Мозг на пенсии. Научный взгляд на преклонный возраст

Алеман Андре

Автор этой книги, профессор когнитивной нейропсихологии Андре Алеман, много лет изучает процессы старения мозга. Он рассказывает о болезни Альцгеймера, видах памяти, возрастных изменениях мозга, а также дает рекомендации, как сохранить здравое сознание и отличную память на протяжении всей жизни. Книга содержит бесценную информацию об устройстве мозга и памяти, которая будет интересна каждому независимо от возраста.

На русском языке публикуется впервые

 

HET SENIOREN

BREIN

ANDRÉ ALEMAN

De ontwikkeling van onze hersenen na ons vijftigste

* * *

 

Научный редактор Анна Логвинская

Издано с разрешения Uitgeverij Lannoo nv

Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс».

© Andre Aleman, 2012

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2016

 

Введение

В 2012 году 102-летняя Теодора Клаассен-Роос в интервью рассказала, что в течение нескольких последних лет мэр города наносит ей визит на каждый ее день рождения. Но сама Теодора больше не хочет его праздновать. Своим детям (старшему в этом году исполнилось 77 лет, а младшему – 64) она заявила, что это просто трата денег, потому что с каждым годом вечеринка обходится все дороже.

Теодора всегда вела здоровый образ жизни. «Я каждый день выхожу прогуляться, чтобы оставаться активной. По дороге я обязательно встречаю знакомых, и мы немного болтаем, – поясняет она. – Но, кроме этого, я не знаю, что нужно еще делать, чтобы прожить так долго». Она читает по две газеты в день, и особенно Теодору интересуют научные статьи: «Но я не сижу над чтением весь день. Это была бы пустая трата времени!»

Почему один человек и в 100 лет остается здоровым и бодрым, а у другого уже к 60 начинаются серьезные проблемы с памятью? Все ли предрасположены к болезни Альцгеймера? Как выглядит мозг 80-летнего человека? Имеет ли старый мозг какие-то преимущества перед молодым? В этой книге я отвечу на подобные вопросы, опираясь на последние научные достижения.

Процесс старения мозга заинтересовал меня еще в университете. Моя дипломная работа в медицинском центре университета Утрехта (Нидерланды) была посвящена связи между гормоном роста и когнитивными навыками пожилых людей. Мою статью на эту тему напечатали в журнале клинической эндокринологии и метаболизма. В последующие годы я участвовал в различных исследованиях, посвященных мозговым функциям у стареющих людей. Моя книга – своеобразный отчет о них и об исследованиях моих коллег. В настоящее время я работаю в медицинском центре университета Гронингена, специализирующемся на здоровом старении. Именно здесь в 2012 году я начал исследование функций мозга у пожилых людей, страдающих от ухудшения памяти, но не имеющих диагноза «деменция» и все еще способных вести независимую жизнь.

В этой книге я буду часто пользоваться словами «пожилые люди» или «люди старшего возраста». Под ними я подразумеваю мужчин и женщин старше 65 лет – именно этот возраст медики считают началом старости. Иногда его еще называют «третьим возрастом», по аналогии с «первым возрастом» (с рождения и до 20 лет) и «вторым (средним) возрастом». Я использую именно то значение возраста, которое исторически считается началом пенсионного периода. Однако многие полагают, что началом старости следует считать 70 лет, так как сегодня люди живут дольше, чем 50 лет назад, и дольше поддерживают себя в хорошей форме. Как бы там ни было, эта книга предназначена не только для тех, кому уже исполнилось 65. Я написал ее для читателей любого возраста, интересующихся мнением науки относительно мозга и старения.

В 2010 году в Великобритании проживало десять миллионов человек старше 65 лет. Согласно данным Национальной статистической службы, к 2030 году их число увеличится до 16 миллионов. С 2010 года группа, которую называют беби-бумерами (то есть люди, родившиеся между 1946 и 1964 годами во время послевоенного всплеска рождаемости), начала входить в пенсионный возраст. И они проживут еще долго, потому что продолжительность жизни в Британии растет. В 2012 году средняя женщина в возрасте 65 лет вполне могла дожить до своего 86-го дня рождения (то есть прожить на 1,5 года дольше, чем в 2003 году), а средний мужчина того же возраста – до 83 лет (то есть на 1,7 года больше, чем в 2003 году). Население страны стремительно седеет, и эта книга рассказывает, что в это время происходит с нашими серыми клеточками.

По мере того как мы стареем, наш мозг переживает необратимые изменения. Некоторые клетки уменьшаются в размерах, между некоторыми областями мозга исчезают связи, ухудшаются память и концентрация внимания, замедляются когнитивные способности. Но есть и хорошие новости. Пожилые люди часто чувствуют себя счастливее, чем молодежь. Они лучше справляются с эмоциями и стрессом и осознанно принимают сложные решения. Разумеется, между разными людьми в этой возрастной группе существуют огромные различия, и я постараюсь это объяснить. Основываясь на результатах последних исследований, я покажу вам, какие изменения происходят в мозге и как пожилые люди используют одни области мозга, чтобы компенсировать недостаточную эффективность других. Кроме того, мы рассмотрим огромное количество таблеток, порошков и добавок, обещающих покупателям повернуть процесс старения мозга вспять, но на практике почти не приносящих результатов. Я расскажу вам о действительно работающих приемах. Наконец, мы поговорим о том, почему мы становимся мудрее, даже несмотря на угасание мозга, и обсудим, что такое «успешное старение» – термин, который недавно начал использоваться даже в научной литературе.

Я хотел бы поблагодарить Ине Соепнел, моего редактора в Atlas Contact, за советы и комментарии, сделавшие эту книгу лучше и понятнее. Я также благодарю Аниту Роеланд за вклад в процесс написания книги и Бертер Мунстра за иллюстрации. Наконец, я хочу сказать большое спасибо за поддержку моей жене Финни, с которой я надеюсь вместе дожить до глубокой старости – и никакое старение мозга нам в этом не помешает!

 

Глава 1. «Сейчас все происходит так стремительно»: как меняются наши умственные способности

 

После пятидесятилетия практически каждый начинает задумываться о том, что наша память слабеет. Временами вы не можете вспомнить имя знакомого или забываете где-то ключи от дома. И это только начало: однажды вы наверняка забудете выключить газовую плиту. Возможно, вас уже не устраивает технологический прогресс: информационное общество развивается слишком стремительно и оставляет вас далеко позади. Социальные сети и высокотехнологичные устройства – 15 лет назад ничего этого не было, а сейчас о них знает практически любой человек на планете.

Все хотят жить долго, но никто не хочет быть старым. Если вы спросите 40-летних, хотели бы они стать 65-летними, практически все они ответят отрицательно, несмотря на возможность приятно проводить время на пенсии. Не считая ухудшения здоровья, большинство людей боятся именно ослабевания памяти и снижения способности к концентрации. Некоторые опасаются, что не смогут держать себя в тонусе, так как мыслительные процессы станут более медленными. Еще в IV веке до н. э. древнегреческий философ Платон подметил, что упадок физических сил из-за старения сопровождается и ухудшением умственной деятельности. Он уверял, что в зрелом возрасте вы не можете научиться новому, как не способны бегать так же быстро, как в молодости. Был ли Платон прав? Какие возможности нашего мозга действительно ослабевают с возрастом? Когда начинается этот процесс? Как быстро он развивается? И какие способности остаются не тронутыми процессом старения?

 

Предрассудки

В сознании многих людей, в том числе пожилых, содержится неточная и слишком мрачная картина жизни после 65 лет. В 2008 году тема голландской литературной недели Boekenweek была обозначена как «О пожилых: третий возраст и литература». Чтобы отметить это событие, газета de Volkskrant и Свободный университет Амстердама провели опрос о восприятии пожилых людей в Нидерландах. Участники должны были согласиться или опровергнуть некое утверждение. Вот один из пунктов анкеты: «50 % пожилых людей одиноки». 47 % из 751 участника думали, что данное утверждение верно, но на самом деле они были неправы. Как показало продольное исследование старения Longitudinal Ageing Study Amsterdam, в долгосрочной перспективе одинокими становится лишь очень небольшое число пожилых людей. Респонденты неправильно оценивали и многие другие утверждения, и их представления зачастую оказывались гораздо мрачнее реальности. К примеру, большинство из них предположили, что с возрастом круг общения резко сужается (правильно ответили лишь 13 % участников). На самом деле все люди разные, но зачастую круг общения начинает сокращаться только в очень солидном возрасте. Кроме того, 75 % поверили в то, что за последние 15 лет дети стали реже навещать пожилых родителей, а 58 % предположили, что за последние 10 лет старики начали придерживаться более здорового образа жизни. Оба утверждения не соответствуют действительности. Дети, напротив, чаще видятся с родителями, а пожилые люди нашего времени ведут куда менее здоровый образ жизни, чем их предшественники. Была переоценена и частота случаев депрессии, и консервативный взгляд на жизнь со стороны пожилых; недооцененным, в свою очередь, оказался уровень сексуальной активности. В целом люди лучше справлялись с вопросами о здоровье, чем о социальных взаимодействиях.

Столь негативный взгляд на пожилых людей не так уж и невинен. Он может стать самосбывающимся пророчеством. Исследование показало, что позитивный взгляд на старение сопровождался предвкушением здоровой жизни, которое оказывало более сильный эффект, чем уровень физической активности, курение или наличие лишнего веса. В одном исследовании сравнивался уровень смертности людей и их ответы на подобный опрос, проведенный несколько десятков лет назад. Выяснилось, что давшие позитивные ответы в среднем прожили на 7,5 лет дольше, чем те, кто ожидал от старости только плохого. Ученые подсчитали, что люди, которые легче относились к перспективе старения, испытывали меньше стресса и участвовали в мероприятиях, улучшавших их благосостояние. В другом исследовании сравнивался риск смерти в 1993 году у людей, принявших участие в опросе в 1965 году (участвовало 6856 человек). И люди с позитивным отношением тоже жили дольше. Главную роль в этом сыграли социальные взаимодействия: добродушные люди чаще заводили новые знакомства и жили дольше. Наконец, ученые из США обнаружили, что 60-летние люди с позитивным отношением к будущему в возрасте 70 и 80 лет оказались счастливее участников исследования с негативными ожиданиями. При получении этих результатов учитывались как «природные» различия между респондентами (некоторые люди от рождения «счастливее» других), так и их доходы и состояние здоровья в возрасте 60 лет (безусловно, все это влияет на наше мироощущение в 70). Далее в этой главе мы попробуем подробнее разобраться в том, как оптимизм позволяет мозгу лучше работать, в частности справляться со стрессом и утратами. На самом деле уже само чтение настоящей книги может продлить вам жизнь, попросту обратив ваше внимание на позитивные аспекты старения.

Негативные стереотипы, напротив, приводят к снижению производительности и падению уровня жизни. Если дать группе пожилых людей прочитать набор относящихся к старению слов с негативной оценочной коннотацией (например, «дряхлый»), а затем попросить их пройти проверку памяти, результаты окажутся хуже, чем если бы они читали слова с позитивными коннотациями (например, «мудрый»).

Типичные особенности старения также способны влиять на нас (возможно, подсознательно), поскольку они ассоциируются с упадком. Чтобы проверить эту теорию, гарвардский профессор Эллен Ленджер изучила эффект многочисленных признаков старения. Одна ее гипотеза заключалась в том, что облысевшие в молодости мужчины раньше начнут страдать от проблем, связанных с возрастными изменениями. Облысение ассоциируется со старением, поэтому те, кто ежедневно видит лысину в отражении в зеркале, ощущает себя старше, чем есть на самом деле. Ленджер действительно выявила корреляцию между преждевременным облысением и ранним обнаружением связанных со старением проблем со здоровьем.

Ленджер предполагала наличие связи между ощущением старения и внешним видом. Одежда 60-летних отличается от стиля 25-летних. Но это не касается профессий, требующих ношения формы: например, проводники или полицейские носят одинаковую форму, и вычислить возраст по одежде практически невозможно. Двадцатилетний человек, надевший униформу, может быть, ощутит себя старше, а 65-летний почувствует себя моложе. Исследование показало, что пожилые сотрудники, носившие форму, реже испытывали проблемы со здоровьем по сравнению со своими ровесниками.

Профессор заинтересовалась и вопросами супружества и выяснила, что старение замедляется у людей, чей партнер как минимум на 10 лет младше. Однако у медали оказалась и оборотная сторона: более молодые партнеры старели быстрее, чем люди, состоявшие в браке с ровесниками.

Прежде чем заняться проблемами старения, профессор Ленджер исследовала влияние культуры на потерю памяти. Она обнаружила, что пожилые жители китайских деревень в меньшей степени страдали от проблем с памятью, чем представители западных цивилизаций. Ленджер определила, что это связано с тем, что в восточной культуре, в отличие от западной, отсутствуют негативные стереотипы о старении. Она также выяснила, что глухие американцы (менее подверженные негативным стереотипам) реже выказывали признаки слабеющей памяти. В общем, значение имеют как личное отношение человека к старению, так и общепринятые идеи, касающиеся этого процесса. Позитивный подход продлит вашу молодость.

