Теория государства и права

Алексеев Сергей Сергеевич

Раздел четвертый.

Теория права

 

 

Глава 16.

Понятие, сущность и социальная ценность права

 

§ 1. Понимание права в мировой и отечественной юриспруденции

Право настолько уникальный, сложный и общественно необходимый феномен, что на протяжении всего времени его существования научный интерес к нему не только не исчезает, но и возрастает. Вопросы правопонимания принадлежат к числу «вечных» уже потому, что человек на каждом из витков своего индивидуального и общественного развития открывает в праве новые качества, новые аспекты соотношения его с другими явлениями и сферами жизнедеятельности социума. В мире существует множество научных идей, течений и точек зрения по поводу того, что есть право. Но лишь в последнее время ученые стали задаваться вопросом, что значит понимать право.

Правопонимание – это научная категория, отражающая процесс и результат целенаправленной мыслительной деятельности человека, включающий в себя познание права, его восприятие (оценку) и отношение к нему как к целостному социальному явлению.

Субъектом правопонимания всегда выступает конкретный человек, например:

а) гражданин, обладающий минимальным правовым кругозором, столкнувшийся с проблемами права вообще;

б) юрист-профессионал, имеющий достаточный запас знаний о праве, способный применять и толковать правовые нормы;

в) ученый, человек с абстрактным мышлением, занимающийся изучением права, обладающий суммой исторических и современных знаний, способный к интерпретации не только норм, но и принципов права, владеющий определенной методологией исследования.

Правопонимание всегда субъективно, оригинально, хотя представления о праве могут совпадать у группы лиц и у целых слоев, классов.

Объектом правопонимания могут быть право в планетарном масштабе, право конкретного общества, отрасль, институт права, отдельные правовые нормы. При этом знания об отдельных структурных элементах экстраполируются на право в целом. Важную познавательную нагрузку здесь несут среда и взаимодействующие с правом общественные явления.

Содержание правопонимания составляют знания субъекта о его правах и обязанностях, конкретных и общих правовых дозволениях, запретах, а также оценка и отношение к ним как справедливым или несправедливым. В зависимости от уровня культуры, методической оснащенности субъекта и выбора предмета изучения правопонимание может быть полным или неполным, правильным или искаженным, положительным или отрицательным.

Обыкновенный человек понимает право так, как это позволяет ему собственный разум в определенных культурологических традициях соответствующей эпохи и общества. Для него понимание права во временном масштабе ограничено рамками его жизни. Однако это не означает, что после его смерти правопонимание исчезает совсем. Такие элементы правопонимания, как знания, оценки, могут передаваться другим людям, а исследователь-ученый оставляет после себя еще и письменные представления о праве. Другими словами, образ права, сложившийся в умах наших предшественников и выразившийся в виде той или иной концепции, оказывает заметное влияние на формирование правопонимания у потомков.

При рассмотрении различных теорий и взглядов о праве необходимо учитывать следующие обстоятельства:

• во-первых, исторические условия функционирования права и рамки культуры, в которых жил и работал «исследователь»;

• во-вторых, то, что результат правопонимания всегда зависит от философской, нравственной, религиозной, идеологической позиции познающего его субъекта;

• в-третьих, что берется в качестве основы той или иной концепции (источник правообразования или сущность самого явления), что понимается под источником права (человек, Бог или космос) и под его сущностью (воля класса, мера свободы человека или природный эгоизм индивида);

• в-четвертых, устойчивость и долгожительство концепций в одних случаях и их динамичность, способность адаптироваться к развивающимся общественным отношениям – в других.

Современный уровень развития гуманитарной науки и методологии исследования социальных явлений позволяет систематизировать различные взгляды о праве на основе определенных критериев. Уже само отношение к праву, его судьбе, тот факт, положительное значение имеет оно для общества или отрицательное, выступает оно в качестве самостоятельного социального явления или как элемент иной системы регулирования, выявляет противоположные мнения. В частности, представители ряда философских течений рассматривали право как часть нравственности (Шопенгауэр) или как низшую ступень нравственности и отрицали социально-ценностный характер права (Л. Толстой, Вл. Соловьев). Негативное отношение к праву высказывали анархисты; проблемы отмирания права с построением коммунизма активно обсуждались в рамках марксистской правовой теории.

При решении основного вопроса философии о соотношении бытия и сознания выделяются идеалистический и материалистический подходы к изучению права. Для первого характерны теологические учения о праве. Фома Аквинский утверждал, что право имеет не только божественное происхождение, но и божественную сущность. Позитивное право (человеческие законы) является лишь средством осуществления целей, предначертанных Богом для человека. Последователи Аквинского – неотомисты – пытаются увязать религиозную сущность права с естественно-правовыми началами и эмпирическими оценками общественных отношений с целью обосновать более жизнеспособные и реалистические варианты его учения. На другом полюсе, в рамках материалистического подхода, разрабатывается марксистская теория права, основными постулатами которой выступают: обусловленность права экономическим базисом общества, классовый характер права, жесткая зависимость права от государства, обеспеченность его принудительной силой государства.

В зависимости от того, что рассматривается в качестве источника правообразования, – государство или природа человека, различают естественно-правовую и позитивистскую теории права.

Естественно-правовые взгляды берут свое начало еще в Древней Греции и Древнем Риме. Они связаны с именами Демокрита, Сократа, Платона и отражают попытки выявления нравственных, справедливых начал в праве, заложенных самой природой человека. «Закон, – подчеркивал Демокрит, – стремится помочь жизни людей. Но он может этого достигнуть только тогда, когда сами граждане желают жить счастливо: для повинующихся закону закон – только свидетельство их собственной добродетели». Естественно-правовая теория прошла сложный путь развития, ее популярность, всплески расцвета всегда были связаны со стремлениями людей изменить свою жизнь к лучшему – это и эпоха Возрождения, и эпоха буржуазных революций и современная эпоха перехода к правовому государству.

Позитивное значение естественно-правовой теории состоит в следующем:

• во-первых, она утверждает идею естественных, неотъемлемых прав человека;

• во-вторых, благодаря этой теории стали различать право и закон, естественное и позитивное право;

• в-третьих, она концептуально соединяет право и нравственность.

Критическое замечание в адрес данной теории может состоять в том, что не всегда представление о праве как справедливом или несправедливом можно объективировать в правовой действительности.

Позитивистская теория права (К. Бергбом, Г.В. Шершеневич) возникла в значительной степени как оппозиционная «естественному праву». В отличие от естественно-правовой теории, для которой основные права и свободы первичны по отношению к законодательству, позитивизм вводит понятие «субъективное право» как производное от объективного права, установленного, созданного государством. Государство делегирует субъективные права и устанавливает юридические обязанности в нормах права, составляющих закрытую совершенную систему. Позитивизм отождествляет право и закон.

Положительным здесь нужно признать возможность установления стабильного правопорядка, детального изучения догмы права – структуры правовой нормы, оснований юридической ответственности, классификации норм и нормативных актов, видов интерпретации.

К негативным моментам теории следует отнести вводимую ею искусственную ограниченность права как системы от фактических общественных отношений, отсутствие возможности нравственной оценки правовых явлений, отказ от исследований содержания права, его целей.

В зависимости от того, в чем усматривалась основа (базовый элемент) права – норма права, правосознание, правоотношение – сформировались нормативистская, психологическая и социологическая теории.

Нормативистская теория основана на представлении о том, что право – это совокупность норм, внешне выраженных в законах и иных нормативных актах. Автором данной концепции считают Г. Кельзена, по мнению которого право представляет собой стройную, с логически взаимосвязанными элементами иерархическую пирамиду во главе с «основной нормой». Юридическая сила и законность каждой нормы зависит от «вышестоящей» в пирамиде нормы, обладающей более высокой степенью юридической силы. Современное понимание права в рамках этой теории можно выразить следующей схемой:

а) право – это система взаимосвязанных и взаимодействующих норм, изложенных в нормативных актах (текстах);

б) нормы права издаются государством, в них выражается государственная воля, возведенная в закон;

в) нормы права регулируют наиболее важные общественные отношения;

г) само право и его реализация обеспечиваются в необходимых случаях принудительной силой государства;

д) от норм зависят возникновение правоотношений, формирование правосознания, правовое поведение.

Позитивное значение нормативизма заключается в том, что:

• такой подход, во-первых, позволяет создавать и совершенствовать систему законодательства;

• во-вторых, обеспечивает определенный режим законности, единообразное применение норм и индивидуально-властных велений;

• в-третьих, содействует формированию «нормативного» представления о праве как формально-логической основе правосознания граждан;

• в-четвертых, обеспечивает формальную определенность права, что позволяет четко обозначать права и обязанности субъектов, фиксировать меры и средства государственного принуждения;

• в-пятых, позволяет абстрагироваться от классово-политических характеристик права, что особенно важно при правоприменении.

Ущербность нормативного подхода усматривается в его отрицании обусловленности права потребностями общественного развития, игнорировании естественных и нравственных начал в праве и роли правосознания в реализации юридических норм, абсолютизации государственного влияния на правовую систему.

Психологическая теория, родоначальником которой является Л.И. Петражицкий, правом признает конкретную психическую реальность – правовые эмоции человека. Последние носят императивно-атрибутивный характер и подразделяется на:

а) переживание позитивного права, установленного государством;

б) переживание интуитивного, личного права. Интуитивное право и выступает регулятором поведения человека и потому рассматривается как реальное, действительное право.

Положительным здесь является то, что теория обращает внимание на одну из важнейших сторон правовой системы – психологическую. Нельзя готовить и издавать законы, не изучая уровень правовой культуры и правосознания в обществе, нельзя и применять законы, не учитывая психологические особенности индивида.

Недостатками данной теории можно считать ее односторонний характер, отрыв от объективной реальности, невозможность в ее рамках структурировать право, отличать его от иных социально-регулятивных явлений. Социологическая теория права зародилась в середине XIX столетия. Наиболее видными представителями социологической юриспруденции, были Л. Дюги, С. Муромцев, Е. Эрлих, Р. Паунд. Социологическая теория рассматривает право как эмпирическое явление. Основной постулат ее состоит в том, что «право следует искать не в норме или психике, а в реальной жизни». В основу понятия права положено общественное отношение, защищенное государством. Нормы закона, правосознание не отрицаются, но и не признаются правом. Они являются признаками права, а само право – это порядок в общественных отношениях, в действиях людей. Выявить суть такого порядка, разрешить спор в той или иной конкретной ситуации призваны судебные или административные органы.

Позитивными в данном случае можно признать следующие положения:

а) общество и право рассматриваются как целостные, взаимосвязанные явления;

б) теория доказывает то, что изучать нужно не только нормы права, установленные государством, но и всю совокупность сложившихся в обществе правовых отношений;

в) учение подчеркивает роль права как средства социального контроля и достижения социального равновесия, возвышает роль судебной власти.

Критически же в этой теории надо относиться к отрицанию нормативности как важнейшего свойства права, недооценке в праве нравственно-гуманистических начал, смешению одного из факторов образования права – интереса – с самим правом.

Каждая из названных теорий имеет свои преимущества и недостатки, их появление и развитие обусловлены естественным развитием человеческого общества и свидетельствуют о необходимости и социальной ценности права в жизни людей.

 

§ 2. Понятие права

В современной юридической науке термин «право» используется в нескольких значениях.

Во-первых, правом называют социально-правовые притязания людей, например, право человека на жизнь, право народов на самоопределение и т.п. Эти притязания обусловлены природой человека и общества и считаются естественными правами.

Во-вторых, под правом понимается система юридических норм. Это – право в объективном смысле, ибо нормы права создаются и действуют независимо от воли отдельных лиц. Данный смысл вкладывается в термин «право» в словосочетаниях «российское право», «трудовое право», «изобретательское право», «международное право» и т.д. Термин «право» в подобных случаях не имеет множественного числа.

В-третьих, названным термином обозначают официально признанные возможности, которыми располагает физическое или юридическое лицо, организация. Так, граждане имеют право на труд, отдых, охрану здоровья, имущество и т. д„ организации располагают правами на имущество, на деятельность в определенной сфере государственной и общественной жизни и т.п. Во всех этих случаях речь идет о праве в субъективном смысле, т.е. о праве, принадлежащем отдельному лицу – субъекту права.

В-четвертых, термин «право» используется для обозначения системы всех правовых явлений, включая естественное право, право в объективном и субъективном смысле. Здесь его синонимом выступает термин «правовая система». Например, существуют такие правовые системы, как англосаксонское право, романо-германское право, национальные правовые системы и т.д.

В каком смысле употребляется термин «право» в каждом случае, следует решать, исходя из контекста, что обычно не вызывает затруднений.

Надо помнить также, что термин «право» употребляется и в неюридическом смысле. Существуют моральные права, права членов общественных объединений, партий, союзов, права, возникающие на основании обычаев, и т.д. Поэтому особенно важно дать точное определение понятия права, установить признаки и свойства, отличающие его от других социальных регуляторов.

В юридической науке выработано множество определений права, которые различаются в зависимости от того, что именно в правовых явлениях принимается за главное, самое существенное. В таких случаях речь идет об определении сущности права.

В учебных целях значительную ценность представляют определения, в которых формулируются специфические признаки права. С их помощью право выделяется из других социальных явлений. Вместе с тем для более глубокого понимания права необходимо также уяснить неспецифические признаки, одинаковые для права и смежных с ним феноменов.

Право имеет закономерные связи с экономикой, политикой, нравственностью и особенно глубокие связи с государством. Все эти связи так или иначе выражаются в его признаках.

Следует различать признаки и свойства права. Признаки характеризуют право как понятие, свойства – как реальное явление. Признаки и свойства находятся в соответствии, т.е. свойства отражаются и выражаются в понятии права в качестве его признаков. Философы не без оснований утверждают, что любое явление действительности обладает бесчисленным множеством свойств. Поэтому в понятие включаются признаки, отражающие наиболее существенные его свойства. Какие свойства считать существенными? Это во многом зависит от позиции конкретного автора.

Широко известно определение права, данное К. Марксом и Ф. Энгельсом в «Манифесте Коммунистической партии». Обращаясь к классу буржуазии, они писали: «Ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса». Говоря по-другому, воля господствующего в экономике и политике класса навязывается как закон всему обществу. При таком понимании право с необходимостью предполагает бесправие иных, негосподствующих слоев населения и расценивается ими как инструмент угнетения и эксплуатации. Ограниченность классового подхода состояла в том, что исторически преходящие стороны содержания права принимались за его сущность, а само право получало негативную оценку как инструмент насилия, как социальное зло, подлежащее уничтожению.

Принципиально иным является подход, когда признаются общесоциальная сущность и назначение права, когда оно рассматривается как выражение компромисса между классами, различными социальными слоями общества. В наиболее развитых современных правовых системах (англосаксонское и романо-германское право) приоритет отдан человеку, его свободе, интересам, потребностям. Таким образом, действительная сущность права заключается в том, что оно отражает нормативно-определенную, гарантированную государством меру свободы личности.

На основе признания общесоциальной сущности права можно сформулировать следующее определение.

Право – это обусловленная природой человека и общества и выражающая свободу личности система регулирования общественных отношений, которой присущи нормативность, формальная определенность в официальных источниках и обеспеченность возможностью государственного принуждения.

Рассмотрим важнейшие свойства (признаки) права, которые характеризуют его как специфическую систему регулирования общественных отношений.

Нормативность. Право имеет нормативный характер, что роднит его с другими формами социального регулирования – нравственностью, обычаями и т.д.

Права, которыми располагает каждый человек или юридическое лицо, не произвольны, они отмерены и определены в соответствии с действующими нормами. В некоторых учениях о праве (например, в теории нормативизма) свойство нормативности признается доминирующим и право определяется как система юридических норм. При таком подходе права физического или юридического лица оказываются всего лишь результатом действия норм и как бы навязываются им извне.

В действительности имеет место противоположная зависимость: в результате многократного повторения каких-либо вариантов поведения формируются соответствующие правила. Знание сложившихся правил облегчает для человека выбор верного решения относительно того, как ему следует поступать в той или иной жизненной ситуации.

Ценность рассматриваемого свойства состоит также в том, что «в нормативности выражается потребность утверждения в общественных отношениях нормативных начал, связанных с обеспечением упорядоченности общественной жизни, движения общества к свободе, согласия и компромисса в общественной жизни, защищенного статуса автономной личности, ее прав и свободы поведения.

Нормы права следует расценивать как «рабочий инструмент», с помощью которого обеспечивается свобода человека и преодолевается социальный антипод права – произвол и беззаконие.

Социально-правовые притязания, права человека должны трансформироваться и приобрести форму субъективного права. Только тогда они получают официальное признание и гарантированную защиту государства. Преобразование прав человека в субъективные права опосредовано нормами права. Нормативность в правовой сфере – это не просто формирование типичного правила, а нечто большее – гарантия осуществления субъективного права. Обладатель субъективного права не просто свободен в своих действиях, его свобода обеспечена, защищена общеобязательностью нормы, за которой стоит мощь государства.

Специфика нормативности права заключается в том, что право возведено в закон, в ранг официальных правил. Формально нормативность выражена в позитивном праве, т.е. в законодательстве, где нормы существуют в чистом виде. Естественно-правовые притязания нормативны потенциально, поскольку лишь при нормативном закреплении они из возможности превращаются в действительность. Нормативную природу имеет и субъективное право, ибо его содержание в основных чертах вытекает из нормативных предписаний.

Нормативность права в наибольшей мере выражает его функциональное назначение быть регулятором поведения людей, общественных отношений. Право посредством юридических норм каждому гражданину или организации несет информацию о том, какие действия возможны, какие запрещены, а какие необходимы. Если человек действует в рамках права, то он чувствует себя уверенно и свободно, находится под защитой общества и государства. Право, таким образом, определяет сферу свободы человека и тем самым регулирует его поведение. Если человек игнорирует регулирующее воздействие права, он несвободен. По этой причине преступник – самый несвободный человек.

Интеллектуально-волевой характер права. Право – проявление воли и сознания людей. Интеллектуальная сторона права состоит в том, что оно есть форма отражения социальных закономерностей и общественных отношений – предмета правового регулирования. В праве отражаются и выражаются потребности, интересы, цели общества, отдельных лиц и организаций. Подчеркнем, что эти потребности, интересы и цели обычно противоречивы, а иногда и противоположны. Право же выражает социальный компромисс на началах справедливости и разума. Исторически в праве происходит борьба двух тенденций, поскольку его истоки лежат в обществе и государстве. Становление права завершается лишь с гармонизацией связей между ними. Право делается разумным, обретает интеллектуальный характер.

Формирование и функционирование права как выражения свободы, справедливости и разума возможны только в обществе, в котором все индивиды имеют экономическую, политическую и духовную свободу. Но это осуществимо лишь в развитом гражданском обществе и правовом государстве.

Право есть проявление не только интеллекта, но и воли людей, ибо в нем определяется их будущее поведение, с его помощью реализуются субъективные интересы и потребности, достигаются намеченные цели. Волевое начало права нужно рассматривать в нескольких аспектах. Во-первых, в основе содержания права лежат социально-правовые притязания отдельных лиц, их организаций и социальных групп, и в этих притязаниях выражается их воля. Во-вторых, государственное признание данных притязаний осуществляется через волю компетентных государственных органов, т.е. формирование права опосредуется волей общества и государства. В-третьих, регулирующее действие права возможно лишь при «участии» сознания и воли лиц, которые реализуют юридические нормы.

Обеспеченность возможностью государственного принуждения. Это специфический признак права, отличающий его от иных форм социального регулирования: нравственности, обычаев, корпоративных норм и т.д. Государство, имеющее монополию на осуществление принуждения, представляет собой необходимый внешний фактор существования и функционирования права. Исторически право возникло и развивалось во взаимодействии с государством, первоначально выполняя главным образом охранительную функцию. Именно государство придает праву в высшей степени ценные свойства: стабильность, строгую определенность и обеспеченность «будущего», которое по своим характеристикам приближается к «сущему», как бы становится частью существующего. Право, таким образом, раздвигает границы стабильности, определенности, а следовательно, и рамки свободы в сфере социальной жизни.

Государственное принуждение реализуется в двух направлениях. Во-первых, оно обеспечивает защиту субъективного права и преследует цель принудить правонарушителя к исполнению обязанности в интересах пострадавшей стороны (например, взыскание долга, возмещение причиненного ущерба). Во-вторых, в определенных законом случаях виновный привлекается к юридической ответственности и подвергается наказанию (лишение свободы, конфискация имущества, штраф и т.п.).

Государственное принуждение – это фактор, позволивший четко разграничить право и обязанность, т.е. сферу личной свободы и ее границы. Человек, действующий в рамках права, свободен. Человек, нарушающий обязанности, действует несвободно. Ценность государства для права состоит в том, что с помощью государственного принуждения (и его возможности) четко устанавливается граница между свободой и несвободой, произволом. Эта граница обозначена через юридическую обязанность. Государственное принуждение ограничивает свободу человека вплоть до того, что может лишить его этой свободы. Поэтому необходимо четкое определение сферы свободы (право), ее границ (юридическая обязанность) и ограничений (юридическая ответственность). Названные задачи решаются благодаря формальной определенности – еще одного свойства, выражающего связь права с государством.

Формальная определенность. Следует заметить, что формальная определенность в некоторой степени свойственна и другим нормативным системам. Так, корпоративные нормы закрепляются в уставах, положениях и других нормативных актах. Религиозные нормы-заповеди формулируются в священных книгах. Однако в перечисленных случаях форма соответствующим правилам придается не государством, а другими организациями (общественными, религиозными). Государство, в отличие от них, придает праву общеобязательное значение, возводя право в закон, придает ему официальную форму выражения.

Нормы права официально закрепляются в законах, иных нормативных актах, которые подлежат единообразному толкованию. В прецедентном праве формальная определенность достигается официальной публикацией судебных решений, признаваемых в качестве образцов, обязательных при рассмотрении аналогичных юридических дел. В обычном праве она обеспечивается формулой закона, который санкционирует применение обычая, либо текстом судебного решения, принятого на основании обычая. В результате на основе норм права и индивидуальных юридических решений четко и однозначно определяются субъективные права, обязанности, ответственность граждан и организаций.

Итак, государство придает форму правовому содержанию. Роль государства нельзя преувеличивать и, например, считать, что право – результат, продукт государственной деятельности. Такие ложные представления длительное время господствовали в отечественной науке и практике.

Связь общества, государства и права в рассматриваемом аспекте описывается формулой «содержание права создается обществом, форма права – государством». От способа участия государства в правотворчестве зависят виды форм (источников) права: санкционированный обычай, судебный прецедент, нормативный акт.

Системность. Право представляет собой сложное системное образование. В настоящее время в свете новых подходов к пониманию права особую значимость приобретает деление его на три элемента, на естественное, позитивное и субъективное право. Первый элемент – естественное право, состоящее из социально-правовых притязаний, содержание которых обусловлено природой человека и общества. Важнейшая часть естественного права – права человека, или, иначе говоря, возможности, которые общество и государство способны обеспечить каждому гражданину. Второй элемент – позитивное право. Это – законодательство и другие источники юридических норм, в которых получают официальное государственное признание социально-правовые притязания граждан, организаций, социальных групп. Третий элемент – субъективное право, т.е. индивидуальные возможности, возникающие на основе норм позитивного права и удовлетворяющие интересы и потребности его обладателя.

Отсутствие хотя бы одного из перечисленных элементов деформирует право, оно утрачивает свойство эффективного регулятора общественных отношений и поведения людей. Нередко право сводят к совокупности (системе) норм. При таком понимании право становится внешним для человека, навязываемым ему сверху. Подобная узкая трактовка искажает смысл права. Для человека ценны не нормы сами по себе, а те реальные возможности и блага, которые они обеспечивают. Блага (как материальные, так и духовные) человек имеет и добывает сам. Смысл же социально-правовых притязаний состоит в том, чтобы они получили официальное признание, т.е. трансформировались в субъективные права. Инструментом, с помощью которого естественно-правовые притязания превращаются в субъективные права, являются нормы позитивного права. Что для человека важнее: гарантированные реальные блага или инструмент их гарантирования (юридические нормы)? Наверное, все-таки благо, а не нормы, по которым оно отмерено и которыми защищено.

Сведение права к совокупности норм приводит к отождествлению его с позитивным правом и игнорированию естественного права. Дело в том, что субъективное право имеет два источника – формальный (нормы права, или позитивное право) и содержательный (естественное право). Разрыв связей между ними порождает представление, а точнее сказать, иллюзию того, что субъективное право – «дар» государства, законодателя, благо, отпущенное сверху.

Отдельный человек становится зависимым от закона и, по сути, бесправным.

Основной смысл правового регулирования заключается в трансформации естественного права в субъективное, что осуществляется признанием социально-правовых притязаний в источниках права, т.е. возведением естественного права в закон.

Системные связи права рассматриваются и в других аспектах: право делится на частное и публичное, на нормы, институты и отрасли, включает в себя систему законодательства. Более подробно эти вопросы будут изложены в последующих главах.

 

§ 3. Право и закон

Вопрос о соотношении права и закона вызывает много споров в юридической литературе. Чтобы понять их суть, необходимо учитывать, что термин «закон» достаточно многозначен. В узком смысле это акт высшей юридической силы, принятый органом законодательной власти или путем всенародного голосования, в широком – любой источник права. В определении К. Маркса и Ф. Энгельса, в котором право рассматривается как воля, возведенная в закон, анализируемый термин употреблен в широком смысле, включает в себя и нормативный акт, и судебный прецедент, и санкционированный обычай. Возвести волю в закон – значит придать ей общеобязательное значение, юридическую силу, обеспечить государственную защиту. Спор о том, совпадают ли право и закон, будет содержателен только в случае, когда термин «закон» понимается в широком смысле.

Стремление отождествить право и закон имеет определенное основание: в этом случае рамки права строго формализуются, правом признается лишь то, что возведено в закон; вне закона права нет и быть не может. Особо отметим: если под правом понимать только нормы права, то вывод о тождестве права и закона неизбежен, поскольку вне источников права юридические нормы не существуют. Однако право нельзя сводить к нормам. Кроме норм оно (повторим) включает в себя социально-правовые притязания (естественное право) и субъективные права. В этой триаде назначение норм состоит в том, чтобы социально-правовые притязания трансформировать в субъективные права – «юридическую кладовую» всевозможных духовных и материальных благ. Следовательно, право охватывает сферу не только должного (нормативные и индивидуальные предписания и решения), но и сущего (реальное использование юридических возможностей, реальное исполнение обязанностей). Право есть и регулятор, и появляющаяся в результате регулирования юридическая форма общественных отношений, представляющих бытие общества.

При таком широком понимании права становится очевидным, что его содержание создается обществом и лишь придание этому содержанию нормативной формы, т.е. «возведение его в закон», осуществляется государством. Формула «Право создается обществом, а закон – государством» наиболее точно выражает разграничение права и закона. Нужно только не забывать о единстве правового содержания и правовой формы и возможных противоречиях между ними. Правовое содержание, не возведенное в закон, не имеет гарантий реализации, а значит, не является правом в точном смысле этого слова. Закон может быть неправовым, если содержанием его становится произвол государственной власти. Подобные законы можно определить как формальное право, т.е. право с точки зрения формы, но не содержания. Жизнь показывает, что и законодательство в целом может не иметь ничего общего с истинным правом (тоталитарные государства).

Разграничение права и закона имеет большой гуманистический смысл, ибо тогда право рассматривается как критерий качества закона, установления того, насколько последний признает права человека, его интересы и потребности.

 

§ 4. Сущность права

Сущность – главное, основное в рассматриваемом объекте, а потому ее уяснение представляет особую ценность в процессе познания. Однако к правильному выводу о сущности какого-либо явления можно прийти лишь в случае, когда оно получило достаточное развитие, в основном сформировалось. Применительно к праву это положение имеет первостепенное значение. По мнению С.С. Алексеева, «на первых фазах развития человеческого общества (в азиатских теократических монархиях, в рабовладельческих и феодальных государствах) существовали, как правило, неразвитые правовые системы». С этим мнением следует согласиться. Действительно, в период рабовладельческого и феодального строя право было традиционным, или обычным (исключение – древнеримское частное право). Неразвитость традиционного права прежде всего состояла в том, что оно выполняло лишь охранительную функцию и выступало частью единой системы социального регулирования, в которой регулирующую функцию осуществляли религия, нравственность и обычаи.

В этой связи отметим следующий факт. Когда Маркс, будучи студентом университета, интенсивно изучал право, он пришел к выводу о том, что наиболее истинной правовой системой являлось право Древнего Рима. В подобной ситуации делать окончательные выводы о сущности права было преждевременно, поскольку за нее можно было принять преходящие черты еще развивающегося права. Однако выводы были сделаны и основу марксистской концепции права составило положение о его классовой сущности, которое активно внедрялось в правоведение и правовое сознание при социализме.

Сейчас уже можно констатировать, что государство и право возникли намного раньше, чем общество разделилось на классы. Возникшее вместе с государством право длительное время лишь дополняло укоренившуюся систему социального регулирования. Определяющей чертой появившегося традиционного права была государственная принудительность, а не классовость.

Дальнейший ход экономического и социального развития повлек за собой классовое деление общества, вызвал к жизни антагонистические противоречия. Однако и при рабовладельческом строе, и при феодализме право по-прежнему оставалось традиционным, обычным и не играло существенной роли в системе социального регулирования. Следовательно, классовую сущность имела регулятивная система в целом, в которой право было еще чужеродным и слаборазвитым образованием.

Только с утверждением буржуазного экономического и социального строя и соответствующей ему системы духовных ценностей право как регулятор общественных отношений вышло на первый план. Появившееся и ставшее во многих развитых странах господствующим юридическое мировоззрение не имеет ничего общего с классовой идеологией, основывается на идеях равенства, свободы, разума, прав человека.

Право построено на трех «китах». Это нравственность, государство, экономика. Право возникает на базе нравственности как отличный от нее метод регулирования; государство придает ему официальность, гарантированность, силу; экономика – основной предмет регулирования, первопричина возникновения права, ибо это та сфера, где нравственность как регулятор обнаружила свою несостоятельность.

Нравственность, государство и экономика – внешние условия, вызвавшие право к жизни как новое социальное явление. Специфика права состоит в том, что в центре его находятся отдельный человек с его интересами и потребностями, его свобода. Конечно, свобода человека исторически подготавливается всесторонним развитием общества, важнейших его сфер – духовной, экономической, политической. Однако именно в праве и через право свобода закрепляется и доводится до каждого человека, до каждой организации.

Изложенное позволяет сделать вывод, что право имеет общесоциальную сущность, служит интересам всех без исключения людей, обеспечивает организованность, упорядоченность, стабильность и развитие социальных связей. Когда люди вступают в отношения между собой как субъекты права, это значит, что за ними стоит авторитет общества и государства и они могут действовать свободно, не опасаясь неблагоприятных последствий в социальном плане.

Общесоциальная сущность права конкретизируется в его понимании как меры свободы. В пределах своих прав человек свободен в своих действиях, общество в лице государства стоит на страже этой свободы. Таким образом, право не просто свобода, а свобода, гарантированная от посягательств, защищенная свобода. Добро защищено от зла. Благодаря праву добро становится нормой жизни, зло – нарушением этой нормы.

 

§ 5. Принципы права

Принципы права – это руководящие идеи, характеризующие содержание права, его сущность и назначение в обществе. С одной стороны, они выражают закономерности права, а с другой – представляют собой наиболее общие нормы, которые действуют во всей сфере правового регулирования и распространяются на всех субъектов. Эти нормы либо прямо сформулированы в законе, либо выводятся из общего смысла законов.

Принципы права определяют пути совершенствования правовых норм, выступая в качестве руководящих идей для законодателя. Они являются связующим звеном между основными закономерностями развития и функционирования общества и правовой системой. Благодаря принципам, правовая система адаптируется к важнейшим интересам и потребностям человека и общества, становится совместимой с ними.

Правовые принципы подразделяются на свойственные праву в целом (общеправовые), его отдельным отраслям (отраслевые) или группе смежных отраслей (межотраслевые). Например, к отраслевым относится принцип индивидуализации наказания в уголовном праве, к межотраслевым – принцип состязательности в гражданском процессуальном и уголовно-процессуальном праве.

Ученые практически единодушны в общей характеристике правовых принципов, отмечая, что это не результат субъективного усмотрения законодателей, а объективно присущие праву качества. Однако когда дело доходит до установления конкретного перечня общеправовых принципов, то каждый автор имеет здесь собственное мнение.

С.С. Алексеев выделяет принципы законности, справедливости, юридического равенства (всеобщности правосубъектности), социальной свободы, социального, гражданского долга (дисциплины), объективной истины, ответственности за вину

В.К. Бабаев видит в праве генеральные принципы справедливости и свободы, которые получают свое развитие в иных принципах права: демократизма в формировании и реализации права, законности, национального равноправия, гуманизма, равенства граждан перед законом, взаимной ответственности государства и личности.

По мнению В.Н. Синюкова, российскому праву свойственны принципы народовластия, верховенства права, федерализма в устройстве государства и строении правовой системы, юридического равенства граждан перед законом, политического, идеологического и экономического плюрализма, гуманизма, незыблемости и неотчуждаемости прав человека, законности, справедливости, ответственности за вину.

Еще один перечень правовых принципов предложен О.И. Цыбулевской. Это социальная справедливость, равноправие граждан, единство прав и обязанностей, гуманизм, сочетание убеждения и принуждения в праве, демократизм.

Приведенных мнений достаточно, чтобы убедиться в существенных расхождениях во взглядах различных ученых. Причем субъективизм при решении данной проблемы представляется труднопреодолимым. Не случайно в некоторых учебниках вопрос о принципах права вообще не рассматривается.

И все-таки есть еще один автор, мнение которого необходимо учитывать. Это законодатель. Правовые принципы закреплены в Конституции Российской Федерации. Правда, здесь надо учитывать два момента: во-первых, не все принципы, сформулированные в Конституции России, являются правовыми (например, принцип разделения властей), во-вторых, Конституция РФ не дает полного перечня общеправовых принципов, которые могут быть закреплены в других нормативных актах или выводиться из общего смысла законов.

Содержание действующей Конституции РФ позволяет выделить следующие принципы права: демократизм, федерализм, уважение прав и свобод человека, непосредственное действие общепризнанных принципов и норм международного права, верховенство Конституции и законов, равноправие, равенство всех форм собственности, правосудие.

В ст. 6 ГК РФ говорится о возможности применения при наличии пробелов в законодательстве не только общих начал и смысла гражданского законодательства, но и требований добросовестности, разумности и справедливости. Указанные требования имеют общеправовую значимость, а потому логично предположить, что они вытекают из правовых принципов добросовестности, разумности и справедливости.

К числу принципов, прямо не сформулированных в законе, относятся принципы ответственности за вину, неразрывной связи прав и обязанностей.

Рассмотрим некоторые общеправовые принципы более подробно.

Принцип справедливости имеет особую значимость. Он в наибольшей степени выражает общесоциальную сущность права, стремление к поиску компромисса между участниками правовых связей, между личностью и обществом, гражданином и государством. Справедливость требует соответствия между действиями и их социальными последствиями. Должны быть соразмерны труд и его оплата, нанесение вреда и его возмещение, преступление и наказание. Законы отражают эту соразмерность, если отвечают принципу справедливости.

Принцип уважения прав человека отражает тот факт, что естественные, прирожденные, неотчуждаемые права человека составляют ядро правовой системы государства. В соответствии со ст. 2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. В ст. 18 Конституции записано: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием».

Принцип равноправия закрепляет равный правовой статус всех граждан, т.е. их равные конституционные права и единую для всех правосубъектность. В ч. 2 ст. 19 Конституции РФ говорится: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности». В соответствии с принципом равноправия обеспечивается равенство возможностей граждан во всех сферах их жизнедеятельности. Степень реализации этих возможностей зависит от социально-правовой активности самого человека.

Содержание принципа законности заключается в том, что, как гласит ст. 15 Конституции РФ, «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Органы государственной власти, местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы».

Принцип правосудия выражает гарантии защиты субъективных прав в судебном порядке. В ч. 1 ст. 46 Конституции РФ записано: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод».

За многовековую историю развития права постепенно сложились также принципы, свойственные форме права, которые в юридической науке получили наименование правовых аксиом. В их числе можно назвать следующие:

• закон обратной силы не имеет;

• все, что законом не запрещено, дозволено;

• никто не может быть судьей в собственном деле;

• нельзя осуждать дважды за одно и то же правонарушение.

Большинство правовых аксиом закреплено в законе.

 

§ 6. Социальная ценность и функции права

Ценности – это специфические социальные определения объектов окружающего мира, выявляющие их положительное или отрицательное значение для человека и общества понять социальную ценность права – значит уяснить, раскрыть его положительную роль для личности и общества. Социальная ценность права выражается в следующем.

Во-первых, с помощью права обеспечивается всеобщий устойчивый порядок в общественных отношениях.

Во-вторых, благодаря праву достигается определенность, точность в самом содержании общественных отношений. Правовое регулирование способно охватить социально полезные формы правомерного поведения, отделить его от произвола и несвободы.

В-третьих, право обеспечивает возможность нормальных активных действий человека, ибо препятствует незаконным вмешательствам в сферу его правомерной деятельности с помощью механизмов юридической ответственности и иных принудительных мер.

В-четвертых, право в цивилизованном обществе обеспечивает оптимальное сочетание свободы и справедливости, когда, образно выражаясь, и волки сыты, и овцы целы.

В-пятых, на правовой основе формируются институты гражданского общества: рыночная экономика, многопартийная политическая система, демократическая избирательная система, свободная «четвертая власть» (средства массовой информации) и правовое государство. В России пока нет ни гражданского общества, ни правового государства, следовательно, и право во многом не может проявить свои ценностные свойства.

Сущность и социальное значение права проявляются в его функциях. Они отражают основные направления воздействия права на общественные отношения и поведение людей, позволяют дать обобщающую характеристику «работы» юридических норм. Прежде всего право воздействует на различные сферы жизни общества – экономику, политику, духовные отношения, а значит, выполняет общесоциальные функции – экономическую, политическую и воспитательную. Здесь оно действует вместе с другими социальными институтами, но своими, специфическими средствами.

Помимо социального право имеет функциональное назначение. Оно выражается в том, что право выступает регулятором общественных отношений. Это основное функциональное предназначение права проявляется в ряде более конкретных функций.

1. Регулятивно-статическая функция, или функция закрепления, стабилизации общественных отношений, наиболее отчетливо выражается при определении общественного статуса различных субъектов: закреплении основных прав и свобод человека и гражданина, компетенции органов и должностных лиц, правосубъектности физических и юридических лиц. Данная функция в наибольшей степени отражает природу права: гражданам и организациям предоставляются правомочия, в границах которых они действуют свободно, по своему усмотрению. И чем шире раздвинуты эти границы, тем более свободны люди в своих действиях. Регулятивно-статическая функция реализуется с помощью управомочивающих и запрещающих норм и возникающих на их основе правоотношений пассивного типа. В подобных ситуациях субъекты права сами, по собственной инициативе проявляют правовую активность.

2. С помощью регулятивно-динамической функции право определяет, каким должно быть будущее поведение людей. Эта функция осуществляется с помощью обязывающих норм. Так, законодательством установлены обязанности выполнить воинский долг, платить налоги, соблюдать трудовую дисциплину, выполнять обязательства по договору и т.д. Регулятивно-динамическая функция находит свое проявление в правоотношениях активного типа.

3. Охранительная функция выделяет право из других систем социальной регуляции, поскольку осуществляется органами государства, принимающими индивидуальные властные решения, исполнение которых гарантировано государственным принуждением. Охранительная функция способствует выработке в праве как регуляторе общественных взаимосвязей ценных для личности и общества качеств: стабильности, детальной и ясной регламентации, четких процедур.

Охранительная функция реализуется путем применения специальных охранительных норм, а также действующих в охранительном режиме регулятивных норм. Последнее имеет место при нарушении субъективных прав и обращении для их защиты в компетентные государственные органы (право притязания).

4. Оценочная функция позволяет праву выступать в качестве критерия правомерности или неправомерности чьих-либо решений и поступков. Если человек действует правомерно, то государство и общество не должны предъявлять к нему претензий. Человек признается действующим ответственно. Эта позитивная ответственность исключает негативную юридическую ответственность. Следовательно, право предоставляет свободу действий его обладателю, а также, будучи юридическим основанием решений (действий), предохраняет человека от неблагоприятных социальных последствий их принятия (совершения).

Особую роль в реализации оценочной функции играют охранительные и поощрительные нормы, в которых в общем виде содержится отрицательная или положительная оценка тех или иных возможных действий. В процессе применения этих норм конкретизируется нормативная оценка поступка, определяется индивидуальная мера юридической ответственности или поощрения (например, наказание по приговору суда, награждение орденом по указу Президента).

 

Глава 17.

Право в системе социального регулирования

 

§ 1. Социальное регулирование. Понятие, функции и виды социальных норм

В самом общем плане социальное регулирование понимается как имманентный обществу и определяющий социальный порядок процесс.

Конкретный социальный порядок устанавливается в результате действия множества самых разнообразных факторов. В их числе выделяют следующие.

1. Так называемые «стихийные» регуляторы как непосредственное проявление естественных законов природы и общества. Факторы стихийного регулирования носят естественный характер и могут выражаться в виде конкретных событий общесоциального масштаба, явлений экономического порядка, феноменов массового поведения и т.п. Это, например, увеличение продолжительности жизни людей, массовые сезонные заболевания, демографические процессы, миграция населения, инфляционные ожидания и т.д. В своем стремлении к порядку общество и государство стремятся взять под свой контроль данные факторы, однако это удается далеко не всегда. Иногда же их влияние вообще не отражается общественным сознанием или отражается неадекватно.

2. Социальные нормы как регуляторы, связанные с волей и сознанием людей.

3. Акты индивидуального регулирования, выступающие в виде целевого, адресного воздействия субъектов друг на друга.

Указанные факторы могут играть в обществе как стабилизирующую, так и дестабилизирующую роль. Правда, в юридической литературе принято считать, что стабилизация, упорядочение общественных отношений обеспечиваются действием социальных норм и актов индивидуального регулирования, а действие стихийных регуляторов выступает фактором дестабилизирующего влияния. Однако если в качестве основания оценки принять критерий устойчивого функционирования общества, то все регулятивные факторы могут иметь и позитивное, и негативное влияние. Вместе с тем функциональная характеристика стабилизации, упорядочения общественных отношений должна быть отнесена прежде всего к социальным нормам.

Для понимания природы действующих в обществе норм, оснований и правил социального нормирования необходимо различать два смысла термина «норма». Во-первых, норма есть естественное состояние некоторого объекта (процесса, отношения, системы и т.д.), конституируемое его природой – естественная норма. Во-вторых, норма – это руководящее начало, правило поведения, связанное с сознанием и волей людей, возникающее в процессе культурного развития и социальной организации общества – социальная норма.

Реально действующие в жизни людей нормы нельзя однозначно отнести к естественным или социальным. Так, естественные нормы могут быть переведены в систему технических правил (правила работы с техническими или природными объектами), стать основанием социального нормирования (например, установление срока признания отцовства после смерти супруга), а социальные нормы – сформировать характер объекта, его качественное состояние. Таким образом, в зависимости от соотношения естественной нормативности и социального нормирования можно выделить, как минимум, четыре группы действующих в обществе нормативных регуляторов.

1. Естественные нормы, существующие в виде сформулированного знания о нормальном, естественном состоянии объекта, определяемом его природой. Такие нормы формирует, например, наука.

2. Разработанные на основе знания естественных норм правила работы с техническими и природными объектами. Подобные правила принято называть техническими нормами.

3. Правила поведения, базирующиеся на естественных нормах или складывающиеся в связи с их действием. Сюда относится большинство социальных норм.

4. Правила поведения, содержание которых определяется не столько естественной нормативностью, сколько целями и задачами, стоящими перед обществом, или потребностями конкретной его сферы. Это некоторые юридические процессуальные нормы, ритуалы и т.п.

При обсуждении роли права в системе социального нормативного регулирования значение имеют нормы третьей и четвертой группы, в литературе именно их принято квалифицировать как социальные нормы. Они не просто существуют и действуют в обществе, а регулируют общественные отношения, поведение людей, нормируют жизнь общества. Социальным нормам присущи следующие признаки:

1. Они являются общими правилами. Сказанное означает, что социальные нормы устанавливают правила поведения в обществе, т.е. определяют, каким может или должно быть поведение субъектов с точки зрения интересов общества. При этом социальные нормы действуют непрерывно во времени, обладают многократностью действия и обращены к неопределенному кругу лиц (не имеют конкретного адресата).

2. Данные нормы возникают в связи с волевой, сознательной деятельностью людей. Одни социальные нормы создаются в процессе целевой деятельности, другие возникают в многократно повторяющихся актах поведения, не отделяются от самого поведения и выступают как его образцы и стереотипы, третьи формируются в виде принципов, закрепляющихся в общественном сознании, и т.д. Иначе говоря, анализируемые нормы по-разному соотносятся с волей и сознанием людей, однако всегда возникают в связи с ними.

3. Названные нормы регламентируют формы социального взаимодействия людей, т.е. направлены на регулирование общественных отношений, поведения в обществе.

4. Они возникают в процессе исторического развития (как его фактор и результат) и функционирования общества. Социальные нормы, будучи элементом общества, отражают процессы его развития, влияют на их темпы и характер, словом, имеют свое место в истории общества, свою историческую судьбу.

Кроме того, они стабилизируют социум, а значит, включены в процессы его функционирования, являются как порождением, так и регулятором указанных процессов.

5. Эти нормы соответствуют типу культуры и характеру социальной организации общества. По мнению М. Вебера, именно культура позволяет людям придать смысл миру, создать основу для суждения о взаимодействии людей.

Культура выражается прежде всего в содержании социальных норм. С этой точки зрения нетрудно заметить различия социальных норм в обществах, принадлежащим разным культурным традициям, например европейской и азиатской. Можно сказать, что представленность культурных различий в нормах не менее отчетлива, чем в религиозных и философских учениях, системах ценностей и т.п. Однако существуют различия в социальном нормировании жизни обществ, принадлежащих одной культурной традиции, хотя и не столь принципиальные, связанные с индивидуальной исторической судьбой конкретного народа.

Характер же организации общества в большей мере влияет на значимость того или иного вида норм в обществе, на связи норм в социальной нормативной системе. Так, в негосударственно-организованных обществах доминируют обычаи, традиции, а в государствах – мораль и право.

Таким образом, социальные нормы представляют собой связанные с волей и сознанием людей общие правила регламентации формы их социального взаимодействия, возникающие в процессе исторического развития и функционирования общества, соответствующие типу культуры и характеру его организации.

Из приведенного определения видно, что в юридической литературе социальные нормы преимущественно рассматриваются как регуляторы общественных отношений. Но в более общем плане их роль не ограничивается данной функцией. Исходя из изложенного, можно назвать по меньшей мере три функции социальных норм.

Регулятивная. Эти нормы устанавливают правила поведения в обществе, регламентируют социальное взаимодействие. Регулируя жизнь общества, они обеспечивают стабильность его функционирования, поддержание социальных процессов в необходимом состоянии, упорядоченность общественных отношений. Словом, социальные нормы поддерживают определенную системность общества, условия его существования как единого организма.

Оценочная. Социальные нормы выступают в общественной практике критериями отношения к тем или иным действиям, основанием оценки социально значимого поведения конкретных субъектов (моральное – аморальное, правомерное – неправомерное).

Трансляционная. Можно сказать, что в социальных нормах сконцентрированы достижения человечества в организации общественной жизни, созданная поколениями культура отношений, опыт (в том числе негативный) общественного устройства. В виде социальных норм этот опыт, культура не только сохраняются, но и «транслируются» в будущее, передаются следующим поколениям (через образование, воспитание, просвещение и т.д.).

Анализируемые нормы имеют различное содержание, зависящее от характера отношений, которые они регулируют. Кроме того, разные социальные нормы могут возникать различными способами и на разной основе. Некоторые нормы, будучи первоначально непосредственно включены в деятельность, не выделяются из поведения и являются его элементом. Устоявшиеся в практике образцы такого поведения, получая общественное осознание, оценку, могут трансформироваться в сформулированные правила, а могут сохраняться в виде привычек и стереотипов. Другие нормы формируются на основе доминирующих в общественном сознании идей об основаниях и принципах социальной организации. Третьи формируются как наиболее целесообразные, оптимальные для данного общества правила (например, процедурные нормы). В этой связи как для теории, так и для практики немаловажна классификация социальных норм.

Классифицировать социальные нормы можно по различным критериям, однако наиболее распространенной является их систематизация по основаниям сферы действия и механизма (регулятивным особенностям).

