Пусть на вахте обыщут нас начисто, Пусть в барак надзиратель пришёл – Мы под песню гармошки наплачемся И накроем наш свадебный стол.
Женишок мой, бабёночка видная, Наливает мне в кружку "Тройной", Вместо красной икры булку ситную Он намажет помадой губной.
Сам помадой губною не мажется И походкой мужскою идёт, Он совсем мне мужчиною кажется, Только вот борода не растёт.
Девки бацают с дробью "цыганочку", Бабы старые "горько!" кричат, И рыдает одна лесбияночка На руках незамужних девчат.
Эх, закурим махорочку бийскую, Девки заново выпить не прочь – Да, за горькую, да, за лесбийскую, Да, за первую брачную ночь!
В зоне сладостно мне и не маятно, Мужу вольному писем не шлю. Никогда, никогда не узнает он, Что я Маруську Белову люблю!

1961