Полоцк горел. Не так чтобы сильно, но дымил изрядно. Дым стлался над землёй, плачь и крики доносились со стороны, где в город успели втянуться новгородские дружины. Судя по всему, новгородская вольница не сильно утруждала себя сохранением города. Пришли, ограбили — сожгли, обычная тактика разбойников. Как скажет однажды один из французских королей — после нас хоть потоп. Вот и тут так же.

Местная столица не отличалась не размерами, не количеством населения. Как сказал Рогволод, населения насчитывалось тысяч пятьдесят от силы, а то и всего сорок. По этим меркам, наша бывшая деревня, скоро превратится в один из крупнейших городов всех княжеств. А года через два или три, так и Киев переплюнет. Может быть… Если темпы роста не снизятся. В Киеве, по моим подсчётам, максимум тысяч сто пятьдесят.

Проведя разведку, мы с моим штабом решили не сильно мудрить с тактикой. Возможности позволяли, поэтому повиснем на хвосте и войдём в город вслед за новгородцами. Количественно нас было меньше, наши четыре тысячи — против их семи тысяч. Войско большое, если учитывать, что Новгород не уступает Киеву не размерами не населением. Но учитывая нашу магию, противника у нас считай, что и не было. Да и подготовка отличалась. Наставники семь мотов и десять шкур с моих дружинников снимали на тренировках. И это не в переносном смысле, а в прямом. Через кровь, через боль, вбивая воинскую науку и дисциплину. А что им шкуры‑то не снимать, если всё равно вылечат?

После быстрого обмена информацией, наш походный воевода отдал команду и дружина, разделившись на несколько отрядов, ворвалась в горящий город.

* * *

На сборы, у нас ушло всего два дня. По сравнению с прошлым походом, это был рекорд. Да и по всем меркам, это было нечто нереальное. Рогволод только головой покачал, типа — невозможно! Однако всё оказалось, возможным. Еруслан, Радомир и другие военачальники, на пинках гоняли своих подчинённых, хотя особо подгонять никого не надо было. Всё было давно готово, и народ с энтузиазмом воспринял моё решение пойти и немного поразвлечься. Воспоминание о добыче после похода на Киев грели душу дружинников и вызывали нешуточную зависть тех, кто не ходил с нами.

Сармат пригнал более двух тысяч своих соплеменников и мы, честно разделили их на две части — половину дружине, которая идёт в Литву, а половину нам. Сам Сармат пошёл со мной, сказал, что со мной его добыча будет богаче. Еруслан тоже упёрся, со мной пошёл. Хотел его отправить в Литву, но вот он упёрся и всё. Хотя, как упёрся… Ходил ныл, стонал, уговаривал. Пришлось отправлять во главе второго войска Радомира, а Еруслана ставить походным воеводой у себя. Можно было настоять, но я не стал. Видно было, что этот вопрос они между собой уже решили, так что, нет смысла что‑то менять.

Сама дорога у нас заняла почти месяц. Телеги у нас уже были нормальной конструкции — моей, а не те развалюхи, которые были раньше. Дисциплина тоже была на уровне, лень и саботаж лечился пинками по печени. Ну и плюс лечебные амулеты, которые не давали телу уставать и лечили по мере необходимости. А так бы, на дорогу ушло не меньше двух месяцев. Купцы примерно столько и едут, отягощённые обозом и делающие частые остановки.

По пути, проехали мимо Турова, чем жутко переполошили местного князя. Тот выслал с какого‑то перепуга нам наперерез свою дружину, пришлось немного их вразумить. Никого не убили, но морды попортили некоторым особо горячим парням. А нечего нападать на неизвестного противника, тем более, который мирно проходит мимо. Но ничего, объяснились, посмеялись… Заодно и с князем познакомились, нормальный мужик, без лишних тараканов в голове. На счёт торговли дальнейшего сотрудничества договорились. Нашли темы для общения, жаль торопились.

Заодно ознакомили с моим личным штандартом — красное знамя с оскаленной мордой бурого медведя, бьющего лапой. Солидно выглядит и впечатление производит. И поехали дальше. Следующий город, был уже Полоцкого княжества — Меньск. Тот нас встретил угрюмо, закрытыми воротами. Так что, некоторое время Рогволод перепирался со стражей, пока не прибежал местный князёк и не приказал открыть ворота. Дружину в город мы не стали заводить, устроили перекур за пределами города. И с утра, поделив войско — разошлись в разные стороны. Мы быстрым маршем пошли к Полоцку, по слухам его уже осадили новгородцы, а половина отправилась сразу в Литву.