 

Совершенный пианист

Альдо Чикколини (1925–2015) был востребованным концертным пианистом и выступал на известнейших площадках, а о его игре оставляли восхищенные отзывы. На концерте в Роттердаме в 2011 году он играл Моцарта и, после небольшого перерыва, Листа. Когда его вызвали на бис, он сыграл «Испанский танец № 5» Энрике Гранадоса. Чем этот концерт оказался столь примечателен, почему я рассказываю вам о нем? Потому что Чикколини было уже 85 лет. Один голландский музыкальный критик рассыпался в похвалах. Заголовок его рецензии звучал так: «Совершенный и незабываемый Лист в исполнении 85-летнего Чикколини». Дальнейший текст был полон не меньшего восхищения: «В своей мелодичной, прекрасно проработанной интерпретации он показал невиданную силу – именно там, где это было необходимо». По мнению критика, выступление на бис показало, что Чикколини по-прежнему остается виртуозом своего дела. Неужели преклонный возраст не оказал никакого влияния на его выступления? Возможно, самую малость. Рецензент описал, что в один из моментов пианисту пришлось «спасать себя от провала в памяти» во время исполнения моцартовской Сонаты си-бемоль мажор, и он справился с этой задачей блестяще: «Возможно, на заминку обратили внимание лишь несколько человек во всем зале». Похоже, память все же один раз подвела музыканта, и, без сомнения, из-за возраста. Однако Чикколини все же смог исправить свою оплошность настолько искусно, что ее практически никто не заметил.

Эта история показывает, что память ухудшается даже у людей, демонстрирующих и в преклонном возрасте удивительную производительность. Когда мы думаем о возрастном снижении умственных способностей, именно память первой приходит нам на ум. С давних времен известно, что пожилым людям сложнее удерживать информацию, чем молодым. Древнегреческий философ Аристотель проводил аналогию с восковой табличкой для письма. Стилус скользит по новой табличке легко и плавно. С годами воск твердеет, и надписи приходится практически процарапывать. Так и пожилым людям становится сложнее запечатлевать в памяти новые ощущения. Один ихтиолог, ставший деканом факультета, однажды сказал, что, запомнив имя одного нового студента, он забывает два вида рыб. Эта история подводит нас к мысли о том, что память имеет ограниченный объем: когда она заполнена, вы не можете просто поместить туда что-то новое. Сначала нужно избавиться от чего-то старого. Эта идея выглядит логичной, однако существуют исследования, доказывающие, что как минимум долгосрочная память не может быть «заполнена». Напротив, с возрастом долгосрочная память способна удержать поразительно большой объем информации.

Но хранение информации и простой доступ к ней – два разных вопроса. Часть информации попросту не добирается до нашего банка памяти, поэтому вы никогда не сможете потребовать ее обратно. Возьмем, к примеру, человека, который представляется в очереди у стойки регистрации в отеле: «Привет, я Джон Смит». Пока он говорит, вы отвлекаетесь на кого-то, кто натолкнулся на вас, а также пытаетесь не забыть представиться самому. Имя Джона Смита не отложится в вашей памяти, поскольку на самом деле вы не уделили этому внимания. Совершенно не удивительно, что спустя несколько недель вы не вспомните, как его зовут: вы никогда этого и не знали. Чтобы запомнить чье-то имя, вы должны внимательно слушать и, по возможности, что-то сделать с полученной информацией. К примеру, мысленно связать его с другим знакомым вам Джоном и его лицом. Так вы повысите шансы вспомнить если уж не фамилию, то хотя бы имя этого человека!

У многих старость ассоциируется с забывчивостью. Принято считать, что вы начинаете забывать вещи примерно в 60-летнем возрасте или на пару лет раньше. Но так ли это? Большинство моих 60-летних знакомых пока не жалуются на сколько-нибудь серьезные провалы в памяти. Куда чаще эта проблема касается 75-летних. Однако, проведя исследование о начале снижения потенциала памяти, ученые назвали совсем другой возраст. Сюрприз: снижение начинается в возрасте около 20 лет. Но между 60 и 70 годами память ухудшается быстрее (рис. 1).

Рис. 1. С возрастом объем памяти постепенно уменьшается

Такое снижение частично объясняется тем, что люди в пожилом возрасте в меньшей степени используют свои умственные способности (например, после выхода на пенсию). Но большинство из них не страдает от расстройства памяти: их показатель отличается от среднего по популяции менее чем на один пункт.

Кстати, само слово «память» вводит нас в заблуждение. Оно создает впечатление, будто мы говорим о чем-то едином, об одном ментальном навыке. Но за последние пятьдесят лет ученые выяснили, что существует несколько разных процессов запоминания. К примеру, у нас есть краткосрочная и долговременная память. Все знают, что краткосрочная память используется тогда, когда вам нужно удержать в сознании какую-то мысль в течение примерно минуты (например, телефонный номер, по которому вы собираетесь позвонить). При этом очень важно не думать о чем-то еще – иначе вы сразу забудете номер. Это утверждение справедливо как для молодых, так и для пожилых людей, но для последних его актуальность все же немного выше. Долгосрочная память отвечает за все, что понадобится нам более чем через минуту, даже если в этом промежутке вы отвлекались на что-то другое. Краткосрочная память участвует в различных процессах, например, служит для отслеживания изменений в числе при сложении или вычитании.

Долгосрочная память делится на процедурную и декларативную. Процедурная память касается действий, к примеру, езды на велосипеде или игры на фортепиано. Если однажды вы научились это делать, впоследствии ваше тело будет просто повторять нужные движения – и управляется это процедурной памятью. Такие бессознательные процессы, доведенные до автоматизма многочисленными занятиями, являются жизненно важными. Если вы много катаетесь на велосипеде, вам не нужно специально задумываться о том, как двигаться вперед или повернуть за угол.

Декларативная память, в свою очередь, участвует в осознанном вызове информации, к примеру, когда вам нужно восстановить список покупок. Этот вид памяти может быть либо вербальным (словесным), либо визуальным (зрительным) и подразделяется на семантическую и эпизодическую память. Первая из них относится к значению концептов (в частности, к именам людей); вторая – к событиям. Поясню на примере: знание о том, когда вы в последний раз отправились на велосипедную прогулку, взывает к вашей эпизодической памяти; знание о том, что такое велосипед, – к семантической; умение ездить на нем – к процедурной. Частью эпизодической памяти является автобиографическая – она касается различных событий и жизненных переживаний (рис. 2).

Рис. 2. Структура долговременной памяти

Наконец, мы добрались до проспективной памяти – она относится к вещам, которые вы собираетесь сделать: позвонить в автосервис, или купить букет цветов и навестить свою тетушку, или почистить лоток кота. Чтобы понять, какие функции памяти ухудшаются со временем, давайте подробнее разберемся в ее основных процессах.

 

Вербальная и визуальная память

«Как же звали зятя Питера? Мы же знакомились с ним на той вечеринке». Все время от времени забывают имена. По мере старения эта проблема может появляться все чаще и чаще. Кажется, будто подобная информация хранится на каком-то глубоком уровне памяти, в ящике старого шкафа. Этот ящик застрял или у вас нет ключа. Информация хранится в вашей памяти, но вы не способны ее извлечь. Старение сильнее всего действует на событийную и краткосрочную память.

Психологи часто используют список слов для проверки событийной памяти. Они зачитывают вслух 15 не связанных друг с другом слов: «куст, птица, шляпа» и так далее. Затем испытуемого просят повторить список. Большинство людей среднего возраста (около 45 лет) способны воспроизвести порядка семи слов. Затем тот же список зачитывают еще четыре раза, после чего большинство людей из этой возрастной группы воспроизводят от 12 до 15 слов. Через четверть часа исследуемого просят повторить слова из списка. Это уже сложнее. Большинство людей среднего возраста не могут воспроизвести более 10 слов. Среди людей в возрасте около 70 лет эти показатели падают до пяти слов сразу после первого прочтения, девяти – после пяти прослушиваний и семи спустя 15 минут. Таким образом, способность запоминать случайный список слов заметно слабеет по мере старения. Мы с трудом можем запомнить список покупок, особенно если его пункты не связаны друг с другом. Если вам нужно шесть ингредиентов для карри, их легче запомнить, чем такие товары, как сахар, вишневый йогурт, туалетная бумага, лук-порей, макароны и апельсины.

Как же обстоят дела с запоминанием историй? Это тоже задача событийной памяти. Истории, конечно, более структурированы и осмысленны по сравнению со списками слов, но легче ли пожилым людям их запомнить? Шкала памяти Векслера, используемая психологами во всем мире, является хорошим средством оценки памяти на основе способностей к рассказыванию историй. Один из компонентов проверки заключается в прослушивании истории и требовании пересказать ее как можно точнее. Выясняется, что люди в возрасте около 70 лет способны рассказать историю так же, как и 20-летние. Но через 30 минут испытуемых ждет неожиданный тест, в процессе которого они должны воспроизвести как можно большую часть истории. В этот момент молодые люди вспоминают гораздо больше деталей по сравнению с пожилыми.

Слова и истории представляют собой вербальный материал, хранящийся в словесной памяти. Изображения же хранятся в нашей зрительной памяти, отличающейся от фотографической (способности точно воспроизводить изображения). Зрительная память воссоздает более общую картину: вы, например, можете вспомнить дом вашего друга, но не во всех деталях. Портится ли по мере старения зрительная память так же, как и словесная? Да: способность вспоминать визуальную информацию сокращается приблизительно на 30 % за 50 лет: в промежутке между 20 и 70 годами. Обычный тест для измерения зрительной памяти включает в себя копирование сложной диаграммы и ее последующее воспроизведение по памяти (рис. 3). С этой задачей 20-летние справляются гораздо лучше 70-летних.

Рис. 3. Пример теста на зрительную память. Испытуемый должен скопировать сложную диаграмму, а спустя 20 минут воспроизвести ее по памяти

События часто хранятся в виде рассказа. Многие проблемы, с которыми мы сталкиваемся при старении, являются по своей природе вербальными: мы забываем имена и истории. Но много информации хранится и в визуальном виде. Для того чтобы найти ключи, полезно вспомнить образ того, как вы их кладете. То же самое относится и к поиску дороги. Даже если у вас в машине есть навигатор, все равно остается много ситуаций, когда нужно использовать зрительную память: например, чтобы отыскать отделение в больнице, в которой вы были до этого лишь один раз, или квартиру друга в большом жилом комплексе.

 

Краткосрочная память

Краткосрочная память хранит информацию, необходимую для выполнения определенной задачи. Так, например, при приготовлении пищи мы многократно обращаемся к краткосрочной памяти. Как и во время выполнения многих других рутинных задач, вы ненадолго восстанавливаете нужную информацию, после чего избавляетесь от нее. Представьте, что вы готовите обед из трех блюд. Вам нужно потушить овощи, пожарить мясо и разогреть духовку для запеканки. Для каждого из этих действий вы должны выполнить определенные шаги в определенном порядке, поэтому вам необходимо знать, что делать дальше. Это достаточно сложное испытание для краткосрочной памяти. То же самое относится и к вычислениям в уме и овладению новыми сложными навыками, такими как игра на музыкальных инструментах или использование компьютерных программ.

Как правило, исследования связи краткосрочной памяти и старения основываются на вычислениях в уме. Обычный метод заключается в восстановлении последовательности на n шагов: испытуемому показывают некую последовательность чисел, по одному, и ему нужно вспомнить, какое число появлялось n шагов назад. Так, если испытуемому необходимо вспомнить число, появившееся на один шаг ранее (n = 1), его просят нажать на кнопку, когда предыдущее число, например, равно трем. При последовательности 6, 3, 4, 5… кнопку следует нажимать при появлении числа 4, так как перед ним появлялось 3. Промежуток можно увеличить и тем самым усложнить задание. Испытуемый должен помнить число, которое появлялось два (n = 2) или три (n = 3) шага назад. Например, инструкция выглядит так: «Нажмите кнопку, если число два шага назад равнялось трем». В последовательности 7, 4, 3, 8, 1, 2… кнопку следует нажать на числе 1, так как два шага назад было число 3. Поскольку числа появляются на экране по одному, то задание оказывается довольно сложным при n = 3 и n = 4. Последовательность чисел в краткосрочной памяти должна постоянно обновляться, и вместе с тем вы должны помнить число, появлявшееся три шага тому назад. Большинство пожилых людей справляются с этим заданием хуже молодых участников, в частности, при n = 3 и n = 4. Некоторые исследования показали, что главная проблема пожилых заключается в невозможности «избавиться» от бесполезной информации. В тот момент, когда число больше не имеет значения, вам нужно забыть его, но это сложно, так как оно было важным незадолго до этого.

Таким образом, пожилые люди могут обрабатывать одновременно меньшее количество информационных единиц (хранить слова в словесной памяти, например) и менее способны к избавлению от ненужной информации. Оба данных аспекта отрицательно влияют на краткосрочную память. Их последствия легко заметить в повседневной жизни, особенно когда изучение нового включает в себя усвоение большого количества информации, не вся из которой является необходимой в тот же самый момент. Это проявляется при освоении новой программы или концентрации на чтении в тот момент, когда рядом шумят внуки. Обе задачи оказываются трудными для пожилых людей, так как им сложнее игнорировать нерелевантную информацию (шум, производимый детьми) и данные, уже присутствующие в их сознании. Это связано с деградацией лобной коры мозга (находящейся в передней части мозга и помогающей нам отфильтровывать неважную информацию). Мы вернемся к этому позже.

Упрощенный способ исследования краткосрочной памяти заключается в так называемом самостоятельном указательном тесте. Участнику предлагается папка, где лежат несколько листов, на каждом из которых изображено десять абстрактных картинок (см. рис. 4).

Рис. 4. Примеры абстрактных рисунков, используемых в самостоятельном указательном тесте. Участник может только один раз указать на определенный рисунок и должен помнить, какие картинки он уже выбирал

Испытуемых просят выбрать любой рисунок на каждом листе, но один рисунок можно выбрать только единожды. Таким образом, они должны сохранять выбранные рисунки в краткосрочной памяти, чтобы не повторяться. И это сложнее сделать пожилым людям. И хотя кажется, что это слабо связано с ежедневными проблемами с памятью, но на самом деле в тесте задействуется важное умение: возможность различать то, что вы уже видели, и то, что видите впервые. Если вы заметили новую картину в доме своего друга, то сказать об этом в первый раз – хорошая манера. Но если вы заговорите о «новой» картине во время следующего визита, люди начнут волноваться о вашей памяти.

