– Могу я полюбопытствовать, куда вы меня везете?

– Если я вам скажу, это уже не будет сюрпризом.

Уин улыбнулся леди Гаррет, сидевшей рядом с ним в двуколке, на которой он приехал из Миллуорта. Мысль похитить ее на обед не давала ему покоя с тех пор, как виконт разговаривал с Чапменом. Все это довольно невинно: даже непреклонная Миранда едва ли воспримет это как увертюру обольщения, хотя, признаться, бывали случаи, когда он с этой целью устраивал пикники. Нет, это был первый шаг к подавлению сопротивления леди Гаррет, завоеванию ее доверия и, возможно, даже зарождению дружбы, чтобы в конечном счете выведать ее тайны.

– А мне кажется, что лучше устроить сюрприз.

– Боже, я чувствую себя обескураженной!

– Нет-нет, в этом нет ничего обескураживающего, – заверил ее Уин. Помолчав, он добавил: – Честно говоря, это всегда было одним из моих любимых мест в поместье.

– Теперь я заинтригована.

– И мне кажется, что с вашей любовью к архитектуре вы это оцените.

– С моей любовью к архитектуре? – с опаской спросила Миранда. – Зачем вы это говорите?

– Это же очевидно. По крайней мере, мне. – Виконт взглянул на нее: улыбка на ее лице не погасла, но плечи напряглись. – Как странно! Вы говорите о планах мистера Темпеста не только с пониманием, но еще и разъясняете их всем нам. Никто так не рассуждает о делах, если они не нравятся. В особенности о столь сложных делах! Поверьте мне, леди Гаррет, хоть я и говорю, что считаю себя умным человеком, разбирающимся во многих вещах, глядя на эти чертежи, я ничего не могу понять.

Сидевшая рядом с ним Миранда расслабилась.

– Да, они действительно могут быть сложными, – проговорила леди Гаррет. – Если хотите, я могу более подробно рассказать о них.

– Нет-нет, вы отлично справились с работой! К тому же я считаю, что как представитель фирмы «Гаррет и Темпест» вы должны взять меня за руку и провести по дорожке, ведущей к новому, модернизированному Фейрборо-Холлу.

Миранда усмехнулась.

– Вы на удивление хорошо приспосабливаетесь к этой дорожке, – заметила она.

– Да, кто бы мог такое предположить!

Уин улыбнулся.

– Только не я. В частности потому, что вы не думали о возможности моего присутствия здесь во время реконструкции.

– Я этого не говорил.

– Не дословно. Как вы выразились? – Она на мгновение замолчала. – Ах, да! Вы сказали, что моя роль в качестве представителя фирмы «Гаррет и Темпест» нежелательна. И что мое место дома.

Уин поморщился.

– Неужели я такое сказал?

– Причем весьма убедительно.

– Надеюсь, вы не используете это против меня?

– Непременно!

– А если я извинюсь?

– Если только извинение будет искренним.

– Хочу сообщить вам, что я редко приношу неискренние извинения, – твердо заявил виконт. – Если я пришел к выводу, что ошибался, то мне тем более захочется признаться в этом.

– Понятно. – Миранда кивнула. – Так вы ошибались?

– Я сильно ошибался, когда держался так высокомерно и напыщенно.

– Но вы все равно считаете, что женщине не место в фирме и она должна сидеть дома.

– Я думал… – Уин тщательно подбирал слова. – Все мы, мужчины или женщины, имеем собственные причины для суждений о необходимости совершения того или иного поступка. Или, возможно, желания поступить определенным образом. Мы должны быть довольны своим выбором, когда останавливаемся на чем-то конкретном, правильном, как нам кажется, независимо от того, согласны с этим другие или нет.

Миранда задумчиво прищурилась.

– Какой замечательный ответ, милорд! Правда, вы не ответили на мой вопрос. Однако ваш ответ все равно великолепен.

