Гибель Джонстауна - преступление ЦРУ

Алинин Сергей Фёдорович

Антонов Борис Григорьевич

Ицков Андрей Николаевич

Книга разоблачает организованное ЦРУ злодейское убийство 918 американских граждан в гайанских джунглях. На основе всестороннего исследования фактов, документов, заключений экспертов, свидетельских показаний опровергается разработанная ЦРУ версия о «массовом самоубийстве религиозных фанатиков». На самом деле здесь находилось и действовало ядро политической организации американских борцов за права человека, официально зарегистрированной в США в качестве религиозной общины «Храм народов». Эта группа политических протестантов была истреблена карательными органами США 18 ноября 1978 года.

Для широкого круга читателей.

 

 

Введение

Эта книга строго документальна. В основу ее положены достоверные факты, тщательно проанализированные документы, публикации прессы, свидетельские показания очевидцев, выводы авторитетных юристов и врачей-патологоанатомов об убийстве агентами ЦРУ 18 ноября 1978 года 918 американских граждан: членов организации «Храм народов», конгрессмена Лео Райана и трех журналистов, сопровождавших его во время поездки в Джонстаун. «Храм народов» — организация обездоленных жителей США — возникла в середине 60-х годов в городе Индианаполисе и действовала в основном в Калифорнии, прилагая усилия к созданию человеческих условий существования наиболее эксплуатируемым и угнетаемым обитателям Соединенных Штатов. Официально зарегистрированная как религиозная община, эта организация активно выступала на политической арене против расового угнетения, за гражданские права, за мир и демократические свободы. Она подвергалась преследованиям и гонениям со стороны тайной полиции, травле в печати.

В середине 70-х годов свыше тысячи человек из «Храма народов» по политическим мотивам покинули свою родину, эмигрировали в Гайану и организовали там сельскохозяйственную коммуну нового типа. Они создали в джунглях поселок Джонстаун (названный по имени идейного руководителя «Храма народов» Джима Джонса), уклад жизни в котором коренным образом отличался от капиталистического. Так они бросили вызов нищете и бесправию, которые были их уделом на покинутой родине. Это был беспрецедентный в истории США акт политического протеста, вызвавший неслыханную по своей жестокости реакцию карательного аппарата. Представленные в этой книге материалы свидетельствуют о том, что официальная версия правительства США о «самоубийстве религиозных фанатиков» в Джонстауне, искусно распространенная в средствах массовой информации, прикрыла собой чудовищный акт преднамеренного злодейского истребления нескольких сот инакомыслящих американцев силами специальных служб. Из публикуемых в настоящем издании материалов мировая общественность фактически впервые узнает, что на самом деле произошло в сельскохозяйственном и медицинском кооперативе «Храма народов». Незадолго до трагического финала в Джонстауне руководство «Храма народов» бросило открытый вызов властям США. 4 октября 1978 года газета «Сан-Франциско икзаминер» сообщила, что в течение последующих 90 дней находящееся на территории Гайаны руководство «Храма народов» намерено предъявить многомиллионный иск государственным органам США — ЦРУ, ФБР, Министерству почт и другим — по обвинению их в инспирированном правительством заговоре с целью уничтожения Джонстауна, который сама же американская пресса называла «уникальным экспериментом по практическому осуществлению социалистического образа жизни». Иск угрожал поставить Белый дом, госдепартамент, политические и шпионско-диверсионные службы США в крайне трудное положение.

«Мы доказали полную неспособность капиталистической системы обеспечить человеческие условия существования, — писал генеральный секретарь кооператива в Джонстауне Ричард Д. Тропп в своем письме послу СССР в Гайане. — Среди нас есть много людей, которые могут (и страстно хотели бы) выступить в роли свидетелей. Фактами из собственного опыта они готовы продемонстрировать эту трагическую и полную несостоятельность капиталистической системы, нарушение ею наших человеческих прав…»

Вслед за своим лидером люди «Храма народов» пришли к утверждению для себя новых идеалов. «Мы не только являемся друзьями Советского Союза, но и считаем Советский Союз своей духовной родиной… — говорилось в документах руководства коммуны. — И далее. — Товарищ Джим Джонс был сторонником Советского Союза с юношеских лет. Вначале он испытывал эмоциональный восторг и преклонение перед героической защитой советским народом своей Родины в великой патриотической войне. Позднее, по мере того как Джонс знакомился с марксистско-ленинским учением, он более глубоко смог осмыслить значение Советского Союза в борьбе за прогресс человечества… Наше стремление — перебазироваться в Советский Союз и образовать там общину…» Поголовным убийством жителей Джонстауна, которое последовало через полтора месяца после публикации сообщения о предстоящем судебном иске к правительству США и начале переговоров о переселении в Советский Союз, все планы «Храма народов» были сорваны. Эту организацию дискредитировали, представив как «секту самоубийц», и объявили расформированной.

Операции по массовому уничтожению мирного населения в различных странах мира для достижения политических целей вошли в практику ЦРУ США. Только за 20 последних лет оно реализовало 900 крупных террористических операций, совершило несколько тысяч покушений и убийств. Одна из таких операций — операция под кодовым названием «Феникс» во Вьетнаме — стоила жизни примерно 80 тысячам мирных граждан. Специфика преступления ЦРУ на гайанской земле состоит в том, что жертвами массового истребления стали не иностранные граждане, а сами американцы, покинувшие родину из-за несогласия с существующим в Соединенных Штатах Америки социально-экономическим строем. Политические убийства в Соединенных Штатах, как правило, расследуются, хотя и с различной степенью тщательности, органами юстиции, а кроме того, частными лицами. Смерть президента Джона Кеннеди и его брата Роберта, гибель от руки наемного убийцы выдающегося борца за гражданские права Мартина Лютера Кинга стали предметом докладов специальных государственных комиссий по расследованию. Однако убийство 918 американцев в Джонстауне было совершенно не расследовано властями США, виновники преступления не названы, не подвергнуты справедливому наказанию.

Дело о бойне в Джонстауне далеко не закрыто. Публикуемые здесь документы, до которых не в силах были дотянуться щупальца ЦРУ, вновь привлекут внимание мировой общественности к чудовищной расправе, осуществленной 18 ноября 1978 года. Справедливый суд истории должен вынести свой вердикт палачам.