 

Гибкость мышления

По данным исследователей из университета Лотарингии в Нанси (Франция), с возрастом пауки менее искусно плетут паутину. В качестве подопытного членистоногого ученые выбрали европейского домашнего паука (Zygiella x-notata) и выяснили, что по мере старения пауки все чаще допускают ошибки при плетении сети. Исследователи внимательно проанализировали форму, частотность и количество дыр в паутинах, сплетенных членистоногими разного возраста. Рисунок паутины старых пауков был нерегулярным, а расстояние между нитями – довольно большим. Восьмимесячные пауки (жизненный цикл Zygiella x-notata в среднем составляет 12 месяцев) плели паутину, рисунок которой сильно отклонялся от круговой траектории, и часто оставляли широкие промежутки между нитями. Ученые предположили, что это связано с ухудшением состояния центральной нервной системы, но для проверки гипотезы потребуются и другие эксперименты. Исследователи считают, что эти данные помогут пролить свет на механизмы, лежащие в основе возрастного снижения работоспособности человека.

Начинают ли люди с возрастом хуже справляться со сложными заданиями? Память – не единственная ухудшающаяся способность по мере старения. Снижаются и так называемые «исполнительные функции». Это базовые процессы, обеспечивающие способности к организации, планированию и инициации действий; умение координировать и контролировать импульсы, управлять эмоциями, приспосабливаться и восстанавливаться. Исполнительные функции можно описать как когнитивные процессы, контролирующие наше поведение и управляющие им. Они позволяют понять, какое поведение уместно в конкретной ситуации, и дают возможность сдерживать или подавлять неподходящие эмоции. Пример: если вы куда-то спешите, вы должны подавить желание продолжить путь, когда загорается желтый сигнал светофора. Если вы этого не сделаете, то можете проехать на красный свет. Другая исполнительная функция позволяет вам сконцентрироваться на задаче, несмотря на множество отвлекающих факторов. А во время вождения их возникает немало: от красивейших зданий и привлекающей внимание рекламы до уведомлений на экране мобильного телефона. Вы должны быть в состоянии игнорировать эти стимулы, чтобы сосредоточиться на вождении. Пожилые люди считают эту задачу достаточно трудной.

Давайте вернемся к приготовлению пищи, также зависящему от исполнительных функций. Канадский исследователь Фергус Крейк разработал виртуальный эксперимент, чтобы сравнить способность молодых и пожилых людей к планированию в процессе приготовления традиционного завтрака. Испытуемые получили список из пяти блюд, от тостов до блинчиков, каждое из которых требует разного времени приготовления. Участники начинали процесс приготовления, выбирая изображения блюда на экране. Задача состояла в том, чтобы приготовить все составляющие завтрака одновременно, и накрыть на стол, пока еда готовится. Сервировка стола включала перенос разных объектов, например тарелок и столовых приборов, с края экрана в нужное место на «столе». Был создан и более сложный вариант теста, в котором каждое блюдо находилось на отдельном экране компьютера, и, чтобы контролировать процесс, необходимо было постоянно переключаться с одной вкладки на другую. Эксперимент позволял оценить не только способность планировать и контролировать ситуацию, но и проспективную память, отвечающую за то, чтобы помнить требующие внимания в будущем задачи. Сравнив время, необходимое в идеале на приготовление завтрака, с реально затраченным испытуемым временем, можно оценить, насколько хорошо этот человек контролировал ситуацию. Чем больше разница между двумя числами, тем труднее было человеку готовить блюда с разными временными затратами. Умение планировать и думать о будущем измерялось путем вычитания времени окончания готовки первого блюда от времени окончания готовки последнего блюда. В идеальной ситуации разницы не должно быть, так как по инструкции вся еда должна оказаться готовой одновременно. Чем больше была разница, тем труднее было человеку выполнить задачу.

Каковы же оказались результаты? Участники со средним возрастом 70 лет явно испытали больше трудностей в координации готовки, чем молодые люди со средним возрастом 20 лет. Пожилые также хуже планировали, но только в более сложном варианте задачи, когда каждое блюдо находилось на отдельном экране. Данные совпадают с рядом других экспериментов с более абстрактными заданиями, показывающих, что у пожилых людей возникают большие трудности с планированием.

Одна из таких абстрактных задач – тест на построение маршрута. Его цель состоит в том, чтобы как можно быстрее нарисовать линию между разбросанными по странице буквами и цифрами; соединять их необходимо следующим образом: 1–А–2–B–3–C и так далее. Затем результат сравнивается со временем выполнения той же задачи, соединять в которой нужно только цифры: 1–2–3 и так далее. Сравнение времени, нужного на выполнение первой задачи, со временем, затраченным на вторую, показывает, как быстро человеку удается переключаться между разными категориями (в данном случае между буквами и цифрами). Попробуйте проверить себя при помощи рис. 5.

Рис. 5. Вариант теста на построение маршрута. Возьмите карандаш и соедините линией цифры и буквы в следующем порядке: 1–A–2–B–3–C и так далее. Постарайтесь выполнить задание как можно быстрее

В домашних условиях вы можете провести и другой тест на определение когнитивных способностей. Речь о карточной игре «Сет». Когда будете играть в нее с внуками, не удивляйтесь, если проиграете, несмотря на преимущество в плане общих знаний и, возможно, многолетний опыт в настольных играх. Простой вариант игры включает в себя двенадцать разложенных на столе карточек с четырьмя свойствами в трех вариантах. Свойства – это цвет, текстура, символ и количество символов. Все игроки пытаются составить набор из трех карт, для которых каждое из свойств будет либо одинаковым, либо разным для всех трех карт.

Когнитивная гибкость позволяет переключаться между категориями (цвет, форма, количество), чтобы решить, достаточно ли карт определенного типа. Но при игре в «Сет» требуется не только гибкость мышления. Важна еще и скорость. Какой игрок первым увидит все возможные комбинации? Есть мнение, что дело не в утрате ментальной гибкости, а в том, что пожилые люди просто немного медлительнее молодых.

Ментальная гибкость подразумевает возможность переключаться с одного образа мышления (сортировка по форме) к другому (сортировка по цвету). Скорость означает способность быстро вспоминать список вещей, проверяя каждый пункт: где же зеленый, красный, квадрат, круг и сколько имеется карт каждого типа.

 

Скорость обработки информации

На что жалуется большинство людей по мере старения (скажем, начиная с 70 лет)? В основном на физическую слабость, снижение активности, сокращение числа увлечений и социальных контактов. Что касается умственных способностей, то самая частая жалоба – на ухудшение памяти, из-за которого люди постоянно отвлекаются на внешние раздражители и не могут сконцентрироваться. Немногие сожалеют об уменьшении скорости мышления. Это происходит потому, что скорость мышления (или, как говорят психологи, «скорость обработки») не является самоцелью, она лишь помогает решать другие задачи, например понять выписанный рецепт или запомнить список покупок. Но все же многие пожилые волнуются, что им нужно больше времени для обработки информации по сравнению с молодыми. Необходимость быстрой обработки информации ведет к сложностям, но проблем не возникает, если ограничение по времени отсутствует. Отсюда возникает вопрос: замедляются ли наши умственные способности по мере старения? Мы видим явное ухудшение физических способностей: человек в семьдесят пять не может идти так же быстро, как в сорок. Но касается ли это мозга?

Да, скорость обработки с возрастом уменьшается. На самом деле она самая важная из деградирующих способностей. Тимоти Солтхаус, исследователь связи старения и познавательных способностей, предполагает, что замедление мыслительного процесса является основой всех других нарушений сознания, например функций памяти и способности к выполнению задач. Это критическая точка, лежащая в основе нарушений, связанных со старением.

Как измерить скорость обработки информации? Существует два способа: один определяет время реакции, второй – как быстро происходит мыслительный процесс. Оба теста чаще всего включают в себя нажатие кнопки или записи чего-либо. Моторные функции руки и пальцев также играют роль в первом методе. В простом тесте на время реакции участник должен как можно быстрее нажать одну из пяти кнопок, когда она загорается. Это очень прямолинейно. В усложненном тесте нужно нажать кнопку, соседнюю с той, что загорелась, и в этом случае необходимо подавить инстинктивное желание нажать на загоревшуюся кнопку. Данный вариант теста занимает больше времени, и испытуемые обычно совершают больше ошибок. Было проведено много исследований времени реакции молодых и пожилых людей, показавших, что оно медленно, но верно увеличивается начиная с 20 лет. На графике это время будет представлять прямую линию, идущую прямо вверх после отметки «20 лет».

Короткое время реакции чрезвычайно важно при вождении, поэтому люди после семидесяти должны периодически проходить соответствующие тесты. Лучше всего делать это в реалистичной среде, а не просто выполнять задания, где нужно нажимать на кнопки. Нейропсихологи из университета Гронингена используют автомобильный симулятор. Испытуемый «ведет» машину и попадает в ситуации, требующие быстрого торможения или поворота. Но вождение автомобиля – гораздо больше, чем своевременное торможение перед пешеходом, переходящим дорогу. Быстрое мышление также важно для оценки сложной и постоянно меняющейся ситуации на дороге. Представьте, что вы хотите совершить обгон на загруженной трассе. Прежде всего, вам надо убедиться, что за вами нет машин, едущих с большей скоростью. Иногда вам нужно за долю секунды решить, будете ли вы обгонять или нет. Но тот факт, что мышление замедляется по мере старения, не означает, что пожилые люди по определению водят хуже. Это касается только тех, чье время реакции или функции выполнения задач серьезно пострадали. Около 20 % людей старше 70 лет не вписываются в допустимые рамки, но есть много тех, кто водит по-прежнему хорошо. В марте 2012 года жительница ЮАР получила правительственную награду за безаварийное вождение на протяжении 60 лет. Ее даже ни разу не штрафовали за нарушение правил. Министр транспорта сказал, что она – пример для всех граждан страны. Каждый год безответственное вождение приводит ко множеству смертей на южноафриканских дорогах.

Скорость обработки (и время реакции, являющееся одним из ее аспектов) имеет значение не только при вождении автомобиля, но и во многих других ситуациях, когда мы получаем поток информации, например, когда водопроводчик объясняет нам все функции новой системы отопления. То же самое относится к окружающей среде, насыщенной раздражителями, вроде людной улицы. Скорость также необходима для того, чтобы следить за беседой нескольких людей: многие говорят быстро и часто перебивают друг друга.

Обычным способом измерения скорости мышления является тест замены символов цифрами (ТЗСЦ), входящий в набор методов проверки интеллекта (рис. 6). Этот тест занимает всего несколько минут. Участнику дается листок бумаги со строкой клеток и кодом, связывающим абстрактные символы и цифры. Он должен записать правильные цифры в пустых клетках под символами. Так, например, если код связывает символ Г с цифрой 1, а символ | с цифрой 7, нужно написать эти цифры под соответствующим символом. Это несложно; задача в том, чтобы продвинуться как можно дальше за 90 секунд. Большое число исследований, проведенных за последние 50 лет, показало, что данный тест выявляет самые ранние признаки снижения познавательных способностей. Производительность падает начиная с 20 лет: чем старше испытуемые, тем меньше клеток они запоминают (рис. 7). Это наиболее надежный тест изменений, связанных со старением, и он используется нейропсихологами во всем мире для обследования пожилых людей.

.

Рис. 6. Тест замены символов цифрами: соответствующая цифра должна быть написана под каждым символом. Проверьте, сколько вы успеете за 90 секунд

Рис. 7. Скорость обработки информации постепенно падает в процессе старения

Но что же на самом деле измеряет ТЗСЦ? Вы можете подумать, что заполнение клеток зависит не только от скорости обработки информации. Ведь нужно записать каждое число, а это связано с моторными функциями, различающимися у разных людей. Кроме того, используется и краткосрочная память: если вы запомните часть кода, то сможете работать быстрее, потому что не будете постоянно с ним сверяться. Но хотя ТЗСЦ и требует нескольких навыков, сравнение с другими тестами (где, например, не нужно ничего записывать или запоминать код) показывает, что он прежде всего измеряет именно скорость обработки информации. Любопытная деталь: во многих исследованиях, где ТЗСЦ показал значительное различие между результатами пожилых и молодых людей, не было отмечено разницы в скорости записи между возрастными группами. Обе возрастные группы также используют одинаковую стратегию: испытуемые сверяются с кодом прежде, чем заполнить очередную клетку. Основное различие заключается во времени, необходимом каждой группе для того, чтобы посмотреть на символы и цифры и затем превратить полученную информацию в действие.

Большое число исследований выявило, что из всех познавательных функций скорость обработки больше всего снижается при старении. Это влечет за собой несколько практических выводов. Пожилые люди, которые все еще могут обрабатывать информацию достаточно быстро, способны дольше жить независимо. Подтвердилась и гипотеза Тимоти Солтхауса: уменьшение скорости обработки объясняет угасание большого числа других когнитивных функций. В исследовании, проведенном лондонским университетом Брунеля, один и тот же набор тестов был предложен группе людей со средним возрастом 23 года и группе со средним возрастом 68 лет. Ученые проверяли память, способность к планированию и прогнозированию и скорость обработки. Результаты показали, что испытуемые из старшей группы хуже справились с тестами на память, но с поправкой на скорость обработки информации результаты оказались одинаковыми. В данном случае ученые не обращали внимания на разницу в других познавательных способностях. Это подтверждает сделанный ранее вывод о том, что разница в скорости мышления может объяснить различия между молодыми и пожилыми людьми в возможностях памяти.