По сферам действия различают нормы экономические, политические, религиозные, экологические и др. Границы между ними проводятся в зависимости от сферы жизни общества, в которой они действуют, от характера общественных отношений, т.е. предмета регулирования.

По механизму (регулятивным особенностям) принято выделять мораль, право, обычаи и корпоративные нормы.

Когда говорят о механизме, регулятивной специфике норм, то используют следующие основные критерии сравнения:

• процесс формирования норм;

• формы фиксации (существования);

• характер регулятивного воздействия;

• способы и методы обеспечения.

При таком подходе специфика норм проявляется достаточно определенно. Это достигается системным использованием критериев: некоторые нормы могут недостаточно отчетливо различаться по одному или двум критериям, но всегда однозначно разводятся по сумме всех четырех характеристик.

 

§ 2. Право в системе социальных норм

Право регулирует общественные отношения во взаимодействии с иными нормами, как элемент системы социального нормативного регулирования.

В данном случае система рассматривается как взаимодействие видов социальных норм, выделенных по основанию их регулятивной специфики. Такой подход предпочтителен для целей юридических исследований и потребностей юридической практики. Выявление места и роли правовых норм в системе социального нормативного регулирования означает в данном случае соотнесение правовых и иных социальных норм, выделенных по указанному основанию.

Право и мораль. Будучи видами социальных норм, право и мораль обладают общими чертами, которые присущи всем социальным нормам: общие правила, возникающие в связи с волей и сознанием людей, соответствующие типу культуры и характеру социальной организации и т.д. Однако по названным критериям они и принципиально отличаются.

Правовые нормы возникают в процессе юридической (прежде всего судебной) и законодательной практики, функционирования соответствующих институтов общества и государства. Именно в этих процессах доминирующие в обществе идеи права и правовые представления переводятся в форму юридических правил, норм общего действия. Таким образом, правовые нормы являются институциональными, т.е. четко отделены от правосознания и действуют в рамках социальных институтов.

Мораль формируется в духовной сфере жизни общества, не институционализирована, т.е. не связана со структурной организацией общества и не отделима от общественного сознания. Нормы морали опираются на складывающиеся в сознании общества представления о добре и зле, чести, достоинстве, порядочности и т.п., которые вырабатываются философией, религией, искусством в процессе этического осмысления мира.

При рассмотрении форм фиксации правовых и моральных норм обращают на себя внимание различные формы их существования. Правовые нормы как институциональные регуляторы закреплены в строго определенных документальных формах (нормативные акты, судебные решения, нормативные договоры и т.д.). Способы их фиксации должны отвечать строго установленным требованиям с позиций и характера текстов и их атрибутов. Достаточно конкретен и круг субъектов, которые формируют юридические тексты, содержащие нормы права (органы правосудия, законодательные органы, субъекты договорных отношений и т.д.). Разумеется, различного рода высказывания, претендующие на статус правовых, могут содержаться и в иных текстах – философских, научных, литературных. Однако независимо от их культурной и социальной значимости, влияния на общественное сознание и других факторов юридического статуса они не имеют.

Моральные же нормы содержатся в общественном (массовом) сознании и существуют в виде принципов, понятий, идей, оценок и т.п. Соответственно нет каких-либо особых требований к их форме, текстам по поводу морали. Здесь важно подчеркнуть, что такого рода тексты создаются именно «по поводу» морали, а не содержат моральных норм, ибо последние по своей природе могут не иметь текстуального закрепления, документального характера.

Регулятивное воздействие права на общественные отношения осуществляется через особый механизм правового регулирования, обеспечивающий перевод общих правил в конкретные юридические права и обязанности субъектов. Эти права и обязанности достаточно четко определены в плане возможных и должных действий, т.е. конкретных вариантов поведения субъектов. В противоположность этому моральные нормы выражены в безличном долженствовании и воздействуют путем формирования внутренних регуляторов личности: ценностей, мотивов, установок и т.п. Другими словами, суть действия моральных норм состоит в формировании общих принципов, внутренних убеждений и установок желательного поведения (будь вежлив и др.). Это означает, что регулятивное воздействие моральных норм не имеет, в отличие от норм правовых, заранее установленных способов поведенческой реализации.

Специфику способов и методов обеспечения юридических норм традиционно усматривают в их связи с государственным принуждением, функционированием особых институтов государства и общества. При этом государственное принуждение актуализируется и как действительность, т.е. применение мер властного характера, и как возможность, т.е. угроза такого применения. Важно подчеркнуть, что государственное принуждение является способом обеспечения юридических норм, а не просто произволом власти, поскольку осуществляется только специальными субъектами и в рамках установленных законом процедур.

Мораль не имеет подобных специальных механизмов и процедур, а обеспечивается влиянием общественного мнения, массовым примером, представленным в виде соответствующих убеждений, ценностей, понятий о справедливости, долге, чести, совести и т.д. Гегель считал, что общественное мнение содержит принцип справедливости «в форме здравого смысла людей».

Взаимодействие права и морали достаточно сложно. Разумеется, в современном цивилизованном обществе право поддерживается общественным сознанием, следование праву входит в число его моральных ценностей. Более того, принято говорить об общечеловеческих ценностях (жизнь, свобода, равенство и т.д.), которые и закреплены как нравственные принципы, и представлены в международных и национальных юридических актах как права человека. Следовательно, можно утверждать, что данные ценности являются конституирующими и для моральной, и для правовой системы, по крайней мере в странах европейской культурной традиции.

Вместе с тем в плане содержания моральные нормы в обществе далеко не однозначны. Это связано с существованием так называемой групповой морали, т.е. системы нравственных ценностей и норм какой-либо социальной группы, слоя и т.д., которая может далеко не полностью совпадать с общественной моралью.

Так, мы говорим об антисоциальной морали криминальных слоев общества, где налицо не просто безнравственное, противоправное поведение конкретных субъектов, а групповая мораль особого типа, вступающая в конфликт с общественной моралью.

Более сложной является коллизия правовых и моральных норм в обществах, находящихся в состоянии повышенной социальной динамики, переживающих реформы разного рода. В этих случаях неизбежно частичное разрушение общественной морали и правовой системы общества (зависящее от степени кардинальности идущих реформ), сопряженное со сменой их типа. Однако переход к новой морали осуществляется, как правило, медленнее, нежели модернизация правовых институтов и юридических структур. Иначе говоря, между юридическими и моральными нормами возникает некоторая «историческая рассинхронизация», что неизбежно порождает их коллизии. Правда, по сравнению с асоциальной групповой моралью они менее глубоки, но зато более масштабны.

Примером подобной коллизии может служить современная ситуация с частной собственностью в России. Законодательное закрепление, формирование института частной собственности и все, что связано с существованием частного права, фактически не принимается определенными слоями российского общества, воспитанными на ценностях коллективистской морали и продолжающие руководствоваться ее приоритетами.

Регулятивное взаимодействие права и морали достаточно отчетливо отражено в юридических текстах. Так, в законодательных нормативных актах нередко использование оценочных понятий нравственного характера (недостойное поведение, цинизм, честь и т.п.). Это свидетельствует о том, что, с одной стороны, моральные нормы могут выполнять функции оснований юридической оценки, а с другой – нарушение моральных принципов общества является в некоторых случаях достаточным для наступления правовых последствий (санкций).

Таким образом, можно говорить о регулятивном взаимодействии морали и права. В целом же можно считать, что в процессе общественного развития прослеживается тенденция гармонизации механизмов взаимодействия права и морали, связанная прежде всего с характером культуры и степенью цивилизованности каждого конкретного общества.

Право и обычаи

Обычаи представляют собой общие правила, возникающие в результате постоянного воспроизводства конкретных образцов поведения и деятельности и в силу длительности своего существования вошедшие в привычку людей.

В основе обычаев лежат образцы конкретного поведения, практической деятельности, а потому они трудноотделимы от самого поведения и деятельности. Отсюда высокая детализированность их предписаний, представляющих, по сути дела, достаточно подробное описание самого поведения.

Поведенческий образец как таковой еще не является правилом поведения, поскольку субъект всегда сохраняет возможность выбора одного из нескольких подобных образцов в соответствии со своими интересами, целями, задачами. Собственно, обычай можно считать сформировавшимся в социальную норму тогда, когда в силу длительности следования конкретному образцу поведения он становится поведенческим стереотипом (привычкой) людей, поведенческой традицией сообществ, т.е. нормой поведения.

В обществе неразрывность с поведенческой и деятельностной практикой обусловливает наличие исключительного многообразия обычаев. Свои обычаи имеют различные этносы, социальные группы, сообщества. Разнятся обычаи и в зависимости от регионов, поскольку отражают все своеобразие жизнедеятельности людей, определяемое спецификой жизни в различных условиях.

Следовательно, содержание обычая – это сам образец поведения, а формой его фиксации является привычка, поведенческая традиция. Отсюда и специфика регулятивного воздействия обычных норм. В отличие от права или морали они предполагают не согласование поведения с предписанными требованиями, а воспроизведение самого поведения в его устоявшихся вариантах.

Наконец, существование обычая в виде привычки означает отсутствие особых механизмов его обеспечения, отсутствие необходимости в определенном принуждении, поскольку следование привычке обеспечено самим фактом ее существования, т.е. естественно.

Исторически обычаи относятся к числу самых ранних социальных норм. В период становления первых цивилизаций, образования древних государств обычаям начинают придавать общеобязательное значение. Облеченные в письменную форму, в определенном смысле систематизированные, своды обычаев возводятся в ранг законов государства (законы Ману, законы Хаммурапи и т.п.) и становятся первыми источниками права. Нормативные системы современных обществ такого перехода обычаев в юридические нормы уже фактически не знают.

Сегодня, как правило, говорят о взаимодействии права и обычаев, которое рассматривается преимущественно как «отношение» юридических норм к существующим в обществе обычаям. Такое «отношение» сводится к трем основным вариантам.

1. Юридические нормы поддерживают обычаи, полезные с точки зрения общества и государства, создают условия для их реализации.

2. Юридические нормы могут служить вытеснению вредных с точки зрения общества обычаев.

3. Юридические нормы безразличны к действующим обычаям. Таких обычаев большинство и связаны они главным образом с межличностными отношениями, бытовым поведением людей.

От взаимодействия права и обычая надо отличать правовой обычай как источник (форму) права, сохранивший некоторое значение и в настоящее время.

При взаимодействии права и обычая сама обычная норма юридического значения не имеет, а значимы действия, совершенные при реализации ее требований. В правовом обычае юридическое значение придается именно обычной норме путем ее соответствующего санкционирования. Другими словами, в этом случае обычай приобретает юридический статус без его текстуальной формулировки в правовом документе. В качестве примера могут рассматриваться ст. 134, 135 Кодекса торгового мореплавания, ст. 5 ГК РФ, санкционирующая обычаи делового оборота.

Право и корпоративные нормы

Под корпоративными нормами обычно понимаются правила поведения, создаваемые в организованных сообществах, распространяющиеся на его членов и направленные на обеспечение организации и функционирования данного сообщества. Наиболее распространенным примером корпоративных норм являются нормы общественных организаций (профсоюзов, политических партий, клубов разного рода и т.п.).

Корпоративные нормы достаточно специфичны. Так, они создаются в процессе организации и деятельности сообщества людей; распространяются на членов данного сообщества; закрепляются в соответствующих документах (уставе, кодексе и т.п.); обеспечиваются предусмотренными организационными мерами.

По формальным признакам корпоративные нормы похожи на юридические: текстуально закреплены в соответствующих документах, принимаются по определенной процедуре, систематизированы. Однако на этом сходство фактически заканчивается, ибо названные нормы не обладают общеобязательностью права, не обеспечиваются государственным принуждением.

Корпоративные нормы имеют иную природу, нежели право. Предметом их регулирования являются отношения, не урегулированные юридически (в силу невозможности или нецелесообразности такого регулирования). Они «принадлежат» структурным единицам гражданского общества и отражают специфику природы последних.

В связи со сказанным важно отличать корпоративные нормы от юридических, содержащихся в локальных нормативных актах. Нормы, содержащиеся в локальных нормативных актах, хотя действуют только внутри определенной организации, являются юридическими, поскольку порождают права и обязанности, обеспеченные юридическими механизмами. Другими словами, в случае их нарушения существует возможность обратиться в компетентные правоохранительные органы.

Так, при нарушении положений учредительных документов акционерного общества, например порядка распределения прибыли, заинтересованный субъект может обжаловать состоявшееся решение в судебном порядке. А вынесение решения с нарушением устава политической партии обжалованию в судебном порядке не подлежит.

Итак, действуя в системе социального нормативного регулирования, юридические нормы являются только одним из элементов этой системы. В условиях правового общества, демократического государства гармоническое взаимодействие права с иными социальными нормами – необходимое условие его эффективности.

 

Глава 18.

Правовое регулирование и его механизм

 

§ 1. Понятие правового регулирования

Человеческое общество характеризуется той или иной степенью организованности, упорядоченности. Это вызвано необходимостью согласования потребностей, интересов отдельного человека и сообщества людей (больших или малых социальных групп).

В целях достижения такого согласования осуществляется социальное регулирование, т.е. целенаправленное воздействие на поведение людей. Регулирование может быть как внешним по отношению к человеку (кто-то каким-либо образом воздействует на него), так и внутренним (саморегулирование). На всем протяжении своего развития общество выработало многообразную систему средств и способов регламентации поведения людей. Средства отвечают на вопрос, чем регулируется поведение людей, а способы – как осуществляется это целенаправленное воздействие.

К средствам социального регулирования относят прежде всего социальные нормы: правовые (юридические), моральные, корпоративные, обычаи и др. Но норма – хотя и основное, далеко не единственное средство воздействия на поведение людей: средствами регулирования являются также индивидуальные предписания, властные веления, меры физического, психического, организационного принуждения и т.д.

В системе социального регулирования важнейшая роль принадлежит правовому регулированию, под которым в узком смысле понимается воздействие норм права (системы правовых норм), других специально-юридических средств на поведение людей и на общественные отношения в целях их упорядочения и прогрессивного развития.

Юрист должен понимать правовое регулирование как разностороннее воздействие на общественные отношения всех правовых явлений, в том числе правовых идей, принципов правовой жизни общества, не воплощенных в юридические формы (законы, нормативно-правовые акты, решения судебных органов и др.). Но для решения своих профессиональных задач юристу необходимо прежде всего понимать роль, значение правового регулирования как совокупности средств и способов реализации позитивного права.

Позитивное право обладает свойствами и механизмами, обеспечивающими его реализацию в жизни общества. Нормативность, общеобязательность, формальная определенность, обеспеченность силой государственно-правового принуждения позволяют перевести правовые нормы из сферы должного в сферу сущего, в повседневную практическую жизнь человека и общества.

Изучение правовых явлений, подчиненное практическим задачам, ставит целью подготовить будущих юристов к пониманию регулятивной роли законов и других нормативных актов, индивидуальных решений, других правовых средств в их взаимосвязи и взаимодействии.

Исходя из этих задач, можно сформулировать следующее определение. Правовое регулирование – это целенаправленное воздействие на поведение людей и общественные отношения с помощью правовых (юридических) средств.

Из определения вытекает, что регулированием можно назвать только такое воздействие, при котором ставятся достаточно ясно обозначенные цели. Например, в целях упорядочения использования земли, обеспечения ее сохранности, повышения эффективности землепользования издается закон о земле. И воздействие норм земельного права, в результате которого реализуются поставленные цели, можно назвать правовым регулированием.

Если же под воздействием законодательного акта или его норм наступают последствия, не предусмотренные законодательством, а в некоторых ситуациях и противоречащие целям законодателя, то такое воздействие не может считаться правовым регулированием. Так, под воздействием земельного законодательства возросла цена на земельные участки, увеличилось число сделок по поводу земли спекулятивного характера, совершаемых ради наживы, непроизводительного использования земли. Негативное влияние закона о земле на общественные отношения нельзя назвать правовым регулированием, ибо это не входило в цели законодателя и не соответствует целям права – упорядочить жизнь общества, обеспечить справедливый, разумный характер пользования такой ценностью, которой является земля.

Нельзя считать правовым регулированием воздействие, осуществляемое неюридическими средствами. Так, воздействие на сознание и поведение людей через средства массовой информации, путем пропаганды, агитации, нравственного и правового просвещения и обучения не может быть отнесено к правовому регулированию как специально-юридической организующей деятельности.

Безусловно, в реальной жизни духовное, идеологическое, психологическое воздействие права взаимосвязано, сочетается со специально-юридическим правовым регулированием. Воздействие на общественные отношения, на поведение людей специально-юридическими средствами и способами в свою очередь оказывает влияние на духовно-нравственную, идеологическую стороны жизни человека.

Выделение правового регулирования как целенаправленной, результативной, нормативно-организационной деятельности с помощью специфических юридических средств и способов имеет смысл в плане подготовки профессионалов-правоведов. Оно позволит будущим юристам детально ознакомиться с инструментарием их профессиональной деятельности.

 

§ 2. Предмет правового регулирования

Право не должно да и не может регулировать все общественные отношения, все социальные связи членов общества. Поэтому на каждом конкретно-историческом этапе общественного развития должна быть достаточно точно определена сфера правового регулирования.

В тех условиях, когда сфера правового регулирования заужена, когда не используются возможности права для упорядочения общественных отношений, в обществе возникает угроза произвола, хаоса, непредсказуемости в тех областях человеческих отношений, которые можно и нужно упорядочить с помощью права. А когда сфера правового регулирования неоправданно расширена, особенно за счет централизованного государственно-властного воздействия, создаются условия для укрепления тоталитарных режимов, заурегулированности поведения людей, ведущего к социальной пассивности, безынициативности членов общества.

В сферу правового регулирования должны входить те отношения, которые имеют следующие признаки. Во-первых, это отношения, в которых находят отражение как индивидуальные интересы членов общества, так интересы общесоциальные. Во-вторых, в этих отношениях реализуются взаимные интересы их участников, каждый из которых идет на какое-то ущемление своих интересов ради удовлетворения интересов другого. В-третьих, отношения эти строятся на основе согласия выполнять определенные правила, признания обязательности этих правил. В-четвертых, эти отношения требуют соблюдения правил, обязательность которых подкреплена достаточно действенной силой.

История правовой жизни общества показала, что в сферу правового регулирования входят три группы общественных отношений, отвечающих перечисленным признакам.

Первую группу составляют отношения людей по обмену ценностями (как материальными, так и нематериальными). Здесь наиболее ярко проявляется возможность и необходимость правового регулирования имущественных отношений, ибо во взаимоприемлемом обмене имуществом заинтересовано и все общество, и каждый отдельный человек. Эти отношения строятся на основе общепризнанных правил (например, признание выражения ценности имущества в денежном эквиваленте); обязательность признания правил обеспечена действенной силой специального аппарата правового принуждения.

Вторую группу образуют отношения по властному управлению обществом. В управлении социальными процессами заинтересованы и человек, и общество. Управление осуществляется ради удовлетворения как индивидуальных, так и общесоциальных интересов и должно реализоваться по строгим правилам, обеспеченным силой принуждения. Естественно, в сферу правового регулирования входит государственное управление социальными процессами.

В третью группу входят отношения по обеспечению правопорядка, которые призваны обеспечить нормальное протекание процессов обмена ценностями и процессов управления в обществе. Это отношения, возникающие из нарушения правил, регламентирующих поведение людей в двух указанных сферах.

Общественные отношения, входящие в эти группы, и будут составлять предмет правового регулирования. Это общественные отношения, которые по своей природе могут поддаваться нормативно-организационному воздействию и в конкретно-исторических условиях требуют правового регламентирования. От характера и содержания общественных отношений, составляющих предмет правового регулирования, зависят особенности, характер, способы и средства правового регулирования. Достаточно очевидно, что отношения по эквивалентному обмену ценностями, например имущественные отношения, требуют иных правовых средств и способов регулирования, чем те, которые используются для регламентации управленческих отношений.

Характер, вид общественных отношений, составляющих предмет правового регулирования, обусловливают степень интенсивности правового регулирования, т.е. широту охвата правовым воздействием, степень обязательности правовых предписаний, формы и методы правового принуждения, степень детализированности предписаний, напряженность правового воздействия на общественные отношения.

 

§ 3. Методы, способы, типы правового регулирования. Правовые режимы

Разнообразие общественных отношений, входящих в сферу правового регулирования, порождает различия в методах и способах юридического воздействия.

Сравнение выделенных в § 2 групп общественных отношений достаточно очевидно свидетельствует о различиях между отношениями первой и отношениями второй и третьей группы. Если в первую группу входят отношения между равноправными обладателями (собственниками) ценностей, например между продавцом и покупателем в договоре купли-продажи, то во вторую и третью группы – отношения между властвующим и подвластным. Это характерно и для отношений управления, например между органом государства и подчиненным ему должностным лицом, и для отношений по охране, обеспечению правопорядка, в частности, между судом и правонарушителем, привлеченным к юридической ответственности.

В зависимости от указанных различий в теории правового регулирования принято выделять два метода правового воздействия.

Метод децентрализованного регулирования построен на координации целей и интересов сторон в общественном отношении и применяется для регламентации отношений субъектов гражданского общества, удовлетворяющих в первую очередь свои частные интересы, т.е. в сфере отраслей частноправового характера.

Метод централизованного, императивного регулирования базируется на отношениях субординации между участниками общественного отношения. При его помощи регулируются отношения, где приоритетным, как правило, является общесоциальный интерес. В государственно-организованном обществе общесоциальные интересы выражает в первую очередь государство, осуществляющее централизованное управление социальными процессами, наделенное властными общезначимыми полномочиями. Поэтому централизованные, императивные методы используются в публично-правовых отраслях (конституционном, административном, уголовном праве).

Способы правового регулирования определяются характером предписания, зафиксированного в норме права, способами воздействия на поведение людей.

В теории права принято выделять три основных способа правового регулирования.

Первый способ – предоставление участнику правовых отношений субъективных прав (управомочивание). Он выражается в делегировании комплекса дозволений уп-равомоченному лицу на совершение определенных действий (например, собственнику дозволяется владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащей ему вещью).

Второй способ – обязывание как предписание совершить какие-то действия (так, собственник жилого дома обязывается платить налоги).

Третий способ – запрет, т.е. возложение обязанности воздерживаться от определенных действий (например, работодателю запрещено привлекать к сверхурочным работам несовершеннолетних).

Второй и третий способы имеют определенное сходство – и тот и другой предполагают возложение обязанностей, но если в одном случае обязанности носят позитивный, активный характер, то в другом – пассивный. Все три способа предопределены функциями права.

В качестве дополнительных способов правового воздействия можно назвать применение мер принуждения (например, возложение юридической ответственности за совершенное правонарушение). Этот способ относится к дополнительным, во-первых, потому, что представляет собой вид обязанности (юридическая ответственность может рассматриваться как обязанность претерпевать лишения, кару, наказание), а, во-вторых, этим способом обеспечивается надлежащее исполнение предоставленных прав, исполнение возложенных обязанностей, соблюдение установленных запретов.

К дополнительным способам относится предупредительное (превентивное) воздействие норм, предусматривающих возможность применения правового принуждения. В частности, нормы Уголовного кодекса обладают превентивным воздействием на лиц, склонных к совершению преступлений. Сюда же можно отнести стимулирующее воздействие норм права. Таким способом оказывают влияние поощрительные нормы, т.е. нормы, в которых предусмотрено поощрение за активное правомерное поведение (за изобретательскую, рационализаторскую деятельность).

Со способами правового регулирования (как основными, так и дополнительными) взаимодействуют неюридические способы влияния на сознание, волю, а значит, и поведение людей в обществе. Например, нормы права, правовые акты (нормативные и индивидуальные), другие правовые явления обладают информационным воздействием. С их помощью до сведения людей доводится информация, которую они могут использовать в своих интересах. Они информируют людей о возможном и должном в общественной жизни, о последствиях юридически значимого поведения, позволяют предвидеть последствия своего поведения и поведения других людей в тех сферах жизни, которые охватываются правовым регулированием.

В юридической литературе и в практике существует две юридические формулы, на основе которых выделяются два типа правового регулирования.

Первая формула: дозволено все, кроме прямо запрещенного в законе. На этой формуле построен общедозволительный тип правового регулирования. По этому типу в регулируемых правом отношениях устанавливаются строго и четко сформулированные запреты. Как правило, объем этих запретов невелик, а объем дозволений не определен: все, что не запрещено. Например, право допускает для членов общества любые способы умножения материальных благ, кроме прямо запрещенных законом. Данный тип правового регулирования способствует (или хотя бы не препятствует) проявлениям инициативности, активности, самостоятельности в решении жизненных задач. Он характерен для отношений, регламентируемых отраслью гражданского права.

Вторая формула правового регулирования звучит иначе: запрещено все, кроме прямо разрешенного. Сказанное означает, что участник правовых отношений подобного типа может совершить только действия, которые прямо разрешены законом, а все остальные действия запрещены. Этот тип правового регулирования принято называть разрешительным. Он присущ тем отраслям права, которые связаны, например, с государственным управлением (административное право). Здесь в законе указывается точный, строго ограниченный объем правомочий; все, что выходит за пределы компетенции властвующего субъекта, категорически запрещено.

Безусловно, нет отраслей права, построенных лишь на одном типе правового регулирования. Так, в гражданское право «вкраплены» элементы разрешительного типа, а в административном праве можно встретить нормы, регулирующие отношения управления по общедозволительному типу.

Вместе с тем достаточно очевидно, что общедозволительный тип правового регулирования связан с закреплением в праве социальной свободы, с правом человека на выбор средств и способов достижения поставленных целей. Разрешительный же тип правового регулирования вытекает из необходимости в высокой и строгой упорядоченности общественных отношений, последовательной реализации принципов законности. Разрешительный тип правового регулирования является единственным при применении мер юридической ответственности и ряда других мер государственного принуждения.

В теории права входит в научно-практический обиход термин «правовой режим». Этим термином обозначается специфика юридического регулирования определенной сферы общественных отношений с помощью различных юридических средств и способов. Как правило, различные сферы общественных отношений требуют разного сочетания способов, методов, типов правового регулирования. Своеобразие правовых режимов наблюдается как внутри каждой отрасли, так и в правовой системе в целом. Правовой режим может включать все способы, методы, типы, но в различном их сочетании, при доминирующей роли одних и вспомогательной роли других.

Так, внутри отрасли административного права правовой режим регулирования управленческих отношений в армии, военизированных учреждениях и организациях существенно отличается от правовой регламентации управленческих отношений в сфере государственного управления высшим образованием. Если в сфере деятельности военизированных организаций господствующим, превалирующим является централизованный, императивный метод, возложение обязанности – превалирующим способом, а разрешительный тип – господствующим, то в сфере государственного управления высшим образованием в современных условиях значительная роль отводится децентрализованному методу, широким предоставлением прав высшим учебным заведениям с широким внедрением общедозволительного типа.

Достаточно очевидно различие в правовых режимах отраслей, относящихся к публичному и частному праву.

Вопрос о методах, способах, типах, режимах правового регулирования имеет наряду с теоретической большую практическую значимость.

Выбор той или иной формы правового регулирования зависит от содержания регулируемых отношений, а также от ряда других условий, которые вместе взятые требуют от законодателя избрать для данных отношений именно такой, а не иной способ их юридического построения, чтобы сделать правовое регулирование наиболее эффективным, целесообразным, способствующим прогрессу, воплощению в жизнь гуманистических идеалов правового общества.

Русский правовед Е.Н. Трубецкой писал, что при создании и развитии права необходимо учитывать два фактора; с одной стороны, исторический опыт правовой жизни общества, а с другой – идеи разумного воздействия на социальные процессы, и тогда будут подобраны наиболее эффективные методы, способы, типы, режимы правового регулирования.

С методами, способами, типами правового регулирования связана наметившаяся дифференциация юридической деятельности на публично-правовую и частноправовую, а значит, и определенные ориентации в профессиональной подготовке, в юридическом образовании и обучении.

У юристов публично-правовой ориентации, как правило, в профессиональном правосознании интересы общесоциальные превалируют над интересами частными, личностными. Их деятельность направлена на подчинение частных и групповых интересов общегосударственному интересу и общесоциальному порядку. Юристы частноправовой ориентации мыслят и действуют в интересах суверенного индивида, свою профессиональную цель они видят в защите свободы человека от посягательств государственной и иной власти.

Указанная дифференциация юридической деятельности должна учитываться уже при подготовке будущих юристов.

 

§ 4. Стадии правового регулирования

Правовое регулирование есть длящийся во времени процесс. Оно предполагает активную деятельность людей, их коллективов и в процессе создания права, и в ходе его воплощения в жизнь.

Процесс воздействия права на поведение людей и общественные отношения начинается с момента осознания необходимости и возможности регламентации с помощью права каких-то жизненных ситуаций. В некоторых условиях люди действуют по праву даже при отсутствии или вопреки действующим юридическим предписаниям. Например, в условиях «товарного» голода, дефицитности тех или иных товаров люди совершают сделки купли-продажи не по закону, а по традиционным правилам, предусматривающим право продавца и покупателя самим определять цену товара. В условиях тоталитарного политического режима люди, несмотря на угрозу применения к ним карательных юридических санкций, реализовали свое естественное право на свободу мысли и ее высказывание.

Эти и другие примеры свидетельствуют о регулятивной роли права до его фиксации в виде формально определенных норм, принятых и гарантированных государственной властью.

Регулятивное воздействие права наиболее зримо и эффективно начинается с издания законотворческими органами государства нормативных актов. Возведение в закон, придание строгих юридических форм нормам права – первая стадия правового регулирования, когда создается его нормативная основа. На этой стадии введенные в правовую систему нормы регламентируют, направляют поведение участников общественной жизни путем установления их правового статуса. Для субъекта права (индивида или организации) очерчивается круг возможных прав и обязанностей.

Правовой статус гражданина определяется прежде всего конституционным законодательством, а также другими нормативно-правовыми актами. Правовое положение организаций опосредуется нормативными актами, устанавливающими их компетенцию, т.е. объем прав и обязанностей. Например, ст. 152 ГК РФ предоставляет гражданину или организации право требовать по суду опровержения порочащих их честь, достоинство или деловую репутацию сведений. В данной норме закреплена возможность любого члена общества обратиться за защитой своей чести, достоинства, репутации в суд.

На первой стадии осуществляется общее, неперсонифицированное, неиндивидуализированное воздействие права. Нормы права ориентируют участников правовой жизни на достижение поставленных ими целей, предупреждают о возможности наступления как позитивных, так и негативных последствий поведения людей в сфере правового регулирования. В нормах права как бы прогнозируются препятствия на пути удовлетворения правовых интересов членов общества и указываются возможные правовые средства их преодоления.

Кроме того, на первой стадии реализуются информативные возможности права, оказывается активное воздействие на сознание, волю, а значит, и на активное поведение людей в сфере правового регулирования.

На второй стадии правового регулирования происходят индивидуализация и конкретизация прав и обязанностей. После наступления обстоятельств, предусмотренных нормами, которые именуются юридическими фактами, возникают индивидуализированные отношения, у участников которых возникают конкретные права и обязанности. Здесь участники правовой жизни «наделяются» способами поведения, вытекающими из норм права и условий конкретной правовой ситуации, т.е. осуществляется индивидуализация их прав и обязанностей.

На этой, второй, стадии у конкретного человека или организации, чьи честь, достоинство или репутация были опорочены каким-то другим членом общества, возникает согласно ст. 152 ГК РФ конкретное право обращения в суд, а у судебного органа появляется обязанность принять исковое заявление к рассмотрению.

Вторая стадия – стадия активной работы элемента правового регулирования, именуемого правоотношением.

Третья стадия правового регулирования характеризуется реализацией, воплощением в жизнь тех прав и обязанностей конкретных субъектов, которые у них имеются в той или иной правовой ситуации (в конкретном правоотношении).

Так, цель правовой защиты чести и достоинства, деловой репутации гражданина или организации будет достигнута, когда, например, порочащие сведения, опубликованные в средствах массовой информации, будут по решению суда опровергнуты, а потерпевшему возмещен моральный вред и другие убытки.

Стадия реализации прав и обязанностей может занимать длительный временной период, например, в длящихся правоотношениях (состояние в брачно-семейных, трудовых отношениях) на этой стадии осуществляется защита нарушенных прав и интересов субъектов, устраняются препятствия на пути их достижения, т.е. реализуется правообеспечительная, правоохранительная функции права.

В научной литературе стадии правового регулирования могут быть выделены и по иным, чем у нас, основаниям.

 

§ 5. Механизм правового регулирования

После ответа на вопрос, как право регулирует общественные отношения, логично искать ответы на вопросы, чем, какими средствами право воздействует на общественные отношения, каков механизм правового воздействия.

В теории права механизмом правового регулирования называют систему юридических средств, при помощи которых осуществляется правовое регулирование.

Понятие механизма правового регулирования позволяет собрать и систематизировать юридические средства правового воздействия на общественные отношения, определить место и роль того или иного юридического средства в правовой жизни общества.

К элементам, составным частям механизма правового регулирования относятся: юридические нормы, нормативно-правовые акты, акты официального толкования, юридические факты, правоотношения, акты реализации права, правоприменительные акты, правосознание, режим законности. Каждый из этих элементов выполняет свои регулятивные функции, воздействует на поведение людей и общественные отношения своим способом.

Нормы права выступают как предписание и как образец, модель поведения в правовых отношениях. Они служат исходной, базой правового регулирования, в них указывается, что дозволено и что разрешено, каковы последствия соблюдения или нарушения зафиксированного в них предписания. Нормы права – это основа всего механизма правового регулирования. Все остальные его элементы предусмотрены нормами права, носят поднормативный характер.

Нормативно-правовой акт как документ, содержащий нормы права, воздействует на– поведение людей путем установления правового режима регламентации того или иного вида общественных отношений. Например, Гражданский кодекс определяет режим регламентирования отношений по использованию материальных благ (имущества), по установлению правового положения участников гражданско-правовых отношений.

Акты официального толкования – документы, издаваемые специально уполномоченными на то органами (например, пленумом Верховного Суда РФ) и направленные на разъяснение смысла правовых норм.

Юридические факты – предусмотренные нормами права жизненные ситуации, факты реальной жизни, влекущие юридические последствия: возникновение, изменение и прекращение правовых отношений.

Правоотношения есть средство перевода общих моделей поведения, заложенных в нормах права, в конкретизированные и индивидуализированные акты поведения членов общества (субъектов права). Через правоотношения осуществляется реализация права, это основной путь претворения предписаний норм права в акты поведения людей.

Акты реализации права – это действия субъектов права, участников правовой жизни по воплощению в жизнь предписаний норм права. В таких действиях (в ряде случаев зацепленных в юридических документах, например договорах) реально осуществляются выраженные в правах и обязанностях меры возможного или должного поведения.

Акты применения права суть индивидуализированные властные предписания, направленные на регламентацию общественных отношений. Это акты (как действия, так и документы) индивидуализированного правового регулирования. Наиболее ярким примером акта применения права является решение суда по конкретному юридическому делу.

В качестве своеобразных элементов механизма правового регулирования выступают правосознание и режим законности. Своеобразие этих элементов заключается в их нематериальности. Но нематериальность не мешает им оказывать действенное влияние на весь процесс правового регулирования. От уровня правосознания и реальности режима законности зависит эффективность работы всех элементов механизма правового регулирования.

Элементы механизма правового регулирования воздействуют на общественные отношения не только специфически юридически. Например, нормы права, акты законодательства, решения судов оказывают на поведение людей и на общественные отношения информационное, психологическое, идеологическое воздействие. Под их влиянием формируются психологические установки, мотивы поведения людей.

В реальной действительности специальные юридические средства и способы воздействия на поведение людей сочетаются в различных комбинациях с неюридическими.

Детальное изучение вопросов механизма действия права характерно для инструменталистского направления в правоведении, где право рассматривается как инструмент решения индивидуальных и групповых социальных задач.

Анализируя разнообразные юридические формы и средства воздействия на поведение людей и общественные отношения, можно выяснить, какие из них наиболее оптимальны, эффективны в данных условиях, каких результатов можно достичь, используя те или иные юридические средства в каком-либо их сочетании.

Исследование механизма правового регулирования «вооружает» законодателя «набором» инструментов – оптимальных юридических средств и правовых механизмов – для эффективного решения задач, стоящих на данном этапе развития общества. Знание механизма правового регулирования со всеми его элементами позволяет грамотно осуществлять правореализационную юридическую деятельность.

 

Глава 19.

Нормы права

 

§ 1. Понятие правовой нормы, ее признаки

В современной юридической литературе под нормой права понимается общеобязательное формально-определенное правило поведения, установленное и обеспеченное обществом и государством, закрепленное и опубликованное в официальных актах, направленное на регулирование общественных отношений путем определения прав и обязанностей их участников.

Можно выделить следующие существенные признаки правовых норм.

1. Норма права есть мера свободы волеизъявления и поведения человека. Понимание и усвоение данного момента конкретным индивидом зависит как от внутренних факторов (состояния его разума, типа характера, уровня культуры), так и от внешних обстоятельств (степени упорядоченности общественных отношений, обеспеченности нормы авторитетом, силой). Наибольшая эффективность реализации правовой нормы достигается при совпадении целей отдельной личности и общества, сочетании общечеловеческих и социально-групповых, классовых интересов в условиях стабильности общественных отношений.

2. Это форма определения и закрепления прав и обязанностей. Последние выступают в виде ориентиров, обозначающих диапазон свободы действий субъектов права, ибо реальное регулирование отношений между людьми и их организациями осуществляется именно через наделение правами одних и возложение обязанностей на других. Наиболее ярко предоставительно-обязывающий характер выражен в регулятивных нормах, менее он заметен в нормах специализированных (декларативных, дефинитивных). Различные субъекты правоотношений обычно обладают комплексом прав и одновременно несут большое количество обязанностей. Не может быть прав без обязанностей и нет обязанностей без прав. Это один из принципов построения и функционирования любой правовой системы.

3. Норма права представляет собой правило поведения общеобязательного характера, т.е. она:

а) указывает, каким образом, в каком направлении, в течение какого времени, на какой территории необходимо действовать тому или иному субъекту;

б) предписывает правильный с точки зрения общества и потому обязательный для конкретного индивида образ действий;

в) носит общий характер, выступает в качестве равного, одинакового масштаба для всех и каждого, кто оказывается в сфере ее действия.

4. Это формально-определенное правило поведения. Внутренняя определенность нормы проявляется в содержании, объеме прав и обязанностей, четких указаниях на последствия ее нарушения. Внешняя определенность заключается в том, что любая норма закреплена в статье, главе, разделе официального документа – нормативно-правовом акте.

5. Норма права есть правило поведения, гарантированное государством. Возможность государственного правового принуждения в случаях нарушения прав граждан, правопорядка является одной из важных гарантий действенности права.

6. Она обладает качеством системности, которое проявляется в структурном построении нормы, в специализации и кооперации норм различных отраслей и институтов права.

Следует иметь в виду, что возникновение нормы права и вся ее дальнейшая «жизнь» зависят от ряда факторов, раскрытие которых позволит точнее определить место нормы в правовой системе, понять значение нормативного регулирования для индивида и общества.

Прежде всего, надо видеть природную обусловленность правовой нормы. В широком смысле нормативность есть свойство материи вообще и социальной материи в частности. Полиструктурность и цикличность материального мира в какой-то степени предопределяют мерность, нормативность социальных связей и отношений, явлений и процессов, в том числе правовых. В этом плане норма права отражает некую частицу материального и духовного мира в человеческом бытии (биологический аспект), как бы устанавливает меру освоения природы, меру соотнесенности бытия с чувствами, эмоциональным настроем человека (психологический аспект).

Далее, нужно помнить, что правовая норма, будучи обусловлена природными факторами, есть сугубо социальный феномен (социальный аспект). Нормативная характеристика тех реальных явлений и процессов, с которыми человек имеет дело, – наиболее существенная черта его социального мира. В общесоциальном плане правовая норма выступает в виде:

а) справедливого масштаба поведения людей, обеспеченного общественным авторитетом, социальной силой и господствующими в обществе представлениями о должном и правильном;

б) типизированного отпечатка повторяющихся фактических общественных отношений;

в) формы выражения интересов большинства.

В индивидуально-социальном плане норма права является средством защиты интересов, прав и свобод личности и одновременно в необходимых случаях средством ограничения свободы поведения (мера свободы).

Наконец, необходимо учитывать то, что правовая норма есть результат интеллектуальной сознательной деятельности человека, разум и воля которого имеют здесь решающее значение (интеллектуально-идеологический аспект). Поэтому норму права нельзя считать просто частицей мирового порядка вещей или слепком общественных отношений. Ее создание всегда представляет собой сложнейший мыслительно-деятельностный процесс, в котором потребности, интересы конкретных людей и различных социальных групп, сталкиваясь друг с другом, вызывают различного рода противоречия (экономические, политические, идеологические, религиозные). Осознание, изучение этих противоречий и попытки их разрешения, обусловленные естественным стремлением продолжения рода человеческого, и приводят в конечном счете к выработке правовой нормы как:

а) компромиссного, приемлемого для данного времени и общества варианта регулирования, обеспечивающего нормальную жизнь людей;

б) обобщенной информации о социальной действительности;

в) средства познавательной деятельности;

г) конкретного средства разрешения противоречий (конфликтов) между людьми.

И еще об одном. С возникновением государства изменяется вся картина нормативной социальной регуляции в обществе. Постепенно все большее количество групп, видов общественных отношений начинают регламентироваться правовыми нормами, изданными государством. По сути, в современных развитых правовых системах все правовые нормы так или иначе опосредованы государством.

В социально-юридическом (государственном) аспекте правовая норма выступает в виде:

а) формально-определенного обязательного правила поведения, закрепленного и опубликованного в официальных документах (нормативно-правовых актах) и обеспеченного государством;

б) социально-классового регулятора общественных отношений в тех политических системах, где законодательно закреплена власть социального класса или слоя.

Таким образом, правовая норма имеет естественно-исторические истоки, социально обусловлена и является продуктом человеческой деятельности. Она отражает соответствие между мерой свободы индивида и свободой общества, выступает в качестве модели и регулятора общественных отношений. Правовыми можно считать нормы, которые:

• исторически сложились и дожили до наших дней в виде обычаев, традиций, прецедентов, не противоречащих общегуманистическим идеалам и признанных государством:

• исходят непосредственно от общества (страны), территориального образования и выражают волю всего населения или его большинства, т.е. нормы, принятые путем всенародного голосования (референдума), предусмотренного конституцией;

• изданы легитимными органами государства, избранными или назначенными в соответствии с конституцией, и не противоречат международно-правовым актам, закрепляющим естественные права человека;

• закреплены в договорах, заключенных между субъектами права в соответствии с действующим законодательством и общепризнанными принципами и нормами международного права.

 

§ 2. Виды правовых норм

Многогранные общественные отношения, разнообразие повторяющихся жизненных ситуаций и способность человека разумно реагировать на происходящее обусловливают тот факт, что правовые нормы достаточно разнообразны. Чтобы определить общие и отличительные черты данных норм, обозначить место и функциональную роль, необходимо их классифицировать. Основания классификации могут быть самыми различными.

1. По субъектам правотворчества различают нормы, исходящие от государства и непосредственно от гражданского общества. В первом случае это нормы органов представительной государственной власти, исполнительной государственной власти и судебной государственной власти (в тех странах, где имеет место прецедент). Во втором случае нормы принимаются непосредственно населением конкретного территориального образования (сельский сход и т.д.) или населением всей страны (всенародный референдум). Так, 12 декабря 1993 г. всенародным голосованием была принята Конституция Российской Федерации.

2. По социальному назначению и роли в правовой системе нормы можно подразделить: на учредительные (нормы-принципы), регулятивные (нормы – правила поведения), охранительные (нормы – стражи порядка), обеспечительные (нормы-гарантии), декларативные (нормы-объявления), дефинитивные (нормы-определения), коллизионные (нормы-арбитры), оперативные (нормы-инструменты).

Учредительные нормы отражают исходные начала правового регламентирования общественных отношений, правового положения человека, пределов действия государства, закрепляют устои социально-экономического и общественно-политического строя, права, свободы и обязанности граждан, основополагающие идеи и параметры строительства правовой системы общества. Они служат эталонами, позволяющими установить необходимое соответствие целей и средств конкретных правовых предписаний объективным закономерностям общественного развития. Это конституционные нормы и нормы, закрепленные в основах законодательства, кодексах. Например, норма, закрепленная в ст. 2 Конституции Российской Федерации, гласит: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства».

Регулятивные нормы непосредственно направлены на регулирование фактических отношений, возникающих между различными субъектами, путем предоставления им прав и возложения на них обязанностей. В зависимости от характера субъективных прав и обязанностей различают три основных вида регулятивных норм:

• управомочивающие (предоставляющие своим адресатам право на совершение положительных действий);

• обязывающие (содержащие обязанность совершения определенных положительных действий);

• запрещающие (устанавливающие запрет на совершение действий и поступков, которые определены законом как правонарушения).

Особенность регулятивных норм состоит в том, что они носят ярко выраженный предоставительно-обязывающий характер. В частности, нормы ст. 10 и 11 Закона РСФСР о крестьянском (фермерском) хозяйстве 1990 г. закрепляют детальный перечень прав и обязанностей граждан, ведущих крестьянское хозяйство.

Охранительные нормы фиксируют меры государственного принуждения, которые применяются за нарушение правовых запретов. Они определяют также условия и порядок освобождения от наказания. Например, в соответствии с ч. 1 ст. 83 УК РФ осужденный подлежит освобождению от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда.

Как регулятивные, так и охранительные нормы направлены на осуществление функций права: регулятивной (статической и динамической) и охранительной. В них находят выражение способы регулирования.

Обеспечительные нормы содержат предписания, гарантирующие осуществление субъективных прав и обязанностей в процессе правового регулирования. Социальная ценность их зависит от того, насколько эффективно они способствуют созданию механизмов и конструкций беспрепятственной реализации права. Эти нормы могут располагаться в различных нормативных актах, связанных между собой. Так, право Банка России на выдачу лицензий для проведения операций в иностранной валюте, предусмотренное в ст. 21 Закона РСФСР о Центральном банке РСФСР, гарантируется нормами ст. 11–18, 35 Закона РСФСР о банках и банковской деятельности 1990 г.

Декларативные нормы обычно включают в себя положения программного характера, определяют задачи правового регулирования отдельных видов общественных отношений, содержат нормативные объявления. Например, в ч. 2 ст. 1 Конституции РФ говорится: «Наименования Российская Федерация и Россия равнозначны».

Дефинитивные нормы формулируют определения тех или иных правовых явлений и категорий (понятия преступления в уголовном законодательстве, сделки в гражданском праве и т.п.).

Коллизионные нормы призваны устранять возникающие противоречия между правовыми предписаниями. Так, п. 5 ст. З ГК РФ гласит: «В случае противоречия указа Президента Российской Федерации или постановления Правительства Российской Федерации настоящему Кодексу или иному закону применяется настоящий Кодекс или соответствующий закон».

Оперативные нормы устанавливают даты вступления нормативного акта в силу, прекращения его действия и т.п.

3. По предмету правового регулирования различают нормы конституционного, гражданского, уголовного, административного, трудового и иных отраслей права. Отраслевые нормы могут подразделяться на материальные и процессуальные. Первые являются правилами поведения субъектов, вторые содержат предписания, устанавливающие процедуру применения этих правил.

4. По методу правового регулирования выделяются императивные, диспозитивные, рекомендательные нормы.

Императивные нормы имеют сугубо строгий, властно-категоричный характер, не допускающий отклонений в регулируемом поведении. Это, как правило, нормы административного права.

Диспозитивным нормам присущ автономный характер, позволяющий сторонам (участникам) отношений самим договориться по вопросам объема, процесса реализации субъективных прав и обязанностей или использовать в определенных случаях резервное правило. Они реализуются преимущественно в гражданско-правовых отношениях.

Рекомендательные нормы обычно адресуются негосударственным предприятиям, устанавливают варианты желательного для государства поведения.

По этому же основанию нормы можно разграничить на позитивные, поощрительные и наказательные.

5. По сфере действия вычленяются нормы общего действия, нормы ограниченного действия и локальные нормы.

Нормы общего действия распространяются на всех граждан и функционируют на всей территории государства.

Нормы ограниченного действия имеют пределы, обусловленные территориальными, временными, субъектными факторами. Это нормы, издаваемые высшими органами власти республик, входящих в состав Российской Федерации, или нормы, исходящие от представительных или исполнительных органов краев, областей, и др.

Локальные нормативные предписания действуют в рамках отдельных государственных, общественных или частных структур.

6. Нормы права классифицируются также по времени (постоянные и временные), по кругу лиц (распространяются или на всех, кто подпадает под их действие, или на четко обозначенную группу субъектов: военнослужащих, железнодорожников и т.п.).