 

Первое знакомство

Утром в один из дней декабря 1977 года советское посольство в столице Гайаны Джорджтауне посетили необычные визитеры. Они попросили о встрече с консулом СССР. Дежурный посольства доложил о прибывших консулу Федору Михайловичу Тимофееву.

— В приемном холле, — вспоминает Ф. М. Тимофеев об этой встрече, — я увидел двух женщин и мужчину, которые представились как члены коммуны в Джонстауне. Разговор в основном вела Шэрон Амос, невысокая, худенькая, рыжеволосая молодая женщина. Другая — высокая, изящная, с белозубой улыбкой — была негритянкой. Звали ее Дебора Тушет. Обе женщины вели себя весьма непринужденно. Совсем иначе, чем их спутник Майкл Проке, высокий, светловолосый мужчина, который держался так, будто бы проглотил бамбуковую трость. Посетители рассказали, что все члены коммуны в Джонстауне являются гражданами США, все они покинули эту страну по политическим мотивам и теперь строят в Гайане социалистический сельскохозяйственный и медицинский кооператив, стремясь использовать опыт Советской страны. Они просили литературу о Советском Союзе, их особенно интересовало, как решаются национальный и другие вопросы при социализме, как ведется хозяйство, развивается культура народов СССР и т. п.

В посольстве были уже знакомы с опубликованной в местной газете «Гайана кроникл» статьей, где говорилось, что переселенцы из Соединенных Штатов, около тысячи человек, основали в октябре 1974 года в малодоступном районе Гайаны среди джунглей сельскохозяйственную коммуну «Храма народов», названную ими Джонстауном. В то время гайанское правительство призывало к развитию неосвоенных центральных территорий страны, которые безраздельно «принадлежали» джунглям, а основная часть городов и населенных пунктов тянулась вдоль побережья Атлантического океана. Правительство Форбса Бернхема поставило цель обеспечить гайанский народ продовольствием и одеждой за счет мобилизации внутренних ресурсов. В правительственной программе было объявлено о построении «кооперативного социализма». Инициатива переселенцев, прибывших сюда, соответствовала общим планам гайанского правительства. Статья в «Гайана кроникл» призывала изучать, использовать и развивать опыт американской коммуны в Джонстауне.

Консул передал гостям книги о Советском Союзе, Конституцию СССР, экземпляры газеты «Совьет Уикли». Гости в свою очередь вручили ему статьи и проспекты об истории «Храма народов», о жизни американских переселенцев в Гайане. Вот некоторые из публикаций в американских газетах, рассказывающие об этой организации.

Еще до переселения большинства членов «Храма народов» в Гайану американская газета «Сан-Франциско бей гардиан» опубликовала статью журналиста Боба Ливеринга, которая приводится с незначительными сокращениями.

«Сан-Франциско бей гардиан», 31 марта 1977 года

Сенсацию представляет собой феномен «Храма народов», существующей в Сан-Франциско менее пяти лет, но несмотря на это ставшей самой крупной политической протестантской организации (свыше 20 000 членов). В разнообразную программу деятельности «Храма» входят помощь обитателям так называемого Международного отеля (где проживало более 3000 лишенных жилья и уволенных с работы за участие в демонстрациях. — Авт.); издание ежемесячника «Народный форум» (от 600 тысяч до миллиона экземпляров рассылается во все кварталы Сан-Франциско); организация бесплатного ежедневного питания для неимущих и т. д. «Храм народов» снабжает деньгами семьи, потерявшие кормильца, проводит обширную программу гуманитарной помощи для бедных, организует собственные медицинские и юридические консультации, содержит дом для умственно отсталых детей, четыре детсада.

Руководителем этой довольно необычной группы является достопочтенный Джим Джонс, которому мэр Сан-Франциско г-н Москун предложил войти в состав городской комиссии по жилищному строительству.

Заголовок статьи о «Храме народов» в «Сан-Франциско бей гардиан»

Беглый просмотр обычного номера «Народного форума» показывает, как широки и многообразны проблемы, интересующие Джонса и его последователей: здесь и статья под названием «Лаура Альенде — женщина мужества», рассказывающая о недавнем визите в «Храм народов» сестры убитого чилийского президента Сальвадора Альенде, и «Открытое письмо к местным нацистам», осуждающее «этих отвратительных расистов», и материалы о нищете престарелых, и передовая о тесной взаимосвязи между безработицей и преступлениями, призывающая к тому, чтобы люди «смело давали отпор проявлениям порочного беззакония и несправедливости» в США.

Статья в газете «Гайана кроникл», в которой рассказывается об успехах в строительстве сельскохозяйственного и медицинского кооператива в джунглях Гайаны. Местная пресса уделяла пристальное внимание опыту поселенцев. Освоение территорий, занятых джунглями, считалось одной из важнейших задач страны.

Проповеди Д. Джонса в «Храме народов», прививающие такого рода чувства, трудно забыть. Я присутствовал на одной из них в самом центре черного гетто — квартале Филмор в Сан-Франциско. «Храм народов» здесь купил здание в середине 1972 года и стал использовать его в качестве своей штаб-квартиры.

Служба началась в 8.30 вечера. Воодушевление в связи с приездом Джима (он предпочитает, чтобы его называли Джимом, а не достопочтенным мистером Джонсом или пастором Джонсом) было поистине впечатляющим. Оно напомнило мне митинг профсоюза фермерских рабочих. Люди заполнили все места, стояли вдоль стен и в проходах. Три четверти были черные. Среди 3000 собравшихся находились представители всех рас.

Джим Джонс основал «Храм народов» в середине 60-х годов. В конце 1972 года организация приобрела здание в Лос-Анджелесе. Почти 200 активистов «Храма» регулярно курсировали между Сан-Франциско и Лос-Анджелесом на 13 автобусах из собственного автопарка «Храма».

Просто непостижимо, какую популярность и размах приобрела деятельность «Храма народов». Из 20 000 его членов (чтобы стать членом, необходимо принять участие как минимум в пяти общих собраниях) около 9000 проживают в Сан-Франциско, 10 000 — в Лос-Анджелесе и около 1000 — в Юкайе.