 

Резервы

Позитивно вы к этому относитесь или нет, эпизодическая память, краткосрочная память, исполнительные функции и скорость обработки информации снижаются с возрастом. Так что, старение не принесет ничего, кроме страдания? Это совершенно точно не так. Существует ряд областей, в которых пожилые люди превосходят тех, кто моложе. Я рассмотрю только две из них: общие знания и словарный запас (их проверка входит в стандартный набор тестов на уровень интеллекта). Тесты на общие знания включают такие вопросы, как «Кто занимает пост президента Франции?» или «Какая гора самая высокая в мире?». При прохождении лексических тестов участники должны объяснить своими словами смысл другого слова. Их просят объяснить значения слов типа «элита» или «красноречивый». Слова тщательно отбираются с учетом случайной выборки населения, что позволяет исследователям установить, демонстрирует ли испытуемый умения выше или ниже среднего. Словарный запас оказывает огромное влияние на языковые навыки.

Пожилые люди лучше выполняют тесты на общие знания и словарный запас. Умение читать и понимать повествовательные тексты с возрастом существенно не ухудшится, при условии, что нет никаких проблем со зрением или концентрацией. Хотя читать и понимать научно-популярные тексты пожилым людям уже сложнее, потому что для этого используется в основном краткосрочная память, но в большинстве случаев это становится очевидным лишь после 70 лет.

Рис. 8. Словарный запас (и общие знания) увеличивается до тех пор, пока нам не исполнится 80 лет

В психологии навыки, не меняющиеся или даже улучшающиеся с возрастом, называются кристаллизованным интеллектом. Они представляют собой накапливаемые на протяжении всей жизни знания и умения. Важными компонентами кристаллизованного интеллекта являются общие знания и словарный запас. Краткосрочная память, исполнительные функции и скорость обработки информации, ухудшающиеся с возрастом, называются жидким интеллектом. Такие навыки необходимы для решения новых проблем, не зависящих от приобретенных ранее знаний. Можно ли улучшить «жидкий» интеллект? Это важный вопрос. В случае положительного ответа противодействие возрастному спаду или хотя бы его существенная компенсация окажутся возможными. Подробнее мы поговорим об этом в шестой главе.

 

Важные факты

• Способность запоминать новую информацию ухудшается по мере старения.

• Скорость обработки информации, способность к концентрации и когнитивная гибкость (способность переключаться между различными способами мышления) также снижаются.

• Ухудшение скорости обработки информации начинается уже в возрасте 20 лет, и регресс проходит постепенно. Скорость обработки не изменяется внезапно после выхода на пенсию.

• С возрастом становится все труднее игнорировать ненужную информацию.

• Некоторые когнитивные навыки не зависят от возраста или даже улучшаются, например общие знания и словарный запас.

• Положительное отношение к старению оказывает большее влияние на здоровье, чем физическая активность, курение или ожирение.

 

Глава 2. Душевное спокойствие: почему пожилые люди эмоционально стабильны

 

В январе 1990 года британский писатель Роальд Даль отправился на Ямайку, чтобы отдохнуть там вместе со своей женой, дочерью и внучкой. В последнее время 73-летний Даль страдал от проблем со здоровьем: он перенес две операции на кишечнике, а его зрение сильно испортилось. Однако, по словам его биографа, Дональда Старрока, несмотря на то, что Даль «двигался, как жираф с артритом», он был спокоен и весел. Ласковое тепло ямайского солнца еще больше его расслабило. Даль жил настоящим днем и наслаждался обществом любимых людей. Старрок (очевидно, очень любивший анималистические метафоры) описывал его как «седого льва в окружении трех грациозных львиц». Судя по всему, прожив очень неспокойную жизнь, Даль сумел достичь мира в душе, и произошло это задолго до отпуска на Ямайке. «Безмятежность опускается на тебя, как теплая дымка, – писал он. – Борьба позади. Движения становятся медленнее. Все время в мире принадлежит тебе. Торопиться некуда. Бесконечное стремление к достижениям окончено».

Но не все люди встречают старость в такой же идиллии. Согласно американскому психологу Эрику Эриксону (1902–1994), в течение жизни человек проходит через восемь стадий развития, и последняя из них начинается в возрасте около 65 лет. Он назвал ее «эго-целостность против отчаянья», имея в виду, что именно в это время люди оглядываются назад и переживают чувство принятия и удовольствия, если их жизнь была счастливой и продуктивной. Эриксон назвал соответствие между идеальными представлениями о жизни и реально прожитой жизнью «целостностью эго». Но если в течение жизни вы были несчастны, то на этом этапе вы почувствуете отчаянье. Разумеется, для большинства людей ситуация не предстает только в черных или белых тонах. Несмотря на то что Эриксон сформулировал данную теорию в среднем возрасте, не зная, насколько она будет применима к нему самому, он оказался блестящим примером эго-целостности. Он умер в 91 год, проведя последние месяцы своей жизни вместе с любимой женой Джоан в счастье. Их часто видели прогуливающимися за руку или даже целующимися в общественных местах.

И Даль, и Эриксон говорили о том, как мир и спокойствие росли в их душах год за годом. Действительно ли наша эмоциональная стабильность увеличивается с возрастом?

 

Личностные изменения

Эмоциональная стабильность – во многом индивидуальная черта. Некоторые люди обладают ею в меньшей степени, и их легко расстроить. Любая разбитая чашка и каждая мелочь вроде пропущенного автобуса или забытого дома кошелька кажется им катастрофой. Критика злит их или лишает уверенности в себе. Они часто испытывают тревогу и напряженность, боятся предстоящих опасностей и волнуются, что подумают о них другие. Они легко смущаются, чаще сердятся и легче пугаются. В общем, в таких людях преобладают негативные чувства. Психологи называют подобные состояния нейротизмом или эмоциональной нестабильностью. Критериям нейротизма отвечают примерно 15 % всех людей, и они очень тонко чувствующие личности, что само по себе не так уж плохо. Но у нейротизма имеются и очевидные недостатки. У многих людей он перерастает в заболевания, например в депрессию или тревожные расстройства.

Пожилые люди обычно недовольные и раздражительные. По крайней мере, в нашем обществе сложился именно такой стереотип. Но на самом деле с возрастом уровень нейротизма уменьшается. Пожилые люди гораздо стабильнее молодежи, и их сложнее вывести из себя или довести до паники. Различные исследования, в том числе проводившиеся в Стэнфордском университете в Калифорнии, показывают, что эмоциональная стабильность развивается у человека в течение всей жизни. В 60 лет люди чувствуют себя счастливее, чем в 20 или 40. Они испытывают меньше негативных чувств. Несмотря на то что в 70 лет возникает еще один всплеск отрицательных эмоций, он никогда не доходит до той же степени, что у молодежи. Появление негативных чувств в 70 лет объясняется ухудшением физических способностей и потерей друзей. Кроме того, их вызывают изменения в префронтальной коре (передней части лобных долей), регулирующей наши эмоции. Как бы там ни было, пожилые люди более сбалансированы в эмоциональном плане и лучше подготовлены к сложным ситуациям с участием других, так как умеют справляться с негативными чувствами. Люди старшего поколения отличаются большей эмоциональной стабильностью, а значит, имеют меньший риск возникновения психологических проблем. Подобные расстройства чаще всего настигают людей в возрасте до 40 лет. Когда голландского журналиста Хенка Спаана спросили, помогла ли ему психотерапия, которая была очень популярна в кругах левых интеллектуалов в 1970-х, он ответил: «Знаете, что еще помогает? Стать старше».

Существует еще один ничем не обоснованный стереотип, будто пожилые люди очень любят жаловаться. Масштабное исследование, проведенное в США, показало, что на самом деле о незначительных проблемах со здоровьем чаще всего рассказывают молодые и зрелые люди, хотя пожилые больше страдают от серьезных заболеваний.

Еще одна важная личностная черта, изменяющаяся с возрастом, – это дружелюбие или добродушие (психологи называют данную характеристику альтруизмом), то есть умение работать с людьми и хорошо к ним относиться. Элементами альтруизма являются толерантность и готовность прийти на помощь. Нам обычно приятно общаться с теми, кто обладает всеми этими характеристиками: такие люди не мешают нам и не приносят в нашу жизнь негатив. Уровень альтруизма, как и нейротизма, можно измерить при помощи анкеты. Альтруизм присутствует во всех культурах мира, хотя в некоторых данная черта выражена несколько сильнее. Большинство людей с возрастом становятся более дружелюбными и добродушными.

Позже мы подробнее рассмотрим, почему пожилые люди оказываются более стабильными и устойчивыми к стрессу и как именно это обеспечивает их мозг. Кроме того, мы поговорим о случаях, когда вопреки всем правилам в пожилом возрасте развиваются депрессия и апатия.

 

Жить здесь и сейчас

Пытаясь объяснить эмоциональную стабильность пожилых людей, исследователи приводят множество аргументов. Например, некоторые заявляют, что пожилые пережили на своем веку больше стрессовых событий и поэтому теперь они, в отличие от молодежи, не так сильно расстраиваются. Еще одна интересная гипотеза гласит, что, по сравнению с молодым поколением, пожилые люди менее ориентированы на будущее и имеют большую уверенность в тех вещах, которые им еще предстоит сделать. То есть они живут здесь и сейчас, и это позволяет им расслабиться и насладиться приятными мелочами, делающими нашу жизнь счастливее. Молодые люди готовят себя к неприятным ситуациям (например, к общению с неуравновешенным руководителем), возникающим на пути к их долгосрочным целям (например, к повышению на работе). Люди в возрасте не рассуждают подобным образом, поэтому меньше ожидают плохого.

Еще одно объяснение состоит в том, что пожилые люди менее требовательны, чем молодежь, а их потребности легче удовлетворить. Вероятно, они мудрее и реалистичнее, или же это можно объяснить более низкими стандартами. Иными словами, они принимают во внимание свои возрастные ограничения. Результаты ряда исследований подтверждают данную гипотезу. Кроме того, пожилые люди лучше понимают, что именно в этой жизни приносит им радость, а значит, принимают более правильные решения. Например, согласно исследованиям, они реже сожалеют о сделанных покупках, чем молодежь. Частично это объясняется тем, что пожилые люди менее импульсивны. Некоторые ученые изучают то, как люди запоминают информацию о вещах, которые им надо купить. Покупатели-пенсионеры чаще, чем остальные, вспоминают положительные качества продуктов. Другие тесты для проверки памяти (например, те, где нужно запомнить список слов или изображений) показали, что пожилым сложнее запоминать случайные наборы нейтральных слов, но, если список включает в себя осмысленные сочетания и эмоционально наполненные комбинации, результаты пенсионеров и молодежи почти не различаются. Например, молодые участники теста лучше запоминают последовательность слов «улица, парус, мышь», а пожилые – «лето, праздник, музыка».

Сьюзен Чарльз и Лаура Карстенсен из Калифорнийского университета выдвинули интересную гипотезу. На основании своих исследований они предположили, что социальные и эмоциональные навыки пожилого человека улучшаются из-за снижения скорости обработки информации. Таким образом, иногда замедленность действий – это неплохо. Обдуманные поступки зачастую оказываются полезнее немедленной и резкой реакции.

Наконец, еще одним важным объяснением того, почему пожилые люди реже испытывают негативные эмоции, является тот факт, что у них попросту больше опыта в борьбе с ними. Они практиковались в этом всю свою долгую жизнь. Данную теорию стоит рассмотреть подробнее, но для начала давайте выясним, что мы вообще знаем об эмоциях.

 

Зачем нужны эмоции

Как бы выглядела жизнь, если бы мы все время чувствовали одно и то же, а наше настроение никогда бы не менялось? Мне кажется, она была бы скучной и бесцветной. Без эмоций мы не смогли бы принимать многие решения. Наша жизнь даже стала бы опаснее. Эмоции даны нам не просто так: они помогают отличать важное от несущественного. Мы оперируем эмоциями при принятии значительных решений, например при покупке дома. Оказавшись в такой ситуации, люди часто говорят: «У меня есть хорошее предчувствие по этому поводу». Шок и страх заставляют нас убегать, если мы сталкиваемся с диким зверем, или делать шаг назад при переходе дороги, когда к нам приближается машина. На чувстве влюбленности строятся романтические отношения, а злость показывает нам, что мы больше не можем принимать ситуацию такой, какая она есть, и нам требуются изменения.

Эмоции также играют огромную роль в нашей общественной жизни. Социальный психолог Гербен ван Клиф утверждает, что без эмоций мы не поймем, что мотивирует людей вокруг, чего они хотят от нас и чего мы сами можем от них ожидать. Но у эмоций есть и обратная сторона. Они могут мешать нам и оказывать отрицательное влияние на нашу жизнь. Например, человек, долгое время переживающий печаль и грусть, впадает в депрессию. Поэтому самое важное – это научиться справляться со своими эмоциями. Человек, способный определить, назвать и понять свои эмоции, гораздо более гармоничен, здоров и альтруистичен, чем тот, для кого собственные эмоции – загадка.

В 1903 году один из основателей экспериментальной физиологической психологии, профессор Вильгельм Вундт (1832–1920), предложил классифицировать эмоции по трем измерениям. Для начала, эмоции можно считать приятными или неприятными. Очевидно, что счастье – это приятная эмоция, а печаль – нет. Но печаль имеет разную интенсивность, и легкая грусть окажется более приятной, чем глубокое горе. Затем следует измерение «привлечение или отторжение». Когда мы чего-то боимся, мы стараемся этого избежать (то есть отторгаем). Когда мы злимся, нам хочется напасть на объект нашей злости (то есть оказать ему внимание). Третье измерение состоит в степени психологического возбуждения, связанного с той или иной эмоцией («напряжение или расслабление»). Возбуждение может проявляться в форме учащенного сердцебиения, повышенного давления или потоотделения. Эти изменения очень важны, ведь именно таким образом наше тело готовит себя к активным действиям. Но если подобное состояние продолжается слишком долго (как бывает, например, при депрессии или тревожных расстройствах), то оно вредит здоровью. Умение справляться с эмоциями имеет колоссальное значение. Несмотря на то что люди часто рассказывают о том, как не смогли противостоять своим чувствам, на самом деле каждый из нас способен контролировать их характер и интенсивность.

