В Джорджтауне община "Храма народов" арендовала дом, который находился в двух километрах от советского посольства. Он представлял собой, по существу, небольшую гостиницу. Здесь размещались гости из США, едущие в Джонстаун. Тут же находились своеобразный штаб, координирующий жизнь общины с гайанскими правительственными учреждениями, и радиостанция. Марселина Джонс пригласила консула Ф. М. Тимофеева посетить их дом, сказав, что во время встречи будут присутствовать многие члены "Храма народов". Ф. М. Тимофеев рассказывает об этом визите.

— Через несколько дней после приглашения, предварительно позвонив Марселине Джонс по телефону, я приехал в район новостроек, где располагалась штаб-квартира "Храма народов". По близости от нее находился крупный гайанский учебный центр "Сафайа", где часто устраивались различные выставки, проводились общественные мероприятия. Двухэтажный деревянный особняк "Храма народов", аккуратно выкрашенный в белый цвет, был построен совсем недавно. Во дворе играло несколько ребятишек — черных и белых. Меня встретила Марселина Джонс и провела на второй этаж в гостевой холл. Обставлен он был мебелью из красного дерева гайанского производства, журнальные столики сделаны из так называемого крабового дерева, древесина которого имеет очень красивый черно-белый цвет. Это не роскошь. Просто сосна, ель или дуб в Гайане — редкость.

В холле я увидел человек десять разных возрастов. Пожилая негритянка представилась мне — Вирджиния Тэйлор — и пригласила к столу, на котором стояли блюда с бутербродами, кусочками курицы, нанизанными на миниатюрные шпажки, соленые орешки, прохладительные напитки. Был жаркий солнечный день декабря в тропиках. Над городом быстро сгущались сумерки, и к половине восьмого вечера становилось уже темно.

Каждый из присутствующих рассказал мне о том, как он вступил в "Храм народов". Люди откровенно говорили о своей жизни в Соединенных Штатах, о том, как и почему они переселились в Гайану.

Вот несколько наиболее типичных биографий, которые мне удалось записать.

РИЧАРД Д. ТРОПП родился в Бруклине, в Нью-Йорке, в 1940 году. Будучи студентом, подавал большие надежды, стал отличным преподавателем; имел прекрасные музыкальные способности. Тропп был директором средней школы в Джонстауне и преподавал английский язык.

Тропп — потомок еврейских эмигрантов из Восточной Европы. Он вырос в мелкобуржуазной семье на Лонг-Айленде. В Рочестерском университете изучал литературу и английский язык. Интересовался философией, драматургией. Окончил университет с отличием, совершил путешествие в Европу как один из лучших его выпускников в качестве стипендиата. В 1965–1966 годах Тропп преподавал в университете Беркли, но разочаровался в академической карьере и после получения ученой степени магистра занялся изучением нового социального явления в США — хиппи. В 1967 году Тропп вернулся к преподавательской работе, уже в университете Фиска в Нашвилле, заинтересовался радикальными политическими идеями. Весной 1970 года Тропп встретил Джима Джонса, в котором он увидел идеал руководителя, посвятившего себя делу защиты угнетенных, борьбе с бесправием.

ВИРДЖИНИЯ ТЕЙЛОР ("Мом Дин") родилась в Цинциннати (штат Огайо) в 1886 году. Когда ей исполнилось 17 лет, она сбежала из дома с труппой "Холлидэй-индикси", с которой выступала в течение двух лет. Позже она вышла замуж за человека по имени Гаррисон Тейлор. Вирджиния работала сиделкой, а ее муж был сотрудником горнодобывающей компании "Питтсбург коул". Через много лет после смерти мужа Вирджиния Тейлор переехала в Лос-Анджелес. Там она познакомилась с Джимом Джонсом. Сначала отнеслась к нему с крайним предубеждением, но затем быстро превратилась в его активную последовательницу; вместе с Джонсом Вирджиния Тейлор переехала в Гайану.

ТОМ ГРАББС родился в Бремертоне (штат Вашингтон) в 1941 году. В возрасте 12 лет Граббс с семьей переехал в Вайоминг. Там жил в крайне тяжелых условиях. Затем семья Граббса поселилась в Техасе. Мать воспитывала его в страхе перед богом. Только после встречи с Джимом Джонсом Граббс почувствовал духовное облегчение, веру в силы человека. В 1973 году Том Граббс начал преподавать в школе для детей с врожденными недостатками. К 1976 году стал признанным специалистом в этой области. Граббс был другом Джонса. После переезда в Гайану стал директором начальной школы в Джонстауне.