 

§ 3. Структура правовой нормы

Будучи «клеточкой» права, норма в то же время есть сложное образование, имеющее собственную структуру.

Во-первых, названная структура – идеальная логическая конструкция, призванная регулировать взаимоотношения между людьми. Это своеобразная модель возможного поведения, сформировавшаяся в ходе общественного развития, отражающая стремление людей создать универсальные, долговременные «инструменты» познания и освоения правовой действительности. Традиционно считается, что норма права состоит из трех элементов: гипотезы, диспозиции и санкции.

Гипотеза указывает на конкретные жизненные обстоятельства (условия), при наличии или отсутствии которых и реализуется норма. В зависимости от количества обстоятельств, обозначенных в норме, гипотезы бывают простые и сложные. Альтернативной называют гипотезу, которая связывает действия нормы с одним из нескольких перечисленных в статье нормативного акта обстоятельств.

Диспозиция содержит само правило поведения, согласно которому должны действовать участники правоотношения. По способу изложения диспозиция может быть прямой, альтернативной и бланкетной. Альтернативная диспозиция дает возможность участникам правоотношения варьировать свое поведение в пределах, установленных нормой. Бланкетная диспозиция содержит правило поведения в самой общей форме, отсылая субъекта реализации к другим правовым нормам.

Санкция указывает на неблагоприятные последствия, возникающие в результате нарушения диспозиции правовой нормы. По степени определенности санкции подразделяются на абсолютно определенные (точно указанный размер штрафа), относительно определенные (лишение свободы на срок от трех до десяти лет), альтернативные (лишение свободы на срок до трех лет, или исправительные работы на срок до одного года, или штраф…).

Во-вторых, структура юридической нормы есть объективированный результат отражения в норме определенного общественного отношения. Фактическое общественное отношение, подлежащее правовому оформлению, объективно требует, чтобы структура правовой нормы логически соответствовала собственному внутреннему строению. Оно достаточно жестко предопределяет характер связи и количество структурных элементов нормы. Детерминирующее влияние на структуру оказывают тип, род, вид, сторона общественного отношения. Следует также иметь в виду сложность логических связей между субъектами отношения, количественные характеристики субъектов и объектов, распространенность и повторяемость общественного отношения, возможный уровень его обобщения.

С известной условностью можно утверждать, что та или иная правовая норма содержит столько структурных логических элементов, сколько этого требует данное общественное отношение. Структура имущественных отношений индивидов обусловливает наличие в правовой норме таких элементов, как гипотеза, диспозиция (одна или две), санкция, мера поощрения, указание на каждого из субъектов. Большинству уголовных отношений соответствует двучленная структура нормы. Для массовых, политических отношений, требующих конституционного оформления, зачастую достаточно констатации в праве их наличия. В структуре многих конституционных норм реально проявляется обычно один элемент.

Таким образом, реальная структура юридической нормы, закрепленной в нормативном акте, производна от структуры соответствующего общественного отношения определенного вида и выступает как закономерная реальность правовой системы конкретного общества.

В-третьих, структуру правовой нормы нужно рассматривать как единство идеальной и реальной структуры.

Идеальная структура нормы выражает первичные, исходные ее связи в системе объективного права. Это своеобразный набор логически взаимосвязанных элементов, обусловленный спецификой правообразования и структурой права в целом. Идеальная структура, имеющая изначально потенциальное значение, в процессе своего развития превращается в реальную, но, изменяясь, сохраняется в своем результате. Это происходит благодаря тому, что она, как и реальная структура нормы, включает в себя столько элементов, сколько логически необходимо для регулирования определенного вида общественных отношений в нужном для законодателя направлении.

Реальная структура нормы права отражает в известной степени результат правового опосредования общественного отношения. Она представляет собой совокупность тех избранных элементов потенциальной логической структуры, которых достаточно для того, чтобы конкретное общественно-властное или государственно-властное веление получило жизнь в рамках целостного правового организма. Количество элементов реальной структуры предопределено структурой фактического общественного отношения и особенностями взаимосвязей и взаимодействия правовых норм в системе права.

В-четвертых, структуру правовой нормы можно представить как систему диалектически взаимосвязанных элементов, которые взаимодействуют в ее рамках. Указанные элементы могут взаимозаменяться, превращаться друг в друга, объединяться и выступать в единстве. Характер, виды взаимодействия определяются сложившимися общественными отношениями, а также специфическими особенностями самих элементов. При этом, конечно, следует учитывать и волевое воздействие законодателя, который формирует направленность структурных элементов, связывает их действие с какими-либо юридическими фактами.

В литературе описаны случаи проявления различных свойств структурных элементов нормы в зависимости от изменения фактических обстоятельств, особенностей их как системно-структурных явлений. В качестве примера можно привести схему, сконструированную М.М. Агарковым: гипотеза + диспозиция + гипотеза (нарушение предшествующей диспозиции) + диспозиция (изменение содержания первой диспозиции) + санкция (принудительное осуществление первой диспозиции) + санкция (принудительное осуществление второй диспозиции). На возможность проявления структурных элементов нормы уголовного права в различных качествах обращали внимание И.С. Самощенко, О.Э. Лейст и А.С. Пиголкин. Они отмечали, что та часть уголовных норм, которая является диспозицией для граждан (запрет совершать общественно опасные деяния), одновременно является гипотезой для государства и государственных органов, рассматривающих дела о совершенных преступлениях. Интересна в этом плане и позиция К. Сайто. Он пишет, что уголовно-правовая норма в качестве нормы поведения обращена ко всем индивидам до совершения преступного деяния, в качестве нормы правосудия – к участникам процесса после совершения преступного деяния и в качестве пенитенциарной нормы – к наказуемому.

Во всех этих случаях решающее значение имеют свойство объективной избирательности фактического общественного отношения и направленность структуры правовой нормы, т.е. заложенная в нее законодателем возможная реакция на изменившиеся фактические обстоятельства.

Благодаря тому, что право обладает свойством системности, обеспечивается и тесное взаимодействие структур различных юридических норм. Причем связи между ними могут быть простыми (однолинейными) и сложными (двусторонними, замкнутыми и т.д.). Взаимодействие структур может иметь вид сцепления, пересечения плоскостей действия или частичного (иногда полного) совпадения сфер функционирования. Примерами здесь служат нормы конституционного и других отраслей права, нормы, закрепленные в общей и особенной частях Гражданского, Уголовного кодексов.

Механизм образования структуры правовой нормы можно представить следующим образом. Законодатель, предполагая урегулировать то или иное общественное отношение, «примеряет» к нему a priori логическую модель нормы, выработанную на основе человеческой практики, достижений науки, опыта правового регулирования. При этом он стремится направить развитие общественного отношения в нужном для него направлении, пытается установить его временные, пространственные характеристики, получить наибольшую эффективность от его правового урегулирования. Однако общественное отношение соответствует идеальной модели (логической структуре нормы) лишь в принципе. Оно вносит в модель коррективы, избирает в потенциальной логической структуре нормы те элементы и связи между ними, которые соответствуют его собственным элементам и связям. Иными словами, законодатель вынужден одновременно и приспосабливать логическую структуру к соответствующему виду общественных отношений, и учитывать необходимость внутренней и внешней логической согласованности юридических норм, используя все правовые средства, свойства права как системы. Результатом же выступает реальная структура нормы, всегда включенная в ее логическую структуру и структуры более высокого порядка (института, отрасли, права в целом).

Структура сама по себе есть выражение устойчивости в различных процессах. Она относительно независима и от изменения элементов в целом. Данное свойство позволяет норме права сохранить статус единого и целостного государственно-властного веления во всех упомянутых случаях. Практика подтверждает, что выделение того или иного структурного элемента нормы происходит только при самостоятельном его функционировании в виде особого правила. Причем качество самостоятельного правила сохраняют и «усеченные нормы», и нетипичные нормативные положения

Таким образом, структура правовой нормы есть логически согласованное ее внутреннее строение, обусловленное фактическими общественными отношениями, характеризуемое наличием взаимосвязанных и взаимодействующих элементов, реально выраженное в нормативно-правовых актах.

 

§ 4. Внешнее выражение правовых норм

Реальное действие правовых норм непосредственно связано с их внешним выражением, закреплением в официальных документах. Важнейшим и наиболее распространенным из них является нормативный правовой акт. Его характеризуют следующие признаки:

а) издается компетентными органами государства или в соответствии с конституцией принимается непосредственно населением путем референдума;

б) содержит нормы права, устанавливает, отменяет или изменяет их;

в) обладает юридической силой, охраняется и обеспечивается государством;

г) имеет вид письменного документа с установленной структурой и необходимыми атрибутами;

д) носит легитимный характер.

Нормативный правовой акт выступает необходимой формой взаимосвязи между законодателем и исполнителем, между абстрактными моделями правового регулирования и конкретными субъектами права. Письменная форма, четкость изложения делают его доступным и понятным для граждан, легитимность и стабильность создают основу для обеспечения законности и правопорядка в стране.

Нормативные правовые акты подразделяются по субъектам правотворчества на акты органов представительной власти (законы, постановления, решения) и органов исполнительной власти (указы, постановления, приказы); по юридической силе – на законодательные и подзаконные; по степени систематизации – на простые и кодифицированные; по сфере действия – на федеральные, акты субъектов федерации, акты органов местного самоуправления, локальные нормативные акты; по времени – на постоянные и временные.

Нормативные акты как внешняя форма выражения правовых норм также имеют структуру (разделы, главы, статьи, параграфы, пункты). Основным структурным элементом нормативного акта является статья. Соотношение нормы права и статьи закона поливариантно, зависит, как уже отмечалось, от структуры фактических общественных отношений, уровня развития отрасли, института или всей правовой системы, замысла законодателя, степени развитости юридической техники и технологии.

В первом варианте норма права и статья закона совпадают. Учитывая единство потенциальной и реальной структуры правовой нормы, мы находим в статье либо все три элемента (гипотезу, диспозицию и санкцию), либо только один (два), а остальные необходимо выявить логическим путем. Но так или иначе по объему и содержанию государственно-властное веление (норма) и нормативное предписание (статья акта) совпадают. Такое соотношение нормы права и статьи закона типично, и к этому должен постоянно стремиться законодатель.

Второй вариант – включение нескольких норм в одну статью закона. Например, ст. 12 Закона РСФСР о крестьянском (фермерском) хозяйстве, регламентирующая порядок платы за землю, содержит пять пунктов, каждый из которых является самостоятельной нормой.

Третий вариант предполагает расположение одной нормы в нескольких статьях. Так, ст. 14 Семейного кодекса РФ содержит условия заключения брака (гипотеза), ст. 10, II устанавливают место и порядок заключения брака (диспозиция), а ст. 27, 30, определяют основания и последствия признания брака недействительным (санкция).

 

Глава 20.

Формы (источники) права.

Правотворчество

 

§ 1. Понятие и виды форм (источников права)

Понятие «источник права» существует много веков. Столетиями его толкуют и применяют правоведы всех стран. Если исходить из общераспространенного значения термина «источник», то в сфере права под ним нужно понимать силу, создающую право. Такой силой прежде всего является власть государства, которая реагирует на потребности общества, развитие общественных отношений и принимает соответствующие правовые решения.

Наряду с этим источником права следует также признать форму выражения государственной воли, форму, в которой содержится правовое решение государства. С помощью формы право обретает свои неотъемлемые черты и признаки: общеобязательность, общеизвестность и т.д. Это понятие источника имеет значение емкости, в которую заключены юридические нормы.

Обычно в теории называют четыре вида источников права: нормативный акт, судебный прецедент, санкционированный обычай и договор. В отдельные исторические периоды источниками права признавали правосознание, правовую идеологию, а также деятельность юристов.

Наиболее древней формой права является правовой обычай, т.е. правило, которое вошло в привычку народа и соблюдение которого обеспечивается государственным принуждением. Правовой обычай признается источником права тогда, когда он закрепляет уже давно сложившиеся отношения, одобряемые населением. В рабовладельческих и феодальных обществах обычаи санкционировались решениями суда по поводу отдельных фактов. Сейчас встречается и другой способ санкционирования государством обычаев – отсылка к ним в тексте законов.

Сущность судебного прецедента заключается в придании нормативного характера решению суда по конкретному делу. Обязательным для судов является не все решение или приговор, а только «сердцевина» дела, суть правовой позиции судьи, на основе которой выносится решение. Это, как называют специалисты по англосаксонской правовой системе, «ratio decidendi». Из прецедента постепенно могут складываться и нормы законов.

В недавнем прошлом в советской правовой науке прецедент как источник права оценивался только отрицательно, однако в последнее время тон критических высказываний несколько смягчился. Более того, уже встречаются предложения о необходимости приравнять судебную доктрину к источникам права. Думается, что предлагаемое возможно, но для этого необходимы независимый суд и соответствующая правовая подготовка судей, а также формирование их правосознания в том направлении, при котором станет возможным их правотворчество.

Нормативный акт – доминирующий источник права во всех правовых системах мира. Он имеет ряд неоспоримых преимуществ.

1. Нормативный акт может быть издан оперативно, в любой своей части изменен, что позволяет относительно быстро реагировать на социальные процессы.

2. Нормативные акты, как правило, определенным образом систематизированы, что позволяет легко осуществлять поиск нужного документа для применения или реализации.

3. Нормативные акты позволяют точно фиксировать содержание правовых норм, что помогает проводить единую политику, не допускать произвольного толкования и применения норм.

4. Нормативные акты поддерживаются государством, им охраняются. В случае нарушения положений нормативных актов нарушители преследуются и наказываются на основании закона.

Все источники права могут быть классифицированы на две группы: нормативно-правовые акты (законы, указы, постановления, инструкции, договоры) и иные источники права ненормативного характера (правовые обычаи, судебные прецеденты и решения). В данном случае нормативность выступает критерием разграничения юридических актов и означает лишь то, что юридические документы содержат нормы права, общие правила поведения, установленные государством.

Нормативно-правовые акты:

а) дифференцированы, поскольку механизм государства имеет разветвленную структуру органов с определенными правотворческими полномочиями и значительным объемом иных функций, которые реализуются с помощью издания юридических актов;

б) иерархизированы (при ведущей роли конституции государства), ибо эта система строится на основе разновеликой юридической силы актов, в результате чего нижестоящие источники права находятся в зависимом положении по отношению к вышестоящим и не могут им противоречить;

в) конкретизированы по предмету регулирования, субъектам исполнения и реализации права, указания на которых содержатся в источниках.

Как видно из изложенного, в любом современном государстве источники права (и прежде всего законы, статуты парламента) упорядочены, но вместе с тем они вряд ли составляют строгую систему, особенно акты подзаконного правотворчества, правовые обычаи и прецеденты. Скорее всего, это совокупность нормативных и иных юридических актов, устанавливающих определенный, правовой режим.

Итак, нормативный акт – это официальный документ, созданный компетентными органами государства и содержащий общеобязательные юридические нормы (правила поведения).

 

§ 2. Правотворчество

Правотворчество – одно из важных направлений работы любого государства. Это специфическая, требующая особых знаний и умений интеллектуальная деятельность, связанная с созданием или изменением существующих в государстве правовых норм. По результатам правотворческой работы – законам и иным нормативным актам – судят о государстве в целом, степени его демократичности, цивилизованности, культурности. Человеческое общество всегда нуждалось в точных и совершенных правовых решениях, в такой деятельности органов государства, в результате которой создаются нормы права, правила поведения граждан и организаций. Подобных норм и правил очень не хватало советскому обществу, однако эта нехватка была вызвана не недостаточной разработанностью теории и практики правотворческой деятельности, а другими, далекими от науки причинами.

Повышение качества правовых решений, снижение до минимума числа неэффективных-нормативных актов – постоянная задача законодателя. Именно этим объясняется теоретическое и практическое значение изучения проблем, связанных с процессом создания норм права. «Потребителями» законов являются люди, общество, и нельзя допускать принятия поспешных, непродуманных правовых решений, ибо любая ошибка законодателя влечет неоправданные материальные затраты, нарушение интересов граждан. Можно привести немалое число фактов из отечественной истории, когда наша экономика, социальная и духовная сферы пострадали от непродуманных, научно не обоснованных и грубых правовых решений. Чего, например, стоили признание «тунеядцами» лиц, занимающихся творческой или иной индивидуальной деятельностью, или знаменитый Перечень №1 категорий работников, трудовые споры которых разрешались вышестоящими организациями, но никак не судом! Мировая история права тоже не свободна от ошибок законодателя. Достаточно привести факт законодательного запрещения в США в период «великой депрессии» производства и потребления спиртного, что вызвало рост контрабанды, мафии и преступности в целом.

Может создаться впечатление, что знание основ правотворчества полезно только тем, кто его осуществляет, – депутатам парламента, членам правительства и т.д. Однако это не так, ибо создание правовых норм – удел государственных органов любых уровней – от высших до местных. Поэтому юристы, выпускники юридических вузов должны во всех тонкостях знать теорию и практику правотворческой работы.

Осуществляя властные полномочия, государство использует разные приемы и методы руководства – оперативное управление, правосудие, надзор и контроль, но эти направления деятельности государства не порождают норм права, хотя и осуществляются на его основе.

Следует иметь в виду, что правотворчество не особая функция государства, а правовая форма, правовая «оболочка» государственной деятельности. Например, парламент утверждает государственный бюджет. Рассматривая его по существу, анализируя все статьи доходов и расходов страны, он завершает процесс принятием закона о государственном бюджете.

Таким образом, «акт правотворчества» имеет два значения. Это деятельность компетентных органов государства по изданию норм права и результат данной деятельности, выражающийся в виде юридического документа, закона и пр.

Одна из важнейших характеристик правотворчества заключается в том, что это государственная деятельность, т.е. деятельность главным образом органов государства. Они принимают, создают нормы права, обязательные для тех, кому они адресованы. Но иногда право создается по уполномочию органов государства общественными организациями (в отечественной правовой системе), непосредственно в результате прямого правотворчества народа (на вече в средневековом Новгороде) или суда (в англосаксонской правовой системе).

Смысл и значение правотворчества состоят в том, чтобы избрать такой вариант регулирования, юридической регламентации, который бы в наиболее полной мере отвечал интересам и целям народа и законодателя, способствовал прогрессу общества. При этом требуются учет закономерностей развития общества, благоприятных объективных и субъективных условий для принятия и применения закона, а также выбор оптимальной правовой формы государственного решения (закон, указ, постановление, билль, статут, регламент и пр.).

Государство ведет свою законодательную политику на основе изучения потребностей общества и познания тенденций общественного развития. Основным импульсом к созданию закона или иного нормативно-правового акта служит общественно значимая проблема, острая социальная ситуация, нерешенный вопрос, имеющий значение для большого числа людей, для государства в целом. Искусство законодателя в том и состоит, чтобы, во-первых, вовремя, а, во-вторых, точно, адекватными правовыми средствами отреагировать на общественный «вызов», «снять» остроту ситуации. История права знает большое число как удачных нормативно-правовых решений (Французский гражданский кодекс 1804 г., действовавший почти два столетия), так и решений ошибочных, поспешных (в 1927 г. Турция заимствовала Швейцарский гражданский кодекс, которым, в частности, устранялось многоженство. Мусульманское население Турции было не готово к этому, что и вызвало сопротивление многих слоев турецкого общества).

Главная роль в определении времени принятия, содержания и формы правового решения должна принадлежать правовой науке. Именно наука обладает таким научно-познавательным инструментарием, который позволяет почти безошибочно выявлять проблемы общественного развития и юридические средства их решения. Конечно, уровень развития того или иного государства влияет на содержание принимаемых законов. Если для США актуальной является борьба за безопасность на автострадах, а также за чистую окружающую среду, то в России во главе угла находятся защита прав человека, борьба с мафией и преступностью, вопросы федеративного устройства и т.д.

 

§ 3. Правотворческий (законодательный) процесс и его этапы

В теории правотворчества признано, что процесс создания права не носит одномоментного характера, а «растянут» во времени. В связи с этим выделяют, как правило, два этапа правотворческого (законодательного) процесса.

Первый – предпроектный этап – заключается в том, что в обществе выявляется потребность в урегулировании нормами права социальной проблемы. Выявление такой потребности происходит спонтанно, имеют значение лишь степень остроты проблемы (вопроса), ее общезначимость и актуальность. Оценивает потребность в правовом регулировании как общество, которое через свои институты – лидеров, средства массовой информации, науку – может оказать влияние на законодателя, так и сами правотворческие органы, государство. О том, что потребность в правовом регулировании назрела, можно говорить, когда закон представляется наиболее эффективным средством, преимущественной формой регулирования по сравнению с другими социальными средствами воздействия (экономическими, моральными и пр.).

Например, демократические реформы в Литовской республике потребовали правового закрепления свободы слова и печати. В результате 18 февраля 1990 г. появился Закон о печати, ст. 1 которого утверждала свободу выражения взглядов и устраняла цензуру, а в ст. 4 закреплялось право на получение информации от государственных и общественных организаций. В данном случае правовая форма получила приоритет перед другими видами социального воздействия в таких важных вопросах, как политические свободы.

Второй этап правотворчества называется проектным этапом, или этапом принятия правотворческого решения. Особенность его заключается в том, что, во-первых, эта работа осуществляется непосредственно в самом законодательном органе, а, во-вторых, на данном этапе осуществляется собственно «творчество права»: создаются, изменяются или отменяются нормы права, происходит интеллектуальная работа над текстом законопроекта. Причем проектный этап может быть в свою очередь разбит на несколько стадий, последовательно сменяющих одна другую.

Первая стадия: внесение в правотворческий орган проект» закона субъектом правотворческой инициативы. Чаще всего инициатором принятия того или иного закона является правительство, которое реализует ту или иную политику и острее других чувствует, в каком акте парламента оно нуждается для дальнейшей эффективной работы. В силу сказанного часто законопроект возникает именно потому, что в нем больше всего нуждается исполнительная власть.

В необходимости принятия нового нормативного акта правительство нередко убеждают с помощью групп давления. Например, профессиональные союзы могут оказывать давление на министров, членов парламента, чтобы добиться издания или отмены закона либо внести изменения в существующий закон. Подобная деятельность называется лоббизмом с тех пор, как первые защитники чьих-либо интересов появились в кулуарах (lobby) парламента. Российская политическая практика знает уже немало таких фактов: например, принятие высоких таможенных пошлин, ограничивающих импорт иностранных автомобилей, под влиянием отечественных автомобильных гигантов.

Депутат парламента также имеет право представить законопроект, который может стать законом. Однако на практике эта его возможность весьма ограничена, особенно если законопроект не предусмотрен программой законотворческих работ, как принято, например, в Российской Государственной Думе, или есЛи законопроект не поддерживает правительство или президент.

Вторая стадия: рассмотрение проекта закона в комиссиях и комитетах правотворческого органа с целью проанализировать его содержание с разных позиций и предложить более совершенные средства правового воздействия. Особая роль в этом процессе принадлежит комиссии по законодательству парламента, за которой по обыкновению остается последнее слово перед вынесением проекта на обсуждение на заседании палаты парламента.

Третья стадия: обсуждение законопроекта по палатам или на совместном заседании палат законотворческого органа. Цель такого обсуждения заключается в высказывании предложений, поправок и замечаний отдельными депутатами и фракциями (объединениями депутатов) парламента. Эта стадия может иметь два варианта развития:

а) принятие законопроекта в первом чтении;

б) возврат его на доработку с последующим прохождением процедуры обсуждения по комиссиям и комитетам парламента.

Четвертая стадия: принятие законопроекта правотворческим органом во втором (окончательном) чтении. В чем выражается принятие законопроекта? С процедурной точки зрения, принятие означает лишь то, что проект получил одобрение большинства депутатов палаты (или парламента в целом). С юридической точки зрения, принятие законопроекта составом депутатов парламента – один из необходимых юридических фактов, обусловливающих дальнейшее превращение законопроекта в полноценный закон. Для завершения процесса правотворчества необходимы еще несколько важных этапов, логически включаемых в четвертую стадию правотворчества. Это подписание законопроекта главой государства и обнародование (опубликование в средствах массовой информации) текста нового закона.

В большинстве западных стран установлены сроки прохождения законопроекта до момента его принятия: во Франции – 15 дней с момента внесения, в Германии – 6 недель, в Испании – до 20 дней (для срочных законопроектов). В Великобритании для частных законопроектов установлены сроки между стадиями – четыре дня (между первым и вторым чтением), три дня – между стадией доклада и третьим чтением. Россия пока не имеет четкой регламентации сроков рассмотрения законопроектов, что свидетельствует о существующей волоките в Государственной Думе и о возможности определенных политических сил затруднить их прохождение.

 

§ 4. Принципы и виды правотворчества

Как было уже отмечено, правотворчество – очень значимое направление государственной работы, в связи с чем оно должно строиться на рациональных, прагматических, лишенных какой-либо идеологии эффективных принципах (началах, основополагающих идеях). Вопрос о принципах не носит абстрактно-теоретического характера, его разработка в теории права положительным образом влияет на практику создания юридических нормативных документов. Соблюдение принципов правотворчества помогает законодателю избегать законотворческих ошибок, снижает вероятность создания неэффективных правовых норм, способствует росту правовой культуры населения и юридических лиц. Итак, принципы правотворчества – это основные начала осуществления правотворческой деятельности. Рассмотрим наиболее важные из них. Принцип законности заключается в том, что разработка и принятие нормативно-правовых актов должны происходить с соблюдением правовой процедуры и не выходить за пределы компетенции принимающих их органов. К этому принципу примыкает требование соответствия нормативных актов конституции страны и действующему законодательству.

Принцип научности гласит о том, что подготовка и принятие проекта нормативно-правового акта осуществляется с участием представителей разных наук. Несомненно, что деятельность ученых-юристов имеет наиболее важное значение для успеха законотворческой работы. Ученые играют важную роль на всех этапах подготовки закона – от разработки концепции законопроекта, выяснения потребности в правовом урегулировании каких-либо общественных взаимосвязей (например, через социологические исследования, наблюдение и анализ) до определения способа и типа правового регулирования и выбора момента принятия нормативного акта (ошибки в этом вопросе чрезвычайно опасны).

Принцип использования правового опыта подразумевает, что всякий вновь разрабатываемый нормативный акт должен опираться на уже известный положительный правовой опыт государств и цивилизации в целом. Это имеет особо важное значение в конце XX в. – века свободного перемещения информационных потоков. Кроме того, вредны и опасны для общественной жизни революционные нововведения, не известные юридической науке и практике.

В последнее время отечественный законодатель широко использует мировой законотворческий опыт, все самое лучшее из накопленного и достигнутого мировой юридической мыслью и юридической практикой. Здесь достаточно указать на новый Гражданский кодекс Российской Федерации, по своему значению уступающий разве что Конституции страны. В новом ГК появились институты права, заимствованные в своей сути из опыта более развитых в правовом отношении государств (институт доверительной собственности, институт банковской гарантии, институт морального ущерба и пр). Такое заимствование не носит предосудительного характера, оно общепринято и диктуется юридической целесообразностью.

Принцип демократизма позволяет эффективно выявлять истинные стремления и волю народа. Всенародное голосование (референдум) – один из способов придания нормативно-правовому акту высшей юридической силы. Именно в ходе референдума 12 декабря 1993 г. была принята Конституция Российской Федерации. Однако всенародное голосование – достаточно дорогая процедура, в силу чего наиболее часто она применяется в небольших государствах, где не требует привлечения больших сил и средств. Поэтому наряду с референдумом выражением демократизма правотворчества являются гласность обсуждения законопроекта в правотворческом органе, его свободная критика, предложение альтернативных вариантов и т.д.

Связь с практикой как принцип правотворчества выражает задачу законодателя постоянно отслеживать общественные процессы, ориентироваться на практику применения уже действующих законов, своевременно устранять пробелы в праве, воспринимать все лучшее, что предлагается правоприменительными органами.

Виды правотворчества. Традиционно в отечественной теории права выделяют три вида правотворчества:

1) правотворчество компетентных государственных органов;

2) «непосредственное правотворчество народа» (референдум);

3) санкционирование норм, при котором процесс их создания проходит вне государственных органов.

Думается, здесь целесообразно рассмотреть виды правотворчества, которые характеризуют особенности юридической природы процесса создания норм права различными органами государства.

Правотворчество (законотворчество) высших представительных органов. Главным и самым распространенным видом правотворчества является создание законов парламентами. Механизм законопроектной работы парламентов отличается следующими особенностями:

1) ограниченным кругом субъектов законодательной инициативы;

2) строгой процедурой прохождения проекта в парламенте;

3) последовательной сменой стадий правотворчества;

4) множественностью средств юридического реагирования, находящихся в распоряжении законодателя;

5) обусловленностью юридического содержания правотворческого акта кругом регулируемых отношений.

Подзаконное правотворчество. Оно имеет место в случаях, когда нормы права принимаются и вводятся в действие органами государства, не относящимися к его высшим представительным органам. Акты подзаконного правотворчества необходимы для обеспечения применения закона.

К субъектам подзаконного правотворчества относятся: президент, правительство, иные высшие органы государства, обладающие по закону правом создания юридических норм и нормативных актов. Основная причина существования этого вида правотворчества заключается в сложности вопросов, которые должны решать органы государства. Парламент не всегда достаточно компетентен, чтобы принять к своему рассмотрению какой-либо сложный технический вопрос, требующий усилий специалистов, а кроме того, не все сложные вопросы современного общества должны рассматриваться парламентом. Есть ситуации, когда решение целесообразнее передать на более низкий уровень, как того требуют нормы, регулирующие компетенцию и прерогативы правотворческих органов.

Другая причина наличия подзаконного правотворчества заключается в том, что парламент часто испытывает дефицит времени, который не позволяет принять соответствующее правовое решение (хотя это и желательно). Вследствие этого происходит передача правотворческих полномочий другим субъектам нормотворче-ства. Тенденция увеличения подзаконного нормотворчества наблюдается во всех странах. По подсчетам разных исследователей, на 10 законов, принятых парламентом, приходится от 100 до 140 нормативных актов правительства.

Разумеется, подзаконное правотворчество имеет как положительные, так и отрицательные стороны.

К достоинствам его относятся оперативность; гибкость и меньшая формальность; компетентность соответствующих органов, их знание местных и иных условий, увеличивающих эффективность принятого юридического решения.

К недостаткам подзаконного правотворчества можно отнести закрытость процесса принятия правового решения, сложность обзора и применения норм из-за большого числа нормативных актов, отсутствие контроля общества за правотворческой работой бюрократии и др. Особый вид правотворчества, примыкающий к подзаконному правотворчеству, – правотворчество органов местного самоуправления и негосударственных юридических лиц.

 

§ 5. Нормативно-правовые акты Российской Федерации

В Российском государстве, в сущности, единственным источником права является нормативно-правовой акт. Судебного прецедента нет (но роль юридической практики велика), обычая тоже нет, хотя исключения имеются. В самом общем виде иерархическую систему нормативно-правовых актов России можно представить следующим образом:

1) Конституция (Основной закон);

2) федеральные законы;

3) указы Президента;

4) постановления Правительства;

5) нормативные акты министерств и ведомств.

Особую группу образуют:

а) международные договоры России;

б) нормативные акты органов государственной власти субъектов Федерации.

Рассмотрим эти виды нормативно-правовых актов подробнее.

Конституция (Основной закон) Российской Федерации является основой всего законодательства России. Верховенство ее в системе нормативных актов Российского государства определяется следующим:

1) Конституция принята на референдуме в результате свободного волеизъявления всего народа;

2) Конституция устанавливает основные начала, принципы, нормы общественного и государственного строя;

3) Конституция содержит перечень основных прав человека и фиксирует структуру и компетенцию высших органов государственной власти и управления;

4) Конституция принимается, изменяется в результате соблюдения усложненной процедуры правотворчества.

Текст Конституции РФ состоит из 137 статей, содержит нормы, относящиеся к различным отраслям права. Для настоящего раздела имеют значение нормы Основного закона, определяющие компетенцию высших органов государства по изданию нормативно-правовых актов определенного вида (ст. 90, 105, 106 и др.), порядок принятия и вступления в действие федеральных законов (ст. 104–108), и некоторые другие.

Федеральные законы принимаются в Российской Федерации Государственной Думой, после чего передаются на рассмотрение Совета Федерации для одобрения. Закон считается одобренным, если за него проголосовало более половины от общего числа членов этой палаты либо если в течение четырнадцати дней он не был рассмотрен Советом Федерации. Роль Президента РФ в деле принятия законов (наряду с правом законодательной инициативы) заключается в его подписании в течение четырнадцати дней и обнародовании.

Особая группа федеральных законов – конституционные законы, которые принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией РФ и отличаются особым порядком принятия – требуется 3/4 голосов от общего числа членов Совета Федерации и 2/3 голосов от общего числа членов Думы. В отличие от этого, например, такой важный закон, как Гражданский кодекс РФ, принимался простым большинством голосов.

Закон от 14 июня 1994 г. признает датой принятия федерального закона день, когда он был утвержден Государственной Думой в окончательной редакции, а федерального конституционного закона – день его одобрения палатами Федерального Собрания в порядке, установленном Конституцией РФ. Федеральные конституционные законы и федеральные законы подлежат официальному опубликованию в течение семи дней после их подписания Президентом РФ.

Для всех видов законов официальной является публикация полного их текста в «Российской газете» или в «Собрании законодательства Российской Федерации». Федеральные конституционные законы и федеральные законы вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после их официального опубликования, если в самом законе не установлен иной порядок его вступления в силу.

В соответствии с Конституцией РФ субъекты Федерации (республики, края, области, автономная область, автономные округа и города федерального значения) по вопросам своего ведения осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов. Такие законы не могут противоречить федеральным законам. В этом проявляется принцип единства правовой регламентации и правового режима на территории всего государства.

Правовое регулирование в Российской Федерации только законами не исчерпывается. Соответствующие отношения регулируются актами Президента, Правительства, а также министерств и иных федеральных органов власти, т.е. подзаконными актами.

Нормативно-правовые акты Президента Российской Федерации. Президент – глава государства, и в соответствии с этим издаваемые им нормативно-правовые акты (указы) занимают следующее после законов место и обязательны и для исполнения на всей территории Российской федерации. В качестве предмета регулирования указов выступают основные направления внутренней и внешней политики. В случае противоречия указа Президента Конституции и законам России на основании заключения Конституционного Суда Российской Федерации указ утрачивает силу. По сравнению с законами указы относительно быстро принимаются и вступают в силу. Кроме того, перечень субъектов подготовки проектов указов законодательно не установлен, и по обыкновению они подготавливаются заинтересованными ведомствами или Правительством.

Нормативно-правовые акты Правительства. Правительство Российской Федерации осуществляет исполнительную власть в стране и, реализуя эту задачу, принимает постановления и издает распоряжения. Решения, имеющие нормативный характер или наиболее важное значение, издаются в форме постановлений. Решения по текущим и оперативным вопросам издаются в форме распоряжений. Особенностью актов Правительства является то, что они могут быть приняты лишь на основании и во исполнение законов РФ, а также указов Президента РФ.

Нормативно-правовые акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти (ведомств). Особенность их состоит в том, что министерства и ведомства могут издавать приказы и инструкции, содержащие нормы права, в случаях и пределах, предусмотренных законами РФ, указами Президента, постановлениями Правительства. Поэтому издание любого ведомственного акта должно быть основано на специальном указании вышестоящих органов, хотя на практике часто бывает по-иному.

Акты этой группы очень многочисленны и многообразны. К ним относятся приказы и инструкции, постановления, положения, письма, уставы и т.д. Все они издаются для реализации функций государственного управления в разных сферах общественной жизни (промышленность, наука, культура, здравоохранение, безопасность и т.д.) и обязательны для исполнения для всех подведомственных министерствам и ведомствам организаций, учреждений, должностных лиц.

Нормативные акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти, затрагивающие права, свободы и иные законные интересы граждан, а также любые межведомственные акты подлежат государственной регистрации в Министерстве юстиции РФ и публикуются не позднее десяти дней после регистрации. В соответствии с указом Президента РФ от 23 мая 1996 г. «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти» акты, не прошедшие государственную регистрацию, а также зарегистрированные, но не опубликованные в установленном порядке, не влекут за собой правовых последствий, поскольку вступившими в силу не считаются.

Регистрация в Минюсте РФ необходима для проверки законности нормотворческого решения министерства или ведомства: проверяется, не ущемляет ли данный акт права и свободы граждан, не возлагаются ли им дополнительные, не предусмотренные законодательством РФ обязанности. На указанные акты нельзя ссылаться судам при разрешении споров. Такое правило является результатом борьбы юристов многих поколений за демократизм принятия и применения ведомственных правовых актов, субъектами исполнения которых являются прежде всего граждане. Более того, согласно Правилам подготовки ведомственных нормативных актов, утвержденным Правительством РФ 23 июля 1993 г., на центральные органы федеральной исполнительной власти возложена обязанность доводить принятые ими ведомственные нормативные акты до сведения соответствующих органов государственного управления РФ, предприятий, организаций, учреждений.

Данные акты вступают в силу по истечении 10 дней после дня их официального опубликования в газете «Российские вести» либо в «Бюллютене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти».

Нормативные акты органов государственной власти субъектов Федерации. Локальные нормативные акты. Органы власти и управления субъектов Федерации, решая задачи, которые встают перед ними, и согласно своей компетенции принимают решения, облекая их в правовую форму. Издаваемые ими нормативные правовые акты распространяются лишь на территории соответствующих регионов. Решения областного уровня (законы, распоряжения) доводятся до исполнителей в течение семи дней со дня их принятия, но не позднее даты вступления в силу.

В теории права локальными нормативными актами называются также юридические документы, содержащие нормы права, принимаемые субъектами управления на предприятии, в организации и т.д. Краевая, областная администрация субъектов Федерации (в некоторых регионах – правительство) вправе принимать постановления, распоряжения, приказы. Глава администрации по вопросам, отнесенным к его компетенции, может издавать постановления и распоряжения.

Общим для всех видов подзаконных актов Российской Федерации является то обстоятельство, что они, наряду с законами, служат источником законности, т.е. граждане и юридические лица, выполняя нормы права, содержащиеся в подзаконных актах, укрепляют режим законности и правопорядка государства. На принимаемые правовые решения ориентируются граждане, должностные лица и организации. Среди подзаконных актов существует своя иерархия, производная от иерархии административной. Так, постановление федерального Правительства имеет большую юридическую силу, чем аналогичное постановление министерства, правительства области, главы администрации города.

Существуют также локальные акты государственных и негосударственных учреждений и организаций различных форм собственности. Для законного оформления, юридической институционализации эти организации создают различные правовые акты: приказы, издаваемые руководителем организации, уставы и положения, на основе которых осуществляют свою деятельность. Подобные акты составляют нижнее звено подзаконных правовых актов и в большинстве случаев, для того чтобы приобрести юридическую силу, должны быть зарегистрированы в соответствующем муниципальном органе власти. Например, устав общества с ограниченной ответственностью (либо иной аналогичной организации) приобретает юридическую силу только после регистрации в государственных органах власти.

Общественные отношения могут быть урегулированы и такими источниками права, как договор и обычай, санкционированный государством.

Нормативный договор. Договор – эффективное юридическое средство по определению прав и обязанностей, правил взаимоотношений граждан и юридических лиц. Большое значение он имеет в отношениях между государствами. Однако в не меньшей степени договор важен и как один из основных источников права в сфере коммерческих отношений и имущественного оборота.

С юридической точки зрения, договор, как правило, представляет собой соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. В условиях становления в Российской Федерации рыночной экономики роль договора как инструмента саморегулирования значительно возрастает. Свобода и равенство сторон предполагают свободное вступление в договорные отношения без какого-либо административного диктата. Содержанием договора поэтому являются взаимоустановленные юридические права и обязанности. Договор заключается на следующих принципах:

1) равенства;

2) автономии (независимости) сторон и их свободного волеизъявления;

3) имущественной ответственности за нарушение обязательства.

Особенность договора как подзаконного источника права заключается в том, что стороны могут заключить как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами договор. Основное требование к форме, содержанию и предмету договора – чтобы он не противоречил действующему законодательству. Может сложиться впечатление, что правовое регулирование института договора в российском законодательстве отсутствует. Однако это не так. Один из важнейших юридических документов нашего государства – Гражданский кодекс – посвятил договору три главы.

Условия договора должны соответствовать нормам, содержащимся в законодательстве. В противном случае он может быть признан утратившим юридическую силу. Вместе с этим законодатель установил юридический приоритет договора над законом, принятым после заключения договора (п. 2 ст. 422 ГК РФ).

Обычай как источник права. Подход к понятиям «обычай» и «обычное право» в различных научных школах неоднозначен. В отечественном дореволюционном и современном западном правоведении эти понятия вообще не разграничивались. Так, русский историк и правовед В.М. Хвостов в 1908 г. писал, что необходимо рассматривать в качестве обычая юридическую норму, сила которой основана не на предписании государственной власти, а на привычке к ней народа, на долговременном применении ее на практике. Другими словами, по В.М. Хвостову, обычай суть юридическая норма, подкрепленная давностью применения.

Некоторые ученые рассматривают обычное право как первоначальный способ создания правовых норм, возникший раньше, чем общество конституировалось в политическом отношении. По их мнению, право, установленное обычаем, применялось в основном на достаточно ранних ступенях развития общества, в архаических правовых системах. Однако это не совсем так, поскольку, как утверждает этнографическая наука, обычаи и сегодня применяются некоторыми народами, кроме того, продолжается процесс создания новых обычаев, отражающих этнокультурное развитие общества.

Особенность обычая состоит в том, что это правило поведения, вошедшее в привычку. С юридической точки зрения, обычай – неписаный источник права, характеризующийся неупорядоченностью, множественностью и разнообразием. Причина того заключается в многочисленности культур, населяющих тот или иной регион.

Обычай, санкционированный государством, – весьма редко встречающаяся форма права.

В ст. 5 Гражданского кодекса установлено новое понятие – «обычаи делового оборота», в качестве которых признаются сложившиеся и широко применяемые в какой-либо области предпринимательской деятельности правила поведения, не предусмотренные законодательством, независимо от того, зафиксированы они в каком-либо документе или нет. В настоящее время сфера применения обычаев делового оборота в основном ограничена внешнеторговыми сделками, но думается, что дальнейшее развитие рыночных отношений потребует более детального регулирования сложившихся в этой сфере обычаев. По такому пути уже идет законодатель, установивший в ст. 427 ГК правило, по которому санкционированным обычаем можно признать примерные условия типового (примерного) договора.

 

§ 6. Закон: его понятие и роль в демократическом государстве

Демократическое государство представляет собой политическую организацию власти, основанную на принципах разделения властей, соблюдения прав человека, верховенства права во всех сферах жизни. В большинстве современных государств главным источником права является закон. Этимологически слово «закон» происходит от древнерусского слова «кон», которое означало границу, предел чего-либо.

В современной юридической науке и практике термин «закон» употребляют двояко – как юридический нормативный акт высшего органа власти, принятый в особом порядке парламентом (или с помощью плебисцита), и как нормативный акт (юридический документ) любого органа государства, который содержит юридические нормы, обязательные правила поведения.

Закон – это обладающий высшей юридической силой нормативный акт, принятый в особом порядке высшим представительным органом государственной власти или непосредственно народом и регулирующий наиболее важные общественные отношения.

Каковы характерные признаки закона как ведущего источника права?

1. Закон – это юридический документ, содержащий нормы права.

2. Закон является результатом правотворческой деятельности высшего органа государственной власти (парламента, монарха и др.) или всего народа.

3. Закон регулирует наиболее значимые, типичные, устойчивые отношения в обществе.

4. Закон обладает высшей юридической силой, что проявляется в невозможности его отмены другим органом, кроме принявшего, а также в том, что содержанию закона не должны противоречить все иные юридические документы.

5. Закон является фундаментальным юридическим документом. Он служит базой, основой, ориентиром нормотворческой деятельности иных государственных органов, судов.

В государстве, имеющем парламентскую систему, формируется, естественно, и законодательная система, состоящая из нормативных актов парламента (законов, статутов и т.д.). Чем выше степень цивилизованности, развитости и гуманности общества, тем большую потребность оно испытывает в законах. Это предъявляет особые, повышенные требования к содержанию закона.

В самом общем плане можно сказать, что содержание закона должно быть правовым, т.е. соответствующим неотъемлемым, неотчуждаемым естественным правам человека. Такие права в основном зафиксированы в авторитетных международно-правовых документах ООН, которые составляют юридическую базу правовой защиты каждого человека в отдельности и человеческой цивилизации в целом и служат юридическим императивом для законодателей любых государств. Степень соблюдения прав человека в законе – критерий качества самого закона, показатель его сущности и полезности, справедливости и ориентированности на свободу.

Верховенство закона во всех сферах жизни общества означает невозможность произвольного усмотрения в управлении делами общества и государства. Само по себе это положение гуманистично: человек и общество лишаются возможной опасности волюнтаризма, грубых вторжений в сферу личного со стороны власти. Такое вторжение невозможно без оснований, указанных в законе.

Содержание закона образуют первичные нормы, которые в отдельных случаях получают дальнейшую конкретизацию и развитие в подзаконных актах.

 

§ 7. Пределы действия нормативных актов

Все нормативные акты имеют определенные временные, территориальные ограничения (пределы) своего существования и действия, а также распространяются на определенный круг лиц (субъектов права). По общему правилу, нормативно-правовые акты применяются к отношениям, имевшим место в период от введения их в действие до утраты ими силы.

Говоря о пределах действия нормативного акта во времени, учитывают три существенных обстоятельства: момент вступления его в законную силу, момент прекращения его действия и применение установленных нормативным актом юридических норм к отношениям, возникшим до его вступления в законную силу («обратная сила закона»).

В Российской Федерации нормативно-правовые акты вступают в силу одним из следующих способов:

• в результате указания в тексте нормативного акта на календарную дату, с которой юридический документ вступает в силу;

• в результате указания на иные обстоятельства, с которыми связывается вступление в законную силу документа («с момента подписания», «с момента опубликования» и т.д.);

• в результате применения общих правил. По этим общим правилам законы РФ, другие нормативно-правовые акты высших представительных органов вступают в силу на всей территории Российской Федерации одновременно по истечении десяти дней со дня их официального опубликования, если в тексте акта не указано иное.

Нормативно-правовые акты Президента РФ и Правительства РФ вступают в силу на всей территории России одновременно по истечении семи дней после их официального опубликования.

Изданиями, в которых официально публикуются нормативно-правовые акты РФ, являются «Российская газета» и Собрание законодательства Российской Федерации.

Акты министерств и ведомств вступают в силу по истечении 10 дней со дня их официального опубликования и подлежат государственной регистрации в Министерстве юстиции (в этом заключается предпосылка их законности).

Порядок вступления в силу нормативно-правовых актов субъектов Федерации, муниципальных органов определяется ими самостоятельно.

Прекращение действия нормативного акта происходит в результате:

• истечения срока, на который был принят юридический документ;

• объявления об утрате юридической силы нормативного акта (прямое указание на отмену, которое может содержаться в специальном акте);

• принятия управомоченным органом нового юридического нормативного документа равной или большей юридической силы, регулирующего тот же круг общественных отношений;

• устаревания юридического документа в связи с исчезновением обстоятельств, которые подлежали регулированию (например, утратили свою актуальность и потому прекратили свое действие нормативные акты, регламентирующие правовой статус Советов народных депутатов в связи с исчезновением этих органов власти на территории бывшего СССР).

Вопрос о действии нормативных актов во времени нужно рассматривать с учетом еще двух аспектов.

Во-первых, нормативно-правовой акт не имеет обратной силы (эта юридическая аксиома сформулирована еще древнеримскими юристами). Нормативный документ действует только в отношении тех обстоятельств и случаев, которые возникли после введения его в действие Это правило – необходимый фактор правовой стабильности, когда граждане и юридические лица должны быть уверены в том, что их правовое положение не будет ухудшено законом.

Во-вторых, нормативно-правовой акт моет утратить силу, но отдельные его положения, нормы могут применяться к фактам, имевшим место во время его действия («переживание закона»). Это относится и к регулированию длящихся правоотношений.

Действие нормативных актов в пространстве суть территориальные ограничения их действия, когда нормативный акт применяется на той территории, на которую распространяется суверенитет государства или компетенция соответствующих органов. Поэтому акты федеральных органов распространяются на всю территорию Российской Федерации, акты субъектов Федерации – на территории этих государственных образований, акты муниципальных органов – на территории соответствующих административных единиц.

К территории, ограниченной границами государства, относятся: суша, в том числе недра и континентальный шельф, территориальные воды (12 морских миль), воздушное пространство.

К государственной территории приравниваются морские, речные и воздушные суда, находящиеся под флагом государства. По правилам международного права военные суда приравниваются к территории государства без исключений, а гражданские морские и воздушные суда – в водах и воздушном пространстве своего государства, открытом море и воздушном пространстве.