Рогволод, глядя на нашу оперативность хватался за голову. Как он сказал, в его дружине долго бы спорили и письками мерялись, пока приняли решение. А тут — отдал приказ, по чарке вина вдарили 'на посошок' и быстро разбежались. Время тратится только на то, что бы коней запрячь и построиться.

Самого Рогволода, я обеспечил всеми нужными амулетами и пролечил хорошо, а то здоровье у него было уже совсем подорвано. Так что, скакал он как молодой козлик. Дружинников его мы тоже подтянули до нормального уровня. Берсерки научились управлять своим даром, чему не могли нарадоваться, а так же всех обеспечили защитными и лечебными амулетами.

А потом мы встретили беженцев. Как оказалось, дня три назад к Полоцку подошло новгородское войско. Для начала предложили открыть ворота, а потом начали сам штурм. Как это принято, для начала культурно обстреляли стрелами, потом под их прикрытием полезли на стены и начали добить ворота бревном.

Полоцк город старый и построен по старинке. Это в Киеве стены каменные, а тут сложены из брёвен, да невысокие. Метров пять всего. А новгородцам, сохранность города была до задницы, обстреливали стрелами обмотанными паклей — смоченной в нефти и примотанными пучками соломы. Поэтому, несмотря на старания местных жителей, скоро вспыхнули пожары, тушением которых и занялись все — от мала до велика.

На стенах тоже было не всё в порядке. От силы три сотни дружины и тысячи две местного ополчения. Против новгородцев — капля в море. Нет, защитники, конечно, сражались стойко, но два дня непрерывного обстрела, сделали своё дело. И стену им подожгли и ворота вышибли. Но мы всё‑таки подошли вовремя.

* * *

Первыми рванули конники Сармата. Жутко завывая, ворвались в проломы и быстро растеклись по улочкам, на скаку внося опустошение среди противника. Особо им сортировать не приходилось. Местных дружинников почти всех вырезали, так что, рубили хазары никого не жалея. Постепенно, они завязли, не успевая вырезать новгородцев. Всё‑таки, коннице на тесных улочках делать нечего. От потерь их спасала только защита амулетов. Но при таком частом уроне, амулеты скоро сядут.

Но в это время, подтянулась наша пехота, дисциплинированно прикрываясь щитами и двигаясь отработанным строем. Вот тут у новгородских шансов не было вообще. Сарматовы конники сразу оттянулись назад, и пошли позади пехоты, постреливая из луков — прореживая новгородцев. Так мы и двигались, очищая город от захватчиков.

Сам я в бой не вступал, моё участие сводилось к тушению пожаров и лечению изредка встречавшегося местного населения. Новгородцы не щадили никого. К тушению пожаров пришлось подходить творчески, так как пожарной машины у меня не было. Поэтому, пришлось изобретать на ходу. Самым действенным способом, было создание защитного купола над очагом возгорания. Воздух быстро выгорал и огонь гас. Затем, я стал комбинировать, создавал купол и когда огонь гас, применял внутри него заклятие заморозки — что бы снова не загорелось. Огонь‑то угасал, но температура была высокой. Могло опять вспыхнуть. Так что, решение было найдено и пожары скоро были ликвидированы.

Вот пока я возился с пожарами и лечением, дружина добила новгородское войско, после чего, как и я, занялись оказанием помощи пострадавшим — это было заранее оговорено и амулеты были у всех.

Пленных было не много. Как я и говорил раньше дружинника — пленные нам не нужны. Поэтому, в плен попали только самые богато одетые новгородцы, по местным понятиям — командиры. Вот этих самых 'командиров' мне и притащили в количестве двух десятков человек.

— Ну и что ты мне поведаешь, голубь сизый? — обратился я к одному их пленных, который злобно сверлил меня взглядом.

— Не о чём мне с тобой говорить, — ответил тот и сплюнул мне под ноги.

— Понятно, — кивнул я доброжелательно и свернул ему шею, и обратился к другому воину, — А ты что поведаешь?