– Благодарю вас. – Виконт улыбнулся. – Кстати, матушка просила передать вам это.

Вынув из кармана жилета листок бумаги, он протянул его леди Гаррет.

– А вы очень ловко сменили тему разговора.

Миранда взяла у него листок и развернула его.

– Это очень умно с моей стороны, не так ли?

– Да, вы действительно очень умны, – тихо проговорила она. Впрочем, ее слова не были похожи на комплимент.

– Ну и?

– Это очень интересно.

– Матушка снова пригласила вас на чай? – полюбопытствовал Уин. Остановив двуколку, он спрыгнул на землю и обошел экипаж, чтобы помочь сойти леди Гаррет.

– Можно и так сказать…

Миранда снова сложила письмо, взяла протянутую руку виконта и позволила ему помочь ей выбраться из экипажа. Сегодня ее одежда была куда более легкомысленной, чем во время их последней встречи. За исключением ужасных туфель – казалось, они навсегда приклеились к ее ногам. Ее платье всегда выглядело скромным, хоть и модным, сдержанным и абсолютно безупречным. Так было и сегодня. А его покрой был практичным, как будто она собиралась сама взяться за молоток. Но этого Уин не допустил бы. Ее рука, облаченная в перчатку, очень удачно поместилась в его, и виконт даже почувствовал некоторое разочарование, когда она выпустила ее.

Миранда осмотрелась по сторонам.

– Боюсь, я не вижу ничего, что представляло бы архитектурный интерес. Хотя ландшафт производит приятное впечатление.

– Мы еще не добрались до места.

Уин вытащил из задней части двуколки корзину. Миранда удивленно приподняла брови.

– Пикник, милорд?

– Мне показалось нелепым тратить этот чудесный весенний день только на работу, – заявил виконт.

Леди Гаррет несколько мгновений смотрела на него, а затем кивнула и улыбнулась.

– Вообще-то, да, вы правы, – сказала она.

Виконт одарил ее улыбкой в ответ. Все шло намного лучше, чем он надеялся. Хотя, возможно, все дело в том, что леди Гаррет сегодня вела себя как-то иначе. И это было чудесно.

– Надо пройти вниз по дорожке.

Миранда с опаской посмотрела на узкую тропинку.

– Почему бы вам не пройти вперед?

– Отличная мысль! – Ступив на тропинку, Уин оглянулся. – Никогда бы не подумал, что скажу это, но ваши туфли, должно быть, только для подобных прогулок и подходят.

– Они весьма практичны.

– Но это далеко не все, что можно про них сказать. – Виконт усмехнулся. – Примите мои глубочайшие извинения за то, что тропинка не слишком ровная, но по ней редко ходят. А еще несколько лет назад ее здесь вообще не было. И попасть туда, куда мы направляемся, можно было только верхом. Но я решил, что так удобнее.

– Удобнее для чего?

– Вы скоро поймете.

Они шли вперед еще несколько минут, пока тропинка не расширилась. Уин отступил в сторону и дождался, пока Миранда приблизится к нему. А потом затаил дыхание.

– Боже правый! – воскликнула леди Гаррет, устремив взгляд на небольшую постройку посреди поляны.

– Вам нравится?

– Это великолепно! – Ее глаза расширились, и она подошла ближе.

Постройка напоминала греческий храм. Шесть каменных колонн на шестиугольном основании поддерживали куполообразную крышу. Каменные скамьи изгибались между двумя парами колонн. Здание возвышалось над ковром из весенних цветов, пробивавшихся сквозь аккуратно подстриженную траву. Солнечные лучи проникали сюда сквозь кроны деревьев, отчего от белокаменного строения словно исходил свет. Оно казалось безупречным.

– Полагаю, кто-то задумал создать тут греческий храм, хотя сходство с храмом неполное, – промолвил Уин. – В общем, это беседка.

– А мне всегда нравились беседки. – Миранда провела пальцами вверх по колонне. – Мрамор, не так ли?