Члены «Храма» организовали:

бесплатную клинику в Сан-Франциско, где ежедневно квалифицированные врачи и медсестры обслуживают около 80 пациентов;

физиотерапевтическое отделение в Сан-Франциско для престарелых и людей с физическими дефектами; медицинский профилакторий для лечения наркоманов в Сан-Франциско. Здесь излечено свыше 300 человек. Бывшие наркоманы сейчас трудятся в таких сферах, как печатное дело, электроника и ремонт автомобилей;

юридическую консультацию в Сан-Франциско, куда ежемесячно обращается до 200 человек;

четыре дома для престарелых. В каждом из них живет по 10–25 человек. Кроме того, на деньги «Храма» осуществляются медицинские исследования национальными ассоциациями по борьбе с раковыми, сердечными заболеваниями, клеточной анемией. «Храм» предоставляет субсидии больнице «Телеграф хилл медикал клиник», Американскому союзу борьбы за демократические свободы, Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения, профсоюзу фермерских рабочих и некоторым другим организациям и учреждениям.

Важные решения обычно принимаются на открытых общих собраниях, о которых всех участников уведомляют либо по почте, либо по телефону. Таким образом, например, было принято решение провести демонстрацию в поддержку четырех репортеров и редакторов местной газеты «Фресно би». Эти журналисты опубликовали разоблачительные материалы и отказались назвать властям свои источники информации, им грозила тюрьма. В демонстрации, проведенной в середине рабочей недели и продолжавшейся круглосуточно на протяжении нескольких дней, приняли участие несколько тысяч человек. Однако чрезвычайные решения могут приниматься и правлением, которое включает 50 выборных представителей.

Ежегодный бюджет «Храма» на все проводимые программы — 600 000 долларов. Он почти полностью состоит из индивидуальных добровольных пожертвований. «Храм» не использует средства никаких частных фондов и не получает от правительства никаких субсидий. Личный доход Джонса составляет 20 000 долларов в год. Из этой суммы он несет дорожные расходы и расходы на содержание большой семьи. Д. Джонс с женою усыновили и удочерили восемь детей различных рас и имеют одного собственного сына. Помимо Джонса, есть еще четыре оплачиваемых сотрудника. Они получают зарплату как средство к существованию и живут в арендованных «Храмом» домах. Но сотни других членов «Храма» без всякой платы, добровольно выполняют работу в свободные от своих основных занятий часы.

В этом отношении «Храм народов» напоминает, скорее, какое-то движение, нежели обычную религиозную группу. Да и сама служба более походит на митинги борцов за гражданские права, возглавлявшиеся в 60-е годы Мартином Лютером Кингом…

Вскоре после появления Джонса собравшиеся пропели традиционные гимны «О, свобода!» и «Мы победим!»

Основная идея, проповедуемая Джонсом, заключается в том, чтобы люди подчиняли себя, свои личные желания служению другим людям, созданию лучшего общества. Эта идея содержалась и в выступлении Джонса, на котором я присутствовал.

Все оживились, когда Джонс спросил, есть ли вопросы.

Вопросы касались социальных проблем. Вот, к примеру, ответ, данный Джонсом пожилой женщине, которая спросила: «Какую проблему вы назвали бы проблемой номер один для американцев сегодняшнего дня?» Джонс сразу же ответил: «Апатия. — А затем, секунду подумав, добавил: — Каждого беспокоят только собственные проблемы».

В апатии Джонс усматривает одну из основных причин, почему ЦРУ удается, не встречая препятствий, субсидировать деспотические режимы в Парагвае и Чили, почему американская система уголовного законодательства наказывает бедных подсудимых жестоко, а богатым прощает их преступления. Он видит, как апатия стимулирует рост нацизма в США и создает возможность прихода фашизма к власти по мере ухудшения экономического положения страны. В наши дни такая угроза значительно усилилась.

Затем Джонс объяснил, как, на его взгляд, нужно бороться с проявлениями несправедливости. «Я сам участвую в этой борьбе, и за это меня могут убить или посадить в тюрьму», — сказал он. Джонс утверждал, что многие из бедняков в США подвержены иллюзиям общества потребления. «Я нахожусь в состоянии войны с системой, которая придает большую ценность вещам, чем человеку, — заявил он. — Любовь к деньгам — корень всякого зла». Вот почему, по его словам, он сторонится ресторанов и роскошного окружения: «Мне не по себе в ресторане, когда есть люди, которым голодно. Мне хорошо только тогда, когда я работаю». «Может быть, я действую так из чувства собственной вины?» — спрашивал он себя. И отвечал: «Да, вина моя велика. Вина моя в том, что налоги, которые я плачу, идут на поддержку профашистских режимов».

Когда Джонс закончил, присутствующие встали, приветствуя оратора и аплодируя ему. Он говорил о проблемах политической и экономической несправедливости, которую большинство бедных и представителей меньшинств чувствуют на себе ежедневно. Люди верили, что он поступает так, как проповедовал. Джонс — невысокого роста, плотного телосложения с прямыми, гладко зачесанными черными волосами. Он часто носит рубашку с крахмальным стоячим воротничком, а сверху пиджак, приобретенный в одном из комиссионных магазинов.

Глаза Джонса прикрыты светочувствительными очками, стекла которых на ярком свету темнеют. Хотя в общем Джонс — человек здоровый и энергичный, в глазах его отражается усталость — результат сурового рабочего расписания и непродолжительного ночного отдыха.

«Я живу тем, что вижу, как люди возвращаются к жизни, — ответил Джонс, когда ему был задан вопрос, чем он живет. — Вот почему мне нравится давать людям советы и тратить на это столько времени». Но, подходя к вопросу более глубоко, он спрашивал себя: «А зачем мне жаловаться на свою жизнь? На что лучшее, чем дело, которым я занимаюсь сейчас, может она пригодиться?»

Джонс признался, что иногда испытывает душевную усталость. Но что-то всегда восстанавливает присутствие его духа. Например, визит Лауры Альенде, которая, не жалея сил, рассказывает о своей стране и ее проблемах. «Когда она приехала, — говорил Джонс, — я чувствовал себя очень усталым и изможденным, но ее приезд вдохнул в меня силы. Вот этим я и жив. Я видел людей, которых можно назвать подвижниками. Я думаю, что Лаура Альенде относится к таким людям. Глядя на них, вы спрашиваете себя, а что могу сделать я для людей».

Джонс нажил себе врагов за свои политические взгляды. Ему много раз угрожали и местные нацисты, и другие представители правых. Но никто не обвинил Джима Джонса в том, что он лицемер.

