Лекс проводил Лиру на второй этаж, не дожидаясь приглашения, вошёл за ней в комнату. Девушка села на кровать и, понимая, что дракон настроился на серьёзный разговор, сделала приглашающий жест в сторону кресла, стоящего у незажженного камина. В комнате было холодно и темно, слабый свет давала лишь прихваченная Лирой свеча. Вместо того чтобы сесть, мужчина подошёл к камину, возле которого предусмотрительно лежала охапка дров и принялся его растапливать. Лира глядела на Лекса и вспоминала, как в их первую встречу он убирал снег во дворе её дома.

— Спасибо, — благодарно улыбнулась девушка, подходя и протягивая руки к огню. — Вы снова почувствовали, что мне плохо и примчались на выручку?

Прошло почти три месяца, как они не виделись, и Лира сочла неуместным обращаться к Тени императора драконов в фамильярном тоне, хотя там, в прихожей, от неожиданности несколько раз сказала ему «ты». Лекс искоса посмотрел на девушку, так и не ответив. Они стояли рядом, глядя на пляшущие языки пламени, и молчали.

— Со мной связался Лион.

— Лион? — удивилась Лира. Надо же, раньше она не замечала между эльфом и драконом особой дружбы.

— Я просил его в случае чего сообщать мне обо всём, что с тобой происходит.

Лира внимательно посмотрела на Лекса. В свете пламени его профиль казался высеченным из камня.

— Зачем?

— Затем, что я больше не могу так, Лира, — поворачиваясь к девушке, другим тоном произнесён мужчина. Бесстрастный голос вмиг наполнился чувствами. — Я думал, будет лучше держаться подальше от тебя. Моя должность при императоре мало располагает к созданию семьи. Я боялся, что рядом со мной ты не будешь в безопасности. Но быть вдали от тебя невыносимо. Не знать, что с тобой происходит, не успеть или не суметь в случае чего помочь…

— Когда это вы успели заступить на должность моего телохранителя? — усмехнулась девушка. — Вы — Тень императора, не моя. Или? Постойте, наша связь вынуждает вас испытывать это чувство беспокойства? О! Ну, я тогда не знаю, как вам помочь. Переехать и жить под боком только для того, чтобы постоянно быть у вас на глазах — слишком большая жертва с моей стороны.

— Лира! — дракон мягко обхватил руками её плечи. — Ты не понимаешь!

— Так объясните, — устало вздохнула девушка. — Чего я не понимаю? Того, что являюсь вашей избранницей по принуждению? Или того, что вы не можете противиться стихийной потребности оберегать меня от опасностей? Я бы рада не доставлять вам такую массу хлопот, но, увы, от меня ничего не зависит.

— Лирейн, — губы дракона тронула нежная улыбка. Золотистые глаза сияли в свете пламени. — Похоже, я наговорил кучу ненужных слов. Забудь их. Ты мне нужна не как избранница или сирена. Прежде всего, ты мне нужна как любимая женщина.

Лира почувствовала, что от признания Лекса её сердце чуть не выпрыгнуло из груди от радости. Полумрак комнаты, отблески пламени создавали таинственную атмосферу грёз, которые вполне могли привидеться утомлённому сознанию. Но его руки на её плечах, его дыхание, опалившее нежную кожу шеи, наконец, его губы, коснувшиеся лёгким поцелуем — всё это было вполне реальным. Поначалу воздушные прикосновения к её губам быстро сменились настойчивыми и страстными. Руки Лекса соскользнули с плеч Лиры на спину, заставляя девушку выгнуться вперёд и прижаться к мужчине всем телом. Дыхание сбилось, им обоим стало невыносимо жарко и неизвестно что бы произошло дальше, если бы в дверь не постучали.

— Лира! — из-за двери раздался голос Клементины. — Папа проснулся. Хочет тебя видеть.

— Я сейчас!

Девушка продолжала обнимать мужчину, уткнувшись лицом ему в плечо. Так не хотелось отпускать его. Вдруг, опять что-нибудь случится? Попадёт в беду драгоценный Вэлмар. Опомнятся оскорблённые недавним вторжением драконов дроу. Возродятся отступники.

