— Это мисс Бек? — раздался голос в телефонной трубке.

— Да, это я.

— С вами будет разговаривать Тед Ривер.

Раздался щелчок, и наступила пауза. Каролина терпеливо ждала.

Она принимала ванну с ароматической солью, отмокая после бурного знакомства со Стивом. Пузырьки пены, покрывшей поверхность воды, с шипением лопались.

— Каролина, это ты? — услышала она знакомый голос.

— Да, Тед. Привет!

— Голос у тебя вялый и сонный.

— Я принимаю ванну.

— Жаль, что не могу разделить с тобой это удовольствие. Послушай, мне нужно срочно вылететь в Лос-Анджелес.

— Ах вот как! — воскликнула Каролина, не зная, радоваться ей или огорчаться.

— Жаль, что мы не сможем увидеться завтра. А я так надеялся на это! Ты не рассердишься?

— Что с контрактом?

— Им занимаются юристы. Ты получишь проект завтра утром. Если возникнут вопросы, позвони мне. Увидимся, как только я вернусь.

— Мартин летит с тобой?

— Да.

— Собираешься немного развлечься?

Тед рассмеялся:

— А как ты догадалась? Мне нужно ублажить Джейка Маккаллоха, главного держателя акций моей корпорации. Он положил глаз на Мартин, хотя ему уже и стукнуло восемьдесят пять.

— У него отменный вкус!

— Каждые полгода его посещает одна и та же навязчивая идея — продать свой пакет акций. Я попытаюсь убедить его остаться в совете директоров корпорации. Любой пустячок может сыграть решающую роль в такой ситуации. Я вернусь в понедельник. Ты тоже вернешься к этому времени из Мехико. Вот тогда мы и встретимся.

— А сегодня вечером никак не получится?

— К сожалению, нет. В девять часов меня ждет на ужин в Лос-Анджелесе Джек. Номера моих телефонов у тебя есть. Звони в любое время. Да, и вот еще что. Пожалуйста, не рассказывай никому о моих планах относительно Шона Садлера. Если он все еще барахтается в соплях и не способен ни на что, кроме как распускать нюни, сетуя на злую судьбу, то какой смысл на него рассчитывать? Найдем другого актера на главную роль. Но пока лучше об этом помалкивать.

— Не беспокойся, я буду нема как рыба. Желаю успеха!

— И тебе тоже!

Каролина положила влажную трубку и выбралась из ванны. Обернувшись полотенцем, она прошла в гостиную и, достав из ящика стола телефонный справочник, набрала номер администратора отеля «Алгонкин».

— Соедините, пожалуйста, меня со Стивом Данзигом.

— Извините, мадам, но такой у нас не проживает. Могу я узнать, кто его спрашивает?

Каролину такой ответ не удивил: Стив предупреждал ее, что администрация гостиницы оберегает своих именитых клиентов от звонков назойливых поклонников. Соединяют же с ними только тех, чьи имена внесены в специальный список. Всем остальным говорят, что такой человек здесь не живет.

— Каролина Бек, — сказала она.

— Мисс Бек, в настоящее время его здесь нет. Могу я передать ему, что вы просили его вам перезвонить?

— Да, будьте так любезны. Он знает мой номер.

Каролина положила трубку, подошла к бару, достала бутылку охлажденного шампанского и, наполнив бокал, уставилась в окно. Небо над Манхэттеном было голубым и ясным. Может быть, это даже к лучшему, подумала она, что Стива не оказалось в номере. Она могла бы потерять голову, что не входило в ее планы. Она не собиралась путать похоть с подлинным, глубоким чувством. Однако уже после первого соития со Стивом обнаружила, что испытывает к нему нечто большее, чем вожделение. А ведь, по сути, их связывало только неистовое совокупление, взрыв бешеных страстей.

Вероятно, образ Стива постоянно возникал перед ее мысленным взором именно по этой причине. Необузданная страсть и стремительный натиск, которые она испытала, впечатлили Каролину сильнее, чем сам всемирно известный голубоглазый актер. После замысловатых игр с закомплексованным Тедом Ривером бурное, быстрое соитие с прямодушным Данзигом подействовало на Каролину как холодный душ. Теперь она сомневалась, нужны ли ей изощренные сексуальные отношения с извращенками, подобными Мартин. Конечно, рыжая лесбиянка вытворяла настоящие чудеса и в самолете, и в апартаментах Теда. И с ней Каролине было хорошо. Но можно ли считать все это нормальным и полезным для психического здоровья? Милашка Тед тоже доставил ей несколько приятных минут, удачно дополнив ее впечатления от забав с Мартин. Однако насколько это сопоставимо с ее ощущениями от полового акта со Стивом Данзигом?