И, кажется, именно честность и бескомпромиссность Джонса побуждают людей всегда следовать за ним. Многие члены «Храма», с которыми я встречался на протяжении полутора месяцев, говорили мне, что ничто так не привлекает людей к Джонсу, как его постоянное стремление действовать полностью в соответствии со своими убеждениями.

ПОМОЩЬ ЖИТЕЛЯМ ТРУЩОБ САН-ФРАНЦИСКО

«Сан-Франциско икзаминер», среда, 21 января 1976 года

Вчера «Храм народов» передал 6000 долларов на программу помощи престарелым, живущим в трущобах города.

Дар был вручен преподобным Джимом Джонсом. Полученные деньги позволят оплачивать счета в течение трех недель, включая зарплату работникам, занятым в осуществлении программы помощи престарелым, оплату проезда престарелых на транспорте и административные расходы.

«ХРАМ НАРОДОВ» ПОМОГАЕТ ИНДЕЙСКОМУ ЛИДЕРУ ВОССОЕДИНИТЬСЯ СО СВОЕЙ СЕМЬЕЙ

«Сан-Франциско икзаминер», суббота, 28 февраля 1976 года

Лидер движения американских индейцев Деннис Бэнкс, которого разыскивает полиция, долго стоял, не находя слов, перед членами «Храма народов». На руках у него была четырехмесячная дочь, которую он впервые увидел вчера вечером.

Жена Д. Бэнкса Ка-Мук, освобожденная на деньги «Храма народов» под залог в 20 000 долларов (ей предъявлено ложное обвинение), стояла с ним рядом, держа на руках их старшую дочь.

Наконец Бэнкс тихо сказал: «Моя жена была за железной дверью, а мои дети были в Оклахоме. Своей любовью Вы открыли железную дверь».

Более 4000 человек, присутствовавших на встрече, вслед за преподобным Джимом Джонсом запели гимн «Мы победим!». Затем Джонс заявил о поддержке Бэнкса и его жены своими единомышленниками и сказал: «Мы не согласимся на меньшее, чем на их полное оправдание!»

Выдачи Бэнкса требует полиция Южной Дакоты, где он был заочно осужден за «ношение оружия во время беспорядков» и за «опасное вооруженное нападение без намерения убийства». Адвокат Бэнкса отказался его защищать. Бэнксу было отказано и в подаче жалобы на нарушения закона по его «делу».

Бэнкс сказал, что если его выдадут полиции Южной Дакоты, то он будет убит.

 

Политические протестанты

— Неделю спустя после первого посещения, — свидетельствует консул Ф. М. Тимофеев, — вместе с уже знакомыми мне делегатами «Храма народов» в советское посольство в Джорджтауне пришла Марселина Джонс, супруга Джима Джонса. Она рассказала об истории коммуны подробно и с тревогой сообщила, что, несмотря на переселение из США, членов «Храма народов» продолжают преследовать. В США развернута настоящая кампания травли как против Джонса, так и против других членов организации. «Мы будем с вами полностью откровенны, — доверительно сказала Марселина Джонс. — Вы должны знать всю правду о нашей организации». И она вручила мне текст, на первом листе которого было написано: «Джим Джонс. Краткая биография», и вырезку из газеты «Народный форум» со своей статьей. Вот эти тексты дословно.

БИОГРАФИЯ ДЖИМА ДЖОНСА

Джим Джонс родился в 1931 году. Он рос в провинциальном городке на Среднем Западе США среди ужасающей нищеты времен «великой депрессии». Его первые впечатления были связаны с трагической участью отверженных бедняков. Людские страдания преисполнили сердце мальчика стремлением бороться с вопиющей социальной несправедливостью. Еще в юные годы он решил посвятить себя этому делу. По словам Джонса, глубокое воздействие на него оказали радиосообщения о героической обороне Сталинграда. Мужество, проявленное советскими людьми в этой грозной битве, пробудило в нем интерес к Советскому Союзу и тем принципам, на которых основано Советское государство. Джонс с жадностью читал о жизни и борьбе Ленина и к 19 годам стал марксистом, открыто заявив о своих идеалах. Находясь в замкнутой среде сельской Америки, он быстро подвергся остракизму за свои убеждения. К моменту окончания средней школы Джонс был уже активным участником борьбы за дело социализма.

Период маккартизма оказался особенно тяжелым временем для Джима Джонса и его единомышленников, людей столь же искренних, как и он. Джонс не отрекся от своих убеждений, невзирая на преследования, слежку и допросы (некоторые из соратников Джонса были вынуждены покинуть страну). Поскольку Джонс видел, что профсоюзы в Америке были запуганы организованной сенатором Маккарти «охотой на ведьм» и превратились в еще один придаток капитализма, он искал новые формы политизации трудящихся.

Те немногие полупрогрессивные организации, которым удалось уцелеть, тоже находились в страхе и потому бездействовали или же были настолько наводнены осведомителями и агентами ФБР, что работа в них не могла принести пользу. Кроме того, эти организации состояли из интеллигенции и не отвечали интересам рабочего класса, рабочие не вступали в их ряды.

Тогда Джим Джонс использовал церковь для воспитания и организации людей, хотя сам он еще с юности был убежденным атеистом. Церковь в те годы по-прежнему привлекала большое число трудящихся в США, и Джим Джонс надеялся посредством этой организации распространять свои прогрессивные взгляды. Тот, кто входил в храм, думая, что он «просто пришел в церковь», часто под воздействием проповедей Джонса становился убежденным социалистом. Если бы тех же людей приглашали не в церковь, а на политические собрания, они никогда бы не согласились участвовать в них.

С самого начала своей деятельности Джим Джонс открыто обсуждал наиболее жгучие вопросы момента. Особенно важным из них был вопрос о глубоко укоренившемся в Америке расизме. Джонс признавал, что расовый антагонизм внутри рабочего класса — главный фактор, способствовавший разрушению радикального профсоюзного движения в США. Таким образом, в 50-е годы, в страшной атмосфере тогдашнего Среднего Запада, Джим Джонс открыто осуждал расизм, возлагая всю ответственность за него на капиталистов. Город Индианаполис, где размещалась впервые открытая Джонсом церковь «Храм народов», был городом оголтелого расизма (именно в этом городе возник «Ку-клукс-клан»). Именно здесь Джим Джонс убежденно и бескомпромиссно проповедовал расовую интеграцию и расовое равенство. Джонс стал первым директором индианаполисской организации защиты прав человека и добился ликвидации расовой сегрегации в целом ряде общественных учреждений, ресторанов и больниц города. Джонс и его жена Марселина усыновили нескольких детей разных рас, среди которых был и негритянский мальчик — Джим Джонс-младший.

