Хараганская торговая миссия разместилась в нескольких больших домах у самого берега. Там же построили и отдельный причал для кораблей, рядом с которым были пришвартованы два шлюпа. Когда беглецы, ведомые Расмиром, приблизились к миссии, син Нок увидел, что на кораблях идут приготовления: матросы ползали по мачтам, чистили палубу, загружали ящики и мешки в трюм.

— Покидаете этот гостеприимный город? — спросил Рейло.

— Не совсем. Нас, — гомункул потрепал Пыльника по уху. — Попросили сопровождать нескольких Создателей, которые доставили с Архипелага новых животных.

Син Нок почувствовал взгляд чистильщика, упершийся ему в затылок, но никак это не показал.

"Затесаться на борт этих кораблей было бы удачей. Слишком большой удачей. Тело ищейки должны были уже найти, а вот проследить наш путь до порталов — это задача нетривиальная, но для Церкви нет ничего невозможного. Сколько у нас в запасе? Сутки? Двое? Искать будут не только в подземельях. На поверхности, в окрестностях города…"

— Расмир, а здесь есть порталы? — спросил магистр.

— Два грузовых, а что такое? — вернул вопрос гомонкул.

— Как ты мог заметить, мы чуть поизносились, пока исследовали окрестные пещеры. Думал, забежать в Академию, забрать сменные комплекты необходимого.

— Нок, это лишнее, в миссии найдется все, что необходимо, чтобы приодеть такую представительную группу магов. Позволь полюбопытствовать: что вы искали в пещерах? — вопрос хараганца прозвучал праздно, но Хранитель Знаний почувствовал, как уплотнились ментальные щиты Расмира.

— Изучаем подземные источники, — сказал Рейло, широко улыбаясь и оттесняя Повелителя Иллюзий от гомункула. — Местные породы, размываемые водой в течение сотен лет, отдали много занимательнейших веществ. Лечебные воды — цель нашего исследования. Однако, в одной из пещер нас настиг маленький обвал… что не помешало нам найти три очень многообещающих водоема!..

Хранитель Знаний понял, что магистр Воды на пару с Калияной сможет так закрутить мозги Расмиру, что никакая пресловутая кристальность мышления искусственных людей тому не поможет.

"Два грузовых портала…" — вернулся к размышлениям Хранитель Знаний.

Перед его мысленным взором предстала карта Сарийской монархии. Между Тиро и Рабаном лежала длинная дорога. Быстро преодолеть это расстояние можно только с помощью портала.

"Три дня достаточно большое допущение, но оставим это рабочей версией. За три дня мы должны покинуть этот городок. Многоликая Госпожа, укажи путь".

Магистр представлял, что происходит сейчас в Рабане: гибель ищейки событие неординарное, Церковь не привыкла спускать подобное с рук. Резервы Ночной стражи прочесывают улицы, усиленные патрули стражи обычной стоят у ворот и на перекрестках. Отменены все увольнительные. Вызваны дополнительные силы магов. Менталисты ломают мозги любым подозрительным лицам. И среди всех этих людей, злых, как потревоженные осы, неизвестное количество заговорщиков.

'Они будут искать двоих: меня и Калияну…'

Казалось бы, что не иллюзионисту бояться преследования. Будь Хранитель Знаний не так опытен, он бы и не боялся. Пробиться сквозь иллюзию мог только маг Иллюзии. А вот ощутить наличие магической личины мог любой церковник. Именно поэтому син Нок не стал маскироваться подобным способом, когда они вышли из пещеры. Но кроме магии существовали и другие подходы. Вместо мужчины и девушки Фир посетят три паломника, один из которых слеп, а второй нем.

Пока маг планировал свои действия, Расмир, совершенно запутанный двумя водниками, вскинул руки, прерывая поток терминов.

— Господа маги, я верю, что вы профессионалы, но даже профессионалам надо питаться.

Они стояли у первых ступенек крутой каменной лестницы.

— Я вас приглашаю разделить гостеприимство Харагана, — с этими словами гомункул начал подниматься.

Син Нок подтолкнул Калияну вперед и последовал за ней. Приглашенному гостю ничего не грозило в хараганском доме. Когда они дошли до двери, на галерею запрыгнул Пыльник и первым проскользнул внутрь.

