Было такое впечатление, что они провалились в дыру между мирами. Они находились в лунном куполе. Через пластиковое окошко проникало мрачное сияние, отражаясь от знакомых компьютеров и прочего технического оборудования. Дарелл перевел дух. Переход оказался слишком внезапным, потрясение – слишком сильным. Прямо над черным горизонтом плыла неяркая сине-зеленая красавица Земля. Зазубренные лунные пики и кратеры, знакомая обширная равнина, которую он так тщательно изучал, когда был с профессором Успанным, кресла с ремнями безопасности, скафандры, гермошлемы, нагромождение счетчиков и всяких приборов – все это сохранилось здесь в неприкосновенности с того момента, когда он, охваченный безумием, прорвался сквозь шлюз и попал обратно.

На землю.

Таня закричала опять. Она стояла, прижав неподвижные руки к бокам и так широко раскрыв глаза, что вокруг бледной радужной оболочки со всех сторон был виден белок. Дарелл подскочил к двери, захлопнул ее и умудрился приладить засов к разбитой дверной ручке. Это на несколько секунд могло задержать нападающих. Затем он подбежал к остолбеневшей Тане и рукой закрыл ей рот, чтобы заглушить очередной вопль. Лицо ее искажали неимоверные страдания, глаза были ослеплены бурей, бушевавшей в мозгу. Она стала сопротивляться. Безумие придало ей сил, и Дареллу пришлось нелегко. Они кружились по лунному куполу, потом с грохотом рухнули в одно из кресел, задев приборы. Панель управления сплющилась, поскольку картон и бумага не выдержали удара. Таня укусила Дарелла и стала царапать выпуклую стенку купола. Ее ногти вспороли пластик, и вниз поползла полоса полиэтилена. Они упали на то, что было "поверхностью Луны". "Горизонт" находился от них всего в двенадцати футах.

– Таня!

Он отвесил ей сильную оплеуху, и она цапнула его за руку, дико вращая глазами; он ударил снова, отчаявшись привести ее в чувство и боясь причинить ей вред.

– Таня, погляди вокруг!

– Пусти меня!

– Пущу. Обязательно. Но пожалуйста...

Он прижал ее к пыльной, усыпанной галькой поверхности за пределами разрушенного купола. Она извивалась под ним, и ему приходилось рукой прикрывать ей рот; ее ноздри раздувались, а бешенство, пылавшее в глазах, одолевало разум.

– Таня, все это – подделка! Разве ты не видишь? Разве не понимаешь?

Она плюнула в него. Он уже не знал, как ему с ней быть.

– Эта картонная Луна и пластиковый купол предназначались для тренировки, при которой использовались гипноз и бутафория, чтобы создавалось впечатление, что все происходит на самом деле, – зачастил он.

И приостановился. Где-то громко звонил колокол.

– Таня, они скоро придут за нами.

Она пристально вгляделась в него, и безумный блеск постепенно покинул ее глаза. Тело вдруг задрожало. По щекам покатились крупные слезинки, до глубины души поразившие Дарелла. Она как-то сразу под ним обмякла.

– Ты поняла, что я только что сказал?

– Да... все было ложью.

– Ты не догадывалась?

– Последнее время, когда я опять оказалась в яме, а тебя еще не было, меня начали одолевать сомнения. Я пыталась по-научному объяснить то, что мне довелось пережить. А сейчас ты можешь отпустить меня.

– Ты уверена?

– Со мной уже все в порядке. Извини. С моей стороны это было очень неразумно.

– Ты не виновата. Я тоже был в шоке.

– Но ты был готов к этому?

– Более-менее.

– Ты подозревал с самого начала, что все это – спектакль?

– Я понимал, что должно быть нечто вроде того.

– Значит... значит, я никогда не была на Луне?

– Никогда.

– А ты?

– Я был здесь, на этом самом месте, с твоим отцом.

Она нахмурилась.

– Но я не могла быть здесь. – Она медленно поднялась, ежась от озноба, и уставилась на разрушения, вызванные их схваткой. – Я была на Лунной космической базе, в Туркмении...