– Думаю, что да. – Виконт полюбил эту постройку и эту лужайку с тех пор, как мальчиком случайно наткнулся на них. – Здание было возведено около двухсот лет назад.

– Ионические колонны… – пробормотала леди Гаррет. – Да это же просто… – Она подняла на него глаза. – Просто чудо, не так ли?

– Я всегда так считал. – Уин улыбнулся. – Если прийти сюда ночью, то в зависимости от времени года можно увидеть светлячков, которые порхают в воздухе, как феи.

– Какой вы непредсказуемый, милорд!

– Да, я могу быть очень непредсказуемым. – Он замолчал. – Когда я был ребенком, то пребывал в уверенности, что здесь живут Титания с Обероном и остальные феи и эльфы. Я был убежден, что ночами они выходят, чтобы порезвиться на поляне.

Леди Гаррет кивнула.

– И все благодаря стилю этой постройки и из-за того, что действие комедии Шекспира «Сон в летнюю ночь» происходит в Афинах?

– Не совсем. Возможно, потому, что я надеялся поймать одну их них и верил, что здесь для этого самое подходящее место. – Он доверительно понизил голос: – Видите ли, считается, что они выполняют желания.

– О да! Конечно! – Миранда серьезно кивнула. – Понимаю, для чего это может понадобиться.

Уин театрально вздохнул.

– Но я так и не поймал фею.

– И ваше желание так и осталось неисполненным.

В голосе леди Гаррет звучало сочувствие, однако в глазах ее было удивление.

– Однако я не оставил надежд…

– Поймать фею? – договорила она.

– Исполнить желание.

Виконт поймал ее взгляд, и они рассмеялись. Уину понравился смех Миранды. Более того, ему хотелось смешить ее.

– И чего бы вы пожелали?

– Пожалуй, мои желания меняются день ото дня. – Он движением руки пригласил Миранду в беседку. – Когда я был маленьким, мне хотелось летать.

– Вы хотите сказать, летать на воздушном шаре?

Войдя внутрь, леди Гаррет устроилась на одной из скамеек.

– Нет. – Усмехнувшись, Уин подошел к противоположной скамье. – Мне хотелось иметь крылья. Я думал, что способность летать – очень удобная штука. Ну и поскольку у моего кузена крыльев не будет, я бы смог помыкать им.

– Понятно. А сейчас чего вы хотите?

– Да я и сейчас не отказался бы от крыльев. Правда, сейчас я уже понимаю, что иметь подобные конечности было бы не совсем удобно.

– Выходит, ваши желания стали более практичными?

– Мы все взрослеем, леди Гаррет. – Поставив корзину, он открыл ее. – Например, мне хотелось бы, чтобы мой портной тщательнее снимал мерки.

Миранда засмеялась.

– Поверьте мне, в плохо сидящих брюках нет ничего забавного.

Уин заглянул в корзину. Он понятия не имел, что приготовила ему для пикника кухарка, однако не сомневался в том, что угощения будут великолепными, хоть она и не привыкла готовить на кухне Миллуорта. Виконт был не единственным, кому оказалось нелегко привыкать к переменам в жизни, произошедшим из-за пожара. Но кухарка всегда собирала ему в корзину для пикников что-нибудь особенное, каких бы гостей он ни приглашал. Это был не первый его пикник.

– Ничуть не сомневаюсь в этом. Что-нибудь еще?

– Еще месяц назад я бы сказал, что хочу, чтобы Фейрборо-Холл не сгорел.

– А сейчас?

– Сейчас… – Уин пожал плечами. – Я все еще этого хочу, но сделать уже ничего нельзя, так что это желание пропало.

– Мне кажется неловким тратить желание впустую.

Виконт взглянул на нее.

– Хочу, чтобы вы знали: я не из тех людей, кто даром тратит желания.

– Мне это и в голову не приходило. – Пальцы Миранды скользнули по каменной скамье. – Вы действительно сделали мне приятный сюрприз. Спасибо за то, что привезли меня сюда.