 

Старение мозга и эмоции

Разные люди по-разному справляются с эмоциями. Многие из нас редко задумываются, что они чувствуют в тот или иной момент, и нечасто говорят о своих эмоциях. Тем не менее это необходимо делать, если вы хотите жить в мире с самим собой. Взрослые люди, в отличие от детей, должны уметь контролировать свои эмоции. Если руководитель увидит, как вы раздражены, когда он делает вам выговор, это может стоить вам работы.

Большинство людей использует один из двух самых распространенных способов борьбы с негативными эмоциями: либо подавляет их, либо интерпретирует ситуацию так, чтобы переживаемые чувства казались менее неприятными. Подавление эмоций включает в себя сдерживание любых внешних проявлений своих чувств. Вы контролируете мышцы лица, тон голоса и язык тела, чтобы спрятать злость, печаль или страх. Иными словами, подавлять эмоции означает вести себя так, как будто все в порядке, даже если внутри вы дрожите от страха, корчитесь от душевной боли, страдаете от ревности или кипите от злости. Иногда умение подавлять эмоции может быть полезным, например во время переговоров, чтобы не показать другой стороне, как сильно вы чего-то от нее хотите.

Реинтерпретация – совсем иная стратегия. В данном случае вы фокусируетесь на причине возникновения эмоции и пытаетесь увидеть ее в другом свете. Например, если ваш партнер говорит вам что-то резкое, вы можете обидеться и начать ссору, а можете предположить, что он плохо себя чувствует из-за неудачного дня на работе. В таком случае вы отреагируете на его слова не так враждебно и почувствуете меньше негатива.

Реинтерпретация предлагает принять во внимание все нюансы ситуации и обстоятельства, послужившие причиной неприятных переживаний. Например, однажды в поезде кто-то вылил мне на ногу горячий кофе. Я очень разозлился на этого человека за его неловкость, хоть и промолчал, так как не привык ругаться с незнакомыми людьми. Тем не менее подавление злости совсем ее не уменьшало. Но затем я вспомнил, что в тот момент, когда кофе попал мне на ногу, поезд тряхнуло. Скорее всего, мой сосед ничего не мог с этим поделать. Я тут же почувствовал себя намного спокойнее.

Многие психологические исследования доказывают, что реинтерпретация – гораздо более эффективный способ контроля эмоций, чем подавление. Она позволяет людям чувствовать себя лучше, замедляет сердцебиение и снижает давление. Если вы подавляете эмоцию, то ваши давление и пульс остаются высокими. То же можно сказать и об уровне кортизола – гормона, выделяющегося в ответ на стресс. А высокие пульс, давление и уровень кортизола на протяжении длительного времени способны нанести вред вашему здоровью. Итак, реинтерпретация полезна не только для душевного спокойствия, но и для физического здоровья. Люди, которые интерпретируют, а не подавляют эмоции, реже страдают от сердечно-сосудистых заболеваний и спада когнитивной деятельности в старости. Кроме того, они более стабильны в эмоциональном плане и лучше взаимодействуют с окружающими.

Что происходит в нашем мозгу, когда мы испытываем эмоции? Для начала активируется миндалевидное тело. Это небольшой участок в височной доле головного мозга (см. рис. 9), отвечающий за наши чувства. Миндалина остается активной на протяжении всего времени, что мы страдаем от негативных эмоций. Активность миндалины связана с повышенным сердцебиением, давлением и уровнем кортизола. Когда чувства затухают, активность миндалевидного тела снижается. Например, если человек пытается посмотреть на ситуацию по-другому, запускаются процессы в передней части мозга, деятельность миндалины замедляется, и мы ощущаем себя более спокойно.

Рис. 9. Расположение миндалевидного тела в мозге

Как эти процессы работают в мозгу у пожилых людей? Исследования с использованием сканирования мозга выявили паттерн мозговой активности, подтверждающий, что пожилые люди умеют эффективно регулировать собственные эмоции. У людей в возрасте около 70 лет передняя часть мозга (так называемая префронтальная кора) более активна во время интерпретации эмоций, чем у 25-летних. Префронтальная кора контролирует деятельность многих других участков мозга и играет важную роль в том, как мы воспринимаем эмоции. Но хотя префронтальная кора у пожилых людей функционирует отлично, активность миндалины со временем снижается. Судя по всему, пенсионеры используют префронтальную кору чаще, чем молодежь, и в результате лучше подавляют процессы в миндалевидном теле. Можно предположить, что это происходит вследствие большего опыта в переживании эмоций. Результаты исследований показывают, что положительное отношение к жизни и оптимизм сопровождаются активностью в той части головного мозга, которая отвечает за регулирование эмоций (то есть в префронтальной коре). Это может объяснить, почему жизнерадостные пожилые люди лучше справляются со стрессом и эмоциями.

Австралийские ученые провели исследование с участием 242 человек в возрасте от 12 до 79 лет и доказали, что эмоциональная стабильность напрямую связана с возрастом. Чем вы старше, тем лучше вы контролируете свои эмоции. Восьмидесяти участникам эксперимента показывали изображения счастливых или испуганных лиц, одновременно отслеживая активность их мозга при помощи МРТ. Лобные доли пожилых испытуемых показывали более высокую активность после демонстрации испуганных лиц и более низкую – после просмотра позитивных изображений. Так как именно лобные доли отвечают за регулирование эмоций, ученые сделали вывод, что пожилые люди лучше контролируют негативные чувства, но ослабляют контроль, когда эмоции становятся позитивными. Соответственно, они больше открыты для приятных и радостных ощущений.

 

Черные дни и золотые годы

Несмотря на исключительное умение пожилых людей справляться со своими эмоциями, они все равно подвержены депрессии. Посещая свою 75-летнюю мать Конни, Карен (48 лет) заметила, что та часто бывает в плохом настроении. Например, она все меньше и меньше говорила с дочерью по телефону. Отец Карен умер несколько лет назад, и, хотя казалось, что ее мать довольно неплохо справляется с потерей, негативные эмоции постепенно накапливались в ней. Они еще больше усилились, когда не стало ее лучшей подруги. Тем не менее Конни не все время пребывала в депрессии. Карен полагала, что текущее состояние ее матери вызвало недавнее падение на кухне. Хотя врач сказал Карен, что Конни всего лишь слегка ушибла правую руку и плечо, в первые несколько дней после того случая она страдала от сильной боли и даже не могла сама расчесаться. У нее пропал аппетит, и она часто сидела, глядя в одну точку. Медсестра, ухаживавшая за Конни, спросила ее, не хочет ли она заняться каким-нибудь хобби, но та отклонила все предложения. Раньше Конни нравилось делать открытки, но теперь она потеряла к этому интерес. Тогда врач выписал ей антидепрессанты. Карен надеялась, что они помогут, и ее мать снова станет такой, как прежде. После двухнедельного курса лечения у Конни действительно улучшилось настроение, и теперь Карен делает все возможное, чтобы ее мать постоянно чувствовала поддержку, например, организует ей регулярные встречи с семьей и друзьями.

Депрессия – относительно частое заболевание у людей старше 70 лет. 12 % европейцев в возрасте от 70 лет и выше страдают от симптомов депрессии, в то время как доля больных среди людей среднего возраста составляет всего 9 %. Тем не менее глубокая депрессия в пожилом возрасте встречается достаточно редко. Разумеется, здесь нужно различать депрессивное состояние и клиническую депрессию. Симптомы депрессивного состояния обычно гораздо мягче, а людей, страдающих от него, описывают как «печальных» или «апатичных». Они утрачивают энергию, перестают интересоваться происходящим вокруг и фокусируются только на негативных аспектах жизни или собственного характера. У них снижается интерес к хобби или социальным взаимоотношениям, они становятся раздражительными, замкнутыми и неактивными. Если такое состояние длится больше двух недель и мешает нормальной жизни человека, то, возможно, речь идет уже о клинической депрессии, способной принимать серьезные формы. Больные целыми днями лежат в постели, перестают разговаривать с родными и постоянно думают о смерти или даже о самоубийстве. Подобным людям требуется профессиональная медицинская помощь.

Незначительный рост депрессии среди пожилых людей обычно не означает, что человек начинает хуже справляться с негативными эмоциями, ведь эта способность, наоборот, с возрастом только укрепляется. Так в чем же причина? Мы до сих пор не знаем точного ответа на этот вопрос, но существует несколько возможных объяснений. С течением времени мы все чаще и чаще теряем близких, как это произошло с матерью Карен. Кроме того, депрессию вызывает спад физической и мысленной активности. Очевидно, что и повседневные проблемы, вроде сложностей при ходьбе или частых падений, не делают людей счастливее. Многие исследователи связывают данные проблемы с депрессией. Иными словами, люди с физическими ограничениями чаще переживают симптомы депрессии. Вероятно, Конни из нашего примера после падения поняла, каким уязвимым и хрупким становится ее тело. Или даже представила себя в недалеком будущем, когда она уже не будет способна передвигаться без посторонней помощи. Наконец, пожилой человек может оглянуться на прожитую жизнь и почувствовать неудовлетворенность или, по Эриксону, отчаянье. Эриксон утверждал, что отчаянью подвержены те, кто оказался недоволен своей жизнью или той ролью, что ему довелось в ней сыграть. Вот почему люди из более низких социальных и экономических слоев обычно сильнее страдают от депрессий, хотя имеют доступ к системе здравоохранения и иным социальным службам. Психотерапия или попечение священника помогают пожилым людям справиться с чувством отчаянья и принять свою жизнь такой, какая она есть.

Еще одной причиной может стать атеросклероз – сужение стенок сосудов, приводящее к сокращению подачи кислорода к определенным областям мозга, вызывающее микроинсульты и повреждающее мозговую ткань. Депрессия также может означать наступление деменции из-за повреждения тканей мозга при болезни Альцгеймера. Очень важно правильно поставить диагноз, потому что депрессия у пожилых пациентов обычно поддается лечению.

 

Социальные взаимоотношения

Наши эмоции тесно связаны с социальной активностью. Общественные связи важны для всех нас, особенно по мере того, как мы стареем и многие наши контакты (например, с коллегами по работе) сходят на нет. Люди – социальные существа, и большинству из нас не нравится надолго оставаться в одиночестве. Пожилые ценят социальное взаимодействие сильнее, чем молодежь, и лучше понимают, какую значительную роль играют в их жизни другие. В рамках одного исследования ученые записывали на видео разговоры в пожилых и молодых парах. Тема для беседы выбиралась таким образом, чтобы создать конфликт между участниками. После ученые проанализировали записи. Когда участников спросили об отношении их партнеров к предмету спора, пожилые люди высказались более позитивно, чем молодежь. Мало того, они оказались даже оптимистичнее, чем независимые аналитики! Позитивные социальные контакты полезны для эмоционального состояния и для мыслительных способностей. Например, после инсульта память и внимание быстрее возвращаются к людям, имеющим активную социальную поддержку. Ученые доказали, что когнитивные способности мужчин, живущих в одиночестве, с годами ухудшаются быстрее, чем у тех, кто живет не один.

Пожилые люди не только извлекают пользу из социальных взаимоотношений, но и лучше понимают их. Исследователи из университета Мичигана выяснили, что люди старше 60 лет лучше разбираются в межгрупповых конфликтах и эффективнее их разрешают, чем те, кто еще не достиг 60-летнего возраста. В рамках исследования они сравнили три группы участников: от 25 до 40 лет, от 41 до 60 лет и от 60 лет и выше (в среднем – 70 лет). Участников попросили проанализировать ряд выдуманных ситуаций, описывающих конфликты между группами людей. К примеру, одна из таких ситуаций касалась иммиграции. Многие люди мигрируют из Киргизии в Таджикистан, привлеченные быстрым экономическим ростом. Киргизы стараются сохранить свой образ жизни и традиции, но таджики требуют от них полной ассимиляции. Участникам теста задали два вопроса: «Что произойдет после иммиграции?» и «Почему это произойдет именно так?» Группа экспертов проанализировала ответы на основании критериев, утвержденных профессиональными консультантами, изучающими умственные способности и мудрость, и приведенных в соответствующей литературе. Ответ с правильным пониманием социальных отношений должен был соответствовать одному или нескольким из следующих критериев:

• способность испытывать эмпатию к людям, вовлеченным в конфликт;

• осознание того, что ситуация может измениться;

• гибкость при прогнозировании различных вариантов развития ситуации;

• понимание того, что многие факторы в данной ситуации являются неточными, а наши знания – ограниченными;

• желание найти решение или компромисс.

Ответы пожилых участников теста получили наивысшие баллы с учетом данных критериев. Комментируя ситуацию с иммиграцией, один престарелый испытуемый сказал: «Таджики могли бы разрешить киргизам сохранить свои традиции, но принять меры для того, чтобы заинтересовать их в интеграции. Иными словами, нужно найти пути для создания единства в стране, не требующего отказа от традиций. Возможно, некоторые обычаи разных народов можно совместить». Этот ответ демонстрирует желание добиться компромисса. А теперь сравните его с комментарием молодого участника: «Я уверен, что каждая культура сохранит свои традиции. Вряд ли люди согласятся менять свой образ жизни только потому, что переехали на новое место».

Еще один признак развитых социальных навыков – умение посмотреть на ситуацию с точки зрения собеседников, и оно также оказалось сильнее всего развито у пожилых участников исследования. Примером служит ответ еще одного престарелого респондента относительно той же проблемы миграции из Киргизии в Таджикистан: «В конце концов, эти люди все равно станут одним целым. Но для этого, вероятно, потребуется не одно поколение. Оба народа повлияют друг на друга. Жители принимающей страны видят иммигрантов как новых людей на их земле, приносящих с собой изменения. Но можно посмотреть на это иначе: сами иммигранты могут беспокоиться, что их дети станут другими людьми, нежели хотелось бы родителям, потому что не вырастут на родине. Люди из принимающей страны могут этого не понимать». Участники из более молодой группы гораздо реже демонстрировали умение увидеть ситуацию с разных сторон: «Произойдет то же самое, что в США. Люди, которых интересует только экономика, будут поддерживать иммиграцию, а традиционалисты – лоббировать законы о чистоте национального языка. Политики окажутся под перекрестным огнем, и, в конце концов, лидер какой-нибудь политической партии начнет открыто выступать против иммиграции».