ГЕНРИ МЕРСЕР родился в Джессапе (штат Джорджия) в 1885 году. С ранних лет был вынужден работать. В возрасте 16 лет приобщился к революционной деятельности. В 1929 году стал членом движения безработных в Филадельфии. Он участвовал в "марше голодных", был активистом. В годы маккартизма Мерсер подвергался преследованиям; в те годы его арестовали по обвинению в "подрывной деятельности". Он был сотрудником управления по делам образования, профсоюзным деятелем — организовывал забастовки. В 1973 году Мерсер встретил Джима Джонса. Вместе с ним уехал в Гайану.

ШЭРОН АМОС родилась в Сан-Франциско в 1936 году. В 50-е годы стала "битником", проповедовала нигилистические идеи, идеи политического левачества. Шэрон бросила колледж, вышла замуж, но неудачно. Тогда же она стала более серьезно заниматься политикой, посещала Калифорнийскую школу профсоюзного движения, которую затем, в период маккартизма, закрыли. Сама Шэрон Амос подверглась угрозам со стороны ФБР. Несмотря на это, она продолжала свою деятельность, участвовала в демонстрациях протеста. Социолог Бен Заблоцки рассказал Шэрон о "Храме народов". Шэрон посетила одно из собраний, и ей оно очень понравилось. Позже, во время демонстрации в Юкайе, она встретилась лично с Джимом Джонсом. Шэрон Амос стала активным членом "Храма народов", посвятив всю себя работе в этой организации.

ФОРРЕСТ РЕЙ ДЖОНС родился в Кентукки в 1931 году. Он был талантливым музыкантом. После окончания средней школы Форрест работал на листопрокатном заводе разнорабочим, но поскольку его больше влекла музыка, он стал членом ансамбля "Кентукки бойз" и переехал в Алабаму. После долгих скитаний с ансамблем, в 1963 году, Форрест вернулся на родину в Мантичелло, где работал сначала в магазине скобяных изделий, а затем в течение полутора лет страховым агентом. В 1969 году Форрест женился на Агнес Джонс — приемной дочери Джима и Марселины Джонс — и уехал с ней в Юкайю (штат Калифорния). В Джонстауне он основал музыкальный ансамбль "Джонстаун Экспресс Бэнд".

— Все эти люди подробно рассказали мне, что борьба секретных служб против "Храма народов" в Соединенных Штатах приняла угрожающие размеры: физически уничтожен был ряд членов "Храма", многие арестованы. В гонениях на общину участвуют ФБР и ЦРУ, действующие через дипломатические представительства в Джорджтауне. Перлюстрируется вся корреспонденция "Храма"; блокирована доставка пенсий, которые выплачиваются через консульство престарелым членам этой организации; американская таможня задерживает без оснований грузы, направляемые из США в Джонстаун. Используются экономические рычаги давления на гайанское правительство, чтобы добиться принудительной репатриации членов общины в США.

В своих проповедях и выступлениях Джонс заявлял, что он "находится в состоянии войны с правительством Соединенных Штатов по вопросам гражданских прав, расовой справедливости, мира". Поэтому Джонса объявили неблагонадежным, и за его организацией установили постоянную слежку.

Вскоре после взрыва и поджога помещения для собраний в Сан-Франциско, официально зарегистрированного как церковь, был убит ближайший помощник и телохранитель Джонса — Льюис. Находившиеся при Льюисе 1000 долларов не интересовали убийц — деньги остались нетронутыми. Предпринимались попытки подкупить людей, чтобы они лжесвидетельствовали против Джонса и его организации, которых стремились обвинить в денежных махинациях и получении незаконных доходов. Был вскрыт и получил огласку факт попытки некоего Дэвида Конна — осведомителя одного из правительственных органов — получить компрометирующие Джонса ложные показания от руководителя движения американских индейцев Денниса Бэнкса.

В тот период, когда Конн обратился к Бэнксу, власти штата Южная Дакота требовали его выдачи, или экстрадиции, "как преступника" за протесты против угнетения американских индейцев. До этого Бэнкс неоднократно заявлял, что если он вернется в Южную Дакоту, то будет убит расистами. Бэнксу обещали помочь избежать выдачи в обмен на резкое публичное осуждение им Джима Джонса. В случае отказа Бэнксу грозили выдачей властям.

Дэвид Конн, пытавшийся беспардонно обменять жизнь и безопасность Денниса Бэнкса на лжесвидетельство, к тому времени уже несколько лет был активным участником заговора против "Храма народов". Он сказал Бэнксу, что в лжесвидетельстве против Джонса заинтересованы "очень влиятельные люди". Однако Бэнкс не поддался шантажу и угрозам. Он выступил с нотариально заверенным заявлением, разоблачающим эту акцию. Вот его текст, опубликованный в газете "Народный форум".