– Вообще-то я хотел привезти вас к озеру, – признался виконт. – Но потом вы упомянули Грецию, и я решил, что это место подойдет больше.

– Даже не знаю, почему я заговорила о Греции, если не считать того, что вы спросили меня. Я никогда никому не рассказывала о своих мечтах.

– Тогда то, что вы поделились со мною, большая честь для меня.

Встретившись с Мирандой взглядом, Уин улыбнулся. Сегодня, в солнечном свете, ее глаза обрели насыщенный зеленый оттенок, словно она была древнегреческой нимфой, привезенной в Англию, или лесным существом, которое любит танцевать с феями.

Несколько долгих мгновений они пристально смотрели друг на друга. Уин не мог оторвать от нее глаз. На один миг ему больше всего на свете захотелось утонуть в этих зеленых глазах.

Наконец, кашлянув, Миранда вежливо улыбнулась.

– Итак, вы много дам привозили сюда?

– Нет! – Взгляд Уина стал резким, и очарование момента исчезло. – Это не такое место, куда бы я стал привозить женщин с тем, чтобы соблазнить их.

– Но я не хотела…

Виконт скептически приподнял бровь.

– Прошу прощения, – пробормотала она.

– Когда я один раз привез сюда леди, она, мягко говоря, не согласилась с вашей оценкой этого места. Некоторые люди, глядя на беседку, видят лишь легкомысленность ее создателя. Поэтому я никому ничего не рассказываю о ней.

– Понятно, – проговорила Миранда. Ее голос прозвучал совсем тихо, но в нем слышалась благодарность.

– Еще пять-шесть лет назад беседка была в ужасном состоянии, почти разваливалась. Боюсь, мы плохо заботились о постройке.

Уин вытащил из корзины большой сверток, завязанный в белую салфетку. Наверное, в нее завернута нарезанная ветчина, да и вообще больше еды, чем нужно. Он отложил сверток в сторону.

– И я решил, что мы не должны позволить ей превратиться в руины.

– И где же стали бы резвиться феи, если бы беседка разрушилась?

– Именно так.

В свертке оказался также хлеб, сыр, пирог и – это Уин отметил с особым удовлетворением – банка с фруктами в меде.

– Поэтому я и приказал отремонтировать ее и провести сюда тропинку, чтобы садовникам было легче пробираться к ней.

Виконт посмотрел на лужайку, видневшуюся между двух колонн. Несмотря на неразбериху, вызванную пожаром, садовники не забыли про беседку, и это его порадовало.

– В этом году я впервые сюда приехал. Они отлично поработали.

– Да, тут действительно очень красиво.

– Я тоже так думаю. – Уин поднял вверх тяжелую, завернутую в кусок ткани бутылку, все еще прохладную из погреба. – Шампанское!

– На ленч?

– Почему бы и нет?

– Потому что шампанское ударяет в голову, а мне хотелось бы иметь ее ясной до конца дня.

– Обещаю вам, леди Гаррет, что как только я замечу, что вы хоть немного опьянели, то отниму бокал из вашей руки и уберу подальше. – Он решительно приподнял подбородок. – Даже если ради этого мне придется самому его выпить!

– Вы слишком добры, милорд. – Миранда одарила его долгим взглядом. – В самом деле, почему бы и нет?

Встав, леди Гаррет подошла к корзине. Тарелки, приборы и бокалы были аккуратно привязаны к внутренней части ивовой тары. Она отвязала бокалы, пока Уин открывал шампанское. Наполнив их, виконт произнес тост:

– За успешное восстановление Фейрборо-Холла и за все, что связано с реконструкцией!

Миранда тоже подняла бокал.

– Включая электричество! – добавила она.

– Включая электричество, – вздыхая, эхом отозвался Уин. – И помоги нам всем Господь!

Леди Гаррет сделала глоток.