Исследователи обнаружили у пожилых участников более развитые социальные навыки, на основании чего сделали вывод, что пенсионеры лучше умеют анализировать сложные социальные ситуации. Ученые рекомендовали задействовать пожилых людей в судебных разбирательствах, консультациях и переговорах в тех случаях, когда необходимо разрешить конфликт между социальными группами.

 

Важные факты

• Чем старше мы становимся, тем меньше отрицательных эмоций испытываем. Пожилые люди более стабильны и лучше справляются со своими чувствами.

• В 60 лет человек чувствует себя счастливее, чем в 20 и 40.

• Пожилые люди обычно дружелюбнее 20-летних.

• Люди старше 70 лет могут страдать от депрессивных состояний чаще, чем люди среднего возраста, но при этом негативные чувства у пожилых реже перерастают в клиническую депрессию.

• Благодаря своему жизненному опыту пожилые люди лучше разбираются в сложных социальных ситуациях.

 

Глава 3. Серые клеточки: анатомия стареющего мозга

 

В Мадриде есть институт Кахаля – нейробиологический исследовательский центр, основанный в начале XX века. Он носит имя первого директора, лауреата Нобелевской премии Сантьяго Рамона-и-Кахаля, известного созданием точных рисунков клеток мозга (нейронов) и методов воссоздания клеточной структуры. Также он был пионером в исследовании процессов старения мозговых клеток.

Дубовый стол Кахаля до сих пор стоит в институтской библиотеке. Сидя за ним, он кропотливо занимался бесчисленными анатомическими рисунками. Интересно взглянуть на их оригиналы: в них заметен не только научный гений Кахаля, но и его художественный талант. Он зарисовывал нейроны и дендриты, похожие на ветви отростки, с невероятной точностью. Для этого он использовал химические вещества для окрашивания мозговой ткани, и после ее структура была хорошо видна под микроскопом. Кахаль применял срезы мозговой ткани трупов и краситель, разработанный незадолго до этого итальянским врачом и ученым Камилло Гольджи.

При помощи своих точных наблюдений Кахаль опроверг господствующую в то время теорию (которую, кстати, поддерживал и Гольджи) о том, что мозг состоит из сети клеток, соединенных нитями подобно паутине. Кахаль открыл, что дендриты нервных клеток не соприкасаются друг с другом, но разделены небольшим промежутком – синаптической щелью. Нейроны взаимодействуют друг с другом с помощью нейротрансмиттеров, заполняющих промежуток между ними и взаимодействующих со стенкой клетки подобно ключу в замке. Именно так нейроны передают сигналы, и каждому веществу соответствует свой рецептор.

Важные открытия Кахаля привели к гораздо лучшему пониманию того, как работает мозг. Взаимодействие между нейронами является основой таких функций, как память, концентрация и мышление. Если мы хотим увидеть, какие изменения происходят в нашем мозге при старении, рисунки Кахаля покажут нам основные составляющие этого процесса. На рис. 10 вы видите черные точки. Это нейроны, или «центры управления». Дендриты – тонкие отростки, отходящие от стенок нейронов. Длинные нити называются аксонами – они передают сигналы от одного нейрона к другому. На рис. 11 показана упрощенная версия двух связанных нейронов.

Рис. 10. Рисунок нейронов сделан нейробиологом и лауреатом Нобелевской премии Сантьяго Рамоном-и-Кахалем (1852–1934)

Рис. 11. Нейроны и дендриты

Как ясно видно на рис. 11, у нейрона есть один длинный отросток (аксон) и множество дендритов. Аксоны заключены в жировую оболочку – миелин. Области мозга, в которых много аксонов, называются белым веществом из-за цвета миелина. Белое вещество состоит из отростков нейронов, формирующих волокна и тракты, являющиеся звеньями проводящих путей центральной нервной системы. Серое вещество сконцентрировано во внешних областях мозга, в его коре, где находятся тела нейронов. Серое и белое вещество легко различить на МРТ.

Как я уже упоминал, нейроны пользуются нейротрансмиттерами для передачи сигналов другим нейронам. Эти нейротрансмиттеры повышают или понижают вероятность того, что нейрон «деполяризуется», то есть передаст электрический сигнал от ядра клетки к окончанию аксона. Данный процесс активирует следующий нейрон, затем следующий и так далее, пока не будет сформирована полная электрическая цепь. Цепь состоит из групп нейронов (сотен и тысяч), иногда из разных областей мозга, которые соединяются друг с другом, когда мы, например, говорим или читаем. Кахаль показал, что нейроны являются строительными блоками нашего мозга и основой любой мозговой активности. Мозг содержит около 100 миллиардов нейронов, разделенных на четыре основные области: лобную, височную, теменную и затылочную доли (рис. 12).

Рис. 12. Мозг разделен на четыре доли: лобную, височную, теменную и затылочную

Так что же происходит с нашим мозгом, когда мы стареем? Мы, конечно, понимаем, что что-то меняется, так как меняются наши умственные способности, а умственные способности неразрывно связаны с функциями и анатомией мозга. Но что конкретно меняется? Умирают ли нейроны? Меняется ли форма или состав ядра нейронной клетки? Или что-то происходит с отростками («проводами») или жировой оболочкой аксонов, обычно увеличивающей активность мозга? И какая часть мозга больше всего страдает от этих изменений? Вопросов достаточно для того, чтобы подробнее рассмотреть строение мозга. Но прежде чем сделать это, давайте побольше узнаем о том, как процесс старения действует на наше тело.

 

Изменения на клеточном уровне

Клетки мозга подвержены тем же процессам старения, что и остальные клетки нашего тела. Многие исследования подтвердили, что важную роль в этом процессе играет воздействие гормона инсулина. Это связано с тем, что инсулин лежит в основе метаболизма – процесса, при помощи которого происходит превращение съеденной нами пищи в энергию. За долгие годы метаболизма наш организм изнашивается. Активность глюкозно-инсулиновой системы связана с количеством потребляемых калорий. Люди, которые ежедневно едят мало, но достаточно, живут дольше. Эта мысль не нова: ее высказывал во II веке до н. э. древнегреческий врач Гален в качестве правила для продления жизни. Венецианский аристократ XVI века Луиджи Корнаро также был сторонником данной теории. С тех пор бесчисленное множество исследований подтвердили эту точку зрения, хотя большинство из них и проводилось на животных, например мышах. Уменьшение числа потребляемых калорий лежит также в основе окинавской диеты, которую я рассмотрю позднее.

Таким образом, чем меньше вы едите, тем более здоровую и долгую жизнь сможете прожить. Для некоторых людей это автоматический процесс: они генетически запрограммированы на умеренность в еде. Хотя пока не полностью понятно, как меньшее количество еды приводит к долгой жизни, биологи считают, что, когда наступают тяжелые времена и организм получает мало пищи, запускается физиологическая реакция. Она защищает клетки при помощи уменьшения активности в инсулиново-сигнальных путях и увеличивает шансы на выживание. Другими словами, низкий уровень метаболизма уменьшает износ.

С этим связан и другой механизм, играющий важную роль в старении, – окислительный стресс. Он случается, когда химически активные молекулы, содержащие кислород, производятся в количествах, значительно превышающих нормальные, что ведет к повреждению клеток. Некоторые из этих молекул – свободные радикалы – естественный побочный продукт дыхания, имеющийся у всех нас.

Окислительный стресс – кумулятивный процесс, связанный со старением, опасный, в частности, для ДНК (генетической информации, содержащейся в клетке). Хотя долгое время считалось, что окислительный стресс всегда вредит клеткам, сейчас полагают, что небольшой стресс не приносит вреда, а опасен только очень высокий уровень. Большое количество еды повышает уровень метаболизма и, следовательно, окислительный стресс, в то время как умеренность в еде производит защитный эффект.

Помимо глюкозно-инсулиновой системы и окислительного стресса, имеется много других факторов, влияющих на старение клеток нашего тела. Примером служит повреждение митохондрий, накапливающееся годами. Митохондрии – это клеточные структуры, играющие важную роль в метаболизме. Другим серьезным фактором является ослабление с возрастом наших легких и сердца. По мере того как наши кровеносные сосуды становятся тверже и тоньше, все меньше питательных веществ и кислорода достигает нашего мозга. Это может привести к гипоксемии (снижению насыщенности крови кислородом) или, в худшем случае, к кислородному голоданию, то есть к полному отсутствию кислорода. Что, в свою очередь, чревато повреждением клеток или даже их смертью, в результате чего снижается мозговая активность.

 

Стопятнадцатилетний мозг

Всего 20 лет назад ученые считали, что по мере того, как мы стареем, клетки мозга начинают умирать и этот процесс запускается при рождении и ускоряется, когда мы достигаем 70 лет. Новые же исследования показали, что большинство клеток мозга остаются почти нетронутыми до момента нашей смерти (если нет какого-либо мозгового заболевания). Так было, например, в случае 115-летней Хендрики ван Андель, мозг которой изучали нейробиологи медицинского центра университета Гронингена сразу после ее смерти.

Достижение ста лет – особое событие для любого, кто живет так долго, но для Хендрики такой возраст оказался еще более значимым. Когда она родилась в 1890 году, то весила всего 1,6 килограмма, и ее шансы на выживание были крайне низки. В детстве она обладала слабым здоровьем: Хендрика заболела после первого дня в школе, и родители решили, что она должна оставаться дома. Ее отец был учителем и обучал ее на дому; позже она и сама стала учительницей.

До 105 лет Хендрика жила одна. После этого ее зрение испортилось до такой степени, что ей пришлось переехать в дом престарелых. Но ее умственные способности были в полном порядке. Она ежедневно слушала радио и знала, что происходит в политике и спорте. В возрасте 82 лет, когда она еще не знала, сколько проживет, Хендрика завещала свое тело для медицинских исследований. Когда ей было 111, она связалась с медицинским центром университета Гронингена, чтобы узнать, нужно ли им еще такое старое и хрупкое тело. Ученые решили навестить ее. Они объяснили, что ее тело представляет огромную ценность, и попросили ее пройти несколько тестов. Она была рада сделать что-нибудь для науки и прошла два набора нейропсихологических тестов: в 112 и почти в 114 лет. Тесты показали, что ее память была чрезвычайно хорошей для такого возраста: она пересказывала истории лучше, чем 70-летние. Также Хендрика могла сосредоточивать внимание и распознавать объекты при помощи прикосновений. Второй набор тестов продемонстрировал, что она испытывает немного больше трудностей с вопросами, касающимися кратковременной памяти и логического мышления, но у нее совершенно точно отсутствовали расстройства познавательных способностей и признаки болезни Альцгеймера. Посмертное исследование подтвердило эти данные. Ткань ее мозга находилась в замечательном состоянии. В отличие от людей с болезнью Альцгеймера, у нее был небольшой переизбыток белка и ни единого следа уменьшившихся или мертвых нейронов. Отсутствовали и признаки отвердения артерий. Причина смерти Хендрики не имела никакого отношения к мозгу. Она умерла от недиагностированного рака желудка.

С тех пор исследования ДНК показали, что, вероятно, генетика играет большую роль в сохранении здорового состояния мозга при старении: оказалось, что у Хендрики имелся «хороший» вариант генов, связанных с болезнью Альцгеймера. Ее мать дожила до 100 лет, что также доказывает хорошую наследственность. Согласно исследователям из Гронингена, случай Хендрики ван Андель свидетельствует о том, что достижение чрезвычайно преклонного возраста не всегда автоматически сопровождается существенным износом мозга или его заболеваниями. Тем не менее изменения в мозге происходят по мере старения даже у здоровых людей.

 

Изменения в мозге, сопровождающие старение

Вес и объем мозга уменьшаются по мере того, как мы стареем. Мозг непрерывно увеличивается в объеме до 21 года. Во многих случаях в прошлом веке вы бы не считались взрослым до достижения 21 года, и с точки зрения нейронаук можно сказать, что 21 – гораздо менее случайный выбор для совершеннолетия, чем 18. С 20 до 50 лет объем мозга остается практически неизменным, хотя это и зависит от индивидуальных особенностей. После этого он начинает постепенно уменьшаться (примерно на 10 % в сумме) и к 80-му году жизни можно увидеть заметное уменьшение объема. Такие области, как лобный отдел коры и гиппокамп (рис. 13), более подвержены старению по сравнению с другими отделами мозга. Это может проявляться в виде уменьшения объема серого и белого вещества и уровня активности этих областей. Лобная кора используется при планировании и предсказании результатов действий, она отвечает за контроль над нашим поведением, гиппокамп же чрезвычайно важен для долгосрочной памяти и хранения информации (в свою очередь, лобный отдел коры отвечает за использование этой сохраненной информации). Поэтому один из ответов на вопрос о том, почему пожилые люди становятся более забывчивыми, может заключаться в том, что их гиппокамп уменьшается, а это затрудняет поиск и получение информации.

.

Рис. 13. Расположение гиппокампа в мозге

Широкомасштабные исследования с использованием МРТ для измерения объема мозга показали, что лобные части сильнее уменьшаются в размере по сравнению с областями, находящимися сзади. В некоторых из этих исследований проводилось сравнение группы пожилых людей (в возрасте от 60 до 80 лет) с молодой группой (от 20 до 40 лет). Это неидеальный метод, так как внутригрупповые различия, не зависящие от возраста, тоже играют свою роль. Пожилые люди ведут различный образ жизни, имеют разные социальные контакты или пищевые привычки, влияющие на результаты. С научной точки зрения более убедительные результаты можно получить при наблюдениях за одной группой людей с использованием МРТ примерно каждые 10 лет для отслеживания изменений в их мозге.