ЗАЯВЛЕНИЕ ДЕННИСА БЭНКСА

"Я, Деннис Бэнкс, сообщаю, что являюсь гражданином Соединенных Штатов и что мне 44 года.

Заявление Денниса Бэнкса, опубликованное в газете "Народный форум"

Несколько месяцев назад, в мае 1977 года, моему другу Леману (Ли) Брайтмэну позвонил по телефону мужчина, назвавшийся Георгом Кокером. Он хотел, чтобы Ли организовал встречу между мной и неким Дэвидом Конном по поводу моей экстрадиции штату Южная Дакота. Естественно, я был встревожен, когда мне рассказали о звонке. В течение последующих дней звонки повторялись.

Ли позвонил Дэвиду Конну и попросил его дать более подробные сведения о моей экстрадиции. Конн сказал Ли, что хочет поговорить со мной о "Храме народов" и о Джиме Джонсе. Ли спросил у Конна, что Джим Джонс собирается делать в связи с моей экстрадицией. Конн не захотел ответить ему, а сказал, что это вопрос сугубо конфиденциальный и что он будет об этом говорить лично с ним и со мной. Так в Эль-Серрито, в своем доме, Ли организовал встречу между мной и Дэвидом Конном.

Конн пришел на встречу с папкой материалов. Он зачитал некоторые из них. Я заметил, что они были на гербовой бумаге "Стандард Ойл Компани оф Калифорния". Конн сказал, что взаимодействует с министерством финансов США, с сотрудниками управления налогов и сборов и с двумя служащими полицейского управления Сан-Франциско. Он сообщил мне имя человека из министерства финансов (Джим), с которым он негласно сотрудничает. Однако Конн не говорил о проблеме моей экстрадиции. Он стал зачитывать материалы, порочащие Джима Джонса. Через некоторое время я остановил его и спросил, какое отношение имеет вся эта чепуха о Джиме Джонсе к моей судьбе. Конн задал мне встречный вопрос: "Вы брали деньги у церкви, не так ли?". Мое сотрудничество с "Храмом народов", утверждал Конн, может крайне отрицательно повлиять на решение вопроса о моей выдаче. Затем он попросил меня сделать публичное заявление, разоблачающее Джима Джонса. Конн уверял меня, что если я сделаю это, то меня не выдадут властям Южной Дакоты. Я спросил его, каким образом заявление против Джима Джонса сможет помочь мне. Конн ответил, что оно будет главным фактором для таких людей, как губернатор, и для правительственных организаций, которые решают вопрос относительно моей экстрадиции. Конн уверял меня, что если я выступлю с заявлением против Джима Джонса, то благоприятное для меня решение может быть значительно ускорено.

Было очевидно, что Конн стремится заключить со мной сделку и шантажирует меня. Он дал мне понять, что, помимо сотрудничества с работниками министерства финансов и другими правительственными чиновниками, у него контакты с бывшими членами "Храма народов", такими, например, как Грейс Стоен, и что у него есть люди, которые выступят против Джима Джонса. Он сообщил, что сотрудники министерства финансов уже разговаривали с Грейс Стоен.

Как Конн сказал, — и особо подчеркнул это — он ни в коем случае не хочет, чтобы о нашей встрече стало кому-либо известно. Он боится, что это "сорвет с них маску" и исчезнет всякая возможность встречи между мной и агентом министерства финансов. Он продолжал настаивать на этой встрече… Я отказался разговаривать с человеком из министерства финансов без моего адвоката Денниса Робертса. Конн же хотел, чтобы я пошел на встречу один.

После этого Леман Брайтмэн попросил Конна выйти.

На следующий вечер Конн зашел ко мне в Калифорнийский университет и сообщил, что я срочно, в эту же ночь, должен встретиться наедине с представителем министерства финансов. Я подтвердил Конну, что не буду этого делать без моего адвоката.

Все представители государственных органов знали, как тяжелы обвинения против меня. Помимо экстрадиции (что для меня, несомненно, является вопросом жизни и смерти), я привлекался федеральным судом по делу, в котором было замешано министерство финансов. Я неоднократно заявлял, что если меня выдадут властям Южной Дакоты, то это будет равносильно смертному приговору, так как уверен, что там меня убьют.