За свои убеждения и активную деятельность Джонс подвергался в течение многих лет преследованиям и насилию со стороны расистов. Его клеймили как «портящего чистоту расы», как «предателя» и т. п. В адрес Джонса постоянно раздавались угрозы, совершались покушения на него самого и на его детей.

В поисках нормальных условий для своей деятельности Джонс с семьей переехал в середине 60-х годов в Калифорнию. Здесь, несмотря на продолжающиеся преследования (оказалось, что и этот штат был не так терпим, как надеялся Джонс), «Храм народов» все же стал расширяться. В него вступили тысячи людей. В нескольких городах были открыты филиалы, где проводилась работа по трудоустройству остро нуждающихся и обеспечению их жильем. Путешествуя по штату, Джонс изнурял себя частыми выступлениями: по пять-шесть раз в неделю, перед тысячами людей (в основном городскими жителями). Периодически он совершал поездки по всем Соединенным Штатам — в города, где открывались филиалы «Храма народов».

Не было выступления, в котором Джим Джонс не разоблачал бы ярко, просто и убедительно беззастенчивую коррупцию (то есть подкупы и взяточничество. — Авт.), вопиющее лицемерие, другие позорные явления американского капитализма. Объектами его уничтожающей критики были военно-промышленный комплекс, жадные до денег корпораций, спекулянты, пренебрежение к нуждам простых людей, геноцид и многие другие преступления, совершаемые капитализмом как в самих США, так и во всем мире. Джонс основал газету острой критической направленности — «Народный форум», которая обличала прогнившее американское общество и политику американского империализма. Номера этой газеты получали бесплатно более полумиллиона человек.

Джонс последовательно пропагандировал социализм и восхищался советской формой организации общества. На протяжении многих лет он выдвигал марксизм-ленинизм в качестве единственной альтернативы американской буржуазной идеологии, прикрывающей пренебрежительное отношение к людям, лживость и коррупцию. Мировоззрение Джима Джонса — это мировоззрение интернационалиста. Джонс отстаивал и продолжает отстаивать всемирный союз трудящихся всех рас — союз, направленный на борьбу с классом эксплуататоров, со всеми его прислужниками. И хотя филантропическая деятельность «Храма народов» ошеломляет своими масштабами, движение это не было задумано и никогда не являлось только «церковью добрых дел». Деятельность Джима Джонса, направленная на активизацию освободительного движения как в самих США, так и за рубежом, расширилась после создания организации «Храм народов». «Храм» оказывал поддержку южноафриканскому освободительному движению против апартеида и экономического закабаления, антифашистам в Чили, патриотам в Северной Ирландии, Южной Корее и некоторых других странах. «Храм народов» помогал чилийским политическим эмигрантам и американским индейцам, решительно поддерживал бесчисленные жертвы угнетения, политических заключенных (таких, как Анджела Дэвис), выступал за освобождение преподобного Бена Чейвиса и всей «уилмингтонской десятки». Многочисленные сторонники «Храма» помогали и помогают организовывать массовые демонстрации в поддержку освободительных движений, социализма и мира во всем мире и активно участвуют в этих демонстрациях, выступая против репрессий и вопиющих нарушений прав человека в США.

В условиях Соединенных Штатов такие демонстрации — крайне рискованное предприятие. Джим Джонс стал объектом организованных преследований реакционными правящими кругами. Бессчетное число раз ему угрожали, в него стреляли, его пытались зарезать, отравить. Терроризировали членов его семьи, детей, друзей: за ними следили, на них устраивали засады, их избивали. Дома «Храма народов» подвергались актам вандализма, их поджигали, в них взрывались бомбы. Делались попытки внедрить в организацию провокаторов, фабриковались фальшивые обвинения в ее адрес. «Храм народов» жестоко преследовался. Эта организация стала мишенью для «желтой» прессы, на нее обрушились потоки злобных сплетен и широко рекламируемой лжи. Кампания, направленная на уничтожение Джима Джонса и «Храма», все время усиливается. В ней участвуют реакционеры, преступные и фашистские элементы различного толка. Подобные кампании предпринимались и предпринимаются и против других американских организаций, даже таких, которые не имеют отношения к социализму. Полностью была истреблена агентами ФБР партия «Черных пантер»: из информированных источников нам известно, что уничтожение этой партии было организовано поэтапно и явилось осуществлением тщательно продуманного и пугающе успешного плана.

Выше перечислены некоторые причины, по которым Джим Джонс переехал в Гайану и организовал там общину — социалистический кооператив, основу которого составляет сельское хозяйство.

Создав общину за пределами США, в одной из развивающихся стран, мы можем с большей эффективностью обеспечить как деятельность нашего движения, так и безопасность наших детей, разумеется, с целью дальнейшей борьбы за мир во всем мире, в том числе и в Соединенных Штатах.

Отпечатанная на машинке краткая биография Джима Джонса заканчивалась примечанием, в котором говорилось следующее:

Открытое признание Джимом Джонсом своих марксистско-ленинских и атеистических убеждений создает опасность для нашего положения как приверженцев того «вероисповедания», к которому мы официально примкнули. Поэтому в случае появления в прессе сообщений об истинных взглядах Джонса мы, вероятно, подвергнемся репрессиям, которые могут помешать нашей эффективной деятельности. Тем не менее мы считаем, что не можем не быть абсолютно честными с вами.

МАРСЕЛИНА ДЖОНС.

ДЖИМ ДЖОНС: КАКИМ Я ЕГО ЗНАЮ

«Пиплз форум», № 5, октябрь 1977 года

Статья Марселины Джонс, опубликованная в газете «Народный форум»

Являясь женой Джима Джонса в течение 28 лет, я думаю, что располагаю некоторыми фактами из его жизни, которые могли бы заинтересовать читателей.