Американский нейробиолог Сьюзан Резник, главный исследователь в Балтиморском продольном исследовании старения, на протяжении четырех лет следила за 92 людьми в возрасте от 59 до 85 лет и измеряла объем их мозга при помощи МРТ. После первого года она заметила только увеличение желудочков – полостей мозга, заполненных спинномозговой жидкостью. Это было признаком небольшого уменьшения ткани мозга, так как общий размер мозга оставался ограниченным размером черепа. Два и четыре года спустя Резник обнаружила уменьшение объема как серого, так и белого вещества. Уменьшение серого вещества оказалось наиболее заметно в лобной и теменной долях, немного сжались и части височных долей, ответственные за хранение информации (гиппокамп также находится в височной доле). Задняя часть мозга, затылочная кора, подверглась меньшим изменениям.

Напротив, уменьшение объема белого вещества было одинаковым для всего мозга. Оно является признаком снижения количества миелина – жировой оболочки, окружающей аксоны и увеличивающей скорость передачи сигналов. Это, разумеется, может быть причиной описанного ранее уменьшения скорости обработки сигналов у пожилых людей. Исследования при помощи МРТ показали, что пенсионеры, у которых повреждены пути из белого вещества («провода» нашего мозга), демонстрируют более низкую скорость в психологических тестах, таких как тест на подстановку цифрового символа, рассмотренный в первой главе.

Другие исследования выявляли только изменения в белом веществе, происходящие при старении. Их общий вывод сводится к тому, что небольшие изменения в белом веществе могут быть заметны в возрасте около 50 лет. На томограмме эти изменения видны как небольшие ярко-белые пятна. Чем старше человек, тем больше повреждений заметно. Они необязательно являются серьезными, но все равно имеют отношение к уменьшающимся познавательным способностям. Это было продемонстрировано в исследовании с использованием МРТ, проведенном в университете Эдинбурга с группой людей со средним возрастом 78 лет. Необычная особенность эксперимента заключалась в том, что у ученых имелся доступ к результатам тестов умственных способностей этих же испытуемых, но в возрасте 11 лет. В 1932 году они уже принимали участие в широкомасштабном исследовании, включавшем в себя тесты на логическое мышление, скорость обработки информации и память. После сканирования мозга те же люди ответили на ряд вопросов, измеряющих познавательные функции. Главной задачей исследования было определить, что лучше прогнозирует умственные способности испытуемых в настоящее время: результаты их детских тестов или же видимые изменения белого вещества? Вывод оказался примечательным: и то и другое одинаково хорошо прогнозировало результат. Около 14 % текущих результатов объяснялись на основе детских тестов, а другие 14 % – изменениями в белом веществе. Другими словами, чем лучше вы справлялись с тестами в детстве, тем выше был шанс того, что вам удастся хорошо их выполнить и в преклонном возрасте. Но изменения в белом веществе влияют на общую картину. Если они наблюдаются, вы покажете худшие результаты в тестах на память и скорость обработки информации. Интерес представляли индивидуальные различия. Если у Гарета в 1932 году была память лучше, чем у Мэри, это могло измениться шестьдесят семь лет спустя, если у него оказывалось больше изменений в белом веществе.

Заключительное примечание: уменьшается не только объем мозга, но и его вес. В среднем, в возрасте от 50 до 80 лет мозг становится легче на 5–10 %. Борозды (извилины) коры головного мозга расширяются, в то время как гребни, содержащие серое вещество, становятся уже. Если клетки мозга не умирают в огромных количествах по мере того, как мы стареем, почему же уменьшаются объем и вес мозга? Вероятнее всего, это является результатом уменьшения отдельных клеток мозга. Некоторые дендриты отмирают, но это не касается нейронов и аксонов. Также уменьшается и количество синапсов, передающих сигналы между нейронами.

 

Уменьшение роста мозговых клеток

Ученые похожи на остальных людей: у них тоже бывают навязчивые идеи, от которых тяжело отказаться. Одной из таких идей в нейробиологии являлась вера в то, что зрелый мозг больше не производит новых клеток, что новые нейроны не появляются после того, как вы повзрослели, а только умирают. Люди настолько убедили себя в этом, что просто не обращали внимания на любые признаки появления новых клеток мозга. Однако в последние 20 лет доказательства нейрогенеза (роста новых нейронов) стали настолько весомыми, что их уже нельзя игнорировать. Нейрогенез происходит главным образом в гиппокампе, отвечающем за обучение и память. Тысячи нейронов ежедневно появляются в этой области, хотя надо признать, что большинство из них умирают в течение нескольких недель. Вероятность выживания нового нейрона связана с процессами обучения. Когда вы осваиваете что-то новое, будь то иностранный язык или игру на флейте, весьма вероятно, что некоторые новые клетки будут использованы для этого. Они облегчают изучение чего-либо нового.

Недавно появилась новая гипотеза, утверждающая, что старение мозга во многом вызывается уменьшением нейрогенеза. Есть ли доказательства данного неожиданного предположения? Есть несомненные доказательства того, что нейрогенез замедляется по мере старения мозга: он уменьшается на 80 %. Старый мозг также содержит меньшее количество стволовых клеток, способных превратиться в клетки любого типа. Вопрос в том, связано ли это с изменением умственных способностей. Такая связь была обнаружена в экспериментах с мышами. В одном исследовании вещества, вырабатывающиеся в телах старых мышей, впрыскивались молодым мышам, вызывая замедление нейрогенеза. Как следствие, молодые мыши с большим трудом находили выход из лабиринта. Исследование факторов нашего тела, вызывающих нейрогенез, показало, что они же и повышают умственные способности пожилых людей. Таким образом, роль этих факторов не снизилась, но уменьшилось их число. Мы вернемся к этому позже.

 

Эффект PASA

Неспециалисту названия статей об исследованиях обычно кажутся сухими и скучными. Но иногда встречаются заголовки с долей юмора. Примером служит опубликованная в 2008 году статья исследовательской группы под руководством Роберто Кабесы: она называлась Que PASA? The posterior – anterior shift in aging («Задне-передний сдвиг при старении»). В испаноязычных странах слова que pasa почти обязательно используются при встрече. Их можно перевести вопросом «как дела?». Так как же обстоят дела с активностью мозга у пожилых людей? Как видно из заголовка статьи, эффектом PASA называется смещение зоны активности мозга при старении. У пожилых людей задняя часть мозга менее активна по сравнению с молодыми, в то время как передняя часть функционирует активнее. В последние 15 лет исследования с применением функциональной МРТ выявили изменения в активности мозга. Несколько опубликованных результатов касаются непосредственно эффекта PASA – смещения активности к передней части мозга у пожилых людей, хорошо справляющихся с заданиями. В одном из исследований группа людей в возрасте около 70 лет выполняла задание на память с использованием слов и тест на наблюдательность с применением рисунков. Это очень разные задания: первое главным образом задействует лобную и височную доли, а второе – затылочные области, находящиеся в задней части мозга. У пожилых людей было выявлено смещение активности к передней части мозга.

Но что это означает? Результаты нескольких исследований показывают, что мы имеем дело со своего рода компенсацией. Некоторые области мозга призваны скомпенсировать уменьшающиеся способности к выполнению заданий с использованием памяти, концентрации внимания и координации мыслей и действий. Исследования Кабесы с участием пожилых людей, проходящих тесты с использованием МРТ, продемонстрировали корреляцию между более заметным эффектом PASA и высокими результатами. Другими словами, передняя часть мозга, структура и функциональность которой наиболее сильно меняются при старении, должна задействовать все свои ресурсы для хорошей работы. Более интенсивное использование этой области помогает пожилым людям получить от мозга максимум возможного. Эти процессы происходят автоматически и бессознательно, но, возможно, тренировка умственных способностей должна их усилить.

PASA – не единственный ресурс, на который могут рассчитывать пожилые люди. Есть еще одно изменение, часто наблюдающееся у пожилой части населения, – уменьшение асимметрии активности мозга. Здесь «асимметрия» означает, что одно полушарие мозга активнее другого. При выполнении языковых заданий, например, левая половина обычно активнее правой. Но при прослушивании, скажем, эмоциональной музыки у большинства более активной окажется правая половина. Множество исследований выявило, что асимметрия уменьшается по мере старения, и такая двусторонняя активность происходит главным образом в лобной доле. Ученые показали, что у молодых людей при выполнении заданий на зрительное внимание больше используется правая половина мозга, в то время как у пожилых активны оба полушария. В свою очередь, при выполнении языковых заданий молодые люди чаще используют левое полушарие, а у пожилых правая сторона более активна по сравнению с левой. Является ли относительно равномерное использование полушарий также примером компенсации, или же разные части мозга становятся менее связаны со специфическими функциями и используются более общим образом? Если говорить о частных примерах, может ли область, задействованная у молодых людей для обработки языковой информации, отвечать за зрительное внимание у пожилых? Тогда меньшие области окажутся менее активны в специализированных задачах, но при этом будут распределять свою активность на весь мозг в целом.

Рис. 14. Пожилые люди используют правое и левое полушария более равномерно (см. стрелки). Правое полушарие отвечает за кратковременную память, а левое – за концентрацию внимания на зрительных стимулах (например, на картинках, появляющихся в разных местах экрана)

Результаты исследований указывают на существование компенсации: пожилые люди, чей мозг не демонстрировал тенденцию к двусторонней активности, показывали худшие результаты при выполнении заданий на внимательность по сравнению с теми, чей мозг свидетельствовал об уменьшении асимметрии. Одно исследование, в частности, предоставило очевидные свидетельства этого явления. На основе характера активности мозга при вспоминании ранее усвоенной информации испытуемых разделили на три группы. В первую группу вошли молодые люди, у которых преимущественно использовалась правая часть лобной коры. Во вторую – пожилые люди, демонстрирующие такой же тип активности. И в третью – пожилые люди, у которых правая половина лобной коры была менее активной (то есть те, у кого наблюдалось уменьшение асимметрии). Какая же из двух старших групп показала лучшие результаты? Вы наверняка ожидаете, что ей оказалась группа, где тип мозговой активности совпадал с типом активности у молодых людей. Но это не так. Группа пожилых людей с уменьшенной асимметрией продемонстрировала лучшие результаты. И это является существенным доказательством того, что уменьшение асимметрии – один из видов компенсации. Для исследования компенсации необходимо больше экспериментов, но представляется вполне вероятным, что она заключается в реорганизации нейронной сети таким образом, что части мозга начинают лучше взаимодействовать друг с другом.

 

«Чистый» мозг

Почему же познавательные способности некоторых пожилых людей значительно выше, чем у других людей того же возраста? Голландский политик Фриц Болькештейн написал в возрасте 77 лет книгу «Интеллектуальное искушение», которая часто считается его лучшей работой. В то же время многие люди в таком возрасте не могут даже достаточно сконцентрироваться, чтобы прочитать подобную книгу.

Для объяснения столь огромной разницы между людьми одного поколения исследователи выступили с гипотезой «познавательного резерва», согласно которой наш мозг имеет некоторую резервную мощность. На ее размер влияют генетика и окружающая среда. Как описать эту резервную мощность? Она может быть разделена на структурную и функциональную мощности. Первая зависит от количества неповрежденной мозговой ткани и от числа соединений между различными областями мозга (то есть от структуры мозга), вторая связана со способами взаимодействия разных областей мозга (то есть с мозговой активностью).

Следующий пример поможет увидеть разницу между этими двумя типами. Представьте, что у вас имеется сарай, заполненный разнообразными вещами. Вы решаете перенести некоторые из них на чердак, потому что сарай уже полон. Чердак и есть ваша резервная мощность. Она является структурной, потому что это физическое пространство: ваша резервная мощность зависит от дополнительной физической структуры. Но вы можете и переложить предметы в сарае так, чтобы образовалось свободное пространство. Жена напоминает мне об этом каждый раз, когда я складываю в машину вещи для нашего летнего отдыха. Это функциональная резервная мощность: другой способ сложить вещи освобождает дополнительное свободное пространство для иных нужд. Так имеют ли пожилые люди с хорошими познавательными способностями функциональную резервную мощность? Ответ – да. Лучшее использование передних областей мозга (эффект PASA) и обоих полушарий тому пример. Что же касается структурной резервной мощности, то неповрежденный гиппокамп может ее увеличить, в то время как накопление белка, сопровождающее старение, ее уменьшает. Большое значение имеет и нейрогенез. Таким образом, если вы хотите сохранить свои познавательные способности в хорошей форме, вам нужно что-то сделать с резервной мощностью мозга. Позже мы рассмотрим, возможно ли это, и если да, то как.

 

Важные факты

• Достижение чрезвычайно преклонного возраста не всегда сопровождается разрушением мозга.

• Между 50 и 80 годами мозг становится легче на 5–10 %, а его объем уменьшается на 10 %.

• Лобная кора (играющая важную роль в планировании и организации, а также в функционировании кратковременной памяти) и гиппокамп (имеющий значение для долгосрочной памяти и хранения информации) больше всего страдают от изменений, связанных со старением.

• Уменьшение количества белого вещества приводит к замедлению мыслительного процесса.

• Новые нейроны создаются даже в старом мозге, но последние исследования показали, что уровень нейрогенеза уменьшается на 80 %.

• По сравнению с молодыми пожилые люди больше используют переднюю часть мозга для компенсации угасания функций.

• Пожилые люди с большей вероятностью используют одновременно левое и правое полушария мозга.

 

Глава 4. Забывчивость или деменция? Где граница и что нам делать?