— Ты все еще отказываешься взять на воспитание одного из моих питомцев? — спросил Расмир Повелителя Иллюзий, когда тот вошел.

— Отказываюсь. Животные меня не любят.

Упомянутое животное с громким фырканьем улеглось в центре комнаты рядом с квадратным камином, утопленным в пол. Обстановка в доме отражала обычаи хараганцев: очень много резных предметов из драгоценных пород древесины, стены скрыты плотно подогнанными узкими досками. Хараганцы славились не только своими успехами в создании различных магических химер. Мастера Архипелага творили прекрасные вещи из дерева, глины и кости.

— Присаживайтесь, — Расмир указал на массивные деревянные кресла, отделанные желтоватыми костяными пластинками и укрытые шкурами.

Хранитель Знаний с интересом осматривался, впервые увидев воочию то, о чем знал из книг. Калияна, утомленная переходом, без сил опустилась в кресло. Рейло присел, но его любопытный взгляд метался по предметам обстановки.

— Третий, кого ты привел? — вопрос был задан недовольным женским голосом.

Через мгновение в комнату вошла его обладательница: невысокая блондинка с короткими волосами, облаченная в просторный белый халат. Ее серые глаза с синими прожилками неестественно бликовали в свете очага.

— Моя госпожа, — гомункул резко развернулся к вошедшей и отвесил ей поясной поклон.

Женщина подошла, неслышно ступая босыми ступнями, и протянула Расмиру руку. Он опустился на одно колено и прикоснулся губами к тонким пальцам. Син Нок увидел, как едва заметные силовые линии оплели изящную женскую кисть. Об этом обычае он знал от Расмира. Тот остерегал от лобзания с хараганцами, потому что с помощью прикосновения те могли читать поверхностные мысли обычных людей, а у гомункулов — не только мысли, но и память.

Хараганке не потребовалось много времени, чтобы прочесть память Расмира. Она повернулась к гостям миссии и протянула руку син Ноку. Гомункул смотрел на происходящее с затаенной паникой.

— Я не достоин подобной чести, юная госпожа, — покачал головой магистр.

Женщина действительно была похожа на девочку и лицом, и телосложением.

— Зарс син Нок, вы неучтивы, — раздраженно заметила хараганка, убирая руку. — Именно таким вас запомнил Третий. Необычно увидеть вас. Вы попали в интересную ситуацию. Третий бездумно предложил вам безвозмездную помощь, я не склонна подтвердить его слова. Оказывать помощь Академии высоких искусств сейчас недальновидно. Маги, заигрывающие с Церковью, не самые надежные партнеры, и это плохо для торговли.

— Прелестная госпожа, позвольте узнать ваше имя, — рассыпался в любезностях Рейло, подходя ближе. — Ваша хрупкость достойна воспевания в поэмах! И я ее составлю, лишь представьтесь!

Чистильщик припал перед женщиной на колени, протягивая к ней руки. Пыльник мгновенно оказался между ними, а руки Расмира скрылись под плащом.

— Смешной невежа. Мое имя слишком сложное для твоего простого мозга.

— Нет ничего сложного в имени прекрасной девы! — воскликнул чистильщик, тряся пухлыми руками в воздухе.

Хозяйка гомункула задумалась, и что-то прошипела, иногда разбавляя шипение рычанием. Рейло от удивления даже опустил руки. Син Нок, ждавший чего-то подобного, никак не отреагировал. Хараганский язык отличался от большинства распространённых наречий. Для общения на нем требовались не столько знания и словарный запас, а изменения в строении голосовых связок и гортани.

— В речах прекрасных я услышал… Шсашэ? — неуверенно сказал чистильщик.

— Достаточно близко, можете называть меня так, — кивнула хараганка, протягивая руку толстяку.

'Аккуратнее, она читает мысли', - предупредил его син Нок.

Рейло бесстрашно коснулся губами тонких, холеных пальчиков. И сразу же негодование отразилось на лице госпожи Шсашэ: изящная вязь ее заклинания уткнулась в сплошной щит Воды, выставленный чистильщиком.

