Место действия – Офис трансгалактического банка межпланетного развития (ТБМР)

Итак, что позитивно-нового произошло с Вашим проектом, госпожа Иви, за последние шесть месяцев? – пристальный взгляд черных как смоль глаз Иллиаса Конго впился в меня, едва закончилась вступительная часть приветственного диалога в Трансгалактическом банке межгалактического развития.

Я судорожно (надеюсь про себя) вздохнула. Об этой встрече с Иллиасом Конго - Директором трансгалактического финансирования, межпланетной безопасности и финансового мониторинга, я узнала в последний момент. Моя непосредственная руководительница, весьма уважаемая госпожа Киото, как-то забыла упомянуть об этом, несмотря на «достаточно плотное ежедневное общение» в течение последних шести месяцев с момента моего перехода из другого департамента.

Уже заканчивая разговор о преимуществах сапожек марки КИКИ по сравнению с аналогами «дешевых» венерских производителей, она, мельком взглянув на меня и устремив свой взгляд на прекрасный вид, открывающийся из нашего окна, тихо (наверное, этому самому виду) произнесла:

- Кстати, сегодня в два часа, Иви, у Вас встреча по результатам работы над подготовкой проекта финансирования развития внешнегалактических отношений планеты Онтариос. Надеюсь, у Вас все готово.

Проигнорировав мои округлившиеся от удивления глаза, она скомкано пробормотала:

- Ну ладно, пойду я. Еще в канцелярию зайти планировала. Через час выдвигаемся в основной офис. – И она быстро и бесшумно закрыла дверь, оставив меня с ощущением безмерного шока в одиночестве.

Какой ужас! Вот змея! Как можно всю информацию, денно и нощно готовившуюся мною и моим департаментом по этому проекту, за полчаса представить в таком виде, который привыкли видеть Совет Директоров Трансатлантического банка межгалактического развития?

То, что проверяет готовность проектов и соответственно, их идейных вдохновителей, Иллиас Конго, знали все. Ужасный тип. Его шпионы изначально собирали всю подноготную руководителей проектов и их персонала, узнавали о легальных и нелегальных связях с местными лидерами и просчитывали вероятность коррупционных схем. Малейшее облачко или не та встреча не в тот день с кем-то «неподходящим» и забудь о перспективах карьерного роста, а то и вообще можешь угодить в тюрьму (так случилось с Тодеосом из соседнего Департамента, а Ружича с планеты Ириас вообще постигла конфискация всего имущества и переселение на планету Ильяс).

Но и это еще не все. Даже если затворническая жизнь ботаника и обеспечивает тебе отсутствие неблагоприятных связей, это еще не означает, что твой проект и твое участие в нем ожидает успех. Все проекты должны не только быть максимально точно просчитаны на 200-250 лет вперед с учетом всех благоприятных и неблагоприятных факторов. Но что самое важное - должна быть подготовлена эффектная трехмерная презентация проекта с фильмизацией основных параметров его развития. Это 40-50 часов работы. В общем, не полчаса, отведенные мне госпожой Киото. А я ведь так рассчитывала отличиться. Мой проект – является самым амбициозным среди всех заявленных в Трансгалактическом банке. Даже превосходит тот, который в свое время защитил и реализовал многоуважаемый господин Иллиас Конго. Именно поэтому так важно было его показать с лучшей стороны, продумать стратегию представления, тактику.

Что же делать?

Я попыталась успокоиться и проанализировать ситуацию. Странно. Провал презентации должен быть не выгоден самой госпоже Киото. Ведь моей непосредственной начальницей является именно она. Что заставило ее так подставить меня перед руководством банка? Почему она не боится последствий от самого Иллиаса Конго?

Ответ мог лежать только в сфере интересов и амбиций самого Иллиаса Конго. Этот беспрецедентно молодой банкир успешно вот уже более полувека прокладывает себе путь в монолитно-консервативном царстве межгалактической финансовой системы. Беспринципность и неразборчивость в методах создали ему славу опаснейшего противника среди всех карьеристов змеиного царства влиятельнейшего банка нашей галактики. Впрочем, как союзник, насколько я понимаю, он был скорее опасен, чем интересен, ведь сторону партнера он, как хамелеон при выгодных для себя обстоятельствах, мог поменять на противоположную. Но самым противным и противоречивым его качеством было то, что он был необычайно обаятелен и красив, обладая искуснейшими техниками обольщения как женщин, так и мужчин. Люди как мотыльки летели на его обаяние, умение слушать и говорить, раскрывая свои самые сокровенные тайны и слабые позиции, и только через время, осознавая (а некоторые, так вообще не сознавая), что полностью увязли в его умело выстроенных сетях.

Сейчас я вспомнила, что месяц назад госпожа Киото вернулась с тренинга по технологиям межгалактической финансовой разведки, которые проводились в отделении на Уране, в святые святых Иллиаса Конго. После этого Марфия, заместитель Киото, которая иногда заходила ко мне на чай, что-то бормотала там о темпераменте Иллиаса и его «ухаживаниях» за Киото. Я не придала тогда этому значения, потому что об этом говорят все единожды встретившие его женщины. А Киото так вообще замужем, так что мне показалось маловероятным серьезность «интимных взаимоотношений» этих двух. Но видимо о чем-то они все-таки договорились, и это что-то явно направлено против меня.

«Ну ладно, посмотрим, кто у нас будет в дамках», - подумала я и связалась с отделом архива. Через полчаса я уже ожидала в холле Киото чтобы ехать в основной офис банка.

Ощущение опасности сделало меня чрезвычайно молчаливой в течение всех приветственных реверансов, которыми обменивались госпожа Киото, господин Иллиас Конго и его свита. Я впервые увидела его вживую. Высокий, широкоплечий, в черном деловом костюме с дорогущими запонками и часами. Красивое аристократическое лицо. Черные пронзительные глаза, неоднократно прожигающие госпожу Киото, подсказали мне, насколько правильны были мои выводы относительно их намерений. Я пешка в их игре. На меня он взглянул мельком, даже не подав руки. Откровенное пренебрежение говорило, что я уже даже не «пешка», а списанная марионетка, и вопрос практически решен.

- Ну, так как? Госпожа Иви… - он демонстративно взглянул в бумаги и практически по буквам произнес: - И-л-а-н-с-к-а-я.

Что Вы будете делать? Очень сложно выговариваемая фамилия! Ну, погодите.

- Многоуважаемый Иллиас Конго, - начала я. Голос немного тихий у меня от природы, а сейчас от долгого молчания вообще был похож на шепот, но я откашлялась и продолжила. – За шесть месяцев мы успели практически закончить проект, а именно, - и я стала описывать основную суть проделанной работы нашего департамента.

- Хм…, - прервал меня Иллиас, - уважаемая, госпожа, ммм… - опять демонстративно смотрит в бумажку (да, не сложилось с моей фамилией у него), - И-л-а-н-с-к-а-я. Я удивлен, что находясь на столь высоком посту, Вы до сих пор не в курсе о стандартах предоставления информации о проектах в нашем банке. Где Ваша презентация?

Заставив себя максимально преданно посмотреть на Директора, я ответила:

- Многоуважаемый Иллиас Конго, действительно мы готовили для Вас трехмерную фильмизированную презентацию в 16Т. Но в процессе подготовки нашего проекта, мы сделали чрезвычайно важное открытие.

Его бровь слегка приподнялась, и он настороженно уставился на меня.

- Дело в том, что наш проект может быть значительно усовершенствован, при использовании результатов и открытий, сделанных в рамках другого проекта. Речь идет о Проекте, который стал звездою на небосклоне исследований нашего Трансгалактического банка. Этот проект возглавляли Вы, многоуважаемый Иллиас Конго. Поэтому получив предупреждение о сегодняшней встрече от госпожи Киото, - где-то за спиной я услышала рассерженный вздох (Ничего пусть помучается!), - мы всем департаментом обращаемся к Вам о прошении рассекретить часть необходимой нам информации, для того чтобы включить ее в наше исследование и соответственно презентацию. Соответствующий письменный документ с детальными обоснованиями уже был подан в канцелярию банка.

- Что ж, госпожа Иви Иланская. (Ого, неужели мы запомнили?) Мы рассмотрим Ваше прошение и дадим знать о его результатах. Но, в любом случае, презентация проекта должна быть готова для меня не позднее четверга. Вам все понятно?

Сегодня вторник. Вот же не везет!

- Да, будет сделано, многоуважаемый Иллиас Конго - утвердительно кивнула я.

После этого он спросил у своего заместителя, что у них еще на повестке дня, и я поняла, что экзекуция со мной уже закончена.

После встречи я встретила в коридоре свою знакомую, с которой когда-то училась в Академии межпланетных финансов. Как оказалось, теперь она работает в головном офисе помощником у вице-президента по развивающимся колониальным планетам. Алина – милая и очень приятная девушка. Однако, как только она узнала о том, что мой проект будет рассматриваться Иллиасом Конго, поменялась в лице и тихо прошептала, что надо бы встретиться на кофе и поговорить. Мы условились на следующий день осуществить задуманное.

Все еще мило улыбаясь, я стала спускаться по ступенькам вниз в направлении выхода из здания. Учитывая массивность постройки, спускаться мне придется прилично. Пройдя первый пролет, я невольно остановилась. Внизу слышен был какой-то шепот и шуршание. Я пригнулась и выглянула из-за перил. Внизу стояла моя начальница в объятиях Иллиаса Конго: вся красная, с горящими глазами и припухшими губами. Его лица мне не было видно, так как он стоял ко мне спиной.

«Ну, ничего себе», - подумала я. – «Какой бардак развели. А еще солидное заведение. Монолит и опора всей нашей галактики. Что же делать? Как мне пройти незамеченной?»

- О, Иви, как дела? Сколько лет, сколько зим? Пошли пообедаем или чаю попьем. – Вот невезуха! Это Арсений из Департамента реструктуризации так громогласно вскрыл мое местонахождение. Ну, делать нечего. Мы вместе стали спускаться вниз по ступенькам мимо пары, которая теперь стояла на определенном расстоянии. Я, стараясь не смотреть на них, уткнулась в свой ежедневник, как будто это самое дорогое, что у меня есть на сегодняшний день. Через минуту мы наконец-то вышли на улицу, и я смогла нормально дышать.

Глава 2

Я с наслаждением любовалась заходящим солнцем с балкона своих двухэтажных апартаментов. Несмотря на то, что дом, где я живу, расположен в центре делового Сити, в непосредственной близости раскинулся единственный парк с вековыми деревьями, зеленой травой, уютно вымощенными дорожками и довольно большим озером. Каждое утро я пробегала здесь не менее 10 км, для поддержания формы. Учитывая популярность здорового образа жизни среди финансового бомонда, на дорожках часто можно было встретить целые «стада» моих коллег, подчиненных и руководителей. Некоторые из них бегали и по вечерам. Сейчас, как раз наблюдала несколько барышень из соседнего департамента. Многие из них уверены, что именно таким способом можно «завалить» коллегу-мужчину и выйти замуж. «Что ж тоже вариант», - подумала я и долила себе еще вина.

Скоро должен подойти Алан. Мы договорились, что пойдем вместе куда-то поужинаем с его друзьями. Я как всегда поражалась тому, как он умело совмещал свою чрезвычайную работоспособность, умение продвигаться в жизни, головокружительную карьеру на политическом и дипломатическом поприще и постоянное стремление поддерживать тесные взаимоотношения с его друзьями.

Алан был с другой планеты - Изария, жители которой не отличались красотой и были сравнительно низенького роста с кучерявыми черными волосами и длинными орлиными носами. Но благодаря своему выдающемуся уму и сообразительности, они занимали все ключевые посты в сфере политики, дипломатии и, конечно же, финансов.

Мы познакомились, когда я проходила тренинг в его департаменте четыре года назад. Несмотря на мою откровенно блондинистую внешность и склонность к манипулированию вниманием моих многочисленных поклонников по курсу, он отобрал меня для участия в научных разработках, чем поверг в шок группку так называемых «ботаников», которые традиционно занимали аналогичные места во всех других проектах.

Мои же подружки (тоже почти все блондинки) наоборот, подсмеиваясь, демонстративно сочувствовали мне и говорили, как мне не повезло, что теперь восемь, а иногда и десять часов в сутки я буду проводить с «таким чудовищем».

- Что ты? Его персонал работает больше всех среди департаментов, он вообще не любит блондинок, а благосклонен только к девушкам родом из своей родной планеты Изария. Не дает бонусов, премий и рекомендаций. И вообще он очень мстительный и не выносит снисходительных взглядов относительно своего низкого роста. Но самое ужасное - он ведь не красивый, можно даже сказать, урод, хотя и вундеркинд. Как ты сможешь вытерпеть такое целый год? - поджав свои красивые губки бантиком, с возмущением спрашивала у меня Афалина, которая сама благополучно устроилась помощницей в комитет к известнейшему политику и красавцу межгалактической системы Сириус. Правда ее работа не выходит за рамки «старший, куда пошлют» и не имеет никаких перспектив для интеллектуального прорыва, но «не для девушек это не главное, а скорее лишнее».

У меня же перспектива такого сотрудничества вызывала только любопытство и жгучий интерес. От природы более настырная и амбициозная, чем подруги, я была заинтересована, в том, чтобы попробовать себя в межпланетной научно-финансовой сфере, а Алан Ундерман был восходящей звездой в этом царстве.

- Иви, как насчет написания отчета по программе АНТАРИС для планеты Протерей, возьметесь? За дополнительную плату разумеется. – Хитро сверкнув глазами и улыбнувшись, обратился ко мне Алан Ундерман через три месяца моей стажировки в его департаменте.

За это время, я уже три раза выполняла различные «подработки», которые он подкидывал нам, своим стажерам, на регулярной основе. «Чтобы и ум натренировать, и карман обрадовать», - любил повторять он. Ко всем своим 4 стажерам, в том числе и ко мне, Алан Ундерман относился ровно, дружелюбно и очень требовательно, но справедливо. Он хвалил нас, если были успехи, и карал в основном монетой или дополнительными работами в случае промашек. Иран, Изаил и Сара, остальные стажеры, как и я в целом гордились тем, что статус нашего начальника стремительно подрастал. При этом наша самооценка как-то сама собой тоже повышалась.

«Ну, мы же ему помогаем», - любил повторять нам Изаил, попивая пиво в соседнем пабе, после работы.

В последнее время практически все «подработки», походы на встречи в составе межпланетных делегаций, и даже поездка с начальником на планету Плутон доставались мне. Алану нравилось общаться со мной, рассказывать о своих грандиозных планах, и стратегиях их воплощения. Мне это льстило. Вот какая я умная и образованная. Смотрите, как со мной важно делиться мнением самому Алану Ундерману, советнику Президента Комитета межгалактических отношений. А говорили блондинка.

Если бы не принадлежность к планете Изария и известная ортодоксальность их жителей относительно инопланетных браков, можно было бы заподозрить Алана в чрезмерной лояльности ко мне как к стажерке. Но нет: я четко знала, что такого невозможно в природе. Поэтому чувствовала с ним всегда комфортно и свободно, зная, что нас объединяют исключительно профессиональные интересы.

Однажды для получения позитивной выписки из личного дела, которая необходима была, чтобы получить доступ к материалам очередного исследования, я отправилась в секретариат Аппарата. Дверь в кабинет Генерального секретаря была приоткрыта и я услышала отрывки странного разговора:

- … Алан, (дальше шла ненормативная лексика) … даже не понимает, сколько стоило мне труда, чтобы получить «добро» на ЭТОТ брак от Главы семьи Ирреманн. И теперь, какая-то муха его укусила, и он наотрез отказывается жениться. Да все его успехи пойдут «коту под хвост», после этого отказа. Да ему придется сто лет наверстывать упущенное… а я? Я даже могу и не дожить до этого дня.

Судя по тому, что мне не слышно, что отвечает собеседник, мужчина говорил посредством айрона. Мой взгляд рассеяно остановился на табличке на двери кабинета Генерального секретаря Аппарата и я прочла «Дави Ундерман». Мои глаза расширились от удивления. Ах, вот оно как. Значит, это наш многоуважаемый начальник Алан Ундерман наотрез не хочет жениться и упускает блестящее будущее. «Ну и зря», - подумала я с разочарованием, представив, как высоко могла бы подскочить собственная карьера, если бы моего шефа повысили. «Чего только этому мужику надо?»

Через неделю, после совместного посещения заседания Посольства Изарии, вечер продолжился у Посла дома в неформальной обстановке. (Это только говорят так, что «неформальная». А на самом деле, соблюдение протокола здесь еще «похлеще», чем при официальных заседаниях.)

Единственное, я обратила внимание, что на вечере остались только изарийцы, и только парами. «Парами» – не в смысле: шеф и помощник или секретарь, или в крайнем случае заместитель. Нет. «Парами» – означало наличие двух половинок – мужчины и женщины (супруги, помолвленные). Меня это немного удивило. Что я-то здесь делаю? Алан вел себя невозмутимо, как всегда много шутил, рассказывал интересные задумки, выслушивал перспективные идеи собеседников, переходя от одной группы к другой. В какой-то момент я почувствовала себя не очень уютно. Как собачка хожу тут среди одних семейных изарийцев. Ну, хоть поем вкусно! Я, отстав от шефа, прихватила вазочку со сказочно вкусным сахари и стала в сторонку наслаждаться вкусом.

- И давно Вы вместе?

Я обернулась и увидела какого-то крупного полного мужчину не изарийской внешности. Не дождавшись от меня ответа, он быстро начал рассказывать мне:

– Я ведь тоже не изариец. Вот Изочку, жену, сопровождаю, скоро поедем на Плутоний. Изочку повысили – Послом там будет. А Вы хорошо смотритесь вместе. Прямо, как сказочные герои. Вон, как он на Вас поглядывает, небось, ревнует уже.

Я несколько в шоковом состоянии обернулась и посмотрела по направлению взгляда своего собеседника. Ничего не понимаю. Никого не вижу. Только шеф мой Алан иногда на меня посматривает, чтобы не сбежала, наверное, а то вечером еще 4-х мерные модели попросил построить.

Да странные тут люди. Лечение им надо, такт опять же. Я аккуратно попрощалась с «неизарийцем» и постаралась оставшийся вечер держаться поближе к Алану. Ну, на всякий случай. Чтобы психику свою не травмировать.

На следующий день, Сара Норман потащила меня в столовую на обед раньше времени. И только мы примостились за столиком, полушепотом выпалила:

- Ну, рассказывай, когда он сделал тебе предложение?

- Кто? – я озадаченно на нее посмотрела. Чувствую, что в последнее время мои мыслительные процессы дают сбой. Наверное, я переработала с тригонометрическими вычислениями, перестала улавливать смысл того, о чем люди со мной говорят. Может к родителям съездить, отдохнуть там недельку.

- Алан Ундерман, конечно. Кто же еще.

Я даже растерялась и не нашлась сразу, что сказать на это абсурдное предположение. А, фух. Совсем запуталась. Наверное, шеф планирует повысить меня по службе. Может даже и с отделом кадров советовался. Вот они и проговорились. Какая я все-таки умная. Самая молодая из стажеров, а уже повышение. Я уже представила, как наберу родителей, как с гордостью сообщу папе. А потом можно будет устроить мой первый «сабантуйчик». Я куплю красивый деловой костюм, тот, который я видела в бутике от «ДЕО», и буду смотреться в нем как королева. Королева финансов!

- Ой, ты такая счастливая, что аж вся светишься, - прервала мои мысли Сара. – Я так за тебя рада. Только чур я буду твоей «наине».

Стоп! Какая еще «наине»? Причем тут «наине», это ведь что-то типа свидетельницы по обычаям изарийцев на свадьбе. Свадьба? Кошмар! О чем она толкует?

- Сара, что ты имеешь в виду. Какое предложение?

- Ну, отец вчера был на вечере в Посольстве. Сказал, что все только и обсуждают новость, о том, что ты невеста Алана Ундермана. Конечно, наш Разе, да и вообще община будет против. Но после того, как ты пройдешь инициализацию, ты будешь одной из нас и все будет хорошо.

Нет, мне явно плохо. Это какой-то сон, причем очень и очень бредовый. Да мы с Аланом даже за ручку ни разу не держались. Я даже не представляю, при каких обстоятельствах, он мог бы обратить внимание на меня как на девушку. И знаю точно, что таких обстоятельств не было. Ну не было и все! Да я с шести месяцев кокетка, что я мужчину с намерениями у себя под носом бы не разглядела? Флюиды там всякие. Нет. Точно ничего не было. Это какое-то недоразумение. И что значит эти «ВСЕ», которые обсуждают новость?

- Послушай, Сара, это недоразумение. Чья-то нелепая шутка. - Стала я растолковывать ей…

Стоп! Тот тип на вечере… Наверное, когда он бормотал о сказочных героях, это он нас с Аланом имел в виду. Вот ведь сволочь! Мало того, что возвел напраслину, так еще разболтал ее всем кому ни лень. Надо срочно всех разубедить. Еще скандала в Аппарате мне не хватало.

– Сара, ты должна мне помочь. Я догадываюсь, откуда пошла это нелепость. На вечере был муж какой-то Изочки, которую назначили Послом на Плутоний. Вот именно он с какого-то бодуна и болтал что-то о нашей с Аланом связи. Только я не поняла, о чем он говорит, и отвязалась от него. А он, по-видимому, пошел и всем разболтал, ввел, так сказать, в заблуждение.

Я с надеждой посмотрела на веснушчатое лицо Сары.

Теперь озадаченно смотрела на меня она.

- Иви, я знаю, о ком ты говоришь. Кстати, Иза Карелман является хорошим другом Алана Ундермана: учились они, по-моему, когда-то вместе. Но, дело в том, что…- и Сара замялась. – Ну, в общем, Алана не единожды спрашивали об этом, в том числе и мой отец, и он…- она опять замялась.

- Боже, Сара, не томи! И что ОН?! (Не могу выдерживать вот такие блеянья в решительный, судьбоносный, можно сказать, момент.)

- Ну он не отрицал, что ВЫ пара, ну и планируете пожениться, – и она потупилась.

Глава 3

Ужас, ужас, ужас! Как могло такое произойти? Я в оцепенении сидела в кафе, выпросив у официантов сигареты, и нервно курила. Вообще-то я не курю, но брат когда-то научил, поэтому умею. В этот момент не нашла ничего умнее и решила вот сигаретками побаловаться. Я попробовала проанализировать ситуацию, но ничего логичного в ней не увидела. И тут зазвонил мой айрон.

- Иви Иланская, Вы где находитесь? Вас Шеф уже обыскался. – Прокаркала мне в ухо наша секретарша Дарша. – Пожалуйста, немедленно зайдите к нему в кабинет.

Вот! Вот к кому я сейчас адресую все свои вопросы. Что же это такое: он, видите ли, не отрицал. Ну ладно свою карьеру с «неженитьбой» он подпортил, но мою зачем так обламывать?

Я влетела в его кабинет с яростным желанием поскорее разобраться. Но оказалось, что в кабинете за длинным столом для совещаний сидят какие-то люди. Алан сидел во главе, и как-то необычно напряженно, я бы даже сказала с грустью, смотрел на меня. Я огляделась, заметила, что среди приглашенных есть Президент планеты Онтариус, а также директор департамента Трансгалактического банка.

- Извините, многоуважаемый Алан Ундман. Вы заняты. Я зайду позднее. – Я выскочила обратно из кабинета.

Всю неделю, я не имела возможностью общаться с ним, так как была занята по другим проектам. А он меня больше не вызывал.

На намеки и поздравления сослуживцев я даже не знала, как реагировать, поэтому старалась сдержанно благодарить и уходить от ответов. Где-то, задним умом, я чувствовала, что если, сейчас я буду все отрицать и скандалить, о моей карьере в самой консервативной сфере межпланетных финансовых отношений мне стоит позабыть. Никто не будет разбираться в сути, главное чтобы «дыма» не было. «Все должно выглядеть кристально чистым», - девиз наших многочисленных структур. Ключевое слово «выглядеть», а не «быть».

Тем более в интригу был замешан один из самых влиятельных кланов – изарийцы. С ними шутки плохи. Они не позволят пренебрежительно относиться к своему выбору. Если мне не приснилось и я все-таки их выбор.

Встретилась с Аланом я только на космолете. Моим заданием было сопровождать его на очередное заседание Комитета семи планет по финансам, которое должно было состояться на Венере.

- Ну что остыла? – первое, что спросил Алан, после того, как мы наконец-то уселись в кресла, и стюардесса приняла заказ у нас на обед. Сам он хитро улыбался и вообще как-то блестел как новая монета.

Я даже не сразу нашлась, что сказать на такую наглость, поэтому промолчала.

- Иви, нам нужно с тобой серьезно поговорить. – Посерьезнел он.

- Удивительно, что только сейчас Вы догадались, уважаемый Алан. Не прошло и месяца. – Не упустила возможность кольнуть его я.

- Не скрою было у меня такое желание. Но девушка ты горячая и импульсивная. А мне хотелось посмотреть, как ты поведешь себя в нестандартной для тебя ситуации и справишься с проблемой. И мне понравилось то, что я увидел. У тебя большое будущее в сфере финансов, малышка. Ты умеешь держать лицо, даже в условиях неопределенности.

(Ну, все, фух. Это была проверка. Вау! Как же я счастлива! Как камень с шеи упал. Все это было неправдой: эта женитьба, эта инициализация. Я теперь свободна! Я с честью прошла это испытание, «дурацкое» однако. Ну да ладно. Я не сержусь. Где мой орден и премия? Ну, и повышение никто не отменял.)

Он внимательно посмотрел на меня и снова улыбнулся:

- Иви, Иви. Вижу вот теперь ты действительно успокоилась и думаешь о повышении.

- Почему Вы так решили? – постаралась ровным голосом спросить его я.

- Ты выглядишь как кошка, которую неделями держали взаперти и морили голодом, а потом выпустили и накормили сметаной.

(Что за недалекие сравнения применяют эти изарийцы? Какая кошка? Какая сметана?)

- Ты станешь ценным кадром для нашей системы. Приказ о твоем назначении на должность заместителя Директора департамента финансирования и развития внешнегалактических отношений уже подписан Президентом. Поэтому мои поздравления. – Всю эту речь, он говорил как-то задумчиво, глядя прямо перед собой. – Но еще более ценным приобретением ты будешь в качестве жены.

Я только отпила воду со стакана, который принесла мне стюардесса, и, поперхнувшись, буквально выплюнула ее перед собой. Уже через секунду моя юбка, да вообще весь мой костюм были в безобразных мокрых пятнах.

Откровенный почти хохот Алана, не добавил мне энтузиазма. Очень смешно, это что очередная проверка? Постаравшись взять себя в руки, очистив насколько это было возможно свой костюм, я тихо спросила:

- Что Вы имели в виду, уважаемый Алан?

Он посерьезнел, впервые за все время приблизился достаточно близко к моему лицу, так что его глаза оказались буквально напротив моих и твердо ответил:

- Ты мне нравишься, Иви. И что самое интересное: я знаю, что я тоже нравлюсь тебе. Хотя, может быть, ты еще этого не осознаешь. Мы могли бы быть хорошей парой. Мы оба больше всего в людях ценим ум. И нам нравится ум друг друга. Подумай об этом.

Он мягко погладил меня по щеке, встал и пошел давать распоряжения относительно посадки. Больше мы к этому разговору во время командировки не возвращались.

Но наши отношения навсегда изменились. Теперь я знала, что Я ЕМУ НРАВЛЮСЬ!!!

А Алан все больше нравился мне. Он самый умный мужчина, которого я когда-либо встречала. Его схемы, системы и даже заговоры были всегда мастерски продуманы и спланированы, и что самое главное безошибочно реализовывались другими людьми, которые даже не подозревали что стали марионетками в его игре. Он был действительно маэстро финансового дела, политики и дипломатии.

Мне льстила мысль, что мой ум тоже ценен для него. Конечно, у меня было не так все гладко. Иногда у меня были даже провальные операции. Теперь моя позиция была выше: я стала заместителем директора департамента и в моем подчинении было уже одно подразделение по компьютерным и ай-ти разработкам. Но, я не всегда могла просчитать действий своих конкурентов по проектам. Особенно меня часто любили подставлять и обыгрывать две директорши департаментов: одна- изарийка, мать той барышни, на которой отказался жениться Алан, а вторая - из планеты Якунадза госпожа Киото, редкая кобра, вечно пыталась подсунуть меня под дисциплинарный совет.

После каждого выигрыша или фиаско я без предупреждения заходила к Алану в кабинет, или мы встречались в ресторане, и я с удовольствием рассказывала о всех своих промахах и победах. Чаще всего он просто подсмеивался надо мной и в шутливой форме загадывал загадки, отвечая на которые приоткрывалась завеса о способах, как можно было обойти те или иные препятствия. Иногда мы задерживались допоздна.

После того факта, как была по сути объявлена наша помолвка, на нас никто уже не обращал внимание. Все были уверены, что мы планируем пожениться. Сначала меня это устраивало. Ведь вроде и звезда в стойле стоит и при этом я свободна «аки горлица».

Но однажды, придя к нему в очередной раз на работу, я увидела новую его заместительницу – умненькую изарийку с удивительно красивой для этой народности внешностью. И я поняла, что не все мне так уж нравится в этой ситуации.

- Я вижу, персоналом все обрастаешь, все совершенствуешься и совершенствуешься? - вместо приветствия спросила у него я.

Алан сидел у себя за столом, сложив красивые руки домиком перед собой. Его умные с искоркой глаза с хитрецой поглядывали на меня. На губах застыла ленивая полуулыбка.

- Ну, да. Тяжело мне. Работы много. Глаза почти не отдыхают.

- Ага, конечно. А эта крошка, твой зам, значит, дарит отдохновение твоим глазам? – ехидно спросила я.

- Очень помогает, - продолжая улыбаться, скромно добавил Алан.

- Похвально.

Настроение у меня стремительно падало. Какая наглость даже не скрывать передо мной своей вселенской радости по поводу наличия этой продвинутой изарийской соблазнительницы. А ведь я его, между прочим, почти невеста. Никакого стыда. Уважения к традициям опять же. Я достаточно быстро попрощалась и уехала запивать горе с подружками в паб.

Там мы повеселились, потом напились. Потом подружки опять повеселились. Потом опять все вместе напились. Но настроение мое упорно не хотело подыматься. А в груди стало разрастаться неимоверно болезненное чувство утраты. Почувствовав, что скоро на глазах у всех разрыдаюсь, я уехала домой.

Когда позвонил айрон, я аж подпрыгнула от радости. Но оказалось, что это всего лишь Силей Антарино, красивейший, кстати, молодой человек. Мои все подружки встречаются исключительно с такого формата мужчинами, но мне с такими скучно. Приглашал на концерт на следующей неделе и спрашивал, может ли заехать «на всякий случай заранее завести билеты»? (Тоже мне дурочку нашел: думает, что я его приглашу к себе. Глупости какие!). Быстро «отшив» его, я снова задумалась. От звонка Силея мне стало еще тоскливей. Включив любимую трилогию «Блондинки-победительницы», закуталась в одеяло, наелась мороженного и уснула.

Проснулась я от настойчивого звонка в дверь. Ну что там еще? Кто это? Силей все-таки билеты притарабанил? Дав роботу указание открыть дверь, я с удивлением увидела входящего в комнату Алана. Несмотря на внешнее спокойствие, в нем чувствовалась озлобленность в настроении и, по-моему, от него немного веяло саке.

- Я приехал задать тебе всего лишь один вопрос. – Он пристально взглянул в мои глаза. – Когда ты, наконец, снимешь с нас целибат, и мы сможем, наконец-то, полностью насладиться друг другом? И ты, и я этого хотим.

И тут его взгляд смягчился, он подошел ближе, стал гладить по волосам и более нежно сказал:

- Милая, любовь моя, я дал тебе время и ждал, когда ты сделаешь хотя бы намек. Но, малышка, ты нас загонишь в гроб своей неторопливостью. У тебя нет случайно в роду корней каких-то особенно медленных народностей Вон гуманоиды живут 2000 лет, куда им спешить?

- О, Алан, я так за тобой соскучилась.

Он стал мягкими поцелуями покрывать мое лицо. Потом наши губы встретились, и что-то теплое и такое приятное стало разливаться внутри меня, набирая силу и поднимая температуру до точки кипения.

(Ура, наконец-то! Он меня ЛЮБИТ. Супер! Я такая счастливая).

Ну а потом произошло то прекрасное, что Вы все и так хорошо знаете. А если не знаете, то это не та книжка, с которой стоит начинать.

Глава 4

Звонок моего айрона заставил прекратить меня любоваться видом из окна.

- Милая, спускайся, нас уже ждут Иза и Талан. Поедем отмечать помолвку Оливии и Ираана.

Никак не могу привыкнуть к чрезвычайному прагматизму этих изарийцев. Отмечать помолвку это будет означать скромный ужин среди друзей даже ни в навороченном заведении, где все попьют какую-то постную изарийскую муть, поздравят влюбленных и расплатятся каждый за себя, разделив поровну между собой оплату счета будущих новобрачных.

Очень красиво. Ничего не скажешь. Если бы все народности так гуляли свои праздники, у нас разорились бы, наверное, все заведения. Но, к счастью, в нашем сити живут не только одни изарийцы. То ли дело мы – земляне. Да у нас не то, что помолвка, у нас каждый день может отмечаться грандиозным застольем. Да сами посудите:

- день, когда начали встречаться;

- день, когда первый раз поцеловались,

- день, когда первый раз произошло оно самое;

- день, когда уснули в одной постели;

- и т.д. и т.п.

Причем эти дни могут отмечаться каждый месяц, а то и неделю. А если в памяти влюбленных эти даты не совпадают, то количество праздников вообще может удваиваться. Вот как!

Не особо воодушевленная предстоящим мероприятием, я присоединилась к Алану и его друзьям. А мне так хотелось сегодня побыть с ним вместе только вдвоем. Поужинать (я даже сама приготовила), выпить вина, рассказать об ужасной встрече в Трансгалактическом банке: об этой кобре Киото и змии Иллиасе Конго. Ведь они, наверное, собой очень довольны, шипят где-то, свернувшись друг с другом в клубочек. «Фу, какая мерзость», - представив себе эту картину, подумала я.

«Да, семейная жизнь налагает свои обязательства», – рассудила я. Вот, еду со своим любимым, сопровождаю его и в радости и горе (Горе – это об этом скучном мероприятии, посвященном помолвке Оливии и Ираана). И потом зачем спешить рассказывать Алану? Может, подсоберу информацию об Иллиасе? Вон завтра встречусь с Алиной и все разузнаю. А то Алан опять начнет подкалывать меня, что я паникую и делаю выводы, не собрав достаточно сведений, не проведя так сказать разведку на местности.

***

На следующий день я ударно работала над презентацией вместе со своим департаментом. В 10 часов мне пришло сообщение из Тайной канцелярии о том, что получено положительное решение для меня на расшифровку засекреченных файлов по проекту ССТР-24Т от Иллиаса Конго.