– А вы легко не сдаетесь, не так ли, милорд?

– Подозреваю, что в этом отношении мы с вами похожи, – мрачным тоном промолвил Уин. – Ну а теперь, если мы не съедим до последнего кусочка все то, что приготовила нам кухарка, нас ждут всевозможные неприятности. Они придут к нам в виде жестких ростбифов и недоваренной картошки.

– Этого нельзя допустить.

Наполнив тарелки, они уселись на противоположные лавки, чтобы отведать приготовленных яств. Леди Гаррет ела с охотой: она действительно была очень голодна. Еда была великолепной, и лорд Стилуэлл отметил, что нужно будет не забыть поблагодарить повариху.

Почти опустошив тарелку, Миранда откинулась на спинку скамьи и удовлетворенно вздохнула.

– Это было восхитительно, милорд, – сказала она. – Очень вкусно.

– Я передам ваши комплименты кухарке, – пообещал Уин.

– Да, пожалуйста. – Леди Гаррет осмотрелась по сторонам. – Как эта беседка оказалась здесь? Тут ведь довольно неудобное место.

– Ее намеренно тут поставили. – Виконт вытер руки салфеткой и бросил ее в корзину. – Есть лишь одна такая же беседка на территории Миллуорт-парка. Она была построена владельцем для его жены в знак их любви. А эта была возведена в качестве приятного сюрприза его сыном Томасом для дочери владельца Фэрберна. Они очень любили друг друга.

– Какая романтическая история!

– К сожалению, все это нехорошо закончилось. – Уин покачал головой. – Он уехал, и ей позже сообщили, что Томас пропал в море, но девушка так этому и не поверила. Она томилась по нему и умерла всего за несколько дней до его возвращения.

– Боже мой! – Глаза Миранды выражали сочувствие. – Как печально!

– И он умер прямо здесь вскоре после приезда, – продолжал виконт. – Одни говорят, что он покончил с собой, другие – что это было убийство. Они похоронены здесь, рядом с беседкой, правда, никто точно не знает, где именно. Ирония судьбы в том, что в этом месте они собирались пожениться. – Виконт замолчал. Уину всегда нравилось рассказывать эту историю, но сегодня она показалась ему особенно трагичной. – Говорят, что влюбленные воссоединились после смерти и… – Лорд Стилуэлл обхватил себя руками. Когда он в последний раз рассказывал это женщине, она сочла его безумцем. – Люди рассказывали, что их видели здесь и в беседке Миллуорта.

Глаза леди Гаррет широко распахнулись.

– Призраки?

Виконт кивнул.

– Как интригующе! – Она восхищенно смотрела по сторонам. – А вы когда-нибудь их видели?

Помолчав, Уин кивнул.

– Правда?

– Это было несколько лет назад. – Он пожал плечами с таким видом, словно это было совсем не важно, да и вообще такие вещи происходят чуть ли не каждый день. – Мы с кузеном оба видели их.

– Потрясающе! – Миранда наклонилась вперед. – Расскажите мне, как они выглядели? – нетерпеливо попросила она.

– Ну, они выглядели, как… привидения.

– А вы могли смотреть сквозь них?

– Они не были совсем прозрачными, но при этом не скажешь, что они состояли из плоти.

Миранда закивала.

– Да-да, это можно понять, – сказала она.

– Энн была прекрасной молодой женщиной. Один из портретов, которые матушка вынесла из галереи при пожаре, как раз написан с нее.

– Я бы хотела на него взглянуть, – заявила Миранда, задумчиво прищурившись. – Как вы думаете, мы могли бы вернуть их?

Виконт вопросительно посмотрел на нее.

– Что вы хотите этим сказать? Как это – «вернуть их»?

– Я имею в виду, не думали ли вы когда-нибудь устроить спиритический сеанс?

– Здесь?

«И кто из них безумец?»