— Непочтительность — основная проблема местных магов, — сказала хараганка.

— Вы не частая гостья в Монархии? — спросил магистр.

Рейло встал с колен, но плотоядные взгляды, которые он бросал на женщину, держали в напряжении Расмира и Пыльника.

— Нет, — бросила Шсашэ, усаживаясь в кресло. — В этой стране к Создателям относятся без должного почтения, поэтому если бы не острая необходимость, я бы и шагу не сделала по земле Сариина. Я обдумала ситуацию и готова предложить вам место на своем корабле. Этот мужчина, — она кивнула на чистильщика. — Сильный маг Воды. Он сможет заменить моего слугу, который выпал за борт и утонул.

Хранитель Знаний склонил голову к плечу, размышляя над этим заявлением. Островитянин, выросший в холодных водах южных островов, утонул в реке. Син Нок присмотрелся к женщине, стараясь прочесть ее ауру и язык тела, но не вторгаясь в ее разум. Признаки лжи отсутствовали. Маг Воды утонул.

— Благодарю, — подал голос чистильщик. — Ваше предложение также прекрасно, как и ваши глаза, но я вынужден отказать несравненной прелестнице.

— Тогда Третий вас проводит, — махнула женщина рукой и, поднявшись с кресла, вышла.

— Зарс, я приношу свои извинения за Создательницу. Она редко покидает острова, поэтому… — начал гомункул, но син Нок прервал его.

— Пустое, Расмир, — отмахнулся Повелитель Иллюзий. — Но если ты посоветуешь нормальный корабль с вменяемым капитаном, а также место, где мы сможем отдохнуть, я буду признателен.

— 'Ледяной дракон', капитан Ловеск. Профессионал своего дела. Иногда мы прибегаем к его услугам. А все остальное, что я предлагал, остается в силе. Госпожа уже забыла о вас. Но ничего свыше предложенного.

— Благодарю, — кивнул магистр.

Гомункул поманил гостей за собой. Син Нок оглянулся на ученицу, слишком уж тихо та сидела. Калияна спала. Повелитель Иллюзий усилием воли плавно поднял ее в воздух и подхватил на руки. Девушка только засопела, устраиваясь на руках мага.

— Папа… — сквозь сон прошептала син Рисая.

Здания, в которых разместилось хараганское представительство, могли вместить в себя значительно больше народу, чем в них проживало на данный момент. Просторные, хорошо освещенные коридоры, отделанные деревом, большие комнаты. Узкие окна забраны цветными витражами.

— Здесь, — сказал Расмир, останавливаясь перед дверью. — Это покои для Создателей, но из них только госпожа… Шсашэ сейчас здесь. Остальные уже отбыли. Оставайтесь, завтра с утра я устрою вам встречу с капитаном 'Ледяного дракона'.

— Хорошо.

— Благодарим! — вежливо добавил Рейло.

За дверью обнаружилась просторная гостиная, к которой примыкали две спальни.

— Рейло, тебе сильно нужен сон? — спросил магистр, прикрывая дверь заклинанием.

— Пару больших оборотов часов я бы подремал. А после немного воды, и я как огурчик. Калияна…

— Да, — перебил его магистр. — Я помню, что стихийники получают от отдыха в своей Стихии или рядом с ней. Тогда ты остаешься сторожить нас от всяких неприятностей. А девочка пусть поспит.

Син Нок повернул направо, к ближайшей спальне. Ученица и не думала просыпаться. Магистр вошел в комнату, окинул обстановку пристальным взглядом, затем еще раз проверил каждую щель, но уже с помощью ментальных щупов, и только после этого уложил Калияну на застеленную кровать. Девушка тут же завернулась в покрывало, но не проснулась. А Хранитель Знаний сел в кресло, стоявшее у стены напротив кровати, и закрыл глаза. Не сон, но медитация, позволявшая следить за окружающим миром с помощью магии.

* * *

'Нок!'

Повелитель Иллюзий распахнул глаза. Пустая глазница мгновенно засочилась Тьмой.

'Нок, проклятье, ты слышишь меня?!'

Именно этот слабый мысленный зов разбудил син Нока.

'Рейло?'