«Ух ты! Может и не такой плохой он человек, как все о нем говорят. Вот оперативненько дал «добро»: понимает, что времени у меня мало. Вошел, так сказать, в мое положение», - рассуждала я пока шла в Тайное подразделение.

Пребывая в прекрасном расположения духа, я поздоровалась со Смотрителем Тайной канцелярии, и спросила, где мои материалы.

- Вот они, - развернув электронные документы, сказал он.

- Хорошо, спасибо. А где ДСД – формат? – спросила я.

- А на ДСД- формат стоит ограничитель.

- Вы шутите?! Что же я буду делать с БРД-форматом, который Вы мне дали? Да его же даже просмотреть толком нельзя, а для того, чтобы использовать для нашей презентации, так вообще все создавать надо заново.

- Не знаю, уважаемая Иви Иланская, только ДСД- формат давать не велено. Кроме того, тут я смотрю, в распоряжении стоит, что, так как Вам выданы эти файлы заблаговременно, они должны быть в полной мере отображены в Вашей презентации.

(Да что же это такое? У меня и при самом благоприятном раскладе времени на подготовку презентации оставалось в обрез, а теперь так вообще просто нереально успеть. Тем более, приглядевшись, я увидела, что графические материалы отдают голубым свечением, это означает 7 уровень защиты: их повторить вообще практически не возможно. Вот свинья! Вот уже сволочь!)

В расстроенных чувствах я уже собиралась выходить с материалами, как Смотритель окликнул меня:

- Уважаемая Иви, тут к материалам сопроводиловка для Вас зашифрованная идет, от самого Иллиаса Конго. Приложите руку, и увидите текст.

- Спасибо, – и я вышла за дверь. Оглядевшись, что никого вокруг нет, с последней надеждой на то, что это какой-то специальный ключ-дешифратор, который спасет меня, я приложила свою ладонь к электро-документу.

- НАСЛАЖДАЙСЯ, ИВИ! – прочитала я. Ну все: я пропала!

***

Вот уже восемь часов мы бьемся над презентацией и стратегией «взлома» файлов Иллиаса. С моими подчиненными ребятами у меня очень хорошие отношения, особенно с моим отделом Ай-Ти разработок, это самое первое мое подразделения, и я душу вложила в то, чтобы он стал таким как сейчас. Своих сотрудников я собирала по всей галактике. Айтишники люди особенные. Обычные методы мотивирования, такие как дисциплина, деньги в виде премий и вознаграждений, жесткий авторитет и субординация, для них не работают. Они считают себе свободными мыслителями, не подчиняющиеся никому, кроме своей техники и Ай-Ти разработкам. Вот их детища - разнообразные Ай-продукты – это божество, это то, перед чем они готовы денно и нощно преклоняться (в основном нощно), ревностно относясь к своим собратьям по оружию. В общем, страшно азартны айтишники.

Моя задача как их руководителя – это постоянно находить им все более и более сложные цели в Ай-сфере, ну и конечно баловать закупками самых последних Ай-Ти новинок (Отдел обеспечения меня ненавидит, постоянно пишет кляузы руководству). Тогда они озадаченны, и радуются как дети, когда взламывают очередной код или изобретают очередной шедевр.

Причем возраст в их случае не имеет значения. Самый молодой сотрудник в моем подразделении Конэс - с планеты Венера в два раза младше меня, а самый, так сказать, взрослый (ну не буду же я «старый» на своих мальчиков говорить) – Ортон, с планеты Плутоний - на 350 лет старше.

В отличие от меня, они не стали так паниковать и расстраиваться. Хотя все понимали, чем грозит, особенно мне, не выполнение презентации в срок.

- Есть один вариант, Иви…, - начал Конэс, - попробовать «крэкнуть» эту штуковину. Даже, может быть, в срок уложимся.

- Но? - спросила я, потому что знаю, что всегда есть какое-нибудь «НО», так как закон подлости - это один из самых сильных законов, вон даже закон притяжения наши изобретатели победили, а этот – никак (не досуг им что ли?)

- Надо бы кое-что прикупить, - и он потупил глаза в пол.

- Опять? – я похолодела. Я только еле закрыла вопрос о нашем очередном сверхдорогом приобретении. Причем пришлось активизировать все свои связи, чтобы меня официально не обвинили в 10-кратном превышении бюджета. Я буквально поклялась Директору по снабжению банка, что до конца этого года он меня в километровой зоне не увидит. И что теперь? Да уж… Оказалась я между молотом и наковальней: не сделаю презентацию в срок – прощай карьера, прикуплю «кое-что», как выразился Конэс, и выполню задачу – так в растратах же обвинят несусветных.

- Ладно, Конэс, дерзай. И ты Ортон и Азазар – тоже попробуйте. Кто первый справится, того изобретение запатентую за свой счет и дам неограниченный доступ к последним изобретениям Ай-системы соседней галактики.

- Ок, Иви. Не «дрейфь», – сказал Конэс и они вышли из моего кабинета.

«

Хм. А это идея!», - и я задумалась об одном варианте. Зазвонил мой айрон.

- Иви, привет, это Алина. Мы же договаривались сегодня встретиться.

- О, прости, прости, прости! У меня тут такое, что никак вырваться не получается. Давай лучше перенесем встречу.

Алина молчала. Я уже подумала, что что-то со связью, когда услышала ее напряженный голос:

- Иви, это важно. Я бы хотела тебя кое о чем предупредить. Знаешь, я сама к тебе приеду. Только выберемся куда-то в кафе возле тебя, чтобы не в банке. Хорошо?

- Хорошо, спасибо, до встречи, – и она отключилась.

Встретились мы в кафе «Звездный воин», прикольное такое местечко. После того, как бегло посплетничали о том, как обстоят дела у бывших наших однокурсников, Алина замолчала, потом оглядевшись по сторонам, тихо проговорила:

- Опасайся Иллиаса Конго. Он творит страшные вещи.

(Тоже мне новость сообщила. Да я вон второй день в полной мере пожинаю плоды его творчества).

Но то, как подрагивали ее глаза, наполненные ужасом и какой-то обреченностью, заставило меня посерьезнее отнестись к ее словам:

- Что ты имеешь в виду?

- Он… он ужасный садист. Иллиас буквально подминает под себя всех женщин, встречающихся на его пути, и использует потом в своих целях. Причем, если техники соблазнения не помогают, не брезгует шантажом и угрозами. Особенно изощрен с молодыми и красивыми сотрудницами: с теми, кто, по его мнению, достойны его изысканного вкуса. Со всеми остальными действует более грубо, не так «замарачивается»: техники соблазнения уже в пакет не входят.

- Алина, ты так говоришь, как будто знаешь это все не понаслышке. Что случилось?

Стоит отметить, что Алина очень красивая девушка. Брюнетка, не высокая, но очень ладно сложена. Я подозреваю, что есть в ее крови и изарийские крови: волосы вьющиеся и очень умная (лучше меня даже на курсе училась). Сложить два и два не представляло труда.

- Он что к тебе тоже приставал?

Она грустно кивнула.

- Понимаешь, у меня есть жених. Мы уже три года встречаемся.

- Ну прямо как мы с Аланом. Как мило, – не выдержав, перебила ее я.

Но она еще больше погрустнела.

- Так, вот. Непосредственным моим куратором является Дэвид Арнехэм. Этот гоняется за всеми юбками без всяких дальне-идущих целей. О его распутстве и всякого рода извращениях наслышаны уже все. Терпят, потому что отец Президент Трансгалактического банка и все сходит ему с рук. Если бы ты знала, сколько раз мне приходилось выкручиваться перед обслуживающими транспортными компаниями за то, какие оргии он устраивал в служебных космолетах. Да там половину персонала лекарствами отпаивали потом.

- Ничего себе. Весело у Вас там, девочки.

- Да уж. Так вот. – И Алина продолжила свой рассказ:

«В общем, в какой-то момент, после очередных разборок за загулы у своего отца, Дэвид начал ходить в офис и даже изображать какую-то деятельность. Но природа взяла свое, и уже через день он здесь начал подыскивать себе очередную пассию для своих игрищ. Как его непосредственная помощница, я первая попалась ему на глаза, поэтому выбор пал на меня. Ты не представляешь, как я перепугалась. Но, в это же время Дэвид типа работал по проекту с Иллиасом Конго. Тот знает его как облупленного. Поговаривают, что даже принимал участие в каких-то его оргиях, особо изощренных, наверное. Не знаю как, но не успел Дэвид подумать, а Иллиас уже догадался о его намерениях.

В общем, Иллиас зашел ко мне в кабинет, и мягко так, по-дружески, можно сказать, намекнул, что «он опасается» за мое будущее, и хочет защитить от возможных посягательств со стороны моего руководства. Однако, учитывая высокое покровительство Дэвида, он ничего не сможет сделать без существенных доказательств. Несмотря на то, что у Иллиаса не самая лучшая слава, у меня не было негативного опыта общения с ним, поэтому я доверилась. Он сказал, что Дэвид будет осторожен в банке, но я девушка умная и игривая и должна заставить его раскрыть свои цели и зафиксировать их на каком-то носителе. Я выбрала электронку, потому что: ну очень боялась сексуальные замашки Дэвида.

Так вот, я намекнула Дэвиду, что опасаюсь за свою репутацию в банке, поэтому имею личный сейр, и меня очень бы возбуждало, если бы мы тайно переписывались по нему. Это будет нашим маленьким секретом.

В течение двух дней я вела с ним такую игру. При этом Иллиас помогал мне и подсказывал, что нужно писать. Более того, в какой-то момент Иллиас начал свою переписку с Дэвидом, как бы по проекту, расхваливая меня и говоря, что я недооцененный бриллиант в работе (меня ставил в скрытую копию, поэтому я все видела). И Дэвид в три раза поднял мне заработную плату. Как только это официально было закреплено, Иллиас сказал мне, что все: я все правильно сделала и теперь Дэвид никогда меня не потревожит.

Ты не представляешь, какая я была счастливая, что все это закончилось. Не знаю, как Иллиас это сделал, но действительно Дэвид в мою сторону даже не смотрел и вообще через день ушел в очередной загул. Зарплату мне подняли даже в 3,5 раза, и теперь у меня ставка выше, чем у Директора любого департамента.

(Да уж везет некоторым, тут пашешь и пашешь, а повышают зарплату только максимум на 20% за раз, - с раздражением подумала я.)

- Но…

(Вот опять это «НО». Говорю ж, что изобретатели на нашей галактике не дорабатывают: все никак не победят этот закон подлости.)

- через неделю Иллиас Конго зашел ко мне в кабинет. При этом сразу же закрыл дверь на специальный электронный ключ, который «по ходу», есть только у него. Меня это удивило: «Вы что-то хотите, многоуважаемый Иллиас Конго?» - спросила у него я. «Да, Вас», - так нагло ответил он мне. «Но это не возможно», - в шоке возразила ему я. И тут он мне сказал, что если я не буду с ним «ласковой»…, - Алина замолчала, и начала всхлипывать, - он засадит меня в тюрьму за шантаж руководства, с получением материальных средств в особо крупных размерах.

- Ого! – единственное, что смогла ответить на это я. – И?

- Ну да, было это два раза. Он даже домой мне цветы потом присылал с благодарностями о полученном удовольствии.

- Вот урод!

- Нет, в том-то и дело, что он не урод, по крайней мере в физическом смысле, – грустно проронила Алина. - Больше это уже не повторялось. Сейчас он вроде увлечен этой Вашей Киото.

И она опять с какой-то вселенской грустью и тоской посмотрела на меня.

Да, дела…

Глава 5

После встречи с Алиной я была немного «ошарашенная». Складывалось ощущение, что до этого у меня были «розовые» очки, и я вообще ничего не знала о том, как молодым и красивым девушкам оказывается нелегко удержать репутацию и честь в нашем банке. А ведь это всепланетно-признанный оплот консерватизма и порядочности. Да уж - как же хорошо банкиры скрывают свои пороки. Ой, поскорей бы уже замуж. Надо бы нам, наверное, с Аланом активизироваться.

Я в задумчивости уже собиралась пойти проверить, как идут дела в отделе финансовых прогнозирований, как в дверь вошла Марфия, помощница госпожи Киото. Она приятная и смешливая барышня, черненькая такая, всегда обо всех все знает. Ко мне она иногда заскакивала на «чай-кофе», хотя и старалась это не афишировать, так как ее начальница меня терпеть не может.

С другой стороны, Каринэй Киото (назвали ж родители девочку) все равно ни с кем не дружила. Всегда очень чопорная, важная, она свысока смотрела на всех, кто ниже ее рангом. Всех руководителей, потенциально конкурирующих с ней за бюджет проектов, она ненавидела, писала кляузы, подставляла под срыв графики выполнения задач, в общем, делала кучу мерзопакостных вещей. Несмотря на то, что Киото была всего на два года старше меня, она уже была десять лет замужем. Причем очень удачно в финансовом смысле. (Не представляю, правда, как? В детском возрасте они там, на планете Якунадза замуж выходят? Хотя зная Киото, это не удивительно – родители ее поди проявили большую прозорливость, потому как потом большой вопрос, кто бы на нее с таким характером позарился).

Поговорив о том, о сем, я невзначай спросила у Марфии:

- Марфия, хорошо тебе: хоть иногда на тренинги выбираешься. А я здесь все сиднем сижу, вон год уже никуда не ездила. Никаких развлечений. Ну как, понравилось тебе на Уране, когда помнишь ты с Киото на тренинг по финансовой разведке ездила?

Марфию стоит только зацепить, и потом все: можно дальше ничего не делать, она будет, как из пушки, строчить информацию о том, где, куда, зачем, почему, с кем, когда, и чем все закончилось.

- О, что ты! Это было так кла-а-а-ссно! Мы столько всего повидали. Я познакомилась там же с Эриком Ситро, ну о котором, помнишь, говорил нам Боркич, который приезжал в том году к нам по проекту? – зачастила она. Есть недостаток у Марфии, если хочешь, что-то выведать и не потратить все свое время на ее болтовню, направлять ее нужно в желательном направлении,.

- Да ты что! Супер! А как же ты умудрилась-то с ним общаться? Киото, обычно в поездках тебе ни секундочки свободного времени не дает.

- Да занята она была своими проблемами. Там же такое было.

- Ну расскажи, расскажи интересно же, - попросила я. И она мне рассказала.

Оказывается, госпожу Киото Иллиас Конго облюбовал еще на какой-то там высокой встрече у Президента Онтариуса. (Ума не приложу, что там могло понравиться: высокая, со жгуче-черными волосами, которые вечно как стрелы у нее торчат. Раскосые глаза всегда холодные как у змеи. И губы она презрительно все время кривит. А голос как с того света, скрипучий какой-то. Жуть, а не женщина. Фигура, правда, у нее красивая. Ну так с такими фигурами у нас полбанка ходит.)

Но чем-то таки она его заинтересовала, и не слабо заинтересовала, потому что уже на следующей неделе, пришло на Дирекцию приглашение на участие в тренинге по финансовой разведке в межгалактических отношениях, который состоится на вотчине владений Иллиаса – планете Уран. Все расходы, связанные с этим мероприятиям финансируются за счет принимающей стороны.

Очень гордая и важная по этому поводу Киото, которую вот уже года три никуда не приглашали, и, положа руку на сердце, профессионально ее не особенно ценили, быстренько согласилась и оформила все бумаги на поездку. Марфию, и еще несколько человек с департамента, она взяла в качестве свиты, чтобы показать свою важность.

В плане тренинга все было чинно и на уровне, вообще сама планета Уран и подконтрольные Иллиасу банковские Дирекции, поражали своей масштабностью и уровнем организации. Все работало точно как часы, а трансакции, которые проворачивались и контролировались, охватывали всю галактику. Об уровне информационной разведки и говорить нечего. Высший класс!

Но уже в первый же вечер, Иллиас Конго вызвал госпожу Киото к себе в кабинет. Буквально через 10 минут она вылетела оттуда «аки фурия», вся красная, со смазанной помадой на губах и растрепанными волосами. Сотрудники с Урана сочувственно весь день смотрели на Киото. Из чего, Марфия сделала вывод, что такое происходит не впервые. На ее замечание относительно того, что, наверное, Иллиас Конго не осведомлен, что Каринэй Киото замужем за очень высокопоставленным лицом, ей еще более сочувственно намекнули, что наличие мужа, никогда не останавливало Иллиаса, если он чего-то хочет.

В общем, охота Иллиаса Конго на кобру Киото продолжалась несколько дней. Что она только не делала, чтобы избегать встреч с ним: не выходила на ужин, переехала в другой отель, ходила везде только со своими сотрудниками. Иллиас же откровенно потешался: всегда с полуулыбкой он наблюдал за ней. И такое впечатление было, что он специально играл на ее нервах: то обопрется о ее стол, то по ее волосам проведет, то в лифте случайно только с ней окажется, то намеки сделает такие, что она вся краской покрывалась. Так, однажды, в разгаре тренинга, он сидел, между Марфией и Киото, и Марфия услышала, что когда Киото выступала и доказывала свою точку зрения, он тихо, чтобы слышала только она, промурлыкал: «Какие трусики ты, моя девочка, предпочитаешь? Стринги?». Она поперхнулась, сбилась с выступления и уже ничего не говорила до конца заседания. Он довел ее до того, что она боялась любого шороха и все время вздрагивала при одном упоминании его имени.

А потом он резко куда-то улетел по делам. Радости госпожи Киото сначала не было предела. Потом она поуспокоилась. А потом: начала САМА потихоньку выспрашивать, скоро ли он приедет, есть ли у него какая-нибудь пассия. Еще через время она даже загрустила, а потом вообще стала раздражительная. (Куда уж боле? - подумала я).

Но он так и не вернулся до их отъезда с Урана. Но Марфия знает, что между ними идет переписка. Так как, однажды, Киото, не успела спрятать свое письмо от секретарши. А письмо начиналось «Милый Иллиас, когда ты, как обещал мне, уже приедешь…».

И вот, насколько, Марфии известно, он уже тут в Сити. (Да уж, - подумала я, - уже тут как тут.).

Второй раз за сегодняшний день, я была ошеломлена. Попрощавшись с ней, я задумалась.

Ага! Так, вот, что это было на ступеньках в головном офисе! Долгожданная встреча влюбленных! Иллиас урожай приехал снимать. Да, парень, не промах, распалил госпожу, а теперь дождался, пока она сама как яблочко к нему в руки упала. Только зачем она ему? Неужели действительно влюбился. Но нет. Если я правильно его раскусила, он что-то задумывает, причем наверняка что-то нехорошее, а может все уже и провернул. Надо будет разузнать, от чего такого важного он оторвал Киото, вызвав на тренинг, и второй вариант – надо подсобрать информацию по ее мужу. Только сделаю это позже. Сейчас презентация, презентация и еще раз презентация.

Глава 6

Ну вот! Все-таки мы молодцы! Мои мальчики просто супер! Если бы не была почти замужем, расцеловала бы каждого. Ну, погодите, змеи шипучие, пресмыкающиеся там всякие, пригреет солнышко и на мой камушек.

Я с довольным видом сидела за столом, и еще пересматривала проект. Завтра у меня встреча в банке - выступление перед Иллиасом Конго. Но будет весь Совет Директоров. Это уже я постаралась. Ну, на всякий случай: для объективности, так сказать, суждений, да и исключить возможные сексуальные поползновения в мой адрес. А то, я в последнее время о нем такого наслушалась: прямо маньяк какой-то. А я девушка трепетная и неопытная. Пришлось, правда, Алана попросить, чтобы всех наших, директоров-то в одном месте помог собрать. Но на то, он и жених мой. Пусть вон выручает свою девушку, пока в лапы к тиграм не попала.

Тут позвонил мой айрон и голос моей секретарши вежливо спросил:

- Госпожа Иви, там же сегодня корпоративное мероприятие в головном офисе: фуршет, по поводу по поводу подписания Договора о сотрудничестве с соседней галактикой. Все высшие руководители должны быть.

(Вот, как некстати. Ну ладно. Может, удастся минут 15 побыть, отметиться перед глазами руководства, и по-тихому «свалить»).

Как оказалось, мероприятие состояло из двух действий: первое - пафосно-поздравительное, второе – общение в неформальной обстановке. Я подумала, что Алан тоже может быть здесь и хотела его уже набрать на айрон. Но началось первая часть – поздравительная речь нашего Президента, и все затихли «думая о возвышенном». Я потихоньку осмотрелась. Ага, вон же и Алан. Как только закончился официоз я подошла к нему и поздоровалась с его коллегами. Мы немного поболтали.

Потом подошел Президент с представителями соседней галактики, их также сопровождал Иллиас Конго. Он был еще более пафосно сегодня одет. Не знаю как, но он носит эти запонки, с такими огроменными бриллиантами. Да и часы как будто одна сплошная драгоценность. «Надо же не подорвался еще с такой-то тяжестью», - зло про себя подумала я. Он не соригинальничал и в этот раз: на меня не смотрел, руки не подавал.

После того, как вся делегация пошла дальше, и мы остались с Аланом одни, мой любимый наконец-то осторожно приобнял меня и поцеловал в висок:

- У тебя сложный день, завтра, милая. Езжай домой, выспись хорошо, а завтра увидимся. Я еще немного останусь, мне надо тут кое с кем пообщаться.

- Хорошо, Алан, увидимся завтра, целую.

Я уже почти вышла из здания, пройдя через все эти толпы банкиров, когда услышала где-то с боку: «Хм… Госпожа, Иланская». Я повернула голову и увидела идущего по направлению ко мне Иллиаса Конго.

(Сознаюсь, неприятно, где-то в боку кольнуло. Вот уж с кем мне совсем не хочется тут общаться).

- Я Вас слушаю, господин Иллиас, – главное профессионально холодно отвечать. А то вон уже сколько глаз этих банковских сотрудниц смотрит в нашу сторону. Еще подумают, что я его очередная пассия. Что потом буду делать?

- Я узнал, что завтрашнее заседание, где Вы будете докладывать мне свой проект, будет в расширенном составе с участием всех директоров, – он говорил спокойно, холодно и очень официально. Я промолчала, придумывая как бы покрасивее аргументировать свои действия.

- Вам не кажется, госпожа Иви, что Вы должны были как минимум поставить меня об этом в известность? Я уже не говорю о том, что Вы должны были вообще испросить у меня на это разрешение.

- Многоуважаемый Иллиас, я ни в коей мере не хотела Вас огорчить.

Он продолжал холодно буравить меня взглядом.

(Ужас, что ж сказать-то ему? Вон смотрит как удав на кролика. На завтра я все подготовила, там будет такой момент с участием патентного ведомства. Так что по аргументикам все я продумала. Но сейчас-то я ему об этом сказать ничего не могу. Слишком опасно. Чувствовало мое сердце, что не стоит сюда ехать. Нет, лучше уж пусть считает меня дурочкой, чем раскрою свои карты заранее).

Я захлопала ресницами, сделала круглые глаза и начала как овца буквально блеять (вспомнила Сару, она так всегда разговаривает).

- Ну, господин Иллиас, я то… это думала… что это все по протоколу… что надо обязательно приглашать всех директоров… Я ведь как лучше хотела.

Как можно более жалобно и преданно я посмотрела в его глаза.

- Хорошо. Будет Вам протокол, госпожа Иви, - он резко развернулся и, также холодно глядя по сторонам, не попрощавшись со мной, ушел.

- Нет, говорила же тебе, что не любит он блондинок, особенно таких белобрысых как она. Не его это тип.

Я обернулась и увидела невдалеке барышень из соседнего департамента, которые поджав губки, снисходительно смотрели на меня.

Ага, значит моя репутация все еще при мне. Я перевела дух, и вышла из здания. Хочу наконец-то попасть домой.

Глава 7

Сегодня время «Ч». Я оделась очень строго: рубашка под горло, брючный костюм со стрелочками (не облегающий). Закрутила ракушку из волос, правда красиво уложила челку. В общем, вся такая холодно классическая. Только вот каблучки-шпильки чуть-чуть выглядывают из-под длинных черных брюк.

Вчера вечером я еще кое-что дорабатывала по презентации. Утром я со своей помощницей и двумя ребятами айтишникаим приехала в головной офис раньше всех. Мы все приготовили и настроили, и где-то через 10 минут начали все собираться. Пришел также и Иллиас Конго со своей свитой. Самой последней пришла (лучше бы и не приходила) госпожа Киото. Как всегда очень раздражительная, чуть не закатала скандал по поводу своего места: видите ли, она думала, что будет сидеть в центре, но там уже расположился Совет Директоров. Но потом он все-таки уселась и злобно уставилась на меня.

- Что ж, госпожа Иви Иланская, можете уже начинать свою презентацию. Надеюсь, в этот раз Вы подготовились лучше, – строго начал Иллиас.

- Благодарю, многоуважаемый Иллиас Конго, многоуважаемый Совет Директоров, уважаемая госпожа Киото, - и я начала презентацию.

Суть моего проекта была инновационной, и в случае удачного его начала для одной планеты, могла эффективно применяться для финансовых систем других планет. Самый важный момент, состоял также в том, что ключевая роль отводилась Трансгалактическому банку, и реализация проекта позволит укрепить гегемонию этого учреждения не только в межпланетно-финансовой, но и политической системе, не говоря уже о существенных финансовых доходах, которые получит банк, как основной кредитор.

Я включила в проект все файлы, переданные Иллиасом, которые да! да! «крякнули» мои ребятки. Как только мы дошли в презентации до этой части, лицо Иллиаса стало еще более холодным и официальным. Зато в глазах многих директоров я увидела восхищение. В целом, моя презентация не была очень большой, но она была красочной, с различными спецэффектами и фильмизацией будущей жизни планет с нашим банком.

Закончив свое выступление, я спросила, есть ли ко мне вопросы.

И тут Иллиас Конго устроил мне настоящий допрос.

Несмотря на то, что я ожидала нечто подобное, но не рассчитывала, что его арсенал пыток допрашиваемого настолько обширен. Чего тут только не было: методика запутывания собеседника на основе его же ответов; искажение фактов; аргументация на основании не связанных с данным проектом сведений; запугивание последствиями; угрозы более тщательными расследованиями. И это только по проекту. Делал он это цитирую: «ПО ПРОТОКОЛУ». Оказывается, он умудрился (подозреваю, что вчера вечером) сделать так, что список вопросов был согласован со всеми членами Совета Директоров. То есть придраться к тому, что это откровенное моральное уничтожение собеседника и нарушение процедур рассмотрения проектов, при всем желании я бы не смогла.

Я старалась отвечать ровно, и по сути, но так, чтобы нельзя было мои ответы воспринять неоднозначно. Но дальше хуже. Он стал поднимать факты из моей личной жизни, искажая их в таком свете, чтобы возникло сомнение относительно моих суждений. Даже, низкие оценки по физике из моего аттестата были вывернуты под таким углом, что я не знаю элементарных законов организации жизни на планетах, и, следовательно, я не имею права предлагать систему финансирования, связанную с развитием этих самых планет.

Я от природы обладаю тихим, слабым голосом. Сейчас я буквально уже хрипела, отвечая на этот шквал нападок. В висках началась ужасная боль, щеки горели, как будто по ним утюгом прошлись. Подозреваю, что я уже представляла из себя жалкое зрелище: слабенькая девочка, которая претендует на пост междупланетного арбитра по финансам.

Напоследок, Иллиас Конго, видимо, решил меня добить:

- Госпожа Иви, у меня последние два к Вам вопроса:

Первый: насколько, Вы превысили бюджет при разработке данного проекта?

Второй: были ли все превышения по бюджету согласованы с Отделом финансов и обеспечения?

И тут, я выпрямила спину и уверенно посмотрела на него.

- Многоуважаемый Иллиас, многоуважаемые присутствующие. Действительно еще недавно имело место 10-кратное превышение бюджета по проекту, – и я услышала растерянные вздохи членов Совета Директоров, и одно довольное шипение госпожи Киото, - Но в процессе подготовки к презентации нашему департаменту удалось сделать очередное открытие в Ай-сфере: мы смогли изобрести продукт, который позволяет, скажем так, «обрабатывать» материалы, защищенные даже 7 уровнем защиты, - и, не выдержав, я злорадно улыбнулась Иллиасу, - более того, мы подали уже заявку на патент на это изобретение, и наш оценочный департамент уже оценил его в сумму, которая в 20 раз превышает то, что мы потратили на подготовку проекта.

В зале воцарилась, как там говорят, громовая тишина. (Ну что съел? Наконец-то, первый раз ударил туда, где я ожидала!)

Иллиас Конго молчал. Слово взял Председатель Совета Директоров. Он по-доброму посмотрел на меня. Похвалил за презентацию и достижения; назвал, цитирую «восходящей звездой на небосклоне нашей межпланетной финансовой организации»; потом, правда, пожурил все-таки за 10-кратное превышение бюджета, которое, несмотря на то, что устранено, все же имело место быть и вынес на голосование следующее решение:

Реализацию проекта поддержать в полном объеме (Ура!)

За проявленный уровень профессионализма и финансовой этики повысить мой ранг до 2-го уровня и назначить Управляющим директором дирекции направления финансирования межгалактических отношений и финансового прогнозирования (Ура! У меня теперь позиция будет выше, чем у Киото, и почти такая же, как у Иллиаса Конго)

Назначить меня главным управляющим по реализации данного проекта (Класс!), но главным распорядителем средств по нему назначить Иллиаса Конго (А это к чему? Да что это такое? Зачем мне надсмотрщик?)

Все директора проголосовали единодушно. Таким образом, решение принято и пересмотру не подлежит. А Председатель правления еще и добавил:

- Желаю Вам успехов в реализации этого проекта, госпожа Иви, и Вам, господин Иллиас. Со своей стороны, гарантирую Вам всяческую поддержку. Думаю Вы сработаетесь, – и хитро усмехнувшись, удалился вместе с другими директорами из кабинета.

(Фух. Отстрелялась. В целом я осталась довольна. Если бы еще не ЭТОТ. Ну да ладно. Закон подлости. Не дорабатывают изобретатели у нас, и все тут).

Кобра Киото как только закончилось совещание уползла. Я стала собирать вещи и бумаги и посмотрела на Иллиаса. Он медленно подошел ко мне. Опять холодно и презрительно посмотрел мне в глаза, наклонился ко мне поближе и тихим голосом сказал:

- Если Вы думаете, госпожа Иви, что Вы победили, то Вы очень ошибаетесь. Вы даже не представляете, как Вы еще пожалеете. Будете стоять передо мной на коленях, и я еще подумаю, чтобы Вы могли бы сделать, чтобы вымолить у меня пощаду.

Я отшатнулась от него подальше.

- О, нет, даже не надейтесь, что речь идет о Ваших... – и он, скривившись, произнес, - прелестях. Они мне не интересны. Может, разве что при групповом мероприятии, если все остальные будут заняты.

(Фу, как противно и мерзко!)

Еле сдерживая ярость и отвращение, я также тихо произнесла:

- Надеюсь, Вы уже все сказали? Потому что, что касается первой части Вашего монолога, то Ваши угрозы я не боюсь, и мы еще посмотрим, кто из нас будет стоять… где там..(он приподнял бровь, вот всегда так, когда злюсь, элементарные слова вылетают из головы) на коленях. А что касается второй части, то, несмотря на грубую форму, что, характеризует Вас не с лучшей стороны, Ваше обещание меня полностью устраивает. Не собираюсь состоять в стаде Ваших дам. Всего хорошего.

И я развернулась и стала выходить из конференц-зала.

- Ну конечно, Вы ведь предпочитаете состоять в стаде изарийских дам, – напоследок услышала я.

Глава 8

Потянулись дни активной работы по проекту. Сначала меня это очень вдохновляло и радовало. Новые горизонты и возможности. Ко мне изменилось отношение, моей благосклонности стали искать другие банкиры, моя подпись была последней на многих финансовых документах, я стала часто бывать у Президента Трансгалактического банка.

Но, все портил Иллиас Конго. Каждую пятницу (видите ли, другие дни ему не подходят) я должна была ехать к нему на прием, ожидать по 2 часа в приемной, чтобы согласовывать малейшие траты по проекту. Согласовать – это в прямом смысле вымаливать эти расходы. Процедура напоминала уже известный мне во время презентации допрос. Я должна была буквально по 10 раз повторять назначение платежей, я молчу о том, какие простыни документации мне приходилось приносить ему под каждую трату. Например, чтобы убедить профинансировать покупку айпринтера я подала 289 документов, и подписал он мне это не с первого раза! Сначала меня это злило, но я понимала, что этим ситуацию не изменишь. Иллиас же вел себя со мной насмешливо, холодно и пренебрежительно, постоянно провоцируя на конфликт.

Иногда мне казалось, что я не выдержу этих пыток для мозгов каждую неделю. Но самое плохое, что «сдача отчетов» практически с каждой неделей становилась все дольше и дольше. Сначала, я приходила домой в восемь часов, потом в десять, потом – в двенадцать. А сегодня? Ужас! Уже полвторого. Через три месяца нашего «сотрудничества», я стала более философски относится к этим экзекуциям, рассматривая это как поход к стоматологу – неприятно, но надо.

Пожаловаться на Иллиаса Конго я никому не могла (Не тот статус). Только Алану грустно намекнула о своих проблемах, и он предложил мне перейти снова к нему в подчинение или выйти за него замуж и заняться семьей. Я обрадовалась, но потом гордость и амбиции взяли свое, и я сказала, что пока потерплю. Но о женитьбе – это он хорошо сказал, о чем не преминула Алану сообщить.

Несколько раз я пыталась уговорить Председателя правления разрешить мне хотя бы не так часто отчитываться перед Иллиасом. Но тот ответил отказом, аргументировав, что это «наши внутренние» дела.

На следующую пятницу, когда я была у Иллиаса, он мне жестко пригрозил:

- Госпожа, Иви, если я еще раз узнаю, что Вы пытаетесь за моей спиной втянуть в наши внутренние дела, кого-то еще, Вы будете отчитываться передо мной каждый день. Вам понятно.

- Если я буду отчитываться перед Вами каждый день, когда же я буду делать свою работу?

- И то, правда. Но у Вас есть ведь еще и ночи.

- Мои ночи Вас не касаются. Это мое законное время отдыха.

- И что же Вы делаете, Иви, во время своего законного отдыха? Вы спите в ночной сорочке или обнаженной? – тут же без перехода задал он второй вопрос, при этом облокотился на кресло, где я сидела, и протянул ноги так, чтоб я не могла встать.

- Оставьте эти ужимки для Киото, или кого-то там Вы пытаетесь окрутить на этот раз. Со мной эти фокусы не пройдут. А будете приставать ко мне, жалобу напишу в дисциплинарный комитет, – и я ущипнула его за ногу, так, что он тут же вскрикнув отскочил от кресла.

- И что же Вы напишите? - потирая ногу, насмешливо спросил он. – Что я спросил Вас о предметах Вашей одежды во время сна?

- Не думайте, что я такая дура, что не найду аргументов.