Таким образом то, что мне предлагали, было безусловно сделкой. Смысл всего этого заключался не в обещаниях Конна, что, если я соглашусь на сотрудничество, все обойдется для меня хорошо, а в том, что мой отказ будет иметь для меня плохие последствия. Это были угроза и явный шантаж. Я заявляю под страхом наказания за дачу ложных показаний, что все вышеизложенное правда. Написано дня 6-го, месяца сентября, 1977 года, в Девисе, Калифорния.

Деннис Бэнкс"

Травля "Храма народов" и провокации против него стали известны многим американцам. Ниже приводятся копии писем, в которых они выражали свою солидарность с жертвами репрессий и осуждали гонителей.

2 августа 1977 года Сан-Франциско, Калифорния, 94115 п/я 15023 "Храм народов"

Уважаемые члены "Храма народов"!

Для многих людей в нашей стране и во всем мире ваша церковь и ваше дело — синонимы надежды и справедливости. Но еще более важно то, что надежда стала реальностью.

Я со своей стороны имела возможность наблюдать плоды ваших трудов и видела, как воплощается ваше учение на практике. Не сомневаюсь, что когда вы сталкивались с несправедливостью или с нарушением прав человека, то делали все возможное, чтобы помочь пострадавшим. Я хотела бы сказать, что, хотя меня возмущают выпады наших средств массовой информации, я им не удивляюсь.

На протяжении всей своей жизни, я видела, нас настраивают друг против друга — религию против религии, негров против латиноамериканцев, латиноамериканцев против негров. Все делается для того, чтобы расовые меньшинства, трудящиеся люди обвиняли друг друга в своих неудачах, в стоящих перед ними проблемах, ибо таким образом можно разделить нас и не дать нам увидеть антагонизма, который существует между бедными и богатыми.

Я хотела бы предложить вам услуги нашей организации. Мы сделаем все от нас зависящее, чтобы показать всем пытающимся вас дискредитировать, что мы не будем поддерживать тех, кто стремится уничтожить любого из наших честных лидеров, настойчиво борющихся за наши права.

Искренне ваша Кристина Васкес, представитель совета по равным правам,

Сан-Франциско

Чикаго, Иллинойс, 60690, Луп-стейшн, п/я 2488.

Совет по равным правам

Сан-Франциско.

Сан-Франциско, Калифорния,

94110, 22-я улица, 2990 415-285-0660

3 августа 1977 года

Южная Америка, Гайана Джорджтаун Брикдэм Резиденция правительства

Премьер-министру, достопочтенному Форбсу Бернхему

Уважаемый господин Премьер-министр!

Не удивительно, что пресса нашего города избрала "Храм народов" объектом резких нападок. Эта яростная атака на "Храм народов" (имеются в виду клеветнические статьи, преследующие цель дискредитировать эту организацию и лишить ее поддержки со стороны жителей Калифорнии и правительства Гайаны. — Авт.) вызывает серьезную тревогу. Тем не менее я с радостью сообщаю, что те из нас, кто был свидетелем великой работы, проводившейся Джимом Джонсом, по-прежнему полностью преданы этому человеку. Мой бывший коллега по законодательному органу штата, мэр Сан-Франциско Джордж Москун, оказывавший большую поддержку "Храму народов", как и раньше, относится с доверием к преподобному Джонсу, который является председателем комиссии по жилищному строительству Сан-Франциско. Полностью поддерживают "Храм народов" председатель и члены Законодательного черного собрания, а также президент Национальной ассоциации издателей газет ("черная" пресса Америки) Карлтон Гудлетт.

Эта атака ничем не отличается от недавних попыток прессы США дискредитировать Гайану и Ямайку (в связи с антиамериканскими заявлениями лидеров этих стран. — Авт.). Сегодня мы наблюдаем, что то же самое предпринимается в отношении "Храма народов". Причины этого явления очевидны.

Письма солидарности с джонстаунцами

Мы надеемся, что Вы по-прежнему будете оказывать поддержку миссии. Я снова хотел бы выразить Вам мою глубокую благодарность и мое восхищение Вашими услугами в поддержку "Храма народов".

Искренне Ваш, Мервин М. Дималли, вице-губернатор, штат Калифорния, США.

ВОПРОС О ПЕРЕСЕЛЕНИИ В СОВЕТСКИЙ СОЮЗ

Во время беседы с советским консулом Марселина Джонс рассказала, что денежные средства "Храма народов" состояли из добровольных взносов и всех личных сбережений переселенцев. Кроме того, сюда входили благотворительные пожертвования от различных лиц и организаций, а также пенсии престарелых членов "Храма". Большая часть его членов находится в Соединенных Штатах: их около 20 тысяч. Так сказала Марселина. В Сан-Франциско есть штаб-квартира, и члены организации, проживающие в США, собирают денежные средства, приобретают на них сельскохозяйственную технику, медицинское оборудование и другие товары, которые посылают в Гайану для поселка Джонстаун, где идет строительство новой жизни.