Я встретила Джима в 1947 году, когда училась в школе медсестер при госпитале «Рейд мемориал» в Ричмонде в штате Индиана. Он работал на полной ставке ночным санитаром и одновременно учился в средней школе Ричмонда. Мы поженились 12 июня 1949 года. Затем переехали в Блюмингтон (Индиана), где оба поступили в Индианский университет. Для того чтобы платить за свое образование, Джим продолжал работать. Он был отличным студентом, и его могло ожидать блестящее будущее, какую бы специальность он себе ни выбрал.

В течение всех лет, которые я знаю Джима, он прежде всего беспокоился о своих безжалостно угнетавшихся соотечественниках. Не было ни одного случая, чтобы он принял решение, которое смогло бы принести выгоду ему или нашей семье за счет кого-нибудь другого. Никогда не существовало вопросов, которые Джим посчитал бы для себя «слишком маловажными», чтобы обращать на них внимание. Например, когда Джим учился в колледже на первом курсе, он вышел из парикмахерской с полуостриженной головой, так как парикмахер сказал вошедшему негру, что не будет стричь его! В другом случае, когда Джим ехал домой из университета на попутной машине и один из пассажиров сделал замечание расистского характера, Джим потребовал немедленно остановить машину и пошел пешком. Однажды за завтраком в ресторане он возмутился, увидев, что какого-то негра заставили завернуть завтрак в бумажный пакет и выйти.

В начале 50-х годов Джима назначили помощником пастора большой церкви в Индианаполисе, предназначенной только для белых. Пастор готовился уйти на пенсию, и Джим должен был заменить его. Джим ходил из дома в дом и приглашал негров посещать церковь. Однако, когда некоторые негры пришли, он заметил, что они сидели только на задних рядах. Джим попросил меня пригласить их сесть поближе. После этой службы был созван чрезвычайный церковный совет, который предложил Джиму альтернативу: построить церковь, где он сможет быть пастором, но только для черных. Джим сразу же ушел из церкви, сказав: «Любая церковь, где я буду пастором, открыта для всех людей — всех рас». Ему было тогда 22 года.

В начале 60-х годов Джим серьезно заболел и ему пришлось лечь в госпиталь методистов в Индианаполисе. В то время он являлся руководителем специальной комиссии мэра по гражданским правам. Его врач был негром, и когда настало время поместить Джима в палату, клерк приемного покоя спросил о нем: «Цветной он или белый?» Джим, нуждавшийся в неотложной медицинской помощи, отказывался идти в палату до тех пор, пока негры-пациенты не будут размещены вместе с белыми. На это ушло несколько часов. Однако, несмотря на сильные боли, Джим не лёг в палату до тех пор, пока перемещение не завершилось. Джим всегда заботился о результатах, а не о рекламе.

Я ясно помню май 1959 года, когда один из наших детей погиб в результате автомобильной аварии. Кладбища разделялись по расовому признаку, а наша приемная дочь была кореянкой. Негров и людей других небелых рас хоронили в низинах, где зачастую вода поднималась выше обычного. Джиму сказали, что мы можем похоронить нашего ребенка в «секции для белых». Он ответил: «Я не могу похоронить нашего ребенка в таком месте, где не может быть похоронен любой прихожанин моей церкви». И таким образом наш пятилетний ребенок был опущен в могилу, наполовину затопленную водой, в болоте. Это — тяжелое воспоминание, и я не в состоянии забыть его ни на одну минуту.

Джим всегда проявлял особую чуткость к старшим. Я помню, как однажды в Индиане мы посетили в госпитале одну из наших прихожанок. Она умирала от рака, и за ней не было никакого ухода. Женщина прошептала нам: «Возьмите меня отсюда, пожалуйста». Джим посмотрел на меня, затем повернулся к ней и кивнул. Он подхватил ее с одной стороны, я — с другой, и мы вывели ее из госпиталя. Женщина жила у нас, и мы ухаживали за ней до тех пор, пока она не умерла через несколько месяцев.

Наша семья жила чрезвычайно беспокойно, но Джим твердо стоял на позициях борьбы за справедливость (я привела лишь немногие примеры его личной стойкости, которую он проявлял почти ежедневно). Жизни Джима угрожали постоянно, я очень боялась, что наши дети останутся без отца. Однако мы оба сознавали, что научить наших детей, как и для чего жить, можно только своим примером, живя по своим убеждениям, невзирая на риск. Поэтому Джим всегда был откровенен и прямолинеен в своих суждениях об экономическом и социальном равенстве. В 1965 году мы решили, переехать в Северную Калифорнию. У нас были дети различной расовой принадлежности, и мы думали, что в этом отношении Калифорния является самым прогрессивным штатом. Но беспокойство наше не ослабло, а усилилось. Детей дразнили, принадлежащих нам домашних животных убили, Джиму угрожали расправой. Под автобус, в котором мы с Джимом поехали отдыхать, подложили бомбу. Церковь, которую «Храм» имел в Сан-Франциско, была подожжена и разрушена (однако позднее восстановлена прихожанами).

Жизнь Джима проходила на виду у друзей и единомышленников. Мы всегда жили скромно: покупали поношенную одежду, бывшую в употреблении мебель, а иначе не смогли бы содержать наших детей.

После переезда в Калифорнию Джим работал пастором в трех церквях, его рабочий день был очень уплотненным. Но вопреки моим желаниям и уговорам он отказывался летать самолетом в Лос-Анджелес и обратно, а настаивал на поездках в одном из церковных автобусов. Несмотря на его протесты, в задней части салона одного из автобусов была построена кабина, чтобы он мог там отдыхать. Джонс никогда не планировал свой отпуск без учета планов всех своих коллег. Вы никогда не увидите его загорающим на фешенебельном пляже или отдыхающим в дорогой гостинице.

Во время Рождества для всех семей наших прихожан выделялась одинаковая сумма денег для покупки детям подарков. Джим следил, чтобы никто из детей не был ущемлен и у всех у них было одинаковое Рождество.

Это лишь краткий очерк. Я смогла бы написать целый том примеров заботы Джима Джонса о людях, о животных и даже о растениях. Я хочу закончить свой очерк словами, что даже если бы я не была женой Джима, то все равно была бы членом его организации. В высшей степени бескорыстная жизнь Джима вдохновляет меня, и я от всего сердца поддерживаю его позицию в борьбе за социальную справедливость, за полное расовое и экономическое равенство с тем, чтобы обеспечить хорошую жизнь всем людям.