- Я не думаю. Я знаю…, - он посерьезнел и сел опять за свой стол, – знаю, что Вы найдете аргументы, Иви. Но только помните, что на любые аргументы, всегда найдутся контраргументы и не факт, что они Вам понравятся (Это о чем он сейчас тут распинался. Вечно, что-то против меня замышляет. Все устала. )

- Если на сегодня все, то могу я уже идти.

Он взглянул на свои огромные бриллиантовые часы. "Все никак расстаться с ними не может: бедняжка. Может быть, там защелка заела, и они не снимаются. Вот было бы классно, если бы у него рука из-за этого опухла на месяц, или нет лучше на два", - мечтательно подумала я, в то время как он что-то там задумчиво говорил:

- Ну два часа ночи - время для хорошего секса, Иви, не находите? .... Эй, Иви! Вы меня слышите? О чем Вы там мечтаете?

- Что? Да конечно, со всем согласна, все учтем, ничего не упустим. До свиданья и всего Вам хорошего, - очнувшись, скороговоркой проговорила я. - И главное - не болейте, - мстительно прокаркала.

- И Вам тоже, Иви. До следующий встречи, - и он хитро улыбнулся.

Глава 9

Госпожа, Иви, доброе утро. Я хотела уточнить, Вы в космолете с Иллиасом Конго полетите или Вам отдельно заказывать рейс? – спросила моя секретарь Зира.

В связи с тем, что проектом предусматривалось финансирование создания нового филиала банка на планете Зеленея, я и Иллиас как главные руководители должны были лететь на его открытие.

- Я лечу вместе с Председателем правления банка. В последний момент он тоже решил посетить Зеленею. Поэтому мы полетим отдельно, – с облегчением ответила я.

- Хорошо, тогда я свяжусь с секретарской службой Председателя.

На самом деле я была очень рада, что в течение двух часов смогу пообщаться с Председателем правления. У меня накопилось столько вопросов, которые необходимо было быстро и эффективно решить. Конечно, больше всего финансовых, благодаря кое-кому. Я уже не собиралась в этот раз так в открытую кляузничать на Иллиаса: боялась утечки и последствий. Поэтому разработала целую стратегию и начала издалека. Ну, не с сотворения мира, но все же.

Но Председатель правления Сикоро Мурикомо оказался очень прозорливым человеком:

- Что тяжело тебе с Иллиасом приходится, доченька? – почти по-отечески спросил он меня.

- Ну как Вам сказать. Наверное, у нас несколько разные подходы в работе. Стратегически нам лучше работать отдельно, я думаю, - закинула удочку я.

- Разные подходы дополняют друг друга, одинаковые отталкиваются, – философски высказался он.

- Так то оно так, когда речь идет о небольших отличиях. Когда же, хм… «подходы» диаметрально противоположные, это ведь может и повредить делу.

- Красиво умеете Вы отстаивать свои интересы, Иви. Амбиции у Вас необъятные, девочка. Вы как та река: все сминаете на своем пути. Да если река сильно разливается, много бед происходит. А вот, если ее немного ограничить, да в русло нужное направить, большая польза от этого всем. Только не каждый сможет с такой рекой справиться. Тут характер нужен… А Иллиас – мальчик талантливый. Только в очень уж консервативной сфере мы с Вами работаем, Иви, мало у него точек для применения, вот и беснуется от скуки. А так при деле. Вон всю свою прыть показывает, пытаясь обскакать всех, чтобы контролировать одну симпатичную молодую особу. А все это в конечном итоге делается на благо нашего славного банка…, - зевнув добавил он.

Последние слова Председатель говорил еле слышно, а потом я услышала тихое похрапывание. Он уснул.

(Весело. Тоже мне мальчика-шалунишку нашел. Все о своем банке печется, а обо мне, кто подумает? Вон лучшие годы на издевательства этого «мальчика» трачу).

Весь оставшийся путь я невесело смотрела в иллюминатор. Даже поспать из-за храпа Председателя не смогла.

***

Открытие филиала прошло прекрасно. Я была очень довольна результатами, о чем не преминула отметить на конференции. После официальной части нас ждал деловой ужин, где я весь вечер сидела между Председателем Сикоро Мурикомо и директором Филиала Аз Анэ – женщиной хорошо в возрасте (на вид 100 лет, а по разговорам так вообще – все триста). Они очень оживленно общались, а я должна была это переводить, потому что Сикоро плохо знал язык этой планеты. Главная тема разговора – это дети, внуки, болезни. В общем, старость не радость. Не могу сказать, что я была в восторге от такой тематики, к тому же я осталась голодная. Так как пока кушает один, другой говорит – я перевожу, потом кушает другой, а первый говорит, и я опять перевожу. И так целый вечер. Иллиас сидел напротив среди более молодых и симпатичных заместителей Президента и Директора филиала. С той стороны слышалось все время приглушенный смех и веселье. Везет им. Время от времени, я ловила на себе его долгий изучающий взгляд.

(Наверное, опасается, что я строю очередные козни против него. Я бы и с радостью - да пока ничего не выходит).

После ужина «молодежь» удалилась в нижний зал, а я, по просьбе господина Сикоро осталась еще с ними «на десерт», который я тоже так и не попробовала.

Пока мы сидели, где-то внизу я услышала звуки прекрасной музыки, которая играла явно вживую, на каком-то очень красивом инструменте. Да весело там им, а я тут как в цепях закованная. Когда же уже они удалятся ко сну? Но они не торопились. На минутку подошла одна из сотрудниц филиала, передала расписание мероприятий на завтра.

- А что это так красиво играет? – пользуясь шансом отвлечься от очередного перевода опусов Аз Анэ, спросила я у сотрудницы.

- Так это Иллиас Конго играет. Вы, что не знали? Он же прирожденный музыкант, его родители еще очень знаменитые были в этой сфере, надеялись, что он продолжит их дело, ан, нет он в банковском деле блестящую карьеру сделал. Но всегда пользуется возможностью «потренироваться», так сказать.

- Да? Не знала.

Неожиданная новость очень потрясла меня. Кто бы мог подумать? Какой «талантливый мальчик»! Меня разбирало любопытство, и, отпросившись под благовидным предлогом у Председателя, я спустилась вниз в нижний зал и замерла еще на входе. За инструментом, на подобие, клавесина, сидел Иллиас Конго и вдохновенно играл. Его длинные красивые пальцы летали по клавишам, издавая захватывающую музыку. Он очень природно выглядел в этом образе: высокий, красивый, очень одухотворенный аристократ. Вокруг стояли сотрудники банка, которые с интересом слушали его музыку.

- Ой, какой он все же красавчик, – услышала я рядом с собой голос коллеги из филиала. – И говорят он ни одной красивой девушки не пропускает? – шутливо спросила она.

- Ко мне это не относится, – строго ответила я.

- Ну да, это понятно. – Мне показалось, или я услышала пренебрежение в ее голосе.

Это уже не первый раз. Не знаю, о чем там шепчутся. Но Марфия мне как-то проговорилась, что мужское сообщество нашего банка, ведут не гласный рейтинг красоток среди сотрудниц. И если еще год назад, я была одна из, цитирую «ведущих прим», то сейчас нахожусь в конце списка. И не последнюю роль играет то, что Иллиас Конго и его друг Дэвид Арнехем, сын Президента, неоднократно подсмеивались, что «такая бледная моль» как я может быть интересна только изарийцам, что и не удивительно, так как они сами некрасивые, и любая женщина «лучше обезьяны» уже красотка для них.

На что, я Марфии, зная, что она это разболтает, и слух дойдет и до этих двоих «друзей», ответила, что на самом деле, я очень рада, что привлекаю внимание только умных и образованных людей, а всяким там извращенцам не по вкусу. А рейтинг меня вообще не интересует, потому что я скоро выхожу замуж.

Немного раздраженная я вышла из нижнего зала и пошла наверх, возвращаясь к Председателю и его разговорчивой спутнице. Картину, которую я застала наверху можно было охарактеризовать выражением: «Обнять и плакать». В пустом зале для деловых ужинов на креслах, как я их и оставила, сидели Сикоро Мурикомо и Аз Анэ и спали, тихо в унисон похрапывая. Я вызвала представителей их служб, чтобы они по-тихому «урегулировали» вопрос и ушла спать к себе в номер.

Ночью меня разбудил звонок моего айрона. Включив соединение, я услышала:

- Спите уже, госпожа Иви? – это был голос Иллиаса. Я опешила. Я даже не знала, что у него есть мой номер айрона. Хотя, с другой стороны, курирование службой безопасностью позволяет ему узнать эти данные в два счета. Но зачем?

- Уже нет. Что Вы хотели, Иллиас?

- Вас (А он повторяется, не хватает, видно, воображения).

- Знаем эти Ваши игры. Проходили. Ответ: «Нет». Спокойной ночи, – и я отключила соединение.

Раздался повторный звонок.

- Ну что еще? – сонно спросила я.

В айроне услышала его смех:

– Так и знал, что она проболтается. Это Алина Вас просветила о нашем, хм… общении?

- Не важно кто, – мне стало неприятно, что я так глупо подставила подружку. – Важно, что я не собираюсь с Вами, хм… общаться таким способом.

- Иви, Иви. Я не собираюсь с Вами заигрывать. Я ведь Вам уже говорил, что мне это не интересно. Все легли спать, а я хочу еще посидеть в каком-то уютном местечке, а языка зеленийцев не знаю, а Вы как я сегодня наблюдал, знаете его в совершенстве.

- Ничем помочь не могу. Поищите кого-нибудь еще. Я уверена с Вашими данными у Вас проблем с сопровождающими не будет.

- Ранг у меня не тот, чтобы с простыми сотрудницами на чужой планете по уютным местам ошиваться. А у Вас ранг то, что надо, и такой образ, что захочешь ничего не заподозришь.

(Да уж Вы особенно постарались. Вон теперь все считают меня какой-то прокаженной или уродиной, - подумала я).

- Все равно не согласна. Лучше идите уже спать.

- Тогда у меня к Вам деловое предложение, Вы идете сейчас со мной в качестве моей сопровождающей секьюрити и переводчицы, а я Вам даю зеленый свет на осуществление всех расходов по проекту до 100 тыс. эке.

Ну, это уже аргумент. Моя голова сразу заработала, как вычислительная машинка.

- Ладно, договорились, но пришлите письменное подтверждение мне на сейр прямо сейчас, и я также закрепляю за собой право выбрать по усмотрению одну свободную пятницу без посещения Вас с отчетом, нет лучше две.

- Иви, у Вас случайно, изарийских корней нет? Или это от общения с ними у Вас подходы базарной женщины.

(Базарная, не базарная. А твои уловки мне тоже известны, - злобно подумала я).

Я демонстративно зевнула: - Нет, так нет. Я пошла спать.

- Я буду у Вас через 5 минут, – быстро проговорил он и отсоединился.

***

На самом деле, вечер получился даже очень ничего, мы побывали в нескольких местах, поиграли в кегельбан, посмотрели какое-то местное выступление зеленийских танцев. Прошлись по деловому Сити, потом завалились в ночной ресторан отеля, где остановились и заказали вина.

Большую часть времени мы разговаривали о проекте и несовершенствах финансовой системы, а также способах ее преобразования. Иллиас выражал свои мысли достаточно высокопарно и во многом официально (сказывалась подготовка в системах финансовой разведки банка), но при этом чувствовался в его идеях новаторских подход и амбициозность. Я говорила меньше, больше слушала, и если говорила, старалась следить за своими словами, особенно вначале.

Никаких намеков мне он больше не делал. На окружающих женщин взирал как-то без особого интереса, даже на почти обнаженных зеленийских танцовщиц. В общем, сама отрешенность и меня это немного расслабило.

Правда, настоял, провести меня к моему номеру в отеле, поступившись на еще одну свободную пятницу для меня.

Перед тем, как попрощаться он сказал:

- Вот видите, Иви, я могу быть не таким уже страшным, если со мной не бороться, а договариваться. Это ведь так просто Вы даете мне то, что нужно мне, а я даю Вам то, что нужно Вам, – и он улыбнулся.

- Полностью с Вами согласна. Главное, чтобы мы не хотели одно и тоже, - пошутила я.

Его глаза заблестели и, подойдя почти вплотную, он тихо проронил:

- Боюсь, что это уже не возможно, Иви. – И он опять принял официальный вид, сказав: - Спокойной ночи, до завтра.

Глава 10

Вернувшись из поездки, я, о счастье, сразу две недели вообще не виделась с Иллиасом. Одну пятницу придержала про запас на всякий случай.

По пятницам теперь я заходила к Алану, и мы потом вместе куда-то ехали отдыхать.

Во вторник третьей недели, я случайно встретила Алину в коридоре Банка и мы договорились вместе пообедать.

- Слушай, у нас тут такой скандал был в головном офисе. «ЧП» можно сказать и догадайся, кто главный участник? – хитро спросила она.

- Откуда я знаю?

- Дэвид Арнехем, сын президента! Не знаю подробностей! Но суть в том, что не довели до добра его сексуальные приключения! Президенту, даже пришлось, понизить его в должности.

- Да ты что? Ну, так ему и надо. Еще бы его дружка понизили и вообще класс был бы, – пробормотала я (ой, как не хотелось мне идти с отчетом в эту пятницу опять к Иллиасу. Несмотря на то, что вроде в последнюю нашу поездку он и ничего так себя вел, но не верю я ему. Горбатого только могила исправит).

- Это ты Иллиаса имеешь в виду? – с изумлением спросила она. – Вряд ли дождешься. Он вот уже полгода ниже травы, тише воды. Весь в работе. Ни на кого из сотрудниц не обращает внимание. Ведет себя со всеми подчеркнуто профессионально. Официальный весь такой, сосредоточенный.

«Ну, надо же. Я с ним почти шесть месяцев работаю, а перемен в нем никаких не увидела», – с досадой подумала я.

***

В пятницу третьей недели я подтвердила Иллиасу Конго, что буду с отчетом, и целый день морально готовилась к этому походу. Ну, очень не хотелось после хороших «каникул», возвращаться в ад его офиса.

Но, на удивление, быстро заслушав основную суть направлений финансирования, он все мне подписал, задав буквально пару уточняющих вопросов.

Ух ты! Что это было? Я даже растерялась. Может действительно он изменился и стал добрым и хорошим? А может в братство какое всеобщей любви вступил, а что меняются ведь там люди? Ну, в любом случае я рада. Надо бы как-то поддержать его в этом благом начинании, чтобы эффект, так сказать, был подлительней.

- Спасибо, Вам, за поддержку и понимание, господин Иллиас. Она так важна для меня и нашего проекта, – уже уложив бумаги сказала ему я.

Всю сегодняшнюю встречу он был равнодушно профессиональным, и каким-то рассеянным что ли. И тут он вдруг сосредоточено посмотрел на меня и спросил:

- Насколько важна? – я замерла. – На что Вы готовы пойти, чтобы закончить с успехом этот проект?

- Ну на многое, – осторожно сказала я.

- А что если я Вам пообещаю всеобщую поддержку по этому и по любым другим Вашим проектам, ведь у меня очень большие возможности, Иви. Но за это, я попрошу стать Вас моей любовницей.

Резко прозвучал треск сломанного карандаша, который я крутила в пальцах все это время.

- Да вы что?! С ума сошли? Как Вы смеете предлагать МНЕ такое? Неужели Вы думаете, что плата за успех в каком-то пусть и значительном проекте заставит меня стать проституткой для Вас? У меня должность всего по одному пункту ниже Вашей. Я сама кому угодно могу что угодно гарантировать. Да я…

У меня даже слов не хватало. Я не помню, когда в последний раз была настолько возмущенной и сердитой.

- Ну, все, все, все, успокойтесь, Иви. Я Вас услышал. - Он на удивление спокойно воспринял мое состояние и даже ласково улыбнулся. – Я должен был спросить это, потому что, все остальные варианты будут для всех гораздо более болезненными.

- Да о чем Вы тут толкуете, что Вы там себе надумали. Я Вас предупреждаю, я смогу постоять за себя и не дам себя в обиду. А Вы еще пожалеете, – продолжала возмущаться я.

- Иви, я же сказал, я Вас услышал. Нет, так нет. А теперь, извините, мне нужно уходить. До следующей пятницы, – он опять стал холодно официальным и равнодушным.

Мне ничего не оставалось, как подняться и уйти.

***

Все, он добил меня окончательно! Вот уже три дня я мысленно возвращалась к пятничному разговору с Иллиасом, и никак не могла взять в толк, чтобы это могло означать. Всегда, подчеркиваю, всегда, когда Иллиас Конго охотился за очередной жертвой своих сексуальных утех, он преследовал выполнение выгодных для него задач.

Дело в том, что мне всегда нравилось «докапываться до сути». Так, например, я навела справки и узнала, что благодаря разыгрыванию «схемы с Алиной» Иллиас Конго получил ниточки для влияния на Президента, чем не преминул воспользоваться при выборе главного Казначея банка, и теперь это его человек. Что касается госпожи Киото, то мое расследование показало, что, как я и предполагала, участие Киото в тренинге, позволило Иллиасу провести ряд кредитных комитетов без нее, где слушались дела о получении заимствований для его союзников, но конкурентов ее мужа.

Теперь, по-видимому, наступила моя очередь, и я не могу понять, какая конечная его цель. Не придя ни к какому вменяемому объяснению, я философски решила, что надо отдохнуть и развлечься.

Я последовала законам, поднятия настроения, известным всем девушкам, начиная с 14 лет.

ШАГ 1 - Шопинг! Встретилась с подружками (так как оказалось, что терапия нужна не мне одной), и мы скрупулезно прошлись по всем значимым магазинам и, сделали себе немыслимо много весьма щедрых подарков. Большое количество подарков это тоже очень важное условие терапии, потому, что, если их будет мало – это может усугубить ситуацию, и не привести к улучшению самочувствия.

ШАГ 2 – Посплетничать! Завалившись с пакетами в кафе и заказав вино, мы с успехом стали проходить и этот этап лечения. «Перемыв косточки» всем нашим общим знакомым, мы пришли к выводу, что все у нас не так уж плохо. «И во-о-бще надо почаще встречаться», – это уже Афалина, которая, выпив больше всего вина, предложила перейти к третьему шагу терапии.

ШАГ 3 – Красиво «засветиться» и «позажигать»! Изрядно уже нахлебавшись вина (как мой брат любит говорить – «нарядные»), мы решили поехать куда-то «потусоваться». Оказалось, что у Афалины были как раз приглашения на какую-то модную тусовку. Позвонив Алану и предупредив, что мы с девчонками «проходим терапию», я получила от него добро и пожелание хорошо повеселиться.

- Нет, все-таки тебе очень повезло с любимым. Алан - образец терпимости. Всегда понимает важность ТЕРАПИИ не то, что другие, - заметила Яра.

- Да уж не представляю, как могут мужчины нас ограничивать в таких важных вещах. Я бы с таким никогда не смогла бы жить, - чуть пошатываясь, сказала Афалина. И мы все ее поддержали.

Мероприятие, куда мы приехали, оказалось не совсем «в тему». Вернее мы не совсем были в теме этого мероприятия. Это оказался благотворительный вечер, посвященный сбору средств на борьбу за выживание каких-то редких рыб планеты Зеленея. Все были одеты в чопорные классические одежды зеленийцев. Мы же рассчитывали на ночную вечеринку, были в достаточно откровенных нарядах. Даже я, самая консервативная среди подруг, стояла в высоких ботфортах на шпильке, юбке чуть выше колен, и блузке с обнаженными плечами. Добавьте сюда боевую вечернюю раскраску, и Вы поймете, почему секьюрити «фейс-контрол» сначала озадаченно посмотрели на нас, а потом, тяжело вздохнув, направились в нашу сторону.

- Слушайте, может, поедим отсюда, - неуверенно начала говорить я, - мне здесь не нравится. И вообще, если меня здесь кто-то узнает, то…

- То, что будет? – услышала я ненавистный голос где-то за спиной. Я быстро развернулась и с тоской посмотрела на Иллиаса Конго. В отличие от меня он был очень пафосно разряжен: в черном фраке, рубашка-жабо, опять с запонками и своими огромными часами. В другой раз я бы посмеялась над этим его нарядом, но сейчас мне смешно не было.

А он тем временем, с интересом изучал моих подруг (все блондинки, в лучшем понимании этого слова), потом мой наряд, задержавшись внимательным взглядом на моих ногах, и наконец, поднял на меня глаза. И тут, проснулись секьюрити здания:

- Многоуважаемый господин, Иллиас, Вы не волнуйтесь. Мы сейчас все уладим. Девушки это серьезное заведение. То, что Вам нужно, находится на другой улице. Два квартала пройдете как раз на Кайзерштрасе и выйдете, - со знанием дела добавил он.

- Да, да, мы уже уходим, - сказала я, подталкивая к выходу своих подруг, которые застыли и с интересом посматривали на Иллиаса. – Простите за беспокойство.

- Ну, зачем же так спешить, девушки? Может, останетесь, тут скоро танцы начнутся, - включив «обаяние» (которое мне за семь месяцев ни разу даже не показывалось), начал он.

Пока девчонки собирались с ответом, расплываясь в улыбках, я быстро проговорила, глядя на охранников и буквально таща их за дверь:

- Извините, спешим мы. Девочки пойдем. У нас срочная встреча.

- Жаль, что Вы так заняты. – Иллиас развернулся и стал отходить.

- Да, да девочки, к клиентам лучше не опаздывать, - заботливо добавили секьюрити.

Сдержанный смех Иллиаса было последнее, что я услышала, закрывая дверь.

Да, подняли настроение мне девочки. Развеялась, называется…

***

Вот невезенье: как же все нехорошо получилось. Я сама дала в руки своему неприятелю козырную карту (не скажу, что «Туз», но все же), которую можно разыграть против меня в любой момент. Я, по крайней мере, на его бы месте, этим точно воспользовалась. Не буду выражаться как я злилась на Афалину: хотя бы для разнообразия могла бы и почитать, ЧТО написано в пригласительных, текста поди не так уж и много было. Но девочки даже толком не сообразили, в чем моя проблема. Афалина так вообще только отмахнулась, сказав:

- Пригласительный – это приглашение на прием, а прием это вечеринка. Поэтому сами организаторы напутали все, и ввели в заблуждение гостей. Вон, Иви, вспомни, и место неправильно указали. Бедным швейцарам приходилось перенаправлять гостей по другому адресу. А администратор, кстати, ничего так, красивенький, пытался во всей этой неразберихе нам помочь и даже танцы предложил, - мечтательно закатала она глаза, - да ты, Иви, нас раньше времени утащила.

«Ладно, друзей не выбирают, вернее, выбирают, но она моя подружка с детства, поэтому смотри пункт первый – не выбирают», – философски подумала я и пришла к выводу, что сначала надо выждать пару дней и посмотреть реакцию Иллиаса, а потом уже делать заключение имеет ли данный инцидент последствия или нет.

Немного успокоившись, я помирилась с девчонками. Где-то они чувствовали что, что-то сделали не так, поэтому в знак примирения и вселенской дружбы, мы продолжили гуляния. Накупив вкусностей и еще вина, мы отправились к Афалине смотреть до утра старинные фильмы о большой и красивой любви (обязательно с блондинкой в главной роли и хэппи-эндом в конце – это требования 4 ШАГА закона о поднятии настроения).

Глава 11

Следующий день не задался с самого утра. Во-первых, у меня ужасно болела голова: сказывались последствия вчерашней терапии. Во-вторых, у меня начались критические дни. Знаю, что, о таком не принято говорить, но это ужасно! Состояние, при котором, как выразилась моя подружка, можно «упасть на лежанок, и только сильные пинки могут заставить тебя переползти на другое место». Напившись обезболивающих капсул, я уехала на работу.

У секретарши Зиры был какой-то слишком громкий и скрипучий голос, и вообще, мне казалось, что все не разговаривают, а орут, возникало желание закрыть уши и послушать тишину.

В дополнение к ужаснейшему самочувствию, Зира сообщила, что звонила секретарь Иллиаса Конго и просила сказать, что он СРОЧНО ждет меня у себя. Приплыли…

«Да это же по двум переходам внутри здания надо пройти», – и моя мигрень возобновилась с удвоенной силой, при этом добавилась еще и тошнота. Почему не придумали какие-то супер-лифты в банке? Вернее их придумали, но наш банк настолько консервативен, что ничего подобного у себя не установил. Нет, туда я точно не дойду. И вообще, я ужасно себя чувствую и еще хуже соображаю. Нет, к встрече с этим демоном я сейчас не готова, совсем безоружная я.

- Зира, я, наверное, заболела. Мне надо срочно к врачу. Наберите кабинет Иллиаса Конго и, что хотите, говорите, но попросите перенести встречу на завтра. Займитесь также оформлением моего больничного на сегодня: ну там все, что надо для отдела кадров. Ну, все, а я поехала домой. На связи, Зирочка.

- Хорошо, сделаю в лучшем виде, госпожа Иви. Выздоравливайте.

Приехав домой и хорошенько выспавшись, я почувствовала себя гораздо лучше. Сделав себе бутерброд и большую чашку чая, я набрала свою маму, чтобы немного поговорить о том, о сем. А то с этой работой вообще ни на что времени не хватает. Все еще мило общаясь, я вдруг услышала звонок в дверь.

- Кто-то звонит в дверь, мама, сейчас минуточку, - включив видео-обозрение, я увидела хмурое лицо самого Иллиаса Конго. (А он-то что здесь делает?) - я тебе перезвоню, мамочка, целую, – и нажала кнопу открытия двери.

Иллиас достаточно церемонно поздоровался. Я сдержано ответила, предложив выпить чай, кофе, или другие не спиртные напитки, о спиртных мне сейчас думать не хотелось.

- Как Ваше самочувствие, Иви? – официально спросил он.

- Спасибо, уже лучше, – сдержано ответила я. Несмотря на то, что мне ужасно любопытно было узнать, зачем он пришел, но первой разговор начинать мне не хотелось. Как там говорят актрисы: «Не делайте паузы, но если, уже сделали, то держите ее до конца».

- Иви, ответьте мне всего на один вопрос: Вы хоть соображаете, ЧТО Вы делаете? Что это было, я Вас спрашиваю, вчера? – и он грозно посмотрел на меня.

(Что, что – терапия. А к чему эти вопросы? Я думала, он первым делом, запустит слух обо мне и о моем неблаговидном поведении. А он вон примчался. Ничего понять не могу. Все к врачу мне надо – мозги уже болят.)

- Во-первых, не кричите Вы так, а то голова раскалывается, – с раздражением проговорила я.

- Оно и видно, Иви. Да у Вас вообще головы нет. Вы что не понимаете, что таким поведением, как вчера, Вы можете в два счета потерять репутацию, которую Вы с таким трудом зарабатывали в течении шести лет? Да, как Вы можете разгуливать в вызывающем виде, да еще с какими-то полуголыми девицами?

- Никакие они не полуголые, а в стиле «ок-кэжуэл». Мы вообще на вечеринку собирались, а Афалина перепутала приглашения. Послушайте, а почему это Вас так волнует? Вы уж извините, но на роль учителя нравственности Вы как-то не очень подходите.

Красивые глаза Иллиаса гневно сверкнули:

- Вы, Иви, – Директор Дирекции Трансгалактического банка, управляющий проектом, где я, замечу, являюсь куратором. Этим Вы можете бросить тень не только на себя, но и на проект, на банк и, что особенно, прискорбно и неприятно, в конечном итоге на меня. Я не собираюсь подвергать себя такому риску. Я хочу, чтобы Вы запомнили, что отныне мои сотрудники будут за Вами присматривать. Еще раз в километровой зоне от Вас появятся Ваши так называемые подружки, и дисциплинарный комитет станет самым желаемым наказанием для Вас. И вообще, куда смотрит этот Ваш жених Алан? Как может мужчина выпускать свою девушку саму колесить по городу с ЭТИМИ?

Я настолько была обескуражена его словами, что буквально только открывала и закрывала рот от удивления. Подождав какое-то время и поняв, что ответов от меня он не дождется, Иллиас уже более спокойно и с некоторым сарказмом, сказал:

- Если уж Вам так хочется приключений, и Вы, Иви, не дополучаете …хм, внимания в Ваших, так сказать, интимных взаимоотношениях, я могу Вам помочь, подсказать несколько номерочков, где все услуги оказываются профессионально и секретно (гарантия фирмы). А если уж хочется в семейном банковском кругу, так я готов пересмотреть свою позицию и помочь Вам раскрепоститься, Иви. Тем более, после того что я увидел вчера, первые шаги Вы уже сделали.

(Да как он смеет!)

Я подскочила и кинула в него свою чашку чая и бутерброд, с криком:

- ВОН! Вы мне противны и омерзительны! Как вообще женщина в трезвом уме и доброй памяти может добровольно с Вами общаться?! Да Алан благороднейший человек по сравнению с Вами! Он самый умный на свете! И…

- Не самый, Иви, не самый. Умные люди не создают ситуаций, при которых они теряют самое дорогое, что у них есть, - я и не заметила, как он в мгновение оказался рядом со мной, захватил в объятия и поцеловал. Ого! Не ожидала! Поцелуй не был долгим, или мне, это так показалось. Но я чувствовала еще себя парализованной сомнамбулой, а он уже отстранился и деловито сказал:

- Я надеюсь, мы услышали друг друга, а теперь мне надо идти. Не провожайте меня, Иви. Выход найду я сам, – и, улыбнувшись, он ушел.

***

После его ухода, если сказать, что я была в шоковом состоянии, это ничего не сказать.

Я ЦЕЛОВАЛОСЬ С ИЛЛИАСОМ! Нет, ну я не первая начала, это он меня поцеловал. НО, я целовалась с НИМ. Как такое могло произойти? И почему это я его не оттолкнула? Да, положа руку на сердце, я даже не успела посопротивляться! Да что же это такое! Вон во всех книгах пишут, что приличная героиня обязательно успевает посопротивляться, даже если это любимый мужчина, а я, целуясь с ЭТИМ, даже не пикнула.

«А то, что я не первая отстранилась после поцелуя, а он», - продолжала анализировать ситуацию я, - «это вообще ни в какие ворота не лезет. Вот недавно же читала в какой-то статье, что кто первый отстранился, тот менее заинтересован в отношениях, а я вообще стояла как соляной столб. Кошмар!»

Все, все, все! Мне надо не просто мозги лечить, мне нужно к сексопатологу (может я скрытая нимфоманка?) и заодно и к священнику, потому что, по-моему, только что я изменила Алану, или не изменила – все-таки Иллиас первый начал меня целовать? А поцелуй считается изменой? И вообще где носит Алана? Вот если бы он всегда был рядом, я бы не попала в такую ситуацию (Лучше уж пусть он виноватым будет).

В течение двух последующих часов, я и так и эдак рассматривала сложившуюся ситуацию. Наконец, немного успокоившись, приведя, так сказать, свои нервы в порядок, не найдя ничего лучшего, я засела за разработку нового проекта. Работа всегда действовала благотворно на меня и уже через полчаса я вся была в новых идеях.

Тут я услышала звонок моего айрона. Наверное, мама звонит, мы же с ней так и недоговорили, не глядя на номер, я включила сигнал. А в ухе раздался знакомый голос:

- Совсем забыл спросить, Иви, Вы не беременны? Потому что тут Ваш секретарь бумагу принесла, что Вам срочно понадобилась женская консультация, тут и справка Ваша есть. Так как? Вы же понимаете, банк должен знать.

- Что?! (Вот дуреха, эта Зира, что она там на оформляла. Нет, ну и день сегодня: все решили свести меня с ума) Нет, я не бе…. Ну, в общем, не в таких обстоятельствах, - интеллигентно сказала я.

- Тогда хорошо, – усмехнувшись сказал Иллиас. - Выздоравливайте. И помните о том, что я сегодня Вам сказал. До свидания, госпожа, Иви.

- До свидания, господин Иллиас, – и я отключилась.

***

На следующий день я действительно окончательно заболела и до конца недели уже не выходила на работу. По-видимому, я где-то подхватила вирус, потому что насморк, боль в горле и температура приковали к кровати меня на три дня. Все эти дни Алан привозил мне лекарства, последние новинки фильмов и всякие вкусности для поднятия настроения. Нет, все-таки лучше моего Алана никого нет на свете! – счастливо подумала я и сразу же почувствовала себя уверенней.

Нет, я не дурочка, чтобы мечтать о таком мерзавце как Иллиас, разрушая наши отношения с таким прекрасным человеком как Алан.

Да, есть у Иллиаса определенный шарм, должна признать я. И девушек «валить» он умеет. Говоря откровенно, Иллиас, открыто враждебно настроенный, пугал меня намного меньше, чем сейчас. Надо быть осторожнее и, если я правильно его понимаю, уже в ближайшее время меня ждут какие-то провокации.

«Ну ладно, поживем, увидим» - и я довольно потащила очередную порцию сладостей в зал, где мы с Аланом планировали посмотреть новый фильм об истории войн между гуманоидами (никакой романтики, но Алану нравятся именно вот такие скучные фильмы).

Глава 12

Понедельник новой недели начался с того, что меня вызвал Президент банка на аудиенцию к себе.   У Президента я бывала редко, в основном в составе других Директоров дирекций, поэтому в этот раз я немного нервничала. Как оказалось не зря.  

В кабинете, кроме меня и Президента никого не было. Он расположился за креслом и, несмотря на то, что его лицо всегда напоминало мне безэмоциональную маску, я почувствовала какую-то напряженность.  

После обмена вежливыми общепринятыми фразами, Президент Орариус Арнехэм перешел сразу к делу:  

- У нас проблемы, госпожа Иви.  

«Ну, все. Доигралась. Наверное, Иллиас Конго, что-то там донес и меня планируют уволить с должности и отобрать все завоеванные регалии», - похолодела я.  

- Дело все в планете Цизариус (Фух, пронесло!). Вот уже последние 3 года, с приходом к власти Никорана Антарины.... Молодой лидер, Вы, наверное, слышали о нем? - прервался он.  

- Да, да, конечно, слышала. (И почему я должна слышать о всех молодых лидерах, которые пришли к власти, если они не связаны с моими проектами? Вон в галактиках тысячи планет, что всех упомнишь, - недовольно подумала я).  

- Так вот, как Вы знаете, проекты нашего банка в этой стране, особенно политические, очень масштабные и тесно увязаны с проектами других планет. Еще донедавна более 10% своих доходов в сфере проектного инвестирования мы получали именно здесь. И Вы понимаете, что это колоссальная сумма (Да, я знала - потому что учитывая масштабы банка, это суммы запредельные).  

- Но... (О, как не люблю же это слово "но"). С приходом этого лидера эта планета стала сворачивать с нами сотрудничество, - продолжал Президент Арнехэм. Причем в некоторых случаях мы потеряли очень привлекательные активы. В основном в межгалактических судах, так как его юристы (он, кстати, сам по образованию юрист) вот уже три года атакуют разнообразные наши совместные соглашения во всевозможных инстанциях. Официально Никоран Антирана ведет себя подчеркнуто дружественно с нами. Мы тоже не спешим демонстрировать воткрытую недовольство. Жесткое позиционирование, Вы ведь, знаете, один из самых последних и неэффективных способов в конфликтологии.  