Возникший в мозгу Каролины ответ обескуражил ее: оказалось, что она не знает, как расценить все происходящее с ней. В течение минувшего года она получила массу разнообразных впечатлений от интимных отношений и с Бобом Эвереттом, и с его женой Адрианной, и со многими другими сексуальными партнерами. Порой она отдавалась сразу двум, желая испытать свои плотские потребности и возможности. Ласки Адрианны пробудили дремавшего в ней беса. Ей понравилось получать разнообразные удовольствия, и она использовала свое грешное тело при любом подходящем случае. Данзиг всколыхнул в ней новые, непознанные страсти. Но, вынырнув из их темных глубин, Каролина задалась вопросом: а не возникло ли у нее столь сильное впечатление лишь потому, что оно было самое свежее? Не забыла ли она в угаре сладострастия то, что было раньше? Она отхлебнула из бокала и, вернувшись с ним в ванную, стала обтираться полотенцем и сушить волосы феном.

Чем заняться вечером? Вообще-то ей следовало устать, но, подремав часок в номере Стива и приняв горячую ванну, она вновь ощутила прилив бодрости. Она рассчитывала провести этот вечер в компании Теда и Мартин. Может быть, он все выдумал о своем срочном отлете в Лос-Анджелес, чтобы отдохнуть от нее? Впрочем, это ничего не меняло, а лишь подтверждало, что свои деловые интересы Тед всегда ставит выше амурных.

Каролина услышала, что в спальне звонит телефон, и, подбежав к нему, схватила трубку:

— Алло!

— Привет! — сказал ей Стив Данзиг.

— Привет! — Пульс у нее участился.

— Чем занимаешься?

— Отдыхаю. Кстати, я тебе звонила.

— А я на совещании в киностудии. Знакомился с новым сценарием. Что ты хотела мне сказать?

— Что вечером я свободна.

— Чудесно! Может, куда-нибудь сходим?

— Именно это я и хотела от тебя услышать.

— В таком случае я за тобой заеду. Минут через двадцать.

— Буду ждать тебя в баре в фойе отеля.

— Договорились. Между прочим, мне так и не удалось сосредоточиться во время обсуждения сценария с режиссером. И все из-за тебя! Не мог ни о чем думать, кроме как о тебе. Постоянно представлял тебя в разных пикантных позах.

— Ты потрясающий мужчина, Стив. Я тоже тебя вспоминала.

— А что сейчас на тебе надето?

— Ничего, я голая, только что вылезла из ванны.

— У меня началась эрекция.

— А я снова мокренькая, — сказала она. — Ты один?

— Пока да, но могу свистнуть какую-нибудь поклонницу, чтобы она утешила меня оральным сексом.

— Я сама с удовольствием занялась бы им с тобой, но ты лишил меня такой возможности. Ты слишком поторопился.

— Ничего, у нас еще все впереди.

— Кстати, ты нашел мои трусики? Я их оставила у тебя в номере, но поняла это, лишь вернувшись в свой отель.

— Нашел, но они совсем мокрые.

— В этом нет ничего удивительного. И что же ты с ними сделал?

— Сунул в карман. Хочу надеть.

— А вдруг тебя собьет автобус? Представляешь, что напишут газеты, опубликовав твою фотографию в дамских кружевных трусах?

— Мне на это наплевать. Ты действительно голая? И из тебя течет?

— Сейчас проверю пальцем! — Она застонала, изображая реакцию на свои манипуляции. — Ах, как мне хорошо, как приятно!

— Не надо! — простонал он в ответ.

— Я ничего не могу с собой поделать, — поддразнила его Каролина и томно вздохнула. Соски ее отвердели, став похожими на вишни. Она потеребила их, и по спине ее пробежал озноб. Она села на край кровати. — Если хочешь, я расскажу, чем занимаюсь в данный момент.

— Нет! Лучше я сам примчусь к тебе.

— Будет слишком поздно, я не в силах терпеть.

— Ничего, я попробую успеть. До встречи!

— Пока!

Каролина самодовольно усмехнулась: проблема вечера была успешно решена.