– Я знаю. Это просто копия, в спешке возведенная исключительно ради меня, чтобы подвергнуть меня аналогичному испытанию и сломить. Ну и конечно же, чтобы Хар-Бюри смог наблюдать всю эту процедуру.

– Значит, меня использовали как подопытное животное? – В ее голосе слышалась горечь. – Как морскую свинку? Бессердечно обманули и почти свели с ума? Ради чего?

– Чтобы подготовить тебя к полету на Луну.

– Но эти... эти декорации сведут с ума кого угодно.

– Нет, если не использовать гипногенные вещества, которые ввели нам обоим.

В лабиринте горной крепости все громче и громче гремел набатный колокол. Дарелл услышал глухой разрыв мины, ударившей неподалеку. С потолка над ними посыпалась пыль и даже пол всколыхнулся. С фальшивой панели управления, сокрушенной усилиями Тани и Дарелла, посыпались рейки и куски пластика.

Глядя на все это сейчас, Дарелл поразился, как умело, даже в такой спешке, была создана иллюзия. Эффект достигался на площади меньше двух сотен квадратных футов. Панорама лунного ландшафта, будто бы наблюдаемая из "лунного купола", была искусным оптическим обманом, который усиливался скрытым освещением, создававшим резкие тени и придававшим "декорациям" нужный блеск. Когда Дарелл пригляделся к самому куполу, то и здесь, исключая массивные мягкие кресла, все выглядело шатким и нереальным. Таня пересекла помещение, подошла к "горизонту" и коснулась нарисованного на стене сине-зеленого шара, изображавшего Землю. Когда-то она думала, что этот мерцающий шар находится от нее на расстоянии четверти миллиона миль.

Она обернулась с молчаливым упреком в глазах.

– Ну почему меня так обманули?

– Думаю, это было необходимо. Возможно, для тебя планировалась небольшая встряска, чтобы подготовить к посадке на Луну. Наверняка никто, включая твоего отца, который этим занимался, не предполагал, что последует столь ужасный эффект. Может, дело в лекарствах, которые нам ввели. У тебя не было мысли, что все это подделка?

– Даже близко не возникало. Я была преданным сотрудником этой программы... – В ее голосе появились гневные нотки. Она чувствовала себя униженной. – Кажется, теперь я многое могу вспомнить. Помню, тогда я заметила, что-то в куполе происходит не так. Наверное, предполагалось проверить мою реакцию в непривычном окружении. Боюсь ... боюсь, что я просто оказалась жертвой паники.

– Все не так просто. Я тоже запаниковал и вырвался наружу. Но они уже были к этому готовы, имея опыт с тобой, потому меня поколотили, а потом бросили в яму.

– Да, должно быть ты прав.

Она замолчала. Он мог бы дать ей более подробные объяснения, но хотел, чтобы она сообразила сама. Таня опять подошла к куполу, пнула ногой обломки и скривилась.

– Я действительно была не в себе. Я сбежала с базы и скиталась повсюду, как безумная. Не помню деталей. Я убегала, и срывалась, и ночевала под открытым небом, воруя еду везде, где находила. Я ничего не могла понять. Думаю, так я перебралась через границу. Может быть, иногда меня подбирали и подвозили незнакомые люди. Как бы там ни было, я оказалась в Тегеране. А остальное ты знаешь.

– Да.

– Разумеется, наше правительство и руководство космической программы не хотели обнародовать правду обо мне в мировой прессе.

– Они обязаны были это сделать. Но секретность губит бюрократов, – сказал Дарелл.

– Поэтому я стала представлять ценность для типов вроде Та-По и генерала Хар-Бюри. Хар-Бюри видел во мне товар, годный для продажи Пекину в обмен на помощь в этом... в мятеже, который он задумал.

– Он уже начался, – заметил Дарелл.

– Ты слышишь стрельбу?

– Штурмуют гору, – кивнул он.

– А мы в ловушке, – спокойно констатировала она.

– Если повезет, найдем способ выбраться.

– Нет, – тихо произнесла Таня. – Думаю, мы здесь умрем. Мы никогда отсюда не выберемся.