Действие нормативно-правовых актов по кругу лиц обусловлено следующим обстоятельством: все граждане, лица без гражданства, иностранцы и юридические лица, находящиеся на территории государства, подпадают под сферу действия законодательства государства, в котором они пребывают. Юридическая наука и практика знает принцип экстерриториальности. Это юридическая фикция, согласно которой определенные части территории государства (здания иностранных посольств, миссий или их средства транспорта), а также дипломатические представители иностранных государств признаются не находящимися на территории государства, где они реально пребывают, а юридически считаются находящимися на территории того государства, чье посольство помещается в данном здании или чьими представителями они являются. На началах взаимности территории посольств в иностранных государствах считаются территориями соответствующих государств. Какие бы то ни было посягательства на здание посольства приравниваются к посягательствам на территорию государства и рассматриваются как факт нарушения международного права.

 

§ 8. Систематизация нормативно-правовых актов

В ходе общественного развития государство активно осуществляет правотворческие функции, в результате чего издаются сотни различных нормативно-правовых актов по широкому кругу вопросов. Формирование законодательства как взаимосогласованной и эффективной системы происходит в результате не только планирования законотворческих работ нормотворческим органом, но и систематизации. Систематизация законодательства – это целенаправленная работа законодателя по упорядочению и приведению в единую систему действующих законодательных актов с целью их доступности, лучшей обозримости и эффективного применения. В основе такой работы лежат знания о системе права, ее отраслях и подотраслях.

Целями систематизации являются: создание стройной системы законов, обладающей качествами полноты, доступности и удобства пользования нормативными актами, устранение устаревших и неэффективных норм права, разрешение юридических коллизий, ликвидация пробелов и обновление законодательства.

Юридической науке известны два основных вида систематизации: инкорпорация и кодификация.

Инкорпорация – вид систематизации, в ходе которой действующие нормативные акты сводятся воедино без изменения их содержания, переработки и редактирования. В этом случае текстуальное изложение юридических норм (правил поведения) не подвергается изменению. Результатом инкорпорации является издание различных сборников или собраний, которые формируются по тематическому принципу (т.е. по предмету регулирования) или по годам издания нормативных актов (т.е. по хронологическому принципу).

Инкорпорация подразделяется на официальную и неофициальную. К официальной можно отнести Собрание законодательства Российской Федерации. В его первом разделе публикуются нормативные акты Президента и Правительства за определенный период, во втором – их индивидуальные правовые акты. К неофициальной инкорпорации относятся сборники нормативных материалов по отраслям права, издаваемых в учебных целях, для просвещения населения и т.д. На подобного рода неофициальные инкорпоративные материалы нельзя ссылаться в ходе рассмотрения юридических дел в суде, арбитраже и других правоприменительных органах.

Кодификация предполагает переработку норм права по содержанию и их систематизированное, научно обоснованное изложение в новом законе (своде законов, кодексе, основах законодательства и др.). Кодификация – это систематизационная работа более высокого уровня, чем инкорпорация, так как в ходе кодификации происходит качественная переработка действующих юридических норм, устраняются несогласованности, дублирование, противоречия и пробелы в правовом регулировании, отменяются неэффективные и устаревшие нормы. Нормативный материал приводится законодателем в стройную, внутренне согласованную правовую систему. На смену ранее действовавшему большому числу юридических нормативных документов приходит новый единый сводный акт, изданием которого достигается четкость и эффективность в правовом регулировании.

Кодификация законодательства может быть всеобщей (когда переработке подвергается все законодательство государства), отраслевой (если перерабатываются нормы определенной отрасли законодательства) или специальной (охватывающей нормы какого-либо правового института).

 

§ 9. Юридическая техника

Эффективность и результативность законов и иных нормативно-правовых актов в большой мере зависит от того, насколько точны и ясны юридические формулировки, насколько они логически связаны и последовательны, насколько единообразно применение юридических понятий и терминов. Этому способствуют правила и приемы юридической техники, которые используются законодателем в ходе подготовки нормативно-правовых актов.

Итак, юридическая техника – это совокупность правил, средств и приемов разработки, оформления и систематизации нормативных актов в целях их ясности, понятности и эффективности. Объектом юридической техники является текст нормативного документа, в отношении которого применяются интеллектуальные усилия законодателя. Именно последний и использует различные правила и приемы подготовки нормативных актов.

Необходимо отметить, что уровень развития юридической техники всегда служит надежным показателем уровня развития правовой культуры общества. Несомненно также и то, что юридическая техника не чисто техническая, прикладная проблема, а критерий определения сущности права, критерий направленности политической воли законодателя.

Правила подготовки проектов нормативных актов весьма многообразны и многочисленны. Назовем наиболее общие из них:

1) конкретность, ясность и исчерпывающая полнота правового регулирования;

2) логика в изложении текста документа и связь нормативных предписаний между собой;

3) отсутствие противоречий, пробелов, коллизий как в нормативном акте, так и во всей системе законодательства;

4) ясность, простота применения и понимания терминов; недопустимость использования в тексте документа неясных, многозначных и нечетких, эмоционально насыщенных терминов типа «бесчинство», «буйнопомешанный», «исключительный цинизм» и др.;

5) отказ от канцеляризмов, словесных штампов, устаревших оборотов и редко встречающихся слов («присовокуплять», «довольствие» и др.);

6) краткость и компактность изложения правовых норм, сокращение до минимума дублирования нормативного материала по одному и тому же вопросу.

От правил юридической техники следует отличать правила оформления нормативного акта. Это специфические и унифицированные нормы, которые фиксируют официальные реквизиты и структурные части нормативного акта. Так, все конституции всегда имеют преамбулу (вводную часть), а кодексы состоят обычно из общей и особенной частей, нумерация статей в кодексе сплошная, и при включении в него новой нормы ей присваивается индекс («значок»), который не нарушает установленной нумерации.

К реквизитам нормативного акта, подтверждающим его официальный характер, относятся: дата и место его принятия, подписи должностных лиц, заголовок (полный и сокращенный), указание на адресатов юридического документа.

 

Глава 21.

Система права и система законодательства

 

§ 1. Понятие системы права

Система права суть внутреннее строение (структура) права, отражающее объединение и дифференциацию юридических норм. Основная цель этого понятия – объяснить одновременно интегрирование и деление нормативного массива на отрасли и институты, дать системную характеристику позитивного права в целом. Последнее, будучи нормативным ядром правовой системы конкретного общества, обладает такими качествами, как целостность и автономность, стабильность и динамизм, взаимосвязь и структурированность содержания и формы, имеет собственное содержание и источники развития. Особо здесь нужно подчеркнуть то, что структура права (его система) обусловливает его форму (систему законодательства) и неразрывно с ней связана.

Чтобы познать и освоить право как систему, необходимо выявить основания построения, критерии интеграции и дифференциации юридических норм. Для этого целесообразно использовать различные подходы и измерения, раскрывающие основные формы существования и логику развития правовой материи.

С позиций генетического подхода можно выделить первичные и производные от них критерии. В качестве первичного (естественного) критерия по отношению к праву выступает человек. Производными в этом плане могут быть различные, каким-то способом оформленные социальные и социально-политические образования, прежде всего государство и общество. Отсюда берут начало системообразующие, цементирующие право как единое целое связи и те связи, которые обусловливают его деление на естественное и позитивное. Под естественным правом понимается совокупность прав и обязанностей, вытекающих из самой природы человека как разумного социального существа, т.е. те права и обязанности, которые стали справедливыми нормами поведения людей в обществе. Позитивное право представляет собой систему норм, содержащих определенные права и обязанности, исходящих от государства и общества, выраженных (закрепленных) в нормативно-правовых документах (законах, судебных прецедентах, актах исполнительной власти). При этом надо иметь в виду, что все правовые системы современного позитивного права в той или иной степени основаны на естественном праве, содержат естественно-правовые начала.

Эти же критерии лежат в основе дифференциации права на частное и публичное. Первое направлено на удовлетворение потребностей и защиту интересов отдельных лиц, второе охраняет общие интересы государства.

Исторический подход позволяет проследить весь путь становления права как системы. Общим видимым критерием здесь выступает форма (источник) права, анализ которой дает возможность обозначить преимущественные системообразующие начала, характерные для той или иной системы права, специфику компоновки ее элементов, архитектонику. В соответствии с данным критерием различают обычное (традиционное) право, прецедентное право, договорное право и право законов (кодифицированное, статутное, декретное право).

Исторический взгляд, раскрывая генетические связи системы права, составляющие ее основу, одновременно позволяет проследить динамику изменений системы во времени и пространстве. Это связано, в частности, с развитием человека как индивида и члена различных социальных образований. Здесь проявляются влияние на право различных религиозных, идеологических, этнических факторов, соотношение между ними. В этом плане, например, выделяются системы мусульманского права, индусского права.

Системно-структурный срез обозначает пространственное, определенным образом упорядоченное расположение норм права. Упорядоченность, согласованность, взаимосвязанность и дифференцированность комбинаций юридических норм обусловлены структурированностью общественных отношений и целенаправленностью их правового опосредования. Структурные образования в системе права отличаются друг от друга по сложности строения (горизонтальное, вертикальное, линейное, матричное), по степени жесткости, связанности элементов и др. В определенные периоды развития общества и права на передний план выступает наиболее оптимальная структура. В настоящее время таковой является образование, включающее в себя нормы, институты, отрасли права.

Юридическая норма есть первичный и конечный структурный элемент права. Она первая испытывает на себе изменения, в нем происходящие. Благодаря своему универсальному, сквозному значению, норма права распространяет свои свойства и на другие уровни системы, служит точкой отсчета, единицей измерения правовой материи.

Норма права самостоятельно регулирует какую-то одну сторону (грань) общественного отношения. Для правового регламентирования отношения в целом зачастую требуется взаимодействие комплекса норм (материальных, процессуальных, дефинитивных, оперативных).

Институт права – это обособленная группа юридических норм, регулирующих общественные отношения конкретного вида. В качестве примера можно назвать институт права собственности в гражданском праве, институт ответственности должностных лиц в административном праве, институт избирательного права и нормы, регулирующие статус депутата, в конституционном праве. Институты могут быть отраслевыми и межотраслевыми (комплексными).

Отрасль права представляет собой обособленную совокупность юридических норм, институтов, регулирующих однородные общественные отношения. Она отражает более высокий уровень системообразующих связей, характеризуется определенной целостностью, автономностью.

Отрасли подразделяются на материальные и процессуальные. К первым относятся, например, гражданское, трудовое, уголовное, земельное право. Вторую группу составляют гражданское процессуальное, уголовно-процессуальное и административно-процессуальное право. Начинает складываться и отрасль конституционно-процессуального права.

Критериями деления права на отрасли и институты выступают предмет и метод правового регулирования.

Предмет правового регулирования – это фактические отношения людей, объективно нуждающиеся в правовом опосредовании. Круг их весьма широк и разнообразен – трудовые, управленческие, имущественные, земельные, семейные и др. Им присущи следующие черты:

1) это жизненно важные для человека и его объединений отношения;

2) это волевые, целенаправленные (разумные) отношения;

3) это устойчивые, повторяющиеся и типичные отношения;

4) это отношения поведенческие, за которыми можно осуществлять внешний контроль (например, юрисдикционными органами).

Общественные отношения выступают в качестве главного объективного (материального) критерия деления права на отрасли и институты. Структура этих отношений, их тип, род, вид обусловливают в определенной мере структурные и содержательные параметры нормы, института, отрасли и права в целом.

Метод правового регулирования есть совокупность приемов юридического воздействия на поведение людей, выработанных в результате длительного человеческого общения. Если предмет правового регулирования отвечает на вопрос, что регулирует право, то метод – на вопрос, как регулирует. Метод объединяет объективные и субъективные моменты и носит по отношению к предмету дополнительный (процессуальный) характер.

При регулировании общественных отношений используются различные методы: императивный и диспозитивный, альтернативный и рекомендательный, поощрения и наказания. Их применение зависит от содержания отношений, усмотрения законодателя, сложившейся правоприменительной практики, уровня правовой культуры населения. Названные методы могут действовать самостоятельно и в совокупности, во взаимодействии друг с другом.

Наиболее распространены и полярны по своим характеристикам императивный и диспозитивный методы. Императивный метод построен на отношениях субординации, подчиненности одних субъектов права другим. Он характерен для административного, уголовно-исполнительного права. Диспозитивный метод предполагает равенство сторон и применяется в отраслях частного права (гражданского, трудового, семейного).

 

§ 2. Система законодательства

Под системой законодательства понимается совокупность нормативно-правовых актов, в которых объективируются внутренние содержательные и структурные характеристики права. Данная система является внешним выражением системы права. Последняя же свое реальное бытие получает именно в четких, формально-определенных актах – документах. Однако совпадение между системой права и системой законодательства в пределах от отдельной нормы до права в целом не абсолютно. В этих границах они существуют самостоятельно, так как обладают своей спецификой, имеют собственные тенденции развития.

Система законодательства складывается в результате издания правовых норм, закрепления их в официальных актах и систематизации этих актов. Она имеет сложную структуру. В зависимости от оснований (критериев) можно выделить горизонтальную, вертикальную, федеративную и комплексную системы законодательства.

Горизонтальное (отраслевое) строение системы законодательства обусловлено предметом правового регулирования – фактическими общественными отношениями. На основе данного критерия вычленяются отрасли законодательства, соответствующие отраслям системы права (конституционное право – конституционное законодательство, трудовое право – трудовое законодательство, гражданское процессуальное право – гражданское процессуальное законодательство).

Вертикальное (иерархическое) строение отражает иерархию органов государственной власти и нормативно-правовых актов по их юридической силе. Во главе системы нормативно-правовых актов Российской Федерации стоит Конституция, далее идут законы, указы Президента, постановления Правительства, нормативные акты местных органов власти, локальные нормативные акты.

Федеративное строение системы основано на двух критериях – федеративной структуре государства и круге полномочий субъектов Федерации в сфере законодательства. В соответствии со ст. 65 Конституции РФ и Федеративным договором от 31 марта 1992 г. можно выделить три уровня нормативно-правовых актов Российской Федерации:

• федеральное законодательство (Конституция РФ, основы законодательства, федеральные законы, указы Президента, постановления Правительства РФ и иные нормативные акты Федерации);

• законодательство субъектов Российской Федерации – республик в составе РФ (конституции республик, законы и иные нормативные акты), краев, областей, автономных округов, автономной области, городов федерального значения – Москвы, Санкт-Петербурга (уставы, законы, постановления глав администраций и иные нормативные акты);

• законодательство органов местного самоуправления (решения, постановления).

Комплексные образования в системе законодательства складываются в зависимости от объекта правового регулирования и системы государственного управления. К ним можно отнести природоохранительное, транспортное законодательство, нормативные акты, определяющие правовое положение отдельных социальных групп (молодежи, женщин, ветеранов).

 

§ 3. Тенденции развития системы права и системы законодательства

Основные направления развития и совершенствования права связаны с социально-экономическими и политическими реформами, происходящими в стране. Одновременно идут глубинные процессы изменения самого содержания права, обновления законодательства и осознания новой роли правовых явлений в жизни человека и общества. Здесь можно выделить такие тенденции:

1) общие, характерные для права в целом, включая систему права и систему законодательства как две стороны одного целостного явления;

2) тенденции развития структуры (системы) права;

3) тенденции совершенствования законодательства.

К общим тенденциям относятся следующие.

1. Постепенное изменение соотношения «человек и право». С одной стороны, речь идет об «очеловечивании» права, о создании такой правовой системы, где бы в центре внимания всегда были человек, его права и свободы. Реальные шаги в этом направлении сделаны в Декларации прав и свобод человека и гражданина, Конституции РФ, Гражданском кодексе РФ, законах о собственности, гражданстве и других нормативных актах. Сюда же относится изменение методов правового регулирования: переход от императивных к диспозитивным методам, преобладание общедозволительного типа регулирования в отношениях между людьми. Одним словом, все больше выкристаллизовывается и расширяется сфера действия частного права.

С другой стороны, наблюдается определенное ограничение публично-правового регулирования, которое в прежние времена было доведено до абсурда (свидетельство тому – установление предельных размеров садовых домиков, бань, погребов и т.п.). В настоящее время происходит выравнивание отношений между государством и отдельным человеком с точки зрения объема прав и обязанностей между ними, гарантий их реализации.

2. Децентрализация правового регулирования. Конституция РФ и Федеративный договор создали базу для законодательного стимулирования развития субъектов Федерации, органов местного самоуправления. Значительное развитие получают такие средства децентрализованного регулирования, как договоры, субсидиарное применение, аналогия закона и права.

3. Интеграция в российское законодательство в определенных случаях общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации (ст. 15 Конституции РФ). Можно говорить также об интеграционной тенденции законодательства стран – участниц СНГ в экономическом, информационном пространстве, сфере борьбы с преступностью.

В числе тенденций развития структуры (системы) права можно назвать такие.

1. Процесс постепенного накопления нормативного материала и распределение его по структурным блокам – институтам, отраслям. Все более заметна тенденция к определенной унификации подобных блоков как равнозначных по объему, структуре и другим характеристикам, что позволяет расширять плоскости их взаимодействия, повышать эффективность регулирования. Данный процесс включает в себя образование новых институтов и отраслей (банковское, налоговое право), а также вычленение их из уже существующих структурных подразделений (семейное право).

2. Рост значения правового регулирования, что влечет за собой образование комплексных структурных объединений юридических норм. Это обусловлено комплексным характером предмета и метода правового регулирования, субъектов и объектов правовых отношений. Возникновение комплексных образований зависит и от степени развитости правовой системы, от взаимодействия ее с другими нормативно-регулятивными системами общества.

3. Возможное развитие системы права в направлении от современной структуры с ее довольно прочными связями между институтами и отраслями к «плазменному» строению, где первичные структурные элементы будут находиться в состоянии относительной автономности. В необходимых случаях при наличии определенных системообразующих факторов они могут создавать структурные ассоциации для решения каких-либо вопросов. Проблемы, возникающие из естественных потребностей общественного развития, обусловливают цели законодателя по их урегулированию. Цель законодателя «притягивает» к себе из нормативного массива различные по своему назначению и функциональной специализации нормы для эффективного и быстрого ее достижения.

Тенденции совершенствования законодательства выглядят следующим образом.

1. Приведение всего законодательного массива в соответствие с Конституцией РФ. Этот процесс включает в себя пересмотр действующего законодательства, отмену устаревших нормативных актов, создание новых законов, совершенствование законодательной техники и законодательного процесса. В частности, Федеральный закон о порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, актов палат Федерального Собрания от 14 июня 1994 г. признал утратившими силу два устаревших закона, определил новую процедуру опубликования и вступления в силу законов, обозначил «Собрание законодательства Российской Федерации» в качестве официального периодического издания и предписал Президенту и Правительству РФ привести свои правовые акты в соответствие с настоящим законом.

2. Формирование новых комплексных отраслей законодательства – о банках и банковской деятельности, приватизации, банкротстве предприятий, налогах, местном самоуправлении и др. Комплексное правовое воздействие позволяет более эффективно и целенаправленно решать экономические и социальные вопросы.

3. Становление новой структуры законодательства, вызванное разграничением полномочий между Федерацией, республиками в составе РФ и другими субъектами Федерации. Появляются новые виды законодательных актов (уставы краев, областей, краевые, областные законы, указы, постановления губернаторов, глав администраций и иные нормативные акты).

 

Глава 22.

Правосознание и правовая культура

 

§ 1. Понятие правосознания

Право как социальное явление вызывает то или иное отношение к нему людей, которое может быть положительным (человек понимает необходимость и ценность права) или отрицательным (человек считает право бесполезным и ненужным). Люди в той или иной форме выражают свое отношение ко всему, что охватывается правовым регулированием, что связано с представлениями о праве (к законам и другим правовым актам, к деятельности суда и других правоприменительных органов, к поведению членов общества в сфере действия права). Человек как-то относится к прошлому праву, к праву, существующему сейчас, и к праву, которое он хотел бы видеть в будущем. Это отношение может быть рациональным, разумным и эмоциональным, на уровне чувств, настроений. То или иное отношение к праву и правовым явлениям в обществе может быть у одного человека и у группы людей, человеческого сообщества.

Если признать право объективной реальностью, то надо признать и наличие субъективной реакции людей на право, именуемой правосознанием. Правосознание – неизбежный спутник права. Это обусловлено тем, что право – регулятор отношений людей, наделенных волей и сознанием. Достаточно очевидно, что процесс создания права (правотворчество) связан с сознательной деятельностью людей, что право есть продукт этой деятельности. Ясно и то, что процесс воплощения права в жизнь есть обычно осознанная, волевая деятельность людей.

Иллюстрацией работы сознания как на рациональном, так и на эмоциональном уровне может служить правотворческая деятельность российского парламента (Совета Федерации и Государственной Думы). Примером работы сознания в процессе реализации права выступает жизнь любого из нас, когда мы при совершении юридически значимых действий руководствуемся не текстом нормативных актов, а теми представлениями о них, которые сложились в нашем сознании.

Правосознание есть совокупность представлений и чувств, выражающих отношение людей к праву и правовым явлениям в общественной жизни.

Правосознание обычно не существует в «чистом» виде, оно взаимосвязано с другими видами и формами осознания реальности и действительности. Так, достаточно часто правосознание переплетается с моральными воззрениями. Люди оценивают право и правовые явления с точки зрения моральных категорий добра и зла, справедливости и несправедливости, совести, чести и др. Отношение к праву часто определяется политическими взглядами. Это особенно характерно для марксистско-ленинского отношения к праву. Марксизм-ленинизм понимает право как возведенную в закон волю господствующего класса, а закон – как меру политическую. Односторонний политический подход к праву не дает возможности полностью понять его сущность и роль в жизни общества. В нашей юридической науке и юридическом образовании необходимо стремиться к деполитизации права и правосознания. Классово-политический подход к правопониманию надо рассматривать как один из множества исследовательских подходов к правовым вопросам жизни общества.

Правосознание теснейшим образом сопряжено с философскими теориями, идеологическими воззрениями, религиозными доктринами. Некоторые мыслители считали, что нормы права, их обязательность и принудительность живут лишь в сознании людей, поэтому право – явление психологическое (Л. Петражицкий). Другие подчеркивали внешнюю принудительность права как внешнего средства регулирования свободы человека (И. Кант, Г. Гегель). Третьи считали право классовым регулятором общественных отношений (К. Маркс, В.И. Ленин). Четвертые признавали за правом роль оформителя и гаранта естественных прав человека (Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо).

Русский правовед И.А. Ильин рассматривал правосознание как совокупность воззрений на право, на государство, на всю организацию общественной жизни. Например, он считал, что форма правления в государстве определяется прежде всего монархическим или республиканским правосознанием народа. И.А. Ильин подчеркивал, что человек без правосознания будет жить собственным произволом и терпеть произвол от других.

Влияние правосознания на организацию общественной жизни достаточно велико, ощутимо. Этим объясняется включение его в механизм правового регулирования как одного из средств воздействия на общественные отношения. Специфическая черта правосознания как составной части механизма правового регулирования состоит в том, что его роль не ограничена какой-либо одной стадией правового воздействия. Правосознание включается в работу и на стадии правотворчества, и на стадии реализации права. В той или иной степени оно присутствует во всех элементах механизма правового регулирования – нормах права, правоотношениях, актах реализации права.

Наиболее зримую роль играет правосознание на стадии реализации права, в процессе воплощения в жизнь юридических прав и обязанностей. Жизнь человека ясно демонстрирует, что сознание, мысль, образ, волевое усилие действительно управляют поведением людей, инициируют и регулируют их действия и поступки во всех сферах жизнедеятельности, в том числе правовой.

От уровня, качества, характера, содержания правосознания в значительной степени зависит то, каким будет поведение человека в обществе – правомерным, социально полезным или неправомерным, социально вредным и опасным.

 

§ 2. Структура правосознания

Правосознание (как индивидуальное, так и коллективное) – сложное структурное образование, в котором можно выделить рациональные компоненты, обычно называемые правовой идеологией. Правовая идеология включает в себя понятия и представления о праве и правовых явлениях в обществе. Уровень и качественные показатели таких представлений могут быть различными: от примитивных, поверхностных до научно-теоретических. К правовой идеологии можно отнести и рассуждения о праве умудренного жизнью сельского старца, и работу Г. Гегеля «Философия права». Роль правовой идеологии в правовом регулировании достаточно очевидна:

• на основе правовых воззрений, теорий, доктрин осуществляется правотворчество;

• важны рациональные компоненты и в процессе реализации права.

Особой значимостью в правовой идеологии обладает юридическая наука. Научная теория определяет стратегию развития правовой жизни общества, осуществляет всесторонний анализ современной правовой ситуации. Научные доктрины могут выступать в качестве источников права. Освоение правовой теории, рациональное осмысление роли права в жизни общества являются важными и необходимыми элементами юридического образования, формирования юридического профессионализма.

В правосознании можно выделить и эмоциональные структурные элементы, которые называются правовой психологией. Эмоции органически включены в структуру сознания, и человек не может руководствоваться в сфере правового регулирования только рациональным мышлением. Эмоциональная окраска (положительная или отрицательная) существенно влияет на характер и направленность правового поведения. Практика изучения правомерного поведения показывает, что трудно что-либо понять в природе поведения человека, если отвлечься от его эмоциональной сферы. Эмоции влияют и на поведение неправомерное. Например, имеет юридическое значение состояние сильного душевного волнения при совершении преступления. Эти вопросы будут изучаться при прохождении учебного курса по уголовному праву.

Анализ отношения людей к законам и иным нормативным правовым актам позволяет выделить в правосознании и другие элементы.

Первый элемент – информационный. Это наличие в сознании того или иного объема информации о законе. Информация может быть полной и всесторонней (например, после работы с текстом закона, знакомства с процессом его принятия, чтения комментариев по данному закону), а может быть и поверхностной, с чьих-либо слов. Информационный уровень правосознания – обязательная его структурная часть, ибо без информации о законе не может быть и отношения к нему.

Второй элемент – оценочный. Получив информацию о нормативном акте, человек как-то к нему относится, как-то его оценивает, сопоставляет с собственными ценностями. Аксиологические (ценностные) элементы правосознания занимают важное место в его структуре. На основе ценностных представлений человека формируются мотивы его поведения в правовой сфере. Осознание ценности права личностью способствует превращению права из «чужого», исходящего от внешних сил, от властных социальных структур, в «свое», способствующее реализации целей и интересов человека.

На основе информационного и оценочного элементов формируется элемент третий – волевой. Узнав о законе и оценив его, человек решает, что он будет делать в условиях, предусмотренных законом. Использовать закон для реализации собственных задач или «обойти» его, строго исполнять данный закон или найти другие правовые акты, более отвечающие интересам и потребностям, – все эти моменты входят в волевой элемент правосознания. Волевую направленность правосознания иногда именуют правовой установкой, т.е. психологической направленностью, готовностью человека как-то действовать в сфере правового регулирования.

Безусловно, в реальной жизни правосознание проявляется как нечто целое, не структурированное. Выделение структурных элементов в правосознании способствует лишь пониманию его роли и места в жизни человека и общества.

 

§ 3. Виды правосознания

Для понимания того, что есть правосознание, имеет смысл рассмотреть его разновидности. Основаниями разделения правосознания на виды можно взять уровень осознания необходимости права, глубину проникновения в сущность права и правовых явлений в обществе, которые позволят дать его как бы качественную характеристику. По данным критериям правосознание делится на три уровня.

Первый уровень – обыденное правосознание. Этот уровень свойствен основной массе членов общества, формируется на базе повседневной жизни граждан в сфере правового регулирования. Люди так или иначе сталкиваются с правовыми предписаниями: какую-то информацию получают из средств массовой информации, наблюдают юридическую деятельность государственных органов, должностных лиц и т.д. Для людей с этим уровнем правосознания характерно знание общих принципов права, здесь правовые воззрения тесно переплетаются с нравственными представлениями.

Второй уровень – профессиональное правосознание, которое складывается в ходе специальной подготовки (например, при обучении в юридическом учебном заведении), в процессе осуществления практической юридической деятельности. Субъекты этого уровня обладают специализированными, детализированными знаниями действующего законодательства, умениями и навыками его применения. Формированию профессионального правосознания должно быть уделено особое внимание в современных условиях. Отсутствие профессионализма в правотворчестве и правоприменении – одна из бед нашего общества.

Третий уровень – это научное, теоретическое правосознание. Оно характерно для исследователей, научных работников, занимающихся вопросами правового регулирования общественных отношений.

По субъектам (носителям) правосознание можно разделить на индивидуальное и коллективное.

Одним из видов коллективного правосознания является групповое правосознание, т.е. правовые представления и чувства тех или иных социальных групп, классов, слоев общества, профессиональных сообществ. В ряде случаев правосознание одной социальной группы может существенно отличаться от правосознания другой. Например, зримые различия существуют в правосознании классов в обществе с ярко выраженными классовыми противоречиями. В марксистско-ленинской литературе подчеркивается противоположность, противоречивость правосознания эксплуататоров и эксплуатируемых. Можно увидеть различия в правосознании возрастных слоев населения в обществе, в профессиональном правосознании юристов разной специализации – работников прокуратуры, суда, адвокатуры, лиц, работающих в системе МВД.

Групповое правосознание надо отличать от массового, которое характерно для нестабильных, временных объединений людей (митинги, демонстрации, бунтующая толпа).

Для характеристики макроколлективов (население страны, континента, исторической эпохи) используется понятие «общественное правосознание». Сюда же можно отнести правовые воззрения наций и народностей.

Например, рядом особенностей отличается правосознание российского общества. К.Д. Кавелин в статье «Взгляд на юридический быт древней России» указывал на предопределенность этих особенностей историческими условиями развития российского менталитета. Русскому народу присущ взгляд на право как на обязательные предписания стоящих на вершине власти людей, что свойственно для обществ патриархального типа. Вл. Соловьев в работе «Оправдание добра» пишет, что право русским народом понимается как средство принудительного осуществления минимального добра. Такое понимание права характерно для феодальных обществ, для неограниченных монархий, полицейских, тоталитарных государств, где право существует для пресечения деяний порочных, нерадивых, злых.

Российскому обществу свойственна подмена правосознания этическими воззрениями. В течение столетий идеи права и свободы, правового государства и прав личности не имели места в русском историческом опыте. Российскому общественному сознанию присущи правовой нигилизм, неуважение к праву и закону. Э.Ю. Соловьев иронически замечает, что если общественный договор по-европейски – это согласие подданных и власти об обоюдообязательном законе, то общественный договор по-российски – это молчаливый сговор народа и власти об обоюдной безнаказанности при нарушении закона.

При достаточно очевидном отсутствии в истории нашей страны стойких правовых традиций, правовых ценностей нельзя забывать громадный вклад русских юристов – ученых и практиков в дело формирования права и правосознания в России в конце XIX – начале XX вв. Но процесс становления российского правосознания был прерван в 1917 г. Существенный урон зарождавшемуся российскому правосознанию нанесла марксистско-ленинская мысль об отмирании права. Не способствовала развитию правосознания и правовая жизнь советского общества. Российское общество в его сегодняшнем состоянии завершает XX в. в условиях глубокого дефицита правопонимания и правосознания.

В этой ситуации вопросы понимания роли правосознания, путей его формирования и развития приобретают особую значимость. Для российского общества актуальной является задача разработать такую правовую идею, которая соответствовала бы его историческим традициям, духовности его народа, обеспечивала бы становление правового государства и правового общественного порядка.

 

§ 4. Правовая культура

Категория «правовая культура» используется для характеристики всей правовой надстройки, всей правовой системы страны, но под определенным углом зрения. В отличие от анализа иных предельно широких правовых категорий при анализе правовой культуры общества основной акцент смещен на изучение уровня развития правовых феноменов в целом, на описание и объяснение правовых ценностей, идеалов и достижений в правовой сфере, отражающих объем прав и свобод человека и степень его защищенности в данном обществе. Понятие «правовая культура» всегда предполагает оценку «качества» правовой жизни того или иного общества и сравнение его с наиболее развитыми правовыми образцами, идеалами и ценностями.

Под правовой культурой понимается обусловленное всем социальным, духовным, политическим и экономическим строем качественное состояние правовой жизни общества, выражающееся в достигнутом уровне развития правовой деятельности, юридических актов, правосознания и в целом в уровне правового развития субъекта (человека, различных групп, всего населения), а также степени гарантированности государством и гражданским обществом свобод и прав человека.

Из определения следует, что правовая культура – определенное «качество» правовой жизни общества, уровень ее развития, складывающийся из в том или ином состоянии пребывающих (тоже с точки зрения уровня развития) подсистем, частей или элементов. Какие же это подсистемы, части или элементы? Каково, другими словами, «устройство» правовой культуры?

Правовая культура общества зависит прежде всего от уровня развития правового сознания населения, т.е. от того, насколько глубоко освоены им такие правовые феномены, как ценность прав и свобод человека, ценность правовой процедуры при решении споров, поиска компромиссов и т.д., насколько информировано в правовом отношении население, его социальные, возрастные, профессиональные и иные группы, каково эмоциональное отношение населения к закону, суду, различным правоохранительным органам, юридическим средствам и процедурам, какова установка граждан на соблюдение (несоблюдение) правовых предписаний и т.д. Это первый элемент правовой культуры.

Уровень развития правового сознания может быть зафиксирован лишь в реальной правовой деятельности, в правовом поведении, которые имеют и самостоятельные характеристики. Поэтому вторым элементом структуры правовой культуры является уровень развития правовой деятельности. Последняя состоит из теоретической – деятельность ученых-юристов, образовательной – деятельность студентов и слушателей юридических школ, вузов и т.д. и практической – правотворческой и правореали-зующей, в том числе правоприменительной, деятельности. Понятно, что правовая культура общества во многом зависит от уровня развития и качества правотворческой деятельности по созданию законодательной основы жизни общества. Правотворчеством должны заниматься компетентные в юридическом и многих других отношениях лица с соблюдением демократических и собственно юридических процедур и принципов.

Существенно влияет на правовую культуру общества и правоприменение, т.е. властная деятельность государственных органов, осуществляющих индивидуальное регулирование общественных отношений на основе закона с целью его реализации. Качество правоприменительной деятельности зависит от многих факторов как институционального (структура государственного аппарата, порядок взаимоотношений его органов), так и иного характера (профессионализм, культура правоприменителя и др.).

Говоря, например, об устройстве государственного аппарата вообще и правоохранительных органов в частности, нужно подчеркнуть необходимость совершенствования структуры и порядка подчиненности органов следствия, повышения авторитета суда, укрепления гарантий его независимости и т.д. Требуется также внедрение новых принципов деятельности правоохранительных органов (отказ от обвинительного уклона, обеспечение приоритета прав и свобод человека и т.д.), кардинальное возвышение третьей ветви власти в России – правосудия. Правовая культура общества во многом определяется реальным правовым поведением граждан, деятельностью их по реализации права, тем, насколько они знают и своевременно исполняют свои обязанности (например, по заполнению налоговой декларации о совокупном годовом доходе), соблюдают запреты и насколько полноценно используют свои права.

Третьим элементом правовой культуры общества является уровень развития всей системы юридических актов, т.е. текстов документов, в которых выражается и закрепляется право данного общества. Наиболее важное значение для оценки правовой культуры общества имеет система законодательства, основой которой является конституция государства. Важен в целом и уровень развития вообще всей системы нормативно-правовых актов, начиная от законов, актов центральных исполнительных органов власти и кончая актами местных органов власти и управления. Любой юридический акт должен быть правовым, т.е. отвечать господствующим в общественном сознании представлениям о справедливости, равенстве и свободе. Закон должен быть совершенным и с точки зрения его формы: быть непротиворечивым, по возможности кратким и обязательно ясным и понятным для населения, содержать определения основных терминов и понятий, быть опубликованным в доступном для населения источнике и т.д. О качестве закона свидетельствует и содержащийся в нем самом механизм его реализации (институциональный, организационный, процедурный, финансово-экономический и др.).

При определении качества правовой культуры общества должно учитываться и состояние индивидуальных правовых актов – документов: правоприменительных (решения и приговоры судов, постановления следователей, акты прокуроров, документы в административно-управленческой сфере и т.д.) и правореализационных (договоры в хозяйственном обороте и т.д.).

На основании анализа указанных правовых актов, а также иных текстов правового характера (например, научных и публицистических текстов на правовые темы) можно сделать вывод об уровне развития не только правовой культуры общества, но и его культуры в целом. Ведь по дошедшим до нас памятникам права и иным правовым документам историки восстанавливают и атмосферу правовой жизни общества, и особенности того или иного уклада хозяйственной жизни, того или иного строя общественных отношений. В правовых актах находит официальное закрепление форма собственности на орудия и средства производства, отражается факт наличия в руках какого-либо класса, социальной группы экономической и политической власти, структура государственного аппарата, правовое положение личности в обществе, уровень защищенности прав и свобод человека.

Выделение структурных элементов правовой культуры достаточно условно, так как нет правовой деятельности, осуществляемой отдельно от правового сознания, а правосознание может проявиться лишь в правовой деятельности и ее результатах – правовых актах. Наконец, все составные части правовой культуры не могут существовать без своего носителя-субъекта – человека, группы людей, населения в целом. Правовая культура общества зависит от уровня правового развития различных социальных (классов, например) и профессиональных групп, а также от уровня развития отдельных индивидов. В этом аспекте нужно выделять правовую культуру населения в целом, групповую правовую культуру и правовую культуру личности, человека. В последнем случае также надо учитывать уровень правовых знаний данного индивида и отношение его к правовой ценности, к закону, уровень правовой установки на соблюдение юридических предписаний. О правовой культуре личности можно судить по ее поведению в правовой сфере, т.е. использовать те же признаки и критерии правовой культуры (уровень развития правового сознания, правовой деятельности и др.), но только на индивидуальном уровне.

Анализ правовой культуры необходим для того, чтобы сначала выделить и описать правовые ценности, идеалы и образцы, к которым следует стремиться законодателю, правоприменителю, гражданину и обществу в целом, а затем, оценив с этой точки зрения реальное состояние дел, искать пути и средства достижения намеченных идеалов построения правового государства и общества, в котором обеспечиваются соответствующие его социально-экономическому и духовному строю права и свободы человека.

 

§ 5. Правовой нигилизм

Антиподом правовой культуры является правовой нигилизм, т.е. отрицательное отношение к праву, закону и правовым формам организации общественных отношений. В России он имеет, к сожалению, глубокие корни. Еще А.И. Герцен отмечал, что «правовая необеспеченность, искони тяготевшая над народом, была для него своего рода школой. Вопиющая несправедливость одной половины его законов научила его ненавидеть и другую; он подчиняется им как силе. Полное неравенство перед судом убило в нем всякое уважение к законности. Русский, какого бы звания он ни был, обходит или нарушает закон всюду, где это можно сделать безнаказанно; и совершенно так же поступает правительство». Большой вред развитию правовых начал в обществе нанесла марксистско-ленинская идея об отмирании государства и права при социализме. Классики марксизма-ленинизма в общем-то не скрывали своего отрицательного отношения к праву. К. Маркс и Ф. Энгельс писали: «Что касается права, то мы, наряду со многими другими, подчеркнули оппозицию коммунизма против права как политического и частного, так и в его наиболее общей форме – в смысле права человека».

Правовой нигилизм может выступать в двух разновидностях, или формах – теоретической (идеологической) и практической. В первом случае имеет место теоретическое, концептуальное обоснование правового нигилизма, когда ученые, философы, политологи доказывают (думается, вполне искренне), что есть гораздо более важные ценности (например, мировая пролетарская революция), чем право вообще, а тем более право отдельного человека. Во втором случае происходит реализация указанных взглядов и учений на практике, что часто выливается в террор государства против своего народа, в многомиллионные жертвы среди населения, в превращение правящей элиты в конечном счете в преступную клику (вот почему становится закономерной и легкой опора государственных органов и должностных лиц, например, органов безопасности, тюремной администрации и т.д., в проведении государственной политики на уголовные элементы).

Понятно, что в тех обществах, где правовой нигилизм воспроизводится самим государством в соответствующих масштабах, очень трудно, почти невозможно воспитать сколько-нибудь позитивное отношение к праву и среди населения, поскольку под правом неверно понимаются тот порядок, те предписания, которые устанавливаются законами и ведомственными нормативными актами. И тогда в обществе складывается широко распространенный среди населения обыденный, массовый правовой нигилизм. Кроме того, установленные государством предписания не соблюдаются государственными же органами, ведомственными и должностными лицами, чему тоже находятся соответствующие объяснения и оправдания («в интересах народа», «для выполнении плана» и т.д.). В последнем случае в обществе складывается ведомственный правовой нигилизм.

В одном ряду с правовым нигилизмом находится прямо противоположное явление – правовой идеализм или романтизм, одним словом, преувеличение реальных регулятивных возможностей правовой формы. Это явление сопровождает человеческую цивилизацию практически на всем пути ее развития. Так, еще Платон наивно считал, что главным средством осуществления его замыслов строительства идеального государства будут идеальные законы, принимаемые мудрыми правителями. В эпоху Просвещения считалось достаточным, уничтожив старые законы, принять новые, и царство разума будет достигнуто. Удивительно, что еще и сегодня многие люди и даже политики ошибочно возлагают на закон слишком большие надежды в деле переустройства нашего общества. Думается, что лишь достаточный политический и правовой опыт может развеять иллюзии правового идеализма.

 

§ 6. Правовое воспитание и правовое обучение

Правовое воспитание – это целенаправленная деятельность по трансляции (передаче) правовой культуры, правового опыта, правовых идеалов и механизмов разрешения конфликтов в обществе от одного поколения к другому. Правовое воспитание имеет целью развитие правового сознания человека и правовой культуры общества в целом.

Обычно говорят о правовом воспитании в широком и узком смысле. В первом случае речь идет, скорее, не о правовом воспитании, а о правовой социализации человека, когда он «воспитывается» окружающей обстановкой в целом, всей юридической практикой и поведением людей, должностных лиц – представителей государственного аппарата в правовой сфере. При этом у людей, должностных лиц, государственных органов, осуществляющих правовую деятельность (правомерную или неправомерную), нет прямой цели оказать на других правовоспитательное воздействие. Однако такое воздействие на окружающих все-таки оказывается. Что касается правового воспитания в узком смысле, то оно отличается своей целенаправленностью на повышение правовой культуры человека, группы людей и общества в целом.

Правовое воспитание тесно связано с правовым обучением: воспитание не может происходить без обучения, а обучение так или иначе оказывает и воспитательный эффект. Различие здесь можно провести, причем весьма условно, по сфере воздействия: воспитание влияет в основном на эмоционально-волевую, ценностную, мировоззренческую сторону сознания, а обучение – на когнитивно-рациональную, с целью информационно-ознакомительного воздействия на человека. Ценностное, эмоционально-волевое воздействие в свою очередь очень сильно ограничено реальной правовой практикой, поскольку невозможно воспитать у человека уважение к тем ценностям, которые отсутствуют в общественном сознании и деятельности людей, но провозглашаются на словах, в пустых декларациях и демагогических заявлениях (как политическими лидерами перед населением, так и простыми воспитателями и учителями перед детьми и юношеством).

Ценности и идеалы «вырастают» спонтанно, формируются самой жизнью, всеми окружающими обстоятельствами, и роль субъективного фактора, целенаправленной деятельности здесь хоть и важна, но не является ведущей, а тем более единственно необходимой и достаточной. И на роль воспитателя годится далеко не каждый. В общественном масштабе таким воспитателем может стать какой-либо выдающийся человек (А.Д. Сахаров, А.Ф. Кони), который «раскроет» людям глаза на истинное положение дел в области защиты прав человека, противостоянии государственному произволу.

По этой причине основной упор в деле повышения правовой культуры общества должен быть сделан на правовое обучение, информирование населения о существующих юридических предписаниях. Очень важно ознакомление населения с образцами и идеалами, правовым опытом и традициями тех стран, где уровень правовой защищенности личности, а следовательно, и уровень правовой культуры, выше, чем в России. Тем более важно обучать этому будущих юристов-профессионалов, чтобы основную цель своей деятельности они видели в защите прав и свобод человека от произвола общества и государства, т.е. в защите слабого от сильного, что является одним из центральных постулатов общемировой, общечеловеческой морали, нравственности и культуры в целом.

 

Глава 23.

Правовые отношения

 

§ 1. Понятие правоотношения

Право регулирует общественные отношения, в результате чего они приобретают правовую форму, т.е. становятся правовыми отношениями. Правильное понимание правовых отношений невозможно без уяснения того, что представляют собой общественные отношения. Общественные отношения – это связи между людьми, устанавливающиеся в процессе их совместной деятельности. Важнейшими из них являются экономические связи, ибо они образуют базис общества и определяют все иные общественные отношения.

Субъектами общественных отношений могут быть социальные общности (народ, нация, коллектив и др.), организации (государственные, частные, общественные), отдельные лица. Место каждого субъекта в системе социальных связей обусловлено объективными закономерностями функционирования общественных отношений и активностью их участников.

Право выступает мощным организующим фактором, вносит особую определенность и устойчивость в соответствующую сферу общественной и государственной жизни. Категория «правоотношение» позволяет уяснить, каким образом право воздействует на поведение людей. В рамках правоотношений жизнедеятельность общества приобретает цивилизованный, стабильный и предсказуемый характер.

Правовое отношение – это возникающая на основе норм права общественная связь, участники которой имеют субъективные права и юридические обязанности, обеспеченные государством. Это центральное звено механизма правового регулирования, главный канал реализации права. Как разновидности общественных отношений правоотношению присущи следующие признаки:

1. Стороны правоотношения всегда обладают субъективными правами и несут обязанности. Содержание правоотношения формируется в результате волеизъявления его участников, действия юридических норм, а также в соответствии с решениями правоприменительных органов. Следует иметь в виду, что для возникновения и осуществления правоотношений совсем не обязательно одновременное наличие всех перечисленных оснований. Обычно правовое регулирование происходит без вмешательства правоприменителя. При отсутствии нормативно-правовой основы правовое отношение складывается при пробелах в законодательстве. Участники правоотношения могут самостоятельно определять содержание взаимных прав и обязанностей, если их отношения регламентируются диспозитивными нормами.

Правоотношение представляет собой двустороннюю связь. Это значит, что в любом правоотношении участвуют две стороны: управомоченная и обязанная. Например, по договору займа (ст. 807 ГК РФ) управомоченной стороной является заимодавец, обязанной – заемщик. Правда, здесь необходимо сделать оговорку: чаще всего правоотношения имеют более сложную структуру, когда каждая из сторон является и управомоченной, и обязанной. Например, по договору купли-продажи (ст. 454 ГК РФ) продавец обязан передать покупателю купленную вещь и вправе требовать уплаты денег за нее, а покупатель обязан выплатить требуемую сумму и вправе получить купленную вещь.

2. Правовое отношение суть такое общественное отношение, в котором осуществление субъективного права и исполнение обязанности обеспечены возможностью государственного принуждения. В большинстве случаев осуществление субъективного права и исполнение обязанности имеют место без применения мер государственного принуждения. Если же в этом возникает необходимость, то заинтересованная сторона обращается в компетентный государственный орган, который, рассмотрев юридическое дело, выносит властное решение (акт применения права), где точно определяются субъективные права и обязанности сторон.

3. Правоотношение выступает в виде конкретной общественной связи, причем степень конкретизации может быть различной.

Минимально конкретизируются правоотношения, которые возникают непосредственно из закона. В подобных случаях все адресаты юридической нормы имеют общие (одинаковые) права и свободы и несут равные обязанности независимо от каких-либо условий. Типичный пример – конституционные права и свободы. Рассматривая последние применительно к отдельному гражданину, мы переводим нормативные предписания в плоскость правоотношений. Каждый гражданин сам определяет, в какой мере он будет использовать имеющиеся у него в соответствии с конституцией возможности.

Средняя степень конкретизации наблюдается, когда индивидуализирован не только субъект, но и объект правоотношения. Например, в правоотношении собственности определены собственник и вещь – объект собственности.

Максимальная степень конкретизации наличествует в тех случаях, когда точно известно, какие именно действия должно совершить обязанное лицо в интересах управомоченного. Здесь индивидуально устанавливаются объект, обе стороны и содержание правовой связи между ними. Так, по договору подряда (ст. 702 ГК РФ) одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Правоотношение обладает сложной по составу элементов структурой. В нее входят субъект, объект и содержание правоотношения.

 

§ 2. Содержание правоотношения

Содержание правоотношения имеет двойственный характер. Различают юридическое и фактическое содержание.