'Зарс! Мне нужна твоя помощь! Со змеей!'

'Какой змеей?' — Повелитель Иллюзий поднялся с кресла, бросил взгляд на спящую неофитку и вышел из комнаты.

Он чувствовал, что за дверью только один человек. И сейчас этот человек лежал на просторной софе, боясь пошевелиться. Причина лежала на нем и тихо шипела. Как только магистр прикрыл за собой дверь в комнату, небольшая ромбовидная голова повернулась к нему. Черные чешуйки приподнялись, длинный язык попробовал воздух, а затем змея соскользнула с груди Рейло на пол.

Лопроский полс. Син Нок вскинул бровь, с удивлением рассматривая дальнего потомка драконов. Длиной змея была два-три шага, а толщиной с запястье магистра. Полс распахнул пасть, демонстрируя чуть загнутые зубы. Этот вид, обитавший в горах, не был ядовитым, но силы в черном чешуйчатом теле хватало, чтобы ломать кости. Змея подобралась, не отрывая от син Нока взгляда узких вертикальных зрачков. Полсы не были агрессивными и редко атаковали крупных существ — это Повелитель Иллюзий знал наверняка. Рейло пошевелился, и змея чуть повернула голову к нему, удерживая в поле зрения обоих магов.

— Замри.

Дверь, ведущая в коридор, распахнулась, и в комнату вошел гомункул. Он был точной копией Расмира, отличаясь только длиной волос.

— Расмир Первый, — отрекомендовался вошедший, смотря только на замершую змею.

Полс повернулся к хараганцу и зашипел. Пасть распахнулась, демонстрируя две пары крупных ядовитых зубов.

— Вы решили выпустить погулять своих питомцев? — раздраженно спросил магистр, направляя руку на змею, чтобы при необходимости испепелить ее магией.

— Эксперимент вышел из-под контроля, но ничего более, — ответил Первый. — Это первое поколение образцов, у него еще нет нужного навыка обращения с собственным ядом.

— Коты размером с коня, ядовитые полсы… Доиграетесь вы когда-нибудь, — пробурчал впечатленный Рейло.

В комнату вошла белокурая статная женщина. Расмир шагнул в сторону, пропуская ее.

— Уважаемые гости, пожалуйста, отойди от образца, — вежливая просьба не вязалась с высокомерным тоном и соответствующим выражением красивого лица.

При виде нее змея подобралась, готовясь к прыжку. Син Нок не оставил это без внимания.

— Вы нервируете животное. Выйдите, — холодно сказал магистр.

Эта дурацкая ситуация начала его раздражать. Хараганцы должны уже были успокоить свое создание и оставить их в уединении. Какого бы мнения магистр не был о способностях островных магов в контроле над животными, факты были неоспоримы: любая химера хараганцев подчинялась им. И если происходящее не игра, то перед Хранителем Знаний предстала нелицеприятная для островитян реальность. При создании нового вида они не способны его контролировать.

Внезапно полс напрягся, и маг почувствовал, как о его ментальные щиты разбилась волна чужой воли.

'Они добавили этой несчастной змее не только зубы?' — удивился син Нок, но сразу же осознал свою ошибку. Полс был не источником, а целью, и его пыталась подчинить высокомерная блондинка.

Противостояние менталистки и змеи закончилось победой хараганки. Женщина удовлетворенно улыбнулась и плавно подошла к свернувшемуся 'образцу'. Полс лежал, закрыв глаза. Но когда она протянула к нему руку, он с огромной скоростью оплел ее и, спустя мгновение, мускулистое чешуйчатое тело резко сжалось на шее менталистки. Раздался хруст.

Расмир Первый дернулся было помочь блондинке, но полс был наготове. Взмах кинжалом, почти материализовавшимся в руке гомункула, пропал втуне. Змея изогнулась, пропуская удар, и четыре полых изогнутых клыка впились в лицо мужчины. Магистр увидел, как сжались мышцы под чешуей, выдавливая яд. Гомункул пытался что-то сделать, но безрезультатно. Через мгновение он упал на пол, не подавая признаков жизни. Полс соскользнул с тела убитого хараганца и, приподняв голову, повернул ее к син Ноку и Рейло.