«Печально, конечно, что у банка такие проблемы, но я не юрист, по крайней мере с утра точно им не была», - подумала я – «Мне бы со своими проектами разобраться. Тем более, есть у меня задумки...».

- Для того, чтобы эффективно с ними бороться, - прервал мои размышления Президент, - нам нужна аргументация, доказательства и определенная документация. Эти доказательства могут иметь разнообразную форму, их сложно выявить, отследить и увязать и что самое плохое - скорее всего они могут быть защищены неизвестными нам уровнями защиты. Итак, Иви, Ваша задача решить эту нашу проблему для нас.  

(Ой! А как я это сделаю? Он хоть подумал? "Мышки, чтобы на Вас не нападали, станьте ежиками и у Вас будут колючки. Что? Нет, мышки мы не знаем, как это сделать, потому что мы стратеги, а тактику вы сами придумывайте", - вспомнила я анекдот с Академии)

- Спасибо, Вам, за доверие, многоуважаемый господин Президент, - аккуратно начала я. - Но, дело в том, что ни я ни моя дирекция ничем подобным до этого не занимались. Поэтому, - еще более сдержано продолжила я,- существуют ведь риски. И вообще, по-моему, всю разведывательную часть нашего банка курирует Иллиас Конго (вон, у него целая планета за это зарплату получает, - недружественно подумала я). Это ведь их специализация.  

- Да, действительно официально они этим уже два года и занимаются. Но, я не доволен результатами. Поэтому Вы будете вести параллельную работу и докладывать мне, - сразу отрубил Президент.  

(Нет, я вам скажу честно, так плохо мне уже давно не было! Конкурировать с Иллиасом Конго на его же территории!)  

- Но ведь он быстро поймет, что мы ведем такую работу?  

- Да. Поэтому я не вижу смысла скрывать об этом и сообщу ему, скажем, через два дня. Большую фору я Вам дать, к сожалению, не могу, иначе сам узнает.

(Отлично! Почему сразу было не пристрелить меня?)  

- Но ведь он..., - как бы так помягче намекнуть Президенту, что Иллиас сделает все, чтобы расчленить меня на месте.  

- Что, Иви?  

- Ведь у их подразделений все преимущества: технологии, доступ, юристы, разведчики. У нас ничего этого нет.  

- Иви, зато у Вас гора гениальных финансовых аналитиков и ай-технологов, которые умеют отслеживать операции, вытягивать и взламывать коды и документы. Плюс мне уже докладывали о Ваших успехах в ситуациях под давлением. Вот я Вам и создал все условия.  

(Одуреть. Условия - просто суперски шикарные!)  

- Как только Вы справитесь с этой задачей, заметьте, Иви, я говорю, "как только", а не "если", мы поговорим о Вашем повышении и переход на совсем другой уровень в иерархии нашего банка. А теперь идите, и попросите моего секретаря Ена зайти.

У Президента все секретари и помощники мужского пола. Не знаю, как у него получился Дэвид, учитывая, что его жена - ну, не женщина. С другой стороны, у нас очень толерантное и политкорректное общество. Поэтому такое сплошь и рядом случается.  

- До свидания, господин Президент, - сказала я.  

- Всего хорошего Вам, Иви, - попрощался Президент.  

***  

Итак, прежде всего, мне надо разобраться в сути того, что там у них произошлона Цизариусе. А то ·"пойди туда, не знаю куда, возьми то, не знаю, что”? Мне нужны материалы всех соглашений, подписанных между банком и планетой Цизариус, а также все дела, которые находятся на разных стадиях рассмотрения в межпланетных судебных инстанциях. Проанализировав эту информацию, я уже смогу понять, что они там замышляют эти циркозийцы и, почему им тихо не сидится. Ну а потом уже можно будет выработать стратегию и искать доказательства нашей (то есть банковской) праведности.  

Наметив себе план, я вызвала Конэса из ай-отдела, несмотря на то, что он самый молодой в моей группе, из всех ребят он самый талантливый и преданный (остальные тоже очень лояльные ко мне, но Конэс - вот именно «преданный»).  

- Конэс, есть задачка, довольно интересная.  

Завалившись в кресло напротив моего стола и вальяжно закинув ногу на ногу, он посмотрел на меня.  

- В общем надо скачать все данные по нашим взаимоотношениям с планетой Циркозис.  

- Так, это ж в юридической базе. Ты сама можешь сделать это в два счета, - с разочарованием сказал он.  

- Во-первых, мне надо информацию именно ВЫКАЧАТЬ, так чтобы полноценная копия осталась у нас, а во-вторых, - и я внимательно посмотрела на него, - это не должна заметить система безопасности банка.  

Конэс присвистнул.  

- Иви, ты не обижайся, конечно, но ты... это... не шпионка случайно? Не, ты же знаешь, как я к тебе отношусь, но это же должностное преступление.  

- Расслабься, это не моя идея, - вздохнула я, - а сверху.  

- Это точно?  

- Ну что слабо?  

- А вот и не слабо. Но нужно...  

- Знаю, знаю ·что-то прикупить. Все выделю.

Раз уж я в это ввязываюсь я выбью с Президента дополнительное финансирование для своих ребят. Поэтому пусть балдеют.

- Хорошо? Да, не волнуйся ты так. В случае чего прикрою грудью, - улыбнулась я.  

Он внимательно посмотрел на мою грудь.  

- Ну ладно, - и он вразвалочку пошел к двери. - Но ты бы капусту, кушала, Иви, - уже за дверью услышала я.

***

Как только Конэс ушел, я засела за работу по нашим договорам с планетой Цизариус. За последние 150 лет их было сотни. Перечитывать каждый у меня нет времени, поэтому я создала макрос и заставила систему работать. Уже через восемь часов упорной работы, я разобралась, что, несмотря на кажущиеся разнообразие финансируемых проектов, везде просматривается определенный шаблон и еще одна характерная черта - это колоссально огромные суммы по всем без исключения проектам.

Тогда мне стало интересно, и я подняла проекты других планет со сходной тематикой и обнаружила, что на аналогичные проекты там выделялись в два-три раза меньший объем финансирования. Хм, как это наша безопасность и дирекция рисков такое пропустили? По-видимому, у этой планеты всегда был особый статус. «А вообще это вариант», - и я задумалась.

Для более четкой картины мне нужно также проанализировать лидеров этой планеты и получить досье на Никорана Антарину. Иллиасу Конго хорошо. Он бы это за два щелчка сделал, ведь у него на каждого человека, мало-мальски относящегося к банку, имеется досье. Да и за лидерами всех планет, с которыми мы работаем, всегда ведется слежка, и даже если у них поменялась чайная чашка, Иллиасу Конго и его людям станет об этом известно. У меня таких возможностей нет. Ладно, попробую хотя бы проанализировать общедоступную информацию, только напишу сначала специальную программу для анализа, чтобы она выявляла крупицы необходимых для меня сведений и выстраивала в стройную систему.

Мои мысли прервал звонок айрона:

- Иви, милая, где ты? Я только сейчас заехал к тебе после вечера в королевском клубе, а тебя дома нет, - услышала я голос Алана. – Уже три часа ночи. Что у тебя случилось? Я волнуюсь. Где ты?

Три часа ночи! Ого! Я даже не заметила. А я ведь еще и десяти процентов не сделала того, что запланировала до момента, когда Иллиас узнает о нашем соперничестве.

- Я на работе, Алан. Немного заработалась, сейчас буду, целую, - и я отключилась.

Я устало потянулась и вспомнила, что сегодня я еще ничего не ела. Да, задали для меня задачку…

***

- Иви, я сделал то, что ты просила и даже то, что не просила, - лениво выговаривая слова с ухмылочкой, докладывал мне Конэс.

Это так смешно, он еще мальчишка, а строит из себя опытного мужчину, все повидавшего и апробиравшего.

- За первое спасибо, ценю. Я всегда знала, какой ты у нас талантливый. По-второму пункту поподробнее, – деловито ответила ему я.

- Ну, я так понял, что тебя интересуют не только договора, но и конфликты по ним. Ну, в общем, я еще закачал документы с баз межгалактических судов по всем интересующим нас делам. Взломать систему безопасности там было намного легче.

- А следов не оставил?

- Обижаешь, Иви. Ты, что думаешь, что я мальчишка? – насупился он.

- Что ты, Конэс. Ты мой герой. Молодец. Ой, а что это за бумажки ты тут мне положил. Хм, опять что-то запредельно дорогое себе прикупил?

- Ну, ты же сказала, что чувствуй себя раскрепощено, Конэс, – ухмыльнулся он.

- Ничего такого я не говорила, – показушно строго сказала я. – Ладно, иди уже с глаз моих долой, а бумажки так и быть оставляй.

***

- Госпожа Иви, Вам звонили из службы Председателя правления и просили зайти, - доложила Зира.

После того, как я ее отчитала, за то, как она намудрила с моим больничным, она разговаривает как солдат на плацу – громко, четко, по существу. Но прежняя Зира мне нравилась, если честно, больше, надо будет ее как-нибудь расслабить.

- Спасибо, Зирочка.

Что еще Председателю правления от меня нужно? Что-то в последнее время я становлюсь очень популярной среди руководства.

Войдя в его кабинет, я увидела, что во главе стола сидит Председатель правления Сикоро Мурикомо, а рядом Иллиас Конго.

Председатель тепло поприветствовал меня, Иллиас ровно поздоровался.

- Госпожа Иви. Вот мы тут с господином Иллиасом общаемся. Очень мне хвалит Вас, – и он хитро улыбнулся. – Говорит, что талантливый Вы специалист и хороший руководитель. Пора Вам, Иви, браться за более сложные дела, увеличить, так сказать, нагрузку. Я готов поддержать рекомендацию Иллиаса Конго, и передать Вам в управление еще 116 проектов по 3 планетам.

(Ого! Да у меня персонала столько нет! Куда уж боле увеличивать эту самую нагрузку? Да я и мое подразделение и до этого не гуляли. Потом Президент меня «пригрузил» своими тайными задачами, а теперь еще и это.)

Я внимательно посмотрела на Иллиаса. И знаете что? Он даже не скрывал злорадного блеска в своих черных глазах. Он повернулся ко мне так, что Председателю не было это со своего места видно.

«Так понятно: каким-то образом он уже знает о задании Президента. Только так можно пояснить эту откровенно торжествующую злость, которую я читала на его лице. Но все понеслась!» – судорожно подумала я.

- Спасибо за Ваши теплые слова, Председатель, и за Вашу высокую оценку моей работы, господин Иллиас, – я постаралась максимально ровно и спокойно отвечать. – Но все же, я думаю, что Вы, господин Иллиас, слишком щедры на похвалу. Мне бы хотелось больше сосредоточиться на качестве выполняемой работы, а не гнаться за количеством и регалиями.

- Госпожа Иви, исходя из моего опыта общения с Вами, для меня крайне удивительно слышать от Вас, что Вы не интересуетесь так называемыми «регалиями». Ваш потенциал, Иви, огромный, вот я и хочу помочь ему раскрыться в полной мере на благо нашего банка, - несмотря на то, что он это говорил спокойно и рассудительно, злорадный блеск его глаз выражал скрытый сарказм.

Услышав слова «благо нашего банка» (любимые, я так понимаю, слова нашего Председателя), Сикоро Мурикомо встрепенулся и обратился ко мне:

- Я полностью поддерживаю господина Иллиаса. Скромность это хорошо, но до определенной степени. Я уже Вам говорил, что мы ожидаем от Вас многого, госпожа Иви. Поэтому я уверен, что Вы справитесь и покажете себя с самой лучшей стороны. На Вашем бы месте я бы очень гордился, что за такое короткое время господин Иллиас, очень строгий в оценках, так быстро поменял свое мнение о Вас, оценил, так сказать, ваши способности.

Когда Председатель говорил эти слова, Иллиас с откровенной усмешкой, внимательно разглядывал меня.

(Вот же гадина! Оценил он! Да он уже могилу мне роет!)

- Хорошо, спасибо за оказанную честь. Сделаю все, чтобы ее оправдать, – увидела одобрительный кивок Председателя, - Единственная просьба есть у меня, - и я внимательно взглянув на Иллиаса, увидела как напряженно застыли его глаза.

- Какая, госпожа Иви?

- Учитывая то, что среди перечисленных планет нет Цизариуса, а мне эта планета всегда была очень интересна: с детства, понимаете, мечтала, так сказать, проникнуться ее атмосферой, – пояснила я, - можно попросить Вас включить в этот список действующие проекты и по этой планете?

Иллиас стал хмурым, как грозовая туча. А Председатель наоборот хитро усмехнулся и сказал:

- Вообще-то, проекты по этой системе находятся под личным контролем Президента, но я с ним поговорю и если он даст «добро», то я буду не против, и даже наоборот, ценю Ваше рвение. Вот видишь Иллиас, каких бойцов взрастили. Какое упорство, какое трудолюбие.

Иллиас сдержано согласился.

Потом мы поговорили еще о текущих вопросах, я попрощалась с ними и вышла из кабинета. Возвращаясь к себе и пройдя почти все переходы, я зашла в лифт и нажала кнопку – еще две секунды и я окажусь в своем кабинете. Вдруг лифт резко остановился, дверь открылась, и я увидела входящего Иллиаса. Дверь тут же бесшумно закрылась. Он облокотился на дверь, скрестил руки на груди и внимательно посмотрел на меня:

- Иви, в какие игры Вы играете? Вы действительно думаете, что сможете обыграть меня на моем же поле?

- О чем Вы говорите? Я Вас не понимаю.

- Не стройте из себя этакую ничего не понимающую девочку. Вы ею не являетесь, и никогда не были. Я знаю, что Вы занимаетесь параллельным расследованием по планете Цизариус. Дело в том, Иви, что, как Вам я и обещал, мои люди присматривают за Вами. Поэтому я знаю обо всем, что Вы говорите в своем кабинете. Вчера, например, Вы до ночи сидели у себя в офисе и изучали проекты этой планеты. Зная Вашу практичность, Вы никогда бы не стали изучать дела по проектам, не связанным с Вашими. Так как, Иви, Вам хочется побороться со мной? Что вы замышляете? – в его словах чувствовалась угроза. Глаза прожигали откровенным гневом.

- Нет. – честно ответила я. – Я не знаю, что Вы там себе напридумывали, но бороться с Вами – это самое последнее, что я пожелала бы в этой жизни, и в следующей, наверное, тоже (А что? Это, ведь, правда). Просто планета Цизариус была очень мне интересна с научной точки зрения, еще, когда я училась…

- Не врите мне! – и в одно мгновение он прижал меня к стенке лифта. – Это Вы можете Сикоро Мурикомо рассказывать, я на это не куплюсь, – его глаза были как раз напротив моих и в них полыхал гнев. – Иви, не пытайтесь играть в категории, где Вы слабенький новичок.

- Отодвиньтесь, пожалуйста, господин Иллиас, от меня. Мне так не удобно вести диалог с Вами, - и я стала его отталкивать.

Но мои слова возымели противоположный эффект. Он начал прижимать меня еще сильнее, навалившись всем телом.

- Отчего же? Меня такая позиция полностью устраивает. Я так могу контролировать Вас, зная, что Вы никуда не улизнете для того, чтобы строить очередные козни. - Его руки обхватили меня за талию и притянули к себе. Он наклонился и его губы уже почти касались моих.

- Кто бы говорил! Да отпустите же! Я Вам не матрешка, чтобы меня так тискать! – разозлилась я, – И вообще держите себя в руках я почти замужняя женщина. У меня есть жених, которого я очень люблю и уважаю, - все это время, я, пыхтя, пыталась разжать его руки, чтобы освободится.

Он резко оттолкнул меня и зло посмотрел:

- Вот именно, Иви! Займитесь лучше своим женихом и семейными делами, а то, по-моему, Вы слишком «в девках засиделись». А в серьезные игры лучше не лезьте, а то, как бы не остались ни с чем. Я Вас по-хорошему предупредил.

Он развернулся, провел какой-то карточкой, и лифт открылся на неизвестном мне уровне. Не прощаясь и не глядя, вышел из лифта. Двери закрылись, и уже через секунду я была на своем уровне.

(Черт побери, эти интриги высших чинов! Он ведь прав! Я могу потерять из-за их игр все!)

***

«Может быть, действительно, плюнуть на все, выйти замуж, отдохнуть от всех этих интриг, родить… кого там… детей», - устало думала я, сидя с бокалом вина у камина.

Мужчинам хорошо, им спешить некуда: плюс-минус 100 лет не имеет значения. А нам надо обо всем думать, и карьера все-таки не должна быть на первом месте.

Я взяла свой айрон и связалась с мамой:

- Привет, мам, ты уже спишь?

- Нет еще. Как у тебя дела? Какие новости?

- Мама, ну, в общем, я выхожу замуж. За Алана. Все устала уже от всего. Хочу отдохнуть. Поехать куда-то, развеется, – стала перечислять я.

- Иви, мы с папой примем любое твое решение, – как-то неуверенно проговорила мама. – Но замуж выходят не для того, «чтобы отдохнуть и развеется», – осторожно продолжила она. – Это же на всю жизнь. Я знаю, что Вы давно уже вместе, но хочешь ли ты действительно, чтобы он стал твоим мужем, чтобы вы могли быть отныне навсегда вместе? Ты должна себе сначала ответить на этот вопрос.

- Ну, Алан очень хороший и он меня любит. И мне всегда спокойно с ним. Почему бы не выйти за него? Поедим отдыхать в свадебное путешествие, - я уже представляла, как лежу на пляже, такая вся совершенно безмятежная и спокойная. Легкий ветерок треплет мои волосы. Вдалеке плескаются дельфины. О, какая это красота. Да! Свадьба это прекрасно! Особенно свадебное путешествие.

- Нет, мама, мне кажется, я уже очень хочу замуж.

- Иви, почему бы тебе не приехать в эти выходные к нам с папой. Отдохнешь, развеешься, заодно и поговорим, - аккуратно спросила мама. – Папа сделает твое любимое рагу. Ну, так как?

- Да, мам, класс! Я с удовольствием обязательно приеду.

- Как у тебя на работе дела? – заботливо спросила мама.

- Лучше не спрашивай.

- Ладно, приедешь, расскажешь. Давай, целую и будь умничкой.

- Хорошо, мама, я тебя тоже целую. Папе привет передавай.

После разговора с мамой я почувствовала себя еще несчастней. По-моему, она не в восторге от моей идеи сейчас выйти замуж. Так, что же мне делать? Сражаться с сильными мира сего – мне не хочется, замужество не поддерживают любимые родители, а бороться и убеждать их – тоже не вариант. Может монастырь? А что находят же люди там успокоение и ответы на свои вопросы?

«Все иду спать. По-моему, последний бокал вина был лишним», - подумала я.

***

Никоран Антарина (Лидер планеты Цизариус)

Родился: 3065 году.

Место рождения: планета Цизариус.

Родители:

Отец: Арогона Антарина – Королевский адвокат (планета – Цизариус),

Мать: Силена – домохозяйка (планета – Земля).

«Вот сколько читаю разные резюме, практически у всех более или менее высоких чинов жены – уроженки планеты Земля! Популярные, мы видно, страх!», - подумала я, изучая досье на лидера планеты Изариус.

Образование:

1) магистр высшей категории, Академия юридических технологий планеты Цизариус, диплом с отличием,

2) магистр высшей категории, Академия конфликтологии и стратегических политик планеты Онтариус, диплом с отличием,

3) магистр высшей категории, Академия финансового прогнозирования планеты Плутоний, диплом с отличием

Общественная работа и достижения:

- Лидер братства Красных звезд (Академия юридических технологий, Академия конфликтологии и стратегических политик, Академия финансового прогнозирования);

- Лидер межпланетной общественной организации правозащитной ОРАГОН;

«А это уже не очень хорошо: все организации правовой защиты напичканы бывшими или не очень бывшими представителями межпланетных силовых ведомств, причем, как правило, очень высоких должностей. Может именно так он и суды выигрывает? Ладно, разберемся», - подчеркнула я желтым это место.

- Лидер межгалактического политического объединения «ТРИАДА»

(Ага, по-моему, именно эта политическая сила и владеет подавляющим большинством в парламенте Цизариуса. Стоп! Но ведь ТРИАДА представлена прямо или опосредовано практически во всех планетах нашей Галактики.)

Ордена и награды:

- Королевский Орден Славы; Королевский Орден Витязей Галактитки, Орден Братства Красной Звезды, …

Так, полстраницы названий орденов. Почему у меня нет орденов? Вообще как мужчины их так легко зарабатывают? Вон, в нашем Трансгалактическом банке только у единиц женщин есть ордена и то – одна - две штуки, у мужчин же – сплошные ордена и регалии! Несправедливость жуткая!

Хобби: все виды единоборств, космолетные ралли, коллекционер исторических артефактов, шахматы (первая лига), документальные фильмы политической направленности - при его содействии снято 17 (ни одного стоящего, я так понимаю. Кому, вообще, могут быть интересны документальные фильмы; да еще - политической направленности?).

Домашние животные: 213 единорогов и лошадей разных пород. Председатель Межпланетных любителей конного спорта.

Семейное положение: не женат.

Только наши банковские кадровики, на САМОЕ последнее место ставят информацию о жене! Заметьте, даже после рубрики «Домашние животные»!

Интересно, а что ж такой «бриллиант» до сих пор не женат. Наверное, с лицом и/или характером не сложилось. Где там его сканография, сейчас гляну на этого деятеля…

Звонок айрона прервал мои намерения. Это была секретарь Зира, которая сказала, что Президент ждет меня к себе.

Начинается! Ладно, потом закончу!

***

- Добрый день, госпожа Иви, присаживайтесь, - сказал Президент, когда я вошла в его кабинет, - Как продвигаются наши дела? Уже успели что-то накопать?

- Ну, пока, только копаем.

- А Вы очень умны, Иви. Сегодня у меня был Председатель Правления. Уточнял разрешение для Вас на то, чтобы заняться всеми действующими проектами планеты Изариус. Это хорошо. Потому что, мне было бы сложнее им объяснить, почему я хочу, чтобы именно Вы занимались этой работой для меня. А так он сам об этом попросил, – и Президент растянул губы. Его глаза никогда не улыбаются, он просто иногда, если считает нужным, растягивает губы. Наверное думает, что это вежливая улыбка.

- Им? (Я немного занервничала)

- Да, с ним был Иллиас Конго.

«Отлично! Теперь он, наверное, думает, что это исключительно моя инициатива бороться с ним!» – отчаянно подумала я.

- Я все одобрил, и сказал, что раз уж Вы будете заниматься этими проектами, будет хорошо, если Вы подключитесь к юридическим и конфликтным делам по ним. Не могу сказать, что это очень обрадовало Иллиаса Конго. Но Вы не волнуйтесь, он, как мне сказал Председатель, очень лояльно к Вам относится.

«Да он что издевается?! Это о какой такой лояльности идет речь? Он, хоть вообще, понимает значение этого слова?» – с возмущением думала я. – «А Председатель вообще – клуша, ничего не видит кроме «блага нашего банка».

- Кстати, Иви, - продолжал Президент, - Вы уже знакомы с нашим противником – Никораном Антариной?

- Нет, господин Онтариус. Мы только собрали на него досье, и я ознакомилась. Но лично с ним я еще не знакома.

- Надо, Иви, Вам ускорится. Завтра я лечу на симпозиум на Венере, там будут лидеры всех планет, в том числе и Никоран Антарина. Вы полетите в составе нашей делегации. Вылетаем с утра. Так что до завтра.

- До свидания, господин Президент.

Кошмар! А у меня два кредитных заседания на завтра назначены! Клонироваться мне что ли?

Глава 13

К космолету ехала я откровенно сонная. Пять утра не лучшее время для бодрствования. Поднявшись в космолет, обозрела еще человек 15 таких же не выспавшихся членов делегации.

- Иви, что Вы тут делаете? Летите в качестве личной болонки Президента? – буквально на ухо прошептал мне вкрадчивый голос Иллиаса Конго.

Я обернулась и натолкнулась взглядом на его насмешливые глаза.

- Послушайте, господин Иллиас, как так получилось, что родившись в столь интеллигентной семье, Вы так часто позволяете себе настолько грубые выходки? – едко сказала я.

- Вы считаете, что я груб с Вами, а я считаю, что справедлив, – с каким-то злым пафосом проговорил он. И прошел мимо меня вглубь космолета.

Я с достоинством последовала следом. Даже не собираюсь на это обращать внимание. А то, если эмоционально реагировать на все его нападки, никаких нервов не хватит. Все, завалится на кресло и спать. Где там мое место? Зира как-то слишком мелко мне написала. VIP17C, так, так, так, где же оно? О, НЕТ! Я устремила отчаянный взгляд на свое шикарное кресло, находящиеся между двух таких же, где уже сидели Председатель Мурикомо и Директор филиала Зеленеи, эта старушенция Аз Аны. За что мне все это?

И я обреченно стала усаживаться на свое место.

***

На симпозиуме собралось колоссально много представителей различных планет. После официальной приветственной части все разошлись по секциям. Я вместе с другими членами делегации, в том числе и Иллиасом Конго, пошли на ту, которая предполагала участие лидера планеты Цизариус. Президента и Председателя не было: они участвовали в каких-то других встречах. Зато была эта старушка Аз Аны. Она, каким-то образом, набилась мне в «подружки», все время держалась возле меня на завтраке и на всех других мероприятиях.

Да, чувствую «повеселимся мы тут».

Наша секция посвящена была проблемам и сотрудничеству в юридических методах урегулирования межгалактических конфликтов. Откровенно не моя тематика!

Надо было взять очки, лучше всего затемненные и тогда можно было бы вздремнуть. Никорана Антарины еще нет, он должен вроде бы только через час присоединиться, как мне сказали. Но в программке стоит, что должен уже быть. В общем, напутано у них тут все. От нечего делать стала рассматривать публику.

Мой взгляд остановился на ярко рыжей косе. Таких красивых волос я еще никогда не видела. Их обладательница сидела, в полуобороте ко мне, в другом пролете, поэтому лица ее я сначала не разглядела. Но потом она развернулась, говоря что-то сзади сидящему мужчине, и я поразилась! Везет же некоторым, лицо как будто вылеплено скульптором из фарфора: все пропорции идеальны, зеленые глаза, черные брови, алые красиво очерченные губы. Но вряд ли она землянка. Такие идеальные тела и лица могут быть только в соседней галактике системы ЗИРАН.

Широкие плечи мужчины, который с ней разговаривал, скрывал отчасти ее фигуру. Но я уверена, что она у этой барышни шикарная. На таких закон подлости не распространяется. Она ведь с другой системы! У них, наверное, изобретатели лучше с этим законом управляются. Тут мужчина тихо поднялся, развернулся и стал осторожно проходить по проходу в сторону выхода. Женщина тоже потянулась за ним.

Ого! А ведь мужчина тоже как сказка! Как можно быть настолько красивым? Брюнет, высокий, широкие плечи и узкие бедра. В походке уверенность и грация лидера. Волевой подбородок, красиво очерченные губы чуть жестковато сжаты, а глаза серо-голубые, отдающие каким-то холодным сиянием.

- Ой, Иви, Вы видите, какие тут мальчики ходят, - вдруг услышала я голос Аз Аны. Она кончено же уселась в соседнее кресло вместе со мной. В отличие от меня, у нее были очки, которые позволили ей беспрепятственно все это время спать и даже подхрапывать. «А Вам-то зачем, он ведь даже не возраста Вашего внука?» – подумала я.

– Вы, Иви, присмотритесь. Жених – это хорошо, но иногда можно - уй...! ну Вы понимаете, – и она заговорщецки подмигнула мне.

Это что только что было? Ничего себе старушка! Чувствую себя божьим одуванчиком по сравнению с ней.

После перерыва началась вторая часть, и первым было выступление Никорана Антарины. К моему удивлению, это оказался тот самый красавец. Теперь в зале никто не спал, а наоборот все были даже очень бодрые, особенно женщины. Я тоже почувствовала, что все-таки в этой тематике юридического сотрудничества что-то есть. «Очень важно его углублять», - думала я, внимательно рассматривая лидера планеты Цизариус.

- Вы знаете, Иви, я на его выступления как на концерт хожу. Такое удовольствие всегда получаю, - шепотом проговорила мне Аз Аны.

- А Вы давно его знаете? – также шепотом спросила я.

- Так, моя праправнучка училась с ним вместе. Он лидером их группы еще был. Да он даже когда на Зеленее бывает время от времени заезжает к нам в резиденцию. С мужем ее у него дела какие-то.

Хм. А что? Эта Аз Аны может еще быть мне полезной.

- А почему он на вашей праправнучке не женился? – решила разведать обстановку я.

- Ну, я, так понимаю, что несмотря на то, что мальчик он очень красивый и интересный, семья его не интересует. Всю энергию делу отдает. А наша девочка Дея всегда детишек любила, поэтому точек пересечения у них не особенно много было. Есть у Никорана какая-то соратница – Ариадна, по-моему, а вон же она, - и она указала на ту самую красотку. – Уж не знаю, какие у них отношения, но ездят везде они всегда вместе. Тоже очень сдержанная хорошая девочка.

«Детский садик какой-то! Сплошные мальчики и девочки! Ладно, разберемся», - и я опять посмотрела на выступающего. Пока есть такая возможность буду наслаждаться «юридической тематикой».

***

На три часа дня запротоколирована была встреча Иллиаса Конго и Никорана Антарины по рабочим вопросам сотрудничества. Я в составе группы. На заседании я старалась не обращать на себя внимание: тематика не моя, а вот приглядеться стоит.

Оба руководителя никоим образом не показывали своего недовольства сложившейся ситуацией, даже наоборот - какбы усмиряли своих юристов, которые атаковали друг друга по полной программе, пытаясь буквально перегрызть глотку своему оппоненту.

Насколько я поняла, предметов для конфликтов и юридических споров была масса. Все дело в том, что сотрудничество Банка и планеты Цизариус было очень разнообразным: очень часто они входили в проекты как партнеры. Сейчас после обострения отношений выход для обеих сторон из проектов становится очень болезненным, так как мирно поделить нажитое за период «совместной жизни» имущество стало во многих случаях проблематично. Особенно остро становились вопросы по стратегически и политически важным объектам.

Предыдущее долговременное сотрудничество сыграло плохую шутку с обеими сторонами. Ведь большинство договоров со временем стали делаться по шаблону и перестали учитывать изменяющийся контекст. Многие моменты были просто напросто не закреплены в договорах, а это означает, насколько я помню юриспруденцию, что в игру могут вступать любые другие документы и доказательства, доказывающие правоту той или иной стороны. И понеслась. Какие только аргументы и доказательства не предъявлялись в суде. Плюс обе стороны стали активно использовать рычаги давления на судей и даже на силовые ведомства. Такие обвинения уже звучали от юристов обоих лагерей.

Я решила, что чрезмерное погружение в юридические тонкости только помешает мне увидеть главное в этой ситуации. А главное все-таки, хорошо было бы понять причину раскола этих двух многовековых союзников?

Надо бы как-то в неформальной обстановке все разведать и познакомиться, наконец, с Никораном Антариной. Но как? И еще эта его подружка-соратница, как орлица, всегда рядом с ним. «Девочка она конечно хорошая, но кому от этого легче?» - невесело подумала я.

***

После заседания был фуршет. Юристы после травли друг друга накинулись на еду как овчарки, потом выпили, расслабились, и уже через какой-то час я видела, как многие из них дружно обнимались. Интересные они люди, эти юристы. Я сама несколько раз участвовала в качестве эксперта в суде и всегда поражалась этому их качеству. В суде – бойня. Вышли из суда – дружески пожимают друг другу руки, спрашивают о детях, внуках, бабушках, дедушках, приглашают к себе в гости на выходные.

Я в юридическую братию не входила, поэтому держалась несколько обособлено на мероприятии. Из финансистов была только моя «подружка» Аз Аны, и универсальный юрист-финансист Иллиас Конго. Но он с нами не общался, а увлеченно разговаривал с Никораном Антариной и Ариадной.

Аз Аны грузила меня историями своей молодости. Судя, по рассказам, она еще ого-го женщина была.

«Что ж мне делать, как с этим Никораном познакомится-то?» – задумчиво оглядывалась я. - «А что? Это вариант».

- Госпожа Аз Аны! Ой! Смотрите, вон же Ваш мальчик Никоран стоит и его девочка Ариадна, - и я как будто только сейчас их увидела, кивнула в их сторону.

- Что? А действительно. Слеповатая я стала, – ответила Аз Аны.

- Наверное, Вам надо бы подойти поздороваться, он же лучший друг Вашей праправнучки. А то нехорошо как-то будет, - заботливо сказала я ей.

- Точно, Иви. Какая же ты, хорошая девочка. Идем я тебя представлю, и Вы сможете вместе играться, ой общаться (Говорю же: детский сад у нее в голове, хорошо хоть не предлагает обменяться игрушками).

Мы подошли к троице.

- Господин Никоран, добрый вечер, Вы так выросли, – восторженно начала Аз Аны.

Никоран Антарина развернулся, сразу же тепло улыбнулся и приобнял сухенькое тельце Аз Аны.

- Добрый день, госпожа Аз Аны. Как Ваше здоровье? Как дети? Дея?

«Ну это он зря у нее спросил. Теперь все: до вечера не закроется», - подумала я.

И действительно пошли подробные перечисления, кто, как и где поживает, и т.д. и т.п. Я перевела взгляд на ее собеседников. Никоран, как примерный политик, все это внимательно выслушивал. На лице Ариадны было такое же выражение. Вообще, складывалось впечатление, что они какие-то одинаковые: ну по крайней мере, очень похоже держались в обществе.

Переведя взгляд дальше, я натолкнулась на лед в глазах Иллиаса. Ну, тут все понятно. Разгадал мой маневр и теперь злится. Тут зазвучала музыка и некоторые пары стали даже танцевать. (Никогда не понимала, как можно добровольно хотеть танцевать на официальных приемах, под пристальным вниманием своих шефов).

- Пойдемте потанцуем, госпожа Иви. Вы не против? – Иллиас галантно протянул свою руку к моей.

Вот же сволочь! Понимает, что я жду, когда Аз Аны закончит опус о здоровье своих родственников, и представит меня Никорану Антарине! А если он меня сейчас «утанцует» отсюда, такого шанса может и не представится! И отказать ему при всех не могу.

И тут, я услышала:

- Госпожа Аз Аны, Вы не представили Вашу спутницу. (Ура!!! Это Никоран Антарина)

- Да, да, господин Никоран! Это Иви Иланская! Как говорит Председатель Правления, восходящая звезда в сфере финансов нашего Банка.

- Приятно с Вами познакомится, госпожа Иви Иланская, - и он подал мне руку.

- Мне тоже, - и я, вырвав свою руку, которую, между делом, Иллиас уже цепко сжал «для танца», протянула ему.

- Так Вы любите финансы? Не скучно на симпозиуме? Тут все-таки больше юридическая тематика? – с интересом спросил Никоран. И я прямо почувствовала, как его серо-голубые глаза стали сканировать меня.