Тот глядя на своего недавнего товарища, заторможено перевёл взгляд на меня, не спеша с ответом.

— Долго думаешь, — укоризненно сказал я и тоже свернул ему шею, — Ну а ты…?

Третий не стал тянуть с ответом, сразу с энтузиазмом закричал — упав на колени:

— Всё, я всё скажу, князь!

— Ну вот, сразу видно умного человека, — заметил я и спросил, — Кто среди вас, лучше всех знает Новгород? Уточню. Кто из вас, знает, где живут самые богатые люди города Новгорода и где находятся самые дорогие и ценные товары новгородских жителей? Ну?

Тот, который ползал у моих ног, с готовностью указал на троих пленников, пояснив, что эти точно всё знают, так как один из них боярский сын, а остальные из купечества.

— Понятно. Тогда остальные мне не нужны, — кивнул я и добил всех лишних. Жестоко? А нахрен они мне все усрались. Сторожи их, корми… Я не святая мать Тереза, благодетелем не подрабатываю.

С ужасом глядя на попадавшие тела — оставшиеся в живых быстро сориентировались, и информация полилась рекой. Для полного понимания, я использовал свои куцые познания в менталистике, по мере их рассказа улавливая мысленные образы местности, которые они мне описывали. Потом пригодится.

На счастье Рогволода, город пострадал не сильно, хоть дружину в основном ему побили. Семья тоже уцелела, успев вовремя ускользнуть от новгородских дружинников. Как он не рвался отомстить, пришлось ему остаться в городе, налаживать своё хозяйство. Амулетами я его снабдил, его личную сотню тоже, так что с проблемами он справится. Разворовать новгородцы ничего не успели, так что можно сказать отделался он лёгким испугом. Но для надёжности, оставил я ему сотню сарматовских всадников и сотню наших дружинников. Мало ли что. Нужно ещё отловить разбежавшихся новгородцев, да разбойников почистить. У них тут говорят этих разбойников как грязи, пусть помогут родственнику. Опыт у них в этом деле большой. А чтобы не были в обиде, пообещали равную долю в добыче с Новгорода, да это и так было само собой. У нас всё по — честному.

Кроме воинов, оставил часть жрецов с нужными артефактами, для строительства храма, это тоже было заранее оговорено. Князь обещал построить ударными темпами в первую очередь, очень ему мой храм понравился, и те бонусы, которые он даёт. Вот построят, установят алтарь, активируют артефакты и начнётся у них новая жизнь. Ну, а мне энергия веры капать начнёт. Всем будет хорошо.

* * *

В Полоцке мы надолго задерживаться не стали. Трое суток помогали поддерживать порядок, приводя людей в чувство — где добрым словом, а где и хорошим ударом в зубы, отлавливали попрятавшихся новгородцев, резали мародёров, насильников, грабителей и других нехороших личностей. А потом дружно собрались и двинули в Новгород.

Судя по лицам местного народа, который вышел нас провожать, впечатление мы произвели очень хорошее. И махали нам платочками и вкусняшки разные в узелках совали уходящим дружинникам, а судя по слезам и обнимашкам — со стороны женского населения, детишки у многих из них появятся гарантированно. Парни у меня все здоровые и с потенцией у них всё в порядке. А что, я тоже тут отметился, привык как‑то уже…

* * *

Быстрым маршем мы двигались к Новгороду, не особо напрягаясь, во время останавливаясь на отдых, кормёжку, но движение было стабильным и без особых сложностей. Дружинники притёрлись, ссор и пьянок не устраивали, каждый чётко знал кому и что делать. По пути устраивали постоянные тренировки. Так как все были на транспорте, поэтому периодически подразделения — попеременно, двигались бегом, приучая тела к нагрузкам и повышая собственную выносливость. Возмущаться никто не думал, все знали — приказ нужно выполнять бегом и со всем энтузиазмом. Иначе дикие звери будут кушать твой труп в ближайших кустах.

