаянно закрыться внутри – замком с трехзначным кодом, который запирал дверь снаружи, не блокируя основной замок. Лорел лихорадочно набрала семь семь семь и потянула ручку. Ничего.

В ужасе она кинулась к передней двери, но Уоррен уже стоял у чулана. В его взгляде читалось злорадство. Лорел никогда не думала, что он способен на подобное чувство.

– Я поменял код, – сообщил муж.

Из глаз Лорел брызнули слезы.

– Ты совсем как пятилетняя девчонка, которую уличили во лжи, – продолжил он. – Совершенно предсказуема.

Никакие другие слова не смогли бы привести Лорел в большую ярость.

– Дай сюда компьютер, – потребовал Уоррен, протягивая руку.

Лорел подняла ноутбук над головой и изо всех сил швырнула его на пол.

Уоррен быстро подставил ногу, и «Сони» ударился о ковер не сильнее, чем ее мобильник, когда она однажды выронила его на рынке. Лорел стиснула кулаки и завопила во всю мочь. Она не помнила, что кричала, но в любом случае этого делать не следовало. Уоррен поднял револьвер, прицелился и нажал на спусковой крючок.

Из дула брызнул огонь, и что-то обожгло лицо Лорел. Ошеломленная, она отпрянула назад, едва не оглохнув от грохота выстрела в ограниченном пространстве. Левая щека саднила, но боль была поверхностной. Лорел не ранило – должно быть, Уоррен специально направил пулю рядом с ее ухом. Ей захотелось ударить мужа, но она не осмелилась.

– Может, теперь ты заткнешься, – произнес он. Его глаза стали похожи на голубые ледышки. – И не думай, что из-за выстрела сюда сейчас примчится полиция. Даже Эльфманы ничего не слышали, а они живут ближе всех. Подними компьютер и дай его мне.

Лорел сморгнула слезы бессильного гнева.

– Нет.

Уоррен шагнул вперед и приложил раскаленный ствол револьвера к ее лбу. Она дернулась от обжигающего металла и взглянула на мужа, с которым делила ложе более десяти лет, – перед ней стоял совершенно чужой человек. Она нагнулась, подняла «Сони» и подала ему.

– Что теперь?

Уоррен хищно улыбнулся, совсем как волк, загнавший добычу в угол.

– Посмотрим, что ты там прячешь.

* * *

Дэнни Макдэвит свернул с Двадцать четвертого шоссе на юг и направился к Авалону. Он ехал довольно быстро, но не настолько, чтобы привлечь чье-либо внимание. Завидев неказистый грузовичок, обитатели района подумают, что он приехал, чтобы подстричь чей-то газон или починить кран.

Несколько раз Дэнни бывал на вечеринках в этих роскошных домах. Некоторые богачи Натчеза не гнушались общением с простыми людьми, к тому же в прошлом году Дэнни сам неплохо заработал. Продал две песни еще до марта, правда, это была сущая мелочь по сравнению с доходом от нефтяной сделки. Геолог Джон Диксон уговорил Дэнни купить на паях пару скважин на неразведанном месте, утверждая, что тот не прогадает. Одна из скважин оказалась весьма прибыльной. При цене шестьдесят долларов за баррель даже одна восьмая часть, составляющая долю Дэнни, приносила неплохие деньги. Вот только не вовремя, если говорить о матримониальном положении. Из-за нефтяного колодца и еще четырех скважин, которые они начали разрабатывать, Старлетт не давала Дэнни развод.

Дэнни повернул на Лайонесс-драйв и замедлил ход. Шилдсы жили в большом особняке в колониальном стиле, который стоял поодаль от дороги на заросшем деревьями участке. «Если дверь гаража закрыта – ничего не поймешь», – подумал Дэнни. Через пару мгновений он увидел темно-синюю машину Лорел, припаркованную позади Уорреновского «вольво», который стоял, заехав в гараж лишь наполовину.

«Они оба дома посреди рабочего дня».

Из личного опыта он знал, что такое почти немыслимо. Во-первых, Лорел должна быть в школе. Во-вторых, доктор Шилдс приходит домой до окончания вечернего обхода только в тех случаях, когда у детишек тренировка. Дэнни не мог поверить, что еще в прошлом году он вместе с Уорреном Шилдсом учил детей футболу. Их дочери были примерно одного возраста, и – раз уж Дэнни давал Шилдсу уроки летного мастерства – доктор предложил ему вместе тренировать команду. В общем, впечатления остались приятные, но Дэнни обнаружил, что Уоррен Шилдс ко всему относится с ужасающей серьезностью, даже к футболу для девочек пяти-шести лет.