– Здесь было бы, конечно, лучше всего, ведь именно в этом месте умер Томас и они намеревались пожениться. Неудивительно, что они возвращались сюда. Я хочу сказать, что я бы уж точно вернулась.

Уин недоверчиво смотрел на нее.

– Никогда бы не подумал, что именно вам может прийти в голову этот абсурд.

Миранда удивленно выпрямилась.

– Почему? – спросила она.

– Вы же такая разумная, рациональная.

– Да, думаю, что я именно такая.

– И вам не должна приходить в голову всякая ерунда. Даже если вы не произнесете ни слова, это можно понять по тому, как вы одеваетесь.

– Вы снова намекаете на мои туфли?

– Да нет, даже если забыть о туфлях… – Он поежился. – Ваша одежда в высшей степени практична. Да что там – сразу видно, что вы из тех женщин, которые ценят удобство, а не забивают себе голову такими глупостями, как мода.

– Да?

– Вы хорошо работаете и хорошо знаете свое дело.

– Я стараюсь, – медленно произнесла Миранда.

– Вы напористы. – Уин кивнул. – Вы непримиримы, вы волевая, сильная личность.

– Напористая… – Леди Гаррет прищурилась. – Непримиримая?

– Да, до сегодняшнего дня у меня было чувство, что я нахожусь в компании гувернантки.

Виконт выпалил это, не подумав. Миранда возмущенно втянула носом воздух.

– Гувернантки?

– Мне всегда очень нравились мои гувернантки, – быстро проговорил он, правда, это не изменило ситуацию в лучшую сторону.

Леди Гаррет встала.

– Если не считать нескольких коротких разговоров между нами, вы ничего обо мне не знаете, милорд.

– Я знаю, что вы архитектор.

Уин тоже встал.

– О, это было очень трудно определить, да?

Выпив остатки шампанского в бокале, Миранда собрала тарелки и все, что они разбросали вокруг, и аккуратно сложила в корзину.

– Леди Гаррет…

Миранда захлопнула крышку корзины. Виконту в голову не приходило, что плетеную ивовую крышку можно закрыть с таким звуком, но она это сделала.

– Я не хотел обидеть вас.

– И все же вы это сделали.

– Я не понимаю, что вас так обидело. Я же, к примеру, не сказал, что вы скучная и ординарная.

– О, я, вероятно, должна вас за это поблагодарить! Разумная, рациональная, напористая, непримиримая – это гораздо лучше. Для гувернантки!

– Миранда…

Она резко повернулась к нему.

– Не смейте называть меня по имени!

– Мне показалось, что мы, возможно, становимся друзьями, – с надеждой произнес виконт, хотя было понятно, что он ошибается.

– Друзьями? Неужели? – Она прищурилась. – Вы всегда дружили с вашими гувернантками?

– Я всегда ладил со своими гувернантками. Я был очень симпатичным мальчиком. И все они просто обожали меня.

– А я – нет! – выйдя из беседки, Миранда пересекла лужайку.

Схватив корзину, Уин поспешил за ней.

– Леди Гаррет…

Она так резко развернулась, что виконт едва не налетел на нее.

– Хотите знать, что я до сегодняшнего дня думала о вас?

Огонь пылал в ее глазах, и благодаря этому праведному гневу, он убедился в том, что глаза у леди Гаррет зеленые. Ясные и сердитые. И зеленые!

– Совсем не хочу, – покачав головой, ответил Уин.

Миранда наградила его яростным взглядом.

– Что ж, тогда вы определенно умнее, чем кажетесь.

Повернувшись, она пошла по направлению к тропинке.

– Тогда мне повезло, – крикнул ей след виконт и тут же почувствовал досаду.

Неужели Уин пытается убедить ее в том, что он идиот?

– Да уж, повезло!

Точно. И для этого старается из всех сил.

Леди Гаррет неслась к двуколке, на несколько футов опережая Уина, и заняла свое место, не позволив ему нагнать ее. Лорд Стилуэлл заподозрил, что если бы случилось отстать от нее еще больше, она уехала бы, оставив его на дороге.