- О, что Вы, нет. Ведь наши сферы очень близки. Разные стороны одной медали, я бы так сказала. Все очень интересно. Насыщенно опять же, - сказала я, вспомнив о почти драках в зале заседаний.

- Понятно. Как Вам эта планета? Вы уже бывали здесь? – он продолжал меня расспрашивать.

- Еще нет. Очень интересно было бы посмотреть. – И я кокетливо «стрельнула в него глазами» (давненько, я уже этот прием не применяла, но раньше на моих сокурсников действовал безотказно).

На миг мне показалось, у него на лице проскочило изумление, но потом снова вернулось это выражение благожелательного спокойствия.

- Завтра, я буду очень занят. Но если бы Вы смогли сегодня составить мне компанию прогуляться по вечернему Сити этой планеты, я буду очень рад. Уважаемые коллеги, как Вы смотрите?

Так как весь разговор шел в присутствии еще трех человек, то последнюю свою фразу он адресовал для всех.

- Большое спасибо за предложение. Я с удовольствием его принимаю, – широко улыбнувшись, ответила я.

Аз Аны отказалась, сказав, что она не в том возрасте, но нам желает хорошо повеселиться. Иллиас же горячо посмотрев на Ариадну, сказал, что пойдет куда угодно, если она составит нам компанию. В ответ на это Ариадна как-то сдержано улыбнулась и сказала, что она согласна.

Глава 14

Так. Чтобы такое одеть, чтобы нравится и при этом создавать образ возвышенной леди. «Возвышенной леди» – означает вызывающей желание любоваться, а не трогать, а то мало ли какие у этих цизарийцев нравы, а мне еще замуж выходить. Я ведь выйду когда-нибудь замуж? Это должно быть обязательно какое-то романтичное платье, но чтобы совсем уж тургеневской девушкой не выглядеть, добавлю-ка я сапожки. Я распустила свои длинные белые волосы и взяла сумочку. Выходя, я глянула в зеркало на свое отражение и осталась довольна. Нет, я не настолько красавица, как эта Ариадна. Но с другой стороны «Не родись красивой, а родись счастливой». По-моему еще фильм на эту тематику какой-то старинный есть.

Спустившись в холл, я увидела, что все уже собрались. Ариадна стояла вся в белом и тоже с распущенными рыжими волосами. Ее красота просто затмевала все вокруг. Проходящие люди не могли удержаться от откровенных разглядываний. Рядом с ней стояли два очень красивых мужчины. Они оба были одеты в джинсы, обтягивающие стройные накаченные бедра, и свитера, повторяющие контуры красивых мышц груди. «Ого! Иллиас без запонок! Как это он их снял, а не приколол на свитер», - ехидно подумала я.

- О, Иви, Вы почти не опоздали, - и Иллиас демонстративно посмотрел на часы (с ними он, наверное, никогда не расстается).

- Прошу прощения за опоздание, - но обращалась я исключительно к Никорану и Ариадне. («Опоздала» я всего на 2 минуты).

- О, ничего страшного, – вежливо сказал мне Никоран. - Я предлагаю начать с небольшой экскурсии, а потом посидеть где-то в приятном месте. Сейчас кстати проходит фестиваль по народным песнопениям. Если захотите, можно будет после экскурсии заскочить еще туда. Ну, так как план подходит?

Все согласились. И мы отправились на экскурсию.

Скажу честно, останки древних цивилизаций меня не очень вдохновляли. Исторические раскопки всегда навевали на меня тоску. Но, мужчинам эти вещи очень нравились. Они буквально пытали экскурсовода, выспрашивая подробности тех или иных войн и баталий. Ариадна молчала и сосредоточено слушала экскурсовода. Вообще, складывалось ощущение, что она какой-то робот: она все говорила и делала правильно, где надо улыбалась, где надо – говорила. Обычно я очень хорошо схожусь с девчонками (ну кроме Киото, но слово «девчонка» к ней вообще не применимо), поэтому я сразу попыталась как-то разговорить ее и подружиться. Но она только вежливо отвечала и старалась свернуть любую попытку разговора.

Чуть не споткнувшись об останки какого-то особо древнего артефакта, я подумала о том, что хорошо бы и «честь знать», то есть мы же планировали еще посидеть в «приятном месте». В общем, мне уже хотелось «приятного». Я аккуратно попыталась намекнуть об этом мужчинам, но они не особо на это отреагировали. Я отошла подальше и поискала на чтобы такое сесть, вон какой диванчик. Все сяду, подожду их тут.

- Иви, у Вас есть хоть капелька уважения к могилам древних? – я вздрогнула и повернулась на голос Иллиаса.

О чем это он? Это из-за того, что я тут не лажу чуть ли не с лупой чтобы все рассмотреть?

- Вы знаете, господин Иллиас, я очень уважаю историю, хотя не считаю, что могилы – это самый увлекательный предмет среди исторических экспонатов. Меня они не вдохновляют.

- Поэтому Вы на ней сидите? – с сарказмом спросил он.

- Что?! – я резко подпрыгнула с диванчика. Развернувшись и приглядевшись, я увидела надпись «ДИМИТРИЙ ОЛЕНСКИЙ. Годы жизни 305-908 гг.».

Нет, ну могли бы выделить красным, что ли, эту надпись? И как это ни одного диванчика не поставить?

Рядом услышала сдержанный хохот Иллиаса, к которому присоединился совсем несдержанный этого Никорана. Ариадна просто улыбалась.

- Очень смешно! – притворно нахмурившись, сказала я. - Ну да ладно, наверное, со стороны смешно, – уже с улыбкой ответила я. Ну, не могу же я ссорится с тем, с кем надо усугубить знакомство.

- Ну ладно, давайте уже выбираться отсюда, – отсмеявшись сказал Никоран. – Иви, могу я Вам помочь, чтобы Вы… э.. больше не попадали в неприятные ситуации.

- С удовольствием приму Вашу помощь, - и я злорадно посмотрела на Иллиаса. Тот демонстративно закатал глаза, и, покачав головой, предложил руку Ариадне.

Ура! После посещения этого неприятного хранилища, мы наконец-то поехали в «приятное местечко».

***

Иллиас и Никоран настояли заехать еще и посмотреть фестиваль народного песнопения. Поэтому мы приехали на огромное поле, где собрались певцы с разных планет и пели свои родные песни. Очень красиво некоторые пели, так что я действительно заслушалась. Умеют же песни так душу пробирать!

Вообще-то у меня ни слуха, ни голоса нет. Об этом раз 15 указывали мне на собеседованиях в Музыкальную академию в детстве. Но, я всегда обожала музыку и завидовала тем, кто красиво может петь или играть на инструментах.

Иллиас с Никораном активно друг с другом общались, профессионально обсуждая те или иные выступления. Как оказалось Никоран, как и Иллиас, закончил музыкальную консерваторию. Ариадна просто стояла и внимательно их слушала, отвлекаясь мельком иногда на песнопения. «Нет, все-таки что-то не то с этой девушкой. Какая-то она не естественная!» – подумала я.

После эмоционального подъема от красивых песнопений, приятно было очутиться в небольшом ресторанчике, где для нас был приготовлен отдельный столик в специальном зале. Мы заказали местные деликатесы и вино. Мужчины снова вернулись к теме истории и артефактов. (Скукотища, не надоело им еще.)

Мы с Ариадной молчали и слушали их. Ариадна внимательно, я рассеяно. Нет, обычно, если в такой обстановке я оказываюсь с «нормальными» девушками, то мужчин не обязательно слушать. Ведь есть столько тем чисто женских, которые так приятно обсудить за бутылочкой вина в ресторане. Но она какая-то не такая. Как манекен. И я стала продумывать ходы, почему она так себя ведет.

- Госпожа, Иви, о чем Вы задумались? – услышала я голос Никорана Антарины.

Я очнулась от размышлений и увидела, что все смотрят на меня.

- Да так, о песнопениях, – сказала я первое что пришло мне в голову.

Зря! Еще полчаса Иллиас и Никоран общались только на музыкальные темы. Мы опять с Ариадной просто их слушали. (Какой-то вечер одного актера получается, вернее двух, - подумала я, еле сдерживаясь, чтобы не зевнуть.)

- Ого, уже полпервого, - взглянув на часы, сказал Никоран Антарина, - пора ехать в отель.

***

Постояв еще минуты три в холле и подведя итог, что вечер прошел хорошо, мы все, обменялись номерами айронов, пригласили друг друга в гости в стиле «если будете у нас на Ильясе, заходите» и разошлись по номерам.

Придя в номер, я первым делом набрала Алана и рассказала, как прошел день. Мило попрощавшись и пожелав друг другу спокойной ночи, я тяжело вздохнула и набрала номер Президента. Доложила ему, что контакт состоялся, стратегия понятна, над тактикой работаю.

Фух, все можно ложится спать. Нет, не могу никак выкинуть из головы эту Ариадну. «Давай так, подумаем отстранено аналитически», – решила я. – «Если представить, что она не женщина и не такая красавица, то, что остается? Остается то, что это человек, который всегда и везде следует за Никораном Антариной, практически не говорит и не выступает. А это означает, что она а) либо его телохранитель; либо б) … его надсмотрщик». Но в свете последних событий, я бы сказала, что скорее второе. И мне стало как-то не по себе. «Хм… зябко тут как-то», – поежилась я.

Тогда встает вопрос, - продолжала думать я, - кто ее послал выполнять эту работу? Знает ли Никоран о ее сущности? Почему это терпит?

На все эти вопросы мне надо будет найти ответы. Но одно, я знаю точно, раскол двух многовековых союзников спровоцировала третья сила. И очень желательно было бы как можно быстрее ее идентифицировать.

***

На следующий день работа в секциях продолжилась, но, ни Никорана, ни Ариадны, я не видела, хотя в программке стояли его выступления.

После одиннадцати часов в зале появился Иллиас Конго, и, пройдя через весь зал, опустился в кресло рядом со мной. С другой стороны от меня похрапывала Аз Аны, но как только увидела «молодого, сексапильного», проснулась и стала делать вид, что слушает выступление.

- Иви, нам надо с Вами серьезно поговорить, - тихо сказал Иллиас.

- О чем, господин Иллиас? - также тихо спросила я.

- О Вашем задании, – я напряглась. – Но не здесь. Следуйте за мной в место, где мы сможем спокойно поговорить. Да не нервничайте Вы так, - увидев, что я колеблюсь, с насмешкой сказал он, - я Вас не съем.

«Да тебе поверить – себя не уважать», - с раздражением подумала я.

Я все еще упрямо сидела в кресле.

- Иви, послушайте, это в Ваших же интересах.

- Когда это Вас интересовали мои интересы? – холодно спросила я.

- Всегда, – также холодно ответил он. – Иви, если Вы сейчас же не пойдете со мной, мне придется применить силу.

- Вы с ума сошли? Тут же куча людей. Мне тут спокойней. Они не позволят, чтобы к девушке «применяли силу», - злорадно прошептала я.

- Ну, что ж. Раз не хотите по-хорошему, будете наказаны, - он закинул одну руку мне на плечо, притянул к себе и буквально впился поцелуем в мои губы. Я честно попыталась как–то вывернуться, но его хватка была железной. Поцелуй был жестким, страстным и о-ч-е-нь долгим.

- Молодые люди, - рассержено шептал кто-то со стороны прохода. - Как Вам не стыдно?! Мы просим покинуть Вас зал немедленно!

Иллиас оторвался от моих губ, и мы оба посмотрели на двух представителей организаторов мероприятия в форме.

- О, да, простите, - с улыбкой произнес он, - мы уже уходим. Правда, милая? – и потащил меня за руку к выходу.

Выйдя из зала, он не дал мне времени перевести дух и потащил по каким-то проходам к лифту, вскоре мы очутились в небольшом пустом зале для переговоров. Он закрыл двери на ключ, буквально подтащил к стулу и приказал: «Садитесь, Иви».

***

- Сами Вы садитесь! – как ужаленная подскочила я. – Это что такое вы себе позволяете? При всех лезть ко мне с поцелуями! – гнев и возмущение уже стали вырываться наружу. – Да, там народу было больше, чем на любом космодроме! – продолжала кипятиться я.

- Иви, - и он улыбнулся. – Исходя из Ваших слов, я делаю вывод, что если бы это произошло наедине, Вы были бы не против?

- Мечтать не вредно, господин Иллиас! – зло сказала я. – Только меня Ваши поцелуи, как и Ваши грязные предложения вообще не интересуют! Найдите себе кого-нибудь другого, кого сможете вот так зажимать, когда не лень. А приличных девушек оставьте в покое. Как Вы вообще додумались до такой мерзости? – продолжала кипятиться я.

- Значит, целоваться с Вами это мерзость? Не знал, что у Вас такие проблемы с самооценкой Иви. Но, к сожалению, я должен с Вами согласиться. Правда, я не буду столь категоричным как Вы: я ведь джентльмен, - и он с издевкой усмехнулся. – Действительно ничего приятного я не почувствовал. Вам надо тренироваться, Иви, а то среди резиновых кукол у Вас большая конкуренция.

Я дотянулась до ближайшего графина с водой и со всей злости запустила его в голову Иллиаса. Несмотря на то, что он увернулся, осколки графина и вода попали на его костюм.

- Иви, Вы становитесь опасной женщиной, в следующий раз Вы действительно можете задеть меня, – насмешливо сказал Иллиас.

- Следующего раза не будет, господин Конго. Я приму меры, чтоб Вы не сомневались, - с угрозой сказала я, направляясь к выходу. – Счастливо оставаться.

- Я еще не закончил, - и он больно схватив меня за руку, опять усадил на стул.

- Дайте мне пройти! – попыталась снова подняться я.

-Иви, Вы ж не дурочка? Вы же понимаете, что я гораздо сильнее и пока я не получу от Вас то, что хочу Вы никуда не уйдете.

Мне стало уже страшновато.

- Хорошо, - постаралась я говорить ровным голосом, - что Вы хотите от меня… узнать?

- Я хочу знать, кто дал Вам задачу заниматься конфликтом с планетой Цизариус?

Я задумалась. В принципе Президент с самого начала намеривался не делать секрета о моей миссии, поэтому особого смысла упираться в данном вопросе я не видела. С другой стороны, задетая гордость и упрямство заставили меня решиться не давать ему сразу прямой ответ. «Может еще удастся, какую-то информацию получить взамен?»

- Я связана обещанием о конфиденциальности по этому вопросу. С другой стороны, - продолжала я, – если бы был повод обменять эту конфиденциальную информацию, на какую-то стоящую, которой владеете Вы, я могла бы пойти на этот шаг. - Осторожно проговорила я.

Иллиас рассмеялся:

- За что Вы мне нравитесь, Иви, так это за то, что Вы никогда не сдаетесь, и даже в ситуации, когда зажаты в угол, пытаетесь вывернуться с наибольшей пользой для себя, – и тут же резко посерьезнел. - Но со мной этот фокус не пройдет. Не на того напали. Я повторяю свой вопрос еще раз, по чьему указанию Вы пытаетесь влезть в это дело? Я даже облегчу Вам ответ, и спрошу по-другому: это был Президент?

- Хорошо, я согласна, – решилась я. - Я рассказываю Вам все, что знаю (Там не так уж много насобиралось). А Вы рассказываете мне, почему произошел раскол между планетой Цизариус и нашим Банком? – и я упрямо посмотрела на него.

- Иви, Вы не выносимы! – закатал глаза Иллиас. – Но знаете, что? Я одобряю Вашу идею. Я даже готов предложить Вам объединить наши усилия в этом деле. Так как? Вы согласны?

- Хорошо. Но Вы рассказываете первым.

- Иви! – грозно стал подниматься он со стола, на который все это время, стоял, облокотившись.

- Хорошо, хорошо! Что Вы так сразу нервничаете? – зачастила я.

Не понравился мне опасный блеск в его глазах. Еще убьет меня. А мне тайна Президента не так уж важна. Тем более, это и не тайна никакая.

– Да, да, Вы правы, эту задачу поставил передо мной Президент. Я со своей дирекцией должны сделать работу по сбору доказательств по конфликтным ситуациям с планетой Цизариус, с которой Ваши подразделения так и не смогли справиться, - не смогла побороть соблазн, не воспользоваться возможностью уколоть его.

Но на мою шпильку он не среагировал, а сидел какое-то время очень задумчивый.

***

- Сейчас я Вам объясню кое-что, Иви, - через какое-то время сказал он. Но предварительно, проведу небольшой ликбез.

Как Вы знаете, Трансгалактический банк управляется как своего рода кооперативное общество, акционерами которого являются планеты-члены этой организации. Количество акций у каждой из планет приблизительно рассчитывается в зависимости от масштабов планеты и ее операций. Крупнейшими акционерами являются планета Онтариус (15%) – где расположен головной офис, где в свою очередь, мы с Вами, Иви, работаем, Венера (8%) и Земля (6%). Остающиеся акции распределены между остальными планетами-членами.

Планеты-члены Трансгалактического банка представлены Советом управляющих. Это, как правило, лидеры планет-членов. Поскольку лидеры проводят свои совещания лишь раз в год, конкретные полномочия передаются исполнительным директорам, работающим непосредственно в штаб-квартирах Банка.

Каждая планета-член Трансгалактического банка представлена исполнительным директором. Три исполнительных директоров назначаются тремя планетами-членами, обладающими крупнейшими пакетами акций, – Онтариусом, Венерой и Землей, – а остальные планеты-члены представлены 1002 исполнительными директорами.

По традиции Президентом Трансгалактического банка становится житель планеты Онтариус, являющейся крупнейшим акционером Банка. Сейчас это Орариус Арнехэм. Президент отвечает за общее руководство деятельностью Банка. Хотя председательствует на совещаниях Совета директоров Председатель Правления Банка Сикоро Мурикомо, Президент имеет право вето на его решения.

Я откровенно уже заскучала, потому что все это знает любой стажер нашего банка. Тоже мне Онтариус открыл!

- НО, - продолжал Иллиас. - Президент избирается на двадцатипятилетний срок и может быть переизбран. На данный момент до переизбрания осталось всего 1,5 года. По ряду причин, у меня есть все основания полагать, что Орариус Арнехэм не будет переизбран на следующий срок. Казалось бы, ничего страшного, сотни людей уже возглавляли эту должность, и потом с почетом уходили в отставку, уступая дорогу более молодым. Но в случае с этим человеком не так все просто.

Я хотел бы обратить Ваше внимание на такой момент, что 10 лет назад суммы операций по планете Цизариус утроились без видимых на то причин.

«Ага! Значит он тоже докопался до этого», – немного разочарованно подумала я.

- Вижу по Вашим глазам, Иви, что Вы это уже вычислили, - усмехнулся он. – ну, это лишь подтверждает мое мнение, что как партнер в этом деле, Вы можете быть очень ценным приобретением.

- Чуть ранее, приблизительно одиннадцать лет назад, - продолжил Иллиас, - произошло очень интересное событие, узнать о котором потребовало от меня определенной изощренности.

Кто бы сомневался? Да он вообще сама изощренность! А его способы добычи сведений на грани фантастики!

- Но для того, чтобы поделиться с Вами этой частью информации Иви, мне надо, чтобы Вы гарантировали свое молчание? – и он вопросительно взглянул на меня.

- Конечно, я Вам это гарантирую. (Буду молчать как рыба!)

- Мне также нужно, чтобы Вы письменно подписали соглашение о неразглашении без моего разрешения информации, которую сейчас услышите, – и он развернул электронную бумагу.

Я внимательно прочитала документ. Стандартный документ Тайной канцелярии. Я таких тысячу уже подписала.

Я поставила свою подпись. Он спокойно свернул документ.

«Фух, утомил уже! Я уже есть хочу! Там, наверное, уже фуршет начался», – с тоской подумала я.

- Так вот, 11 лет назад у действующего Президента Банка катастрофически ухудшилось финансовое состояние. Не последнюю роль тут сыграли безалаберные выходки его сына.

Ага! Моя голова заработала как вычислительная машина. Значит, Президент потерял денежки и решил пополнить свой бюджет с помощью банка, «выгоняя» финансовые средства через проекты. Но стоп, тут должна быть еще одна переменная!

- Хорошо, а кто был на тот период лидером Цизариуса? – невинно спросила я.

- Иви, я восхищен Вашим умом! Вы прям, как лучшая модель вычислительной техники: ввел информацию – получи результат, – довольно усмехнулся он. – Да, чувствую я не прогадаю, если возьму Вас... - Я удивленно насупилась. – В проект, Иви, в проект по этому делу, - тут же поправился он. - А Вы о чем подумали?

- Да ни о чем. Просто следите за своими словами и выражениями. – огрызнулась я.

Иллиас хитро улыбнулся, потом его лицо снова приняло серьезный вид и он продолжил:

- На тот момент лидером планеты Цизариус был Зинокий Аллота, внешнеэкономическая политика которого во многом заключалась в безграничной преданности к любым инициативам нашего банка. Он был самым удобным лидером во всех отношениях для нашего руководства. Выводы, почему выбор пал именно на эту планету, Вы можете сделать сами.

Но три года назад к власти пришел молодой и амбициозный Никоран Антарина. И произошло то, о чем Вам прекрасно известно.

«Понятно! Значит Никоран, первым делом, сделав ревизию, скорее всего, обнаружил, что огромные суммы, выделяемые на проекты, оставались не на планете, а уходили далеко за ее пределы. Ну, конечно же, не напрямую Президенту, но скорее всего, каким-то очень аффилированным ему структурам. А потому решил навести порядок. Но, наверное, мирно у него не получилось. Отсюда и суды. Судя по тому, что открытые обвинения Никоран, еще не сделал, у него не достаточно веских доказательств. А доказательства в этом случае должны быть бронебойными!

- Вот Вам, Иви, и предыстория. А теперь относительно Вашего замечания относительно того, что за это время мои подразделения так и не достигли существенных результатов в конфликтных ситуациях с этой планетой. Как вы думаете, насколько Вы сможете эффективно сражаться в суде, учитывая все изложенные обстоятельства? – с оттенком горечи и злости сказал он.

Если бы он был «нормальным» человеком, я сейчас бы извинилась и сказала, что не хотела его обидеть, но мерзавцу Иллиасу я не хотела сочувствовать, поэтому просто равнодушно промолчала.

Не дождавшись от меня никакой реакции, он холодно сказал:

- В свете всего сказанного, я делаю вывод, что Президент послал Вас на это задание с целью спутать мне карты, заставить отвлечься на Вас и не выполнить миссию, которую мы наметили с Председателем Банка Сикоро Мурикомо.

Значит Председатель заодно с Иллиасом? А Президент решил использовать меня как отвлекающий маневр. А то, что у меня и моих людей опыта в подобных делах нет, так это только ему «на руку». Как все запутанно. Все это, конечно, интересно, но моя голова уже отказывается соображать, я хочу есть!

- Ну, если Вы уже закончили мне все прояснять, я бы хотела заверить Вас, что очень сожалею, что невольно стала на Вашем пути, – все это время я пыталась найти взглядом что-нибудь съедобное в этой комнате. «Могли бы в зале для переговоров и мини-бар поставить для разнообразия», - и я огляделась.

- Иви, о чем Вы задумались? Вы смотрите голодным взглядом на все, что попадается Вам на глаза? – удивленно спросил Иллиас. – Вы хотите есть?

Да, очень удивительно! Уже часов пять вечера, а я еще и полкрошки, кроме кофе, не ела. А кофе, как известно, - не еда. А он удивляется. Интересно, он что: есть не хочет? Небось, питается кровью и душами неосторожных девственниц.

Иллиас взглянул на часы, потом схватил меня за руку и сказал:

- Так, Иви, пойдемте, поедим. Потом у меня есть еще дела. А вечером часов в восемь мы с Вами встретимся и обсудим, как действовать дальше. Я Вам позвоню.

- Хорошо, только не надо больше тягать меня за руку по всему симпозиуму, - сказала я, освобождая свою кисть.

- Не буду, при условии, что Вы будете послушной.

И мы вышли из комнаты переговоров и, о радость, пошли по направлению фуршета.

Глава 15

На фуршет мы пришли вместе с Иллиасом, но потом он сказал мне, что ему надо кое с кем переговорить и отошел. Я постаралась как можно быстрее оказаться рядом с едой. Мельком поприветствовав коллег, которые почему-то как-то заговорщически прятали глаза и улыбки.

«Чего это они? Ах, ну да! ЭТОТ же устроил бесплатное порно-шоу на нашей секции! Ну ладно, я еще ему покажу», - мстительно подумала я и накинулась на горячий салат из телятины.

- О, Иви! Наконец-то, я Вас нашла! А то, Вы так неожиданно и так надолго исчезли? – это старушка Аз Аны прокричала, где-то сбоку. Я оторвалась от салата и посмотрела на нее. Та блестела как начищенный чайник. Видно, не одного момента в сцене с Иллиасом не пропустила. Теперь с интересом ждет подробностей.

- Я тоже рада видеть Вас, госпожа Аз Аны. Как прошли оставшиеся выступления? – постаралась отвлечь ее на другую тему я.

- О, Вы знаете, Никоран Антарина снова выступал. Это был такой восторг! Я слушала, не отрываясь! Такой красивый мальчик. Вы многое потеряли. Хотя, - и она хитро взглянула на другой конец зала, где Иллиас разговаривал с какими-то людьми, - что я говорю, наверное, все-таки Вы ничего не потеряли, а даже нашли?

«Что ж она любопытная такая!»

Я сделала вид, что не расслышала вопросительные нотки в ее последнем предложении, и да, да - спросила ее как поживают ее родственники и внуки. Знаю, что пожалею еще, но лучше уже слушать ее, чем отвечать на каверзные вопросы самой.

В пол-уха слушая директоршу филиала о «новостях» ее многочисленных потомков, я ела салат и думала о том, что надо бы набрать Конэса и попросить его собрать мне сведения на некоторых людей.

- Добрый день, Иви! Я рад возможности снова Вас увидеть.

Я подняла удивленные глаза и натолкнулась на внимательный взгляд Никорана Антарины.

- Добрый день, я тоже очень рада, - неуверенно сказала я.

- Вы не были на сегодняшней сессии? – серо-голубые глаза впились в меня с удвоенной силой.

- Я…э…, - оглядевшись по сторонам, я задавала себе вопрос, знает ли Никоран о том, что произошло в зале. «Наверное, все же знает, об этом вон все, как пчелы гудят», – э… Я вынуждена была отвлечься, чтобы проконтролировать, как продвигаются мои проекты… на Онтариусе.

- Ну да понятно, и как проконтролировали?

(Да что он пристал? Что темы другой не может подыскать?)

- Да, спасибо, проконтролировала.

Так как, он продолжал молча изучающее смотреть на меня, я немного растерялась. «А что это Аз Аны ничего не бормочет? Сейчас бы ее болтовня была бы к месту, разрядила бы обстановку?» - И я только сейчас заметила, что ее рядом нет. – «Вот уже! Небось, за булочками побежала!»

- Э… а как у Вас прошло выступление, я слышала восторженные отзывы, - чтобы что-то сказать выдавила я.

Он усмехнулся и сказал:

- Иви, могу я быть с Вами откровенным. Мне кажется, что Вы очень талантливый специалист… в сфере финансов. И я хотел бы получить, скажем так, консультации по определенным вопросам за ужином сегодня. Это возможно?

- Конечно, господин Антарина. Буду рада быть Вам полезной. (Нет, ну мой рейтинг среди планетных лидеров растет!)

- Хорошо тогда я заеду за Вами в восемь часов. До встречи, – он, сделав легкий поклон, ушел.

***

Попав в номер, я связалась с Конэсом и попросила его накачать мне досье на Зинокия Аллоту, Дэвида Арнехэма и еще нескольких людей. Как только я отключила айрон, он снова просигналил. Оказалось, что это звонит Иллиас и сказал, что из-за возникших срочных дел, не сможет встретиться со мной в восемь часов, поэтому позвонит мне, когда сможет.

«Не очень-то и хотелось», - подумала я, примеряя, в чем я пойду на встречу с Никораном Антариной. – «Не придется объяснять, почему я тоже не могу с ним встретиться в восемь часов».

Спустившись вниз в холл отеля, я увидела, что Никоран Анатарина меня уже ждет. Но стоит не один: рядом с ним, размахивая сухенькими ручками, и что-то эмоционально рассказывая, стояла Аз Аны.

(Вот же старушка активная!)

- Добрый вечер, - вежливо поздоровалась со всеми я.

- О, Иви, девочка, как ты хорошо выглядишь! Никоран тебя уже заждался!

«Я между прочим в этот раз пришла вовремя», - раздраженно подумала я.

- Куда Вы идете гулять? – продолжала допрашивать меня директорша.

- Госпожа Аз Аны, это деловая встреча, - начала втолковывать я ей, - посвященная вопросам в сфере финансирования проектов.

- А…, ну да, конечно, - растеряно пролепетала она, и с непониманием уставилась на Никорана.

Тот ответил ей, как всегда спокойным и благожелательным взглядом:

- Да, госпожа Аз Аны. Сложная у нас жизнь – лидеров планет: и днем, и ночью – только деловые встречи, – с легкой усмешкой сказал он. – Ну, мы пойдем уже, а то не успеем все тонкости и моменты финансов обсудить.

- Да, да, но потом обязательно погуляйте, – заботливо сказала Аз Аны, и когда я оборачивалась, чтобы идти по направлению к выходу, увидела как она хитро подмигнула Никорану. (Небось, надеется, что тому удастся раскрутить меня в песочнице поиграть!)

Никоран привел меня в очень интересное место. С виду обычный ресторан, но нас провели в уютный зал, где одна стена была прозрачной и выходила на прекраснейший вид с лесом и водопадом. В зале кроме нас никого не было.

В меню я увидела картинку с очень красивым и вкусным блюдом на вид, которое называлось «Замок-шедевр». Я заказала его.

- Иви, как получилось, что такая красивая и жизнерадостная девушка занялась такой сферой деятельности как финансовое прогнозирование и проектирование? – первым делом спросил он.

- Ну, математика мне всегда нравилась и я не считаю ее скучной. В нашей семье все были математиками, поэтому для меня это был природным решением, - ответила я.

- Я Вас понимаю, мой отец тоже был адвокатом, и я с детства знал много в сфере юриспруденции, я даже с учителями в школе, использовал приемы, которые отец применял в суде, и никогда не получал плохих отметок, - весело поделился он.

- А ну тогда понятно, откуда у Вас одни дипломы с отличием, - пошутила я.

- Вы читали на меня досье? – вдруг пытливо спросил он. Его серо-голубые глаза стали колючими.

- Ну, я как сотрудник банка должна знать ключевую информацию о лидерах, с кем мы работаем, – осторожно ответила я.

- Иви, к сожалению, я должен констатировать, что сейчас сотрудничество между планетой Цизариус и Трансгалактическим банком находится не на лучшей стадии.

- А в чем причина Вашего нежелания дальше с нами работать? (Я уже знаю, но мне интересно, что скажет он).

- К несчастью, я не могу Вам раскрыть всю информацию. Но уверяю Вас, что причина не в нас, то есть не во мне. Я, например, очень обрадовался сегодня, что Банк указал именно Вас как эксперта по взаимоотношениям с нашей планетой.

- О, да. Мне тоже приятно и я надеюсь на плодотворное сотрудничество.

Не надолго воцарилось молчание, нам принесли напитки. Я заказала какой-то национальный напиток «сагу-нагу», мне сказали, что это похоже на вкусный компот. Меня немного смутил его синий цвет, прям как чернила, ну да ладно, зато вкусно.

- Так как мне только недавно сказали, что я буду работать по Вашей планете, может быть, Вы расскажите немного больше о проектах, и особенно о людях, которые с Вашей стороны по ним работают. Например, Ариадна – она тоже занимается проектами? – деловито спросила я.

Он продолжал спокойно смотреть на меня, но в глазах опять появилась какая-то колючесть.

- Нет, Ариадна не занимается проектами. У нее другие задачи, - и он сразу переключился на рассказ о других сотрудниках.

Мы хорошо покушали, и достаточно интересно пообщались. Я была очень довольна, потому что с ним мне было очень легко и приятно, так как он хорошо разбирался в моей тематике, и не грузил особо своими специфическими увлечениями, типа документальными фильмами и прочими скучными вещами.

После ресторана, он предложил мне еще прогуляться по Сити и я было согласилась, но вставая из-за стола почувствовала легкое головокружение и, скажу честно, Никоранов уже было двое.

Заметив мое состояние, он вызвал официанта и потребовал объяснить, что это был за «сагу-нагу», когда ему принесли список ингредиентов, он присвистнул и попросил позвать администратора. Дальше я помню смутно, как меня кто-то нес на руках, а потом темнота…

Очнулась, я в каком-то неизвестном мне месте. Это не был мой отельный номер, скорее какие-то апартаменты. Я огляделась, и увидела, что лежу на большой кровати. Одетая. (Уже хорошо!). Никого рядом нет. Я поднялась. Голова еще очень болела, но в целом я чувствовала себя намного лучше.

Вдруг дверь распахнулась, и в комнату вошел Никоран и какой-то маленький человечек в белом халате.

- Вот она здесь лежит, - сказал Никоран, входя в комнату, - Ой, Иви, Вы уже проснулись. Как Вы себя чувствуете? Это доктор Маарий. Доктор Маарий, это Иви Иланская, - представил он нас друг другу.

- Очень приятно, присядьте, милочка. Никоран сказал мне, что Вы выпили какой-то местный напиток с большим содержанием хмельных веществ. Надо аккуратнее быть с незнакомыми напитками. Давайте я Вас сейчас осмотрю, - и он достал из чемоданчика докторский сканер.

Никоран отвернулся к окну, я немного растерянная позволила себя просканировать. Потом доктор сказал, что в принципе ничего страшного у меня не обнаружил и дал две капсулы.

- Выпейте и через пять минут будете как огурчик. Вам очень повезло, что у Вас такой заботливый молодой человек и так быстро вызвал меня. Ну, молодые люди, берегите себя. Вы, господин Никоран, старайтесь не позволять Вашей Иви так необдуманно пробовать новые блюда и напитки, - весело пошутил он. – Всего хорошего.

- До свидания, доктор. Спасибо, – пролепетала я.

Никоран пошел провожать доктора, а я осталась сидеть на кровати. После капсул мне с каждой секундой становилось все лучше.

Так значит я в апартаментах Никорана! Как неудобно! В первую же индивидуальную встречу так опростоволоситься. Не зря не нравился мне цвет того компотика.

- Иви, Вам уже лучше, – спросил Никоран, как только вошел в комнату.

- Да, гораздо. Я извиняюсь за предоставленные Вам хлопоты и спасибо за доктора, – поблагодарила я.

- Что Вы. Это я Вас пригласил, и был так увлечен разговором с Вами, что не обратил внимание на то, что Вы выбрали в качестве напитка. Хотя цвет мне его сразу не понравился.

- Мне тоже.

И мы оба замолчали.

- Я…

- Я…

Одновременно начали говорить мы. Теперь мы уже улыбнулись друг другу и Никоран сказал:

- Я хотел сказать, чтобы Вы не беспокоились, что оказались у меня в апартаментах. Я подумал, что Вы не захотели бы, чтобы я Вас бездыханную нес через весь холл в Ваш номер. А у меня отдельный вход есть.