Юридическое содержание правоотношения – это возможность определенных действий управомоченного, необходимость определенных действий или необходимость воздержания от запрещенных действий обязанного, а фактическое – сами действия, в которых реализуются права и обязанности. Юридическое и фактическое содержание не тождественны. Первое богаче второго, включает в себя неопределенное количество возможностей. Например, лицо, имеющее среднее образование, обладает правом поступления в вуз, т.е. перед ним большой выбор возможностей, составляющих содержание его субъективного права. Однако реально можно поступить лишь в один вуз при условии успешной сдачи вступительных экзаменов. Таким образом, фактическое содержание – только один из возможных вариантов реализации субъективного права.

Содержание правоотношения (повторим) – это субъективные юридические права и обязанности. Субъективное право и соответствующая ему обязанность образуют юридическую связь управомоченной и обязанной сторон. Причем правовое отношение может состоять из одной или нескольких юридических связей. Например, правоотношение, возникающее на основе договора купли-продажи, включает в себя как минимум две правовые связи: первая – право покупателя получить товар и обязанность продавца передать товар покупателю; вторая – право продавца получить деньги за товар и обязанность покупателя заплатить за него согласованную в договоре сумму.

Существует два типа правовых связей: относительные, возникающие между отдельными лицами (субъектами права), и абсолютные – между субъектом права и обществом (всяким и каждым).

Субъективное право – это предусмотренная для управомоченного лица в целях удовлетворения его интересов мера возможного поведения, обеспеченная юридическими обязанностями других лиц. Каковы же признаки данного права?

1. Субъективное право есть мера возможного поведения. Мера означает границу, предел проявления чего-нибудь. Применительно к субъективному праву мера включает в себя вид и размер возможного поведения. Например, закон, регулирующий право на оплачиваемый отпуск (ст. 66, 67 КЗоТ РСФСР), определяет и вид поведения (ежегодный отпуск с сохранением среднего заработка), и его размер (продолжительность отпуска). Субъективное право – это возможное поведение, т.е. носитель субъективного права всегда имеет выбор: действовать определенным образом или воздержаться от действий.

2. Содержание анализируемого права устанавливается нормами права и юридическими фактами.

3. Осуществление субъективного права обеспечено обязанностью другой стороны. В одних случаях эта обязанность состоит в воздержании от действий, нарушающих субъективное право другой стороны, в других – данное право обеспечивается исполнением обязанности, т.е. активными действиями обязанного лица.

4. Субъективное право предоставляется управомоченному лицу для удовлетворения его интересов; при отсутствии последнего стимул для осуществления субъективного права теряется.

5. Данное право состоит не только в возможности, но и в юридическом или фактическом поведении управомоченного лица.

Субъективное право – сложное явление, включающее в себя ряд правомочий:

а) право на собственные фактические действия, направленные на использование полезных свойств объекта права (например, собственник вещи вправе использовать ее по прямому назначению);

б) право на юридические действия, на принятие юридических решений (собственник вещи может ее заложить, подарить, продать, завещать и т.д.);

в) право требовать от другой стороны исполнения обязанности, т.е. право на чужие действия (заимодавец имеет право требовать от заемщика возврата денег или вещей);

г) право притязания, которое заключается в возможности привести в действие аппарат принуждения против обязанного лица, т.е. право на принудительное исполнение обязанности (в принудительном порядке может быть взыскан долг, произведено восстановление рабочего или служащего на работе).

Юридическая обязанность есть предписанная обязанному лицу и обеспеченная возможностью государственного принуждения мера необходимого поведения, которой оно должно следовать в интересах управомоченного лица.

Юридическая обязанность имеет следующие признаки.

1. Это мера необходимого поведения, точное определение того, каким оно должно быть. Соблюдение такой меры обязательно, ибо обязанность обеспечена возможностью государственного принуждения (если обязанность состоит в уплате долга, то точно должны быть определены размер долга, срок уплаты и т.д.).

2. Она устанавливается на основе юридических фактов и требований правовых норм.

3. Обязанность устанавливается в интересах управомоченной стороны – отдельного лица или общества (государства) в целом.

4. Обязанность есть не только (и не столько) долженствование, но и реальное фактическое поведение обязанного лица.

5. У обязанного лица нет выбора между исполнением и неисполнением обязанности. Невыполнение или ненадлежащее выполнение юридической обязанности является правонарушением и влечет меры государственного принуждения.

Юридическая обязанность имеет три основные формы:

• воздержание от запрещенных действий (пассивное поведение);

• совершение конкретных действий (активное поведение);

• претерпевание ограничений в правах личного, имущественного или организационного характера (мер юридической ответственности).

Субъективное право и обязанность неразрывно связаны. Нет субъективного права, не обеспеченного обязанностью, и нет обязанности, которой не соответствовало бы право. Как магнит не «живет», когда нет одного из полюсов, так и правоотношение не существует, если нет или управомоченной, или обязанной стороны. Названное единство можно проследить в действиях, поступках людей. Фактическое поведение является одновременно правом для одной стороны и обязанностью для другой. Например, оплата в повышенном размере сверхурочной работы – обязанность администрации, получение такой платы – право рабочего.

 

§ 3. Субъекты права

Субъектами права являются индивиды или организации, которые на основании юридических норм могут быть участниками правоотношений, т.е. носителями субъективных прав и обязанностей.

Правосубъектность есть предусмотренная нормами права способность (возможность) быть участником правоотношений. Она представляет собой сложное юридическое свойство, состоящее из двух элементов – правоспособности и дееспособности.

Правоспособность – это предусмотренная нормами права способность (возможность) лица иметь субъективные права и юридические обязанности.

Дееспособность – предусмотренная нормами права способность и юридическая возможность лица своими действиями приобретать права и обязанности, осуществлять и исполнять их. Разновидностями дееспособности являются сделкоспособность, т.е. способность (возможность) лично, своими действиями совершать гражданско-правовые сделки, и деликтоспособность – предусмотренная нормами права способность нести юридическую ответственность за совершенное правонарушение.

Разграничение право– и дееспособности характерно в основном для гражданского права, поскольку правоспособность гражданина возникает в момент его рождения, а дееспособность – по достижении определенного возраста. Каким же образом осуществляются права и исполняются обязанности, если участником правоотношения выступает недееспособное лицо? В таких случаях недостающие элементы правосубъектности выполняются другими лицами. В гражданском праве существует институт представительства. Представитель своими действиями реализует права и исполняет обязанности от имени недееспособного участника правоотношения. В других правовых отраслях право– и дееспособность не разделяются, подразумевается, что они появляются у гражданина одновременно и его правовое положение характеризуется единой праводееспособностью или, говоря иначе, правосубъектностью.

Круг лиц, обладающих правосубъектностью, определяется специализированными нормами. Например, в соответствии с ч. 1 ст. 13 Семейного кодекса РФ брачный возраст устанавливается в восемнадцать лет. При наличии уважительных причин органы местного самоуправления по месту государственной регистрации заключения брака вправе по просьбе лиц, желающих вступить в брак, разрешить вступить р брак лицам, достигшим возраста шестнадцати лет (ч. 2 ст. 13 СК РФ).

Субъектами права могут быть индивиды (граждане Российской Федерации, иностранные граждане, лица без гражданства, лица с двойным гражданством), организации и социальные общности.

Граждане – самые многочисленные субъекты права, они вступают в различные правоотношения: гражданско-правовые, семейные, трудовые, земельные, финансовые, процессуальные и другие. От социальной и правовой активности гражданина зависит его положение в обществе, социальной группе, трудовом коллективе, его успех в жизни.

Правовое положение граждан России в целом характеризуется наличием у них правового статуса, который включает в себя правосубъектность и основные права, свободы и обязанности, закрепленные в Конституции РФ. Правовой статус российских граждан в полной мере соответствует стандартам прав человека, закрепленных в актах международного права. В силу ст. 17 Конституции РФ основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Согласно ст. 18 они являются непосредственно действующими. Права и свободы определяют смысл, содержание и порядок применения законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Конституция РФ закрепляет и гарантирует равенство всех перед законом и судом, право на жизнь, защиту достоинства личности, право на свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, жилища, свободу передвижения, выбора мест пребывания и жительства, свободу совести, мысли и слова, собраний, митингов и демонстраций, право на объединение, участие в управлении делами государства, свободу предпринимательской деятельности, защиту права частной собственности, в том числе на землю. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, имеет гарантии социального обеспечения, право на жилище, на охрану здоровья, на образование, на свободу творчества, на судебную защиту прав и свобод. Конституция Росси устанавливает обязанности: платить законно установленные налоги и сборы, сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам, защищать Отечество, нести военную службу в соответствии с федеральным законом.

Правоспособность и дееспособность граждан обычно одинаковы по объему. Однако в ряде случаев по закону или по решению суда лицо ограничивается в дееспособности.

Дееспособность малолетних регулируется ст. 28 ГК РФ. В п. 1 этой статьи сформулировано общее правило: за несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет (малолетних), сделки могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны. Из этого правила есть исключение (п. 2 ст., 28 ГК РФ):

• малолетние в возрасте от шести до четырнадцати лет вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки;

• сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации;

• сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения.

Из содержания ст. 28 ГК РФ вытекает, что полностью недееспособными закон считает детей до шести лет.

Дееспособность несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет определена в ст. 26 ГК РФ. Общее правило, установленное в п. 1 названной статьи, гласит: несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки с письменного согласия своих законных представителей – родителей, усыновителей или попечителя. Из этого правила есть исключения.

Во-первых, как предусмотрено в п. 2 ст. 26 ГК РФ, несовершеннолетние вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителя распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами; осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности; в соответствии с законом вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими; совершать мелкие бытовые и иные сделки, предусмотренные для малолетних в п. 2 ст. 28 ГК РФ.

Во-вторых, по достижении шестнадцати лет несовершеннолетние вправе быть членами кооперативов в соответствии с законами о кооперативах.

В-третьих, несовершеннолетний, достигший шестнадцати лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью (ст. 27 ГК РФ). Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным называется эмансипацией и производится по решению органа опеки и попечительства – с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя, а при отсутствии такого согласия – по решению суда.

Судом признаются недееспособными граждане, которые вследствие психического расстройства не могут понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 29 ГК РФ). Законом предусмотрена также возможность ограничения дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами (ст. 30 ГК РФ). Ограниченно дееспособный может совершать сделки (за исключением мелких бытовых) по распоряжению имуществом лишь с согласия попечителя.

Иностранные граждане и лица без гражданства могут быть субъектами трудовых, гражданских, процессуальных и иных правоотношений, но они не имеют избирательных прав, на них не распространяется воинская обязанность, некоторые статьи Уголовного кодекса (например, об измене Родине) и т.д.

Помимо общего (конституционного) правового статуса разные граждане имеют специальный статус, который определяется более конкретными законами: например, статус рабочего, военнослужащего, работника милиции, студента, пенсионера и т.д. Сейчас нуждается в тщательной законодательной проработке статус беженца, иностранного рабочего, безработного и др., что диктуется новыми реалиями российской жизни.

К субъектам права относятся государственные и негосударственные организации, государство в целом.

Государственные организации создаются для выполнения разнообразных функций. Как субъектов права их можно подразделить на три группы:

1) органы государства, выполняющие функции управления и обладающие властными полномочиями. Чаще всего они выступают субъектами административных, земельных, уголовно-правовых, процессуальных правоотношений. Правовое положение органов государства характеризуется компетенцией, т.е. совокупностью прав и обязанностей, предусмотренных соответствующими нормативными актами;

2) учреждения, занимающиеся социально-культурной деятельностью, не связанной с властными полномочиями. Такие учреждения (школы, больницы, вузы, библиотеки, театры, музеи и т.д.) состоят на бюджете государства, наделяются комплексом прав и обязанностей для выполнения своих функций;

3) предприятия, занимающиеся хозяйственной деятельностью, действующие на праве хозяйственного ведения (унитарные предприятия) или на праве оперативного управления (казенные предприятия). Государство несет субсидиарную ответственность по их обязательствам (п. 3 ст. 56 и п. 5 ст. 115 ГК РФ).

Государственные организации выступают в гражданско-правовых отношениях в качестве юридических лиц, осуществляя функции, не связанные с властными полномочиями. В соответствии со ст. 48 ГК РФ «юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде».

Права юридических лиц получают и многие негосударственные организации (хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы, общественные, религиозные организации и т.д.).

Негосударственные организации действуют не только в сфере хозяйства, но и в сфере политики (партии), защиты прав граждан (юридические консультации, общества охраны прав потребителей, профсоюзы), выступают в качестве субъектов права в государственно-правовых, административно-правовых, трудовых, процессуальных и иных отношениях.

Государство в целом выступает в качестве субъекта права в государственно-правовых (межгосударственные, между республиками и Федерацией) и некоторых имущественных (при выпуске облигаций внутригосударственного займа, в отношении права собственности на бесхозяйное имущество, на клады и т.д.) взаимосвязях, является собственником предприятий промышленности, транспорта, связи и др.

Социальные общности (народ, нация, население региона, трудовой коллектив) являются субъектами права в особых, предусмотренных законом случаях. Например, народ непосредственно осуществляет свои права путем всенародного голосования (референдума). В соответствии со ст. 130 Конституции Российской Федерации местное самоуправление обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владения, пользования и распоряжения муниципальной собственностью. Однако чаще всего социальные общности действуют через государственные и общественные организации.

 

§ 4. Объект правоотношения

Объект правоотношения – это то реальное благо, на использование или охрану которого направлены субъективные права и юридические обязанности. Например, ст. 88 КЗоТ РСФСР предусматривает повышенную оплату сверхурочных работ. Выплачиваемые денежные средства и есть объект данной правовой связи. Причем рабочий имеет право на повышенную оплату труда, а предприятие обязано произвести ее.

Объект правоотношения теснейшим образом связан с интересом управомоченной стороны и является благом, находящимся в его распоряжении и охраняемым государством. Объектами могут быть разнообразные предметы, представляющие ценность для субъекта права. Например, по жилищному законодательству для нанимателя объект – жилое помещение, необходимое ему для проживания.

В соответствии со ст. 35 Конституции РФ каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им единолично или совместно с другими лицами. В силу ст. 36 Конституции граждане, их объединения могут иметь в собственности землю.

По ранее действовавшему законодательству в условиях господства социалистических общественных отношений государство имело монополию на владение многими объектами. Только оно имело и могло иметь на праве собственности землю, промышленные предприятия, предприятия транспорта, связи, школы, больницы и многое, многое другое. Гражданин же не мог владеть перечисленными объектами, да и имущественные права его были жестко регламентированы и ограничены.

Например, в порядке ст. 106 Гражданского Кодекса РСФСР 1964 г. в личной собственности гражданина мог находиться один жилой дом (или часть одного дома); у совместно проживающих супругов и их несовершеннолетних детей мог быть только один жилой дом (или часть одного дома), принадлежащий на праве личной собственности одному из них или находящийся в их общей собственности; в многоквартирном доме ЖСК совместно проживающие супруги и их несовершеннолетние дети могли иметь только одну квартиру: предельный размер жилого дома или его части (частей), принадлежащего гражданину на праве личной собственности, не должен был превышать 60 кв. м жилой площади. Однако гражданину, имеющему большую семью либо право на дополнительную площадь, исполнительный комитет районного, городского Совета депутатов трудящихся мог разрешить построить, приобрести или сохранить в собственности дом (часть дома) большего размера. В этом случае жилая площадь не должна была превышать размера, определенного для данной семьи по нормам для нанимателей в домах местных Советов депутатов трудящихся с учетом права на дополнительную площадь. Законодательство устанавливало ограничения на размеры приусадебных участков, домашний скот в личной собственности и т.п.

Объектами правоотношений выступают предметы духовного творчества (например, объект авторского права – созданное автором произведение), различные нематериальные блага (право на личную и семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений и т.д.).

Одно и то же благо может быть объектом разнообразных правоотношений. Так, вещь может быть объектом права собственности, правоотношений купли-продажи, залога, наследования, страхования и т.д.

Права и обязанности как элементы юридического содержания четко разграничены, разъединены, а права и обязанности как элементы фактического содержания соединяются:

• передача вещи – одновременно право покупателя и обязанность продавца;

• передача денег – одновременно право продавца и обязанность покупателя.

 

§ 5. Юридические факты

Правоотношения – динамичное явление. Они возникают, изменяются, прекращаются, реализуются. Динамика правоотношений связана с реальными жизненными обстоятельствами, т.е. с юридическими фактами.

Юридический факт – конкретное жизненное обстоятельство, с наступлением которого норма права связывает возникновение, изменение, прекращение правоотношений.

Рассматриваемые факты называются юридическими, поскольку предусмотрены в нормах права: прямо – в гипотезе, косвенно – в диспозиции, санкции. Как только в жизни появляются факты, указанные в гипотезе нормы, последняя начинает действовать, т.е. лица – адресаты нормы – приобретают права и обязанности, названные в ее диспозиции.

Диспозиция управомочивающей или обязывающей правовой нормы предписывает, каким может или должно быть поведение активной стороны. Действия лиц, совершаемые в соответствии с предписаниями диспозиции юридической нормы, являются юридическими фактами, реализующими права и обязанности. Следовательно, фиксируя права и обязанности, диспозиция косвенно указывает на юридические факты.

Кроме того, факты называются юридическими потому, что вместе с нормами права определяют конкретное содержание взаимных прав и обязанностей сторон. Например, содержание прав и обязанностей покупателя и продавца устанавливается не столько нормой гражданского права, сколько договором между сторонами, а последний является юридическим фактом.

Очень часто для возникновения правоотношения требуется фактический состав, т.е. совокупность двух или нескольких юридических фактов, наличие которых необходимо для наступления юридических последствий (так, для возникновения пенсионного правоотношения нужны достижение определенного возраста, наличие трудового стажа и решение органов социального обеспечения о назначении пенсии). Нередко нормы права связывают юридические последствия не только с наличием того или иного обстоятельства, но и с его отсутствием. Типичным примером такой связи служит неисполнение обязанности, которое выступает основанием возникновения процессуального отношения в целях защиты нарушенного права. Факты, свидетельствующие об отсутствии каких-либо обстоятельств или действий, в юридической науке называются отрицательными.

Классификация юридических фактов

Юридические факты представляют собой разнообразные жизненные обстоятельства, а потому их можно классифицировать по различным основаниям. Важнейшим является деление юридических фактов по тем последствиям, которые они влекут, и их волевому содержанию.

По последствиям юридические факты делятся на правообразующие, правоизменяющие и правопрекращающие.

Правообразующие факты вызывают возникновение правоотношений. Это гражданско-правовые сделки, заключение трудового договора, заключение брака в соответствии с нормами семейного права, совершение преступных действий, вызывающих уголовно-правовые отношения, и др.

Правоизменяющие факты изменяют правоотношения. Например, перевод на другую работу изменяет содержание трудового правоотношения между сторонами, хотя в целом правоотношение сохраняется.

Правопрекращающие факты обусловливают прекращение правоотношений. Таковыми являются действия лица по осуществлению субъективного права или исполнению юридической обязанности. Однако правоотношение может прекращаться не только в результате реализации субъективных прав и обязанностей, но и вследствие, например, смерти человека (субъекта права), гибели вещи (объекта правоотношения).

Один и тот же факт способен вызвать несколько юридических последствий. В частности, смерть гражданина одновременно может вызвать возникновение правоотношений по наследованию, прекращение трудового правоотношения, изменение правоотношения по найму жилого помещения.

По волевому признаку юридические факты делятся на события и деяния (действие или бездействие).

События – это такие юридические факты, наступление которых не зависит от воли субъектов правоотношения (пожар от удара молнии, истечение срока, естественная смерть человека и др.).

Действия – волевые акты поведения людей, внешнее выражение их воли и сознания. Они могут быть правомерными и неправомерными. Правомерные действия совершаются в рамках предписаний действующих норм. Они подразделяются на индивидуальные юридические акты и юридические поступки. Индивидуальные юридические акты – внешне выраженные решения людей, направленные на достижение правового результата. К ним относятся акты применения права, договоры между организациями, гражданско-правовые сделки, заявления граждан и другие волеизъявления, вызывающие правовые последствия. Юридические поступки есть фактическое поведение людей, составляющее содержание реальных жизненных отношений (например, выполнение трудовых обязанностей, передача вещей и денег по договору купли-продажи). Юридические поступки вызывают правовые последствия независимо от того, были они направлены на достижение указанных последствий или нет. Неправомерные действия – это преступления и проступки, идущие вразрез с правовыми предписаниями.

Бездействие – это пассивное поведение, не имеющее внешнего выражения. Бездействие может быть правомерным (соблюдение запретов) и неправомерным (неисполнение обязанности).

 

§ 6. Виды правоотношений

Классификация правовых отношений осуществляется по различным основаниям.

Прежде всего правоотношения, как и юридические нормы, можно разделить по отраслевому признаку на конституционные, гражданско-правовые, административно-правовые и т.д. В основе этого деления лежит специфика отдельных областей общественных отношений.

По характеру содержания правоотношения подразделяются на общерегулятивные, регулятивные и охранительные. Общерегулятивные правоотношения появляются непосредственно из закона. Они возникают на основании юридических норм, гипотезы которых не содержат указаний на юридические факты. Такие нормы порождают у всех адресатов одинаковые права или обязанности без всяких условий (например, многие конституционные нормы). Регулятивные нормы, содержащие в гипотезе указание на юридические факты, также порождают у всех адресатов одинаковые право-субъектные возможности, гарантируемые государством. Возможность иметь субъективные права и нести юридические обязанности представляет собой право особого рода, элемент общерегулятивного правоотношения. Регулятивные правоотношения вызываются к жизни нормами права и юридическими фактами (событиями и правомерными действиями). Они могут возникать и при отсутствии нормативной регламентации на основе договора между сторонами. Охранительные правоотношения появляются на основе охранительных норм и правонарушений. Они сопряжены с возникновением и реализацией юридической ответственности, предусмотренной в санкции охранительной нормы.

В зависимости от степени конкретизации (индивидуализации) субъектов (сторон) правоотношения могут быть относительными и абсолютными. В относительных конкретно (поименно) определены обе стороны (покупатель и продавец, поставщик и получатель, истец и ответчик). В абсолютных названа лишь управомоченная сторона, а обязанная сторона – это каждый и всякий, чья обязанность состоит в том, чтобы воздерживаться от нарушения субъективного права (правоотношения, вытекающие из права собственности, авторского права).

По характеру обязанности правоотношения делятся на активные и пассивные. В правоотношениях активного типа обязанность одной стороны состоит в совершении определенных положительных действий, а право другой – лишь в требовании исполнить эту обязанность. В правоотношениях пассивного типа обязанность заключается в воздержании от действий, запрещенных юридическими нормами.

 

Глава 24.

Толкование норм права

 

§ 1. Понятие толкования

Реализация права, т.е. претворение правовых предписаний в жизнь, в поведение людей, невозможно без уяснения содержания юридических норм, выяснения воли законодателя, заключенной в них. Этот процесс выявления воли в юридической науке и практике определяется понятием «толкование права».

Толкование права – это интеллектуально-волевая деятельность по установлению подлинного содержания правовых актов в целях их реализации и совершенствования.

Толкование – не обычный мыслительный процесс, не просто акт познания, а деятельность (интеллектуально-волевая, организационная), процесс, протекающий во времени. Он включает в себя два самостоятельных компонента: уяснение и разъяснение.

Уяснение – процесс понимания, осознания содержания норм «для себя». Разъяснение же – объяснение, доведение усвоенного содержания для других.

В юридической литературе высказывались различные точки зрения по поводу указанных элементов. Одни ученые рассматривали толкование только как уяснение, другие же сводили его исключительно к разъяснению. Предпринимались попытки определить среди двух компонентов главный, определяющий. Подобная постановка вопроса представляется некорректной и с научной, и с практической стороны. Уяснение и разъяснение – две диалектически связанные стороны единого процесса. Уяснение предваряет, сопутствует и завершает разъяснительные процедуры, ибо прежде чем разъяснить содержание нормы другим, интерпретатор должен уяснить, понять его содержание для себя. Причем разъяснение не итог и не цель толкования. Оно осуществляется для того, чтобы содержание акта было понятно, «уяснено» другими лицами – субъектами реализации. При этом следует помнить, что толкование права осуществляется не ради обычного познания, изучения правовых норм, а в целях их реализации. Названное обстоятельство и придает специфические особенности рассматриваемому процессу.

Более глубокий анализ позволяет характеризовать толкование права как специфическую деятельность, как особое социальное явление, как своеобразный фактор правовой культуры, момент существования и развития права, необходимое условие правового регулирования.

Необходимость толкования как процесса имеет место и в некоторых других сферах человеческой деятельности, когда текст не может быть доступен, понят без соответствующих операций по интерпретации терминов, языковых знаков (перевод текстов с одного языка на другой, интерпретация нотных знаков, химических формул и т.д.).

Под толкованием подразумевается и искусство постижения значения знаков, передаваемых одним сознанием и воспринимаемых другими сознаниями через их внешнее выражение (жесты, позы, тексты, речь).

В отличие от иных видов толкования толкование права – особая деятельность, чья специфика обусловлена рядом факторов:

• во-первых, эта деятельность связана с интерпретацией не любых письменных источников, а правовых актов, т.е. объектом его является право – специфическая реальность, обладающая особыми признаками, свойствами, принципами функционирования;

• во-вторых, толкование в праве, имея целью реализацию правовых предписаний, выступает и необходимым условием правового регулирования;

• в-третьих, в установленных законом случаях эта деятельность осуществляется компетентными государственными органами;

• в-четвертых, результаты толкования, когда им требуется придать обязательное значение, закрепляются в специальных правовых (интерпретационных) актах.

Особый характер толкования в праве требует не только специфических способов и технологий толкования, но и определенного методологического подхода.

Прежде всего надо иметь в виду двойственную природу этого явления.

Право в силу присущей ему формальной определенности содержится в актах – формальных, письменных источниках. И с этих позиций толкование права не отличается от толкования иных письменных документов. Во всех случаях чтение любого текста сводится к овладению данным текстом, к пониманию читающим субъектом смысла, заключенного в нем. Но если бы толкование в праве сводилось только к пониманию текстов правовых актов, оно не имело бы особого значения.

Особенностью права является его действенный характер. Закон живет, когда он исполняется, реализуется в поведении людей. Однако реализация формального правового императива возможна лишь в случае понимания адресатом его содержания, перехода его во внутреннее желание, сознание индивида. Не случайно для права, правового регулирования характерна презумпция знания закона – предположение, что субъекты права, его адресаты «знают» (т.е. осознают, понимают) содержание правовых предписаний. А это неизбежно предполагает их толкование.

Конечно, уяснение содержания правовых предписаний возможно и вне связи с их реализацией. Таково научное истолкование древних источников права (законов Хаммурапи, Русской Правды и т.д.). Однако подобное уяснение текстов нормативных актов ничем не отличается от понимания содержания любых письменных источников. Например, законы XII таблиц, древнейший памятник римского права, изучают и понимают не по тексту самого акта, а по цитатам и пересказам более поздних авторов. Но подобное толкование не может быть охарактеризовано как специфическая деятельность юристов.

Сущность толкования как специфической деятельности заключается в особенностях самого права как общественного явления. Данные свойства таковы, что вызывают необходимость толкования. Это нормативность, общеобязательность, системность, формальная определённость, государственная принудительность.

Основу права составляют нормы – правила общего характера. Причем нормативность права особого рода, поскольку это равный масштаб, применяемый к фактически неравным людям. Поскольку закон всеобщ, а случай, к которому он применяется, – единичен, субъекты, его реализующие, – индивидуальны, необходимо толкование общей нормы, выяснение того, можно ли использовать ее в конкретном случае и по отношению к конкретным субъектам. Субъект реализации всегда «примеряет» общее правило к конкретным фактам, личности, учитывая особенности места, времени и т.д. Истолковывая норму, он тем самым определяет, применима ли она и в какой мере к конкретному случаю, конкретному лицу. Подведение под единичное общего невозможно без уяснения последнего.

Право представляет собой специфическое общественное явление, имеющее свои закономерности развития, формы проявления и реализации, структуру, конструкции, принципы, способы, типы регулирования и т.д. Указанные особенности также требуют особой деятельности по выяснению содержания права. Речь идет не только о толковании, понимании специальных юридических терминов, но и об учете особенностей правового регулирования.

Необходимость толкования в праве вызывается и возможными противоречиями между его формой и содержанием. Содержание права находит свое выражение в нормативных правовых актах, которые не всегда правильно выражают волю законодателя. Низкий уровень юридической техники, недостатки технического порядка приводят к пробелам, противоречиям, искажению содержания права. В подобном случае толкование – условие познания подлинного содержания юридических предписаний.

В литературе высказывалось мнение, что толковаться должны только неясные нормы, ясные же, понятные толкования не требуют. Такой взгляд представляется спорным. Ведь для определения, является ли данная норма понятной, ясной, нужно ее уяснить, понять, истолковать.

Толкование права необходимо также в силу противоречия между формальным характером правовых норм и динамикой общественных отношений. В силу формальной определенности правовые предписания остаются неизменными, стабильными до их изменения. В то же время общественная жизнь изменяется постоянно. Поэтому нередко закон применяется в существенно изменившихся по сравнению с моментом его издания условиях.

 

§ 2. Способы (приемы) толкования правовых норм

Специфика правового толкования требует использования в этом процессе специальных процедур, технологий, способов.

Под способами толкования понимается совокупность приемов и средств, используемых для установления содержания норм права. В юридической науке и практике различаются следующие способы (некоторые авторы называют их «приемы») толкования: грамматический, логический, систематический, историко-политический, специально-юридический, телеологический и функциональный.

Грамматическое толкование

Всякий правовой акт представляет собой выраженную словами мысль законодателя. Слова, выражающие мысль, имеют самостоятельное значение. Однако они находятся с другими словами в определенной логической связи, вследствие чего приобретают ограниченный и подчиненный общему строю смысл. Поэтому при толковании закона в первую очередь встает необходимость выяснения терминологического или грамматического содержания отдельных понятий, из которых складывается его суть. Этот процесс связан с выяснением значения отдельных понятий и терминов нормативного акта. После уяснения смысла слов и терминов устанавливается смысл предложений, посредством которых сформулирована норма права. Для этого сопоставляются грамматические формы слов (род, число, падеж…), выявляются связи между словами и предложением, устанавливаются синтаксическая и морфологическая структура предложений (знаки препинания, соединительные и разъединительные союзы и др.).

Недостаточное знание правил грамматики, неправильная их интерпретация приводят к неточному пониманию содержания нормы, а следовательно, и к ее нарушению в процессе реализации.

Примером может служить известный царский указ «Казнить нельзя помиловать». Отсутствие знаков препинания вообще делает это веление невыполнимым. Но и при наличии запятой необходимо знать правила грамматики, чтобы понять содержание фразы. Как, например, истолковать правовое предписание «Освободить от уплаты налога на добавленную стоимость организации инвалидов, ветеранов войны и труда…»? Относится ли слово «организации» к ветеранам войны и труда или же речь идет только об организациях инвалидов? Для понимания смысла нормативного акта нужен синтаксический анализ предложения, формы употребляемого глагола и т.д. Например, ст. 267 Кодекса торгового мореплавания предусматривает получение лицом вознаграждения за спасение имущества пассажиров судна. Напротив, ст. 472 ГК РСФСР 1964 г. предполагала возмещение вреда, понесенного при спасании имущества.

Интересно следующее высказывание русского юриста Н. Таганцева: «Согласование слов в роде и падеже, употребление единственного или множественного числа, однократного или многократного вида глаголов, употребляемая в законе пунктуация и т.п. – все это может служить подспорьем для выяснения смысла закона, так как, с одной стороны, закон должен быть понимаем прежде всего так как он написан, а с другой – мы всегда предполагаем, что законодатель знает язык, на котором он пишет, и что он пишет согласно законам и правилам этого языка».

Логическое толкование

Это толкование правового акта по его смыслу с использованием законов логики. Именно посредством названного способа устанавливается весь объем содержания нормы, устраняются имеющиеся в ней неясности. Если грамматическое толкование ставит своей задачей выяснение буквального содержания того, что закреплено непосредственно в тексте, то логическое имеет целью с помощью правил формальной логики выявить то, что законодатель желал выразить в тексте закона, но не выразил. Разумеется, для этого интерпретатор должен знать законы логики, различные логические приемы и т.д. В нормативных актах, например, используется термин «холодное оружие». Как же трактовать деяние, если использовалось оружие, нагретое до высокой температуры? Будет ли оно «холодным»? Логический анализ позволяет заключить, что холодное оружие характеризуется вовсе не температурой. Парными категориями «холодного» здесь являются термины «огнестрельное», «газовое», а не «горячее», «теплое» и т.д.

И все же применением одних правил формальной логики нельзя установить все связи толкуемой нормы с другими нормами, ее назначение и цели, социально-политическое содержание в данных исторических условиях. Поэтому для познания содержания норм права наряду с правилами формальной логики используются законы диалектической логики.

Названные законы применяются и в процессе систематического и историко-политического толкования.

Систематическое толкование

Существование данного способа толкования предопределяется системностью права. Он заключается в уяснении смысла конкретной нормы путем сопоставления ее с иными нормами. Нормы права не существуют независимо друг от друга, а потому для глубокого и полного уяснения смысла нормы недостаточно ее внутреннего анализа, а требуется исследование ее содержания, ее связей с другими нормами.

Так, ст. 120 Конституции РФ гласит, что «судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону». Из текста статьи неясно, относится ли указанное правило к народным заседателям, которые согласно ГПК (ст. 15) и УПК (ст. 15) входят в состав суда. Для правильного решения этого вопроса обратимся к ст. 119, закрепляющей, что судьями могут быть граждане Российской Федерации, достигшие 25 лет, имеющие высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет. Следовательно, в ст. 120 Конституции речь идет о независимости только судей.

Благодаря систематическому способу, можно выявить юридическую силу правовой нормы, сферу ее действия, принадлежность к определенной отрасли, институту права.

Зачастую сам текст нормативного акта содержит основания для систематического толкования. К нему, в частности, приходится прибегать при реализации бланкетных и отсылочных норм.

Историко-политическое толкование

Материалистический подход к праву предполагает, что содержание права, правовые отношения могут быть правильно поняты только в тесной связи с порождающими их общественными отношениями. Реализация правовых предписаний невозможна без раскрытия их политического и социально-экономического содержания в конкретных исторических условиях. Такое толкование тем более необходимо в условиях, когда закон устарел и не отражает объективных условий времени его применения.

Так, еще совсем недавно в союзном и российском законодательстве (уголовном и административном) в качестве правонарушений признавались спекуляция, тунеядство и т.д. Правовые нормы отражали взгляд законодателя на указанные деяния, который соответствовал экономической, социальной и политической природе социализма. 25 декабря 1990 г. Законом о предприятиях и предпринимательской деятельности (вступил в силу с 1 января 1991 г.) была разрешена любая деятельность, имеющая целью получение прибыли (в том числе и скупка с целью перепродажи). В уголовном же и административном законодательстве составы спекуляции оставались до 28 февраля 1991 г., т.е. до внесения изменений в закон. Как же должны были принимать решения соответствующие органы, когда, с одной стороны, законодательство разрешало деятельность, а с другой – запрещало ее под угрозой наказания? Здесь и был необходим учет социально-экономической и политической обстановки в стране (переход к рынку, развитие частной инициативы и т.д.).

Специально-юридическое толкование

Выражение властной воли законодателя, содержащейся в нормах права, осуществляется не только с помощью общеупотребительных слов, но и специфических терминов. При этом используются различные юридико-технические средства и приемы, учитываются различные способы, методы и типы правового регулирования. Сказанное и обусловливает потребность в специальных юридических знаниях, которые интерпретатор применяет при толковании норм.

Прежде всего это касается толкования специальных терминов (траст, эмансипация, акцепт, комитент и др.). Однако рассматриваемый способ не сводится только к толкованию терминов (тогда он отождествлялся бы с грамматическим толкованием). Содержание его гораздо шире. Интерпретатор должен учитывать особенности правового регулирования, юридические конструкции, тип регулирования и т.д. Например, в условиях общедозволительного типа («Разрешено все, кроме прямо запрещенного») регламентация осуществляется путем использования запрещающих норм, хотя на самом деле речь идет об общем дозволении. Без понимания сути общедозволительного либо разрешительного типа невозможно правильно реализовать правовые нормы.

Телеологическое (целевое) толкование

Телеологическое (целевое) толкование направлено на уяснение целей издания правовых актов. Разумеется, подобное толкование необходимо не всегда. Однако если в стране резко меняются общественно-политическая обстановка, специфика обстоятельств дела, без выяснения цели невозможно принять правильное решение. Иногда законодатель определяет цели принятого нормативного акта непосредственно в его тексте. Так, в преамбуле указа Президента РФ от 7 марта 1996 г. «О реализации конституционных прав граждан на землю» закреплено, что данный акт принят «в целях обеспечения защиты конституционных прав граждан на землю». С учетом названных целей субъекты права и должны толковать (и применять) положения указа, исходя из приоритетной защиты интересов граждан (а не государственных органов либо сельскохозяйственных организаций).

Функциональное толкование

В некоторых случаях для уяснения смысла нормы недостаточно брать во внимание только ее формальный анализ и общие условия реализации. Иногда интерпретатор должен учитывать условия и факторы, при которых реализуется норма. Прежде всего, это касается толкования так называемых оценочных терминов («уважительные причины», «существенный вред», «значительный ущерб», «крайняя необходимость» и т.д.). С учетом особенностей места, времени и других факторов одни и те же обстоятельства могут быть признаны уважительными либо неуважительными, существенными либо несущественными и т.п. Иной раз законодатель прямо обязывает учитывать различные конкретные условия, т.е. обратиться к функциональному толкованию. Так, в ст. 1101 ГК РФ указано, что при определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости, а также фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальные особенности потерпевшего. При определении размера алиментов за несовершеннолетних детей суд также учитывает материальное или семейное положение сторон и другие «заслуживающие внимания обстоятельства» (ст. 81, 83 Семейного кодекса РФ).

В литературе в отдельных случаях одни способы толкования предпочитаются другим. Конечно, для уяснения содержания нормы не всегда требуется использование в одинаковой степени всех приемов толкования. Иногда можно ограничиться лишь грамматическим и логическим толкованием. Однако это не дает оснований игнорировать какой-либо из указанных способов, ибо бывает, что именно он позволяет «поставить точку» в уяснении содержания нормы и правильно применить ее на практике.

 

§ 3. Результаты толкования

Использование различных способов толкования позволяет интерпретатору правильно и полно выявить волю законодателя, заключенную в тексте нормативного акта. Но для юридической практики важное значение имеет выяснение соотношения истинного содержания нормы с ее текстуальным выражением, т.е. толкование по объему. Оно является логическим продолжением и завершением уяснения содержания правовых норм. Дело в том, что «смысл» закона не всегда точно и ясно выражается в его «букве». Единство языка и мышления, слова и понятия не означает их тождества. А это порождает неизбежность не только буквального, но в отдельных случаях распространительного и ограничительного толкования.

Буквальное (адекватное) толкование означает полное соответствие словесного выражения нормы права с ее действительным смыслом. Большинство норм толкуется именно буквально. Например, в ст. 37 Закона РФ о банках и банковской деятельности сказано, что «вкладчиками банка могут быть граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства». Здесь словесное выражение и действительное содержание по объему совпадают, субъекты данного правоотношения перечислены полностью.

При распространительном толковании содержание (смысл) толкуемой нормы оказывается шире ее текстуального выражения. Перечень случаев, требующих распространительного толкования, нередко сопровождается выражениями «и т.д.», «и другие». Так, ст. 150 ГК РФ дает перечень нематериальных благ: «жизнь, здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя»… и далее определяет, что к таковым относятся и «иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага», открывая тем самым возможности для распространительного толкования.

Распространительное толкование возможно и без указания о том в законе. В частности, ст. 1068 ГК РФ предусматривает ответственность за вред, «причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц». Будет ли возмещен ущерб, если вред нанесен не гражданину, а иностранцу либо лицу без гражданства? По-видимому, здесь слову «гражданин» следует давать распространительное толкование.

В то же время распространительное толкование не следует отождествлять с применением права по аналогии. При аналогии закона определенные факты не охватываются не только смыслом, но и буквой закона, ибо законодатель вообще не предусматривал данные (аналогичные) обстоятельства. При распространительном же толковании факты, относящиеся к делу, охватываются смыслом законодательства, хотя и не получили точного и полного закрепления в тексте нормативного акта.

При ограничительном толковании содержание нормы права оказывается уже ее текстуального выражения. Так, в ст. 34 Семейного кодекса РФ говорится, что «имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью». Однако нередки случаи, когда супруги, не расторгнув брака, проживают раздельно. Является ли при таких условиях нажитое ими имущество совместным? В данном случае, видимо, необходимо толковать норму права ограничительно (т.е. не всякое имущество, нажитое во время брака, является совместной собственностью).

Нормы права толкуются адекватно (буквально), ограничительное и распространительное толкование обычно – исключение из общего правила. Зачастую эти виды толкования есть результат несовершенства законодательства, наличия в нем пробелов, неясных формулировок и т.д. Но иногда законодатель допускает такую возможность умышленно. Однако поскольку в подобных случаях не исключается возможность буквального толкования, единообразная реализация правовых норм затрудняется.

 

§ 4. Субъекты толкования

Нормы права толкуются всеми субъектами, их реализующими. Однако юридическое значение результатов толкований различается в зависимости от того, кто толкует нормы права. А потому важно классифицировать виды толкования по его субъектам.

По этому основанию выделяют официальное и неофициальное толкование. Официальное толкование производится компетентными государственными органами, и его результаты обязательны для всех субъектов права. В свою очередь оно подразделяется на аутентическое и легальное.

Аутентическое толкование выполняет орган, издавший нормативный акт. Какого-то специального разрешения ему для толкования собственных актов не требуется. Он делает это в силу своей компетенции.

Правотворческий орган дает аутентическое толкование как в тексте самого акта (дефинитивные нормы), так и в актах специальных. Например, отдельные положения Гражданского кодекса получили объяснение в Федеральном законе «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Легальное толкование осуществляется органом, специально уполномоченным на то законом. Так, ст. 126 Конституции РФ указывает, что Верховный Суд РФ «дает разъяснения по вопросам судебной практики». Аналогичные разъяснения дает и Высший Арбитражный Суд (ст. 127 Конституции). Исключительная компетенция Конституционного Суда – толкование нормативных актов с точки зрения их соответствия Конституции. Правом официального толкования (разъяснения) избирательного законодательства пользуется Центральная избирательная комиссия.

Особо следует выделить толкование, имеющее межгосударственное значение. Таковы, в частности, международные правила по толкованию торговых терминов «Инкотермс», изданные Международной торговой палатой, содержащие интерпретации различных юридических положений, используемых участниками международной торговли.

Существует и ненормативное официальное толкование, т.е. правоприменительное толкование. Вторая стадия процесса правоприменения – стадия, на которой выбираются и анализируются (т.е. толкуются) нормы права.

Здесь процесс толкования неразрывно связан с процессом применения.

Неофициальное толкование также реализуется различными субъектами, но результаты его не имеют юридического, общезначимого значения. Его подразделяют на обыденное, профессиональное и доктринальное.

Обыденное толкование может осуществлять любой субъект права. Его точность зависит от уровня правосознания субъекта. Причем от характера такого «житейского» толкования во многом зависит состояние законности, ибо оно является основанием юридической деятельности граждан, их правомерного поведения.

Профессиональное толкование правовых норм дается специалистами-юристами. Критерием выделения этого вида толкования служит не степень знания права, а профессиональная деятельность. Таковым является, например, толкование, осуществляемое прокурором или адвокатом в судебном процессе. Его результаты не обязательны для суда, однако необходимость деятельности этих участников процесса закреплена нормативно (например, в ст. 295 УПК).

Доктринальное толкование производится учеными-юристами, специалистами в области права в монографиях, научных комментариях, статьях и др. Результаты доктри-нального толкования публикуются в особых сборниках, содержащих научно-практические комментарии действующего в той или иной области законодательства. Этими комментариями пользуются практические работники.

В зависимости от того, на какой стадии правового регулирования осуществляется толкование, оно подразделяется на нормативное и казуальное.

В ходе нормативного толкования дается официальное разъяснение нормы в целом безотносительно ее реализации. Таковы, например, аутентическое и легальное толкования, осуществляемые при обобщении юридической практики.

При казуальном толковании норма интерпретируется применительно к конкретному случаю. Это разъяснения, суждения о применяемых нормах, содержащиеся в решениях и определениях коллегий Верховного Суда по отдельным делам.

Виды толкования различают и по объекту толкования, которым может быть либо нормативный акт в целом, либо отдельная норма. Так, в постановлении Конституционного Суда РФ от 31 июля 1995 г. дается толкование указа Президента РФ от 30 ноября 1994 г. «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики». В постановлении же от 25 апреля 1995 г. содержится толкование ст. 34 ЖК РСФСР.

Объектом толкования может быть не только нормативный, но и правоприменительный акт. Подобное толкование осуществляют, например, кассационные и надзорные инстанции. Толкование правоприменительных актов имеет свои особенности. Специфичным является и толкование договоров (ст. 431 ГК РФ).

Наконец, объектом толкования выступает и юридическая практика. Так, рассматривая конституционность ст. 209 УПК РСФСР, Конституционный Суд в своем постановлении от 13 ноября 1995 г. указал, что рассматриваемая норма «по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, не соответствует положениям ст. 52 Конституции РФ».

 

§ 5. Функции толкования

Толкование как специфическая юридическая деятельность имеет важное значение для правового регулирования, является необходимым условием существования и развития права. Оно выполняет следующие функции:

1. Познавательная функция. Она вытекает из самого содержания, сути толкования, в ходе которого субъекты познают право, содержание правовых предписаний.

2. Конкретизационная функция. При толковании правовые предписания зачастую конкретизируются, уточняются с учетом конкретных обстоятельств (особенно ярко эта функция проявляется в процессе функционального толкования).

3. Регламентирующая функция. Толкованием в форме официального разъяснения как бы завершается процесс нормативной регламентации общественных отношений. Это означает, что граждане и организации, а также органы государства и должностные лица, применяющие право, должны руководствоваться не только юридическими нормами, но и актами их официального толкования.

4. Правообеспечительная функция. Некоторые акты толкования издаются для обеспечения единства и эффективности правоприменительной практики. Таковы, например, разъяснения Центризбиркома о порядке применения норм Закона о выборах.

5. Сигнализаторская функция. Толкование нормативных актов позволяет обнаружить их недостатки технического и юридического характера. Это является «сигналом» для законодателя о необходимости совершенствования соответствующих норм.

В литературе была высказана интересная мысль о проспективном толковании, в ходе которого осуществляются. толкование, интерпретация, мысленная «обкатка» норм права на стадии их разработки.

В конечном счете толкование как юридическая деятельность служит задачам обеспечения законности и повышения эффективности правового регулирования. В современных условиях его актуальность значительно возросла. Это объясняется тем, что в последние годы законодательство основательно обновилось, в нем появились новые нормы и целые отрасли, разделы права (например, частное право). Правотворчество теперь осуществляется на иных принципах, применяются новые юридические термины и конструкции, совершенно иной тип регулирования. В законодательной практике все шире используется зарубежный опыт. В этих условиях толкование и должно сыграть свою роль как важнейший инструмент познания, реализации и совершенствования права.

Интерпретационные акты. Чтобы получить обязательный характер, результаты официального толкования должны быть формально закреплены. Для этого существуют интерпретационные акты (акты толкования), которые можно определить как правовые акты компетентных государственных органов, содержащие результат официального толкования.

В первую очередь нужно отметить, что данные акты являются правовыми. Они издаются компетентными государственными органами, имеют обязательный характер, формально закреплены, их реализация обеспечивается государством. В этом состоит их сходство с иными правовыми актами (нормативными и правоприменительными). По другим же признакам интерпретационные акты достаточно сильно отличаются от нормативных и правоприменительных.

Так, нормативный акт содержит нормы права, а интерпретационный лишь толкует, объясняет эти нормы. Иначе говоря, толкование при всей своей значимости не может «творить» новые нормы, а интерпретатор не может заменить законодателя. Не имея норм права, интерпретационный акт неотделим от толкуемого нормативного акта. Они разделяют общую судьбу: при утрате нормативным актом юридической силы утрачивает значение и интерпретационный акт. От правоприменительного акта интерпретационный отличается тем, что первый связан с решением конкретного дела, а последний имеет общий характер.

В науке неоднократно поднимался вопрос о юридической природе актов официального толкования, о том, содержат ли они нормы права. Основания для постановки подобного вопроса дает действующее законодательство.

Так, ст. 30 Закона об Арбитражном суде закрепляет, что «разъяснения Пленума Высшего Арбитражного Суда РСФСР обязательны для всей системы арбитражных судов РСФСР». Аналогичные нормы есть и в Законе о прокуратуре и т.д.