Повелитель Иллюзий внимательно следил змеей, но не атаковал, и не давал сделать это чистильщику. 'Образец' подождал чего-то, а затем зашелестел чешуей по деревянному полу к выходу.

— Зарс, почему мы не убили эту тварь? — спросил маг Воды, едва кончик змеиного хвоста скрылся в коридоре.

— Потому что это не 'первое поколение'. Ты все видел. Полс узнал этих двоих, — син Нок кивнул на тела. — Он контролировал себя, четко определив, кто ему угрожает. Ты его испугался, но не торопился убить его. Я также не проявлял агрессии.

— И он смог все это понять, — кивнул чистильщик. — Возможно, клыки они ему приделали впервые, а вот мозги улучшили давно.

— Да, — задумчиво сказал хранитель Знаний. — Кто знает, что ему еще привили? Не стоит рисковать, пусть с проблемами разбираются те, кому это положено.

Расмир Третий рассказывал о подобных инцидентах, магистр знал о других. Ни одна изыскательская работа, связанная с магией, не обходится без подобных случайностей. И гибель двух человек еще не самое страшное.

Чистильщик наложил на тела 'Ледяную пелену', а затем они оттащили тела к двери и стали ждать, когда к ним придут хозяева миссии, которые не торопились. Ментально дозваться до гомункула, да до любого хараганца было достаточно сложно, а выходить из комнаты в подобной ситуации Хранитель Знаний не рискнул, хотя и не улавливал каких-то отрицательных эмоций или мысленных всплесков.

Создательница Шсашэ в сопровождении Расмира Третьего пришла спустя один оборот больших часов.

— Вы все еще здесь? — вскинула брови хараганка, но почти сразу утратила к ним интерес.

Она подошла к телам и опустилась на колени.

— Уберите заклинание, мне надо осмотреть погибших.

Рейло махнул рукой, и силовые линии растаяли в воздухе, разрушая каркас заклинания. Женщина внимательно изучила раны на лице гомункула и мельком осмотрела надменную красавицу, сохранившую выражение лица даже после смерти.

— Такая молодая и глупая. Это был хороший образец, но слишком самоуверенный. Третий, — Создательница повернула голову к Расмиру.

— Да, госпожа? — в руках гомункула появилась толстая тетрадь, а на указательном пальце правой руки вспыхнуло слабое свечение.

Магистр вскинул бровь, изучая неизвестное плетение. Очень тонкое и изящное плетение Огненной стихии, которое Расмир собирался использовать вместо чернил и пера.

— Пиши. Во-первых, прервать рост образцов с первого по четвертый до отработки мер сдерживания. Во-вторых, установить причину срыва контроля. В-третьих, после поимки пятого образца сразу ко мне на вскрытие.

— Да, госпожа, — Расмир быстро записывал указания.

— Теперь с вами… — женщина встала и повернулась к магам. — Вы увидели особенности лабораторной работы, которую видеть не должны. Это плохо для торговли.

— Мы удовольствуемся некоторой суммой денег и новыми вещами, — с улыбкой сказал Хранитель Знаний. — Остальное же… нас устроит долг Жизни. Для меня и моих спутников, естественно.

Невысокая хараганка нахмурилась. Ее глаза не хуже ауры выражали всю гамму эмоций, которая она испытала, услышав это предложение. Расмир едва заметно усмехнулся.

— Вы знаете о традиции долга. Прискорбно, но ожидаемо. Хорошо, Хараганский архипелаг гарантирует вам долг Жизни. Каждому из вас, — создательница качнула головой. — Но попрошу вас немедленно покинуть миссию, сейчас посторонним находиться здесь опасно.

Син Нок бросил быстрый взгляд на гомункула, и тот кивнул. Убивать трех магов Академии островитяне не станут.

'Это плохо для торговли' — усмехнулся син Нок и вернулся в спальню.

Калияна встретила его внимательным взглядом, подготовленной 'Ледяной стрелой' и качественной иллюзией. Магистр покачал головой и повернул голову к креслу, где сидела неофитка, скрытая невидимостью.

