Внезапно что-то чёрное мелькнуло в кустах слева от дороги.

— Вы видели?! — возбужденно завопил хоббит.

— Ты о чём? — не понял Малыш.

— Чёрное существо, вон, вон опять! Может, оно следит за нами.

— Тебе показалось, — попытался успокоить его Моторин.

— Нет, не показалось, — вмешался Арагволд, — я тоже его видел.

— Двое на двое, — усмехнулся Малыш. — А ты, Карлсон, что скажешь?

— Я ничего не заметил.

— Вот видите, даже нидинг, прирождённый шпион… — начал Моторин.

— Не шпион, а разведчик! — отрезал карлик.

И тут Бродо осенило. Он вынул из ножен кинжал с Синим Цветком. Эльфийский клинок ожил и излучал тепло. Все оторопело уставились на чудо, сотворённое руками Отрины. Малыш поплевал на указательный палец левой руки и дотронулся до кинжала. Раздалось лёгкое шипение.

— Ух ты! — восхищённо воскликнул маленький гном, отдёргивая руку.

Бродо был возмущён кощунственным поступком Малыша. Он, знавший почти наизусть легендарную Красную Книгу, как никто другой понимал серьёзность поданного Эльфийским клинком знака:

— Он почуял врага, силы Тьмы рыскают рядом!

Моторин радостно выхватил топор:

— Я давно хотел познакомиться с тем, кто раскачивает Средиземье. Эй, выходите, подлые трусы!

Однако на его вызов ответа не последовало. Больше никто не мелькал в кустах, и даже подозрительных шорохов не было слышно.

Они поехали дальше, не выпуская оружия из рук, и готовые к любым неожиданностям, но нападать на них никто не собирался. Постепенно гномы и карлик стали склоняться к мысли, что всё это — лишь фантазии хоббита.

— А твой клинок — шутник! — бесшабашно воскликнул, наконец, Малыш.

Бродо промолчал. Он и сам уже не был уверен, что ему всё не померещилось. Но не мог же ошибиться Эльфийский кинжал!

— К истинным нуменорцам сие вряд ли имеет отношение, — заметил капитан истерлингской гвардии.

«Не бойся чёрных, а бойся коричневых», — тут же вспомнил хоббит последние слова таинственного Понадола. Что он этим хотел сказать? Значит, это существо им не опасно? Но как же тогда клинок Отрины?

Внезапно из кустов слева на дорогу выскочил тощий чёрный кот, он стремглав промчался мимо них и исчез в зарослях.

— Проклятье! — выругался Моторин. — Это же плохая примета!

— Вы заметили, какие у него глаза? — тревожно спросил истерлинг. — Они красные, у обычных котов таких не бывает!

Бродо вздрогнул. Волосы на его ногах стояли дыбом. Кинжал толкнул его в бок, но и без него хоббит чуял что-то неладное.

— Перед нами был не простой кот! — сказал он со значением.

— Точно, это альбинос, — вмешался Карлсон. — У альбиносов всегда глаза красные.

— Где ты видел чёрных альбиносов?! — рассердился Арагволд. — И, между прочим, у тебя самого зенки красные. Ты что тоже альбинос?!

— А вы не верили, что кто-то крадётся за нами! — с упрёком проговорил хоббит. — Клинок Отрины на него реагирует, значит… — Бродо задумался. — … Выходит, он связан с силами Тьмы!

— Мурзик из Мордора! — съязвил Малыш.

— А, что с тобой говорить, ты даже Красную Книгу не читал! — И Бродо смерил его презрительным взглядом.

— Давайте подумаем о другом, — изрёк Моторин. — Мы слишком поздно выехали, проделали очень малый путь, а до ближайшей деревни ещё далеко. Где остановимся на ночь?

— Подумаешь! — брякнул Малыш. — В поле переночуем, первый раз, что ли!

Хоббит съёжился от такой перспективы. Он привык к домашнему уюту. Спать на постоялом дворе — это ещё туды-сюды, но под открытым небом… Нет, так они не договаривались!

— Ночью придётся охранять лагерь по очереди, — сказал Арагволд. — Думаю, Карлсона с Бродо можно освободить от дежурства. Моя смена первая.

— Хорошо, за тобой я, потом Малыш, — согласился Моторин.

Карлик хотел, было возмутиться по поводу такой дискриминации, но передумал. Хоббит же так утомился от приключений нервного дня, что при одной мысли о сне сладостно зевнул. «Пусть этой ночью подежурят Арагволд и гномы, они бывалые и привычные. А я только маленький хоббит, дорога впереди ещё длинная, приключений будет много. Постепенно я стану таким же крутым, как они, и буду дежурить наравне со всеми», — успокоив себя этими размышлениями, Бродо перестал терзаться угрызениями совести и невинно напомнил Моторину:

— А когда ты будешь читать Красную Книгу?