Заболеть никому не грозило, за зарядом амулетов следила автоматическая система, запитанная на ёмкие накопители. Эта мысль мне пришла в голову уже после выхода их Полоцка. Стукнуло мне в мозг, а какого собственно хрена, я вожусь с зарядкой амулетов? Вот и устроил определённо настроенную сеть, где сервером была система, которая сканировала и отслеживала все амулеты в радиусе пяти километров. Как только заряд садился ниже определённого уровня, система подавала по определённому каналу на накопитель этого амулета энергию. Повозиться пришлось, но я справился. Но как меня раздражала возня со всей этой мелочёвкой… Разнокалиберных амулетов пришлось перепрошить больше десятка тысяч. Даже сам не ожидал, что их так много на руках у моей дружины. Так это только половина дружины, а сколько их в нашем городе? А сколько вообще распродал? Услужливая Крис выдала мне цифру… Мда. Дохрена и больше.

От скуки и для собственного развлечения, мои егеря носились впереди колонны и попутно вылавливали разбойников. Давно я не видел столько радости на их лицах. Ну, как дети! С таким восторгом докладывали мне, сколько и кого они поймали. И как огорчались, что в наших краях эти самые разбойники закончились. Я только 'мудро' улыбался и 'сочувствовал' им.

Так же, я предавался размышлениям, а собственно — что я создал из бывшей деревни Неклюевки? Вполне современный город, даже по меркам моего прошлого мира. Да, топятся ещё печками, иногда. Но в основном, обогрев и освещение уже во многих домах магическое — лес я рубить запретил. Лучше купить привозной, чем лишиться леса. Местные пожали плечами, но восприняли это спокойно, моё слово для них закон. Все в городе уже плотно находились под влиянием ментальных амулетов храма, которые потихоньку, на уровне подсознания вбивали в их мозг одну мысль — Арес Бог, Арес всегда прав, ты должен стремиться стать таким же, как Арес и Арес будет тобой гордиться. Ну и всё остальное в таком духе. Только без коверканья сознания и вбивания слепого подчинения. Роботы мне были не нужны. Поэтому, внушался не только мой непререкаемый авторитет, но и стремленье к самосовершенствованию.

Так вот, все жители города сыты, здоровы, богаты, активны в личной и общественной жизни. Для них наш город, как его теперь называют все — Аресово, по всем понятиям — Родина, с большой буквы. Они гордятся тем, что тут живут, тем, что им все другие завидуют, боятся и уважают. Они готовы в любой момент встать на защиту этого города или на защиту интересов своего князя — меня. Все мужчины постоянно совершенствуют свои воинские уменья, женщины тоже к этому делу подтягиваются, особенно молодняк. Если дальше так пойдёт, то следующее поколение поголовно будет изучать воинскую науку невзирая на пол.

Так как в школе я больше балду пиннал, а с возрастом больше всего думал о девчонках а не об уроках. То из всего того, что я помнил, мне на память приходит только одно историческое место, с натяжкой похожее на созданный мной город — это древняя Спарта.

Мда, усмехнулся я мысленно — это Спарта! Интересный фильм был, да и царь Леонид там колоритная личность, не особо церемонился с народом. Чуть что не так — хрясь(!) мечом по голове и в колодец. Ну и правильно, нет человека — нет проблемы. Я тоже по этому принципу живу. Поэтому, проблем уже не имею — врагов живых не оставляю.

Вот в таком времяпровождении двигались мы к Новгороду. И вот мы к нему пришли…

* * *

— Князь, а нахрена мы остановились? — задумчиво чесал голову Еруслан, — Ворота открыты, они даже не поняли, кто к ним в гости пришёл. А так, мы остановились, сейчас они нас рассмотрят, поймут, что мы не новгородские и ворота закроют.

— Честно? — спросил я его, усмехаясь, тот кивнул, — Да от скуки, если честно. Вот ты мне скажи, сколько тебе с нашей дружиной нужно времени, что бы войти в Новгород?

— Самим, без тебя? — уточнил он.

— Без меня, — кивнул я, — Но используя все ваши амулеты.

— Ну… Пока стрелков снимем со стен, пока до ворот добежим, пока ворота вышибем… Если всё по науке. Ну, полчаса, где‑то. А что?

— Ну вот, идите и развлекайтесь, — заржал я, — Мы сюда шли не только грабить, Еруслан. Мы шли сюда показать всем, что нас нужно бояться. Понял? Киев, Полоцк, Новгород… Да если у кого и появится мысль с нами ссориться, он должен быстро эту мысль задавить. Так что, иди и покажи всему миру, как воюет моя дружина.

— Понял князь, — Еруслан коротко поклонился, — Ща, покажем.