Потом Марселина перешла к главному вопросу:

"Как бы советские власти отнеслись к тому, если бы члены "Храма народов" обратились с просьбой в советское посольство в Гайане разрешить всем им переселиться в Советский Союз?"

— Этот вопрос Марселины был для меня неожиданным, вспоминает Ф. М. Тимофеев. Я сказал, что сразу не могу дать на него ответ, но проинформирую об этом МИД СССР. При этом я подчеркнул, что если такое намерение серьезно, то подобную просьбу обычно принято излагать в письменном виде. Марселина сказала, что руководство "Храма" сделает это. Она пригласила меня и других сотрудников советского посольства посетить Джонстаун.

После встречи с Марселиной Джонс прошло несколько недель. Члены "Храма народов" регулярно приходили в посольство Советского Союза в Гайане, приносили брошюры и вырезки из американских газет о деятельности "Храма" в США.

Чаще других приходила Шэрон Амос. Однажды она привела своего сына, пятилетнего симпатичного темнокожего малыша. Он очень напоминал мне маленького героя известного советского кинофильма "Цирк". Сын Амос играл вместе с моим сыном Сергеем. Когда в нашем посольстве состоялся детский утренник, мы пригласили его, и он чувствовал себя у нас, как дома.

Амос принесла мне несколько приглашений на их концерт, который состоялся в помещении Гайанского культурного центра. На этом концерте были пять человек из советского посольства, гайанские государственные деятели и среди них заместитель премьер-министра Птоломей Рид, министр культуры Ширли Филд Ридли с мужем — министром кооперации Хамильтоном Грином, министр внутренних дел Вимберт Минго, который в гайанском правительстве отвечал за деятельность поселения в Джонстауне.

Зал, вмещающий 5000 человек, был переполнен. Мы сидели в ложе дипкорпуса в бельэтаже. Здесь же находились сотрудники американского консульства Даниэл Вебер, второй секретарь посольства США Питер Ландоне и др. (впоследствии в американской прессе проскользнули сообщения, что они принимали участие в операциях против "Храма" и были замешаны в акции истребления всех его членов в Джонстауне). Концерт имел небывалый для Гайаны успех. Исполнялись песни, сочиненные самими коммунарами, в их числе песня под названием "Социализм — единственный путь для человечества". У меня сохранилась магнитофонная пленка с записью этих песен.

В два часа пополудни 20 марта 1978 года Шэрон Амос, Майкл Проке и Дебора Тушет пришли в советское посольство, как они сказали, по очень важному делу. От имени руководства "Храма народов" они заявили официально, что хотят перевести все свои денежные средства в советский банк, а также намерены подать прошение о приеме всех членов "Храма" в советское гражданство и после получения согласия на это выехать в Советский Союз. Они вручили мне следующий документ.

СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ МИССИЯ "ХРАМ НАРОДОВ,", ДЖОНСТАУН, ПОРТ-КАЙТУМА, СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ РАЙОН, ГАЙАНА,

ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК 893

Джорджтаун, Гайана, Южная Америка 17 марта 1978 года

Его Превосходительству Послу Советского Союза

НАСТОЯТЕЛЬНАЯ ПРОСЬБА

"Храм народов", социалистический сельскохозяйственный кооператив по советскому образцу, в составе более 1000 эмигрантов из США, живущих в Гайане, подвергается жестоким преследованиям со стороны американских реакционеров, решивших уничтожить его. Наши средства находятся под угрозой. Мы обращаемся к Советскому Союзу через Ваше Превосходительство с настоятельной просьбой помочь нам открыть специальный банковский счет для сельскохозяйственного кооператива "Храм народов" в советском банке, чтобы обеспечить сохранность наших средств и, в случае если наша организация будет уничтожена, оставить их под советским контролем.

Уважаемый господин Посол и все, кого это может касаться! В отдаленном северо-западном районе молодого развивающегося государства более тысячи американцев создают социалистический кооператив. Наш проект осуществляется при благотворном содействии правительства Гайаны. Под руководством Джима Джонса "Храм народов" почти 25 лет ведет борьбу против несправедливости и отстаивает гражданские права в Соединенных Штатах.