Однако судебные органы России не обладают правотворческой компетенцией. Их акты – это акты толкования. Судебный прецедент в нашей стране не считается источником российского права. В науке предложено решение указанного противоречия: предписания общего характера, содержащиеся в актах официального толкования, надо считать не нормами права, а правоположениями, которые имеют юридическое значение. Последнее проявляется в том, что правоприменительные органы (например, суды) должны при решении конкретных вопросов учитывать содержание правоположений. Однако правоположения, не будучи юридическими нормами, не могут составлять основу правоприменительных решений. Правотворческие органы в свою очередь должны следить за правоприменительной практикой и оперативно вносить изменения в действующее законодательство, базируясь на сформировавшихся правоположениях.

Поскольку интерпретационные акты – акты правовые, они имеют форму выражения и публикуются в официальных источниках. Например, интерпретационные акты Верховного Суда РФ издаются в форме постановлений Пленума Верховного Суда и публикуются в «Бюллетене Верховного Суда РФ». Конституционный Суд издает свои акты в форме постановлений, которые публикуются в «Собрании законодательства РФ» и в «Вестнике Конституционного Суда РФ». Центризбирком свои интерпретационные акты издает в форме разъяснений, которые публикуются в «Вестнике Центральной избирательной комиссии» и в «Российской газете» и т.д.

 

Глава 25.

Реализация и применение права.

Юридический процесс

 

§ 1. Реализация права

Право имеет смысл и ценность для личности, общества, если оно реализуется. Если же право не претворяется в жизнь, оно неизбежно омертвляется. Главное назначение норм права состоит в том, что они помогают определить содержание права субъекта и тем самым способствуют его реализации.

Реализация права – это осуществление юридически закрепленных и гарантированных государством возможностей, проведение их в жизнь в деятельности людей и их организаций.

Слово «реализация» происходит от латинского «геalis» – вещественный и буквально означает овеществление. В наше время реализация определяется как осуществление чего-либо, проведение в жизнь какого-либо плана, проекта, программы, намерения и т.п. Термин «реализация права» аналогичен по смыслу. Право как нечто нематериальное, как некая возможность реализуется, овеществляется в действиях, в активном поведении людей, в пользовании материальными и духовными ценностями, благами.

Вместе с тем реализация права имеет еще один смысловой оттенок: право в отличие от иных возможностей (планов, программ, намерений и т.п.) характеризуется повышенной способностью к реализации, обеспечено гарантиями.

Следующий момент, усложняющий анализируемое понятие, заключается в том, что и само право представляет собой многогранное явление, включающее в себя право естественное и позитивное, объективное и субъективное. Реализация права должна быть понята с учетом такого его разнопланового содержания.

Реализация права есть сложный процесс, протекающий во времени. В нем участвуют не только стороны, носители субъективных прав и обязанностей, но и государство в лице различных органов: правотворческих, правоисполнительных, правоприменительных. Реализация права как процесс воплощения права в жизнь включает в себя, во-первых, юридические механизмы реализации права и, во-вторых, формы непосредственной реализации права, когда фактические жизненные отношения обретают юридическую форму.

Юридические механизмы реализации права многообразны, их содержание определяется особенностями правовой системы той или иной страны.

В романо-германской правовой системе процесс правореализации включает в себя следующие этапы.

Первый этап – возведение естественного права в закон (позитивное право), придание ему нормативной формы. Ядро естественного права составляют права человека, его социально-правовые притязания, вытекающие из природы человека и общества. Для реализации этих притязаний необходимо законодательное, нормативное признание их государством. Возведение прав человека в закон означает:

а) их конституционное закрепление;

б) их закрепление в текущем законодательстве.

На втором этапе включаются различные механизмы реализации закона, с помощью которых происходит перевод предписаний закона в конкретное содержание субъективных прав и юридических обязанностей. Механизмы эти многообразны:

• конкретизация закона в подзаконных нормативных актах правительства, министерств, ведомств, органов самоуправления и др., в локальных нормативных актах:

• разъяснение норм закона в актах официального толкования;

• процессуальные нормы, регулирующие процедуры принятия, применения и принудительного исполнения закона;

• многообразные акты применения норм права.

Сюда же входит деятельность государственных органов по подготовке и принятию правовых актов.

Третий, заключительный, этап представляет собой собственно реализацию права. Именно здесь права из возможности превращаются в действительность, и это превращение происходит по воле обладателя права, т.е. от субъекта права зависит, будет ли право реализовано, когда и в каких пределах.

В англосаксонской правовой системе процесс правореализации идет иначе.

Возведение правовых притязаний, т.е. естественного права, в ранг обязательной нормы осуществляется судом. Суд, рассматривая конкретное юридическое дело, тщательно анализирует фактические обстоятельства возникшего спора, притязания сторон и, определяя их взаимные права и обязанности, разрешает конфликт. В качестве нормативного основания при разрешении дела выступает прецедент – ранее вынесенное судебное решение по аналогичному делу.

Механизм реализации правового притязания в англосаксонской правовой системе более прост, нежели в романо-германской, поскольку не требует предварительного законодательного закрепления. Опасность же судейского произвола не следует преувеличивать, ибо всегда есть возможность обжалования судебного решения в вышестоящий суд. Заметим, что, например, в Англии, где и сформировалось англосаксонское право, высшей судебной инстанцией является Палата лордов – верхняя палата английского Парламента.

Итак, для понимания того, что такое реализация права, необходимо уяснить следующее: в реализации права в принципе заинтересован только тот, кто имеет субъективное право, т.е. субъект права. Все иные лица – обязанная сторона, правоприменитель, законодатель – действуют в конечном счете в интересах управомоченного. Деятельность названных лиц и органов, юридические нормы, которые эту деятельность регулируют, в совокупности образуют сложный и многоаспектный механизм реализации права. Следовательно, решение вопроса о том, будет право реализовано или нет, зависит от его обладателя. Лишь по его воле может быть использован, введен в действие механизм реализации права. Важно лишь, чтобы такой механизм был в наличии, мог действовать качественно и эффективно.

Частью механизма реализации права выступают механизмы защиты субъективного права, т.е. механизмы юридической ответственности. В процессе защиты право восстанавливается, и вновь появляется возможность его реализации. Юридическая ответственность в известной мере обеспечивает охрану субъективных прав от незаконных посягательств и тем самым создает необходимые условия для их реализации.

Непосредственная реализация, т.е. осуществление права в фактическом поведении, происходит в трех формах.

Форма первая – соблюдение запретов. Здесь реализуются запрещающие и охранительные нормы. Для соблюдения запретов необходимо воздержание от запрещенных действий, т.е. пассивное поведение. Так, ч. З ст. 8 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации» установлено: «Ни одно лицо не может быть представлено к назначению на должность судьи без согласия соответствующей квалификационной коллегии судей». Для соблюдения зафиксированного в данной норме запрета требуется пассивное поведение: воздержание от представления к назначению на должность судьи, если нет согласия соответствующей квалификационной коллегии судей.

Все охранительные нормы содержат запрет, который, хотя и не формулируется прямо, логически вытекает из смысла нормы: если за какие-то действия в санкции нормы установлена юридическая ответственность, то очевидно, что такие действия запрещены законодателем. Подобного рода запреты установлены нормами Особенной части Уголовного кодекса и нормами Кодекса об административных правонарушениях.

Форма вторая – исполнение обязанностей. Это реализация обязывающих норм, предусматривающих позитивные обязанности, для чего требуется активное поведение: уплатить налог, поставить товар покупателю, выполнить работу по трудовому договору и т.п. Например, в соответствии с ч. 2 ст. 385 ГК РФ «кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования».

Форма третья – использование субъективного права. В такой форме реализуются управомочивающие нормы, в диспозициях которых предусмотрены субъективные права. Так, в ч. 1 ст. 209 ГК РФ записано: «Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом». Субъективное право предполагает как активное, так и пассивное поведение. Субъект ведет себя пассивно, если отказывается от использования своего права. Субъективное право может быть осуществлено путем собственных фактических действий управомоченного (собственник вещи использует ее по прямому назначению), посредством совершения юридических действий (передача вещи в залог, дарение, продажа и т.д.), через предъявление требования к обязанному лицу (требование к должнику вернуть долг) и в форме притязания, т.е. обращения в компетентный государственный орган за защитой нарушенного права (если должник отказывается вернуть долг, кредитор обращается в суд с просьбой о взыскании долга в принудительном порядке).

 

§ 2. Применение права

Реализация права в большинстве случаев происходит без участия государства, его органов. Граждане и организации добровольно, без принуждения, по взаимному согласию вступают в правовые отношения, в рамках которых используют субъективные права, исполняют обязанности и соблюдают установленные законом запреты. Вместе с тем в некоторых типичных ситуациях возникает необходимость государственного вмешательства, без чего реализация права оказывается невозможной.

Во-первых, в механизме реализации отдельных норм заранее запрограммировано участие государства. Это прежде всего нормы, в соответствии с которыми осуществляется государственное распределение имущественных благ. Например, реализация права на пенсию включает в качестве необходимого элемента постановление комиссии органа социального обеспечения о назначении пенсии отдельному гражданину. Выделение жилья из муниципального или государственного жилого фонда требует индивидуального властного решения соответствующего государственного органа или органа местного самоуправления. В том же порядке, т.е. путем принятия индивидуальных властных решений, гражданам и организациям выделяются земельные участки, находящиеся в собственности государства.

Во-вторых, взаимосвязи между государственными органами и должностными лицами внутри государственного аппарата имеют в большинстве своем характер власти и подчинения. Данные правовые отношения включают в качестве необходимого элемента властные решения, т.е. акты применения права (например, указ Президента России о снятии с должности министра).

В-третьих, право применяется в случаях возникновения спора о праве. Если стороны сами не могут прийти к соглашению о взаимных правах и обязанностях, они обращаются для разрешения конфликта в компетентный государственный орган (так, хозяйственные споры между организациями рассматривают арбитражные суды).

В-четвертых, применение права необходимо для определения меры юридической ответственности за совершенное правонарушение, а также для применения принудительных мер воспитательного, медицинского характера и др.

Таким образом, применение права – это властная деятельность компетентных органов и лиц по подготовке и принятию индивидуального решения по юридическому делу на основе юридических фактов и конкретных правовых норм.

Применение права имеет следующие признаки:

1) осуществляется органами или должностными лицами, наделенными функциями государственной власти;

2) имеет индивидуальный характер;

3) направлено на установление конкретных правовых последствий – субъективных прав, обязанностей, ответственности:

4) реализуется в специально предусмотренных процессуальных формах:

5) завершается вынесением индивидуального юридического решения.

 

§ 3. Стадии применения права

Применение норм права – сложный процесс, включающий несколько стадий. Первая стадия – установление фактических обстоятельств юридического дела, вторая – выбор и анализ правовой нормы, подлежащей применению, третья – принятие решения по юридическому делу и его документальное оформление. Первые две стадии являются подготовительными, третья – заключительной, основной. На третьей стадии принимается властное решение – акт применения права.

1. Круг фактических обстоятельств, с установления которых начинается применение права, очень широк. При совершении преступления – это лицо, совершившее преступление, время, место, способ совершения, наступившие вредные последствия, характер вины (умысел, неосторожность) и другие обстоятельства; при возникновении гражданско-правового спора – обстоятельства заключения сделки, ее содержание, действия, совершенные для ее исполнения, взаимные претензии сторон и т.д. Фактические обстоятельства, как правило, относятся к прошлому и поэтому правоприменитель не может наблюдать их непосредственно. Они подтверждаются доказательствами – материальными и нематериальными следами прошлого, зафиксированными в документах (показаниях свидетелей, заключениях экспертов, протоколах осмотра места происшествия и т.д.). Эти документы составляют основное содержание материалов юридического дела и отражают юридически значимую фактическую ситуацию.

Сбор доказательств может быть сложнейшей юридической деятельностью (например, предварительное следствие по уголовному делу), а может и сводиться к представлению заинтересованным лицом необходимых документов. Например, гражданин, имеющий право на пенсию, обязан представить в комиссию по назначению пенсий подтверждающие это право документы: о возрасте, стаже работы, заработной плате и др.

К доказательствам, с помощью которых устанавливаются фактические обстоятельства по делу, предъявляются процессуальные требования относимости, допустимости и полноты.

Требование относимости означает принятие и анализ только тех доказательств, которые имеют значение для дела, т.е. способствуют установлению именно тех фактических обстоятельств, с которыми применяемая норма права связывает наступление юридических последствий (прав, обязанностей, юридической ответственности). Например, в соответствии со ст. 56 Арбитражного процессуального кодекса РФ арбитражный суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу.

Требование допустимости гласит, что должны использоваться лишь определенные процессуальными законами средства доказывания. Например, не могут служить доказательством фактические данные, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности (ст. 74 Уголовно-процессуального кодекса), для установления причин смерти и характера телесных повреждений обязательно проведение экспертизы (п. 1 ст. 79 УПК).

Требование полноты фиксирует необходимость установления всех обстоятельств, имеющих значение для дела. Их неполное выяснение является основанием к отмене или изменению решения суда (п. 1 ст. 306 ГПК), приговора (п. 1 ст. 342, 343 УПК).

2. Сущность юридической оценки фактических обстоятельств, т.е. их юридической квалификации, состоит в том, чтобы найти, выбрать именно ту норму, которая по замыслу законодателя должна регулировать рассматриваемую фактическую ситуацию. Этот поиск происходит путем сравнения фактических обстоятельств реальной жизни и юридических фактов, предусмотренных гипотезой применяемой правовой нормы, и установления тождества между ними. Значит, для правильной юридической квалификации фактов, установленных на первой стадии, следует выбрать (найти) норму (нормы), прямо рассчитанную на эти факты. В чем тут трудности?

Основная трудность заключается в том, что далеко не всегда подлежит применению норма, гипотеза которой охватывает фактическую ситуацию. Для устранения сомнений необходимо проанализировать выбранную норму, установить действие содержащего эту норму закона во времени, в пространстве и по кругу лиц. Например, определяя действие закона во времени, надо соблюдать следующие правила:

• «Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет» (ч. 1 ст. 54 Конституции РФ);

• «Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют» (ст. 57 Конституции РФ);

• «Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом» (ч. 1 ст. 4 ГК РФ) и т.д.

Юридическая квалификация облегчает работу правоприменителя по уяснению круга подлежащих установлению фактов. Выясняются не любые факты, а лишь те, которые предусмотрены в гипотезе избранной нормы. Типичная ошибка в этой ситуации – когда начинают «подгонять» факты под гипотезу избранной нормы. В юридической практике выяснение дополнительных обстоятельств часто приводит к изменению юридической квалификации.

Анализ, толкование избранной нормы права предполагает обращение к официальному тексту соответствующего нормативного акта, ознакомление с возможными дополнениями и изменениями его первоначальной редакции, а также с официальными разъяснениями смысла и содержания применяемой нормы. Анализ закона необходим также для принятия правильного юридического решения, которое должно отвечать требованиям диспозиции (санкции) применяемой нормы.

3. Содержание решения по юридическому делу определяется главным образом его фактическими обстоятельствами. Вместе с тем при вынесении решения правоприменитель руководствуется требованиями диспозиции (санкции) применяемой нормы.

Вынесение решения по делу нужно рассматривать в двух аспектах.

Во-первых, это умственная деятельность, заключающаяся в оценке собранных доказательств и установлении на их основе действительной картины происшедшего, в окончательной юридической квалификации и в определении для сторон или виновного юридических последствий – прав и обязанностей сторон, меры ответственности виновного.

Во-вторых, решение по делу представляет собой документ – акт применения права, в котором закрепляется результат умственной деятельности по разрешению юридического дела, официально фиксируются юридические последствия для конкретных лиц.

Правоприменительное решение играет особую роль в механизме правового регулирования. Ранее уже отмечалось, что юридические нормы и возникающие на их основе субъективные права и юридические обязанности обеспечены возможностью государственного принуждения, однако последняя реализуется именно по индивидуальному правоприменительному решению, поскольку эти решения могут быть исполнены в принудительном порядке.

Возможность принудительного исполнения актов применения права обусловливает их особенности и предъявляемые к ним требования обоснованности и законности.

 

§ 4. Акты применения права

Акт применения права – это правовой акт компетентного органа или должностного лица, изданный на основании юридических фактов и норм права, определяющий права, обязанности или меру юридической ответственности конкретных лиц. Правоприменительные акты имеют ряд особенностей.

1. Они издаются компетентными органами или должностными лицами. Как правило, это органы государства или их должностные лица. Отсюда вытекает государственно-властный характер актов применения права. Однако государственно-властные полномочия нередко осуществляются негосударственными организациями. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 132 Конституции РФ органы местного самоуправления могут наделяться законом отдельными государственными полномочиями. Очевидно, что для реализации таких полномочий они должны принимать правоприменительные акты. Другой пример: гражданско-правовые споры по соглашению сторон могут быть переданы на рассмотрение третейского суда.

2. Правоприменительные акты строго индивидуальны, т.е. адресованы поименно определенным лицам. Этим они отличаются от нормативных актов, обладающих общим характером.

3. Акты применения права направлены на реализацию требований юридических норм, так как конкретизируют общие предписания норм права применительно к определенным ситуациям и лицам, официально фиксируют их субъективные права, обязанности или меру юридической ответственности, т.е. выполняют функции индивидуального регулирования.

4. Реализация правоприменительных актов обеспечена государственным принуждением. При этом акт применения права – документ, который является непосредственным основанием для использования государственных принудительных мер. Так, осуществлением решений по гражданским делам занимаются судебные исполнители. Исполнением приговоров по уголовным делам ведают соответствующие учреждения Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Акты применения права многообразны и могут быть классифицированы по различным основаниям.

По субъектам принятия они делятся на акты органов государственной власти, органов государственного управления, контрольно-надзорных органов, судебных органов, органов местного самоуправления.

По способу принятия данные акты систематизируются на принятые коллегиально и единолично.

По характеру правового воздействия акты применения подразделяются на регулятивные и охранительные. Регулятивные акты обеспечивают реализацию диспозиций регулятивных норм и властно подтверждают или определяют права и обязанности сторон; охранительные – реализацию санкций охранительных норм, устанавливая меры юридической ответственности.

По значению в правоприменительном процессе они могут быть вспомогательными (например, определение суда о назначении экспертизы) и основными (решение суда по гражданскому делу, постановление комиссии отдела социального обеспечения о назначении пенсии и т.д.).

По форме акты применения делятся на имеющие вид отдельного документа (приговор суда, постановление об избрании меры пресечения обвиняемому), форму резолюции на других материалах дела (утверждение прокурором обвинительного заключения, резолюция о передаче материалов проверки в следственные органы), а в наиболее простых случаях – устный вид (наложение штрафа за безбилетный проезд в общественном транспорте).

Акты применения должны отвечать требованиям обоснованности, законности и целесообразности.

Требование обоснованности относится к фактической стороне юридического дела, к логическим выводам о доказательствах, подтверждающих или опровергающих выводы о фактах. Именно это требование, как свидетельствует практика, нарушается чаще всего (делаются ошибочные заключения относительно фактической стороны дела, например, осуждается невиновное лицо).

Требование законности охватывает юридические аспекты дела и включает четыре момента:

1) соблюдение компетентным органом или должностным лицом, рассматривающим дело, требований подведомственности, подсудности и т.д.;

2) строгое соблюдение всех процессуальных норм, регулирующих сбор доказательств, процедуру рассмотрения и т.д.;

3) правильную юридическую квалификацию и применение именно той нормы, которая действует в данном случае;

4) вынесение решения по делу в строгом соответствии с предписаниями диспозиции (санкции) применяемой нормы.

Требование целесообразности вторично по отношению к требованию законности. Это означает следующее. Предписание диспозиции (санкции), как правило, допускает известную свободу правоприменителя в выборе решения. Но эта свобода ограничена требованием целесообразности, которое проявляется по-разному в зависимости от особенностей дела и выражается в соблюдении принципов справедливости, эффективности, учета материального положения сторон, индивидуализации ответственности и др. Например, избирая меру наказания в пределах санкции уголовного закона, суд должен учитывать тяжесть содеянного, степень вины подсудимого, отягчающие и смягчающие ответственность обстоятельства. Нецелесообразность решения о мере ответственности может выражаться в чрезмерно суровом или слишком мягком наказании. Такой приговор может быть соответственно изменен или отменен вышестоящей судебной инстанцией.

Правоприменительные акты – документы юрисдикционного характера имеют четкую структуру и состоят из четырех частей.

Вводная часть содержит наименование акта (приговор, решение, постановление и т.д.), место и дату принятия, наименование органа или должностного лица, которое принимает решение, по какому делу.

В описательной части описываются факты, являющиеся предметом рассмотрения, фиксируется, когда, где, кем, при каких обстоятельствах и какими способами совершены действия.

Мотивировочная часть включает анализ доказательств, подтверждающих наличие или отсутствие фактических обстоятельств, их юридическую квалификацию и ее обоснование, указание на официальные разъяснения применяемого закона и процессуальные нормы, которыми руководствовался правоприменитель.

В резолютивной части формулируется решение по делу (о правах и обязанностях сторон, об избранной мере юридической ответственности, об установлении юридического факта и т.д.).

 

§ 5. Пробелы в законодательстве. Применение права по аналогии

В правоприменительной практике иногда возникают ситуации, когда спорное отношение имеет правовой характер, входит в сферу правового регулирования, но не предусмотрено конкретной нормой права. Правоприменитель обнаруживает пробел в законодательстве.

Пробел в законодательстве – это отсутствие конкретной нормы, необходимой для регламентации отношения, входящего в сферу правового регулирования.

Круг общественных отношений, составляющих сферу правового регулирования, устанавливается законодателем двумя способами.

Во-первых, каждая юридическая норма регулирует отдельный вид общественных отношений, признаки которого описываются в ее гипотезе. Таким образом, каждая норма имеет свой «участок» в общей сфере правового регулирования. Совокупность подобных «участков», если иметь в виду все без исключения нормы какой-либо отрасли, и составит общую сферу правового регулирования данной отрасли.

Во-вторых, круг отношений, которые признаются правовыми, законодатель закрепляет по отраслям права посредством специализированных норм. Такие нормы предназначены для установления круга отношений, входящих в сферу правового регулирования. Так, ст. 2 ГК РФ имеет заголовок «Отношения, регулируемые гражданским законодательством». В ч. 1 названной статьи предусмотрено, что «гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников». В ст. 2 «Отношения, регулируемые семейным законодательством» Семейного кодекса РФ записано: «Семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей». Аналогичным образом фиксируется круг правовых отношений и в других отраслях права.

Вместе с тем для правоприменителя недостаточно определить правовой характер рассматриваемого случая. Ему необходимо знать, каковы его правовые последствия. Эту информацию он может получить лишь из конкретных норм, в диспозициях которых сформулированы в общем виде права и обязанности сторон. Если таких норм нет, то налицо пробел в законодательстве.

Пробелы в законодательстве существуют в основном вследствие двух причин:

• во-первых, в результате появления новых общественных отношений, которые в момент принятия закона не существовали и не могли быть учтены законодателем;

• во-вторых, из-за упущений при разработке закона.

В таких ситуациях обычно используются специальные приемы: аналогия закона и аналогия права.

Аналогия закона – это применение к не урегулированному в конкретной норме отношению нормы закона, регламентирующей сходные отношения. Необходимость применения данного приема заключается в том, что решение по юридическому делу обязательно должно иметь правовое основание. Поэтому если нет нормы, прямо предусматривающей спорный случай, то надо отыскать норму, регулирующую сходные со спорным отношения. Правило найденной нормы и используется в качестве правового основания при принятии решения по делу.

Применение аналогии закона в случаях обнаружения пробела предусмотрено законодателем. Так, в ст. 10 Гражданского процессуального кодекса РСФСР записано: «В случае отсутствия закона, регулирующего спорное отношение, суд применяет закон, регулирующий сходные отношения». Область применения аналогии закона достаточно обширна, поскольку в соответствии со ст. 1 ГПК РСФСР в порядке гражданского судопроизводства рассматриваются дела по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, административно-правовых отношений. Приведем один из примеров. В последние годы в стране появилось множество частных фирм, оказывающих правовую помощь гражданам и юридическим лицам. Однако возмещение расходов на эти услуги процессуальным законом не предусмотрено. Поэтому, например, истец, понесший расходы на юридическую помощь, хотя и выигрывал дело, не мог взыскать такие расходы с ответчика. В настоящее время в судебной практике при рассмотрении подобных дел используется аналогия закона: правило ст. 91 ГПК РСФСР, предусматривающей возможность взыскания расходов по оплате юридической помощи адвокатов – членов юридической консультации, признается правовым основанием для возмещения расходов по оплате помощи, оказанной юридическими фирмами.

Заметим, что в связи с возрождением в России частного права и расширением гражданских свобод сфера применения аналогии закона соответственно сужается. Об этом говорит определение аналогии в Гражданском кодексе Российской Федерации: в ч. 1 ст. 6 зафиксировано, что в случаях, когда «отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона)». В гражданском праве, следовательно, для применения аналогии закона недостаточно отсутствия нормы, прямо регулирующей спорное отношение. Необходимо также отсутствие соглашения сторон и применимого к спорному случаю обычая делового оборота.

Аналогия права – это применение к не урегулированному в конкретной норме спорному отношению при отсутствии нормы, регулирующей сходные отношения, общих начал и смысла законодательства.

Общие начала и смысл законодательства есть не что иное, как принципы права (общеправовые и отраслевые). При аналогии права принципы выполняют непосредственно регулирующую функцию и выступают единственным нормативно-правовым основанием правоприменительного решения.

Применение аналогии права, таким образом, обосновано при наличии двух условий: при обнаружении пробела в законодательстве и при отсутствии нормы, регулирующей сходные отношения, что не дает возможности использовать аналогию закона.

Новое гражданское законодательство внесло некоторые изменения в процедуру применения аналогии права. В ч. 2 ст. 6 Гражданского кодекса РФ записано: «При невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости». Иначе говоря, правоприменитель, используя аналогию права, руководствуется не только отраслевыми (общие начала и смысл законодательства), но и общеправовыми (требования добросовестности, разумности и справедливости) принципами.

 

§ 6. Юридический процесс

Процесс буквально переводится как «движение вперед». В юридической практике он означает порядок осуществления деятельности следственных, административных, судебных органов близким ему по значению является термин «процедура» – официально установленный порядок при обсуждении, ведении какого-либо дела. Большой вклад в создание учения о юридическом процессе как особой системе обеспечения режима законности внес В.М. Горшенев.

Важнейшие особенности юридического процесса заключаются в том, что он урегулирован процессуальными нормами, а направлен на реализацию норм материального права. Поэтому чтобы понять, что такое юридический процесс, каковы его место и назначение в правовой практике, необходимо помнить, что роль материальных и процессуальных норм в правовом регулировании различна.

Нормы материального права определяют субъективные права, юридические обязанности, юридическую ответственность граждан и организаций, т.е. составляют основное содержание права. Существенными признаками права, как уже отмечалось, являются его обеспеченность возможностью государственного принуждения, связь с государством. Это означает, что органы государства активно включаются в деятельность, направленную на реализацию права, на проведение его в жизнь. Подобная разнообразная деятельность и обозначается термином «юридический процесс». Связь и единство права и процесса отмечены К. Марксом: «Материальное право… имеет свои необходимые, присущие ему процессуальные формы… Один и тот же дух должен одушевлять судебный процесс и законы, ибо процесс есть только форма жизни закона, следовательно, проявление его внутренней жизни». Таким образом, процесс вторичен по отношению к материальному праву, производен от него, является формой его жизни. Аналогичный вывод можно сделать относительно процессуальных норм, регулирующих процессуальное производства

К. Маркс в своих выводах следовал континентальной традиции, заложенной школой естественного права. Принципиально иное место занимает юридический процесс в англосаксонской правовой системе. Здесь судебные процедуры явились основой развития правовой системы. Судьи должны были строжайшим образом соблюдать все процессуальные правила при установлении фактических обстоятельств рассматриваемого дела, но не были связаны какими-либо нормами при вынесении решения по нему. Лишь постепенно стремление к единству и непротиворечивости судебной практики привело к становлению прецедентного права. Судебный прецедент стал основным источником права в Англии, т.е. материальное право сформировалось на базе юридического процесса.

В современной правовой науке юридический процесс получил более широкую трактовку и связывается не только с правоприменением, но и с правотворчеством. Законодательный процесс осуществляется на основе соответствующего регламента и рассматривается как разновидность юридического процесса, поскольку регламент содержит процессуальные нормы, регулирующие порядок законодательной деятельности.

Юридический процесс – это урегулированный процессуальными нормами порядок деятельности компетентных государственных органов, состоящий в подготовке, принятии и документальном закреплении юридических решений общего или индивидуального характера.

В правовом государстве или в государстве, которое стремится стать правовым, вся деятельность органов и должностных лиц должна быть организована так, чтобы она протекала в определенных правовых формах, т.е. по заранее установленным юридическим правилам.

Особенности юридического процесса заключаются в следующем.

• Во-первых, это властная деятельность компетентных органов и должностных лиц;

• во-вторых, это деятельность, осуществление которой урегулировано процессуальными нормами;

• в-третьих, это деятельность, направленная на принятие юридических решений общего (нормативные акты) или индивидуального (акты применения права) характера.

Юридический процесс – это сложная, длящаяся во времени деятельность, состоящая из процессуальных стадий, которые имеют строго определенную последовательность. По содержанию он представляет собой цепь взаимосвязанных процессуальных действий и процессуальных решений, фиксируемых в соответствующих документах. Например, в ходе расследования уголовного дела следователь выполняет такие процессуальные действия, как осмотр места происшествия, обыск, допрос свидетеля, изъятие вещественных доказательств и т.д., и выносит различные процессуальные решения – постановления о возбуждении уголовного дела, о производстве обыска в квартире подозреваемого, о привлечении лица в качестве обвиняемого и т.п. При этом следователь, принимая процессуальные решения и выполняя процессуальные действия, руководствуется требованиями уголовно-процессуального закона. На законодательном уровне регламентируются также принятие законов в парламенте, рассмотрение дел об административных правонарушениях, работа комиссий по назначению пенсий, деятельность всех иных органов правотворчества и правоприменения.

По характеру принимаемых решений юридический процесс может быть правотворческим и правоприменительным.

Результат правотворческого процесса – нормативные правовые акты. Процедуры принятия нормативных актов и степень урегулированности этих процедур процессуальными нормами существенно различаются в зависимости от органа правотворчества: парламент, Президент, министр, областная дума, губернатор области, руководитель предприятия и т.д. Особую значимость имеет законодательный процесс, а потому со стадии законодательной инициативы и до вступления закона в силу он регулируется Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, регламентами Государственной Думы и Совета Федерации.

Результат правоприменительного процесса – принятие индивидуального юридического решения по рассматриваемому делу или вопросу. Процедуры принятия правоприменительных решений многообразны. Они более просты для органов и должностных лиц исполнительно-распорядительной власти (указ Президента РФ о назначении на должность министра, приказ руководителя о приеме работника на работу и т.п.). Наиболее сложны процедуры принятия актов юрисдикционных органов, правоприменительный процесс в которых в зависимости от характера принимаемого решения подразделяется на следующие виды:

1) производство по установлению фактов, имеющих юридическое значение. Такая процедура предусмотрена, например, нормами Гражданского процессуального кодекса (ст. 247–251);

2) процесс рассмотрения споров (например, разрешение экономических споров регулируется Арбитражным процессуальным кодексом РФ);

3) процесс определения мер юридической ответственности (так, Кодекс РСФСР об административных правонарушениях содержит раздел «Производство об административных правонарушениях», производство по уголовным делам осуществляется по нормам Уголовно-процессуального кодекса.

В литературе предлагается выделить еще одну разновидность юридического процесса – праворазъяснительный. Для этого есть некоторые основания: в ходе праворазъяснительной деятельности издаются специфические юридические решения – интерпретационные правовые акты, которые отличаются как от нормативных, так и от правоприменительных актов. Вместе с тем законодатель пока не выделяет особой процедуры принятия актов официального толкования и, следовательно, не считает такую деятельность особым видом юридического процесса.

Специфические особенности имеет также производство по исполнению правоприменительных решений: судебных приговоров, решений по гражданским делам, постановлений об административном аресте и других решений о применении мер государственного принуждения. Подобную правоисполнительную деятельность государственных органов следует рассматривать как особую разновидность правоприменительного процесса.

Виды юридического процесса различаются также по отраслевому признаку. В системе российского права есть две процессуальные отрасли: гражданское процессуальное и уголовно-процессуальное право, регулирующие соответственно гражданское судопроизводство и предварительное расследование и судопроизводство по уголовным делам. Существует также производство по административным делам, связанным с применением мер юридической ответственности, мер пресечения, предупредительных и иных мер государственного принуждения. В отечественной юридической науке высказано мнение о том, что формируется новая отрасль – административное процессуальное право. С этим следует согласиться, если учесть, что совершенствование процессуального законодательства укрепляет правовые основы деятельности должностных лиц и органов Российского государства, способствует формированию административной юрисдикции. Таким образом, по отраслевому признаку выделяются гражданский, уголовный и административный процесс. Разновидностью гражданского процесса является арбитражный процесс. Судопроизводство в арбитражном суде регулируется Арбитражным процессуальным кодексом РФ.

 

Глава 26.

Поведение людей в правовой сфере. Правомерное поведение. Правонарушение

 

§ 1. Поведение людей и право

Право – важное средство регламентации, развития и охраны общественных отношений. Но сами эти отношения есть продукт жизнедеятельности людей, их поведения в обществе. Следовательно, регулировать общественные отношения право может, лишь воздействуя на поведение конкретных людей, отдельных личностей, из действий которых слагаются эти отношения. Можно сказать, что право – один из важнейших инструментов управления поведением людей, которое и выступает непосредственным объектом правового регулирования. К. Маркс, характеризуя роль поведения в правовом регулировании, подчеркивал, что помимо своих действий человек совершенно не существует для закона, не является его объектом. Поэтому действия человека – единственное, в силу чего он подпадает под власть действующего права.

Поведение людей чрезвычайно разнообразно. Оно имеет различные форму выражения, интенсивность, мотивы, цели, последствия. Но все варианты поведения выявляют определенные интересы, ориентации, идеологические позиции в системе отношений государственно-организованного общества. Именно поэтому всякое поведение выступает объектом моральной и правовой оценки.

С позиций права поведение человека может быть оценено по-разному. Отдельные отношения людей находятся вне сферы правового регулирования, а потому вообще не оцениваются правом (отношения любви, дружбы и т.д.). Они поддаются лишь моральной оценке. Другие отношения не регулируются правом, юридически безразличны и не требуют правового опосредования (например, увлечение спортом, музыкой, спортивные игры). Наибольший интерес для юридической науки и практики представляет поведение людей в сфере правового воздействия, т.е. поведение, урегулированное правом. В литературе такое поведение называется правовым. Правовому поведению присущ ряд признаков. Первый из них – социальная значимость. Поступки людей вплетены в систему общественных отношений и поэтому оказывают на нее определенное воздействие (положительное либо отрицательное). В силу своей социальной значимости всякий человеческий поступок порождает реакцию окружающих – одобрение или осуждение. В этом и проявляется социальная характеристика (оценка) поведения, которое может быть либо общественно полезным, либо общественно опасным (вредным).

Второй признак правового поведения – его психологизм, субъективность. Он обусловлен тем, что люди наделены сознанием и волей и контролируют свое поведение. Совершая то или иное действие в правовой сфере, субъект соотносит его с имеющимися нормами и ценностями, анализирует его с позиций того, какую пользу он принесет обществу, себе, другим людям. В зависимости от этого и принимается решение, определяются направление и интенсивность поведения. Эта сторона, связанная с отношением лица к своим действиям и их последствиям, и составляет субъективную сторону поведения.

Вместе с тем поведение человека в правовой сфере имеет специфические, юридические признаки, характеризующие его как правовое, что определяется связью поведения с правом, правовым регулированием.

Первый юридический признак подобного поведения – его правовая регламентация. Как объективные, так и субъективные моменты поведения отражаются в правовых предписаниях. Такая регламентация обеспечивает точность, определенность поведения в правовой сфере, является защитой от постороннего вмешательства в действия граждан иных субъектов. Эта формально-юридическая сторона правового поведения очень значима. Сколько бы общественно полезным (или, наоборот, общественно опасным) ни было поведение, если оно не опосредовано правом, оно не является правовым, не поддерживается принудительной силой государства. Именно посредством правовых норм стимулируется, внедряется в общественную жизнь общественно полезное поведение и вытесняется из жизни поведение, нежелательное для общества.

Второй юридический признак правового поведения – подконтрольность его государству в лице правоприменительных и правоохранительных органов. Этот признак вытекает из свойства гарантированности государством права, его принудительности. Контролируя действия субъектов общественной жизни, государство корректирует их в зависимости от социальной значимости поступков.

Третий юридический признак правового поведения заключается в том, что оно как правовое влечет за собой юридические последствия. Указанный признак имеет важное значение для характеристики поведения в правовой сфере. В условиях расширения границ общедозволительного регулирования, когда «дозволено все, что не запрещено законом», можно предположить, что любое поведение, не запрещенное правовыми нормами, есть поведение правовое. Однако субъекты совершают массу поступков, которые, хотя и не запрещены правом, не влекут за собой каких-либо юридических последствий. Будучи юридически нейтральным, такое поведение (повторим) не является правовым. В силу указанной особенности правовой поступок выступает обычно юридическим фактом – основанием для возникновения (либо прекращения) правоотношения.

Все изложенное позволяет определить правовое поведение как социально значимое осознанное поведение индивидуальных или коллективных субъектов, урегулированное нормами права и влекущее за собой юридические последствия.

Таким образом, деятельность человека в правовой сфере может быть оценена и с социальной, и с юридической стороны. Мы говорим о правомерном и неправомерном поведении, когда оно исследуется под углом зрения соответствия его требованиям правовых предписаний. Оно может быть общественно полезным либо общественно опасным (вредным), когда критерием оценки является его социальная значимость. Кроме того, при характеристике действий человека важен учет субъективного момента.

Поведение субъекта нельзя анализировать с позиций лишь какого-либо одного из указанных факторов. Односторонний подход не позволяет верно оценить поступок, дать правильную классификацию его последствий, определить реакцию на него государства и общества. В частности, правовой поступок нередко рассматривают лишь с одной, юридической, стороны. Всякое поведение, соответствующее нормам права, понимается как правомерное, а противоречащее им – как правонарушение. При анализе же поведения не только с юридической, но и с социальной стороны обнаруживаются различные его варианты. Так, возможно поведение, осуществляемое в рамках правовых норм, не нарушающее их, но наносящее определенный ущерб обществу, отдельным гражданам. Бывает, что субъект нарушает нормы права, действует неправомерно, но его действия не влекут за собой каких-либо отрицательных последствий для окружающих. Поэтому не стоит ограничивать виды правового поведения двумя названными (правомерным и правонарушающим). Развитие и потребности юридической практики требуют более дифференцированного подхода к этому вопросу, ибо различные виды правовых действий нуждаются в соответствующей правовой регламентации.

Все изложенное позволяет выделить следующие виды правового поведения:

1) правомерное – социально полезное поведение, соответствующее правовым предписаниям;

2) правонарушение – социально вредное поведение, нарушающее требования норм права;

3) злоупотребление правом – социально вредное поведение, но осуществляемое в рамках правовых норм;

4) объективно противоправное – поведение, не наносящее вреда, но осуществляемое с нарушением правовых велений. Сюда же можно отнести противоправное поведение недееспособного лица.

 

§ 2. Правомерное поведение

Основная разновидность правового поведения – поведение правомерное, ибо подавляющее большинство граждан и организаций в сфере права действуют именно таким образом.

Правомерное поведение – это массовое по масштабам социально полезное осознанное поведение людей и организаций, соответствующее правовым нормам и гарантируемое государством.

Правомерному поведению присущи следующие признаки.

Во-первых, правомерное поведение соответствует требованиям правовых норм. Человек действует правомерно, если он точно соблюдает правовые предписания. Это формально-юридический критерий поведения. Нередко правомерное поведение трактуется как поведение, не нарушающее норм права. Однако такая трактовка не вполне точно отражает содержание данного явления, ибо поведение, не противоречащее правовым предписаниям, может осуществляться вне сферы правового регулирования, не быть правовым.

Во-вторых, правомерное поведение обычно социально полезно. Это действия, адекватные образу жизни, полезные (желательные), а порой и необходимые для нормального функционирования общества. Положительную роль оно играет и для личности, ибо благодаря ему обеспечивается свобода, защищаются законные интересы.

В-третьих, правомерному поведению присущ признак, характеризующий его субъективную сторону, которую, как и у любого другого действия, составляют мотивы и цели, степень осознания возможных последствий поступка и внутреннее отношение к ним индивида. При этом мотивы отражают не только направленность (нарушает или нет нормы права), но и характер, степень активности, самостоятельность и интенсивность поведения в ходе реализации. Субъективная сторона свидетельствует об уровне правовой культуры личности, степени ответственности лица, о его отношении к социальным и правовым ценностям.

Социальная роль правомерного поведения чрезвычайно высока. Она представляет собой ту наиболее эффективную реализацию права, которая охраняется государством. Именно через правомерное поведение осуществляется упорядочение общественных отношений, необходимое для нормального функционирования и развития общества, обеспечивается устойчивый правопорядок. Правомерное поведение является важнейшим фактором решения стоящих перед обществом задач. Однако социальная роль правомерного поведения не сводится к удовлетворению общественных нужд. Не менее важная его функция состоит в удовлетворении интересов самих субъектов правовых действий.

Поскольку общество и государство заинтересованы в таком поведении, они поддерживают его организационными мерами, поощряют, стимулируют. Деяния субъектов, препятствующие совершению правомерных действий, пресекаются государством.

Вместе с тем социальная значимость различных вариантов правомерного поведения различна. Различно и их юридическое закрепление.

Некоторые виды правомерных действий объективно необходимы для нормального развития общества. Это защита Родины, исполнение трудовых обязанностей, соблюдение правил внутреннего трудового распорядка, правил дорожного движения и т.д. Варианты такого поведения закрепляются в императивных правовых нормах в виде обязанностей. Выполнение их обеспечивается (помимо организационной деятельности государства) угрозой государственного принуждения.

Другие варианты поведения, не будучи столь необходимыми, являются желательными для общества (участие в выборах, вступление в брак, обжалование неправомерных действий должностных лиц и т.д.). Указанное поведение закрепляется не как обязанность, а как право, характер реализации которого во многом зависит от воли и интересов самого управомоченного. Многие варианты подобного поведения закреплены в диспозитивных нормах.

Возможно правомерное социально допустимое поведение. Таковы, например, развод, частые смены работы, забастовка. Государство не заинтересовано в их распространенности. Однако это действия правомерные, дозволенные законом, а потому возможность их совершения обеспечивается государством.

Социально вредное, нежелательное для общества поведение нормативно закрепляется в виде запретов. Правомерное поведение в этом случае заключается в воздержании от запрещенных действий.

Правомерные действия можно классифицировать по разным основаниям: субъектам, объективной и субъективной стороне, юридическим последствиям и др.

Так, в зависимости от субъектов права, осуществляющих правомерные действия, последние делятся на правомерное индивидуальное и групповое поведение. Под групповым понимается «объединение действий членов определенной группы, которые характеризуются определенной степенью общности интересов, целей и единством действий». Сюда относится закрепленная правом деятельность трудового коллектива, государственного органа, организации – юридического лица.

С внешней, объективной стороны правомерное поведение может выражаться в форме активных действий или бездействия. Близко к этому деление правомерного поведения по формам реализации правовых норм, к которым относятся их соблюдение, исполнение и использование.

В зависимости от юридических последствий, которых хочет достигнуть субъект реализации, различают юридические акты, юридические поступки и действия, создающие объективированный результат (здесь правомерные действия выступают как юридические факты).

Очень важное значение имеет классификация правомерных действий по субъективной стороне. Субъективная сторона правомерных действий характеризуется уровнем ответственности субъектов, которые могут относиться к реализации норм права с чувством высокой ответственности либо безответственно. В зависимости от степени ответственности, отношения субъекта к своему поведению, его мотиваций различают несколько видов правомерных действий.

Социально активное поведение свидетельствует о высокой степени ответственности субъекта. При реализации правовых норм он действует чрезвычайно активно, стремясь осуществить правовое предписание как можно лучше, эффективнее, принести максимум пользы обществу, реализовать свои способности. Правовая активность может проявляться в различных сферах общественной жизни – производственной, политической и др. Так, в производственной сфере это творческое отношение к труду, постоянное повышение его производительности, инициатива и дисциплинированность в работе.

Законопослушное поведение – это ответственное правомерное поведение, характеризуемое сознательным подчинением людей требованиям закона. Правомерные предписания в этом случае используют добровольно, на основе надлежащего правосознания. Подобное поведение преобладает в структуре правомерного поведения.

Конформистскому поведению присуща низкая степень социальной активности. Личность пассивно соблюдает правовые предписания, стремится приспособиться к окружающим, не выделяться, «делать как все».

Маргинальное поведение хотя и является правомерным, в силу низкой ответственности субъекта находится как бы на грани антиобщественного, неправомерного (в переводе с латинского «маргинальный» – находящийся на грани). Оно не становится неправомерным из-за страха перед наказанием (а не из-за осознания необходимости реализации правовых норм) либо в силу каких-то корыстных мотивов. В этих случаях субъекты лишь подчиняются закону (например, пассажир оплачивает проезд только потому, что в автобусе находится контролер, могущий наложить штраф за безбилетный проезд), но не признают, не уважают его.

Несколько особняком в этой классификации стоит привычное поведение, когда правомерные действия в силу многократного повторения превращаются в привычку. Привычное поведение не напрасно называется «второй натурой». Оно становится внутренней потребностью человека. Особенностью привычного поведения является то, что человек не фиксирует в сознании ни социальное, ни юридическое его значение, не задумывается над этим. Так, шофер со стажем останавливается на красный сигнал светофора автоматически, не задумываясь над содержанием сигнала, последствиями его нарушения. Однако привычка не отрицает понимания фактических элементов своего поступка, хотя надлежащая социальная оценка его последствий и отсутствует. Это привычное, но не бессознательное поведение.

 

§ 3. Правонарушение

Правонарушение – социальный и юридический антипод правомерного поведения, их социальные и юридические признаки противоположны. Правонарушение есть разновидность антисоциального, противоправного поведения. В социальном смысле это поведение, противоречащее или способное причинить вред правам и интересам граждан, их коллективам и обществу в целом, оно затрудняет и дезорганизует развитие общественных отношений. Так, преступления, предусмотренные Уголовным кодексом РФ, посягают на основы государственного строя, на личность, ее политические и экономические или социальные права, общественный порядок и иные социальные блага. Другие правонарушения хотя и не являются столь общественно опасными, все же наносят вред общественным отношениям, личности, природной среде и т.д. Конечно, отдельные правонарушения не могут представлять опасности для общества в целом. Однако взятые в совокупности они представляют существенную опасность для него, нарушают режим законности, установленный правопорядок. Массовое явление, состоящее из совокупности преступлений, совершаемых в государстве в определенный временной период, называется преступностью.

В современных условиях в нашей стране наблюдается резкий всплеск правонарушений, в том числе самой опасной их формы – преступлений в различных сферах общественной жизни. Безудержный рост преступности создает серьезную угрозу государству и обществу, жизни, здоровью и имуществу граждан. Для борьбы с правонарушениями важно определить их природу и особенности, причины совершения и на этой основе наметить пути сокращения их числа.

Правонарушение – это общественно вредное виновное деяние дееспособного субъекта, противоречащее требованиям правовых норм.

Рассмотрим основные признаки правонарушения. Во-первых, правонарушение – акт поведения, выражающийся в действии или бездействии (под бездействием здесь понимается воздержание от действий, когда закон предписывает их совершение). Не могут считаться правонарушениями мысли, чувства, политические и религиозные воззрения, не выраженные в действиях. Не считаются правонарушениями и качества, свойства личности, национальность, родственные связи человека и т.д. К. Маркс подчеркивал, что законы, которые делают главным критерием не действия человека, а его образ мыслей, представляют собой не что иное, как позитивные санкции беззакония.

Во-вторых, правонарушениями считаются только волевые действия, т.е. действия, зависящие от воли и сознания участников, осуществляемые ими добровольно. Нельзя назвать правонарушением поведение, не контролируемое сознанием, или поведение, совершаемое в ситуации, лишающей человека выбора иного варианта поведения, кроме противоправного. Поэтому правонарушениями являются варианты поведения только дееспособных (деликтоспособных) людей. Малолетних и душевнобольных закон деликтоспособными не считает.