— Я останусь здесь, — словно читая её мысли, тихо произнёс Лекс. — Буду ждать и никуда не уйду.

— Ты телепат? — вкинула голову Лира.

— Нет. Просто теперь мы с тобой единое целое, нравиться тебе это или нет, — улыбнулся мужчина и не удержался от ещё одного короткого поцелуя. — Иди.

Ноги плохо слушались, но Лира всё-таки преодолела расстояние до двери и вышла из комнаты.

— Лира, детка! — шёпотом воскликнула Клементина. — В спальне наедине с мужчиной — это скандал! Или свадьба!

Как не пыталась мать семейства сделать строгий вид, ничего не выходило. Слишком счастлива была от того, что всё обошлось, а у старшей дочери наклюнулся жених.

— Что с папой? — отмахнулась от очередной попытки сбыть её замуж Лира.

— Не знаю. Проснулся. Тебя зовёт. Но выглядит уже гораздо лучше.

Клементина схватила дочь за руку и попыталась остановить, но Лира упрямо шла вперёд.

— Дорогая, лорд де Санте — прекрасная партия! Не упусти его!

— Мама, он дракон! — попыталась охладить сватовской пыл родительницы Лира.

— Ещё и дракон! — нисколько не смутилась та. — Значит, точно богат. У каждого дракона есть пещера с сокровищами.

— Мама, это сказки, — рассмеялась девушка. — Пап, скажи ей.

Они как раз вошли в комнату Джэрома.

— О чём?

— О том, что нельзя упускать такую прекрасную возможность — выйти замуж, — опередила Лиру с ответом Клементина. — Тогда и Лауре дорога будет открыта. Уж у неё-то проблем с женихами не будет. Вот только, не годится младшей дочери выходить замуж вперёд старшей.

— За кого она на этот раз выдаёт тебя замуж? — обратился к Лире Джэром.

— За пещеру с сокровищами, — вздохнула дочь.

— Лира! — возмутилась наговором мать.

— Пап, как ты себя чувствуешь? — присела у изголовья кровати девушка.

— Гораздо лучше…. Лирейн, я ведь знал про твой дар, но не ожидал, что он настолько силён.

— Возможно, он с возрастом усиливается, — пожала плечами Лира. — Пап, ты нехорошо поступил, что не позвал меня, когда заболел. Если бы не мама…

— О да, наша мама, — лучики-морщинки скользнули от светло-серых глаз мужчины. — Обо всех заботится, обо всех переживает. Моя дорогая жена.

Джэром взял руку Клементины в свою и нежно поцеловал.

— Ты знаешь, Лира. Мама права — тебе пора замуж.

— И ты туда же!

— Когда Шон проболтался про сирену, а ты сбежала, я стал усиленно искать любые сведения о твоём даре. Как оказалось, сирены не умели исцелять пением людей. Это твоя уникальная способность.

— Папочка, неужели нельзя было отложить этот разговор до утра? Тебе надо отдыхать, да и мне тоже, — взмолилась Лира.

— Ну, вообще-то…, - Джэром бросил на жену смущённый взгляд.

— Мама, ты, что, папу разбудила для разговора со мной? — догадалась Лира.

— Я не спал! — поспешил встать на защиту супруги глава семейства.

— Я радею за твоё счастье, Лира. А ты этого не ценишь! — насупилась Клементина.

— О! В таком случае мне действительно лучше выйти замуж! — воскликнула девушка, вскакивая на ноги.

По всей видимости, сказывалась усталость. Никогда прежде Лира так легко не выходила из себя. Она бросилась вон из комнаты, добежала до своей спальни, порывисто распахнула дверь и с порога сделала предложение стоявшему у камина дракону:

— Лекс, я хочу стать твоей женой! Возьми меня замуж! Женись на мне!

Мужчина быстро преодолел разделяющее их расстояние и заключил девушку в объятия.

— Что происходит? — взволнованный после её слов не меньше Лиры, спросил он.