Принципы, провозглашенные Джимом Джонсом, превратили членов «Храма народов» в инакомыслящих американцев, а общину — в инородную социальную организацию, расположенную в самом сердце американского общества. Это был нежелательный пример. В чрезвычайно тяжелой атмосфере расистского Среднего Запада Джим Джонс и его «Храм народов» вели бескомпромиссную идейную борьбу с расистами.

Личное обаяние Джима Джонса, бескорыстие и мужество в борьбе с несправедливостью и расовой дискриминацией сделали его видной фигурой в политической жизни Западного побережья США. В период избирательной кампании 1976 года поддержки Джонса и его сторонников добивались либеральный демократ Джордж Москун, ставший мэром города Сан-Франциско, и районный прокурор Джо Фрейтас. Губернатор Калифорнии Джерри Браун не раз обращался к Джонсу с просьбами о содействии в том, чтобы привлечь симпатии избирателей из негритянских гетто. В знак благодарности за помощь во время предвыборной борьбы мэр Сан-Франциско Джордж Москун предложил Джонсу войти в городскую комиссию по правам человека, а затем назначил его председателем комиссии по жилищному строительству.

В том же 1976 году будущий вице-президент США от демократической партии Уолтер Мондейл совершал предвыборную поездку по Калифорнии. Он пригласил Джонса на борт своего личного самолета и имел с ним продолжительную беседу. По просьбе кандидатов от демократической партии Джим Джонс организовал в 1977 году для «первой леди США» Розалин Картер грандиозный митинг встречи с цветным населением Калифорнии. «Мне доставило большое удовольствие быть вместе с Вами в период избирательной кампании», — писала Розалин Картер основателю «Храма народов» Джонсу в письме от 12 апреля 1977 года.

«ХРАМ НАРОДОВ» В ЗЕРКАЛЕ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ

«Если ты болен, мы вылечим тебя бесплатно, если ты голоден, мы накормим тебя, не взяв с тебя ни цента, если ты унижен и оскорблен, мы поможем тебе снова обрести веру», — провозглашал «Храм народов». Но главное, что привлекало обездоленных, — это пламенный призыв бороться с расовой дискриминацией и бесправием.

К середине 70-х годов «Храм» объединял в своих рядах более 20 тысяч членов. Его стали называть «одним из самых быстрорастущих религиозных движений Америки» («Храм народов» был официально зарегистрирован как религиозная община). С популярностью и влиянием Джима Джонса были вынуждены считаться многие видные американцы.

Вот отрывки из писем, адресованных членам «Храма народов» различными общественно-политическими и религиозными деятелями США.

«Деятельность досточтимого Джонса и его конгрегации — свидетельство позитивного и истинно христианского подхода к решению мириад проблем, стоящих перед нашим обществом сегодня.

Хуберт X. Хэмфри, сенатор конгресса США».

«Девяносто девять процентов работы, проводимой „Храмом народов“, посвящено служению престарелым, бедным семьям и неблагополучной молодежи. Я много раз направлял нуждающихся в „Храм народов“ за помощью, и они получали ее.

Арт Агнос, священник».

«Ваш вклад в духовное здоровье и благосостояние нашего общества поистине неоценим, и меня сердечно радует то, что мы можем ожидать такой же энергичной и творческой деятельности от „Храма народов“ и в будущем. Своими неустанными делами вы продемонстрировали всем жителям Сан-Франциско, что уникальные способности и возможности духовной энергии и гражданской преданности безграничны и что наша жизнь печально сузится без вашей постоянной помощи.

Джордж Р. Москун, мэр города Сан-Франциско».

«Ваши проекты действительно стоящие, и нам нужно много таких организаций, как ваша, чтобы работать со всеми людьми, нуждающимися в помощи.

Лиза Найто, член законодательного органа штата Гавайи».

«Как глава организации, работающей в тесной связи с „Храмом народов“, его членами и Вами, я очень высоко ценю Ваш положительный вклад в дела города Сан-Франциско. Ваша идейность и преданность борьбе за прекращение страданий угнетенных и попранных не имеют себе равных. Ваше воспитание и готовность работать неоценимы для Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения (НААКП), и мы надеемся, что Вы будете участвовать во многих ее мероприятиях в будущие месяцы.

Джо Нолл, президент НААКП в Сан-Франциско».

«Когда многие индейцы нуждаются в еде, они заходят к нам, а когда у нас все кончается, мы знаем, что эти люди позвонят в „Храм народов“ и у их детей будет вечером еда. Так бывает часто. И так, без сомнения, будет и завтра.

Деннис Бэнкс, федеральный инструктор индейцев по вопросам права».

«Храм народов» был одной из первых сил в городе, сосредоточившейся на разъяснении необходимости борьбы против роста здесь неонацизма.

Эрл Рааб, совет по связям с общественностью иудейских организаций в Сан-Франциско".

"Городской организационный комитет по празднованию дня Мартина Лютера Кинга выбрал Вас своим оратором, видя Ваши неустанные усилия в борьбе за равноправие и социальную справедливость для всех людей.

Доннетер Лейн, президент совета церквей, Сан-Франциско".

"Ваше стремление жить в расовой гармонии и равенстве заслуживает подражания. Вы со всей очевидностью осуществляете на практике гуманные идеалы, в которых очень нуждается наше общество.

С. Б. Этридж, директор Ассоциации учителей".

"Я знаю о деятельности досточтимого Джонса, и я полагаю, что он человек очень цельный и обладает высоким чувством социальной ответственности. Он работает изо дня в день, чтобы помочь отверженным в нашем обществе, и его деятельность от имени церкви делает честь нашему обществу. Они (люди "Храма народов" и Джим Джонс) руководствуются не корыстными политическими целями, а благородными принципами, которые отсутствуют, как ни печально, в нашей стране.

"Храм народов" — это заботливая община людей всех рас и классов. Они несут в себе сострадание.

Вы истинный друг бедных, беспомощных и угнетенных.

Чарльз Льюис, президент Лиги правовой защиты".

"Вашими действиями Вы подали пример, которому последуют все, кто заинтересован в таком жизненно важном деле, как защита свободы слова. И я уверен, что ваш протест не только имел большое влияние на результаты самого дела, но и просветил бессчетное число людей по всей стране.

Альберт Кан, писатель".