Она вскочила и, подойдя к платяному шкафу, стала выбирать вечерний туалет. Остановилась она на черном шелковом платье свободного покроя и с одной бретелькой. С ним она решила надеть чулки, надеясь, что Стив оценит как их, так и ее обнаженное плечо и отсутствие трусов под черной кружевной баской. Однако, поразмыслив, она решила, что лучше их надеть, предоставив тем самым Стиву возможность медленно стянуть их с ее длинных ног, правда, несколько позже.

Спустя двадцать пять минут, подчеркнув тенями свои выразительные синие глаза, Каролина вошла в бар отеля «Пирр», слегка покачиваясь на высоких тонких каблуках. Ее приятно удивило, что бар в таком большом отеле маленький и уютный. Вдоль стойки стояли высокие стулья, возле стены имелось несколько закрытых кабинок, в середине помещения — пять или шесть круглых столиков с креслами из хромированного металла и кожи. Она повертела головой, высматривая Стива среди десятка посетителей, пьющих коктейли. Ей на помощь пришел официант.

— Вы кого-то ищете? — спросил он с ярко выраженным ирландским акцентом.

Скользнув изучающим взглядом по его щегольскому наряду — зеленой жилетке и темно-зеленым брюкам, — Каролина с улыбкой ответила:

— Да, Стива Данзига.

Официант ухмыльнулся и, заговорщицки подмигнув ей, прошептал:

— Мы спрятали его в укромном местечке, чтобы не создавать ненужный ажиотаж. Однажды сюда заглянул Пол Ньюмен. Здесь такое началось! Пройдите в угловую кабинку, он там.

Каролина последовала его рекомендации и действительно обнаружила за перегородкой Стива. Он пил шампанское, в ведерке со льдом охлаждалась початая бутылка. Пустой высокий бокал из тонкого стекла, стоявший рядом, предназначался Каролине. Увидев ее, Стив встал и воскликнул:

— Чертовски рад снова тебя видеть!

— Привет! — сказала она и, подойдя к нему, поцеловала в щеку.

Он пожал ей руку и предложил сесть.

В кабинку вошел официант, наполнил шампанским бокал Каролины и вышел. Стив с виноватой улыбкой пояснил:

— Меня спрятали сюда от моих назойливых поклонниц. Предлагаю выпить за твое здоровье! — Он поднял свой бокал.

— И за твое! — Каролина сделала большой глоток.

— Я дьявольски рад, что мы проведем этот вечер вдвоем!

— А я уже успела по тебе соскучиться, — призналась она.

— Естественно, ведь прошло два с половиной часа с тех пор, как мы расстались. Это целая вечность! Ты не проголодалась? Хочешь поужинать?

— По-моему, нам лучше заказать еду в мой номер, там спокойнее.

— Кстати, тебе удалось успокоиться?

— Только после того, как я себе помогла, — солгала она. — А твоя услужливая обожательница утешила тебя своим искусством орального секса?

— Она оказалась неумелой любительницей. Я разочарован, — в тон ей пошутил Стив.

— А что стало с моими мокрыми трусиками?

— Они высохли на мне! Я их надел.

— Не верю!

— Это правда. Жаль, что они мне жмут. Они такие нежные, как ты сама.

— Дай пощупать!

Каролина расстегнула молнию у него на брюках и просунула в ширинку руку. Трусы действительно оказались на нем, напрягшийся пенис грозил разорвать головкой кружева.

— Убедилась? — Стив напряг мышцы промежности, и пенис задрожал и задергался.

— Ты меня возбуждаешь! — воскликнула она. — Какой ты коварный. А я-то думала, что ты совсем простой, бесхитростный.

— Простой? Фу, как это скучно.

— Нет, это не так. Можешь мне поверить, у меня большой опыт общения с извращенцами.

— В самом деле? Вот уж не подумал бы! Ты меня интригуешь! Значит, ты общалась с любителями разных ухищрений, вроде привязывания рук и ног к спинкам кровати и завязывания глаз темным шелковым шарфом?

— Нет, с такими типами я дела не имела. Расскажу как-нибудь в другой раз. Давай лучше поговорим о тебе!

Разговаривая, она продолжала держать руку на пенисе. Он заметно увеличился в размерах. У нее возникло желание опуститься на колени и взять головку в рот. Кулак ее непроизвольно сжал основание фаллоса. Ткань трусов натянулась и готова была треснуть.

— Тебе, наверное, не удобно? — заботливо спросила она.