— Молодец, дитя, — кивнул маг. — Будь готова, нам сейчас принесут одежду и некоторые вещи, и мы сразу уйдем. Надеюсь, ты отдохнула.

— Учитель, что это было? — дрогнувшим голосом спросила девушка, развеивая печати.

— Поясни? — син Нок внимательно посмотрел на син Рисая.

— Я что-то почувствовала. Два раза. Две вспышки.

Хранитель Знаний подошел к креслу и опустился перед ним на колени, чтобы не доминировать ростом над ученицей.

— Ты можешь описать свои ощущения? — тихо спросил он.

Девушка поежилась от пронизывающего взгляда син Нока. Но тот услышал слишком важную вещь, чтобы среагировать иначе. Установить смерть разумного несложно, но почувствовать так, как ее описала Калияна — это иной уровень восприятия.

— Как теплый ветер. Они скользнули мимо меня и растворились… Это были души?

Син Рисая несколько расслабилась, и магистр почувствовал ее страх.

'Когда она возвела такую защиту разума?' — Хранитель Знаний удивленно посмотрел на ученицу, но та не обратила внимания на заинтересованный взгляд.

— Это были души, дитя. Именно так обретается посмертие. Как учит ваша церковь: 'Душа отправилась на суд Двуединого'.

— А как учат в Империи? Многоликая Госпожа тоже решает, куда душа отправляется после смерти?

Син Нок медлил с ответом, смотря на неофитку.

— Нет, она лишь дает ей новое рождение. Жизнь есть цикл. Но это не самое лучшее место для подобной беседы. Сейчас мы решим, на каком корабле уберемся из этого города, и в плавании я обстоятельно расскажу тебе о том, что происходит с душой.

— Учитель, а вы знаете, что происходит с хараганцами?

— Вопрос интересный, — магистр подал ученице руку, помогая встать. — Именно хараганцы верят в Акт Творения, что созданы они для правления тварным миром, а после смерти их принимает сам мир. Мировая душа. А гомункулов подобный вопрос не заботит. Считается, что душ у них нет, но как ты могла убедиться, это мнение ошибочно.

— А все Аватары могут видеть души? И… могут ли они их возвращать?

Син Нок с трудом удержал себя от того, чтобы раздраженно дернуть щекой. Какой еще вопрос мог интересовать девчонку, у которой есть стойкая уверенность в том, что ее семья мертва? Магистр прищурился и коснулся указательными пальцами висков девушки.

— Учитель?

"Молчи. Такие вопросы не задают в столь ненадежных местах. Сосредоточься и слушай. Все Аватары видят души. Для этого они и даны народу Империи. Усилием мысли они могут открывать для души ее прошлые жизни. Так спасаются великие мыслители и творцы моей страны. Вернуть к жизни своих родителей — ты не сможешь. Но Многоликая Госпожа подскажет, куда их забросила судьба".

В глазах Калияны вспыхнули огоньки. Повелитель Иллюзий прекрасно понимал, о чем думает ученица. Искренняя надежда, приправленная запрятанным в глубины души горем — это увидел син Нок. Магистр убрал руки от головы девушки. Калияну немного потряхивало.

— Учитель, что такое 'долг Жизни'?

Новый вопрос заставил син Нока улыбнуться, девушка поняла, что не стоит продолжать беседу и решила сменить тему.

— Это обещание помощи.

— Любой? — глаза неофитки расширились.

— Нет, — поднял ладони маг, останавливая полет мысли девушки. — Хараганцы уважают это правило, но не бездумно. Они могут накормить, одеть, приютить, дать некоторую сумму, но не проси у них богатства и армий. Абсолютно не идеалистические натуры эти островитяне.

— Тогда зачем?..

— Потому что нам пригодится сейчас любая помощь. Любая. Кто знает, когда нам потребуется что-то? — пожал плечами Хранитель Знаний.

Дверь медленно открылась, и в комнату с достоинством вошел очередной гомункул. В руках он держал плотно набитых заплечных мешка.

— Одежда, продукты деньги. Собирайтесь, я отведу вас на пристань. Создательница нашла вам место на корабле, уходящем на север, — бросил гомункул, оставил мешки и вышел.

Вместо него зашел Рейло с таким же мешком в руках.