Лирейн вздохнула, чувствуя, что успокаивается в тёплом и нежном кольце мужских рук, и улыбнулась. Ну, мама! Всё-таки добилась своего!

— Так возьмёшь или нет? — гораздо тише спросила девушка, поднимая голову и глядя Лексу в глаза.

— Лира де Грейн будь моей женой, — не стал томить ожиданием дракон.

— Я согласна.

* * *

Наутро в спальнях обеих новоявленных невест появились охапки свежих цветов. Лаура завистливо вздыхала, и Лира отдала большую часть своих букетов ей. Клементина светилась от счастья и приписывала заслугу устройства личной жизни старшей дочери себе. Она увлечённо принялась готовиться к свадьбе. Оба жениха исчезли, отговорившись своими ответственными должностями, а по сути, сбежав от попытавшейся привлечь их к обсуждению предстоящих торжеств маман. Лира так и представляла, как эльф запрыгивает на спину дракону, и они поспешно удирают. Кали не только подумала о том же, но и озвучила свои мысли вслух, чем очень рассмешила обеих.

— Представляешь, ничего бы этого не было, если бы я не поехала с тобой к дроу, — сидя у Лиры на кровати, размышляла рыжеволосая целительница. — Кто бы мог подумать, что опасное путешествие обернётся свадьбой?

— Обычно так и бывает…в книжках про любовь.

— И всё-таки я немного боюсь, — призналась Кали.

— Чего?

— Всё так быстро произошло. Вдруг у нас ничего не получится…

— Что у вас может не получиться? — улыбнулась Лира. — Ребёнок уже получился.

— А вдруг его родные меня не примут?

— Интересно кто? Отступник Арт? Младшая сестра? Увы, у нас с тобой не будет ни свёкра, ни свекрови.

— Ой-ой! Ты так говоришь, будто бы сама нисколечко не переживаешь, — возмутилась чересчур уверенным тоном подруги Кали.

— Переживаю, ещё как, — вздохнула Лира.

— А Он признался тебе в любви? — полюбопытничала Кали.

— Нет.

— Как это нет?!

— Мы не такие скороспелые как вы, — подмигнула подруге Лира.

— Лион признался, и я тоже, — падая в кровать на спину, мечтательно произнесла Кали. Она закрыла глаза, погружаясь в приятные воспоминания.

* * *

Лира ещё раз побеседовала с отцом в гораздо более спокойной обстановке. Джэром переживал за дочь и её предстоящее замужество считал большим благословением. В силу исключительности Лириного дара, он боялся, что за дочерью начнётся охота, не подозревая, что она уже началась.

— Ты же не сможешь вылечить всех и вся, — рассуждал он, сидя в постели и попивая приготовленный Лирой укрепляющий отвар. — За Лексом ты будешь как за каменной стеной. Родишь деток, начнёшь заниматься приличествующими любой женщине делами: воспитанием, готовкой, уборкой… Лира!

На лице дочери появилось такое кислое выражение, что Джэром испугался, как бы она не передумала на счёт замужества.

— Хватит бегать по лесам! Я из-за тебя даже поседел раньше времени! Ты любишь его? Или выходишь замуж, чтобы окончательно избавиться от родительской опеки?

Ответила Лира не сразу. Что значит любить? Рядом с Лексом у неё кружилась голова, и весь мир сужался и сосредотачивался на одном единственном мужчине. Но любовь ли это? Или просто желание любить? Не слишком ли поздно она задалась этим вопросом? Как узнать? Как проверить?

Джэром не торопил дочь с ответом, с тревогой следя за выражением её лица. Как и любой любящий отец, внутри он противился отдать своё «сокровище» другому мужчине, но понимал, что рано или поздно придётся это сделать. Был ли дракон подходящей кандидатурой на роль мужа? Наверное. Лишь бы Лира его любила и была счастлива.

Лирейн вспоминала, как паниковала перед свадьбой Анита, и что помогло ей успокоиться.

— Я сейчас!