В-третьих, правонарушением признается только такое деяние, совершая которое, индивид сознает, что действует противоправно, что своим поступком наносит ущерб общественным интересам, действует виновно.

В-четвертых, правонарушение – действие противоправное, нарушающее требование норм права. Это или нарушение запретов, или невыполнение обязанностей. Воздержание от активной реализации права правонарушения собой не представляет. Признак противоправности характеризует правонарушение с формально-юридической стороны. Общеизвестно, что никто не может быть ограничен в своих правах и свободах и никакие действия, совершаемые в пределах правовых предписаний, не могут быть признаны противоправными. В отличие от правомерных действий, которые могут быть прямо предусмотрены нормой права, а могут вытекать «из духа» закона или типа регулирования (разрешено все, что не запрещено), противоправные деяния в виде их запретов должны быть четко сформулированы в правовых нормах. Излишний «формализм» противоправности обеспечивает единство требований, предъявляемых ко всем гражданам и организациям.

В-пятых, правонарушение всегда социально вредно. Всякое правонарушение наносит вред интересам личности, общества, государства (имущественный, социальный, моральный, политический и т.п.). Повреждение или уничтожение имущества, смерть человека, ущемление его достоинства, потеря рабочего времени, бракованная продукция – все это негативные последствия правонарушения. Деяние может и не причинить реального вреда, а лишь поставить социальные ценности под его угоозу (таково, например, нетрезвое состояние водителя). Степень общественной вредности деяния может быть различной, но ее наличие обязательно для отнесения его к правонарушениям.

Отсутствие хотя бы одного из названных признаков не позволяет рассматривать деяние как правонарушение. Следовательно, не является правонарушением вариант поведения, хотя и нарушающий правовые предписания, но не наносящий ущерба, социально полезный. Действие, хотя и социально опасное, но осуществляемое в рамках правовых предписаний, тоже не считается правонарушением, как не считается таковым и противоправное действие недееспособного лица. Указанные особенности выводятся из действующего законодательства. В частности, ст. 14 УК РФ закрепляет, что «преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания», в ст. 10 КоАП называется в качестве административного правонарушения (проступка) «посягающее на государственный или общественный порядок противоправное, виновное… действие или бездействие, за которое законодательством предусмотрена административная ответственность».

В силу формальной определенности права его нормы четко закрепляют не только само правило поведения (необходимого либо запрещенного), но и иные факторы, позволяющие характеризовать деяние как правонарушение.

Система признаков правонарушения в единстве его объективной и субъективной стороны, необходимых и достаточных для возложения юридической ответственности, определяется как состав правонарушения. Он включает в себя субъекта правонарушения, объект правонарушения, объективную и субъективную сторону правонарушения.

Субъектом правонарушения может быть деликтоспособное физическое лицо или организация. В уголовном праве таковым является только физическое лицо. Субъект правонарушения закреплен в гипотезе юридической нормы. Так, халатность (преступление, предусмотренное ст. 293 УК РФ) может совершить только должностное лицо.

Объектом правонарушения является то, на что оно направлено, т.е. те ценности и блага, которым правонарушением нанесен ущерб, – собственность, жизнь, здоровье граждан, общественный порядок и т.д. Объект (как и субъект) четко закреплен в правовой норме.

Объективную сторону правонарушения характеризуют: внешне выраженное деяние, его общественно вредные последствия и необходимая причинная связь между ними. Как и иные элементы состава, объективная сторона достаточно четко закреплена в законе. Например, телесное повреждение может быть тяжким, менее тяжким, легким. Каждое из них образует самостоятельный состав преступления, предусмотренного Уголовным кодексом.

Субъективная сторона правонарушения сопряжена с понятием вины. Степень вины субъекта определяется предвидением или непредвидением виновным последствий своего деяния, его отношением к деянию и его последствиям. Вина может выступать в форме умысла или неосторожности. Последняя предполагает, что индивид предвидел наступление общественно опасных последствий, но не только не желал их наступления, но и легкомысленно надеялся на их предотвращение (самонадеянность), либо не предвидел, но должен был предвидеть по обстоятельствам дела (небрежность).

Правонарушения, как и акты правомерного поведения, весьма разнообразны. Они различаются по степени общественной вредности, продолжительности совершения, субъектам, сфере нарушаемого законодательства, объектам посягательств и т.д.

По характеру и степени социальной вредности все правонарушения подразделяются на преступления и проступки. Указанное деление имеет не только научно-теоретическое, но и важное практическое значение, ибо способствует обеспечению эффективного правового регулирования, борьбе с правонарушениями, укреплению правопорядка.

Нередко преступления и проступки различают по степени общественной опасности, т.е. в основу деления кладется количественный критерий. Однако это не совсем точно характеризует фактическую сторону правонарушений, основу которой составляет их качественное своеобразие.

Преступления – общественно опасные уголовно наказуемые деяния. Общественная опасность – это явная опасность деяния для общества, для наиболее существенных интересов государства, личности. Признавая вредоносность, антисоциальный характер иных правонарушений (проступков), следует помнить, что вред, причиненный ими, не достигает уровня общественной опасности. Это обстоятельство должен учитывать законодатель, безусловный долг которого «не превращать в преступление то, что имеет характер проступка».

Названная сторона преступления закреплена и законодательно. Так, ст. 14 УК РФ определяет преступление как общественно опасное деяние в целом. Общественная опасность присуща всем элементам его состава, в том числе субъекту. Не случайно взятые в совокупности преступления образуют специфическое социально-правовое явление – преступность, с которой всякое общество вынуждено вести непримиримую борьбу. Для субъекта, виновного в совершении преступления и привлеченного к ответственности, законом предусмотрены специальные последствия – судимость.

Повышенная общественная опасность преступлений предопределяет и их формально-юридическую сторону. В качестве преступных деяния закрепляются исключительно законом. Никакие иные нормативные акты этого сделать не могут. Причем в Уголовном кодексе они закреплены с исчерпывающей полнотой. Аналогия в уголовном праве недопустима.

К административным проступкам, признаки которых сформулированы в ст. 10 КоАП, относятся деяния, наносящие ущерб отношениям, складывающимся в сфере государственного управления. Общественная вредность их состоит в том, что они мешают осуществлению нормальной исполнительной и распорядительной деятельности государственных и общественных органов и организаций, дестабилизируют ее, посягают на общественный порядок. За совершение подобных проступков законодательством предусмотрена административная ответственность.

Гражданско-правовые правонарушения (деликты) в отличие от преступлений и административных правонарушений не имеют четко закрепленной в законодательстве дефиниции. Это противоправные деяния, наносящие вред урегулированным нормами гражданского права имущественным и связанным с ними личным неимущественным отношениям (неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств, причинение имущественного ущерба и т.д.). За совершение их предполагается гражданско-правовая ответственность в различных формах.

Под дисциплинарным проступком понимается противоправное виновное неисполнение рабочим или служащим своих трудовых обязанностей, нарушающее правила внутреннего трудового распорядка. Такие правонарушения подрывают трудовую дисциплину и тем самым наносят вред нормальному функционированию предприятий, организаций.

Самостоятельный вид правонарушений образуют действия государственных органов, уполномоченных на издание правовых актов, когда последние противоречат требованиям закона. Основой данного феномена служит нарушение принципа верховенства закона и поднормативности правоприменительных актов. Этот вид правонарушений пока не получил в науке достаточной разработки, хотя число нормативных актов (например, актов министерств и ведомств), противоречащих закону, довольно велико. В условиях строительства правового государства, важнейшим принципом которого является верховенство закона, подобные факты недопустимы, а потому проблема требует дальнейшего изучения.

 

§ 4. Злоупотребление правом

Правомерное поведение и правонарушение как основные виды правового поведения не исчерпывают всего многообразия поведения в правовой сфере. Особое место здесь занимает злоупотребление правом. Причем несмотря на то, что количество подобных случаев все более возрастает, в юридической науке эта проблема остается неразрешенной, во многом дискуссионной.

Термин «злоупотребление правом» в его буквальном понимании означает употребление права во зло в тех случаях, когда управомоченный субъект обладает субъективным правом, действует в его пределах, но наносит какой-либо ущерб правам других лиц или обществу в целом. Например, член семьи нанимателя жилого помещения, злоупотребляя своим правом, без каких-либо причин не дает согласия на обмен, ущемляя тем самым права других членов семьи.

Анализ законодательства и практики его применения позволяет заключить, что злоупотребление правом – явление правовое, ибо предполагает:

а) наличие у лица субъективных прав;

б) деятельность по реализации этих прав;

в) использование прав в противоречие их социальному назначению или причинение этим ущерба общественным либо личным интересам;

г) отсутствие нарушения конкретных юридических запретов, или обязанностей;

д) установление факта злоупотребления компетентным правоприменительным органом;

е) наступление юридических последствий.

Многие авторы трактуют данное явление как правонарушение, но, на наш взгляд, подобный вывод не вполне адекватно отражает его содержание.

Правонарущение – виновное противоправное общественно вредное деяние. Поскольку в рассматриваемом случае субъект действует в рамках предоставленного ему субъективного права, противоправность как основной юридический признак правонарушения здесь отсутствует. Причем злоупотребление не связано с нарушением конкретных запретов, невыполнением обязанностей (что характерно для правонарушения). В общем виде недопустимость злоупотребления правом закреплена в ст. 10 ГK РФ. В исключительных случаях, когда степень общественной опасности злоупотребления правом велика, законодатель определяет его как правонарушение, нормативно его запрещая и снабжая норму юридической санкцией. Таковы, например, ст. 201, 202, 285 УК РФ, ст. 284, 285, 293 ГК РФ, ст. 69 СК РФ.

Вместе с тем отрицание противоправности злоупотребления правом не дает оснований и для характеристики его как поведения правомерного, ибо последнее всегда социально полезно. Полагаем, что данный феномен нужно рассматривать как самостоятельный вид правового поведения.

Подобная трактовка злоупотребления правом предполагает, что и юридические последствия его нетрадиционны. Они не могут быть ни юридической ответственностью (это последствие правонарушения), ни тем более мерами поощрения (стимулирование социально полезного поведения). Законодательство России предусматривает такие последствия злоупотребления правом:

• признание недействительным его последствий (признание недействительной сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности – ст. 169 ГК РФ);

• прекращение использования права без его лишения (ст. 72 ЖК ограничивает возможность использования права на обмен жилого помещения, если он носит корыстный характер);

• отказ в государственной защите субъективного права (п. 2. ст. 10 ГК РФ).

 

§5. Объективно противоправное деяние

Другая разновидность нетипичного варианта правового поведения – действие, нарушающее нормы права, но не наносящее при этом вреда. Сюда относятся противоправное деяние недееспособного лица и безвиновное действие. Подобные варианты поведения зачастую отождествляются с правонарушениями. Однако они таковыми не являются, ибо здесь отсутствует важный признак правонарушения, один из элементов его состава – общественная вредность (дееспособность субъекта, его вина).

В юридической литературе рассматриваемый вариант правового поведения определяется как объективно противоправное деяние. Не будучи правонарушением, оно не влечет за собой и мер юридической ответственности. Основным видом государственного принуждения, применяемым за совершение объективно противоправного деяния, служат меры защиты, средства правового воздействия, применяемые в целях восстановления нарушенных прав в отношении обязанных лиц. Их назначение – прекратить нарушение правопорядка, восстановить нормальные связи и отношения. Объективно противоправное деяние невменяемого либо малолетнего влечет за собой применение принудительных мер медицинского или воспитательного характера (ст. 97 УК РФ).

 

Глава 27.

Юридическая ответственность

 

§ 1. Понятие социальной ответственности

Термин «ответственность» достаточно многообразен. Так, говорят о чувстве ответственности и ответственном поведении. Можно повысить ответственность, взять ответственность на себя, привлечь лицо к ответственности и освободить от нее. Наконец, есть люди, поступающие ответственно, и лица, занимающие ответственное положение, а в хозяйственной сфере действуют предприятия с ограниченной ответственностью. Что же объединяет эти различные по содержанию, но определяемые одним термином понятия?

Во всех перечисленных и других случаях речь идет о различных сторонах богатого по содержанию явления – социальной ответственности. Ее существование предопределено общественным характером человеческого поведения и отражает взаимосвязи общества и отдельного человека. Жить в обществе и быть свободным от него нельзя: в любых жизненных ситуациях человек должен сообразовывать свои поступки с существующими в обществе нормами и ценностями, с интересами других людей. Действуя в соответствии с ними, он поступает ответственно. В свою очередь общество (государство, коллектив, окружающие лица) постоянно контролируют деятельность субъекта, адекватно реагируя на различные варианты поведения (поощряя, одобряя ответственное поведение и наказывая нарушителя). Поэтому ответственность (в широком, социальном плане) можно охарактеризовать как общественное отношение между субъектом и контролирующей его поведение инстанцией (государством, обществом). Благодаря ей в обществе и обеспечиваются организованность и порядок.

Поскольку поведение человека имеет две полярные разновидности (социально полезное и социально вредное), то и ответственность рассматривается в двух аспектах: позитивном и негативном (проспективном и ретроспективном).

В проспективном (позитивном) аспекте ответственность характеризует положительное отношение лица к совершаемым им поступкам. Это понимание важности своих действий для общества, стремление и желание выполнить их как можно лучше, эффективнее, быстрее. Это ответственность за надлежащее осуществление своей социальной роли, выполнение социальных норм, за любое порученное дело. В правовой сфере позитивная ответственность связана с социально-правовой активностью, проявлением инициативы при реализации правовых предписаний.

Именно данная сторона ответственности имеется в виду, когда говорят о чувстве (осознании) ответственности или о том, что человек берет ответственность на себя. Ответственность в указанном смысле рассматривается в качестве осознанной и воспринятой лицом социальной необходимости инициативного выполнения долга, всей суммы лежащих на нем обязанностей – политических, моральных, правовых. Это ответственность за будущее поведение.

Обществу не безразлична деятельность субъектов, ее последствия. Поэтому, осуществляя постоянный контроль за их поведением, оно в необходимых случаях корректирует его путем поощрения, стимулирования социально активного, высокоответственного поведения или, напротив, наказания нарушителя социальных требований.

Во втором случае налицо ответственность ретроспективная, ответственность за уже совершенное. Она связана не только с осознанием ее личностью, но и с внешним воздействием со стороны общества, государства, иных лиц и может быть моральной, общественной и др. Среди указанных видов негативной (ретроспективной) ответственности особое место занимает юридическая ответственность как важнейшая разновидность ответственности социальной.

 

§ 2. Понятие юридической ответственности

В отечественной науке нет единства в трактовке юридической ответственности. Каждый автор пытается определить ее по-своему, подчеркивая те ее стороны, которые он считает главными, определяющими.

Большинство авторов понимают юридическую ответственность как меру государственного принуждения либо отождествляют ее с наказанием за правонарушение.

Другая группа исследователей рассматривает юридическую ответственность в рамках существующих правовых категорий. Они трактуют ее как охранительное правоотношение, как специфическую юридическую обязанность, как реализацию санкций правовых норм и т.д.

В последнее время сформировалась еще одно направление – анализ юридической ответственности как явления общесоциального. Результатом его стала концепция позитивной юридической ответственности.

При характеристике данного феномена мы исходим из следующих посылок.

1. Юридическая ответственность отражает специфику любых правовых явлений – их формальную определенность и процессуальный порядок реализации.

2. Юридическая ответственность неотделима от правонарушения, выступает его следствием.

3. Юридическая ответственность связана с реализацией санкций правовых норм.

4. Юридическая ответственность сопряжена с государственно-властной деятельностью, с государственно-правовым принуждением.

Таким образом, юридическая ответственность – это применение к правонарушителю предусмотренных санкцией юридической нормы мер государственного принуждения, выражающихся в форме лишений личного, организационного либо имущественного характера.

Назовем основные признаки анализируемого явления:

1) юридическая ответственность предполагает государственное принуждение;

2) это не принуждение «вообще», а «мера» такого принуждения, четко очерченный его объем (количественные показатели);

3) юридическая ответственность связана с правонарушением, следует за ним и обращена на правонарушителя;

4) ответственность влечет за собой негативные последствия (лишения) для правонарушителя: ущемление его прав (лишение свободы, родительских прав и др.), возложение на него новых дополнительных обязанностей (выплата определенной суммы, совершение каких-либо действий и т.д.);

5) характер и, объем лишений установлены в санкции юридической нормы;

6) возложение лишений, применение государственно-принудительных мер осуществляется в ходе правоприменительной деятельности компетентными государственными органами в строго определенных законом порядке и формах. Вне процессуальной формы юридическая ответственность невозможна.

Трактовка юридической ответственности как применения вытекает и из содержания действующего законодательства. Так, совершение лицом действий, запрещенных уголовным законом, еще не влечет за собой юридической ответственности. Более того, до соответствующего решения (приговора) суда лицо вообще считается невиновным, а значит, и не подлежащим уголовной ответственности. В отдельных случаях лицо, совершившее правонарушение, может быть освобождено от ответственности, т.е. правоприменительный процесс не осуществляется. В других случаях нарушитель в ходе правоприменительной деятельности освобождается от наказания, т.е. от соответствующих лишений, но не от ответственности вообще.

 

§ 3. Цели и функции юридической ответственности

Для более глубокого проникновения в сущность юридической ответственности необходимо выяснить ее цели и назначение в обществе. На необходимость подобного выяснения указывал еще Н. Винер: «До тех пор, пока общество не установит, чего же оно действительно хочет: искупления, изоляции, воспитания или устрашения потенциальных преступников, – у нас не будет ни искупления, ни воспитания, ни устрашения, а только путаница, где одно преступление порождает другое». Цель есть идеальное представление субъектов (личностей, органов, социальных групп) о результатах своих действий. Именно они определяют и средства, и характер действий, направленных на ее достижение.

Цели юридической ответственности – конкретное проявление общих целей права. В качестве таковых выступают закрепление, регулирование и охрана общественных отношений. Эти цели и обусловливают существование регулятивной и охранительной функций права.

Поскольку юридическая ответственность «участвует» в реализации охранительной функции, то и ее цель в общей форме можно определить как охрану существующего строя и общественного порядка. Ответственность же, применяемая к конкретному правонарушителю, имеет (наряду с охраной общественных отношений) более узкую цель – наказание виновного. При этом государство, осуществляя меру государственного принуждения, преследует еще одну цель – предупреждение совершения правонарушений впредь.

Кроме того, существуют и чисто правовые цели юридической ответственности, которые служат средством обеспечения нормального функционирования механизма правового регулирования путем обеспечения реализации субъектами правоотношений субъективных прав и юридических обязайностей, являются важнейшей гарантией законности.

Указанные цели юридической ответственности определяют ее функции.

Главная среди них – штрафная, карательная функция. Она выступает как реакция общества в лице государства на вред, причиненный правонарушителем. Прежде всего это наказание правонарушителя, которое есть не что иное, как средство самозащиты общества от нарушения условий его существования. Наказание – всегда причинение правонарушителю духовных, личных, материальных обременений. Оно реализуется путем либо изменения юридического статуса нарушителя через ограничение его прав и свобод, либо возложения на него дополнительных обязанностей. Однако наказание правонарушителя не самоцель. Оно является также средством предупреждения (превенции) совершения новых правонарушений. Следовательно, юридическая ответственность осуществляет и превентивную (предупредительную) функцию.

Реализуя наказание, государство воздействует на сознание правонарушителя. Это воздействие заключается в «устрашении», доказательстве неизбежности наказания и тем самым в предупреждении новых правонарушений. Причем предупредительное воздействие оказывается не только на самого нарушителя, но и на окружающих. Это, конечно, ни в коей мере не означает, что наказание может осуществляться без учета тяжести нарушения и вины нарушителя, лишь в назидание другим. Излишняя, ничем не оправданная жестокость наказания не может быть условием предупреждения нарушения впредь. Опыт показывает, что предупредительное значение наказания определяется не жестокостью его, а неотвратимостью.

При этом наказание направлено и на воспитание нарушителя, т.е. юридическая ответственность имеет также воспитательную функцию. Эффективная борьба с нарушителями, своевременное и неотвратимое наказание виновных создают у граждан представление о незыблемости существующего правопорядка, укрепляют веру в справедливость и мощь государственной власти, уверенность в том, что их законные права и интересы будут надежно защищены. Это в свою очередь способствует повышению политической и правовой культуры, ответственности и дисциплины граждан, активизации их политической и трудовой деятельности, а в конечном счете – укреплению законности и устойчивости правопорядка.

В значительном числе случаев меры юридической ответственности направлены не на формальное наказание виновного, а на то, чтобы обеспечить нарушенный интерес общества, управомоченного субъекта, восстановить нарушенные противоправным поведением общественные отношения. В этом случае юридическая ответственность осуществляет правовосстановительную (компенсационную) функцию. Наиболее ярко она проявляется в гражданском праве, предполагающем такие, например, санкции, как возмещение убытков (ст. 15 ГК РФ). Конечно, возмещение ущерба возможно далеко не во всех случаях (нельзя воскресить убитого и т.д.). Однако там, где это достижимо, компенсационная функция юридической ответственности – одна из важнейших.

Таким образом, юридическая ответственность связана в основном с охранительной деятельностью государства, с охранительной функцией права. Но она выполняет и свойственную праву в целом организующую (регулятивную) функцию. Уже сам факт существования и неотвратимости наказания обеспечивает организующие начала в деятельности общества.

Исторически юридическая ответственность возникла как средство защиты частной собственности. Зародышем последней явилось владение, а основой права как специфического регулятора общественных отношений классового общества – защита публичной властью владения, постепенно превращающегося в частную собственность. Важной задачей государства была защита частного владения путем установления запретов и применения государственного принуждения к их нарушителям. Анализ правовых актов древности показывает, что их ядром служили институт собственности и его защита, а обязательственное право возникло и развивалось в форме юридических последствий нарушения прав собственника. Таким образом, юридическая ответственность есть средство, орудие формирования и укрепления частнособственнических отношений и одновременно – вытеснения устаревших, чуждых обществу общественных отношений.

 

§ 4. Принципы юридической ответственности

Для более полного уяснения сущности юридической ответственности важно определить принципы, на которых она базируется. В принципах любого явления отражаются глубинные, устойчивые, закономерные связи, благодаря которым оно и существует. Познание принципов ответственности позволяет правильно применять охранительные нормы, разрешать дела при пробелах в праве, обеспечивать эффективность государственно-правового принуждения.

В правовой науке различают следующие принципы юридической ответственности: законность, справедливость, неотвратимость наступления, целесообразность, индивидуализация наказания, ответственность за вину, недопустимость удвоения наказания.

Законность

Суть законности состоит в требовании строгой и точной реализации правовых предписаний. Применительно к юридической ответственности это требование заключается в том, что привлекать к ней могут только компетентные органы в строго установленном законом порядке и на предусмотренных законом основаниях.

Фактическим основанием ответственности является правонарушение в единстве всех своих элементов. Если в действиях субъекта отсутствует хотя бы один элемент состава правонарушения, то нет и законного основания для привлечения его к ответственности. Никакой иной фактор (национальность, партийность, образование, пол, идеологические воззрения и т.д.) не может служить таким основанием. В противном случае это будет уже не правовая ответственность, а произвол.

Законность предъявляет определенные требования и к порядку привлечения нарушителя к ответственности. Недопустимо отступление от установленного законом порядка под видом ускорения, упрощения, эффективности ответственности либо со ссылкой на излишний формализм закона.

Справедливость

Основанное на требованиях законности наказание виновного должно быть проникнуто идеей социальной справедливости. Она является принципом права, основой правосудия. А.Ф. Кони подчеркивал, что «справедливость должна находить свое выражение в законодательстве, которое тем выше, чем глубже оно всматривается в правду людских потребностей и возможностей, и в правосудии, осуществляемом судом, который тем выше, чем больше в нем живого, а не формального отношения к личности человека».

Сказанное в полной мере относится и к юридической ответственности. «Покарать преступника, не нарушая справедливости, – говорил Ж.П. Марат, – это значит обуздать злых, защитить невинных, избавить слабых от притеснения, вырвать меч из рук тирании, поддержать порядок в обществе и общественное спокойствие его членов. Какая другая цель может быть более разумной, более благородной, более великодушной и более важной для благополучия людей?»

Справедливость юридической ответственности не абстрактное нравственное либо психологическое понятие. Она проявляется в следующей системе формальных требований:

1) нельзя назначать уголовное наказание за проступки;

2) закон, устанавливающий ответственность или усиливающий ее, не имеет обратной силы;

3) если вред, причиненный нарушением, имеет обратимый характер, юридическая ответственность должна обеспечить его восполнение;

4) за одно нарушение возможно лишь одно наказание;

5) ответственность несет тот, кто совершил правонарушение;

6) вид и мера наказания зависят от тяжести правонарушения.

При установлении ответственности учитываются как отягчающие, так и смягчающие вину обстоятельства. В отдельных предусмотренных законом случаях возможно определение меры наказания ниже установленного санкцией нормы предела либо вообще освобождение лица от наказания.

Неотвратимость наступления

Юридическая ответственность (повторим) неразрывно связана с правонарушением. Из указанной связи вытекает принцип неотвратимости ответственности, неизбежности ее наступления за всякое правонарушение. Если за то или иное деяние должны последовать меры государственного принуждения, то без законных оснований никто не может быть освобожден от ответственности и наказания ни под каким предлогом (общественное положение, партийная принадлежность, родственные связи и т.д.).

Если совершено правонарушение, а ответственность не наступила, это наносит моральный урон авторитету закона, подрывает идею законности в сознании граждан и должностных лиц. Внедрение в общественное сознание представления о неизбежности связи правонарушения и наказания – важный фактор снижения уровня правонарушений.

Целесообразность

Неотвратимость ответственности предполагает ее целесообразность. Ответственность наступает неотвратимо, потому что она целесообразна. Недопустимо освобождение нарушителя от ответственности без законных оснований под предлогом тяжести, целесообразности, эффективности, политических, идеологических и иных неправовых мотивов.

Вместе с тем следует отличать целесообразность ответственности как юридического явления и учет целесообразности в процессе правоприменения, в ходе привлечения лица к ответственности, при определении ему меры наказания. В этом случае целесообразность заключается в соответствии избранной в отношении нарушителя меры воздействия целям юридической ответственности. Она предполагает строгую индивидуализацию карательных мер в зависимости не только от тяжести нарушения, но и от особенностей личности нарушителя, обстоятельств совершения деяния и т.д. Если цели ответственности могут быть достигнуты без ее реализации, закон допускает освобождение виновного от ответственности. Он может быть передан на поруки, дело направлено на рассмотрение товарищеского суда и др.

Требование целесообразности не должно противоречить требованию законности при реализации ответственности (целесообразность не допускает возможности принятия произвольных, субъективных решений государственным органом). И уж тем более нельзя нарушать требования закона под видом его нецелесообразности. В таком нарушении нет необходимости, ибо сам закон дает возможность выбора целесообразного решения. Например, санкции уголовно-правовых норм являются относительно определенными, что позволяет государственному органу избрать наиболее целесообразную в конкретных условиях меру наказания.

Индивидуализация наказания

Данный принцип заключается в том, что ответственность за совершенное правонарушение виновный должен нести сам. Недопустимо перенесение ее с виновного на другого субъекта (например, за безответственные действия руководителя ответственность нередко возлагается на предприятие как юридическое лицо, за правонарушения подростков часто к ответственности привлекают родителей, учителей).

Для проведения этого принципа в жизнь важно точно закрепить в законодательстве функции каждого работника и так же четко определить меры ответственности за их невыполнение. Юридическая ответственность эффективна только тогда, когда ее носитель персонально определен. Это исключает возможность «безличной» коллективной ответственности или круговой поруки, привлечения к ответственности лиц лишь на основе какой-либо связи их с виновным.

Ответственность за вину

Ответственность может наступить только при наличии вины правонарушителя, которая означает осознание лицом недопустимости (противоправности) своего поведения и вызванных им результатов. Если же лицо невиновно, то несмотря на тяжесть деяния оно не может быть привлечено к ответственности. Вместе с тем в исключительных случаях нормы гражданского права допускают ответственность без вины, т.е. за сам факт совершения противоправного, асоциального явления. В частности, организация или гражданин – владелец источника повышенной опасности обязаны возместить ущерб, причиненный этим источником (например, движущимся автомобилем), и тогда, когда не виновны в причинении ущерба (ст. 1079 ГК РФ).

Как же определяется виновность нарушителя? Кто ее должен доказывать? В разных отраслях права этот вопрос решается неодинаково. В уголовном праве при привлечении лица к уголовной ответственности действует презумпция невиновности. Лицо предполагается невиновным до тех пор, пока не будет доказано обратное. Вина обвиняемого доказывается государственным органом, сам же он освобождается от необходимости доказывать свою невиновность. В гражданском праве действует другая презумпция – виновности причинителя вреда: лицо при наличии объективной стороны правонарушения предполагается виновным до тех пор, пока не докажет обратное. Обе презумпции служат средством защиты интересов личности, ее личных и имущественных прав. В первом случае речь идет о личности правонарушителя, во втором – об интересах лица, понесшего ущерб от правонарушения.

Недопустимость удвоения ответственности – это недопустимость сочетания двух и более видов юридической ответственности за одно правонарушение. Это не означает, что за преступление нельзя назначить и основное, и дополнительное наказание (например, лишение свободы и конфискацию имущества). Однако за одно нарушение виновный может быть наказан только один раз.

 

§ 5. Основания юридической ответственности

Основания ответственности – это те обстоятельства, наличие которых делает ответственность возможной (необходимой), а отсутствие их ее исключает. Юридическая ответственность возникает только в силу предписаний норм права на основании решения правоприменительного органа. Фактическим основанием ее является правонарушение. Оно, как известно, характеризуется совокупностью различных признаков, образующих состав правонарушения. Лицо может быть привлечено к ответственности только при наличии в его действии всех элементов состава.

Вместе с тем само по себе правонарушение не порождает автоматически возникновения ответственности, не влечет за собой применения государственно-принудительных мер, а является лишь основанием для такого применения. Для реального же осуществления юридической ответственности необходим правоприменительный акт – решение компетентного органа, которым возлагается юридическая ответственность, устанавливаются объем и форма принудительных мер к конкретному лицу. Это может быть приговор суда, приказ администрации и т.д.

В отдельных случаях закон предусматривает основания не только ответственности, но и освобождения от нее и от наказания. Так, лицо, совершившее деяние, содержащее признаки преступления, может быть освобождено от уголовной ответственности, если будет признано, что ко времени расследования или рассмотрения дела в суде вследствие изменения обстановки совершенное деяние потеряло характер общественно опасного (ст. 77 УК РФ). Освобождение от уголовной ответственности и от применения наказания предусматривает, в частности, передачу несовершеннолетнего под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа. Возможность освобождения от ответственности зафиксирована и нормами других отраслей права (например, ст. 22 КоАП).

 

§ 6. Порядок возложения юридической ответственности

Многообразие фактических обстоятельств, предполагающих юридическую ответственность, требует определенной процедуры их обнаружения и привлечения лица к ответственности. Для юридической ответственности характерна четкая нормативная регламентация ее осуществления. Такая регламентация необходима для максимального обеспечения и защиты прав и законных интересов граждан и иных субъектов.

Порядок возложения юридической ответственности устанавливается нормами процессуального права, порождающими при наличии определенного факта процессуальные правоотношения, через которые, как через свою форму, проявляются отношения юридической ответственности. Четкая регламентация позволяет максимально точно зафиксировать все обстоятельства дела, состав правонарушения, обеспечивая при этом права всех участников процесса. Конечно, излишне громоздкие, усложненные формы рассмотрения в некоторых случаях могут играть и негативную роль, порождая формализм, волокиту и т.д. Однако еще большее зло вызывает отсутствие в отдельных случаях процессуальной регламентации, механизма возложения ответственности.

Разумеется, степень регламентации разных видов юридической ответственности различна. Наиболее жестко урегулированы уголовная и административная ответственность, носящие карательный, штрафной характер. Например, порядок привлечения к уголовной ответственности регламентируется Уголовно-процессуальным кодексом, в котором содержится более 400 статей. Менее жесткий порядок привлечения, например, к дисциплинарной ответственности рабочих и служащих. Однако и здесь недопустимы упрощенчество, нарушение установленной процедуры.

 

§ 7. Виды юридической ответственности

Юридическая ответственность не может осуществляться «вообще». В реальной жизни она всегда достаточно определенна. В отдельных видах ответственности общие ее признаки проявляются по-разному, что обусловливает специфику их регламентации и реализации. В науке классификация видов юридической ответственности производится по самым различным основаниям: по органам, реализующим ответственность, по характеру санкций, по функциям и т.д. Наибольшее распространение получило деление видов ответственности по отраслевому признаку. По этому основанию различают ответственность уголовную, административную, гражданско-правовую, дисциплинарную и материальную. Каждый из видов имеет специфическое основание (вид правонарушения), особый порядок реализации, специфические меры принуждения.

Уголовная ответственность – наиболее суровый вид ответственности. Она наступает за совершение преступлений и в отличие от других видов ответственности устанавливается только законом. Никакие иные нормативные акты не могут определять общественно опасные деяния как преступные и устанавливать за них меры ответственности. В Российской Федерации исчерпывающий перечень преступлений зафиксирован в Уголовном кодексе. Порядок привлечения к уголовной ответственности регламентируется Уголовно-процессуальным кодексом.

Полномочиями привлечения к уголовной ответственности обладает только суд. Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом (ст. 13 УПК РСФСР). Меры уголовного наказания – наиболее жесткие формы государственного принуждения, воздействующие преимущественно на личность виновного: лишение свободы, исправительные работы, конфискация имущества и т.д. В виде исключительной меры наказания допускается применение смертной казни – расстрела. В основе процессуальной формы уголовной ответственности, как говорилось, лежит презумпция невиновности.

Административная ответственность наступает за совершение административных проступков, предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях. Кроме того, эта ответственность может определяться указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ и нормативными актами субъектов Федерации.

Дела об административных правонарушениях рассматриваются компетентными органами государственного управления, круг которых закреплен в гл. 16 КоАП (административными комиссиями, комиссиями по делам несовершеннолетних, народными судами, органами внутренних дел, таможенными органами, органами специализированной охраны и надзора и т.д.). Меры административного принуждения – предупреждение, штраф, лишение специального права, административный арест.

Гражданско-правовая ответственность наступает за нарушения договорных обязательств имущественного характера или за причинение имущественного внедоговорного вреда, т.е. за совершение гражданско-правового деликта. Ее сущность состоит в принуждении лица нести отрицательные имущественные последствия. Полное возмещение вреда – основной принцип гражданско-правовой ответственности (ст. 1064 ГК РФ). Возмещение убытков в некоторых случаях дополняется штрафными санкциями, например выплатой неустойки. Возложение этого вида ответственности осуществляется судебными (общим или арбитражным судом) или административными органами (ст. 11 ГК РФ). Истцом в этом случае выступает (наряду с государственным органом) и лицо, право которого нарушено.

Дисциплинарная ответственность возникает вследствие совершения дисциплинарных проступков. Специфика их противоправности заключается в том, что в данном случае нарушается не запретительная норма, а позитивное правило, закрепляющее трудовые обязанности работника. Привлекать к дисциплинарной ответственности может лицо, осуществляющее распорядительно-дисциплинарную власть над конкретным работником. Различают три вида дисциплинарной ответственности: в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка, в порядке подчиненности и в соответствии с дисциплинарными уставами и положениями. Меры дисциплинарной ответственности – выговор, строгий выговор, увольнение и т.д.

Материальная ответственность рабочих и служащих за ущерб, нанесенный предприятию, учреждению, заключается в необходимости возместить ущерб в порядке, установленном законом. Основанием этого вида ответственности является нанесение ущерба во время работы предприятию, с которым работник находится в трудовых отношениях. Размер возмещаемого ущерба определяется в процентах к заработной плате (1/3, 2/3 месячного заработка).

Кроме указанных в качестве самостоятельного вида ответственности в литературе выделяется отмена актов, противоречащих законодательству (подобная отмена предусмотрена, например, ст. 13 ГК РФ). Несмотря на определенную близость к юридической ответственности и значимость этого юридического феномена, полагаем, что он отличается от ответственности.

 

§ 8. Юридическая ответственность и государственное принуждение

Юридическая ответственность – это прежде всего принуждение. Известно, что принудительное воздействие существует во всяком человеческом обществе. Но юридическая ответственность – не принуждение «вообще», а государственное принуждение. Особенностью его является то, что оно осуществляется от имени государства государственными органами. Другая особенность этого принуждения – его правовой характер, в силу чего оно выступает и как правовое принуждение. Правовой характер государственного принуждения заключается в том, что оно реализуется только компетентными органами, в определенных законом формах и на законных основаниях.

Нередко государственное принуждение сводится исключительно к юридической ответственности и всякое принудительное воздействие со стороны государства трактуется как юридическая ответственность. Однако анализ действующего законодательства и практики его применения не дают оснований для такого вывода.

Юридическая ответственность не единственная мера государственного принуждения, поскольку государственная принудительность есть объективное свойство права и государственное принуждение преследует различные цели в процессе правового регулирования. Каковы же эти меры?

Прежде всего это меры защиты субъективных прав. Суть их заключается в том, что в указанных в законе случаях государство применяет принудительные меры в целях восстановления нарушенного права и защиты субъективных прав без привлечения нарушителя к ответственности. Таковыми являются принудительное изъятие имущества из чужого незаконного владения (виндикация), принудительное взыскание алиментов на содержание детей и т.д. И хотя в данном случае принуждение направлено на правонарушителя (например, на родителя, уклоняющегося от уплаты алиментов), цели кары, наказания виновного здесь отсутствуют. Названные меры закреплены не в санкциях юридических норм, а в их диспозициях.

К мерам государственного принуждения относятся и меры пресечения. Они применяются для предупреждения, пресечения правонарушения. Поскольку в этом случае правонарушение отсутствует, нет и цели наказания виновного. К мерам пресечения относятся задержание, обыск, досмотр багажа и т.д. Они носят правовой характер и осуществляются в порядке и на основаниях, установленных законом. Например, гл. 19 КоАП регламентирует порядок административного задержания, досмотра вещей, изъятия вещей и документов.

Законодательство предусматривает и иные специфические меры государственного принуждения, не являющиеся ответственностью. Это, например, принудительные меры воспитательного воздействия, применяемые к несовершеннолетним (недееспособным) лицам за совершение общественно опасных деяний (ст. 90, 91 УК РФ). Они также не несут элементов кары. Такой же спецификой обладают меры медицинского характера – принудительное лечение в условиях, обеспечивающих общественную безопасность лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости (помещение душевнобольного нарушителя в психиатрический стационар – ст. 99 УК РФ).

Специфическая мера государственного принуждения – реквизиция – изъятие в экстренных случаях имущества у собственников в государственных или общественных интересах с выплатой его стоимости (ст. 242 ГК РФ).

Все перечисленные меры носят государственно-правовой характер, осуществляются на правовой основе.

 

§ 9. Юридическая ответственность в системе юридических категорий

Важное научное и практическое значение имеют отграничение ответственности от сходных правовых феноменов, определение ее места в системе юридических категорий. Как правовое явление юридическая ответственность органически и функционально взаимосвязана с иными правовыми явлениями. По-своему выражаясь в них, она не теряет при этом своей специфики.

Прежде всего юридическая ответственность связана с юридической обязанностью. Некоторые авторы (например, С.Н. Братусь) вообще рассматривают ответственность как принудительное исполнение обязанности. С подобным пониманием нельзя согласиться, ибо здесь ответственность, по сути, отождествляется с мерами защиты.

Юридическая ответственность действительно несет в своем содержании обязанность. Но это новая, ранее не имевшаяся у правонарушителя обязанность претерпеть меры принуждения за правонарушение. Такой обязанности у законопослушного субъекта нет и быть не должно. И если он сам хотя бы и под угрозой принуждения или непосредственно под принуждением выполнил свою обязанность, никакой дополнительной обязанности у него не возникает. Не претерпевает он и никаких негативных последствий, лишений, что свойственно ответственности.

Неотделима юридическая ответственность и от санкций юридических норм. Санкция, как известно, – структурная часть нормы, содержащая указания на вид и меры государственного принуждения, которые должны наступить при нарушении требований диспозиции. Но до правонарушения формально закрепленные в санкции принудительные меры остаются потенциальными. Таким образом, юридическую ответственность можно трактовать как реализацию санкции правовой нормы в конкретном случае и применительно к конкретному лицу.

Большое количество ученых трактуют юридическую ответственность как специфическое охранительное правоотношение между государством и правонарушителем.

Правонарушение как юридический факт порождает, конечно, охранительное правоотношение, в рамках которого и реализуется ответственность. Однако без правоприменительной деятельности компетентного органа ответственность может быть лишь потенциальной.

В последнее время в юридической науке стала популярной концепция так называемой позитивной юридической ответственности. Под ней отдельные авторы понимают активную реализацию юридических обязанностей, т.е. ответственное правомерное поведение в правовой сфере. На наш взгляд, в данном случае налицо не совсем корректное использование термина «юридическая», отнесение к юридическим таких явлений, которые не имеют свойственных праву признаков. Как известно, всякое правовое явление характеризуется связью с правом и государством, а отсюда – формальной определенностью, государственной принудительностью и процессуальной формой реализации. Этими признаками не обладает ответственность в ее позитивном, проспективном значении. Это явление социальное, а не правовое. И тот факт, что общесоциальная позитивная ответственность выражается в деятельности людей в правовой сфере, не делает ее юридической. Юридическая ответственность, конечно, суть разновидность социальной ответственности. Но правовое опосредование придает ей специфические признаки, позволяющие ее трактовать только в негативном (ретроспективном) плане. Сказанное еще раз говорит о том, сколь важны углубленное научное развитие правовых явлений, всестороннее исследование проблем теории государства и права.

 

Глава 28.

Законность и правопорядок

 

§ 1. Законность – важнейшая правовая категория

Законность – фундаментальная категория всей юридической науки и практики, а ее уровень и состояние служат главными критериями оценки правовой жизни общества, его граждан.

Право представляет собой фактор социальной жизни. Но его реальность определяется не только тем, что оно находит выражение в формальных нормативно-правовых актах – законах, указах, постановлениях, кодексах и иных систематизированных сборниках. Право реально прежде всего потому, что властная воля, выраженная в законах, воплощается в поведении людей – граждан, исполняющих закон, лиц, вступающих в отношения путем заключения договоров, судей и иных должностных лиц, закон применяющих. Право по своей природе таково, что не может существовать вне воплощения в правовых отношениях.

Даже самый совершенный закон жив только тогда, когда он выполняется, воздействует на общественные отношения, на сознание и поведение людей. Вот эта-то сторона права, связанная с жизнью закона, его действенностью, и характеризуется понятием «законность».

Законность, однако, не тождественна реализации права, ее содержание не тождественно претворению правовых норм в жизнь. Эта сторона правового регулирования охватывается такими юридическими категориями, как «реализация права», «применение права», «правомерное поведение», «правоотношение», «эффективность права». Все они сопряжены непосредственно с действием права, но описывают его лишь с какой-то одной стороны. «Правомерное поведение» определяет действия субъектов, соответствующие нормам права, «правоотношение» указывает на правовую связь его участников, «эффективность права» – на результативность правового воздействия и т.д. Законность же – комплексная категория, охватывающая все стороны жизни права, его действенность, урегулированность общественной жизни в целом. Категория «законность» фиксирует общественно необходимые зависимости как внутри права, рассматриваемого с его нормативной стороны, так и между ним и практическим воздействием властной воли на поведение людей, и отражает отношение к ним общества.

Законность выражает общий принцип отношения общества к праву в целом. Поэтому ее содержание рассматривают в трех аспектах:

а) в плане «правового» характера общественной жизни;

б) с позиций требования всеобщего уважения к закону и обязательного его исполнения всеми субъектами;

в) под углом зрения требования безусловной защиты и реального обеспечения прав, интересов граждан и охраны правопорядка в целом от любого произвола.

Следовательно, содержание законности связано как с поведением субъектов, реализующих право, так и с деятельностью государственных органов, обеспечивающих его формирование, реализацию и защиту.

В недалеком прошлом отечественная наука анализировала законность преимущественно во втором аспекте, толковала ее как требование неукоснительного соблюдения норм права всеми его субъектами. Это по своей сути правильное понимание, однако оно однобоко отражает содержание и сущность данного явления. В этом случае требование законности распространяется лишь на граждан и их организации, органы, непосредственно реализующие свои права и обязанности. Деятельность же органов, обеспечивающих правовое регулирование (правотворческих и правоприменительных), находится вне ее содержания.

Указанное понимание односторонне ориентировало и юридическую практику. Обеспечение законности сводилось главным образом к работе контрольно-надзорных и правоохранительных органов – выявлению нарушителей правовых предписаний и их последующему наказанию. Результатом этого и стал обвинительный уклон в их деятельности. Даже суд рассматривался как правоохранительный орган, а не орган правосудия, гарантирующий защиту прав и свобод граждан и их объединений.

Такое понятие законности, удовлетворяющее потребности тоталитарного режима, совершенно не обеспечивает нормального функционирования общества в условиях демократии и тем более не способствует формированию и укреплению правового государства и общества.

Подобная трактовка законности есть результат отождествления права и закона, когда любой нормативный акт, исходящий от государства (даже антигуманный, реакционный), является «правом» и соответственно требует неукоснительной реализации. Однако эти акты не обеспечивают целей правового регулирования, законности. Напротив, они порождают социальную напряженность, ограничивают свободу граждан, их естественные права, допускают беззаконие и произвол в деятельности должностных лиц. Кроме того, нетрудно заметить, что при данном понимании законности акцент делается лишь на исполнении норм права, а вопрос о содержании этих норм, которые, как известно, во многом носят волевой характер, обходится стороной.

Рассматриваемая с самых широких позиций, законность есть комплексное политико-правовое явление, отражающее правовой характер организации общественно-политической жизни, органическую связь права и власти, права и государства. Не случайно ранее теория правового государства носила иное название – «господства права».

 

§ 2. Содержание законности

Анализ законности в широком смысле слова позволяет различить в ее содержании следующие самостоятельные моменты диалектики правового, юридического и государственно-политического.

Законность неотторжима от общеобязательности права. Именно этот момент получил наибольшее отражение в науке, в большинстве определений законности. В таком случае законность характеризует право, взятое под углом зрения его осуществления. Главное здесь – требование неукоснительного претворения в жизнь законов и базирующихся на них нормативных актов. Иными словами, законность в подобном понимании требует соответствия поведения субъектов общественных отношений предписаниям правовых норм, т.е. обеспечения реального правомерного поведения всех их участников. Данная сторона законности вытекает из самого факта существования права как системы общеобязательных правил. С этих позиций о законности можно говорить как об условии жизни государственно-организованного общества.

Другая грань исследуемого явления отождествляется с идеей законности, под которой понимается формирующаяся в общественном правосознании идея о целесообразности и необходимости такого реального положения, когда не останется места для произвола, будут фактически достигнуты всеобщность права, действительная реализация прав и свобод. Не случайно законность трактуется как принцип права, который концентрированно выражает основные особенности последнего, его свойства, рассматриваемые в действии, в процессе реализации. В результате и право анализируется как сила, обеспечивающая организованность общественных отношений. Будучи общеправовым принципом, законность проникает в плоть правовой материи, определяет ее формирование, функционирование, развитие и, в частности, такой признак права, как верховенство закона и поднормативность правоприменительных актов.

Понимаемая как метод государственного руководства обществом, законность предполагает, что свои функции государство осуществляет исключительно правовыми средствами – путем принятия нормативных актов и обеспечения их неукоснительной реализации. А поскольку правовое регулирование распространяется на различные сферы общественной жизни, необходима достаточная полнота ее регламентации. При этом государство не только формально закрепляет правовые нормы, но и обеспечивает (политическими, организационными, правовыми средствами) их реализацию и защиту прав.

В таком государстве недопустим произвол в деятельности должностных лиц, исключаются принятие субъективных, волюнтаристских решений, решение политических вопросов силовыми методами. Особое место в деятельности государства отводится законодательным и судебным органам.

В то же время законность есть принцип деятельности государства. Государство, все его органы, организации и учреждения сами связаны правовыми нормами, действуют в их рамках и во имя их реализации. Законность, рассматриваемая с этой стороны, служит принципом не всякого, а лишь демократического государства. Иначе говоря, законность есть антипод произвола и беззакония и прежде всего беззакония самой государственной власти, произвола, творимого органами государства и его должностными лицами. Наиболее ярко данный принцип проявляется в правовом государстве, обусловливая его сущность. Такое государство можно определить и как государство строжайшей законности.