— Зарс, там эта мелкая девка долг принесла, — едва не плюясь, процедил сквозь зубы чистильщик.

Син Нок вскинул бровь: он не ожидал от велеречивого чистильщика подобных слов в отношении женщины. Повелитель Иллюзий выглянул в дверной проем, и его лицо окаменело. Хараганка придумала, как отдать долг Жизни. У ее ног стоял объемный деревянный ящик, из которого доносилось отчетливое шипение.

— Ненавижу змей. И не позволю им плодиться в моем рюкзаке, — едва слышно произнес маг Воды.

— Я отдаю вам долг этим подарком. Это литары, проводники магии. Они станут верными помощниками.

Повелитель Иллюзий кивнул. Отказаться от такого дара было нельзя, и он действительно мог считаться исполнением долга Жизни. Хранитель Знаний допускал подобный исход, но не верил, что жадные до своих тварей хараганцы решатся на подобный подарок.

Маг молча подошел к ящику и силой мысли скинул на пол крышку. Извивающиеся чешуйчатые тела замерли, а затем к магистру повернулись два десятка пар рубиновых искорок. Литары в отличие от полсов от рождения имели ядовитые клыки. Эти маленькие змейки длиной в руку и толщиной в пару пальцев слыли прекрасными охотниками. Их сородичи, выведенные хараганцами, обладали еще рядом интересных свойств.

Хранитель Знаний чуть наклонился к ящику, рассматривая тварюшек. Мысль об обладании подобным созданием ему претила. Все знали простейшую истину: хараганские создания никогда не нападут на жителей Архипелага. Поэтому, как бы красиво ему не расписывали… змея могла оказаться с "двойным дном".

'Хотя в свете последних событий… Полс тоже был хараганским' — с ухмылкой подумал син Нок. А вслух сказал:

— Я могу взять любую симпатичную или есть специальный ритуал?

— Есть ритуал. Обратитесь ко всем доступным вам Силам и создайте простейшее заклинание. Змея сама выберет вас.

Повелитель Иллюзий бросил быстрый взгляд на Создательницу и просто наклонился еще ближе к змеям. В пустой глазнице забурлила Тьма, смешанная с искорками Ментала и Иллюзии. Литары зашевелились, но ни один не изъявлял желания стать зверушкой мага.

— Видимо, долг останется с вами, — заметил син Нок, распрямляясь.

В этот момент из ящика донеслось раздраженное шипение. Повелитель Иллюзий бросил взгляд на копошащихся змей и увидел, что на него внимательно смотрит темно-серый литар с черными продольными полосками на боках. Змея приподнялась над дном ящика на треть своей длины и чуть покачивала остроконечной головой. Крупные щитки чешуи чуть нависали над рубиновыми глазами с вертикальным зрачком, придавая змее угрюмый вид.

— Однако, — покачала головой Создательница и протянула руку к литару.

Тот плавно обвился вокруг кисти и предплечья женщины и снова повернулся к син Ноку.

— Он выбрал вас, маг. Его зовут Шемар. С хараганского "проводник". Он прекрасно слышит и понимает человеческую речь.

'Действительно понимаешь?' — бросил змею пробный мысленный образ Хранитель Знаний.

'Да' — вернулся уверенный ответ.

— Он умен, хотя и прожил в миссии несколько лет. Он станет отличным подспорьем в магических изысканиях. Хараганские литары могут пропускать через себя неоформленную магию хозяина, обретая различные свойства. Они прекрасные охранники и шпионы, — женщина почесала Шемара, и тот тихо зашипел.

Син Нок поманил пальцами, и змея поднялась в воздух, чтобы через мгновение обвиться вокруг костлявого запястья магистра.

— Это похоже на изысканную издевку, — произнес маг, наблюдая, как змея вдыхает Тьму, все еще сочившуюся с обезображенных рук.

— Которой не является ни в коем случае, — позволила себе легкую улыбку женщина.

— Да-да… — магистр внимательно смотрел, как между ним и литаром протягиваются ментальные нити.

Повелитель Иллюзий хотел быть уверенным в полном контроле над змеей. Если Многоликая Госпожа решила, что магистру нужна хараганская тварь, то син Ноку оставалось озаботиться ее верностью.

