— Спасибо, сэр, за предупреждение, — с иронией ответил Сэм.

— Мистер Дарелл, вам предоставляются особые полномочия — это так называемые К-полномочия.

— Что это значит?

Сенатор улыбнулся:

— Это значит, что для достижения поставленной цели хороши все средства. Вам будет оказываться всяческое содействие. Вам понятно, мистер Дарелл?

— Да, сэр. Так где же все-таки генерал Макфи?

— Это известно одному богу. Ваша задача найти его.

Сэм посмотрел на девушку.

— Может, ты знаешь, Ди?

— Я знаю не больше тебя, Сэм. Я знаю только, что он ушел.

— Значит, он все-таки ушел сам, по своей воле.

Девушка покраснела, она говорила тихим голосом.

— Вылез через каминную трубу. Там есть потайной выход, о нем мало кто знает. Генерал довольно часто пользовался им.

— Он действительно вышел сам?

— Ею никто не трогал, да никто не мог пройти к нему в здание.

— А шантаж или рэкет?

— Мы думаем, что-то такое имело место, — вмешался сенатор. — Наши люди проследили за ним до аэропорта. В аэропорту потеряли его, но по спискам пассажиров узнали, что он полетел в Рим. Это произошло три дня назад. Он вылетел частным рейсом в шесть сорок пять. Больше ничего не знаем. В Риме не нашли его следов. Если его кто-нибудь похитил, то это означает полный провал. У него в голове столько сведений.

— Кто угодно, только не генерал. Он не может провалить нас, — запротестовал Дарелл.

— Все может быть, мистер Дарелл.

— Нет, только не он.

— В крайнем случае вы, мистер Дарелл, можете уничтожить генерала Макфи. Повторяю: в самом крайнем случае. Сейчас он может находиться в Москве, в Пекине, в Варшаве, где угодно.

Дарелл внимательно посмотрел на Грэна. Когда тот говорил о генерале, его голос был жесткий и властный. Сенатор курил большую сигару и пустыми глазами смотрел в пустоту. Дэйдри молчала. Генерал многому научил ее. Она не вмешивалась в разговор без надобности. Она была предана генералу.

— Ди, куда он мог деться? Где его вторая резиденция?

Дэйдри молчала только секунду, обдумывая ответ.

— Я знаю, где его вторая резиденция. Я не имею права говорить про нее, но сейчас не тот случай. У него есть небольшой дом в Актоне, штат Вирджиния. Там шеф живет под именем Дэйвид Маон в качестве президента маленькой фирмы. Она специализируется на производстве электроники. Иногда у нее делают заказы для оборонной промышленности. Эта фирма слишком мала, чтобы привлекать чье-либо внимание. Она действительно существует, в ней работает сорок один человек. У него служит управляющий домами, наш человек. Я уже проверяла, генерала там нет.

— Понятно. — Дарелл достал из кармана фотографию шефа с ребенком. — Кто эта девочка?

— Он никогда не рассказывал. — Дэйдри слабо улыбнулась.

— А ты когда-нибудь спрашивала?

— Как-то раз спросила. Он ничего не ответил. Просто сделал вид, что не слышал вопроса. Больше я не стала его спрашивать. Вероятно, его дочь.

— Но у него не было семьи, — возразил Дарелл.

— Нет, все-таки мы думаем, что это его дочь, — опять вмешался сенатор. — Не знаю, был ли он женат во время второй мировой войны, но был тесно связан с Контессой Бертолини. Дочь живет в Ливии, иногда на острове Гозо, что недалеко от Мальты. Контесса Бертолини была ярой антикоммунисткой, поклонницей Муссолини. Бертолини была очень богатой. Погибла она во время бомбежки перед самым отступлением итальянцев из Ливии. — Сенатор вынул из кармана большой конверт. — Это, мистер Дарелл, сведения, полученные мной за последние сутки. Здесь интересная информация, имена, адреса, фотографии. Они вам пригодятся, изучите их, потом уничтожьте. По нашим данным, Макфи не встречался со своей дочерью с войны.

— Но он не забыл ее, — задумчиво произнес Сэм.

— Не знаю, но, кажется, она — это единственная причина его столь неожиданного исчезновения.

— Но почему именно сейчас, после стольких лет разлуки?

— Перед исчезновением шеф получил письмо, — вступила в разговор Дэйдри. — На конверте были ливийские марки, а внутри — открытка с видом на Триполи и такая же фотография, какую я видела в его кабинете.

Дарелл тряхнул головой.

— Все равно это очень странно. Почему он сразу отправился сам? Он мог сначала проверить с помощью наших людей. Он мог приказать, ему бы просто доставили дочь.

— Не знаю, мистер Дарелл, — тяжело сказал сенатор. — А теперь перейдем к проекту «Пилигрим».

— Все равно я не понимаю шефа, — продолжал размышлять Сэм.

— Послушайте меня, мистер Дарелл. Он должен был слетать в Рим, чтобы лично отвезти туда документы, касающиеся этого проекта. В Риме должны были встретиться представители стран НАТО, имеющие собственные МВС. По нашим сведениям, генерал вез с собой копию плана русских относительно их прохода через Суэцкий канал. По раннему соглашению ядерное оружие было запрещено к провозу по каналу.

— Значит, Штаты согласились на их проход? — спросил Дарелл.

— Да.

— С ведома Сахарной Кубы?

— Нет.

— Сенатор, вы хотите убедить меня, что Пентагон решился на такую акцию без ведома Белого дома?

— Инициатива исходит от министерства обороны. Это только планы. Было решено проверить боевую готовность наших войск в том регионе. Все будет приближено к боевым условиям. Конечно, мы не стремимся к вооруженному конфликту. Тем более что это только план, а его, как известно, можно изменить. У нас нет никаких сведений, будто русские готовят нам сюрприз, но кто знает? Если бы мы отказали им, это привело бы к более серьезному конфликту. В этом и заключается проект «Пилигрим».

— А если русские или китайцы добудут или уже добыли этот проект?

— Возникнут большие неприятности. — Сенатор выпустил облако дыма и стал внимательно рассматривать его. — Поднимутся вопли о первом ударе, могут нарушиться планы президента относительно переговоров и наши планы относительно Ближнего Востока. В этом и вся загвоздка.

— И у Макфи была копия этого проекта?

— Была.

— И его никто не встретил в Риме? Ею ждали там?

— Он воспользовался не тем самолетом, который мы заказали ему. Он также отказался от охраны, чтобы не привлечь лишнее внимание. Перемена самолета, вероятно, тоже для большей безопасности. Так мы потеряли его. Это очень беспокоит нас. Каким бы ни был человек, но при современных методах допроса он не выдержит пыток.

— Значит, его все-таки похитили.

— Выходит, так.

— Что означают ваши слова?

— Вы знаете про его трость?

— Конечно. Шеф сам показывал ее возможности.

— Так вот, наши люди нашли эту самую трость в туалете римского аэропорта. Но она была переломлена в трех местах, на ней сломаны почти все ядовитые шипы. Выводы делайте сами, мистер Дарелл.