— Клянусь бородой Великого Дьюрина, какая может быть Красная Книга?! В дозоре не место читать, к тому же темно, и вообще пива уже мало!

— Насчёт пива ты не прав, — вмешался Карлсон. — У Малыша полно пивного концентрата, только добавь воды.

— Если у тебя есть концентрат, то какого Моргота ты пил в «Гарцующем пони», зная, что у тебя нет денег?! — набросился на маленького гнома Моторин. — А я ещё платил за тебя, дурака!

— Ну, кто из вас дурак ещё неизвестно! — хихикнул карлик.

— Концентрат дело хорошее, но это неприкосновенный запас на чёрный день. Да и свежее пиво всегда лучше, — оправдывался Малыш. — А вот когда до ближайшего трактира далеко, меня всегда выручает пивной концентрат. Добавил воды, и порядок!

— Ладно, хватит ругаться! — воскликнул Арагволд с упрёком. — Уже начинает темнеть. Вон неплохое место для ночлега.

Полянка, выбранная капитаном, располагалась в низине и была укрыта от ветра. В то же время, никакой враг на смог бы незаметно подобраться к их стоянке.

Привязав лошадей, компания тут же принялась за работу. Пока Моторин высекал огонь и разводил костёр, подбрасывая мелкие прутики, сухие листики и куски коры, Арагволд, Малыш и Бродо сходили за дровами. Лишь хитрый карлик, по своему обыкновению, увильнул от трудов. Яркое пламя и потрескивание горящих сучьев сразу придали уют их временному лагерю. Когда же Моторин стал доставать душистый хлеб, ароматный сыр, свежую колбасу и прочие продукты, а Малыш раскупорил пузатый бочонок с пивом, Бродо перестал жалеть о домашнем тепле. Тут сразу нашёлся и Карлсон. Малыш достал свою знаменитую чарку и стал разливать пиво в дружно подставленные походные кружки.

— Малыш, давай по старой дружбе пить из одной чарки, — пискнул Карлсон, у которого не было своей кружки, и который привык выезжать за счёт друга.

— Ладно, — добродушно отозвался маленький гном.

— Так давайте же выпьем за дружбу! — провозгласил тост Моторин.

— За наш мужской союз! — поддержал его Арагволд.

— За Отряд Спасителей! — обрадовался хоббит.

Они чокнулись и осушили посуду. Карлсон при этом едва не утонул в чарке Малыша.

— Давай по второй! — распорядился Моторин.

Но тут произошло неожиданное. Незаметно подкравшийся в наступившей темноте чёрный кот стремительно прыгнул, и, схватив зубами здоровую палку колбасы, бросился к лесу.

— Держи его! — заорал Малыш, выхватывая свои клинки.

— Говорил же я, что это плохая примета! — завопил Моторин.

Бродо подхватил верный эльфийский лук, прицелился, натянул тетиву и… Жалость остановила руку хоббита: «Пусть это хоть сам Саурон, я не могу стрелять в того, кто безоружен и не несёт угрозы!»

— Жаль, что темно! — проворчал Моторин.

Малыш в темноте споткнулся и с треском и грохотом шлёпнулся на землю.

— Эй, гномы, оставайтесь лучше тут, вы весь лес распугаете! — сердито крикнул истерлинг и в одиночку продолжил погоню.

— Подайте мне его сюда, уж я его тут покурощаю, я ему все усы повыдеру! — распалился Карлсон.

Между тем Арагволд, которому случалось побывать и не в таких передрягах, преследовал похитителя. Коту удирать с колбасой в зубах было тяжело, но и бросать свою добычу у него желания не было. Никто не хотел уступать. Капитан не замечал ни хлещущих по лицу веток, ни острых колючек. «Врёшь, от меня ещё никто не уходил!» — мелькнула у него на бегу мысль.

Страх прибавил зверю сил, но потомок выносливых степняков не только не отставал, но и сокращал расстояние. Наконец, истерлинг настиг воришку. Кот в ужасе съёжился и приник к земле, шерсть у него на загривке встала дыбом. Он тяжело дышал, испуганно прижав уши, а его большие красные глаза затравленно уставились на человека.

Этот взгляд шевельнул в самых глубинах подсознания Арагволда какое-то давно забытое воспоминание. Но наваждение продолжалось лишь долю секунды, и странное ощущение исчезло так же быстро и внезапно, как и появилось.

Гвардеец увидел перед собой только отощавшее, насмерть перепуганное животное, и рука Арагволда не поднялась отобрать колбасу у этого жалкого существа.

— Ладно, считай, что мы её тебе подарили. Но лучше больше нам не попадайся!

В кроваво-красных глазах кота отразилось глубочайшее изумление, смешанное с недоверием. Но Арагволд уже повернулся к нему спиной и зашагал к лагерю, где его ждали друзья.