- Да, да, спасибо. Спасибо Вам за все. Я очень благодарна, но буду уже идти. Сколько времени? – и я посмотрела на часики, – 12 часов?! Я буду уже бежать.

- Я Вас проведу.

У двери моего номера, я еще раз поблагодарила его за все. Он сказал, что все равно прекрасно провел время и надеется на встречи со мной еще. Мы попрощались.

«Какой идеальный мужчина! Повезет же кому-то!», – с завистью подумала я.

Глава 16

Едва я стала засыпать, как услышала настойчивый стук в мою дверь. Я накинула халат, и подошла к двери. Не успела ее приоткрыть, как в комнату ворвался Иллиас.

- Иллиас?! – удивленно спросила я.

- Да, это я, - он схватил меня за руку и усадил на кровать, сам облокотился на кресло рядом. – Вы ожидали кого-то другого? – приподняв бровь, он уставился немигающим взглядом на меня.

- Нет, я…, - после этих капсул и всего-пережитого за сегодняшний вечер, я как-то слабо соображала.

- Иви! Где Вы были? Я же Вам сказал сидеть в номере и ждать меня. Почему Вы не отвечали на мои звонки?

Я растерянно посмотрела на свой айрон. 12 пропущенных! Ого! Наверное, когда я была в «отключке», он мне звонил. Ах, нуда! Мы же договаривались встретиться, чтобы обсудить стратегию по этому Цизариусу.

- Я… в общем у меня была деловая встреча и я, оставила свой айрон случайно в номере. Поэтому вот так и получилось. (Ну не буду же я ему рассказывать о «сагу-нагу»?), - и я посмотрела на Иллиаса.

Лучше бы не смотрела. В глазах снова эти айсберги. Губы изогнуты в презрительной усмешке.

- И с кем же была эта «деловая встреча»?

- Ну…А почему собственно я должна Вам рассказывать? – стала хорохориться я.

- Потому что я Ваш куратор и руководитель. И если это была, как Вы говорите «деловая встреча», я должен об этом знать, – ледяным голосом проговорил он.

- Никоран Антарина пригласил меня как нового эксперта по сотрудничеству Банка с его планетой на ужин, чтобы обсудить детали дальнейшего взаимодействия, – как можно спокойнее проговорила я.

- Ну и как? Остался ли Никоран довольный Вашим «взаимодействием»? - с холодным сарказмом спросил Иллиас.

- Не знаю, на что Вы намекаете, - зло сказала я, - но мы достигли понимания.

- О, я не сомневаюсь. Мои люди видели, как он Вас нес на руках в свои апартаменты, где Вы находились в течении двух с половиной часов! – с издевкой спросил он. – Вы прям как профессионалка!

- Что?! Да как вы могли такое подумать?! Хочу Вам заметить, что далеко не все мужчины настолько испорчены как Вы! Да я за ужином выпила какую-то муть и мне стало плохо! «Сагу-нагу» называется!!! Никоран проявил себя благороднейшем образом, он привез меня в отель и не стал тащить через весь холл на обозрение окружающим! Потому что в отличие от Вас он думает о репутации людей! А если бы Ваши люди лучше относились бы к своей работе, они бы доложили Вам, что через время в апартаменты Никорана пришел доктор! – возмущенная несправедливыми обвинениями выпалила я.

Вопреки моим ожиданиям мой рассказ разозлил его еще больше:

- Так, Вы теперь вся влюбленная в этого Никорана Антарину! Знаете, Иви, я уже не успеваю следить за Вашими увлечениями! То Вы со слезами на глазах рассказывали, что этот изариец Алан Ундерман любовь всей Вашей жизни! Теперь Вы с пеной у рта доказываете, что нет мужчины благороднее Никорана Антарины! Мне надоело это терпеть! И хочу Вас уведомить, что отныне я не хочу видеть Вас ни с какими другими мужчинами, кроме меня.

Я ошарашено уставилась на Иллиаса:

- Вы хотите встречаться со мной?

Я постаралась вспомнить не выпила ли я по дороге еще какой-нибудь «сагу-нагу», потому что все происходящее не похоже было на реальность.

- А Вы бы согласились? – насмешливо приподняв бровь, продолжал спрашивать Иллиас. – Ну же Иви, чтобы Вы сказали, если бы я предложил Вам стать моей девушкой? - в мгновение он очутился рядом и стал обнимать меня и щекотать поцелуями шею.

Я попыталась отстраниться и посмотрела в его черные глаза:

- Господин Иллиас, я Вас не понимаю? Что Вы от меня хотите?

Он, продолжая меня обнимать, стал горячо шептать на ухо мне слова:

- Иви, а как Вы думаете? Практически все желания свои я Вам уже озвучивал. Я хочу, чтобы Вы были только моей, хочу заниматься любовью с Вами, целовать Вас и ласкать каждую частичку Вашего тела. Нам будет так хорошо вместе, малышка, я уже это чувствую, – и он стал страстно целовать меня, заваливая на кровать.

- Подождите, подождите, - собрав все свои силы, я резко оттолкнула его, - И почему Вы решили, что это идиотское предложение встречаться с Вами может заинтересовать меня?

Иллиас, нагло развалившись на моей кровати, горячо смотрел на меня, пока я задавала вопрос. Он резко потянул меня за руку, и как только я упала на него, перевернул нас так, что я оказалась внизу.

- Потому что, Иви, у Вас нет другого выбора, – и он опять припал к моим губам, раскрывая халат, и лаская живот и ноги своими руками. – Девочка моя, нам ведь обоим это нравится. Я ведь горю, когда трогаю тебя, – и он стал шептать кучу приятных возбуждающих слов, так что у меня закружилась голова. Мой разум затуманивался, и было очень хорошо.

И тут резко зазвонил его айрон, а потом через секунду мой. С трудом отрываясь друг от друга, мы одновременно потянулись к своим аппаратам.

- Иви, Вас срочно вызывают к Председателю правления, – прозвучал голос его службы.

Получив указание, где находятся апартаменты председателя и подтвердив, что я сейчас буду, я отключилась. Немного неуверенно я взглянула на Иллиаса. Он стоял, развернувшись к окну и разговаривал по айрону. Его рубашка и даже брюки были расстегнуты.

«Да, мы почти сделали ЭТО!» - судоржно подумала я. – «ладно, об этом потом подумаю, а сейчас надо к председателю».

Натянув костюм и причесавшись, я почувствовала, что за мной наблюдают. Обернувшись, я заметила, что Иллиас уже идеально одет, сложил руки на груди и, облокотившись на кресло, спокойно смотрит на меня.

- К председателю? – ровно спросил он.

- Да, – также спокойно ответила я.

- Идем мне туда же.

И мы вышли из номера.

***

Практически сразу как мы стали идти по коридору айрон Иллиаса снова просигналил, какое-то время он с кем-то разговаривал, причем насколько я поняла, что-то произошло. Закончив, говорить он взял меня за руку и развернул к себе:

- Иви, милая. Я должен идти срочно в другое место. Но мы с тобой еще не закончили, - и легко поцеловал меня в губы, он с ласковой улыбкой произнес. – Все увидимся позже. И помни: я тебя обожаю.

Иллиас отпустил меня, развернулся и ушел. Несколько в растерянном состоянии я продолжила путь в апартаменты Председателя.

Итак! Я встречаюсь с Иллиасом! Еще б чуть-чуть и я стала бы его девушкой в полном смысле этого слова. И судя по тому, как реагировало мое тело, я его совсем не ненавижу, а даже наоборот. На Алана это самое тело вообще никогда так не реагировало. Зато мозг от него был в восторге. А сейчас мой мозг не в ладу с моим телом. И как же мне быть?

И потом, что значит быть девушкой Иллиаса? Нет, когда я была девушкой Алана, я знала, что это гордо и надежно. Опять же он мне сразу сделал предложение и даже о помолвке всем рассказал. Со стороны коллег я чувствовала уважение. Более того, я знала, что когда-нибудь мы обязательно поженимся, и у нас будут дети, и большой красивый дом и собака. Да, в счастливых семьях обязательно должна быть собака.

В отношениях с Иллиасом я не чувствую, что у нас будет домик, дети и собака. Девушка Иллиаса – как-то не звучит гордо. Потому что этих самых девушек только в нашем Банке очень много. И все они не держались больше одной-двух недель. А какой это урон для репутации: «Она одна из тысячи девушек Иллиаса». Нет, нет – мне не хочется быть его девушкой! С Аланом после случившегося, конечно, мне придется расстаться, а то совесть замучает. Но лучше я буду сама, чем «девушкой Иллиаса». Нет, если бы он, как и Алан, сразу предложил стать своей женой. Хотя нет, даже не так, зная честность Иллиаса, я бы скорее сказала, что если бы он подписал при трех свидетелях, нет, лучше при семи свидетелях меморандум-соглашение, где поклялся бы в вечной любви и преданности. Вот это уже серьезный разговор. А что в этом что-то есть?

И я задумчивая вошла в апартаменты Председателя правления.

Первой, кого я там, увидела была его секретарь Якунава Маротто, которая сообщила, что самого Председателя здесь нет, но он будет общаться со мной через свою проекцию. Подключившись, уже через секунду я увидела проекцию Председателя, который мирно дремал в кресле.

Да, у него даже проекции все сонные какие-то.

- Господин Председатель, Иви Иланская на связи, - громко скороговоркой проговорила Якунава.

- Госпожа, Иви, - встрепенулся Сикоро Мурикомо, - рад Вас видеть. – Что там у Вас, ночь, наверное? А у нас тут на Цизариусе – сиеста, тихий час. Я извиняюсь, что разбудил?

- Нет, что Вы, господин Председатель, дело превыше всего, - и вспомнив его любимую фразу, - главное чтобы «на благо нашего банка»!

- Хорошо сказали, Вы госпожа Иви, возвышено! – с пафосом проговорил Председатель (Ну, все: теперь во все доклады эту фразу буду вставлять, особенно, связанные с увеличением финансирования по моим проектам). – А теперь позвольте рассказать, почему я Вас вызвал в столь ранний час, госпожа Иви. Как Вы знаете, до этого дня Исполнительным директором в штаб-квартире Трансгалактического банка по планетам Цизариус и его спутникам Ориусу и Коранусу был Буран Изанцы. Но час назад я встречался с Никораном Антариной и он достаточно в ультимативной форме заявил, что не доверяет больше нашему Исполнительному директору и настаивает на его замене.

Ну, такое случается. Редко, конечно. Потому что это надо уж очень «хорошо» отличиться Исполнительному директору, чтобы его «попросили», но, к сожалению случается.

- Так вот, как кандидатуру, которую он готов утвердить на эту позицию, он назвал Вас. – и проекция Председателя внимательно посмотрела на меня.

Я обернулась, чтобы посмотреть на того, к кому эти слова относятся. Не увидев никого, я рискнула у Председателя спросить:

- Меня?

- Да, Иви, Вас. Я признаться тоже был удивлен, – и он нахмурившись, спросил: - Что Вы думаете, Иви, по этому поводу?

Что я думаю? Я думаю, что Никоран втихаря тоже пил «сагу-нагу». А я еще ему доверяла! А он даже и слово мне не сказал о своих планах, а ведь есть мой номер айрона можно было предупредить и спросить: «А хочешь ли ты, Иви, уехать «за тридевять земель в тридевятое царство тридесятое государство», бросить свой дом, родных, друзей, жениха (ах, стоп, жениха уже у меня нет), чтобы возглавить избушку на курьих ножках?» «Конечно, должность Исполнительного директора по планете – это очень высокая позиция. НО, как только вскроются растраты Президента, начнется такое пекло, что работа уборщицы в самом захудалом отделении покажется лучшим достижением в жизни!»– с отчаяньем подумала я.

- Не скрою, господин Председатель, я удивлена не меньше Вашего. Я вчера с ним разговаривала, и Никоран Антарина ничего мне не сказал об этом.

- Да, странные дела в нашем банке, госпожа Иви, происходят. Но я хочу знать, если вдруг сложатся так обстоятельства, чисто теоретически, Вы согласитесь на эту позицию?

- Я… э… думаю, что все зависит от обстоятельств, - нашлась я.

Он немного улыбнулся:

- Хорошо, госпожа Иви, я Вас понял.

Немного помолчав, он спросил:

- Иви, скажите, а когда Вы собираетесь замуж? Слышал, Вы уже много лет помолвлены с Аланом Ундерманом?

- Я… - и я замолчала.

- Понимаю, Вам не удобно говорить на эту тему, но я очень большие надежды на Вас возлагаю, дочка, – и он по-отечески посмотрел на меня. – Но, Вам, Иви, не хватает стабильности. Замужество пошло бы Вам на пользу. И банку спокойней: есть, так сказать, определенность в статусе человека, которого он продвигает.

Немного помолчав, он сказал:

- Надеюсь Вы меня услышали, Иви?

- Да, да, конечно, – поспешно согласилась я.

- Ну, и хорошо, идите, Иви. Будьте на связи. И жду от Вас хороших вестей.

Отлично! Банк хочет, чтобы я «определилась». А я только, что рассталась с Аланом! А кольца от Иллиаса я буду ждать лет 150-200! Ну что за невезение! Ладно, надо все хорошо обдумать, но сначала надо поспать! Как там говорят: «Утро вечера мудренее!» Вернувшись к себе в номер, я завалилась в постель.

Глава 17

Итак, сегодня последний день симпозиума и во второй половине дня мы улетаем домой. Настроение с утра у меня было пресквернейшее. Плохо, очень плохо все складывается! Во-первых, меня не покидало плохое предчувствие насчет назначения на должность Исполнительного директора на Цизариус. Формально для того, чтобы получить такую должность надо проработать еще лет 10-15. То, что меня «неопытную» пожелал видеть на ней Никоран Антарина, скорее всего, потому что, он не хочет у себя под носом иметь серьезного оппонента, а симпатичную ничего не знающую девушку, это пожалуйста: время от времени посылать ей открытки и милые вещицы, вроде той, что мне принесли сегодня от него утром и все: жизнь удалась! Но самое плохое, что Президенту тоже может понравиться эта идея. Практически по тем же причинам. А потом, когда разразится скандал меня будет легко пустить в «расход»: «что Вы хотите: молодая, не разобралась, напутала, навертела, а если что-то и будет пищать там о растратах, так кто ей поверит, свои ошибки хочет прикрыть: вот и все!»

Председатель тоже не прост, дал понять, что я, мягко говоря, не в самой выгодной ситуации и если в ближайшее время не улучшу свой статус, то Банк спишет меня со своих счетов. Вот так доработалась.

Я невесело шла по направлению ресторана на завтрак. Вдруг:

- Иви, детка, я так соскучился за тобой! – меня перехватили руки Иллиаса и сразу же я почувствовала прикосновение его губ к своей щеке - Как дела у тебя? – он, улыбаясь, обнял меня за талию и пошел вместе со мной в ресторан.

- Нормально, - буркнула я. – Иллиас, нам надо будет серьезно поговорить.

- Да, да, милая обязательно. Когда ты хочешь?

- Ну, мы можем после сессии, перед вылетом чуть раньше встретиться?

- Хорошо, буду тебя ждать.

При входе в зал я сделала вид, что мне надо еще зайти попудрить носик, и попросила не ждать меня. Я не хотела, чтобы коллеги видели, что мы входим вместе с Иллиасом Конго.

«Иллиас довольный, как кот! Ну, конечно, не у него горит карьера! И вообще, небось, думает только о сексуальных утехах!» – с раздражением думала я. – «А мне что делать? Нет, ВСЕ ПЛОХО! Не нравится мне эта планета: энергетика наверное тут плохая!»

***

За завтраком ко мне подошел коллега с юридического департамента Дезмонд, он дружит с моими айтишниками (на пиво, по-моему, вместе ходят). Не успела я приветливо поздороваться как он, хмуро помявшись, выдавил:

- Госпожа, Иви, зачем Вы так поступаете?

Я растерянно посмотрела на него:

- Что Вы имеете в виду, Дезмонд?

- Ну, уходите на другую должность. Ваши ж подразделения передадут госпоже Киото. А она… в общем жалко ребят.

- А с чего Вы взяли, что я ухожу на другую должность? – еле сдерживая дрожь в голосе, спросила я.

- Так об этом все говорят. Ваша кандидатура единственная выдвинута Президентом на должность Исполнительного директора по планете Цизариус. А так как другие желающие вряд ли найдутся, вопрос о Вашем назначении практически решен.

Ну все! Вот теперь меня разозлили! Да меня даже не спросили! Я как агнец на заклании! Да, эта Киото разрушит все, что я создала и главное мои мальчики с ней точно не сработаются!

Оставшееся время на симпозиуме, я сидела, не услышав ни слова, вся в собственных мыслях и переживаниях. Собрав свои вещи для отлета, я посмотрела на часы и пошла в ресторан, где меня уже ждал Иллиас.

***

Войдя в ресторан, мне сообщили, что Иллиас ждет меня в отдельной комнате.

- Привет, Иви, - Иллиас был в хорошем настроении. – Как у тебя прошел день? Я целый день мечтал о тебе!

Я села напротив.

- Относительно, – сдержано сказала я. - По-моему, меня пытаются назначить на должность Исполнительного директора на Цизариусе, – и я внимательно посмотрела на него.

- Ну, рекомендую тебе, не соглашаться. Заведомо опальная позиция, -спокойно проговорил Иллиас. Но его, по-моему, не особенно беспокоил этот вопрос. Задумавшись, по-видимому, о более приятных вещах, он через время спросил:

- Иви, милая, как ты смотришь на то, что как только мы прилетим на Онтариус, сразу же полететь со мной на солнечные пляжи Урана. Я обещаю тебе королевский отдых, голубое небо, шикарные бассейны, прекрасную еду, много, много сангрии и только ты и я на фоне всего этого волшебства.

Да ему плевать на мои интересы! Да, я для него всего лишь приятное дополнение к вышеописанному пейзажу. Он даже не предложил вступиться за меня, а хотя мог бы, он ведь мой «куратор», сказал бы: не отдам Иви, она мне нужна здесь на Онтариусе. Так нет же! И я знаю, почему. Потому что я одна из тысячи девушек Иллиаса! Ну все, хватит!

- Спасибо, господин Иллиас. Но, к сожалению, я не смогу принять Ваше предложение, – скромно сказала я.

Иллиас посерьезнел, в глазах появился холодок:

- Что ты имеешь в виду, Иви?

- Ну, я из строгой католической семьи и путешествия подобного рода девушки с мужчиной, если они не помолвлены или не женаты, запрещены.

- Что за бред Вы тут мне рассказываете, госпожа Иви? – зло спросил Иллиас. – Вы хоть помните, в каком веке мы живем, или после местных напитков у Вас произошел временной сдвиг?

- Я помню, но ничего поделать не могу я получила очень консервативное воспитание и не смогу встречаться с Вами при таких обстоятельствах, – с невинным видом я посмотрела на него.

В ответ он взглянул ледяным взглядом и сказал:

- В прошлом году Вы дважды отдыхали со своим Аланом Ундерманом, не будучи помолвленными или женатыми, что Вы на это скажите?

- Да, но Алан официально выказал намерение на мне жениться. Кроме того, к взаимоотношениям, скажем так, с более раскрепощенными мужчинами предъявляются более суровые требования, - пафосно сказала я.

Пристально оценив меня своим долгим снисходительным взглядом, он спросил:

- Хм, Иви, так Вы хотите замуж за меня?

- Я этого не говорила, - безмятежно ответила я, - я лишь сказала, что пока не получу письменных доказательств о серьезности и честности Ваших намерений, я не буду рассматривать даже возможность каких-либо взаимоотношений с Вами.

Нет, честно, я думала, он меня сейчас убьет. Иллиас даже вскочил с кресла, в глазах ярость, но говорил он подчеркнуто холодно:

- «Письменных доказательств»? Знаете, Иви, что Вы гораздо хуже самой паршивой проститутки! Создали себе образ невинности, который пытаетесь обменять на брачный договор со мной! Вы исчадье ада! Если Вы думаете, что своими бледными прелестями Вы посадили меня на крючок, то очень ошибаетесь. Счастливой охоты на Цизариусе, потому что я надеюсь, что на Онтариусе в головном банке я Вас уже никогда не увижу.

И весь преисполненный достоинства он, швырнув небрежно на кресло салфетку, вышел из комнаты.

Скажите, пожалуйста! Оскорбили в лучших чувствах! Уверена для него эта роль впервые! Но лучше уж пусть я буду плохая, не дав наплевать на мои интересы, чем хорошая, но оставшись без них. Все, хочу домой!

***

В первый же день после прилета Президент вызвал меня к себе на прием.

- Ну как, госпожа Иви, продвигается Ваша работа по Цизариусу?

- На сегодняшний день, нами обработаны и изучены все материалы спорных дел, мною установлен контакт с лидером планеты Никораном Антариной. Таким образом, первичный сбор информации осуществлен, сейчас на основании него разрабатываем план действий, – доложила я.

- Хм. Немного. Мне бы хотелось бы, чтобы Вы ускорили этот процесс. Может быть, Вас слишком отвлекают другие проекты и обязанности.

- Я…

- Госпожа Иви, чтобы Вы понимали, это не был вопрос. Я считаю, что Вам стоит сосредоточиться именно на этой первостепенной задаче, игнорируя, я повторяю «игнорируя» все остальные. В общем, я принял решение выдвинуть Вашу кандидатуру на должность Исполняющего директора нашего банка на планете Цизариус. Я понимаю, что уровень Вашего опыта на данный момент несколько не соответствует кадровой политике Банка, но я верю в Вас, госпожа Иви, и готов Вам дать такой шанс. Конечно, нагрузка по всем другим проектам будет с Вас снята и передана другому руководителю. Да, кстати, Никоран Антарина уже выказал согласие на Вашу кандидатуру.

И он уставился на меня, наверное, ожидая благодарности за небывалую щедрость.

«Так, понятно, отказаться от этой должности я уже никак не смогу: выбора мне, я смотрю, он не оставляет. Попробую, хотя бы выжать все, что можно с этой ситуации, и ребят своих не отдам», - упрямо подумала я.

- Спасибо за оказанную честь, господин Президент, обещаю, что постараюсь оправдать Ваше доверие, – проговорила стандартную фразу я. – Но осмелюсь попросить Вас не снимать с меня вот эти ключевые проекты, - и я протянула ему электронный документ.

В список я включила свои «детища» и исключила те проекты, которые навязал мне в последнюю встречу Иллиас и Председатель.

- Я также прошу оставить за мною должность управляющей по ним, – договорила я.

- К сожалению, госпожа Иви, это невозможно, я уже подписал приказ о передаче всех Ваших проектов госпоже Киото. Подумайте сами, Вам бы пришлось разрываться между двумя офисами на разных планетах. Нагрузка это колоссальная, а Вы молодая женщина, – перечислял Президент.

Киото, ну нет, не этой змее! Я в рог скручусь, но этой радости ей не доставлю!

- Уважаемый господин Президент. Я ценю Вашу заботу обо мне, но уверяю Вас управление моими подразделениями только усилит работу по Вашему заданию, ведь Вы сами говорили, что без гениальных финансовых аналитиков и айтишников эту задачу не решить. Без них я буду беспомощна.

Видя, что моя речь не особо убедила Президента, я пошла ва-банк:

- Кроме того, хочу заметить для того, чтобы аргументировано отбить наговоры и ужасные слухи о незаконном расходовании средств по проектам на планете Цизариус, которыми сейчас начинают обрастать конфликтные дела, - и я внимательно посмотрела на него. Его лицо было неподвижным, но по настороженным глазам я поняла, что он догадался, что речь идет о его растратах, - мне нужна особо подготовленная группа специалистов. Смею заметить, что это в Ваших же интересах удовлетворить мою просьбу.

На несколько секунд воцарилось молчание.

- Хорошо, госпожа Иви. Я Вас услышал, – и он многозначительно посмотрел на меня. – Обозначенные проекты останутся за Вами. Но учтите, качество работы по ним будут контролировать совет директоров во главе с Сикоро Мурикомо и Ваш куратор Иллиас Конго и они не станут делать скидку на то, что у Вас такая нагрузка. И если Вы завалите хоть один из восьми, то я ничем помочь не смогу.

Я нервно сглотнула:

- И еще одна просьба в связи с этой нагрузкой могу ли я просить отметить регулярные отчеты Иллиасу Конго, а делать их уже для совета по траншам?

- К сожалению, Вашу систему отчетности перед куратором утвердил Совет Директоров, поэтому я ничем помочь не могу. Единственное, что я могу сделать, это уменьшить частоту таких отчетов, скажем, сделать их на ежемесячной основе. Это все, что я могу Вам предложить.

- Спасибо, господин Президент, – и я вышла.

Ну, все: надо собирать чемоданы и в бой, и да поможет мне… в общем желаю себе не сгореть хотя бы первые три месяца! Надо набрать девчонок и пройти сеанс терапии пока еще есть такая возможность. Только заставлю Афалину продекламировать наизусть приглашение на «сешн», если мы куда соберемся. Ну, на всякий случай.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ

ЧАСТЬ 2

Глава 18

Вот уже три недели я живу на Цизариусе. Мои апартаменты находятся в трех минутах ходьбы от моего офиса и в пяти - от парка. Моя ежедневная жизнь замкнулась в сторонах этого треугольника: парк (пробежка) – офис (работа) – дом (сплю, но мало).

99,9% моего времени уходит на работу. Я могу конкурировать с хорошо запрограммированным роботом, который должен функционировать на двух планетах одновременно. С сотрудниками и руководством на Онтариусе я связывалась через проекцию, на Цизариусе я выстроила определенную систему функционирования тоже в основном через ай-коммуникационные технологии, но загрузка в целом тут была даже меньше.

Как Глава банка на Цизариусе, я постоянно встречалась с представителями местной политической и экономической элиты, пытаясь, с одной стороны, «разрулить» проблемные ситуации, с другой, - все-таки качнуть качели в сторону конструктивного сотрудничества. Но пока, более или менее это получалось только по гуманитарным проектам.

С Никораном Антариной, я виделась очень редко, так как он большую часть времени был в официальных поездках на другие планеты. Наши встречи носили сугубо деловой характер и проходили всегда в присутствии его заместителей и Ариадны Монго. Вообще чувствовалось, что у себя на Цизариусе Никоран зажат в тисках статуса высокопоставленного чиновника. Поэтому вел он себя всегда подчеркнуто благодушно-официально.

Мой высокий статус налагал на меня печать определенной обособленности, поэтому меня окружали только люди, с которыми я сталкивалась по работе. Единственная отдушина - это общение с моими ребятами с Онтариуса, но оно тоже носило деловой характер, однако, тут хотя бы был живой юмор и взаимная симпатия.

О том, что я подписала контракт на эту работу на пять лет, я старалась не задумываться, иначе становилось очень тоскливо. Иногда я разговаривала с мамой и папой, приблизительно два раза в неделю с девчонками. С Аланом достаточно мирно рассталась, поэтому он не звонил.

Сегодня не успела я войти в дом, как зазвонил айрон:

- Привет, Иви, как дела? – услышала я бархатный голос Афалины.

- Хорошо, уже соскучилась за Вами, а у Вас там как? – спросила я.

- Ты не представляешь, что произошло! – кричала в трубку Афалина, - Марк сделал Яре предложение! И у нас сегодня девичник!

- О! Я так счастлива за нее! – проговорила я.

«Кошмар! Я даже не знаю, кто такой Марк. По-видимому, она познакомилась с ним после того, как я улетела», – с грустью подумала я.

- Но это еще не все, - продолжала кричать в трубку Афалина, - я… я беременна! И мы с Аронисом скоро поженимся!

Аронис – это ее шеф. Насколько я знаю, пока все сотрудники ставили перед собой цель сделать карьеру в его комитете, Афалина гонялась за мечтой выйти за него замуж, и она добилась своего!

- Я так рада за тебя! Что сбылась твоя мечта! – сказала я.

- Да, Иви, спасибо. Слушай, а ты на свадьбу ко мне приедешь? Она состоится через 3 месяца? Мы соскучились за тобой, – капризно сказала Афалина.

- Конечно, спасибо. Обязательно буду. Я тоже, девчонки, за Вами соскучилась, и вообще..., – почувствовав, что я вот-вот расплачусь, я, быстро попрощавшись и передав поздравление Яре, отключилась.

Да, у всех на улице праздник, кроме меня! И как такое получилось, что еще месяц назад, я была успешной красивой молодой девушкой с женихом и перспективами, а теперь я компьютерная машина, работающая по четырнадцать часов в день, не имеющая поблизости ни друзей, ни жениха, ни даже знакомых, с кем можно было бы выпить чашку чая вместе. Даже такой зануде, как Аз Аны, я была бы рада. Вот дожилась!

***

На следующее день у меня была запланировано участие в официальном праздновании Дня галактических открытий. Очень пафосное мероприятие, где мы награждали наиболее ярких изобретателей за вклад в инновационное развитие. Помимо меня присутствовали представители Комитета по изобретениям, политической и научной элиты и другие высокопоставленные лица. На торжественную часть также должен был подъехать лидер планеты Цизариус Никоран Антарина.

После официальных поздравлений на вечер был запланирован благотворительный бал и фейерверк. Средства за участия в бал потом будут направлены в Благотворительный фонд развития изобретательских инициатив среди молодежи планеты Цизариус. Так как Банк выступал одним из спонсоров этого мероприятия я и почти весь мой персонал были приглашены на торжество и бал.

К моему большему удивлению одной из первых, кого я увидела на балу, стала директорша филиала Банка на Зеленее Аз Аны.

«Да, вспомнишь, и появится», - усмехнулась про себя я.

- Госпожа Иви, как я Вас рада видеть, - радостно воскликнула Аз Аны.

- Я Вас тоже, - улыбнулась я.

И тут я увидела, что рядом с Аз Аны стоит очень симпатичная молодая женщина и приятной наружности молодой мужчина.

- О Иви, позвольте Вам представить это моя праправнучка Дея и ее муж Артурий Зеро. Артурий руководит крупным отделением Комитета межпланетных исследований и изобретений, – с гордостью сообщила она. – Он нас пригласил с собой на это мероприятие.

- Приятно познакомиться, - я поочередно протянула руки молодым людям.

Супруги Зеро оказались очень и очень милыми. Во-первых, они только вернулись с Онтариуса и, о счастье, рассказали мне о последних новостях в Банке и Сити. Во-вторых, оказалось, что у Артурия здесь дела с Никораном Антариной и поэтому они пробудут еще целый месяц на Цизариусе, и так как выяснилось, что я еще толком даже не посмотрела достопримечательности этой планеты, мы договорились в ближайшие выходные поехать на совместную экскурсию.

Дея и я также решили, что необходимо уделить особое внимание местным магазинам и порадовать себя покупками каких-либо национальных сувениров. Говорят у цизариек какие-то очень красивые женские старинные наряды. Они делаются вручную с вплетением каких-то энергетических нитей. У них даже конкурсы и мастер-классы по изготовлению этих самых нарядов проводятся. В общем, надо попробовать, что это такое.

Очень довольные друг другом мы продолжали болтать, в то время как ее муж благоразумно удалился поговорить еще с кем-то (Ну, наверное, с тем, кто не интересуется нарядами, сплетнями и еще кучей чисто женских штучек).

- Дея, смотри, кого я к Вам привел! – мы обернулись и увидели мужа Деи с Никораном Антариной.

- О, Никоран, наконец-то обратил внимание на наши скромные персоны, - с улыбкой подколола Дея.

- Ну, девушки, не очень и скромные у Вас персоны! Добрый вечер, госпожа Иви! – последняя фраза адресована была мне.

- Добрый вечер, – скромно сказала я.

- Вы очень шикарно выглядите, госпожа Иви. Впрочем, как всегда, – сделал мне комплимент Никоран Антарина. Сам он был ну сногсшибательно красив. Зачем вообще он еще занимается политикой и что-то пытается добиться в этой жизни? С такой красотой можно просто сидеть на пляже под пальмой, а люди с удовольствием будут готовы приносить ему все, что он попросит. Я даже скажу больше, эта его официальность и амбиции только портят впечатление, потому что вынуждают, по крайней мере меня, думать и следить только за своими словами и поступками, и эффект его красоты улетучивается.

Вот и сейчас, засмотревшись на него буквально в течение нескольких секунд, я пришла в себя и, вспомнив по чьей милости я тут оказалась, сосредоточилась на разговоре. А Никоран тем временем «грузил» меня какими-то очередными тенденциями в межгалактической политической системе.

Нет, честно. Политика это конечно интересно, мне пришлось в нее глубоко вникать в силу своей должности и обязанностей. Но, я впервые выбралась за последние три с половиной недели на нерабочее мероприятие, нашла прекрасную собеседницу, и тут появился он, чтобы опять обсуждать политические вопросы. Просто супер! Вон, Дея уже убежала к Аз Аны, даже болтовня бабушки ей показалась более привлекательной. Я вот не понимаю мужчин. Они вообще не любят отдыхать? Или разговоры о политике это их отдых? И почему они считают, что для нас женщин - это тоже отдых?

Но я стояла и с умным внимательным видом слушала его.

- Иви, Вы такая внимательная собеседница и хорошая слушательница. Я Вам еще не надоел своими разговорами? – галантно спросил он.

- Нет, что Вы. Мне очень интересно. Вы так красноречиво рассказываете. (А что я могла сказать?)

- Знаете, Иви, как Вы смотрите на то, чтобы прогуляться в оранжерею? Она здесь очень красивая и мы могли бы продолжить наш разговор, – задал мне вопрос Никоран.

- Ну не знаю даже. Давайте, – решилась я.

«Может он все это рассказывал на публику, а наедине мы будем говорить о чем-то более интересном?» – в предвкушении подумала я.

В течение часа мы гуляли по оранжереи и все это время Никоран разговаривал о политике и своих грандиозных планах поменять межгалактическую систему. В целом его было приятно слушать и еще более - на него приятно было смотреть. Видно было, что он прирожденный политический лидер с удивительно правильными установками на все аспекты нашей жизни. Он был настолько позитивным, что уже через полчаса я поняла, что мои опасения относительно того, что я осталась с ним наедине в оранжереи просто смешны. Да я могла бы гулять с ним обнаженной, танцуя стриптиз, и ничего бы не произошло, потому что это означало бы недостойное поведение девушки, а недостойные девушки его явно не интересуют!

«Теперь я понимаю, почему он до сих пор не женат – не смог найти женщину-ангела, удовлетворяющую всем его возвышенным установкам и порывам, мы смертные с недостатками его не интересуем», - хмуро подумала я и ойкнула, потому что зацепилась краем платья за какой-то ужасный кактус. Разрез платья распахнулся, обнажив мои ноги и часть бедра. Мало того, что колючки кактуса сделали дырку на моем платье (я его только сегодня купила), так еще пошла безобразная стрелка по колготкам.

Вот уже садовники! Удружили! Хотя бы смотрели, что и где сажают! Что не видели, что эти километровые колючки высовываются почти на полдорожки! А я им еще грант подписала! Ужас, как неудобно! Придется теперь срочно ехать домой.