Здешняя коммуна представляет собой попытку создания общества, свободного от экономического и расового угнетения, которому подвергаются миллионы людей в Соединенных Штатах. В ее состав входят обыкновенные люди всех рас и возрастов, от младенцев до почтенных старцев, большинство из них — бывшие жители американских гетто. Здесь, в этой коммуне, основанной на сельскохозяйственном кустарном производстве, созданной без всякой внешней финансовой помощи, великое братское содружество людей под руководством Джима Джонса строит новую жизнь, опираясь на объединенные ресурсы, решимость и неустанный труд.

"Храм народов" и Советский Союз

"Храм народов" всегда испытывал глубокую симпатию к героическому народу Советского Союза. Ваши замечательные успехи, достигнутые за 60 лет строительства социализма, самоотверженность советского народа, защитившего свою родину (и весь мир) от нацизма, решительная и последовательная поддержка Советским Союзом освободительных движений во всем мире являются для нас постоянным источником вдохновения. Будучи марксистами-ленинцами и интернационалистами, мы не только являемся друзьями Советского Союза, но и, как писал директор Американского русского института в Сан-Франциско (Калифорния) в сообщении, недавно (в феврале 1978 года) опубликованном в журнале "Новое время", считаем Советский Союз своей духовной родиной. В сообщении также указывалось, что "Храм народов" ведет активную работу среди бедняков всех рас, пытаясь вытащить их из бездны отчаяния, царящего в гетто, избавить от наркомании, физических и социальных болезней, вызванных капитализмом, и что "Храм народов" установил тесный контакт с Американским русским институтом и оказывает ему неоценимую материальную поддержку и помощь в работе. Мотивы этой поддержки таковы: "Храм народов" хочет способствовать созданию условий для разрядки и мира между Соединенными Штатами и Советским Союзом. "Храм народов" поддерживает все прогрессивные движения и организации.

Реакционный заговор США с целью уничтожения "Храма народов"

На протяжении всей своей деятельности Джим Джонс являлся одним из лидеров в борьбе против расизма и экономической несправедливости, за мир, гражданские права и международное сотрудничество. Поэтому он постоянно подвергался нападкам со стороны реакционных и фанатических элементов в США, стремившихся прекратить его деятельность. В последнее время против Джима Джонса и "Храма народов" был организован широкий, хорошо скоординированный и щедро финансируемый заговор. Средствами массовой информации США распространялись клеветнические статьи, чтобы замаскировать всевозможные хитрые уловки со стороны правительственных учреждений, в том числе министерства финансов США, ставившие цель помешать деятельности Джима Джонса и "Храма народов".

Агенты ФБР предлагали взятки различным лицам с тем, чтобы они выступили с обвинениями и клеветническими заявлениями против Джима Джонса и "Храма народов".

Предпринимались попытки урезать пенсии и другие выплаты престарелым членам "Храма народов".

Американское почтовое ведомство охотно участвовало в этих усилиях, создавая различные препятствия в отправке и получении почты.

Федеральная комиссия связи старалась подорвать контакты радиолюбителей между коммуной в Гайане и штаб-квартирой "Храма" в США, а также с внешним миром, чтобы поставить нашу коммуну в особо уязвимое положение.

Предназначенные для нас важные грузы подвергались обыску со стороны сотрудников американской таможенной службы (в чем они прямо признались).

В последнее время управление внутренних доходов министерства финансов США пыталось нарушать наши основные права и свободы с помощью различных махинаций, цель которых состояла в том, чтобы лишить организацию принадлежащих ей денежных средств.

Против нас использовались (и были разоблачены) агенты, известные своими связями с нацистами и уголовными элементами, действовавшие под полулегальным прикрытием.

В процессе заговора предпринимались сомнительные юридические маневры с целью "похищения" детей, в том числе ребенка самого Джима Джонса.

Была развязана кампания террора, включавшая угрозы и акты насилия, попытки убийства, проникновения в коммуну разных мошенников, вооруженных контрабандистов и наемных агентов для совершения предательских актов.

Несколько недель тому назад один из членов нашей организации был зверски убит в Соединенных Штатах. Все говорит о том, что это убийство совершено полицейскими органами, которые, как известно, приняли участие в заговоре.

В печати публиковались статьи, письма и другие сообщения, распространявшие клевету и сеявшие недоверие к нашей организации и нашему лидеру. Все это весьма напоминало методы, применявшиеся ФБР в операциях "Коинтелпро" в 60-х годах против прогрессивных и освободительных движений в США.