Дэнни доехал до конца аллеи, развернул пикап в три приема и вернулся к дому Лорел. Конечно, там ничего не изменилось. Он чувствовал себя старшеклассником, наматывающим круги у дома любимой девушки. В юности Дэнни умудрялся пройти под окнами возлюбленной пять или шесть раз за вечер, только чтобы ненароком ее увидеть. Глупо, конечно, но ничего не поделаешь – инстинкт столь же древний, как ритуал ухаживания кроманьонцев.

– Черт, – пробормотал Дэнни. – И что мне теперь делать?

В сообщении от Лорел было слишком много непонятного. «Уоррен знает». А уточнить нельзя, леди? Что именно знает Уоррен? Что у жены недавно случился роман? Или что она изменяла с Дэнни Макдэвитом? Дэнни склонялся ко второму предположению – иначе зачем Лорел просила его срочно уехать из города? Но при чем здесь сын? Это тревожило Дэнни больше всего. С чего Лорел взяла, что Майкл в опасности? Может, она просто знала, что Дэнни никуда не поедет без сына, потому и упомянула Майкла? И все же… вдруг дела обстоят хуже, чем он думает?

Он вытянул шею, рассматривая дом. Что там происходит, если предположить худшее? Может, доктор Шилдс сейчас жестко избивает собственную жену. Возможно, даже угрожает ей оружием. «Честно говоря, – подумал Дэнни, – ему вполне хватило бы времени, чтобы ее убить». Нет, это полный бред. Уоррен Шилдс – не убийца. Дэнни терпеть не мог домыслов, но вряд ли Шилдс сможет пристрелить мать своих детей – по крайней мере, не за измену. Вот если бы он увидел, как Дэнни трахает ее раком на супружеской постели… тогда кто его знает. Но уж точно не стал бы убивать из-за сплетен – больше никаких улик у него нет. Должно быть, кто-то увидел, как Дэнни и Лорел обнимались сегодня утром. Ну, это еще доказать надо. Дэнни научил Лорел, что делать в подобной ситуации: ни в чем не признаваться.

Лорел не позавидуешь – нелегко лгать такому человеку, как ее муж. Уоррен Шилдс – умный человек, и не потому, что он врач. Дэнни встречал докторов, которые и шагу ступить не могли без подробных инструкций. Но Шилдс не из таких. Дотошный до мелочей, за что бы ни взялся. Он летал всего год, но наверняка знал об аэродинамике больше, чем Дэнни, который тридцать лет провел в кабине вертолета. Если Уоррен и в самом деле заподозрил, что Лорел ему изменяет, то он вцепится в нее как бульдог и не успокоится, пока не выпытает правду. С другой стороны – он ведь всего лишь мужчина. В глубине души ему будет трудно поверить, что его жена раздвигала ноги перед кем-то, кроме него. Такое просто не укладывается в мужских мозгах. Лишь бы Лорел придерживалась выбранной линии защиты и все отрицала, тогда все обойдется.

Переждать – вот лучшее из того, что может сделать Дэнни, не рискуя потерять Майкла. Можно еще заявить в полицию, что возле участка Шилдсов околачивается какой-то подозрительный тип. Или сообщить об угрозе взрыва. Тогда шерифу с помощниками придется войти внутрь. Но если Лорел владеет ситуацией, подобное вторжение не принесет ничего, кроме вреда.

– Эй, ты! – вдруг раздался чей-то скрипучий голос. – Никак заблудился, или что?

Дэнни бросил взгляд на загорелого лысого старикана лет семидесяти, остановившегося у грузовичка со стороны пассажирского сиденья.

– Нет, сэр. Просто решил передохнуть минутку.

– Заказы развозишь?

– Нет.

– Думал, может, ты мне шпалы привез.

– Простите?

Старик широко развел руки.

– Железнодорожные шпалы. Хочу огородить сад.

Дэнни улыбнулся:

– Нет, сэр, не привез. Но я у себя тоже иногда их использую.

Незнакомец уставился на Дэнни, словно ожидая объяснений, что он делает на этой улице.

– Ну ладно, – сказал Дэнни, заводя мотор, – поеду…

– Мы знакомы?

– Не думаю.

– Точно! Я видел тебя в газете. Там писали про войну в Ираке или еще где-то. А у тебя медали, да?

Удивительная штука – военная слава. Ты можешь покинуть город прыщавым юнцом и приезжать только на похороны, но, пока у тебя здесь есть родственники или знакомые, твою фотографию будут печатать в воскресной газете над заметкой о присвоении тебе очередного звания или статейкой о том, как ты получил медаль за мужество, проявленное под огнем противника.

– Нет, сэр, – солгал Дэнни. – Я из города Маккомб, ищу подходящие места для вышек мобильной связи.

Сморщенное лицо старика теперь выражало явное подозрение.