Я оглянулась на Никорана и перехватила его взгляд, прикованный к моим ногам. «Все, теперь будет считать меня распутной женщиной» - подумала я.

- Госпожа Иви, могу я Вам предложить подвезти Вас домой? Учитывая произошедший инцидент, я думаю, Вам не стоит возвращаться на бал, – вежливо сказал Никоран.

Я согласилась и уже через несколько минут мы были у моего дома.

Так как было уже темно, Никоран сказал, что проведет меня до апартаментов, у дверей которых мы, чинно пожелав друг другу спокойной ночи, попрощались.

«Интересно, он хоть раз вообще встречался с живой девушкой? Хотя, маловероятно. Ему, наверное, нравятся только музейные статуи-шедевры, желательно на все пуговицы застегнутые», - напоследок подумала я.

***

«Все-таки надо ехать на Онтариус раньше, чем я планировала», - к такому заключению пришла я, изучая документы по одному из восьми оставшихся в головном офисе за мной проектов. Здесь явно необходимо вмешаться, пока не поздно и ускорить процессы, потому что уже итак видны нарушения графиков выполнения проекта.

Отдавая соответствующие указания относительно моей поездки, я услышала звонок айрона.

- Госпожа Иви, добрый вечер, - услышала я низкий голос Никорана.

- Добрый, господин Никоран, - немного удивленно ответила я, ведь обычно мы общались с участием наших секретарей и помощников.

– Как прошел Ваш день?

- Спасибо, хорошо.

- Я вот подумал, что так и не показал Вам лучшие достопримечательности на нашей планете. Как Вы смотрите, чтобы на выходные я Вам устроил экскурсию?

Тоже мне, спохватился! Почти четыре недели уже прошло!

- К сожалению, завтра я улетаю на Онтариус. Но я с удовольствием приму Ваше предложение после приезда.

- Согласен. Я буду Вас ждать, - и, попрощавшись, он отключился.

Не успела я положить айрон, как он снова просигналил. Это была Дея, которая сообщила, что она уже все продумала относительно нашей экскурсии по Цизариусу на выходные. Я ее тоже оповестила, что не смогу, так как уезжаю, и мы договорились, что перенесем поездку на следующий уикенд.

А что? Может не так уж и плохо на этой планете? Вон, какой популярной я становлюсь!

***

Как же я соскучилась за своим домом! Это такое счастье возвращаться сюда из дальних поездок! Мои вазочки, сумочки, цветочки, даже домашний робот, да абсолютно все, на чем останавливается взгляд, вызывает умиление.

С наслаждением я приготовила ароматный чай и, усевшись на любимый диван возле окна, стала наблюдать, как постепенно просыпается Сити. Сегодня у меня будет насыщенный день, а завтра - так вообще отчет перед Иллиасом Конго (еще не известно, как он поведет себя после последней нашей встречи), но 30 минут вот такого безоблачного домашнего уюта я могу себе позволить.

Прибывая все еще в благодушном настроении, я пришла на работу в центральный офис и обнаружила, что мой прекрасный просторный кабинет отдали другому руководителю, а мне выделили небольшую «каморку» на 10 уровне. Сюда же переселили и все мои подразделения. Это на 5 уровней ниже. (Мягко говоря, неприятно.)

Но это еще не все. Как мне доложили сотрудники: все наши проекты буквально режутся и стопорятся на всех этапах. Так, я обнаружила, что с графика уже вышел не один проект, а шесть из восьми. Катастрофа!

Сказать, что я была рассержена, ничего не сказать. Особенно меня возмущал тот факт, что я узнаю об этом только сейчас, а ведь я каждый день с ними общалась. На мой вопрос, с чем это связано, директора подразделений как-то потупившись, сказали, что им было рекомендовано «меня не беспокоить этими мелкими проблемами».

Ничего себе мелкие? Да, еще чуть-чуть и у меня завалятся все проекты! Уже сейчас существует угроза, что их отберут и передадут этой кобре Киото!

- Хорошо, кто Вам подсказал столь мудрую мысль, не сообщать мне о срывах сроков? – ледяным тоном спросила я.

Молчание.

- Я жду. Вы же понимаете – я все равно узнаю, – с угрозой в голосе сказала я.

- Дело в том, что нас по очереди вызывала служба безопасности, - откликнулся Хоре Мендос.

- И?

- Их руководитель Порцис и сделал нам такие рекомендации, предварительно спросив, хотим ли мы работать и дальше в этом банке, - выдавил из себя он.

Я задумалась. Служба безопасности курируется Иллиасом Конго. Значит, вот «откуда ноги растут». Он не хочет меня видеть на Онтариусе, поэтому и делает все, чтобы вытолкнуть окончательно на Цизариус. Ну что ж. Это в его стиле. Не удивлюсь, если ему помогает в этом и Киото: эта спит и видит, чтобы занять мое место. Ладно, придется срочно выпутываться из ситуации. Я набрала Зиру и попросила организовать мне аудиенцию у Президента.

«Пожалуй, к Председателю надо бы тоже напроситься, и побыстрее, пока змеи не пронюхали», - подумала я.

***

- Госпожа Иви, я Вас предупреждал, что это плохая идея совмещать работу на двух планетах, – сказал мне Президент в ответ на мою тираду относительно того, что служба безопасности негативно повлияла на работу моих сотрудников. – И начинать борьбу с безопасностью я Вам не советую. Они скажут, что всего лишь рекомендовали Вашим людям «хорошо выполнять свою работу и не беспокоить Вас по пустякам». А вот действия Ваших подчиненных нарушают пункт 2.14 Кодекса Профессиональной этики и стандартов и максимум, что Вы можете добиться это поголовное увольнение дисциплинарным комитетом руководителей Ваших подразделений.

«Замечательно! А работать, кто будет? Нет, такой вариант мне точно не подходит, я, конечно, накажу их как-нибудь, но так чтобы никто не узнал, скорее всего, лишу премии за этот период. Но проблему это не решает», – расстроено думала я.

- Госпожа Иви, я еще раз Вам рекомендую отказаться от работы на Онтариусе, и быстренько передать горящие проекты другому руководителю, тогда это уже будет не Ваша головная боль. И время для принятия решения у Вас до завтрашнего утра. Завтра я хочу услышать Ваш ответ. Вы меня поняли?

Да, господин Президент.

«Да уж очень профессионально! Напортачить и уйти! Нет, не хочу так поступать», - решила я.

Итак, все мои проекты саботируются службами Иллиаса. Если я пойду сейчас к нему и устрою скандал, ничем хорошим для меня это не закончится. Значит, надо сделать так, чтобы у него была необходимость договариваться со мной о взаимном нейтралитете. А что? Это вариант.

Уже через минуту я была в своем ай-подразделении. Памятуя о том, что у Иллиаса везде свои уши, я решила не вести разговоры в помещениях Банка.

Поприветствовав своих ребят и «случайно обнаружив», что уже обеденное время, я пригласила всех в ресторан на ланч за мой счет. Там мне надо выкроить возможность уединится с Конэсом и дать ему задачу. Он единственный, в ком я уверена, что в случае даже самого страшного давления на него, он останется преданным мне и не выдаст.

За ланчем, ребята рассказывали о разных событиях, которые произошли в банке, с момента моего отъезда. Кстати, оказалось, что смена кабинетов это дело рук Киото, она две недели писала кляузы по поводу и без повода на мои подразделения и в итоге, после, по-видимому, наиболее удачной, добилась того, что ей передали наши помещения. Только, ай-подразделение не тронули, так как там специальная техника вмонтирована прямо в стены.

Пока мы разговаривали, я незаметно передала сообщение на айрон Конэса, что нам надо переговорить наедине. Уже через пять минут ребята, поблагодарив за ланч, потянулись в офис. Остались только мы с Конэсом.

- Что, Иви, опять, что-то по-быстрому надо взломать? – усмехнулся он.

- Хуже, Конэс, гораздо хуже, – ласково улыбнувшись сказала я. – Умирать так с музыкой как говорится.

- Ладно, Иви, не томи. Что за план вселенской катастрофы?

- Скажи Конэс, ты помнишь вирус ЯИТ-1000000, который в любой момент мог уничтожить все наши внутренние документы и информацию о трансакциях? – вкрадчиво спросила я.

- Ну, да. Ай-Т подразделение службы безопасности так и не смогло, насколько я знаю полностью уничтожить его. Создали какие-то временные средства защиты, которые необходимо ежеминутно обновлять и совершенствовать, так как вирус мутирует очень быстро. У них там, по-моему, уже человек 50 только этим и занимаются. А что? – лениво спросил Конэс.

- Ну не знаю. А что произойдет, если вирус добьется своего? Он исчезнет?

- Уничтожив всю информацию? Да, Иви, он исчезнет, только учти проблема в том, что резервные копии он тоже вычисляет и уничтожает, – хитро усмехнувшись сказал Конэс.

- Но ведь создать неуязвимую для него резервную копию и спрятать ее легче, чем бороться с вирусом по всем фронтам?

- Ну, в принципе, да. – Согласился Конэс.

- Ну и?

- Что? Я не служба безопасности, это не моя работа.

Я продолжала упрямо пилить его взглядом.

- Ну ладно, ладно, посмотрю, что можно сделать. А что потом?

- А потом, – и я задумчиво посмотрела в окно. - Ведь никогда не знаешь, когда вирус видоизменится совсем уж неудачным образом и таки уничтожит записи по всем проектам.

- Иви, ты в курсе вообще, что ты – «вообще обезбашенная»?

- Кто бы говорил? – усмехнулась я. – И потом ведь все восстановится. Но нам надо поторапливаться.

- Ок, Иви. Но в этот раз я даже не представляю, чем ты откупишься, – и он нагло посмотрел на меня.

- Так, нечего смотреть с открыто шантажирующими намеками на свое начальство. Готова расширить твой бюджет в разумных пределах, - увидев погрустневший взгляд Конэса, я добавила, - или «не совсем разумных пределах», но так чтобы меня не очень больно били в Казначействе.

- Договорились, - повеселел Конэс.

Вот так докатилась до криминала! Интересно, сколько лет тюрьмы на планете Ильяс дают за такое преступление? Надо будет Межгалактический криминальный кодекс почитать. Или не читать? Спокойнее спать будет. Нет, проконсультироваться с адвокатом нужно заранее, чтобы сходу все правильно обставлять и Конэса не подставить. Так, ну ладно, еще надо подготовить аргументацию и отчет на завтра и желательно встретиться с Председателем правления.

***

Вот уже четыре часа я сидела, не отрываясь, и готовила отчет. С Председателем, к сожалению, не удалось встретиться – его нет на Онтариусе. Это плохо, конечно, но не критично. Но зато я встретилась с адвокатом и прояснила для себя ряд вопросов.

Я также встретила Алину, которая рассказала мне очень интересные новости. Оказывается, у Иллиаса Конго значительно ухудшились взаимоотношения практически со всеми сотрудниками банка.

- Сейчас в Банке все только и обсуждают все новые и новые ужасные выходки Иллиаса. Ты не представляешь, до чего мерзкие штуки он иногда делает и говорит. Причем в открытую. В него словно бес вселился. Женщинам, так вообще, часто грубит и даже слышали, что он говорил, что все мы лживые подколодные змеи, особенно те, которые строят из себя правильных девочек. Потому, наверное, зачастил на оргии Дэвида Арнехэма: там правильных девочек уж точно не встретишь. И все об этом знают. Если так пойдет дальше, говорят, что он может и не удержаться на своей позиции, – перечислила мне Алина.

- Какой ужас! Что и Председатель в курсе? – хитро спросила я.

- Пока нет, он все время на выезде. Завтра возвращается, но думаю, он обязательно от кого-то узнает.

Ух ты! А это уже интересно! Конечно, то, что он делает мерзкие вещи – это не открытие. Но вот то, что он стал ошибаться это уже хорошо. Может, и в гонениях на мои подразделения я еще успею найти задокументированные ошибки.

***

Час назад пришло сообщение от Конэса: «1-ок, 2?». Наверное, удалось сделать резервную копию. Так, ну поехали. И я отослала ему сообщение «Ок».

Через секунду система выдала тревожное сообщение, что вся информация находится в стадии ликвидации. Потом загорелись ярко-огненные буквы: «ЯИТ-1000000».

Так, свершилось! Час поздний пора ехать домой.

«Дела я свои уже сделала», - злобно подумала я. – «Пусть попробует выкрутиться теперь он».

И тут позвонил мой айрон. Это был Никоран Антарина.

- Иви, добрый вечер, Вы до сих пор на работе? – приятно прозвучал его низкий голос.

- Да, а Вы? – спросила я.

- Я тоже, но я мужчина и для меня долгие часы работы это нормально. А Вы милая, хрупкая девушка и Вам стоит отдыхать больше. (Ну, хоть кто-то заметил!).

Всю дорогу домой и еще часа полтора дома мы мило болтали по айрону. Он с юмором рассказывал о запланированных поездках на две планеты-спутники Цизариуса и 1000-летнюю вражду между лидерами этих спутников. Эта война дошла даже до того, что «фирменные» цвета одной планеты-спутника запрещены на другой, и наоборот.

- Мне и всей делегации даже придется дважды переодеваться, – с легким смешком сказал Никоран.

«Ну, в принципе, законный повод повторно нарядиться для женщин звучит не так уж и трагично, как для мужчин», - подумала я.

Только к одиннадцати часам закончив разговаривать, мы пожелали друг другу спокойной ночи и отключились.

Глава 19

Следующий день ознаменовался всеобщей банковской паникой. Вирус «ЯИТ-1000000» уничтожил все документы. В результате никто ничего не мог делать. Все шастали по коридорам и обсуждали происшествие. Только сотрудники Службы безопасности иногда пробегали с бледными лицами и воспаленными глазами (Видно ночка яркая выдалась у них). У руководства так вообще, насколько я понимаю, сейчас огромные проблемы. На их отдел Ай-Т были выделены колоссальные средства и это подразделение не справилось с задачей.

«Да, Иллиасу Конго сейчас не позавидуешь. Но нечего было на меня нападать, сейчас вон занят своими прямыми обязанностями, а не строит мне козни», - думала я, входя в приемную Президента.

- Госпожа Иви, я доложу о Вас Президенту, но у него сейчас Председатель правления. – промурлыкал секретарь Президента. (Интересно, как он умудряется поместить столько косметики на свое лицо? Даже Афалине в самые разбитные свои дни не удавалось подобное.)

Услышав ответ по айрону, секретарь повернулся ко мне и сказал: - Войдите.

В кабинете были только Президент и Председатель. Оба в не лучшем расположении духа.

- Что Вы хотели, госпожа Иви? – после приветствий задал вопрос Президент.

И я произнесла пафосную речь о том, как считаю своим долгом потрудиться на «благо банка» и хочу поучаствовать в реанимировании его ай-системы.

- В то время как произошла такая гнуснейшая атака на нашу внутреннюю систему безопасности, я не могу оставаться в стороне и готова включится немедленно со своими подразделениями в борьбу с этим вирусом. Дайте только соответствующие указания. – в благородном порыве чуть не пустив слезу провозгласила я. (Слезы это пожалуй было бы слишком, чай не на похоронах.)

- Действуйте, Иви. Мы ценим Вашу преданность. – сказал Президент. – Обещаем Вам серьезное вознаграждение в случае победы. – и он посмотрел на Председателя.

Тот все время как-то странно на меня глядел, как будто у меня три глаза или рога выросли. Но на слова Президента он также кивнул и мягко сказал:

- Да, дочка, мы на Вас надеемся. – и хитро улыбнулся мне.

(Что это он так разулыбался! Пусть радуется, сейчас Иви придет и всех спасет! Интересно, а мой потрет-спасительнцы повесят в коридоре рядом с заслуженными деятелями нашего банка).

***

Так, ну чтобы было все правдоподобно и не так обидно для Службы безопасности даю нам два часа на восстановление системы, и я скинула соответствующее сообщение Конэсу. Больше не могу: ведь изворотливый Иллиас может что-то придумать, и тогда наша Дирекция не прославится, а это будет означать, что вся схема пойдет «коту под хвост».

Ладно, а пока позвоню я Никорану и спрошу как дела. Я ведь могу первая это сделать? Он ведь мне вон сколько раз уже звонил. В прекрасном настроении я набрала соединение. Уже через секунду мило болтая, я развернулась в кресле к окну, наблюдая прекрасный вид на деловой Сити. Продолжая ворковать о разных планах и проектах, в какой-то момент я кокетливо спросила:

- И как Вы отреагировали на это не конструктивное замечание? – (Мы обсуждали критику оппонента Никорана на последнем межгалактическом митинге.)

- Отрицательно! – прям на ухо мне прокричал злой голос Иллиаса.

От неожиданности и испуга я подскочила и, наступив на ножку кресла, буквально завалилась на пол. Мой айрон выпал и отлетел в другой конец комнаты. Из него слышался обеспокоенный голос Никорана:

- Иви, с Вами все в порядке? Иви, ответьте мне!

Я попыталась быстро подскочить к айрону, но Иллиас был первый.

- Отдайте, это мое, – требовательно посмотрела на него я.

Нажав кнопку полного отключения, он с сарказмом спросил:

- Вы разве не читали Кодекс, Иви? Разговоры с любовниками на рабочем месте у нас запрещены. Этот айрон мне придется изъять в качестве доказательства нарушения Вами статьи 15/1.

- К Вашему сведению ежедневное общение с лидером планеты, где я возглавляю офис Банка, обязательно по Протоколу. Так что, дерзайте, идите в дисциплинарный комитет. Хочу посмотреть, что у Вас получится, – зло сказала я.

- Как всегда изворотливая, Иви, - насмешливо проговорил Иллиас. – Вам никто не говорил, что Вы хуже змеи, так как имеете обличье ягненка с огромными голубенькими глазками, а действуете методами, которые не каждой кобре на ум придут. Нет, Вы в десять раз опаснее, я Вас недооценил сразу. Но сейчас я знаю Вашу сущность и поберегитесь связываться со мной, – последние слова были пропитаны таким ядом, что я отшатнулась и подумала о том, где расположена моя кнопка вызова безопасности. Ведь, вон, сжал так кулаки, что аж костяшки пальцев побелели.

Вдруг он резко произнес:

- Что за очередную мерзость Вы придумали, предложив свои услуги в борьбе с вирусом ЯИТ? Отвечайте, быстро!

- Почему сразу мерзость, мы хотим быть полезными банку в столь тяжелый час, тем более имеем соответствующие ресурсы, – упорно твердила легенду я, хотя мой голос немного подрагивал от страха.

- И вместо того, чтобы «трудится на благо банка», Вы тут сидите и воркуете со своим воздыхателем Никораном?

«Да, неудачно немного получилось», - с досадой подумала я, - «ну и ладно».

- Я Вам уже отвечала на этот вопрос, – упрямо отвернувшись в сторону ответила я.

- И все же я Вам не верю. И предупреждаю еще раз: не смейте вредить мне. Иначе, я возьмусь за Вас всерьез, и пути назад уже не будет.

Можно подумать он у меня когда-то был или я первая начала эту войну?

Смерив меня долгим взглядом, он развернулся и ушел, небрежно сказав напоследок:

- Айрон Ваш Вам отдадут только после того, как мы проведем проверку, что Вы действительно не нарушали статью 15/1 Кодекса.

- Это мой личный айрон! - крикнула я и кинула вазу в закрывающуюся дверь.

Вот сволочь! Я там еще хранила самые приятные сообщения от Алана, которые он мне присылал, когда мы встречались, а также кучу сообщений от подруг и друзей. И ЭТОТ сейчас будет читать это все вместе со своими сбэшниками. Ненавижу его!

***

Все еще пребывая в пресквернейшем настроении, я пришла в отдел айтишников. Номер нового айрона Конэс не знает, поэтому вряд ли бы ответил.

- Ну как дела, ребята? – напряженно спросила я.

- Все хорошо. Система уже запущена на восстановление, мы ее немного усовершенствовали, поэтому повторная атака вируса ЯИТ ей не страшна.

- Класс! Всем премия от меня лично!!!

Я доложила Президенту.

- Спасибо, госпожа Иви, за хорошие новости. Как я и обещал, Вас ждет вознаграждение. И да, об отчетах перед Иллиасом больше не беспокойтесь. Я даже подумываю о передаче Вам в подчинение его Ай-Т подразделение. И я сейчас же распоряжусь, чтобы Вам выделили другие помещения на 18 уровне.

Ух ты! Теперь Иллиас будет знать, как выталкивать меня из моих же проектов! Сейчас у него, наверное, такие проблемы, что я не удивлюсь, если в скором времени наши позиции относительно друг друга поменяются местами. Вот, стану его начальницей и такую жизнь ему устрою! «Аукнутся кошке все мышкины слезы!» – злорадно думала я.

- Госпожа Иви, Вас вызывают к Председателю правления, – сообщила мне секретарь.

Ну, вообще класс! Наверное, тоже хочет меня как-то отблагодарить. Нет, надо будет отметить этот день в календаре красным флажком! Назову его «День имени Иви победительницы»! И о портрете в коридоре внизу все-таки надо намекнуть как-то Председателю. Знаю, что это не очень скромно, но зато как бы украсило эту их галерею. Там ведь одни деды на портретах изображены. А так я разбавлю картину – вся свежая как чайная роза: такая молодая, а уже спасительница.

Об этом я думала, входя в кабинет Председателя правления. Первый кого, я там увидела Иллиаса Конго, который с равнодушным видом сидел за столом, уставившись в одну точку перед собой. Председатель Сикоро Мурикомо с грозным видом восседал во главе стола. Я немного смутилась, если честно впервые видела Председателя столь агрессивным.

- Присаживайтесь, госпожа Иви.

И не успела я присесть, как он начал кричать на нас:

- Вы что такое устроили, а?

Ничего не понимающим взглядом я уставилась на Председателя. Мельком взглянула на Иллиаса, тот даже не пошелохнулся - сидел с таким же видом холодного равнодушия, как замершая статуя.

- Я Вас спрашиваю?! Детский сад какой-то! Нет, я закрывал глаза на все Ваши проделки Иллиас и на Ваши, да, да, Иви, пока конкурируя друг с другом, Вы работали на благо нашего Банка.

(Опять!)

- Но это ни в какие ворота не лезет! Я не знаю, что у Вас там произошло и меня это не интересует, но то, что Вы оба творите – это просто уму непостижимо! – и он взглянул на Иллиаса:

- Иллиас – Вы в своем желании наказать госпожу Иви, неведомо уж за что, буквально завалили ее все проекты, это притом, что, как я подозреваю, ей пришлось приложить нечеловеческих усилий, чтобы выполнять задачи одновременно по двум офисам. И если бы не Вы, она бы, наверняка, справилась бы с задачей. Да если Вы так уж хотите что-то ей доказать, делайте это обычным общепринятым для мужчин способом, за пределами Банка!

Вот, наконец-то получил!

И тут Председатель гневно посмотрел на меня:

- А Вы Иви – вообще прирожденная преступница! (Почему это я? Это вон преступник сидит, вечно он этого Иллиаса выгораживает!)

- Как Вы могли пойти на такие низкие преступления, чтобы выгородить себя и похоронить карьеру своего оппонента? Я не сомневаюсь, что последняя атака вируса ЯИТ и успешное избавление от нее благодаря работе Вашего подразделения - дело Ваших рук.

- Да я…

- Не спорьте, - строго прервал меня Председатель. – Я признаю, что сделано и обставлено все было мастерски, и при других обстоятельствах Вы были бы достойны восхищения. Но не сейчас. Как Вы могли парализовать систему ВСЕГО НАШЕГО БАНКА почти на целый день!

«Так, понятно, портрета не будет», - насупившись, я уставилась в одну точку перед собой.

- Вы деретесь друг с другом, как неразумные дети, используя все, что попадает Вам под руки! В общем так, я принял решение. Вы сейчас же идете в комнату для переговоров, ресторан, на улицу, домой к друг другу – мне все равно куда и ДОГОВАРИВАИТЕСЬ КАК ВЫ БУДЕТЕ сосуществовать в рамках банка вместе. И это должен быть подробный документ с четкими разделениями сфер влияния и планом мероприятий взаимной поддержки и помощи.

Мы оба хмуро посмотрели на Председателя.

- И не смотрите на меня так! Если не сделаете этого, то, не смотря на все Ваши таланты и гениальность, Вы Иллиас лишитесь должности, а Вы Иви пойдете под дисциплинарный комитет, а потом вообще в тюрьму. Вы меня поняли? Иллиас?

- Да, господин Председатель, – холодно сказал Иллиас.

- Вы Иви?

- Да. Ну я э… хотела задать еще один маленький вопрос, можно ли мне все-таки попросить какую-то охрану: ну чтобы меня могла защитить в случае возникновения спорных моментов в... договоре, – я с надеждой посмотрела на Председателя, а потом нервно взглянула на Иллиаса (Он же не будет договариваться! Он же меня просто покалечит! Потом меня отправят на пенсию по состоянию здоровья, и не надо ему будет искать компромисс!).

- Нет, – жестко отрубил Председатель. - Этот разговор и все Ваши переговоры должны остаться в тайне и это в Ваших же интересах. Но я не думаю, что Вам нужна защита от Иллиаса, госпожа Иви. Я Вам рекомендую быть менее предвзятой к нему и прислушаться к мудрости, говорящей, что «добрым словом и лаской иногда можно добиться гораздо большего, чем мечом и штыком».

«Большое спасибо! Помощи от Вас, господин Председатель, как с козла молока! Это же все равно, что отдать меня голодному тигру на растерзание. Иллиас же злой сейчас, как черт, после неудачи с ЯИТ», - с тоской и страхом думала я.

- А теперь ступайте и без договора не приходите! – устало откинувшись на спинку кресла, сказал Председатель. – Взрослые люди, могли бы вон какой командой стать, так нет же дерутся, как кошка с собакой, – продолжал бурчать Председатель пока мы выходили. – Поженились бы уже лучше что ли, - было последнее, что мы услышали.

Глава 20

Мы в молчании шли по коридору. Настроение при этом у меня было ниже плинтуса.

О чем с ним говорить? Какой договор? Кошмар! Председатель угрожает мне тюрьмой. Как невежливо с его стороны. И что это за «мультяшные» сравнения все время в его речи? Разве так люди его ранга разговаривают?

И тут я увидела, что Иллиас не завернул в комнату для переговоров, а пошел дальше к лифтам.

- Эй, господин Иллиас, мы, что не пойдем в комнату переговоров? – еле успевая за ним, спросила я.

- Нет, - не глядя на меня, кратко ответил он.

- Мы пойдем в конференц-зал?... может, в комнату переговоров на 17 уровне? …. на 22? – перебирая вопросы, я как собачка бежала за ним.

- Нет, - также кратко ответил Иллиас.

- Куда же мы пойдем? – робко спросила я.

- Я не знаю, куда идете Вы, я лично еду напиться и, может быть, хорошо погулять. Так что, счастливо оставаться, госпожа Иланская, – и, выйдя из лифта, он пошел к выходу.

- «напиться»…, - растерянно повторила я.

Он умом повредился? Да, не зря Алина говорила, что какая-то муха покусала его последним часом.

- Господин Иллиас! Господин Иллиас! – побежала я за ним. Ого, как далеко ускакал уже, еле догнала на своих высоких каблуках. – Господин Иллиас, Вы что, не слышали, что сказал Председатель?

- Слышал, – и он, даже не оборачиваясь на меня, помахал рукой своему водителю, который сел в шикарный крейсер, и уже через секунду подлетел к нам.

Иллиас резко развернулся ко мне и равнодушным тоном проговорил:

- Мне начхать, на то, что сказал Председатель. И мне плевать на мою должность и регалии.

- Но… но… мне нет. А Председатель четко сказал, чтобы я без договора не возвращалась. Послушайте, Иллиас, - как можно ласковее пыталась говорить я, - раз Вам все равно: давайте поднимемся в офис буквально на полчасика, составим какой-нибудь простейший договор, отнесем его Председателю и все – миссия выполнена.

- Нет, - резко развернувшись, он сел в свой крейсер и улетел.

«Да что ж он упрямый такой!» - закатав глаза, подумала я.

В расстроенных чувствах я побрела к Банку. Придя в кабинет, попросила соединить меня с Председателем правления.

- Добрый день, господин Председатель, еще раз. Э… дело в том, что господин Иллиас отказывается со мной обсуждать какие-либо договора? Он сказал, что ему все равно. Может быть, есть какой-то другой способ решить эту проблему?

- Нет, без договора я ни одного из Вас обратно не приму. Так что, госпожа Иви, решайте эту проблему сами, я и так Вам делаю большое одолжение, – и он отключился.

Я растеряно посмотрела на айрон.

«Как «решайте»? Иллиас даже не хочет со мной разговаривать. И где теперь его искать? Где он вообще обычно «напивается»? У кого же спросить? Алина? Нет, устроит допрос с пристрастием, зачем мне это надо. Назавтра весь банк будет знать, что я им интересуюсь», - задумалась я.

Через минуту я уже набирала Конэса.

- Слушай, Конэс, ты можешь мне пробить, где Иллиас Конго обычно проводит время для того, чтобы «напиться»?

В ответ услышала приглушенный смешок Конэса:

- Иви, Иви, святая наивность. Да Иллиас Конго с Дэвидом Арнехэмом в последнее время, где только не гуляют.

- Хм, а как мне узнать, где он сейчас это делает?

- Ну, попробую пробить местонахождение его крейсера и отзвонюсь тебе. ОК?

- Хорошо, жду.

Через минуту, он сообщил мне о местонахождении его крейсера: рядом с неким очень дорогим заведением «В гостях у сладеньких эльфиек».

Очень мило! Нет, в такое заведение я точно не поеду. Тем более, не буду же я обсуждать договор, когда он занимается этим с какими-то эльфийками. Фу, как представлю, аж злость берет: у меня тут карьера рушится, а ему плевать, он развлекается! Ненавижу его! Ну и ладно, поеду домой – завтра придумаю, что делать.

Дома я немного успокоилась, а после того как позвонил Никоран - вообще воспрянула духом. Я ему рассказала о моих сегодняшних успехах, кроме, конечно, этого ужасного похода к Председателю правления и его ультиматума.

***

На следующий день Иллиас Конго так и не появился на работе. Тоже самое повторилось и на второй день. И самое плохое, что никто не знал, где его искать. К Председателю спрашивать я не хотела ходить. (Хватит, находилась уже!). Еще чуть-чуть и у меня будет истерика. Как его найти?

При этом, согласно данных Конэса, крейсер Иллиаса постоянно находился рядом с этим отвратительным заведением «В гостях у сладеньких эльфиек».

Не имея другой возможности, связаться с Иллиасом, его айрон был вообще «вне досягаемости», я решилась съездить к этому заведению. Правда, сама побоялась и уговорила Конэса поехать вместе со мной, пообещав выпивку и закуски за мой счет.

Прилетев по нужному адресу, мы увидели яркую вывеску и вошли внутрь. Взяв под руку Конэса (на всякий случай пусть окружающие думают, что это мой кавалер и не пристают) и пройдя по узкому проходу, мы оказались в красном светящимся зале. Как только мои глаза более или менее привыкли, я разглядела сцену, где выплясывали голые эльфийки с поразительно красивыми лицами и телами. Возле барной стойки сидело много мужчин, но Иллиаса среди них не было.

Странно, его крейсер находится здесь. Но где его носит? Может тут есть еще помещения? Да, задача усложняется.

- Конэс, пробей, где находится Иллиас, а я пока здесь постою, - и я облокотилась на барную стойку. Но увидев, как на меня сразу оценивающе стали оборачиваться мужчины, я быстро спохватилась и прокричала:

- Стой, Конэс! Я лучше пойду с тобой.

Опросив за деньги персонал, мы выяснили, что за последнюю неделю Иллиас Конго не был здесь ни разу. Но, вот его друг Дэвид Арнехэм здесь.

(Ладно, поговорю с ним, может он знает, где Иллиас)

Нас провели в Вип-зону, где я увидела мужчину, развалившегося на диване и наблюдающего за танцами двух обнаженных танцовщиц. Я постаралась не думать о том, что они там танцуют в данный момент, и пошла в сторону мужчины. Конэса я попросила подождать меня снаружи. С Дэвидом я никогда не сталкивалась по работе и видела только мельком на официальных приемах. Сейчас разглядывая его, я должна была признать, что он мог бы считаться привлекательным, если бы не что-то слащаво-отталкивающее в его облике. Меня, видно, он вообще не узнал.

- Эй, милочка, что Вы хотите? Вы мне мешаете смотреть приватный танец, – грубо заявил мне Дэвид как только я приблизилась.

- Добрый вечер, господин Дэвид Арнехэм. Я Иви Иланская, руководитель Дирекции Ай-технологий и финансового прогнозирования в Трансгалактическом банке.

Он немного растеряно уставился на меня. Наверное, думает, что меня послал его папаша, чтобы доложить, чем он тут занимается.

- Вы извините, что Вас прерываю, но я ищу Иллиаса Конго. По поручению Председателя правления Банка. Вы не знаете, где он?

Узнав, что я не по заданию его отца, Дэвид по-видимому, сразу же расслабился и потянулся за очередной бутылкой.

«Да он же пьян! Вон даже рука подрагивает», – с тоской подумала я.

- И-в-и, да, да, где-то я уже о Вас слышал. А-г-а, так это ты та малышка, на которую запал наш Иллиас?

Я огляделась, вроде никого сзади нет. Да что он несет? Ему наверное эльфийки везде чудятся. Хотя, что с пьяного возьмешь?

- Уважаемый Дэвид, так Вы мне скажите, где находится Иллиас Конго? – повторила свой вопрос я.

Но тот был на своей волне:

- Да я всегда ждал, когда, наконец, Иллиас встретит горячую штучку, которая даст ему по носу. И вот, пожалуйста! А я его предупреждал! Слушайте, а давайте-ка я Вас щас за это расцелую,– и он шатаясь стал подыматься ко мне. Я быстро развернулась и пошла по направлению к выходу. Не хочу слушать это дикое варняганье, а запах какой там стоит, брр, ужас. И уже выходя из комнаты, я вдруг услышала крик Дэвида:

- Да он, наверное, дома у себя на Уране! Езжайте! Сделайте парню приятно! Пусть удовлетворится, тогда может поспокойнее будет! – и он как-то демонически рассмеялся. – А то дикий какой-то стал, - икнув добавил Арнехэм.

Фу, какое жуткое место! И какой кошмарный этот Дэвид! После этого хочется отмыться!

***

Я сидела у себя в кабинете и рассеяно смотрела в окно. Прошло три дня. Где я только не искала Иллиаса: в его резиденции на Уране, его доме на Онтариусе, по всем мыслим и немыслимым развлекательным заведениям, даже к родителям его заезжала.