Вместе с тем требование реализации права, неукоснительного претворения правовых предписаний в жизнь – не формальное требование, не самоцель, а условие нормального функционирования общества и государства, обеспечения порядка, организованности и дисциплины. Благодаря законности в обществе внедряются идеи справедливости, гуманизма, личной и общественной свободы. Поэтому в широком социально-политическом смысле законность можно считать режимом общественно-политической жизни. Это режим, при котором деятельность всех субъектов основывается на законе, а идеи права, гуманизма, справедливости, свободы и ответственности господствуют над личными, групповыми, классовыми интересами. Режим законности – такая морально-политическая атмосфера, при которой в общественной жизни господствуют идеи права, гуманизма, справедливости, когда точное и неуклонное соблюдение законов, реальность и незыблемость прав граждан являются основой жизни общества, его граждан.

Еще Аристотель считал законность признаком наилучшей государственной формы – политии. Гегель также противопоставлял подлинно демократическое государство, где господствуют закон и свобода личности, деспотии – состоянию беззакония, в котором особенная воля как таковая, будь то воля монарха или народа (охлократия), имеет силу закона или, вернее, заменяет собой закон».

Следовательно, законность – это такой политико-правовой режим, такие условия жизни, такая правовая атмосфера, которые ограждают личность от произвола власти, массу людей – от анархии, общество в целом – от насилия, хаоса, беспорядка.

 

§ 3. Требования законности

Как режим общественно-политической жизни законность не есть определенный, устоявшийся порядок отношений. В таком понимании она была бы тождественна правопорядку. Законность выступает как необходимость, которая выражается в системе определенных объективных требований, предъявляемых всем субъектам, участникам общественной жизни, урегулированной правом. Одна часть данных требований обращена к гражданам, организациям, другая – к различным ветвям государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной). Рассмотрим названные требования подробнее.

Воплощение идеи господства права в жизни общества, государства

Эту идею выдвигал еще Аристотель, считая, что в демократическом обществе закон должен властвовать над всеми. Речь идет о том, что в режиме законности именно праву отводится основная роль в регулировании общественных отношений. Именно оно, а не личные, идеологические, политические и другие подобные им мотивы должны лежать в основе социального регулирования.

Сказанное ни в коей мере не означает призыва к введению тотальной правовой регламентации всех сфер жизни. Регламентироваться правом должны только те отношения, которые в том объективно нуждаются. Причем законодательство должно быть совершенным с технической стороны, достаточно четким, определенным, не допускающим произвольного либо противоречивого толкования и применения, не иметь пробелов. Однако это лишь один аспект вопроса. Подчеркивая господство закона, следует помнить, что закон и право не идентичные понятия. Политическая практика показывает, что, например, при тоталитарных режимах, деспотических формах правления, абсолютных монархиях сами законы выступают выражением произвола. Но при «беззаконном режиме не может быть законных действий», а «законы против тенденции, законы, не дающие объективных норм, являются террористическими законами».

Законность требует, чтобы при всеобщности регламентации общественных отношений содержание закона, подзаконных нормативных актов всегда соответствовало идее права, «правовой природе вещей». В законодательстве должно быть закреплено гуманное, справедливое, именно «правовое» решение (это требование законности определяют также термином «правозаконность»). Только при наличии законодательства, адекватного объективной природе общественных отношений, основным правовым принципам, идеям свободы, гуманизма и справедливости, и обеспечивается режим законности.

Верховенство закона

Закон – акт высших органов государственной власти, непосредственно выражающий волю народа, интересы гражданского общества. Поэтому законность связывается с господством прежде всего законов. Всякое издание норм права, противоречащих закону, есть ее нарушение, как и точное выполнение требований нормативного акта, противоречащего закону.

Наивысшую юридическую силу имеет конституция – основной закон государства. А потому в содержании законности как важнейший компонент выделяется конституционная законность.

Верховенство закона проявляется в верховенстве не только законодательного содержания, но и формы. Это означает, что нормативные акты должны приниматься в строго установленных законом порядке и форме.

Только тогда они будут в полной мере выражать волю народа, интересы общества, основные идеи и принципы права, обеспечивать режим подлинной законности.

Равенство всех перед законом

Перед законом все должны быть равны. У всех должна быть равная обязанность соблюдать правовые предписания, в равных условиях все должны обладать равными правами и не иметь преимуществ, все права должны быть одинаково защищенными. Этот принцип проповедовал еще Цицерон, утверждая, что «под действие закона должны подпадать все». Иначе говоря, в жизнь необходимо претворять заключенную в праве идею справедливости, гарантии личности от злоупотреблений со стороны других субъектов, в том числе представителей власти.

Неукоснительное соблюдение (исполнение) правовых актов всеми субъектами права

Данное требование диктует необходимость реализации государственно-властных предписаний (обязанностей и запретов), их безусловную обязательность для всех субъектов права.

Обеспечение неукоснительной реализации прав и свобод

Это требование обращено не к управомоченному субъекту (который может реализовать или не реализовать право по своему усмотрению), а к компетентным органам государства. Мало предоставить гражданам права. Важно создать условия, обеспечивающие их осуществление, систему организационных, юридических мер, гарантирующих их защиту. Конституция РФ предоставила гражданам весьма широкий круг прав и свобод. Однако многие из них до сих пор не обеспечены достаточно эффективным механизмом реализации, другие не подкреплены экономически. Результатом здесь может стать ущербность конституционной законности.

Надлежащее правильное и эффективное применение права

Названное правило адресовано государственным органам, в чью компетенцию входит обязанность обеспечить реализацию правовых норм. Вспомним, что применение права – деятельность компетентных государственных органов по обеспечению реализации норм права. Дело не только в том, что эти органы должны действовать строго в рамках закона. Законность нуждается в эффективной правоприменительной деятельности, что предполагает недопущение волокиты, бюрократизма, безразличия к интересам людей, своевременную реакцию на любые заявления граждан об ущемлении их прав и свобод, издание эффективных правоприменительных актов.

Последовательная борьба с правонарушениями

Законность требует, чтобы любые отступления от предписаний закона своевременно вскрывались, последствия правонарушений устранялись, а виновные в их совершении привлекались к ответственности.

Недопустимость произвола в деятельности должностных лиц

Законность есть антипод произвола – деятельности, основанной не на нормах права, а на субъективистских, произвольных решениях. Должностные лица, принимая властное решение, должны руководствоваться не сиюминутными личными или групповыми интересами, а конкретными правовыми предписаниями, и учитывать при этом интересы общества, государства, правовые принципы и требования морали. Это правило обращено не только к правоприменительным, но и к правотворческим органам, которые должны исключить пробелы и противоречия в праве, создающие условия для произвола, субъективизма, волюнтаризма.

С учетом сказанного можно дать следующее определение законности.

Законность – это общественно-политический режим, состоящий в господстве права и закона в общественной жизни, неукоснительном осуществлении предписаний правовых норм всеми участниками общественных отношений, последовательной борьбе с правонарушениями и произволом в деятельности должностных лиц, в обеспечении порядка и организованности в обществе.

 

§ 4. Основные принципы законности

Подлинная, реальная (а не формальная) законность должна строиться на определенных принципах, основополагающих началах, обеспечивающих ее демократический, гуманный характер. Каковы же эти принципы?

Единство законности

При всем многообразии действующих законов и нормативных актов, при всех местных особенностях законность должна быть одна для всей страны. Понимание и применение законов должны быть одинаковы на всей ее территории. Недопустимы попытки создания в каждой республике, области, районе (а тем более на конкретном предприятии) своей законности, отличной от общегосударственной. К сожалению, в нашей стране этот принцип не всегда четко проводится в жизнь, отдельные регионы принимают нормативные акты, противоречащие федеральным законам и даже Конституции РФ. Подобное положение нарушает единство законности, снижает эффективность правового регулирования, вносит дезорганизацию в общественные отношения.

Единство законности, однако, не означает шаблона в применении правовых актов, ущемления самостоятельности и инициативы мест. Речь идет лишь о том, чтобы, проявляя инициативу, они не допускали отступлений от общих прав, чтобы учет своеобразия местных условий не был направлен на обход закона.

Всеобщность законности

Данный принцип характеризует действие законности по кругу лиц. Законность не может быть избирательной, ее требования обращены ко всем субъектам без исключения. Правовые предписания должны выполнять отдельные граждане и их объединения, должностные лица, государственные органы, политические партии. В обществе не должно быть какой-либо организации или отдельного лица, выведенных из-под влияния законности, на которых бы ее требования не распространялись.

В литературе было высказано мнение, что субъектами законности могут быть только властные органы, а не отдельные граждане, так как последние якобы своими действиями не нарушают этого режима. Действительно, неправомерная деятельность государственных органов, должностных лиц, наделенных властными полномочиями, подрывает саму основу законности, их последствия весьма опасны для общества и личности. Не случайно большинство требований законности обращено к государству, его органам. Однако если правонарушения граждан принимают массовый характер, если налицо рост преступности, режим законности безусловно нарушается. Поэтому нет оснований исключать граждан из числа субъектов законности, хотя, конечно, их роль в ее обеспечении не сравнима с такой же ролью государственных органов.

Целесообразность законности

Критерием оценки роли законности должно быть то, как она способствует достижению целей государства и общества, насколько она обеспечивает решение задач социального прогресса, защиты прав и свобод граждан.

Целесообразность законности вытекает прежде всего из ценности самого права как выразителя свободы, ответственности, справедливости, как средства обеспечения порядка, организованности и дисциплины. Именно в праве, в законе выражается высшая социальная целесообразность.

Изложенное позволяет говорить о презумпции целесообразности изданного нормативного акта. Эта презумпция в свою очередь диктует необходимость неуклонной, точной реализации правовых предписаний независимо от субъективного отношения субъектов реализации права к его нормам. Только политико-правовой режим законности, основанный на целесообразности, может оградить общество от случайностей, волюнтаризма и субъективизма отдельных лиц.

В силу формальной определенности закон не может изменяться одновременно с изменяющейся жизнью и поэтому нередко отстает от ее требований, устаревает. Законы могут быть неэффективными, несовершенными с технической стороны. Нередки случаи, когда подобные законы нарушаются именно по соображениям их устарелости, несовершенства, т.е. нецелесообразности. С точки зрения принципов законности, любые отступления от требований закона, чем бы они ни мотивировались, терпимы быть не могут. Законность, точное следование предписаниям закона всегда целесообразны. Конечно, в отдельно взятом случае соблюдение устаревших либо неэффективных правовых предписаний может вызвать негативные результаты, однако повсеместное отступление от требований такого закона повлечет за собой неопределенность, нестабильность правового регулирования, нанесет ущерб обществу и правопорядку.

Иначе говоря, с точки зрения целей правового регулирования в любой ситуации целесообразно следовать предписаниям закона, а отступление от них всегда нецелесообразно. Законность всегда целесообразна, и целесообразность выступает как принцип, основа законности.

Несколько иначе целесообразность проявляется в процессе правоприменения, где учет пользы, эффективности, последствий принимаемого решения не только допустим, но и необходим. Однако и здесь целесообразность должна достигаться в рамках законности.

Основанное на принципе законности, право само предоставляет возможность учитывать фактор целесообразности в ходе правоприменительной деятельности. Нормы права нередко предполагают индивидуальное регулирование, когда неизбежен учет субъектами особенностей отдельного случая – выбор целесообразного решения. Не случайно правовые нормы носят преимущественно относительно определенный характер. Например, нормы Уголовного кодекса не имеют абсолютно определенных санкций.

Отдельные авторы, рассматривая принципы законности, в качестве таковых называют «связь законности с культурностью», «единство законности и справедливости» и т.д. Не отрицая подобного единства, подчеркнем, что связи законности с иными явлениями не могут выступать в качестве принципов. Кроме того, все они охватываются содержанием принципа целесообразности.

Здесь же важно отметить, что благодаря своим принципам законность выступает как наиболее эффективный, гуманный, справедливый режим общественно-политической жизни, а всякое отступление от этих принципов, их недооценка приводят к нарушениям законности, принижению ее социальной ценности, эффективности правового регулирования в целом.

Нужно различать законность как систему формальных требований и реальную законность. На практике требования законности в той или иной степени нарушаются, часто наблюдаются отступления от правовых предписаний. Следовательно, реальная законность имеет количественные показатели, которые определяют ее уровень в конкретном обществе.

 

§ 5. Законность и законодательство

Важное теоретическое и практическое значение имеет проблема соотношения законности и законодательства. Между этими явлениями существует неразрывная органическая связь, ибо законность как явление сопряжена с реализацией существующих законов и иных нормативных актов, образующих систему законодательства. Однако близость указанных явлений не означает их тождества. Подобное отождествление ущербно в первую очередь с практической стороны. Оно объясняется общеобязательным характером правовых предписаний, которые в силу этого в основной своей массе реализуются (хотя не исключается и возможность их нарушения). Отсюда делается вывод, что сам факт наличия нормативных актов влечет за собой законность.

Отождествление законодательства и законности порождает иллюзию достаточно легкого решения задачи осуществления и укрепления последней. Создается впечатление, что достаточно издать хороший закон, и будут решены проблемы борьбы с правонарушениями, укрепления прав и свобод граждан, ликвидированы многие негативные явления в общественной жизни. Однако политическая практика не дает оснований для подобного оптимистичного вывода. История знает немало государств, где имелось большое количество правовых актов, законов, а законности не было.

Отождествление законодательства и законности не оправданно и с научной стороны, ибо не позволяет в полной мере отразить содержание такого сложного явления, как законность. Связь законности и законодательства сложна и противоречива.

Поскольку законность заключается в требовании осуществления действующих законов, они служат условием ее существования. Законодательство, таким образом, – основа, нормативная база законности. «Первым условием законности является закон сам», – писал П.И. Стучка.

Будучи основой законности, законодательство во многом определяет ее характер. В частности, детально разработанная система римского права, его кодификация предопределили и высокий уровень законности в сфере имущественных отношений в Риме. Однако указанная роль законодательства предполагает и специфические требования к нему.

Прежде всего, законодательство только тогда может быть базой законности, когда оно является подлинно «правовым», когда в нем находят отражение правовые идеи добра, гуманизма, справедливости, закреплены права человека. Еще раз повторим, что «закон, карающий за образ мыслей, не есть закон, изданный государством для его граждан», а «законы против тенденции, законы, не дающие объективных норм, являются террористическими законами». Подобные акты не только не обеспечивают законность, но и порождают явления, противоположные ей, – бесправие, произвол, беспредел власти.

Основой подлинной законности может быть только эффективное законодательство, отвечающее потребностям общественного развития. Так, в области имущественных отношений в Российской Федерации последовательное осуществление законности затруднялось тем, что нормы и институты гражданского законодательства устарели и не удовлетворяли условиям рыночных отношений. Принятие нового Гражданского кодекса, соответствующего этим условиям, должно не только повысить эффективность гражданско-правового регулирования, но и поднять уровень законности в этой сфере.

Для обеспечения необходимого уровня законности законодательство должно не только отвечать объективным потребностям, но и быть технически совершенным. При его формировании нужно использовать современный юридический инструментарий, оно должно иметь четкую структурную организацию, основываться на современных прогрессивных принципах. Неточные формулировки, пробелы и тем более противоречия в законодательстве неизбежно влекут за собой нарушение правовых предписаний, ущемление законности. Необходимым условием последней является проведение в законодательстве такого важного принципа, как верховенство закона и Конституции, ибо процесс разрушения законности чаще всего начинается с грубых нарушений положений Конституции, с принятия антиконституционных законов, подзаконных актов, противоречащих закону. Вместе с тем надо учитывать, что законность предполагает реализацию не только правовых предписаний, но и обеспечение, хотя и законодательно не закрепленных, «общепризнанных прав и свобод человека и гражданина» (ст. 55 Конституции РФ).

Как бы ни была совершенна система законодательства, сама по себе она не может обеспечить законность. Мало разработать хороший закон, мало его издать. Он живет, действует только тогда, когда исполняется. А для этого необходимо создать эффективный механизм его реализации и охраны, обеспечить соответствующий уровень политической и правовой культуры граждан и должностных лиц, реализующих право. Самое же главное – законность должна быть обеспечена надлежащей системой гарантий.

 

§ 6. Гарантии законности

Несмотря на свою значимость, требования законности не претворяются в жизнь автоматически, стихийно. Чтобы правовые предписания не остались на бумаге (и тем более не нарушались), необходимы соответствующие условия и определенный комплекс организационных, идеологических, политических, юридических мер, обеспечивающих реализацию, т.е. гарантии законности. Гарантировать законность – значит сделать ее незыблемой.

Гарантии законности – это объективные условия и субъективные факторы, а также специальные средства, обеспечивающие режим законности.

Среди данных гарантий нужно четко различать общие условия и специальные средства.

Общие условия суть объективные (экономические, политические и т.д.) условия общественной жизни, в которых осуществляется правовое регулирование. Эти условия создают макросреду реализации права, его функционирования, предопределяя в известной степени и специальные средства по укреплению законности.

Нередко в литературе общие условия как гарантии законности трактуются чрезвычайно широко. Под экономическими гарантиями понимается существующая система хозяйства, форма собственности, под политическими – политическая система, под социальными – классовая структура общества и т.д. Такое понимание гарантий не может удовлетворить потребности практики, ибо их влияние на состояние законности неоднозначно, иной раз они оказывают на нее негативное воздействие. Поэтому общие условия необходимо рассматривать конкретно, выделять в них те факторы, которые положительно воздействуют на реализацию права.

Важной предпосылкой наилучшего использования благоприятных условий в деятельности по укреплению законности является их максимально возможная конкретизация. Экономический строй, политическая система, господствующая идеология вряд ли могут рассматриваться как факторы, обеспечивающие законность. Проанализируем это положение на примере собственности. Длительное время считалось, что социалистическая собственность (в отличие от частной) сама по себе является условием обеспечения законности. Такой вывод основывался на предположении, что она порождает у человека чувство хозяина, собственника средств производства, способствуя их сохранению, приумножению, защите. Однако, как мы все убедились, социалистическая собственность стала причиной рождения и других, чуждых законности явлений – бесхозяйственности, хищений и т.д.

Речь, следовательно, идет о том, чтобы выделить из условий общественной жизни те, которые способствуют укреплению законности, создать предпосылки для их развития и воздействия на людей, а также путем использования организационных мер, специальных средств нейтрализовать действие негативных факторов. Рассмотрим эти общие условия, выступающие гарантиями законности.

Экономические условия

Это состояние экономического развития общества, организация системы хозяйствования и т.д. Условиями, обеспечивающими законность, здесь выступают такие факторы, как степень организованности в экономической сфере, ритмичная работа всего хозяйственного организма, постоянный рост производительности труда и объема производства, устойчивая денежная система и т.д. Подобные факторы самым непосредственным образом влияют на состояние законности. Так, в условиях нестабильности экономики, падения производства, разрыва хозяйственных связей, роста цен, галопирующей инфляции возрастает социальная напряженность в обществе, что ведет к анархии, дезорганизации, росту числа преступлений, причем не только хозяйственных.

Политические условия

Основным политическим условием стабильной законности является сильная государственная власть. Сила государственной власти определяется не величиной армии, не мощью репрессивного аппарата. Сильная государственная власть – это устойчивая, легитимная, пользующаяся поддержкой общества власть, способная обеспечить реализацию принимаемых правовых предписаний. Сильное государство гарантирует стабильное развитие общества, безопасность людей, эффективную борьбу с преступностью, коррупцией и иными антисоциальными явлениями. В условиях же дезорганизации государственно-властных структур, борьбы за власть, неспособности государства обеспечить реализацию принимаемых решений, низкого уровня исполнительской дисциплины, расцвета бюрократизма, коррупции законность не только не повышается, но и снижается, причем до опасного предела. Сильное государство ни в коей мере не означает централизацию государственной власти, авторитарный режим, который не обеспечивает, а, напротив, отрицает законность. Важным условием укрепления государства, обеспечения законности и правопорядка является демократия. Демократическое государство не слабая, аморфная власть. Это система сильной и в то же время целиком ответственной перед народом власти, основанной на демократических принципах формирования и функционирования (разделение властей, парламентаризм, гласность, верховенство Конституции и т.д.).

Идеологические условия

Состояние законности во многом определяется уровнем политической, правовой и общей культуры населения. Законность предполагает такой уровень правовой культуры, когда уважение к праву, закону является личным убеждением человека, причем не только рядового гражданина, но в первую очередь государственного служащего, законодателя.

Необходимый уровень культуры обеспечивается организацией правовой пропаганды, четкой системой воспитания у граждан высоких нравственных качеств, патриотизма, ответственности, чувства права и законности. В условиях разрушения системы воспитания идеологический вакуум заполняется чуждыми обществу воззрениями, негативно влияющими на состояние дисциплины, организованности, законности (распространение порнографии, господство силы и др.), способствующими росту правонарушений, преступности, ставящими под угрозу режим законности.

Социальные условия

Законопослушание граждан, их уважение к закону, реализация его предписаний во многом зависят от положения, сложившегося в социальной сфере. Падение жизненного уровня населения, рост безработицы, стоимости жизни, социальных услуг самым непосредственным образом сказываются на уровне законности, провоцируя граждан на поиски путей незаконного обогащения, обход закона, порождают национальные и социальные конфликты и т.д. Прочная законность возможна только в условиях социальной стабильности, уверенности граждан в незыблемости своих социальных прав и свобод.

Правовые условия

Состояние законности как политико-правового явления обусловлено состоянием самого права, системы законодательства. Действующее законодательство должно быть достаточно полным, стабильным, обеспечиваться высоким уровнем юридической техники, необходимыми механизмами реализации и охраны. Важное значение для реализации права и уровня законности имеют используемые законодателем правовые средства, методы, способы и типы правового регулирования, принципы, на которых строится законодательство. Так, отстающее от динамического развития общественных отношений законодательство затрудняет борьбу с преступностью.

Гарантиями законности являются также соответствующие субъективные факторы. Среди них можно отметить состояние правовой науки, полноту и развитие в ней прогрессивных гуманистических идей, положений, научно-теоретических конструкций. Непосредственное влияние на уровень законности оказывают господствующие в науке научно-теоретические концепции. Например, несомненный ущерб в деле обеспечения законности нанесло игнорирование таких «буржуазных» (так их называли до недавнего времени) теорий, как идея правового государства, разделение властей, парламентаризм и т.д. Напротив, научно-теоретическая разработка идеи правового государства, внедрение основных ее положений в законодательную и правоприменительную практику позволяют укрепить законность в деятельности государственных органов. Проявлениям беззакония и произвола в их деятельности способствовали теоретические положения об усилении классовой борьбы с построением социализма, об отмирании государства, о сокращении сферы правового регулирования и т.д.

Уровень законности определяется и эффективной деятельностью политического руководства, правильным избранием лидерами приоритетов при принятии политических решений, готовностью и умением соответствующих органов вести борьбу за укрепление законности.

Специальные средства обеспечения законности – это юридические и организационные средства, предназначенные исключительно для обеспечения законности. Среди них можно выделить юридические и организационные гарантии (средства).

Юридические гарантии – совокупность закрепленных в законодательстве средств, а также организационно-правовая деятельность по их применению, направленные на обеспечение законности, на беспрепятственное осуществление, защиту прав и свобод. Юридические гарантии сопряжены с общими условиями и определяются ими. Они юридически опосредуют их, выступая в качестве их юридической формы, не сливаясь, однако, с ними и не утрачивая своего юридического качества (формально-нормативное закрепление, процессуальный порядок реализации, государственное обеспечение). При этом юридические гарантии немыслимы вне своего социального содержания.

Среди юридических гарантий различают следующие. Средства выявления, (обнаружения) правонарушений. К ним относится деятельность прокуратуры, органов предварительного расследования, Конституционного Суда и т.д. Эти гарантии связаны с работой компетентных государственных органов, направленной на обнаружение правонарушений с целью их пресечения и устранения их последствий. Некоторые гарантии связаны с деятельностью граждан. Таково, например, конституционное право на обжалование незаконных действий должностных лиц в суд.

Средства предупреждения правонарушений. Это закрепленные в праве средства, позволяющие предотвратить возможные правонарушения. Например, ст. 35 КЗоТ предусматривает, что расторжение трудового договора по инициативе администрации (ст. 33 КЗоТ) возможно только с предварительного согласия профсоюзного органа. Подобное согласие имеет единственную цель – предотвратить возможное нарушение администрацией трудовых прав граждан, не допустить незаконного увольнения. Предупредительную роль играют и такие средства, как досмотр багажа в аэропорту, таможенный досмотр и т.д.

Средства пресечения правонарушений. К ним относятся средства, направленные на пресечение, недопущение правонарушений, нарушений прав, свобод граждан и организаций. Это задержание, арест, обыск, подписка о невыезде, другие меры пресечения, отмена незаконных актов.

Меры защиты и восстановления нарушенных прав, устранения последствий правонарушений. Таковыми являются принудительное взыскание средств на содержание ребенка (алиментов), виндикация (принудительное изъятие имущества из чужого незаконного владения) и др.

Юридическая ответственность. Под ней понимается наказание лица, виновного в совершении правонарушения. Данное средство является важнейшим и необходимым для укрепления законности, причем его эффективность определяется не жестокостью, а неотвратимостью.

Среди юридических гарантий особая роль отводится процессуальным гарантиям, ибо процесс есть форма жизни материального права, реальную жизнь формально закрепленные права и свободы могут получить, лишь имея процессуальное обеспечение. Можно справедливо гордиться широтой правового статуса личности, закрепленного в Конституции РФ. Однако это не дает оснований закрывать глаза на недостатки правового механизма реализации этих прав, их обеспечения и защиты. Юридический механизм реализации правовых норм предполагает наличие четкой нормативной базы. Конституционные нормы, закрепляющие права и свободы, достаточно определенны, хотя многие из них не подкреплены текущим законодательством, четким юридическим механизмом реализации, что затрудняет их осуществление.

Наконец, важнейшей гарантией законности является правосудие – деятельность судов, осуществляемая путем рассмотрения и разрешения гражданских и уголовных дел с целью всемерного укрепления законности.

Под организационным гарантиями понимаются различные мероприятия организационного характера, обеспечивающие укрепление законности, борьбу с правонарушениями, защиту прав граждан. Сюда относятся кадровые, организационные меры по созданию условий для нормальной работы юрисдикционных и правоохранительных органов, образование в структуре последних специальных подразделений (для борьбы с организованной преступностью, с коррупцией и т.д.).

Подчеркивая роль юрисдикционных и правоохранительных органов в деле обеспечения законности, их значение нельзя преувеличивать, абсолютизировать, ибо эффективность их работы во многом определяется объективными условиями. Однако нередко ответственность за состояние законности, за рост преступности в регионе, в стране возлагается лишь на органы прокуратуры, МВД. Проблема борьбы с преступностью нередко сводится лишь к смене руководства этих органов без существенного изменения условий, что не может обеспечить надлежащих гарантий законности.

Только целенаправленная работа по совершенствованию объективных (общих) условий, эффективное применение специальных средств, постоянное развитие законодательства позволят обеспечить стабильную законность и устойчивый правопорядок – основу нормальной жизни общества.

 

§ 7. Правопорядок

С законностью тесно связано другое правовое явление – правопорядок (правовой порядок). Понятие «правопорядок» широко используется в действующем законодательстве, охрана правопорядка – важнейшая функция государства. Несмотря на это в отечественной науке до сих пор не выработано единого определения данного феномена.

Наибольшее распространение получил взгляд на правопорядок как на реализованную законность, однако подобная трактовка представляется не совсем верной. Действительно, указанные явления тесно взаимосвязаны. В формировании правопорядка законность выступает как основополагающий принцип деятельности государственных органов, должностных лиц и граждан. Но «правопорядок» не может сложиться как следствие одного лишь принципа, даже основополагающего… Поэтому более точно было бы сказать, что правопорядок складывается как результат реализации всех правовых предписаний в соответствии с принципом законности. Основой правопорядка выступает не законность, а право. Законность же – условие правопорядка.

Обратимся к этимологии слова «правопорядок». Прежде всего, правопорядок – это порядок, организованность, устойчивость. Следовательно, правопорядок характеризует степень упорядоченности общественных отношений, выступает антиподом хаосу, анархии, неорганизованности. Далее, правопорядок – это правовой порядок, состояние общественных отношений, запрограммированное правом. Правовой порядок можно рассматривать как цель правового регулирования, каковой является создание с помощью права и правовых средств такого порядка и такой урегулированности общественных отношений, которые служат сохранению и упрочению существующего строя. Но правопорядок не только цель, но и итог правового опосредствования – реально существующая фактическая урегулированность общественных отношений.

Исходя из сказанного, правопорядок можно определить как основанную на праве и законности организацию общественной жизни, отражающую качественное состояние общественных отношений на определенном этапе развития общества.

Рассмотрим особенности данного явления.

1. Правопорядок есть состояние упорядоченности, организованности общественной жизни.

2. Это порядок, предусмотренный нормами права.

3. Правопорядок возникает в результате фактической реализации правовых норм, претворения их в жизнь, является итогом правового регулирования.

4. Он обеспечивается государством. Как известно, далеко не все нормы права реализуются повсеместно, нередки и отступления от требований правовых норм, правонарушения. Поэтому необходимо различать реально существующий правопорядок (итог правового регулирования) и правопорядок, к достижению которого стремился законодатель на том или ином этапе развития общества (цель правового регулирования). Первый зависит от состояния общественных отношений в конкретных условиях, уровня политической и правовой культуры общества, состояния законодательства, характера законности и др. Следовательно, правопорядок имеет не только качественные, но и количественные характеристики. Поэтому не случайно в сфере функционирования государства можно отметить направления деятельности по укреплению (упрочению, совершенствованию, обеспечению, охране) правопорядка.

Правопорядок не должное или возможное, а фактическое состояние урегулированных правом отношений, а потому с известной долей условности его можно охарактеризовать как систему правовых отношений. Каковы же принципы правопорядка?

Определенность. Правопорядок базируется на формально-определенных правовых предписаниях, реализация которых и обеспечивает определенность общественных отношений. Этим он отличается от системы отношений, возникающих в результате действия иных социальных норм, где отсутствуют четкие формальные ориентиры, а роль субъективных моментов очень велика.

Системность. По той же причине (связь с правом) правопорядок не совокупность единичных, разрозненных актов поведения, различных правоотношений. Это система отношений, которая основана на единой сущности права, господствующей в обществе форме собственности, системе экономических отношений и обеспечивается силой единой государственной власти.

Организованность. Правопорядок возникает не стихийно, а при организующей деятельности государства, его органов.

Государственная гарантированность. Существующий правопорядок обеспечивается государством, охраняется им от нарушений. Не случайно одной из основных функций государства является охрана существующего правопорядка.

Устойчивость. Возникающий на основе права и обеспечиваемый государством правопорядок достаточно стабилен, устойчив. Попытки дестабилизации, нарушения правопорядка пресекаются соответствующими правоохранительными органами.

Единство. Характер организации неодинаков в различных сферах общественной жизни. Однако основанный на единых политических и правовых принципах, обеспечиваемый единством государственной воли и законности, правопорядок один на территории всей страны. Все его составляющие в равной степени гарантируются государством, любые его нарушения считаются правонарушениями и пресекаются государственным принуждением.

В силу указанных особенностей правопорядок можно охарактеризовать как порядок, обеспечивающий стабильность общественной жизни и социальный прогресс. Поскольку он определяется правом и обеспечивается государством, то закрепляет наиболее важные черты и стороны социально-экономического строя, систему господствующих в стране политических отношений.

Следовательно, правопорядок включает в себя не только отношения людей в сфере гражданского общества, но и базирующуюся на нормах права организацию самой политической власти, т.е. государство. На эту сторону правопорядка обращал внимание еще Цицерон, вопрошая: «Да и что такое государство, как не общий правопорядок?» Близок к нему и Кант, рассматривавший государство как «объединение множества людей, подчиненных правовым законам».

Иначе говоря, государство есть и важнейший элемент, и необходимое условие правопорядка. С одной стороны, конституированное правом и функционирующее в строго установленных рамках государство составляет важнейшее звено правопорядка. С другой – оно властный субъект, обеспечивающий и охраняющий правопорядок. Не случайно правовое регулирование деятельности государственных органов и должностных лиц осуществляется по принципу «Дозволено только то, что прямо разрешено».

Правопорядок, таким образом, можно рассматривать как единство права и власти. Это порядок, при котором правовое положение и взаимоотношения всех субъектов общественной, политической и государственной жизни четко определены законами и защищены государственной властью. Наиболее адекватной формой реальности подобного правопорядка выступает правовое государство.

Правопорядок не самоцель, а социально и исторически обусловленные всеобщее средство и форма выражения, учреждения и организации свободы и справедливости в общественных отношениях.

 

§ 8. Правопорядок и общественный порядок

Правопорядок следует отличать от близкого, но не идентичного ему явления – общественного порядка, который, как и правопорядок, характеризуется организованностью, упорядоченностью общественных отношений. Однако в отличие от правопорядка общественный порядок образуется под воздействием не только правовых, но и иных социальных норм: норм морали, обычаев, корпоративных норм и т.д. Следовательно, общественный порядок есть состояние урегулированности общественных отношений, основанное на реализации всех социальных норм и принципов.

Общественный порядок обеспечивается преимущественно силой общественного воздействия. Но это не означает, что его состояние безразлично для государства. С одной стороны, важнейшей частью общественного порядка является правопорядок. С другой – состояние общественного порядка обусловливает во многом состояние правопорядка. Невозможно регламентировать правопорядок, не оказывая влияния на общественный порядок, который поэтому нередко поддерживается принудительной силой государства. Так, ст. 213 У К предусматривает ответственность за хулиганство, т.е. грубое нарушение общественного порядка.

Таким образом, правопорядок и законность – цель и результат правового регулирования, важнейшие юридические и политические явления, состояние которых оказывает непосредственное влияние на общественную жизнь. Поэтому не случайно основным направлением деятельности профессионалов-юристов выступает работа по их обеспечению (укреплению).

 

§ 9. Основные пути укрепления законности и правопорядка

Законность и правопорядок – величайшие социальные ценности, основа нормальной жизни общества, его граждан. Поэтому их укрепление – одна из главных задач, стоящих перед обществом, одно из основных направлений деятельности государства, его функция. К сожалению, состояние законности и правопорядка в нашей стране подошло к критической черте. За последние годы резко возросло количество правонарушений, в том числе наиболее опасных из них – преступлений. Достаточно сказать, что в 1995 г. в России зарегистрировано 2 млн 755,7 тыс. преступлений, почти 60% которых тяжкие. Поэтому укрепление законности, борьба с возрастающей преступностью – жизненно важные задачи нашего сегодня.

Существует довольно распространенное мнение, что в росте правонарушений повинны прежде всего юристы, которые якобы недостаточно активно ведут борьбу с нарушителями законности. Практика показывает ошибочность подобных взглядов. Только в последние годы преодолено представление, что корни преступности в нашей стране – это пережитки прошлого в сознании людей. Юридическая и политическая практика доказала, что причины правонарушений нужно искать не в «пережитках», не в прошлом, а в действительности. Они порождены теми объективными условиями (экономическими, политическими, социальными), в которых находится общество на конкретном этапе развития.

Проблема ликвидации нарушений законности не только юридическая проблема. Для ее решения прежде всего должны быть устранены, изжиты те объективные факторы, которые поддерживают, «оживляют» преступную активность, создают условия для совершения правонарушений, для отступлений от требований законов. Стабилизация экономических отношений, рост материальной обеспеченности людей, их нравственное воспитание, укрепление социальных связей, развитие демократии – необходимые предпосылки и важнейшие пути укрепления законности и правопорядка.

Вместе с тем было бы неправильным рассчитывать только на эти объективные процессы. В обществе необходима специальная юридическая, государственно-властная деятельность по обеспечению законности. Формы этой деятельности весьма разнообразны. Основными из них являются убеждение, правовое воспитание, профилактика правонарушений, общественное воздействие на нарушителей и применение к ним мер государственного принуждения.

Убеждение как метод укрепления законности состоит в повышении правосознания как граждан, так и должностных лиц.

Правовое воспитание предполагает внедрение в сознание людей знания права, понимания необходимости исполнения его требований, чувства нетерпимости к любым нарушениям законодательства. Это обеспечивается созданием стройной системы правового воспитания, обучения, средств пропаганды и систематической планомерной работой в данном направлении. Важное значение имеет обучение граждан умению воевать за свои права, защищать их законными средствами. Еще Р. Иеринг писал, что сопротивление личности неправу, т.е. нарушению права, есть обязанность (долг) управомоченных граждан по отношению к самим себе и к обществу.

С убеждением тесно связана профилактика правонарушений. Суть ее заключается в предотвращении возможных правонарушений путем тщательного изучения причин и условий, способствовавших совершению нарушений законности, и принятии мер по их ликвидации.

Не следует сбрасывать со счетов и роль общественности в обеспечении законности. В нашей стране имеется богатая практика привлечения ее к этой деятельности. Товарищеские суды, народные дружины, различные общественные образования граждан проводили большую работу по обеспечению законности и укреплению дисциплины в трудовых коллективах, по месту жительства, в общественных местах. К сожалению, в последние годы эти традиции оказались забытыми, в сознание людей все больше проникают идеи индивидуализма, основанные на принципе «Моя хата с краю». Полагаем, что процесс становления и развития местного самоуправления должен повлечь за собой и возрастание роли общественности в решении региональных проблем, в том числе укрепления законности.

Важнейшая же роль здесь безусловно принадлежит государству. Именно оно реализует функции охраны свобод, собственности, правопорядка, которые проводятся в жизнь прежде всего правовыми средствами. Можно назвать следующие пути осуществления этих функций: постоянное совершенствование и своевременное обновление действующего законодательства, повышение роли правосудия, улучшение деятельности правоприменительных и правоохранительных органов.

Укрепление правопорядка в обществе невозможно без обеспечения законности в деятельности самого государственного аппарата, без ликвидации таких негативных явлений, как коррупция. Подчеркивая значимость подобного требования, Маркс в свое время писал, что «даже у англичан, у нации, наиболее почитающей закон, первым условием соблюдения законности со стороны народа является то, что другие органы держатся в рамках закона». И наконец, важнейшим условием укрепления законности и правопорядка служит всестороннее развертывание демократических начал во всех сферах общественной жизни, в том числе в деятельности государственного аппарата.

 

Глава 29.

Правовая система общества

 

§ 1. Понятие и структура правовой системы

Правовую систему можно определить как целостный комплекс правовых явлений, обусловленный объективными закономерностями развития общества, осознанный и постоянно воспроизводимый людьми и их организациями (государством) и используемый ими для достижения своих целей.

Это понятие выражает очень важную идею, а именно:

• право есть комплекс;

• составляющие его элементы соединены между собой не случайным образом, а необходимыми связями и отношениями;

• все юридические явления данного общества, существующие в одно и то же время и на одном и том же пространстве, связаны отношениями общности, которые и объединяют их в систему.

В правовой системе воедино слились естественные потребности людей с их мыслями, волей и чувствами, с правовыми традициями и арсеналом технико-юридических средств, с поступками, деятельностью их объединений. Именно этим объясняются возможность соединения в правовой системе разнообразных правовых явлений, многозначность состояний, а также трудность их познания и классификации.

При изучении данной темы целесообразно использовать системный подход, который позволяет различать пять уровней правовой системы:

• субъектно-сущностный;

• интеллектуально-психологический;

• нормативно-регулятивный;

• организационно-деятельностный;

• социально-результативный.

Субъектно-сущностный уровень выделяется для того, чтобы подчеркнуть значение субъектов права в качестве системообразующих материальных факторов правовой системы. Именно человек (гражданин, иностранный гражданин, лицо без гражданства) и его объединения (общественные организации и движения, акционерные общества, другие коммерческие и некоммерческие организации и государство в целом), обладающие правами и несущие юридические обязанности, выступают реальными элементами правовой системы.

На интеллектуально-психологическом уровне формируется правопонимание конкретного человека и правосознание ( индивидуальное и общественное). Совокупность таких, казалось бы, разнокачественных явлений, как знания, эмоции, чувства, идеологические и религиозные взгляды и догмы, нравственные постулаты, позволяет человеку воспринимать, оценивать правовую реальность, вырабатывать отношение к ней и мотивы правового поведения.

Исследование нормативно-регулятивного уровня правовой системы позволяет сделать вывод о том, что определенным системообразующим фактором выступают и нормы права. Они объективируют идеальные представления людей о справедливости и несправедливости, о важности стимулирования развития тех или иных общественных отношений. Правовые нормы входят в систему в качестве звена, с которым так или иначе сопряжены все другие ее компоненты. В совокупности они представляют собой и характеризуют право как таковое.

Правовые нормы выступают одновременно в качестве аккумуляторов и проводников государственной воли народа, возведенной в закон, т.е. в качестве источников той политико-правовой энергии, которой заряжена вся масса нормативного ядра системы. Выступая носителем подобной энергии, они, будучи элементами правовой системы, притягивают к себе и заставляют работать все иные компоненты, в результате чего образуются структурно-функциональные блоки уже иного порядка. Норма первой испытывает на себе изменения, с нее начинается реальное совершенствование правовой системы. Благодаря своему универсальному, сквозному значению, норма права распространяет свои свойства и на другие уровни системы, служит точкой отсчета, единицей измерения правовой материи.

Нормативный срез высвечивает основную социальную функцию правовой системы – регулирование общественных отношений, а также основные цели и направления правового воздействия на развитие общества.

Организационно-деятельностный уровень охватывает все юридически оформленные связи и отношения, формы реализации права, различные виды правового поведения людей, правотворческую и правоприменительную деятельность государства и общества.

Социально-результативный уровень правовой системы характеризует, с одной стороны, то, насколько человек как субъект права освоил правовую действительность, как он «живет» в ней, а с другой – то, как сформировались и насколько идентичны интересам индивида и общества различного рода режимы и состояния, позволяющие представить себе определенные результаты действия юридических норм (правовая культура, законность, правопорядок). На этом уровне заложенные в праве свободы, возможности и требования органично вплетаются в социальную и политическую материю. Здесь наиболее четко проявляются сущностные качества правовой системы, имеющие важное значение для формирования и функционирования политической системы и гражданского общества.

Наряду с понятием «правовая система» в отечественной юридической литературе употребляются близкие по смыслу и объему, но имеющие самостоятельное значение термины «правовая надстройка», «механизм правового регулирования», «система права», «право».

Категория «правовая надстройка» раскрывает местоположение всех правовых явлений в общественной системе относительно экономического базиса, а понятие «правовая система» отражает внутренние (структурные) функциональные и системные связи правовых явлений. Категория «механизм правового регулирования» призвана обратить внимание на функциональную сторону, на процесс регулирования общественных отношений, тогда как «правовая система» показывает целостность и взаимосвязь структурных элементов, единство состояний статики и динамики права. Термин «система права» характеризует институциональное внутреннее строение нормативной основы правовой системы – права как такового, «правовая же система» охватывает собой все правовые явления в масштабах государства и общества.

 

§ 2. Противоречия и закономерности развития правовой системы

Правовая система как сугубо социальное образование испытывает на себе в процессе становления и функционирования влияние различного рода общеполитических и общегражданских противоречий объективного и субъективного плана. Однако развитие ее детерминировано прежде всего ее собственными диалектическими противоречиями, которые можно подразделить на внутренние и внешние.

Главное внутреннее противоречие правовой системы любого общества, на наш взгляд, состоит в том, что она содержит в себе одновременно естественные и искусственные начала, связанные с человеком и государством.

Естественно-правовая сторона (часть) правовой системы отражает истоки права как неотъемлемого качества человеческого бытия. В ней заложена та мера свободы, обусловленная природой и человеческим общением, которая необходима для нормального существования человека и продолжения его рода. Отсюда комплекс естественных прав и обязанностей:

• право на жизнь, собственность, личную независимость, счастье;

• обязанность не покушаться на жизнь, собственность, свободу другого человека.

Государственно-правовое начало правовой системы характеризует три основных момента:

а) какие естественные права и обязанности человека и в какой мере закрепляет и гарантирует позитивное законодательство;

б) какие новые правовые возможности человека, возникшие в результате развития науки, культуры, роста благосостояния общества, закрепило государство в нормативно-правовых актах;

в) какие правовые привилегии или правовые ограничения установлены государством для людей, принадлежащих к определенному слою, классу, нации, расе, придерживающихся той или иной идеологии, исповедующих ту или другую религию.

Это внутреннее диалектическое противоречие глубинного, сущностного порядка, предопределяющее все другие аналогичные явления. Его разрешение зависит от уровня развития экономики, политики и культуры общества; разрешаясь, оно каждый раз возрождается в новом качестве. От того, насколько полно и точно учтены законодателем (государством) естественно-правовые начала в правотворческой деятельности, насколько адекватно выражена в правовых установлениях воля народа, зависит характеристика правовой системы как справедливой или несправедливой, демократической или антидемократической.

К внутренним следует отнести и противоречия между объективными субъективным правом, между объективными закономерностями функционирования правовой системы и субъективными пределами ее архитектурного и технологического построения, между правом и законом, между структурными элементами и компонентами правовой системы.

В качестве основного систематизирующего внешнего противоречия выступает противоречие между правовой системой в целом как формой существования экономических, социально-культурных и политических отношений и самими фактическими отношениями как содержанием права. Ф. Энгельс подчеркивал, что ход правового развития «состоит по большей части только в том, что сначала пытаются устранить противоречия, вытекающие из непосредственного перевода экономических отношений в юридические принципы, и установить гармоническую правовую систему, а затем влияние и принудительная сила дальнейшего экономического развития опять постоянно ломают эту систему и втягивают ее в новые противоречия». В общественной жизни, отмечал Г.В. Плеханов, «всякое правовое учреждение рано или поздно превращается в свою собственную противоположность: ныне оно способствует удовлетворению известных общественных нужд; ныне оно полезно, необходимо именно ввиду этих нужд. Потом оно начинает все хуже и хуже удовлетворять эти нужды; наконец, оно превращается в препятствие для их удовлетворения: из необходимого оно становится вредным, и тогда оно уничтожается».

Основное внешнее противоречие предопределяет и другие, более конкретные противоречия и проявляется в них. Например, это противоречие между формальным равенством, равным масштабом устанавливаемого нормами права поведения людей и фактическим неравенством людей, к которым этот масштаб применяется, противоречие между динамикой развития общественных отношений и стабильностью правовой системы, между общим характером правовой нормы и индивидуальными особенностями конкретных отношений и их участников.

В ходе разрешения противоречий, созидательного воздействия на правовую сферу людей выкристаллизовываются закономерности развития правовой системы. Будучи обусловленными всем комплексом потребностей общественного производства, тенденциями общеполитического развития, они отражают активную роль права в формировании гражданского правового общества.

В качестве одной из основных закономерностей можно признать постепенное и последовательное сближение естественно-правовых и государственно-правовых начал в правовой системе, происходящее по мере роста общечеловеческой культуры, реализации нравственно-гуманистических общественных идеалов.

Конституирование этой закономерности связано с характеристиками права как меры свободы, гарантии социальной справедливости. Реализация ее зависит от осуществления таких взаимосвязанных и взаимодействующих тенденций, как: повышение степени выраженности в праве общенародной воли и претворения ее в жизнь, в поведение и деятельность субъектов права; усиление роли правового регулирования; перенос центра тяжести в правовом регулировании с запретительных мер на меры дозволения, расширение и интенсивное применение методов убеждения, мер профилактики, позитивного стимулирования. Данная закономерность носит общеисторический характер, однако проявляется неодинаково в различных общественных системах и на разных этапах их развития. В одних странах она действует последовательно, с нарастающей силой (Швейцария, Голландия, США), в других этот процесс развивается скачкообразно (Россия, Германия, Испания).

Еще одной основной закономерностью развития правовой системы является требование соответствия правовых явлений фактическим общественным отношениям. Данная закономерность также многоаспектна, включает в себя проблемы адекватности отражения общественных потребностей в нормах права, своевременного изменения законодательства, качества правового регулирования. Она действует не автоматически, пробивается сквозь случайности и отклонения и требует активного участия людей. Для ее реализации необходим специальный организационно-правовой механизм.

Кратко данный механизм можно представить следующим образом: новые или изменившиеся фактические отношения, требующие правового оформления правовые экспериментальные нормы (масштаб, уровни, регионы, длительность их действия определяются с учетом территориальных, национальных и иных моментов) оценка правового эксперимента на основе данных социологии, статистики, подготовка и издание нормативного акта компетентными органами (с обязательными процедурами и экспертной оценкой проекта) изучение эффективности действия акта внесение в него изменений, дополнений, а в необходимых случаях его отмена. Последовательность действия элементов такого механизма, возможность корректировки, номенклатуру правотворческих органов, службы социологического сопровождения и все другое можно предусмотреть в законе о порядке разработки, принятия и реализации нормативно-правовых актов.

Важное значение для правовой системы приобретает требование соблюдения правовой технологии, в том числе выполнения соответ