— Да, очень, — признался Стив.

Она принялась двигать рукой вниз и вверх. На кончике головки выступил липкий сок, рука ее стала мокрой.

Понимая, что она ведет себя безобразно, Каролина продолжала терзать пенис, все больше входя в раж. Она дрожала от возбуждения, промежность ее стала мокрой.

В кабинку заглянул метрдотель, высокий представительный мужчина по имени Эрнесто Ферри: Каролина узнала это, взглянув на значок на лацкане его пиджака.

— Все в порядке, мистер Данзиг? — спросил он.

— Все нормально, — невозмутимо ответил Стив.

— Если хотите поужинать, мы это можем организовать.

— Вы очень любезны.

— Шампанское за счет заведения, сэр. Если вам что-нибудь еще понадобится, обращайтесь ко мне.

— Благодарю вас.

Метрдотель ушел, Каролина расхихикалась, косясь на торчащий из ширинки пенис, уже не умещающийся в трусиках. Стив шлепнул ее по руке и, застегнув ширинку, спросил:

— Ты так и не сказала, что делаешь в Нью-Йорке!

— Я здесь по приглашению Теда Ривера. Может быть, не будем разговаривать о работе?

— Предложи другую тему! О чем тебе хотелось бы поговорить?

— Честно говоря, я предпочла бы кое-что тебе показать!

— Мне рассчитаться за шампанское?

— Оно за счет заведения! Или ты забыл? Пошли!

Каролина встала и начала протискиваться мимо стола. Стив погладил ее по ягодицам и спросил:

— Что это на тебе надето?

— Потерпи — увидишь! — ответила она.

Стив окинул взглядом ее номер и воскликнул:

— Вот это класс! Да, мистер Ривер умеет заботиться о своих служащих! — Он попытался схватить Каролину за руку и обнять, но она ловко увернулась, учтя недавний урок.

— Не сейчас, — сказала она, проходя в спальню. — Следуй за мной. Сядь в то кресло возле окна. Я задерну шторы и переставлю лампу, чтобы свет не раздражал тебя.

— Какая ты предусмотрительная, — сказал Стив. — Подчиняюсь, хотя и не люблю, когда мной командуют. Ну, и что же дальше? — Он скрестил ноги, сцепив в пальцах руки, положил их на колени.

Каролина начала расстегивать молнию на платье, повернувшись к нему спиной.

— Могу я тебе помочь?

— Нет!

Молния наконец поддалась. Прошло всего несколько часов с тех пор, как они расстались после бурного соития, но Каролине казалось, что мужчины у нее не было несколько недель. Ладонь ее горела от ощущения его горячего пениса. Лоно властно требовало заполнить его этим волшебным инструментом. Но у Каролины имелись иные планы.

Платье упало к ее ногам, и она переступила через него.

— Замечательно! — воскликнул Стив, увидев на ней баску и бюстгальтер с кружевами, облегающие каждый изгиб ее стана. Черный цвет подчеркивал нежность ее шелковистой кремовой кожи. Особенно пикантно выглядели на фоне плотных бедер, обтянутых ажурными черными чулками, длинные атласные подтяжки.

Каролина повернулась к Стиву спиной и повиляла бедрами, не без оснований полагая, что его приведет в восторг вид ее выпуклых ягодиц. Томным грудным голосом она сказала:

— Я хочу, чтобы ты пока только смотрел.

— Как? Просто сидеть и смотреть на тебя? Это выше моего терпения! — простонал Стив, крепче сцепив пальцы.

Каролина ловко стянула трусики, сняла их, подняв одну ногу за другой, обернулась и, приблизившись к Стиву, потерла трусами его щеку.

— Они теплые и влажные, — заметил он, жмурясь от удовольствия и шумно втягивая ноздрями изысканный аромат.

Довольная успешным началом своего шоу, Каролина небрежно уронила трусы ему на колени, накрыв ими вздувшийся в брюках бугор.

Затем она присела на кровать и, достав из тумбочки нежно-кремовый пластмассовый вибратор в форме торпеды, покрытый ребристой насечкой и с кольцом в основании, легла на спину и покосилась на Стива. Убедившись, что он пристально смотрит на нее, она раздвинула ноги. Стив, разумеется, уже видел ее скрытые прелести, но в спешке наверняка не успел оценить их по достоинству. Ей же хотелось, чтобы он насладился этим зрелищем в полной мере, рассмотрел каждую деталь. Видя, как жадно он смотрит на нее, она возбуждалась, исподволь приходя в экстаз.