Кстати, приятные и очень интеллигентные люди оказались, как у них такой грубый и бестактный сын получился? Не знаю. Хотя ж говорят: на детях природа отдыхает. Но единственное, что они мне сказали, что звонил Иллиас и сказал, что вынужден полететь в соседнюю галактику по работе, поэтому связь будет плохой, и он будет набирать их сам. Мне не оставалось ничего другого, как попросить их передать ему, чтобы он срочно связался со мной.

Ну что же мне делать?

Кстати, договор я таки уже составила. Все сферы влияния расписала. Вон, какой плакатище на столе получился. Себе, конечно, как «восходящей звезде финансов» я постаралась очертить кусок пошире. Иллиасу оставила юриспруденцию и безопасность. Потом подумала немного и Ай-Т подразделение Службы безопасности перекрасила в свой приятный такой нежно розовый цвет (А что? Это даже не моя идея была, а Президента.) Подразделения Иллиаса были окрашены у меня противным грязно-серым цветом!

Какая я все-таки молодчинка: сама за нас двоих уже всю работу сделала. Может отнести так Председателю и тот поймет насколько тут правильно все и подробно описано и примет этот документ как аксиому без подписи Иллиаса. Или вообще подделать подпись Иллиаса? А что? Он находится непонятно где. Сколько еще там находится будет неизвестно. Вдруг он вообще до конца жизни ушел в какое-нибудь братство: а я теперь страдать буду? Нет, это мысль.

Мои размышления прервал звонок айрона. Это был Никоран. По секрету скажу, что уже два раза, когда мы прощались по айрону Никоран сказал: «Я скучаю по Вам, Иви», а один раз: «Спокойной ночи, ЦЕЛУЮ, Иви». Вот как! То есть, это означает, что я очень и очень достойная девушка и нравлюсь ему.

В этот раз с Никораном мы стали обсуждать рабочие моменты по Цизариусу и он настаивал, чтобы я поскорее возвращалась, так как накопилось много вопросов, требующих немедленного решения. Кроме того, Никоран сделал долгую паузу и потом спросил:

- Иви, как Вы смотрите на то, чтобы познакомиться с моими родителями? Я им много рассказывал о Вас. И они меня уже замучили, настаивая на том, что хотят увидеть Вас.

Вот оно! Кажется, кто-то скоро выйдет замуж!

- Большое спасибо за предложение, я буду счастлива встретиться с Вашими родителями, Никоран. Это такая честь для меня.

В ответ тишина.

- Никоран Вы меня слышите? Никоран! – я озадаченно посмотрела на айрон. Может он поломался. И я потрясла его. Вот незадача! В такой момент!

- Что, Иви, настолько хотите выйти замуж, что кричите о своих желаниях на каждом углу, - услышала я насмешливый голос Иллиаса.

Вздрогнув я резко развернулась в кресле, и увидела его сидящем в кресле напротив. Он вальяжно сидел, закинув ногу на ногу, и с интересом изучал мою диаграмму о распределении сфер влияния.

Я немного растерялась, вообще-то при встрече с ним, я хотела запихнуть эту диаграмму подальше, увеличив его квадратики и уменьшив свои, так чтобы визуально казалось, что у нас эти сферы влияния одинаковые, просто у меня их больше, а у него наоборот – меньше.

Но сейчас на этой диаграмме ярко выделялась огромная розовая масса (моя империя) с вкраплением маленького серенького островка (сферы влияния Иллиаса).

- Вижу, Иви, Вы уже потрудились, - подсмеиваясь, спросил Иллиас.

- Ну, это проект, но вообще-то да, я уже сделала всю работу по подготовке договора и Стратегической схемы распределения сфер влияния.

И тут я услышала его откровенный хохот. Меня это разозлило:

- Это почему же Вы так смеетесь? Где Вы были вообще?! Я Вас обыскалась уже? Вы ни капельки мне не помогли в подготовке документов, хотя, между прочим, Председатель сказал нам обоим трудиться над этим договором. И тут Вы приходите и, взглянув на мои труды, начинаете умирать от хохота! Это, по меньшей мере, не вежливо! Объяснитесь, Вы, наконец! – последнюю фразу я уже разъяренно прокричала, потому что, все это время он откровенно ржал.

Увидев, что на него мои слова не подействовали должным образом, я сложила руки на груди, и снисходительно закатав глаза, уставилась в одну точку перед собой. «Подожду пока насмеется. Может, он что-то принял», - стали закрадываться подозрения у меня, - «есть же грибы какие-то на Онтариусе, такие что человек, если попробует, то потом три дня смеется. Вот неудача – трех дней у меня нет».

- О чем Вы там задумались, Иви? – услышала я спокойный голос Иллиаса.

- О Вашем неадекватном состоянии, – раздраженно сказала я.

- А почему Вы думаете, что это у меня неадекватное состояние? Неужели Вы предполагали, что я бы подписал такой документ. Ага, по Вашим глазкам я вижу, что Вы уже планировали подделать мою подпись, – насмешливо сказал Иллиас.

- Да как Вы смеете…, - подскочила я.

- Сидеть! – резко перебил меня он, и я снова опустилась в кресло, - Знаете, Иви, в соперничестве со мной Вы уже начинаете катиться по наклонной плоскости. С такими успехами, тюрьма скоро станет Вашим ближайшим и единственным домом. Но возрадуйтесь! – с насмешливым пафосом продолжал он, - следуя благородным порывам, я решил спасти общество от Вашего разрушительного воздействия, направив Вашу энергию в правильное русло.

Это он о чем сейчас? Какое еще спасение общества? Что за гадость он придумал на этот раз?

- Ума не приложу о чем Вы, господин Иллиас, тут говорите. Я еще не в тюрьме и даже не в суде, и на поруки Вам меня не выдавали. – Недоуменно перечисляла я.

- Да, Иви, Вы правы, пока это не произошло. Именно поэтому пока Вы еще, так сказать, формально девственно чисты перед законом, я готов взять Вас в жены. Потом, Вы же, понимаете - я из интеллигентной семьи, мне будет сложно решиться на альянс с заключенной преступницей. Не хочу иметь пятно на своем генеалогическом древе. Но будьте спокойны, на данном этапе я готов взять на себя тяготы всестороннего и беспрерывного контроля за Вами, – продолжал свое выступление Иллиас. – Замечу на безвозмездной основе. Поэтому на стол Председателю мы положим с Вами наш брачный договор, который я уже подготовил. Видите, не одна Вы умеете работать. Там, конечно, нет таких художественных схем и рисунков, - и он еще раз, усмехнувшись, взглянул на мой плакат на столе, - Но Ваши обязанности в качестве жены там зафиксированы четко.

Нет, честно, секунды три я просто сидела с открытым ртом, и если бы рядом была муха, она обязательно туда залетела.

- Вы делаете мне предложение? – наконец пролепетала я. – Но… но почему? Ведь мы даже не встречались?

- Ну, это же Вы отказались встречаться со мной. А я своих намерений относительно Вас никогда не скрывал. Я Вас хочу и решил, что в наилучшей мере мои желания и мечты относительно Вас реализуются в браке. Да, признаюсь, когда Вы попытались шантажировать меня, настаивая на предоставлении Вам «письменных доказательств» относительно серьезности моих намерений, меня это оскорбило, так как, на будущее, Иви, я ничего не делаю под давлением. Но сейчас, я решил прислушаться к словам Председателя, и пришел к выводу, что брачный контракт в наибольшей мере отвечает моим интересам.

- «Вашим интересам», - как эхо повторила я. Ну все вот теперь меня прорвало:

- Вот именно! ВАШИМ ИНТЕРЕСАМ! А обо мне Вы хоть раз подумали? Да ни разу за все время нашего знакомства, слышите, Вы ни разу ни в чем мне не помогли! Наоборот, всячески старались мне навредить! Да, Вы всегда думаете только о себе! Когда меня пытались назначить на «заведомо опальную» должность на Цизариусе, Вы и пальцем не пошевелили, чтобы не отдавать меня под бронепоезд. Мои интересы для Вас пустой звук!

- Ну, мне хотелось, чтобы Ваши таланты максимально раскрылись. Я давал Вам возможность самореализоваться, - лениво улыбаясь, ответил мне Иллиас.

- Да Ваша наглость не знает границ! Не собираюсь выходить замуж за человека, у которого нет и толики благородства! С Вашими замашками, так я уже через месяц превращусь в доисторическую рабыню! Нет, уж, спасибо, у меня есть другие более интересные предложения от мужчин, которые ценят меня!

- …которые Вас не знают! – И резко поднявшись с кресла, он обошел стол и уселся на него как раз напротив меня, заблокировав мне выход. – Иви, неужели Вы думаете, что Ваш благороднейший Никоран Антарина в действительности знает, насколько беспринципной и расчетливой Вы можете быть? Уверяю Вас, что с его чистоплюйскими замашками, Вы не будете с ним счастливы, потому что он никогда не оценит Ваш ум по-настоящему, а быть в графе его резюме после строчки о домашних животных Вы вряд ли захотите.

- Да, что Вы такое рассказываете? Мне нравятся благородные мужчины! А Вас я вообще ненавижу!!!

- Вам скучно с благородными мужчинами. А ко мне Вы испытываете настолько сильные чувства, что малейшая искра и Вы вся загоритесь. И я готов рискнуть прямо сейчас. – Он схватил меня за руку, дернул на себя, и я буквально упала в его объятия. Уже через мгновение я почувствовала, как его губы оказались на моих, и он стал меня страстно целовать.

Это было так волнующе приятно, что я полностью погрузилась в вихрь нашей взаимной страсти. В какой-то момент я почувствовала, как его тяжелые руки стали прижимать мои бедра к себе и потом, о да, это таки произошло. Причем на моем столе, и на моем плакате с организационной структурой распределения сфер нашего влияния.

Глава 21

Придя в себя, мы с трудом оторвались друг от друга.

- Предлагаю, сделать выходной и поехать к тебе или ко мне. Мы и так славно уже потрудились «на благо нашего банка». Вон, схема твоя, Иви, вообще уже вся в разводах от упорного труда. – Посмеиваясь, сказал Иллиас.

Я запустила в него свой ежедневник. Он словил его и положил на стол, потом внезапно притянул меня к себе, и мы опять стали целоваться.

- Стоп! А ты хоть дверь в мой кабинет закрыл? – с ужасом спросила я.

- А зачем? Я люблю сексуальные эксперименты, - продолжая меня обнимать и целовать, шутливо сказал он.

Я резко вырвалась и побежала проверять пульт двери. (Фух, закрыта.)

И тут раздался звонок айрона:

- Госпожа Иви, Вам звонит Председатель правления.

- Спасибо, Зира, соединяй.

- Добрый день, госпожа Иви.

- Добрый день, господин Сурикомо.

- Как продвигается работа над Вашим совместным договором, Вы нашли господина Иллиаса?

- Да, - как можно более уверенно сказала я.

- Добрый день, господин Председатель, - подключился Иллиас. – Мы как раз достигли консенсуса, – и он многозначно посмотрел на меня.

- Я рад это слышать. Жду Вас через минуту у себя, – строго сказал Председатель и отключился.

Я с ужасом осмотрела свой кабинет: разбросанная одежда, причем в основном моя, беспорядок на столе, даже картины покосились. (А эти чего завалились?)

Быстро одевшись и приведя себя в порядок, мы поспешили к кабинету Председателя.

Когда мы вошли в кабинет, Председатель изучил нас внимательным взглядом и предложил садиться.

- Ну так как? Есть текст договора? - строго спросил он.

- Да мы работали и э…, - и тут я вспомнила, что впопыхах я не захватила свой вариант договора со схемой.

Иллиас же наоборот спокойно вытянул электронный документ и передал его Председателю.

- Вот он, - спокойно сказал он, и замер с невозмутимым выражением лица.

«Так, стоп, стоп, стоп! Это что такое он передал? Иллиас, конечно, говорил там что-то о брачном контракте, но я его текст в глаза еще не видела!» – с ужасом подумала я.

- Э…- я уже собиралась отпроситься у Председателя, чтобы сбегать за «дополнением», то есть за моим вариантом договора, но вспомнила, в каком состоянии я видела этот документ в последний раз и поняла, что этого делать не стоит.

- Вы что-то хотите сказать, госпожа Иви? – спросил Председатель, оторвавшись от чтения документа.

- Нет, нет, ничего, - и я безнадежно уставилась на одну точку перед собой.

- Хм… - проронил Председатель, читая документ, - и Вы, Иви, это подпишите? Вы смелая девушка. Даже в самых патриархально-настроенных планетах и сообществах не каждая женщина пойдет на такое, – и он опять углубился в чтение.

Да что там такое понаписывал этот змей? Какие еще патриархальные общества? Что за незадача? Ну почему я не попросила посмотреть этот договор заранее?

- Ну, это только проект, не окончательная версия, – на всякий случай сделала запасной отход я.

- Но Вы согласились на брак с Иллиасом Конго? – как-то раздраженно спросил у меня председатель.

- Ну, да, – выдавила из себя я.

А ведь он у меня даже не спрашивал? Он же просто сказал, что делает услугу обществу – женится на мне. Это же вообще не романтично звучит! Как же я об этом подружкам расскажу? Не было ни стояния на одном колене, ни кольца в бокале, ни серенад под балконом, ни звездной дорожки с моим именем? Вот невезенье! Почему я только что согласилась?

- Так, ну дальше идет раздел, посвященный Вашим сексуальным обязательствам. Я читать, пожалуй, это не буду, – нервно сказал Председатель.

У меня аж давление поднялось от этих слов! И видно не только у меня.

«Да, что он туда такое включил, что у Председателя даже глаза на лоб лезят? Вон, испариной весь покрылся? Так и знала, что Иллиас - извращенец!» – и я злобно посмотрела на него.

Тот сидел все также с невозмутимым равнодушием, не проронив ни слова.

- Ну ладно, - Председатель откинулся на спинку кресла, и хитро посмотрел на нас, - в целом я полностью доволен Вашим решением и уверен, что Вы станете замечательной парой, работающей на благо нашего банка. Теперь, я жду, что Вы господин Иллиас будете учитывать интересы Вашей жены (Да уж не мешало бы!). А Вы Иви будет поддерживать своего мужа.

Я рад, что Вы оба прислушались к моим рекомендациям. Госпожа Иви, конечно, Вам придется покинуть Цизариус, так как Ваш будущий муж требует, чтобы Вы всегда находились, на той планете, где находится он. С другой стороны – для семьи это правильно. Так, бракосочетание назначено на, хмм… на следующий месяц? Есть какие-то предпосылки к такой спешке, госпожа Иви?

- Э… нет, вообще никаких.

- Хорошо, идите. Жду приглашения на свадьбу.

***

Выйдя из кабинета Председателя, первым делом я обиженно накинулась на Иллиаса за этот контракт:

- Иллиас, как ты мог? Передать этот документ без моего согласия? Это же наш брачный договор! И что это за мои сексуальные обязательства?

Он насмешливо посмотрел на меня и сказал:

- Там, сказано, что ты должна удовлетворять меня ежечасно по первому требованию в любой позиции, как я захочу, – и он протянул мне контракт.

- Что ты рассказываешь? Такого не может быть, - с испугом я выхватила у него электронный документ и стала искать соответствующие разделы.

- Иви, Иви, по-видимому, юриспруденция не является твоей сильной стороной. Ты знаешь, что в брачных договорах могут предусматриваться только положения, которые можно принудительно исполнить Исполнительной службой, - с насмешкой сказал Иллиас.

(Что он там бормочет? Ага, вот же раздел «СЕКСУАЛЬНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА СТОРОН», так что тут дальше сказано: «Сексуальные взаимоотношения Сторон не регулируются данным соглашением». Фух!)

- Ты меня обманул, - кокетливо надулась я.

- Ну, что ты, Иви, если хочешь, специально для тебя мы можем включить такой пункт, где полностью распишем нашу будущую сексуальную жизнь, так чтобы нашим адвокатам и банкирам было стыдно, – улыбнулся Иллиас.

- Очень смешно. Ладно, я пойду действительно еще этот документ внимательно почитаю, – и я строго посмотрела на него. - Кстати, а почему свадьба-то уже через месяц?

- Иви, учитывая динамику наших взаимоотношений и твою изворотливость и непредсказуемость, я не могу дать тебе больший срок. Так что этот пункт даже не обсуждается.

- Но я хочу красивую свадьбу, пир на весь мир. Я ведь не каждый день выхожу за тебя замуж. Как спрашивается, я все это организую за месяц?

- Найми агентства. Все, Иви, я ушел. Так как меня восстановили в должности, я должен вернуться к себе в офис. Но вечером мы встретимся и все обговорим, - и он прямо в банковском коридоре притянул меня к себе и поцеловал.

Месяц! Кошмар! Афалина вон в три не укладывается! Нет мужчины вообще не умеют думать логически.

Ух ты! Это же я подружкам могу рассказать, что Иллиас мне сделал предложение и я теперь тоже невеста! Надо будет, правда, рассказывая опустить этот бред, который Иллиас нес о тюрьме и обязательствах перед обществом, и сочинить какую-то романтическую историю его признания. Уверена, так поступают все девушки, у которых жених не особо умелый в правильной подаче своего предложения.

Глава 22

Первое что я сделала, вернувшись к себе в офис, - приготовилась обзванивать своих родных и знакомых, сообщая о великом событии. Я даже брачный договор закинула подальше, рассудив, что если там указано только то, что может исполнить наша Исполнительная служба, то, наверное, не такой уж и страшный этот документ для меня. И вообще, вон, перешлю своему адвокату – пусть отрабатывает пункты.

Итак, конечно, сначала надо позвонить как-то родителям. Написав несколько вариантов длинного текста и потренировавшись сообщать эту новость на портрете Президента нашего банка, я набрала папу:

- Папа, привет, как дела? – радостно спросила я. – Я за Иллиаса замуж выхожу! – выпалила я!

По-моему, я у себя в шпаргалке намного длиннее написала. Ну да ладно, кто ж такую радость окольными путями сообщает?

- А кто такой Иллиас? – услышала я растерянный голос отца.

- Ну… он мой … жених.

- И давно Вы встречаетесь? Почему он сначала не поговорил со мной?

Мой папа ну очень консервативный. С другой стороны, действительно! Иллиас лучше бы не о тюрьме мне рассказывал, а мог бы для разнообразия сообщить, что уже испросил разрешения у моих родителей, так, по крайней мере, благородные мужчины поступают.

- Ну, пап, он все обязательно сделает.

Неловко попрощавшись с папой, я решила, что неправильно я начала обзвон. Надо было начинать с кого-то попроще, натренироваться, а уже потом родителям сообщать. Вот подружки мои это то, что надо. Набрав Яру, я для начала спросила как у нее дела, как семейная жизнь, а потом невзначай так:

- А ты знаешь, я ведь тоже скоро буду замужем!

- Что ты говоришь! Я так рада! Вы с Аланом помирились! – стала кричать в айрон Яра.

- Э… нет, я выхожу замуж за Иллиаса, – сказала я.

- И давно Вы встречаетесь? – с интересом спросила Яра.

- Э… нет, слушай, ко мне тут зашли, я тебе перезвоню позднее.

«Какая-то Яра непутевая стала. Не те вопросы задает.»

Я набрала Афалину. Та, услышав новость, минут пять визжала в трубку. А потом спросила:

- Ну, расскажи, расскажи ты счастливая?

- Да, конечно, я ведь замуж выхожу! (Вот, Афалина умеет задавать вопросы!)

- А когда он признался тебе в любви до того, как сделал предложение или во время? – в предвкушении спросила она.

И тут я похолодела: а ведь ОН ТАК И НЕ СКАЗАЛ, ЧТО ЛЮБИТ МЕНЯ! Я еще раз перебрала в памяти все его слова, адресованные мне. Так, то что беспрерывно контролировать меня хочет – говорил; то, что любовью со мной заниматься хочет – говорил; то, что не хочет, чтобы я общалась с другими мужчинами –говорил; то, что жениться на мне хочет – тоже говорил; но то, что любит меня – не говорил! Я отключила айрон – Афалине потом перезвоню.

Значит, он не любит меня. Почему я вообще не задалась до сих пор этим вопросом?

В задумчивом состоянии я вышла из кабинета, собираясь домой.

- Госпожа Иви, Вас можно поздравить?! - радостно обратилась ко мне секретарша Зира. – Весь банк гудит о том, что Вы выходите замуж за господина Конго. Это так необычно. Никто и не мог подумать, что Вы и Иллиас – пара. Нет, то, что Вы нравитесь ему об этом шушукались все. Но то, что его намерения настолько серьезны – это удивило. Но еще более, все удивились, узнав, что Вы отвечаете ему взаимностью, ведь Вы постоянно выражали к нему неприязнь. Ой, это так романтично.

Я растеряно уставилась на Зиру. А я? Я ЛЮБЛЮ ИЛЛИАСА? Почему этот главнейший вопрос приходит мне на ум только сейчас, когда я уже всем о свадьбе разболтала?

Быстро попрощавшись, я как стрела вылетела из банка, чтобы не встретить никого из поздравляющих, и в расстроенных чувствах кинулась домой.

***

Почему? Почему, я такая бестолковая? Да даже маленькие дети знают, что только после того, как принц и принцесса ПОЛЮБИЛИ друг друга, они женятся. То есть основа брака – это ЛЮБОВЬ! Выходить замуж надо за того, кто ЛЮБИТ тебя, ну и кого любишь ты! А не за того, кто подсунул брачный договор Председателю, и тот вынудил тебя сказать «ДА». Да, по сути, я свое согласие на брак вообще Председателю огласила. Вот дуреха!

Придя домой, я завалилась на постель, обняв подушку, и уставилась в одну точку. Глаза мои уже стали влажными от слез. Меня никто не любит! Я буду нелюбимой женой, обозлюсь, стану стервозной и некрасивой, а потом вообще умру от горя и тоски, пока муж мой будет развлекаться на стороне! А то, что он будет развлекаться – это 100%, вон, я даже свидетельницу себе среди знакомых в Банке подобрать не могу: он был со ВСЕМИ!

И тут раздался звонок айрона. Не глядя на номер, я включила звук:

- Добрый вечер, госпожа Иви, – услышала я низкий голос Никорана. – Я волновался за Вас весь день. Вы так резко отключились. Что-то произошло?

Хоть кто-то обо мне переживает!

- Добрый вечер, господин Никоран, - я попыталась взять себя в руки. – Спасибо за Ваше беспокойство, все нормально. Просто связь пропала.

Почувствовав, что у меня плохое настроение он стал веселить меня забавными историями. Потом вообще стал увлекательно рассказывать о разведении единорогов и даже предложил поехать на ферму вместе в следующий раз.

Нет, все-таки мне нравятся хорошие благородные мужчины. И никакие они не скучные. Просто стабильные и заботливые.

- Иви, Вы уже так задержались на Онтариусе. Наша планета очень соскучилась по Вам, и я в особенности. Когда Вы выезжаете? Я даже готов сейчас же вылететь за Вами.

- Нет, нет. Что Вы. Я обязательно буду. Постараюсь завтра, – неуверенно ответила я.

- Хорошо. Иначе я действительно прилечу за Вами. Я Вас целую и обнимаю. Спокойной ночи, Иви.

- Спокойной ночи, Никоран.

Вот! Вот как разговаривают мужчины, когда заинтересованы в тебе. А я с ним, еще даже не обнималась ни разу! Конечно, не очень хорошо, что я не сказала Никорану, что выхожу замуж и он, по-моему, надеется на развитие наших отношений. Но момента не было подходящего. И вообще, зачем в таких делах спешить. Я еще не решила, что участь «озлобленной, страшно не любимой жены Иллиаса» мне подходит. С этими мыслями я уснула.

***

Проснулась я от того, что кто-то позвонил в дверь. Увидев, что это Иллиас открыла. Входя в комнату, он улыбался:

- Привет, милая, ты уже спишь? – и не успела я ответить, как он привлек меня к себе и стал страстно целовать мои губы. Уже через мгновение мы оказались на моей кровати и… в общем, это снова случилось.

Прокувыркавшись полночи мы счастливые уснули. Утром я так сладко спала, что вообще не хотела вставать. Бросив попытки растолкать меня, чтобы вместе ехать на работу, Иллиас прошептал, что обожает меня и, поцеловав в щеку, ушел.

Проснулась я только к 9 часам утра. Ого! Я же опоздала! Так, наберу сейчас Зиру – скажу, что задерживаюсь. Настроение у меня было сегодня прекрасное! «Ну, по крайней мере, в интимных отношениях мы точно подходим друг другу!», - мечтательно подумала я. И потом Иллиас меня даже замучил своей ненасытностью! Вон болит все, еле передвигаюсь.

Стоп! Я же должна сегодня лететь на Цизариус. Даже с учетом того, что мне придется оставить позицию Директора банка на этой планете я должна подготовить там все к передаче дел. И с Никораном надо будет как-то объясниться. Я снова перезвонила Зире и попросила заказать космолет. Еще немного подумав, решила, что на космодром полечу сразу с дома. И я стала собираться.

***

Уже в космолете я вспомнила, что не предупредила Иллиаса. Отправлю сначала ему сообщение и потом обзвоню еще, наверное, свадебные агентства.

Вчерашние мучительные переживания, о том «любим или не любим мы друг друга» отошли у меня на второй план. После ночи любви с Иллиасом и войдя в привычный деловой ритм жизни, мне уже не казался этот момент таким уж трагичным.

«Улетела на Цизариус, буду сдавать дела. Целую, Иви», - написала я в сообщении. Подумав, добавила в скобках: «(твоя невеста)» (Ну это, чтобы он не забывал!)

Агентства, откровенно говоря, меня конкретно расстроили: никто не хотел браться за организацию грандиозной межгалактической свадьбы за один месяц. Уговорила только одно, пообещав утроить сумму их гонорара. Надеюсь Иллиас обеспеченный мужчина, потому, что для меня, несмотря на то, что я тоже девушка не бедная, эта сумма немного крутовата. Ну, ничего назвался «груздем полезай … куда там - в коробку».

Прилетев на Цизариус и выйдя из космолета, я увидела шикарный крейсер и облокотившегося на него красавца Никорана. В руках у него были цветы. (Э… это мне? Красиво, конечно, вот бы Иллиас хоть раз что-то подобное придумал. Но неудобно как-то принимать цветы от другого мужчины. С другой стороны, я же официальное лицо, высокий чин, можно сказать. А высоким чинам часто дарят цветы при встрече на космодромах.)

- Добрый день, господин Никоран.

- С возвращением, дорогая Иви.

На Цизариусе накопилось столько работы, что я сразу же потонула в делах. Услышав звонок, я, не отрываясь от документов, рассеяно подключилась:

- Иви, потрудись, пожалуйста, мне объяснить, что ты делаешь на Цизариусе? – услышала я ледяной голос Иллиаса.

- Э… я готовлю все к передаче дел новому руководителю Банка на планете. Председатель же сказал, что ты настоял на том, чтобы я оставила эту позицию. Вот я и привожу все в порядок. Дня три-четыре, наверное, как минимум мне понадобятся. Я же тебе сообщение послала, чтобы ты не волновался, - несколько растеряно ответила я.

- Иви, немедленно садись в космолет и возвращайся обратно. И я тебе запрещаю и на секунду пересекаться с Никораном Антариной. Ты меня поняла? – угрожающе спросил Иллиас.

- Да, - неуверенно ответила я. – Но…

- Никаких но… через три часа ты должна быть у меня в кабинете, - безапелляционно заявил он и отключился.

Что это было? И как мне это всем на Цизариусе объяснить? Не успела прилететь, уже собирается обратно? Да Иллиас даже не выслушал мои объяснения? Вот, уже тиран! Как я с ним жить буду? С другой стороны, с будущим мужем я ссориться не буду! Хватит, наелась уже наших ссор! Придется возвращаться.

Я попросила подготовить мне космолет обратно на Онтариус, так как случились непредвиденные обстоятельства и меня срочно требует к себе Председатель правления Банка.

Глава 23

Следующие полчаса я скачивала максимальное количество документов, которые мне могут пригодиться, и удаляла те, которые не стоит читать моим приемникам на этой должности. Я так увлеклась, что аж вздрогнула, когда мой айрон стал издавать сигналы. Ну, кто там еще? Неужели Иллиас? Хочет в этот раз, чтобы я через пять минут материализовалась? Но это был Никоран:

- Иви, я понимаю, что Вы сейчас очень заняты: после такого длительного перерыва, наверное, накопилось много работы. Но у нас сейчас заседание комитета будет по особо конфликтным проектам. Я настоятельно рекомендую Вам приехать. Президент Вашего банка сказал, что Вы уполномочены принимать соответствующие решения.

- Э… конечно, постараюсь быть в течение пяти минут.

На заседании действительно некоторые политические лидеры пытались тянуть не за те концы по «проблемным проектам с нашим Банком», и мне пришлось достаточно дипломатично сглаживать ситуацию, чтобы не спровоцировать дополнительные расследования, которые пытались предложить особо заряженные индивидуумы. После того, как словесные баталии с моим участием были закончены, я украдкой посмотрела на часы: кошмар – прошло уже полтора часа! Я уже должна подлетать к Онтариусу! Иллиас меня убьет! Быстро набрав сообщение: «Задерживаюсь на заседании, целую. Иви», я пулей вылетела из Зала заседаний, и полетела на космодром.

«Да, сейчас конечно не помешало какое-то супер галактическое топливо, а то этот космолет ползет как черепаха», – нервно думала я, разглядывая галактику в иллюминатор.

Прилетев на космодром и вскочив в крейсер, я буквально замучила пилота, чтобы он летел быстрее. Ужас уже опаздываю на 50 минут! С другой стороны, кто такие задачи ставит невыполнимые? Я ведь не отряд быстрого реагирования.

Я быстро вошла в банк и направилась к лифтам. Еще минута и я буду в кабинете Иллиаса.

- Госпожа Иви. Вы здесь? – услышала я сзади голос Президента. – Но Никоран буквально два часа назад говорил мне, что Вы на заседании политических деятелей планеты Цизариус?

- Да, да, я там была. Но все уже закончилось. И я вернулась назад.

- И как все прошло? Идемте ко мне в кабинет и все доложите.

Я с тоской посмотрела на часы в холле. Вот же взялся на мою голову!

Постаравшись максимально сжато доложить обстановку, я с надеждой уставилась на Президента. (Ну давай – отпускай уже!)

- Госпожа Иви, я слышал интересную новость. Вас можно поздравить с помолвкой?

«Еще чуть-чуть и поздравлять будет не с чем», - в отчаянии подумала я.

- Да, спасибо, – сдержано ответила я.

- Признаться я удивлен, Вашим альянсом с господином Конго.

(О нет! Начинается!)

Так как я никак не прокомментировала эту его реплику, он вздохнул и сказал:

- Ладно, идите к себе. (Наконец-то!)

- И… - вдруг опять заговорил Президент (Нет! Это никогда не кончится!), – попросите зайти ко мне моего секретаря.

- Да, хорошо. До свидания, господин Президент.

Я вылетела с кабинета и помчалась в крыло Иллиаса. Вот уже незадача! На два часа опаздываю!

Вломившись в его приемную, я быстро спросила у секретаря:

- У себя?

- Да, но…

- Спасибо, – и я влетела в его кабинет.

***

Иллиас сидел у себя за столом в большом кресле и рассматривал стакан с какой-то желтой жидкостью, который он держал в руках.

- Иллиас, дорогой, вот я и прилетела, – запыхавшись сказала я.

Он оторвался от созерцания стакана и равнодушным взглядом посмотрел на меня.

- Садись, – и он показал мне на кресло перед собой. Я аккуратно присела и сложила руки на коленях. – Так что, Иви, наразвлекалась? Готовишь себе запасной космодром, – с издевкой спросил он.

Да он, по-моему, слегка пьян!

- Какой космодром? О чем ты говоришь? Я была на заседании, потом уже здесь в Банке случайно встретила Президента и доложила результаты встречи. Да я же тебе сообщение отправляла, что задерживаюсь, – перечислила я. - О, милый, я так соскучилась, – чтобы смягчить его сказала я.

- Хм. Похвально, похвально. Какая правильная и хорошая девочка, – жестко сказал он. – Вот только ты забыла, кем я работаю и что контакты всех сотрудников и особенно высшего ранга, а тем более, с лидерами других планет видны мне как на ладони. Кстати, расшифровки разговоров по айрону тоже мне сегодня принесли. Это чтобы ты понимала на всякий случай.

- Ну, я ничего компрометирующего не говорила, – аккуратно сказала я. - Я просто толерантно относилась к людям, которые ко мне проявляли определенные знаки внимания.

- Да? Теперь это так называется? Знаешь, Иви, у тебя очень извращенное понимание морали, ты всегда ее прогибаешь под таким углом, какой тебе удобен в данный момент, – насмешливо сказал Иллиас.

- Ничего я не прогибаю, - стала потихоньку заводиться я. – И кто бы говорил об извращенной морали? Да, ты вспомни: сколько мерзостей ты умудрился мне наговорить и сделать, а потом бац – и решил жениться на мне! А я? Я даже не могу ни одного аргумента ни родителям, ни друзьям, ни даже коллегам привести как так получилось, что я подписала брачный контракт со своим вечным врагом №1. Ты ведь даже не сказал, что любишь меня!

- А чтобы ты сделала, Иви, если бы я в самом начале, еще там на Зеленее сказал, что люблю тебя? – с горькой усмешкой спросил Иллиас. - Ты ведь очень жестока можешь быть, если тебе это выгодно. Да ты, не моргнув глазом, подставила меня с вирусом ЯИТ, чтобы разрушить всю мою карьеру, последствия от чего, я разгребаю до сих пор. Аланом играла как марионеткой, бедняга даже не понял в какой момент просчитался и Ваши роли поменялись с точностью до наоборот. Даже Никорана Антарину все время держишь на коротком поводке. Нет, спасибо, такой участи для себя я не хочу. Я люблю тебя, Иви, давно и всем сердцем, но играться со мной не позволю. И знаешь, Иви, в отличие от тебя я не рассматриваю наш брак, как рабочий проект. И никогда не искал себе запасной вариант твоей замены. Я даже готов пойти на риск и связать с тобой судьбу, не будучи уверенным в твоих чувствах ко мне.

Я сидела пораженная его признанием. Так он все-таки ЛЮБИТ МЕНЯ! И получается даже давно. Но это же - замечательно! Я самая счастливая в мире!

- О, милый, я так рада! И я тоже не хочу никакие другие проекты! Я хочу быть тебе хорошей женой! И обещаю, что сделаю все, что в моих силах, чтобы сделать тебя счастливым! – и в этот раз я первая сделала шаг навстречу к Иллиасу: быстро приблизившись, я присела к нему на колени и стала нежно целовать его.

– И еще я хотела тебе сказать, - оторвавшись от него на секунду, - что я тоже тебя очень сильно люблю, просто поняла это только сейчас.

Ну, потом мы продолжили начатое. Все-таки есть особая романтика в занятиях любовью в рабочих кабинетах.

Через месяц мы поженились. Потом мы купили огромный дом, там у нас родились три мальчика (девочки у Иллиаса, ну никак не получались) и, о да, завели собаку.

КОНЕЦ

P.S. Иллиас с Иви жили долго и счастливо и еще не умерли.