Скрытые причины заговора

Неомаккартисты снова начали свои злобные нападки на нас, потому что мы представляем собой преуспевающую социалистическую группу, объединяющую тысячи бедных людей, рабочих и представителей интеллигенции всех рас, которая питает дружеские чувства к Советскому Союзу. Мы своим примером продемонстрировали полную неспособность капиталистической системы обеспечить народным массам человеческие условия жизни и работы. Среди нас имеются многие сотни людей, которые на своем личном опыте испытали эту неспособность капиталистической системы, ее бессилие.

Кроме того, Джим Джонс является открытым, бескомпромиссным врагом американского империализма. Обращаясь к тысячам людей во всех городах США, он публично и неоднократно пропагандировал достижения Советского Союза; неустанны его усилия в борьбе за мир во всем мире и его помощь освободительному движению. Наши члены являются ветеранами борьбы, которую они начали с времен так называемой "великой депрессии" 30-х годов. Некоторые играли руководящую роль в советах безработных, рабочих союзах, в организации забастовок и демонстраций, в протестах против подавления гражданских прав и принимали активное участие в борьбе за мир на протяжении многих лет. "Храм народов" участвовал в многочисленных кампаниях в защиту справедливости в самих США (например, движении в защиту американских индейцев и в защиту "уилмингтонской десятки"), за освобождение политических заключенных, а также оказывал материальную и моральную поддержку (в последнем случае через газету "Народный форум") революционным силам в Анголе, Зимбабве, Эфиопии, ЮАР, Вьетнаме и Чили. "Храм" разоблачал преступления американского империализма и пособничество тирании. Высокая оценка достижений Кубы, которую Джим Джонс посетил в начале 1977 года, явилась еще одной причиной нападок со стороны реакции.

Недавние попытки заговора, направленного против "Храма народов" и угрожающего нашей гайанской коммуне

Одной из самых последних попыток было намерение уничтожить гайанскую коммуну путем захвата денежных средств нашей организации. Если бы такая попытка удалась, то это был бы не первый в истории Америки случай уничтожения межрасовой, братской организации трудящихся и нацменьшинств. Испытав на себе злобность реакционных сил в США, мы и здесь, в отдаленном районе, не закрываем глаза на возможность того, что нас могут буквально физически уничтожить (подчеркнуто нами. — Авт.). Нам также известна возможность того, что, хотя большая часть наших средств находится в Гайане, США могут не допустить, чтобы здешнее правительство, придерживающееся социалистической линии развития, следовало своим путем. Реакционные круги в США, возможно, уже пытаются создать условия для того, чтобы втянуть Гайану в сферу своего экономического господства. Катастрофа, которая произошла с кубинским самолетом в 1976 году, является мрачным напоминанием о возможностях саботажа. Хотя мы надеемся, что такая судьба минует страну, которая борется за лучшую жизнь для своего народа и в которой мы с гордостью создали нашу коммуну, все-таки нельзя недооценивать реакционные силы в США и в западном полушарии. В этом убедил нас опыт.

Наш призыв о помощи

Именно по этой причине мы стараемся перевести наши средства, над которыми нависла опасность, в какой-нибудь банк на территории Советского Союза. Тогда мы, по меньшей мере, были бы уверены в том, что, если наша община окажется тем или иным способом уничтожена, наши заработанные честным трудом и тщательно сберегаемые средства не будут конфискованы или экспроприированы врагами народа и использованы против его интересов, а будут спасены и посвящены тому великому делу, за которое мы боремся, которому мы полностью преданы и для которого в первую очередь предназначаются эти средства, а именно делу народа и социализма.

Мы надеемся, что помещение наших средств в какое-нибудь советское банковское учреждение сохранит их при осуществлении нашего проекта, а также для вышеназванных целей в том случае, если мы будем неспособны функционировать. Мы, конечно, не сможем выжить, если будем лишены этих средств. Мы решительно заявляем, что ни при каких обстоятельствах не возвратимся в Соединенные Штаты и не будем жить при капитализме, даже если нам будут и дальше угрожать уничтожением. Дорогие товарищи, мы нашли здесь, в Джонстауне, то, ради чего стоит жить и, если нужно, умереть!

Мы настоятельно и искренне просим вас обратить внимание на наш призыв. Мы уверены, что через многие тысячи миль он дойдет до ваших сердец. Мы готовы выполнить любые необходимые процедуры, чтобы успешно защитить наши средства, собранные за годы труда и в результате экономии. Мы готовы направить в СССР специальную делегацию из наших представителей, чтобы как можно быстрее устроить встречу с соответствующими официальными лицами.