– Мобильные вышки? Здесь, в Авалоне? А ты знаешь, что у нас тут ограничительные условия для подобных вещей?

– Неужели?

– Я тебе говорю, черт возьми! Потому-то и земля такая дорогая. Поезжай-ка ты лучше к Лейк-Форест или Белль-Рив, мистер. А нам не надо никаких мобильных вышек!

– Понимаю, – ответил Дэнни с улыбкой. – Ошибся. Спасибо.

– Нечего благодарить! Убирайся отсюда!

Дэнни тронулся с места. Ему страшно хотелось еще раз проехать мимо дома Лорел, но он опаздывал на занятия. Ученица – женщина-адвокат – уже ждала его. «Интересно, – подумал Дэнни, – заметил ли старикан, что на пикапе номерные знаки округа Лусахатча?»

Уоррен прижимал дуло револьвера к правому уху Лорел, а свободной рукой обыскивал ящик встроенного шкафа. Движения его были отрывисты, а изо рта дурно пахло. «Он не чистил зубы со вчерашнего дня», – догадалась Лорел. Левая щека саднила, словно кто-то плеснул в нее кислотой. Лорел провела по лицу рукой и ощутила твердые частички, въевшиеся в кожу. Порох. Она по-прежнему не могла смириться с происходящим – настолько сюрреалистическим все казалось. Уоррен вытащил из ящика тяжелый ролик изоленты.

«Он сошел с ума, – подумала Лорел. – Похоже, у меня серьезные неприятности».

– Назад в большую комнату, – скомандовал он и, подталкивая ее перед собой, провел через кухню к журнальному столику в гостиной. Когда Лорел оказалась рядом с диваном, Уоррен заставил ее сесть.

– Ложись на спину! – приказал он.

– Уоррен…

– Заткнись!

Уоррен оторвал длинную полосу от серебристо-серого рулончика и плотно стянул лодыжки жены.

– Зачем ты это делаешь? Я не понимаю.

– Все ты прекрасно понимаешь. Я тебе не доверяю. Ты сама виновата.

Еще один кусок клейкой ленты обвился вокруг ног Лорел.

– Теперь остается узнать, как далеко зашла ты, предавая семью.

– Уоррен, в этом нет необходимости. Разве мы не можем просто поговорить?

– Конечно, можем. – Его губы скривились в фальшивой улыбке. – Скажи, почему ты боишься, что я загляну в твой компьютер, и я сразу же отправлю тебя восвояси.

«Восвояси? Что, черт возьми, это значит? Свобода? Или смерть?»

– Еще любовные письма? – допытывался Уоррен. – Фотографии? Что еще? Просто скажи мне, где находятся файлы, и можешь сидеть рядом со мной с бокалом красного вина, а посмотрим мы их вместе.

Она не знала, что ответить.

Уоррен медленно кивнул, словно подтверждая какую-то мысль.

– Все, что ты говоришь, сплошная ложь.

Он обмотал ее лодыжки еще двумя витками скотча.

– Надо бы и рот тебе заклеить. Протяни руки.

Лорел разрыдалась. Она пыталась сдержать слезы, но ощущение беспомощности оказалось слишком сильным. Даже в самых страшных кошмарах, вызванных чувством вины, она не могла себе такого представить. Уоррен связал клейкой лентой запястья Лорел и усадил ее на диван.

– Не двигайся без моего разрешения.

Он бросил рулончик на журнальный столик и сходил на кухню за компьютером. Поставил его, аккуратно воткнув шнур, который Лорел, похоже, слегка повредила, когда сдернула ноутбук со стола.

– Ну-ка, посмотрим, как малыш перенес твою попытку к бегству.

Он нажал на кнопку «Пуск», жадно глядя на монитор.

Лорел мысленно взмолилась, чтобы жесткий диск оказался сломанным, но секундой позже услышала прерывистые механические звуки – «Сони» загружался. Затем все стихло. Раньше времени, подумала она. Уоррен нахмурился. Отключил компьютер, вытащил аккумулятор, встряхнул ноутбук, поставил батарею на место и снова воткнул штепсель в розетку. В этот раз «Сони» послушно загрузился.

– Не разбился, – сказал Уоррен с улыбкой.

Скотч нагрелся от тепла тела, запахло клеем. Она пошевелила руками, но волоски прилипли к ленте и больно тянули.

– Можешь признаться прямо сейчас. Я ведь знаю – в твоем ноутбуке что-то есть, иначе ты бы не пыталась мне помешать.

– Ты не прав, – произнесла Лорел дрожащим голосом. – Это мой компьютер. Мой. Там мои папки. Мои личные записи. Мысли. Я не принадлежу тебе. Я – твоя жена, а не собственность.

Уоррен покачал головой:

– Двенадцать лет я относился к тебе как к королеве. И вот чем ты мне отплатила.