Несколько минут они ехали молча.

– Леди Гаррет… – попытался заговорить виконт.

Миранда взглянула на него с таким нескрываемым отвращением, что он решил повременить с извинениями.

Когда они доехали до Фейрборо, Уин остановил коня и вновь осмелился начать:

– Леди Гаррет…

Миранда одарила его приветливой улыбкой, но это не обмануло Уина. Хотя предполагал, что она именно на это и рассчитывает.

– Лорд Стилуэлл, женщине трудно находиться на месте стройки и на глазах рабочих ругаться с хозяином собственности, – сказала леди Гаррет. – Поэтому я предлагаю держаться друг с другом так же любезно, как и раньше.

Уин кивнул.

– Это и моя точка зрения, – сказал он.

Миранда недоуменно покачала головой.

– Ваша точка зрения? – переспросила она.

– Да, если говорить о месте женщины, – твердо произнес виконт, прекрасно понимая, что это не лучшая тема для разговора. Однако это правда.

Леди Гаррет прочистила горло, и у виконта возникла уверенность в том, что если бы они сейчас не находились на людях, ей пришлось бы приложить немалые усилия, чтобы не вцепиться ему в глотку.

– Нечего сказать?

– Нечего, что вы не сочли бы неподобающим.

– Что ж, в таком случае лучше ничего не говорить.

Уин спрыгнул на землю и повернулся, чтобы помочь Миранде. Она позволила ему это сделать с безразличным видом и с той же натянутой улыбкой.

– Мне было очень приятно, леди Гаррет, – промолвил виконт, приветливо улыбаясь и пребывая в полной уверенности, что этот спор он выиграл. Несмотря на то что это не было его целью. Лорд Стилуэлл не получил особого удовлетворения, да и вообще впечатление от спора у него осталось нехорошее. Нет, не от спора, а от того, что заговорил о роли женщины и сравнил ее с гувернанткой. Впрочем, Уин не был до конца уверен в том, что ее рассердило именно это. – Может, как-нибудь еще раз устроим пикник?

– Я бы на вашем месте не стала говорить об этом. Однако… – Она посмотрела на него с сияющей улыбкой, но ее зеленые глаза сверкали от гнева. – Я бы с радостью присоединилась бы к вам за обедом.

Виконт от удивления разинул рот.

– За обедом? – переспросил он.

Наклонившись ближе к нему, она добавила томным голосом:

– И за завтраком тоже.

Виконт с трудом сглотнул.

– За завтраком?

– Да, я очень люблю хороший завтрак после долгой бессонной ночи. Знаете, мне кажется, что я постоянно умираю от голода.

У него перехватило дыхание.

– Леди Гаррет!

– Вы шокированы, милорд? – В ее голосе зазвучали холодные нотки. – Не ожидали разговоров о долгих бессонных ночах от гувернантки?

Уин несколько мгновений молча смотрел на нее, а затем улыбнулся одной из своих самых порочных улыбок.

– Нет, но мне они показались восхитительными, – заявил он. – Такое ощущение, что сбывается мечта каждого маленького мальчика.

Как ни странно, после этих слов ее улыбка засияла еще больше.

– Ничто не доставило бы мне большего удовольствия, чем дать вам пощечину.

Виконт наклонился ближе к ней.

– Еще более восхитительно!

– Или, быть может, задушить вас голыми руками.

– Ничто не доставило бы мне такого удовольствия, как ощущение ваших голых рук на моей шее. – Уин замолчал. – Или на каком-нибудь другом месте.

Ее улыбка почти не дрогнула.

– Надо быть осторожнее со своими желаниями, милорд, – проговорила Миранда.

– О, леди Гаррет, я всегда осмотрителен в своих желаниях, – заверил ее лорд Стилуэлл.