Мы не просто группа людей, готовых на опрометчивые, поспешные или отчаянные поступки и решения. Если бы дело обстояло таким образом, то, будучи убежденными социалистами, борющимися в течение столь многих лет среди океана своих противников, мы не выжили бы и не процветали бы. Мы тщательно обдумали свою линию поведения и мы следуем этим курсом, руководствуясь неотложностью нашего обращения, чувством тревоги и большой убежденностью.

Мы люди, находящиеся в осаде. И все же, несмотря на ведущуюся против нас войну и несмотря на весьма реальную угрозу нашему существованию, мы надеемся, что сумеем пережить бури и нападки и продолжить строительство нашей общины как образца социалистического сотрудничества, обеспечивая ее членам такую жизнь, которой у них никогда не было в гнетущих условиях Соединенных Штатов.

Мы хотели бы иметь возможность снимать средства с любого открытого нами в Советском Союзе счета, чтобы сохранить и развивать дальше наш проект в Гайане и оказывать, как мы уже неоднократно делали, помощь политическим беженцам из капиталистических государств. Такое решение проблемы обеспечило бы нам спокойствие, ибо, развивая свою общину, мы знали бы, что в случае прекращения нашей работы ресурсы, накопление которых стоило нам столь усердного и многолетнего труда в тяжелейших условиях, были бы спасены для народа, который ведет строительство под знаменем марксизма-ленинизма.

Мы заранее благодарим вас за рассмотрение этого призыва. Со всеми наилучшими братскими пожеланиями мира, всеобщего братства и социалистического прогресса и с приветами от нашего руководителя и от всех членов прекрасной общины в этой тропической стране.

Остаюсь

по-братски ваша Леонора М. Перкинс.

Р. S. Прилагаю дополнительные материалы о нашей работе и о борьбе Джима Джонса против заговора с целью уничтожения его самого и результатов работы, которой он посвятил всю свою жизнь. От его имени мы также направляем СССР приглашение посетить нашу сельскохозяйственную общину в этой стране. Для нас было бы самой большой честью приветствовать представителей из вашей страны, учитывая степень нашего прогресса и характер нашей общины, и установить с вами более прочные узы братства и дружбы. Для всех нас это было бы чрезвычайно значительное и вдохновляющее событие. И, может быть, советский народ в свою очередь получил бы от нас некоторую долю вдохновения.

На следующий день из Джонстауна поступило еще одно обращение относительно открытия денежного счета коммуны в каком-либо советском банке. Вот текст этого документа.

СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ МИССИЯ "ХРАМ НАРОДОВ"

ДЖОНСТАУН, ПОРТ-КАЙТУМА, СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ РАЙОН, ГАЙАНА

19 марта 1978 года

Кому:

Его Превосходительству Послу Советского Союза Джорджтаун, Гайана

Мой дорогой г-н Посол,

Мы очень просим Вас обратить внимание на это неотложное воззвание!

"Храм народов", ориентирующийся на Советский Союз социалистический сельскохозяйственный кооператив, насчитывающий свыше тысячи выходцев из США, ныне проживающих в Гайане, подвергается жестоким преследованиям со стороны американских реакционеров, стремящихся к тому, чтобы уничтожить нас. Под угрозой находится наше достояние, по праву принадлежащее нам и заработанное нашим потом. Мы обращаемся с этим воззванием для того, чтобы СССР помог открыть банковский счет для "Храма народов" в каком-либо советском банковском учреждении и таким образом охранить достояние, составляющее саму основу нашей жизни, а в случае, если мы подвергнемся уничтожению как организация, оставить его под советским контролем.

Мы, конечно, хотели бы пользоваться счетом, который мы откроем в Советском Союзе, чтобы продолжать поддерживать и развивать нашу общину здесь и помогать политическим беженцам, как это мы уже неоднократно делали.

В результате мы обрели бы уверенность и спокойствие, так как знали бы, что если нашей работе будет положен конец, то ресурсы, скопленные нами за годы тяжелого труда, достанутся народу, ведущему строительство под знаменем марксизма-ленинизма. Мы будем рады сообщить вам о подробностях действий, предпринимаемых против нашей организации, а также доказать наши глубокие чувства дружбы к Советскому Союзу и солидарности с ним.

Со всеми наилучшими братскими пожеланиями Мира, всеобщего братства и социалистического прогресса и с приветами от нашего руководителя Джима Джонса и жителей этой прекрасной общины.

Остаюсь искренне ваша Леонора М. Перкинс

Р. S. К данному письму прилагаются дополнительные материалы информационного характера. Наш почтовый адрес в Джорджтауне: почтовый ящик 893 (Джорджтаун, Гайана); местный адрес: 74 Ламаха Гарденз; телефоны 68787 или 71924.