 

В какой-то момент вы замечаете, что ваша бабушка начинает повторяться в ответах. Затем, когда вы упоминаете нового парня своей сестры, она никак не может понять, о ком идет речь, хотя вы рассказали ей о нем всего полчаса назад. Эта картина знакома многим, у кого есть стареющий родственник. Вы спрашиваете себя: «Неужели это первые признаки деменции?»

Многих людей, особенно тех, кому уже исполнилось 60, беспокоит граница между забывчивостью и деменцией. Например, когда вы уже второй раз за несколько дней забыли, куда положили ключи от машины, и ищете их по пять минут. Барбара Страук, редактор научного отдела The New York Times, в своей книге «Тайны мозга взрослого человека» пишет, как иногда спускается в подвал своего дома, чтобы взять оттуда что-нибудь, но, оказавшись внизу, тут же забывает, за чем шла. Она осматривается вокруг и начинает паниковать. Возможно, это знак того, что память уже ее подводит, хотя ей всего пятьдесят шесть. Она не хочет сдаваться и изо всех сил пытается вспомнить, зачем спускалась, но безуспешно. Только после того, как она возвращается на кухню и видит, к примеру, что у нее закончились бумажные полотенца, память возвращается к ней. Страук считает, что в таких провалах виноват ее возраст. Но она понимает, что эта проблема, с которой сталкивается множество людей, не обязательно означает патологию.

По своему опыту могу сказать, что иногда память начинает изменять уже после 30 лет. Лично я не волнуюсь на этот счет – пока что! Моя проблема в том, что я пытаюсь делать сразу несколько вещей. Исследования показывают, что в тридцать лет люди винят в забывчивости слишком большую занятость, а в пятьдесят грешат на возраст. Но на самом деле память тех, кому за 50, обычно сохраняется в хорошем состоянии, просто люди сами этого не понимают.

Однако может наступить тот день, когда вы или ваши близкие заметят, что ваши умственные способности (память, внимание, мышление) ухудшаются с высокой скоростью. Врачи и психологи называют это умеренными когнитивными нарушениями (УКН). В последние десять лет УКН стали очень популярной темой для исследований. Как диагностировать УКН? Когда начинать волноваться? Является ли УКН показателем изменений в мозге и предвестником деменции? Какие типы деменции существуют и как каждый из них влияет на наш мозг?

 

Диагностика УКН

Джерарда очень беспокоит здоровье его жены Эстер. Ей всего 58, но за последние несколько месяцев ее память значительно ухудшилась. Она регулярно повторяет то, что уже рассказывала раньше. Она забывает про мелкие поручения, вроде звонка стоматологу или похода по магазинам. Она сама чувствует, что больше не может полагаться на свою память. Она всегда отлично ориентировалась в пространстве, но за последние месяцы она несколько раз потерялась в городе. Иногда она кажется смущенной. Она плохо спит, и даже после приема снотворного ей удается сомкнуть глаза всего на несколько часов. Лечащий врач Эстер направил ее к гериатру, но сканирование мозга не выявило никаких изменений. Гериатр продолжил исследования и выяснил, что Эстер все еще помнит имена своих друзей и знакомых, хотя, если она не видится с кем-то несколько недель, припомнить, как зовут этого человека, ей бывает трудно. Она знает, какой сегодня день, и понимает, где находится. Она все еще может делать свою работу, хотя это требует от нее больше усилий. Джерард рассказал гериатру, что эти изменения произошли всего за шесть месяцев: иногда Эстер сложно следить за течением разговора, иногда – нормально функционировать. Джерард боится, что это означает первую стадию деменции, и интересуется, существуют ли лекарства, способные замедлить этот процесс. У Эстер диагностировали УКН, которые могут быть одним из симптомов болезни Альцгеймера, а могут и не быть. Гериатр дал Джерарду и Эстер несколько советов, а также объяснил, что лекарства от УКН не существует.

Если вы хотите проверить, нет ли у вас симптомов УКН, ответьте на следующие вопросы.

• Стали ли вы в последнее время более забывчивым, чем обычно?

• Забываете ли вы о важных вещах: встречах, днях рождения, вечеринках (не раз или два, а регулярно)?

• Часто ли вы теряете нить разговора, сюжет книги или фильма?

• Испытываете ли вы трудности в принятии решений или планировании своих шагов для выполнения заданий?

• Стало ли вам сложнее ориентироваться на знакомой местности?

• Стали ли вы более импульсивным и менее способным к оценке ситуаций?

• Замечают ли ваши друзья и родные изменения в вашем поведении?

• Страдаете ли вы от перепадов настроения или следующих изменений в поведении: депрессии, раздраженности или агрессии, тревоги, апатии?

Не обязательно искать у себя все эти симптомы. Достаточно явного наличия когнитивных проблем, усилившихся за последнее время. Вы все еще можете эффективно функционировать дома и на работе, но близкие уже замечают у вас ухудшение памяти и способности к концентрации. Разумеется, даже если вы нашли у себя несколько вышеперечисленных симптомов, это все равно не означает, что вы страдаете от УКН. Такой диагноз ставит только специалист (гериатр, невролог или нейропсихолог). Тем не менее обязательно расскажите о своих проблемах лечащему врачу. Возможно, он решит, что вам требуется дополнительное обследование.

Какие результаты демонстрируют люди с УКН в тестах на когнитивные способности? Нейрофизиологические тесты не всегда используются для диагностики УКН, хотя могли бы оказаться весьма полезными, так как показывали бы, какие навыки и умения человека еще не затронуты расстройством. Сегодня подобные тесты проводятся в специальных клиниках, занимающихся проблемами памяти, и включают в себя задания на оценку различных мыслительных способностей человека: внимания (или умения концентрироваться), наблюдательности, скорости обработки информации и исполнительных функций (способности планировать и видеть общую картину, абстрактного и гибкого мышления, умения одновременно обрабатывать несколько единиц информации). Вероятно, вы предположили, что результаты пациентов с УКН окажутся где-то посередине между результатами здоровых людей и людей, страдающих от деменции. Исследования, сравнивающие пациентов с УКН и испытуемых без расстройства, это подтверждают. Тем не менее человек с УКН может успешно пройти подобные тесты. Обычно УКН развивается у тех, кто раньше обладал лучшей памятью по сравнению с другими. Поэтому даже после ухудшения памяти люди с УКН все еще могут действовать на уровне среднего человека. Возьмем, к примеру, Питера, который в 40 лет прошел тест на запоминание 15 слов. Через 15 минут после того, как ему прочитали эти слова, он все еще помнил 13 из них. Это прекрасный результат. Однако он не был зафиксирован, и Питер даже сам не знает, насколько хорошо прошел тест. В 65 он начал испытывать проблемы с памятью, и его жена тоже это заметила. Он решил снова пройти тест, и через 15 минут вспомнил семь слов. Это стандартный средний результат. Но, как мы можем видеть, его память значительно ухудшилась. В то время как его сверстники вспоминают всего на пару слов меньше, чем в сорокалетнем возрасте, Питер не может вспомнить почти половину. К сожалению, большинство пациентов не проходят такие тесты в более раннем возрасте, и поэтому, когда они обращаются за медицинской помощью, их результаты не с чем сравнить. Вот почему в диагностике УКН такую важную роль играет фактор субъективности, а также свидетельства тех, кто давно знает пациента.

Проблемы с памятью – самый яркий симптом УКН. Очень важно отслеживать развитие УКН, так как любое ухудшение может быть знаком начала деменции. На ранних стадиях деменции пациентов просят запомнить короткий рассказ, и, вспоминая его, они почти сразу же делают ошибки. Исследования показывают, что это происходит из-за недостатка внимания, когда они слушают историю. В результате информация плохо сохраняется в памяти. Но проблемы с запоминанием – не единственный симптом УКН. Расстройство влияет на гибкость мышления пациента, что подтверждается еще одним тестом, где пациентов просят заменять цифры буквами (1–А, 2–B и так далее). По сравнению со своими здоровыми сверстниками люди с УКН показывают гораздо худшие результаты.

А что насчет скорости обработки информации – навыка, быстрее всего ухудшающегося с возрастом? Разумеется, пациенты с УКН утрачивают его раньше, чем здоровые пожилые люди. Исследование австралийских ученых показало, что плохие результаты теста на замену символов цифрами (см. ), который традиционно используется для измерения скорости обработки информации, почти всегда означают, что в ближайшие годы у пациента разовьется УКН. Исследователи наблюдали более двух тысяч человек в возрасте от 60 до 64 лет в течение четырех лет. В итоге у 64 испытуемых были выявлены явные признаки спада умственной деятельности. Результаты проведенных в конце исследования тестов, измеряющих скорость обработки информации, оказались предсказуемы. Если человек неудачно проходил первый тест, с возрастом его способности только ухудшались.

 

Изменения в мозге при УКН

Несмотря на то что функция памяти не локализована в каком-то определенном участке мозга, некоторые его области играют ключевые роли в функционировании памяти. Главными из них являются гиппокамп (см. ) и кора височной доли. Гиппокамп – это важнейший элемент нервной системы (включая префронтальную кору), участвующий в процессах памяти. Неудивительно, что ученые, исследующие УКН, в первую очередь обратили внимание на структуру и активность гиппокампа. Основной вопрос, которым они задаются, звучит так: повреждается ли гиппокамп при УКН и изменяются ли процессы его функционирования?

Гиппокамп состоит из миллионов мозговых клеток. МРТ, измеряющая количество серого вещества, может показать нам, существует ли связь между сокращением объема гиппокампа и болезнью Альцгеймера. Одна недавняя научная работа объединила в себе результаты шести длительных исследований, в рамках которых отслеживалось уменьшение объема гиппокампа у пациентов с УКН с течением времени. При этом у кого-то из них развилась болезнь Альцгеймера, а у некоторых нет. Ученые также обращали внимание на другие структуры мозга, но гиппокамп и окружающая его кора головного мозга оказались единственными областями, демонстрировавшими прямую связь с УКН и, позже, с болезнью Альцгеймера. Таким образом, результаты МРТ позволяют утверждать, что уменьшение объема серого вещества в гиппокампе коррелирует с развитием болезни Альцгеймера спустя несколько лет.

Лондонский институт психиатрии провел исследование с участием 103 пациентов, страдающих УКН. Ученых интересовал не объем гиппокампа, а его форма. Изменения в мозговой ткани, вызываемые болезнью Альцгеймера, влияли на форму гиппокампа, которую измеряла специальная компьютерная программа. В 80 % случаев у пациентов с аномальной формой гиппокампа в течение года развивалась болезнь Альцгеймера.

Помимо серых и белых клеток в нашем мозге существуют и другие виды вещества, играющие важную роль в обмене веществ и передаче нервных стимулов. Магнитно-резонансная спектроскопия (МРС) позволяет ученым измерять концентрацию таких веществ. Вместе с моим коллегой я провел сравнительный анализ результатов всех МРС-исследований с участием пациентов с УКН и их здоровых сверстников. Мы обнаружили, что сокращение объема гиппокампа происходит в связи с потерей материи, отвечающей за эффективный обмен веществ. Как уже говорилось выше, у людей с болезнью Альцгеймера сокращение объема выражено куда более явно.

Другая группа исследователей доказала, что с возрастом в нашем организме замедляется выработка важного нейротрансмиттера – ацетилхолина. Ацетилхолин играет роль не только в процессах запоминания и обучения, но и в активации мышц. При болезни Альцгеймера нейроны, производящие ацетилхолин, повреждаются, что значительно ухудшает функционирование нейротрансмиттера. Соответственно, лекарства против болезни Альцгеймера должны имитировать свойства ацетилхолина.

Еще одно важное изменение, происходящее со стареющим мозгом, – это формирование «клубков» или «бляшек» в мозговой ткани. Как можно понять из названий, клубки – это перекрученные нефункциональные транспортные белки (которые выглядят как нити и находятся в нейронах), а бляшки состоят из нерастворимых компонентов белков. При болезни Альцгеймера такие белки становятся аномальными и повреждают мозг. Мы пока не уверены, как именно это происходит, но уже знаем, что наследственность играет в этом определенную роль.

На рис. 15 показано, как бляшки, клубки и снижение числа нейронов выглядят при здоровом старении, при УКН (предвестнике болезни Альцгеймера) и непосредственно при болезни Альцгеймера. Изображение в правом верхнем углу показывает мозг 80-летнего человека, не страдающего от когнитивных расстройств; в левом нижнем – пациента, испытывающего трудности с памятью, но не страдающего деменцией; а в правом нижнем – пациента с деменцией.

Рис. 15. В мозге здорового молодого человека отсутствуют клубки и бляшки; при нормальном старении их количество немного возрастает; у пациентов с УКН оно увеличивается еще больше, в основном в височной доле; а у пациентов с болезнью Альцгеймера клубки и бляшки распространяются по всему мозгу

Здесь следует отметить две вещи. Во-первых, чем сильнее проявляется спад когнитивной функции, тем больше бляшек, клубков и областей с отмирающими нейронами обнаруживается в мозге. Во-вторых, бляшки и клубки располагаются по-разному. У человека с УКН сильнее всего страдает гиппокамп, а у пациентов с болезнью Альцгеймера поражается куда большая часть мозга. Наконец, при болезни Альцгеймера часто возникает воспаление мозговой ткани, не характерное для нормального старения.

Логично было бы предположить, что наличие белковых бляшек указывает на снижение когнитивных функций. То есть чем больше бляшек образуется в мозге, тем хуже у человека становятся память и внимание. Однако здесь стоит задать важный вопрос. Верно ли это только для пациентов с деменцией или также и для людей с другими формами белковых образований, часто встречающихся у вполне здоровых пожилых людей? До последнего времени проблема состояла в том, что определить количество и состав таких образований можно было только в результате вскрытия. Процесс их формирования нереально было отследить по мере старения человека. К счастью, сегодня разработаны специальные технологии сканирования мозга, позволяющие измерить уровень протеиновой аккумуляции. Исследователи из Национального института старения США