"Я знаю Джима несколько лет и работал с ним в движении "За освобождение и самоопределение всех народов". Джим очень чуткий человек, человек абсолютно преданный делу социальной справедливости. Я наблюдал, как он противостоял реакционным элементам, и он ни разу не поколебался в своих убеждениях.

Безусловно, Джим самый простой для понимания и самый эффективный лидер в Соединенных Штатах сегодня. В то же время он кроткий человек, который не стремится к свету рампы.

Карлтон Б. Гудлетт, президент издательства "Нешнл ньюспейпер".

Может показаться противоречивым то обстоятельство, что, с одной стороны, высший эшелон американской администрации поддерживал на словах "Храм народов", а с другой, спецслужбы США терроризировали его. Однако все объясняется той двойной игрой, какую обычно ведут американские политиканы, и той риторикой, к которой сплошь и рядом прибегают высокопоставленные деятели из Белого дома. Они с удовольствием используют популярные и массовые организации в своих предвыборных политических целях, давая вместе с тем указания спецслужбам пресекать распространение прогрессивных идей и карать их последователей.

Многие американцы не были посвящены в хитросплетения интриг против "Храма народов", они поддерживали его деятельность, поскольку видели в нем организацию, протестующую против антигуманного образа жизни.

 

"Народный форум" — газета протеста

Среди уцелевших для истории документов "Храма народов" — газета "Народный форум" ("Пиплз форум") номер пять, датированный октябрем 1977 года. Он был выпущен более чем за год до убийства всех членов общины в Гайане. Даже краткий обзор этого номера дает представление о политической направленности всего издания.

В статье "Преследование по-американски" говорится, что уже более двух месяцев в местной прессе ведется ожесточенная кампания против "Храма народов", представляемого как "жестокая, эксплуататорская организация". Обвинения в адрес "Храма народов" и Джима Джонса ничем не подкрепляются и носят клеветнический характер. "Почему это делается?" — спрашивает автор статьи и отвечает.

"Пиплз форум",

№ 5, октябрь 1977 года

В течение многих лет "Храм" поддерживает освободительное движение в США и в других странах. Наша церковь оказывает значительное содействие борьбе за ликвидацию в Южной Африке апартеида и экономической эксплуатации, антифашистам в Чили, борцам в Северной Ирландии, Южной Корее и во многих других странах, борьбе коренных жителей Америки за свои права. "Храм" помогает многим жертвам несправедливости и политического угнетения, выступает за освобождение священника Бена Чейвиса и всей "уилмингтонской десятки", предоставляет возможности для выступлений с изложением своих взглядов лидерам южноафриканского освободительного движения и многим другим, всем, кто приходит в "Храм народов", чтобы сообщить тысячам собирающихся здесь людей о нарушениях прав человека на Филиппинах, в Чили, ЮАР и иных странах, включая нашу собственную. "Храм народов" организует поездки делегатов на международные конференции, выступающие против расизма и угнетения.

Недавно "Храм народов" принял активное участие в образовании в Северной Калифорнии секции Всемирного Совета Мира, который в течение 25 лет борется против милитаризма. Наша газета "Народный форум" разоблачает официальных лиц, которые участвуют в укрывательстве нацистов, виновных в массовых убийствах людей; она одной из первых поместила сообщение об усилении активности неонацистов и куклуксклановцев в Сан-Франциско…

Существование "Храма народов" развеяло несколько мифов, распространяемых реакционными силами Америки. Один из них состоит в том, что люди различных рас (особенно негры и белые) не могут работать вместе, вместе жить и сотрудничать. "Храм народов" представляет собой живую модель полной сплоченности. Мы стараемся делать упор на единстве и рассматриваем религиозные, культурные и этнические различия как факторы, которые должны не разделять, а обогащать и расширять наше мировоззрение.

Наличие такого рода общины, доказывающей, что бедные люди могут вместе выступать против расовой и экономической несправедливости, воспитание людей с помощью своей собственной газеты — все это представляет угрозу для реакционных сил в правящих кругах.

Использование средств массовой информации с целью преследований является только внешней стороной заговора. "Храм народов" — одна из многих мишеней. В опасности все прогрессивное движение. Именно по этой причине, перед лицом угрозы расизма и реакции, которая сегодня возрождается в американской жизни, мы будем и впредь призывать к единству.

Прогрессивный политический характер газеты "Народный форум" ярко проявляется и в рубрике "ехидных вопросов для честолюбивых, любознательных и обеспокоенных". Эти вопросы касаются таких тем, которые обычно замалчиваются буржуазной прессой.

Как братья Рокфеллеры получили свое состояние и как его ежедневно увеличивают? — спрашивает газета читателей. Влияние Рокфеллеров на политику США? Как Генри Киссинджер сумел сделать скачок с поста государственного секретаря на местечко в правлении "Чейз Манхэттен бэнк"? Его связи с ЮАР?

Газета "Народный форум"

Газета "Народный форум": "ехидные вопросы для честолюбивых, любознательных и обеспокоенных"

Или, например, вопросы о Чили: признали ли США свою долю ответственности за свержение и убийство Альенде? Как США увековечивают фашистскую диктатуру?

Или: с помощью каких средств многонациональные корпорации оказывают влияние на правительственные решения? Возможно ли принятие решений независимо от этих корпораций? Вопросы об американской действительности.

О школах. Почему они обходятся все дороже и дороже, а знаний дают все меньше и меньше? Почему высшие учебные заведения испытывают большие финансовые трудности? Что ожидает студентов на рынке труда?

О тюрьмах. Какова причина их все большего увеличения? В каких масштабах проводятся медицинские эксперименты на заключенных? Что такое психохирургия по-американски?

О медицинском обслуживании. Есть ли возможность изменить механизм, который "отключает" всех, кроме богатых, от широкой медицинской помощи? Кто в ответе за потерю способности к деторождению у работниц на химическом заводе кампании "Доу кемикл" в штате Арканзас?

О загрязнении окружающей среды. Каковы масштабы ущерба для человечества от наличия ядохимикатов в продовольствии и другой продукции?

Нет, не "секта религиозных фанатиков, проповедующих культ самоубийства", издавала газету "Народный форум"! Это был печатный орган политического протеста, выступающий против диктатуры монополистов, против массового угнетения, орган борьбы за демократические свободы в США. Такой вывод красноречиво подтверждает и рубрика "Письма редактору". Приведем некоторые из них.