Она закрыла глаза, придумывая способ вызвать его на откровенный разговор.

– Уоррен, что ты искал, когда обнаружил это письмо? Пожалуйста, скажи мне. Ты не спал всю ночь. Должно быть, хотел найти что-то связанное с аудиторской проверкой, так?

Уоррен прищурился.

– А ты что о ней знаешь?

– Только то, что ты мне рассказывал. То есть почти ничего, как обычно.

Муж пристально смотрел на нее.

– Почему ты не хочешь объяснить мне, что происходит? – спросила Лорел.

– В этой комнате только ты знаешь, что происходит на самом деле.

Лорел разочарованно мотнула головой:

– Я ничего не знаю. Пожалуйста, скажи мне, что ты искал прошлой ночью?

Уоррен вновь изучал взглядом монитор компьютера.

– Письмо. Его-то я и искал.

– Почему ты стал искать любовное послание?

Он вновь повернулся к ней, его взгляд горел гневом.

– Да потому, что есть в этом мире человек, который по-настоящему переживает за меня. И больше, чем ты.

Его ответ ошеломил Лорел.

– Ты хочешь сказать, что кто-то посоветовал тебе искать в доме любовное письмо?

Уоррен фыркнул.

– До сих пор не поняла, да? Я знаю, от кого это письмо. Я знаю, с кем ты трахалась за моей спиной.

Холодный пот выступил на шее Лорел. Неужели кто-то все-таки видел их с Дэнни? Наверняка. Ведь ни одна живая душа – даже сам Дэнни – не знала, что Лорел сохранила письмо. Раз в неделю к ним приходила уборщица, но вряд ли бы она стала просматривать книги Джейн Остен. Черил Тилли выскочила замуж еще в одиннадцатом классе, и, по ее собственному признанию, вот уже лет двадцать не читала ничего, кроме журнала «Стар» о жизни знаменитостей, который с религиозным благоговением приобретала каждую неделю, покончив с покупками в супермаркете «Уол-март». Даже если бы Черил случайно наткнулась на письмо Дэнни, рассказала бы она о находке Уоррену? За все время, пока Черил работала у них в доме, они с Уорреном почти не разговаривали, и лечилась она тоже не у него.

– Вижу, ты покрылась гусиной кожей, – заметил Уоррен, сверкнув глазами. – Пилоаррекция.

– От кого ты услышал, что я тебе изменяю? – спросила Лорел. – Кто бы это ни был, он солгал.

– Какая тебе разница? Этого человека в отличие от тебя и твоего любовника возмущает супружеская неверность. Впрочем, иногда мне кажется, что половина жителей чертова городишки ничего против нее не имеют.

– Уоррен, я не…

– Неужели ты думала, что я ничего не узнаю? – заорал он, его глаза пылали. – Неужели ты и вправду так думала?

Она отпрянула, напуганная этой вспышкой ярости.

– Прямо у меня под носом, черт подери! Ты лгала мне каждый божий день! И он тоже! Каждый день! Улыбался, прикидывался другом… будь он проклят! И ты тоже!

Лорел озадачили слова мужа, она сидела, ничего не понимая. «Он тоже? Прикидывался другом?» Уоррен не встречал Дэнни каждый день, даже когда учился пилотировать самолет. Может, Уоррен говорит о том времени, когда они вместе тренировали футбольную команду?

– О ком ты говоришь? – тихо спросила она.

– Не считай меня идиотом! – взорвался Уоррен.

Он кричал так громко, что Лорел отшатнулась.

– Уоррен, пожалуйста, скажи.

Он нагнулся к ней и назвал имя – с таким отвращением священник упомянул бы демона.

– О Кайле Остере.

У Лорел от неожиданности открылся рот. Неужели Уоррен и вправду считает, что она спит с его партнером?

– О Кайле? – ошеломленно переспросила она.

Уоррен поднял руку, словно для удара, но потом отвернулся и пробормотал:

– Сколько раз ты жаловалась, что он пристает к тебе, когда подвыпьет. На рождественских вечеринках, на пикниках у озера… Утверждала, что он тебе противен. Вранье, сплошное вранье! – Он снова посмотрел на Лорел, его усталое лицо выражало отвращение. – Ты хоть знаешь, сколько медсестер перетрахал этот ублюдок? Будет чудом, если ты не подцепила все венерические заболевания, какие только есть в природе! Господи, и я теперь тоже!

Лорел едва сдержала истерический хохот.

– Во имя всего святого, скажи, с чего тебе пришло в голову, что у меня роман с Кайлом Остером?

Уоррен поднял револьвер и прицелился ей в лицо.

– Мне не пришло в голову, – уверенно произнес он. – Я знаю точно.