Их глаза встретились. В ее изумрудных глазах читался вызов. И тут Уин понял, что в этой женщине кроется гораздо больше, чем он предполагал. Возможно, к этому виконт не был готов. Впрочем, он всегда был рад принять вызов.

– Что ж, в таком случае завтрак, милорд, – сказала Миранда. – Разумеется, сделав соответствующий перерыв после обеда.

– А каким образом мы заполним этот перерыв между обедом и завтраком?

Будь на ее месте любая другая женщина, женщина, которой он нравится, ответ был бы очевиден. Однако виконт начинал понимать, что, несмотря на все слова этой леди, в отношении Миранды ничего нельзя принимать на веру.

– Полагаю, мы заполним это время тем же, чем обычно его заполняют все мужчины и женщины, – отчеканила она. – Так что до встречи, лорд Стилуэлл.

Кивнув, леди Гаррет направилась к сооруженному собственными руками командному пункту.

«Что за манеры!» Эти слова вертелись у виконта на языке, но впервые за день он не произнес того, что не следует. К тому же, если бы Уин заговорил, ему пришлось бы окликнуть ее, а это некрасиво, в этом леди Гаррет права. Ему не больше, чем ей, хотелось посвящать рабочих в подробности их отношений. Вместо этого Уин придал лицу приветливое выражение, кивнул нескольким рабочим, снова сел в экипаж и направился в Миллуорт-Мэнор.

Все сегодня пошло не по плану. Однако в каком-то смысле так даже лучше. Виконт узнал, что леди Гаррет мечтает побывать в Греции, понял, что она немного эксцентрична. Миранда не усомнилась в его словах о том, что он видел призраки Томаса и Энн, и не сочла его безумцем. Хотя бы в этом случае.

Уин до сих пор не понимал, почему леди Гаррет так рассердилась на то, что он сравнил ее с гувернанткой, но рассердилась она не на шутку. Сам виконт считал свои слова комплиментом. К тому же ему всегда нравились такие дамы. И леди Гаррет произвела на него впечатление именно такой женщины…

И вдруг виконт понял. Внезапная мысль так потрясла его, как будто Миранда и вправду ударила его по лицу. Какой женщине понравится, если ее похвалят за трудоспособность, знания и уверенность в себе? Даже если дама, о которой идет речь, действительно обладает всеми этими качествами? Нет, как показывал его собственный опыт, леди нравится, когда им говорят, что их кожа бела как снег, голос может посоперничать по звучанию с ангельским, а роскошь погожего весеннего денька меркнет по сравнению с их прекрасной наружностью. И эту возможность он упустил.

А ведь сегодня все так хорошо начиналось! Виконт и вправду считал, что они становятся друзьями. В беседке они чувствовали себя непринужденно, и такой легкости в общении с женщиной он даже не мог припомнить. Да, глупости его нет предела.

Что с ним происходит? Лорд Стилуэлл всегда отлично находил общий язык с дамами. Обольщение женщин можно было назвать его природным даром. Талантом. Или, может, этот талант был у него раньше? Неужели три разорванные помолвки искалечили его? Нет, это полная чушь. Не сохранял же он целибат в течение трех лет после разрыва последней помолвки. Правда, в это время ни одна из его интрижек с дамами не длилась дольше нескольких недель, и по правде говоря, он сам был инициатором этого. При этом Уин был уверен, что когда рядом с ним окажется подходящая ему женщина, он сразу это поймет.

Не то чтобы леди Гаррет была таковой. Да он и представить себе не мог более неподходящую для себя партию. И сам тот факт, что это пришло ему в голову, абсурден.

Нет, его интерес к Миранде вызван лишь тем, что она занимается реконструкцией его дома. Исключительно в этом заключается причина его желания выведать все ее секреты. А вот у нее явно нет стремления что-либо узнать о нем. Это очевидно.

И все же он не мог забыть сказанные ею слова об обеде и завтраке. И о долгих часах в промежутке между ними.