Девушка соскочила со стула, на котором сидела возле кровати отца и выбежала из комнаты. Ей надо увидеть Лекса и ещё раз поговорить! Только как это сделать? Телепорт! Быстро собравшись, получив соответствующую бумагу у отца, чмокнув в щёку Кали, Лира, перепрыгивая через сугробы, бросилась к Школе развития способностей. Отыскала мастера пространственных перемещений, задыхаясь, уговорила как можно быстрее переправить её в Алгорию.

— А вас там ждут? — попытался охладить пыл девушки мужчина.

— Очень!

Само собой никто её не ждал. Два дракона, дежурившие в тот день у своего телепорта и от нечего делать игравшие в карты, очень удивились вызову со стороны человеческого государства и, похоже, приняли его из чистого любопытства. Один из них узнал Лиру. Вполголоса посовещавшись между собой, драконы решили для начала доложить о прибытии гостьи императору, а уж потом выполнить её просьбу — найти Лекса. Лира успокаивала себя, что где император, там обычно и его Тень. Однако в приёмной её ждал один Вэлмар.

— Лира? Какими судьбами? — распростер навстречу девушке объятия Его императорское величество. — Неужели передумала и решила согласиться на моё предложение руки и сердца?

— Где Лекс?

— Ещё не вернулся. Он куда-то так поспешно удрал сегодня ночью, что даже мне ничего не сказал, — пожал плечами Вэлмар и гораздо серьёзнее спросил: — Лира, что случилось? Зачем ты здесь?

— Мне надо его увидеть, — вздохнула девушка.

— Так-так-так, — знакомым движением император взъерошил волосы, внимательно глядя на Лиру. Он был при полном параде, словно сбежал на встречу с ней с какого-то торжественного приёма. Шитый серебром тёмно-вишнёвый камзол, белоснежные парадные сапоги, на груди массивная золотая цепь с медальоном, на руках крупные перстни. — Случилось что-то интересное, и никто не хочет мне об этом рассказывать. Хорошо, ты можешь подождать Лекса в его комнате. С удовольствием бы с тобой пообщался, но мне некогда.

Дав Лире провожатого, Вэлмар поспешил вернуться к прерванным императорским обязанностям.

В комнате Лекса всё было по-прежнему. Та самая служанка, что так бледнела и трусила из-за Лириного ранения, принесла неожиданной гостье чаю и конфет, после чего оставила девушку одну. Лира прошлась по комнате, провела пальцами по корешкам книг, которых в покоях Тени императора набралось с большой массивный шкаф, достала одну из них, поняла, что в ближайшее время придётся освоить ещё один язык, и села в кресло. Посмотрела в сторону кровати, представила себя на ней в объятиях Лекса и почувствовала, как моментально образовавшийся в груди жар скользнул в область живота, а затем спустился ещё ниже…

Предыдущей бурной ночью удалось поспать совсем немного, поэтому девушку скоро сморило в мягком уютном кресле.

Так…. Похоже, у неё входит в привычку просыпаться под чужие разговоры. Кто на этот раз? Снова Вэлмар и Лекс?

— Ты бы видел её лицо, — шептал император. — Признавайся: ты наконец-то сделал ей предложение?

— Вэл, иди отсюда!

Не слишком учтиво по отношению к своему императору. Впрочем, в ответ тот лишь хохотнул.

— Эх, как я тебе завидую. На свадьбу позвать не забудьте.

— Тебя забудешь.

Хлопнула дверь. Лира открыла глаза. Перед ней стоял Лекс в той же одежде, в которой она видела его последний раз, и с тревогой смотрел на невесту.

— Я…

Лира не знала, что сказать, как объяснить, зачем она здесь. Поднялась с кресла и Лекс тут же порывисто обнял и прижал её к себе.

— Только не говори, что ты передумала, — вырвались наружу его тайные, глубоко загнанные вглубь опасения. — Знаю, я не слишком подходящая пара. И никогда не забуду, сколько боли причинил тебе. Но я люблю тебя, Лира. Моё сердце наконец-то оттаяло рядом с тобой.

Передумать? Никогда! Лира вдруг чётко осознала, что все её сомнения в подлинности собственных чувств окончательно растаяли.

— Я не передумала. Просто соскучилась. И я тоже тебя люблю