Силовые линии сложного ментального заклинания оплетали несложный мозг змеи, обвиваясь вокруг управляющих контуров, вживленных Шемару еще до его рождения. Магистр убедился, что заклинание легло правильно, и отшагнул от ящика, взмахом руки приглашая Калияну.

— Прошу, дитя. Выбирай себе зверушку. Они не опасные… — сказал син Нок, разглядывая Шемара. Оставалось надеяться, что корабль, подобранный хараганцами, окажется простым торговцем.

Интерлюдия пятая.

Повелительница Пламени син Касио быстро шла, почти бежала по темной дорожке в парке Академии. Ее сердце ускорено билось, женщина несколько раз оступилась, чуть не упав на каменные плиты. Она уповала на милость Двуединого, надеясь, что до портальной площадки не встретит ни единой живой души.

'Не может быть!' — эта мысль раз за разом прокручивалась в её голове.

Женщина не хотела верить услышанному разговору, происходившему за дверьми в кабинет гранд магистра Салона. Когда Мия вошла в приёмную главы Академии, там никого не было. Два вечных, несменяемых секретаря Фирот и Толн отсутствовали. А из-за украшенных искусной резьбой дверей доносилась ругань. Огневичка прислушалась и смогла разобрать некоторые фразы, о чем сразу же и пожалела.

Син Касио не знала, почему защита от подслушивания, наложенная на кабинет гранд магистра, отказала, и не хотела этого знать. Её волновали лишь услышанные слова:

— Нока ищут и церковники, и маги. Он отметился в Рабане, но сумел ускользнуть. Пеланг, подобранные тобой исполнители не оправдывают вложенных средств, — голос гранд магистра был полон раздражения.

— Сар Вилонта со своей кликой отследили их до подземелий столицы, там след затерялся, но лишь на время, — едва слышно ответила ему сар Пеланг.

— Которого у нас нет! И если эти идиоты сорвут годы моей работы, ты ответишь за это своей прекрасной головой!

— Я понимаю…

— Ты не понимаешь, ученица. Льдистый Рисая был гением, каких поискать. То, что он не остался в Монархии после учебы — моя крупнейшая ошибка. А когда мне принесли первые донесения о его разработках… это был еще не крах, но рядом. Слюнтяй, занимающий сейчас трон, не способен думать о чем-либо кроме девок и военных парадов. Мы должны получить все наработки по летающим кораблям. Это позволит захватить, наконец, Теромманский архипелаг, а после под знаменами Церкви нанести удар через океан. В любую точку мира!

— Я понимаю, учитель.

В этот момент Мия услышала шорох за спиной и резко повернулась к входу в приемную. Перед ней стоял Фирот, уткнувшийся взглядом в кипу листов. Затем он поднял голову, и син Касио встретилась взглядом с его желто-зелеными глазами.

— Магистр Касио? — нахмурил тонкие брови секретарь, став похожим на недовольную крыску. — Давно вы здесь?

— Только что подошла, — справившись с комком в горле, ответила женщина. — Я хотела бы получить приказы гранд магистра на курируемую группу.

— Ох, простите! — на узком лице Фирота возникло виноватое выражение. — Они еще в разработке.

— Тогда я зайду завтра, — кивнула Мия и прошла мимо секретаря.

И вот она торопилась покинуть Академию. Пропавший брат, сбежавший с ученицей (!) син Нок — это все оказалось звеньями одной цепи, которая сейчас может захлестнуть её горло. Она уже могла разглядеть стражников на стене Последней полосы, когда почувствовала одышку.

'Надо больше внимания уделять упражнениям', - подумала син Касио, останавливаясь, чтобы отдышаться.

Женщина попыталась вдохнуть глубже и не смогла. Она хватала ртом воздух, но легкие оставались пусты.

— Прости, девочка, — словно издалека услышала Мия голос госпожи Пеланг. — Это моя вина, что ты услышала наш разговор. Не рассчитала силу… когда спорила с учителем. Прости.

Дальше слова слились в монотонное бубнение, которое Мия син Касио, Повелительница Пламени уже не понимала. Ее окутала тьма…