Наружные половые губы раскрылись, и, почувствовав это Каролина отчетливо представила свое раскрывающееся влагалище — розовое, трепетное и нежное. Подложив под голову подушку, она сказала:

— Раздевайся!

— Неплохая идея! — согласился Стив.

Он встал — ее черные трусики упали на пол. Скинув черные туфли и носки, Стив снял синий пиджак и стал расстегивать пуговицы своей белоснежной сорочки. При этом он продолжал жадно смотреть на Каролину. Когда дело дошло до брюк, она увидела, что член выбился из-под ее белых кружевных трусов и разбух, сдавленный посередине резинкой. Поймав ее заинтересованный взгляд на своей лиловой головке, Стив с улыбкой заметил:

— По-моему, трусы пора снять.

— Они тебе явно жмут, — согласилась Каролина, ощущая дрожь во всем теле от созерцания женских трусов на мужских бедрах и просвечивающей через кружева мошонки.

Стив снял трусы, и освобожденный от оков фаллос радостно задрожал, глядя в потолок своим единственным глазом, на котором сверкала прозрачная слеза. Стив шагнул к кровати, но Каролина строгим голосом приказала:

— Сядь в кресло. Еще рано!

Стив подчинился и плюхнулся в кресло с видом покорной собаки, знающей, что неподчинение хозяину чревато лишением ее прогулки.

С каждой минутой Каролина все больше приходила в экстаз от складывающейся пикантной ситуации. Ей нравилось подчинять себе этого великолепного мужчину, сдерживая собственное вожделение, оттягивая момент сладостного совокупления, наслаждаясь увертюрой к симфонии ласк.

Аналогичное чувство она уже испытала во время их оригинального знакомства: хотя Стив и удерживал инициативу в своих руках, Каролина знала, что он в ее власти. После уроков сладострастия, которые преподала ей Адрианна, она уже не относилась к сексу как к скучной рутине. Наставница помогла ей осознать, что ее тело дает ей неограниченную власть над мужчинами. И с этого момента с Каролиной произошла метаморфоза. Она и раньше замечала, что мужчины теряют разум, когда их охватывает похоть. Но после своего прозрения она стала пользоваться их слабостью в собственных интересах, для получения разнообразных удовольствий. Она уже не упрашивала их сделать ей нечто особенное, удовлетворить какую-то ее прихоть, как раньше, а бесстыдно демонстрировала свои намерения и навязывала свой стиль поведения во время соития.

Вот и теперь она гнула свою линию, с удовольствием наблюдая, как Стив пожирает похотливым взглядом ее полуобнаженное тело, глотает слюну, разглядывая полные груди с торчащими сосками, шумно втягивает ноздрями воздух, рассматривая лобок и бедра, вздрагивает, заметив блеск глянцевитых срамных губ.

Каролину затрясло. Она принялась пощипывать соски левой рукой, а правой поглаживать себя по бедрам, обтянутым чулками и подтяжками. Согнув ноги в коленях, она положила на половые губы ладонь и просунула во влагалище палец. Глаза у Стива покраснели и округлились, левой рукой Каролина вставила во влагалище вибратор, представляя, как изменится у Стива выражение лица, когда она введет этот прибор в лоно до конца. Этот номер она уже проделывала для Теда, всего два дня назад, и его реакция ее порадовала. Вот и сейчас ее пульс участился, по ногам заструился сок, а грудь начала вздыматься. Она протолкнула вибратор до упора и, стиснув его стенками лона, повернула кольцо, включая моторчик. Спальня наполнилась его ласковым жужжанием.

По телу Каролины пробежали волны вибрации. Первым отреагировал на них ее клитор. Все ее приятные ощущения обострились и усилились вдвое, она была на верном пути к оргазму. Но в ее намерения не входил чересчур быстрый финиш, и она изменила тактику действий.

Слегка вытянув из лона вибратор, она встала на колени и, упершись ягодицами в спинку кровати, выразительно взглянула на Стива.

Догадавшись, что у нее на уме, он встал и подошел к ней. Каролина схватила пенис и начала его сосать. Стив зарычал, член задрожал у нее во рту. Она сделала кивок, и пенис глубже вошел в рот, стукнув головкой по своду верхнего нёба. Каролина отшатнулась и принялась облизывать головку.

Стив нежно погладил ее по голове и промурлыкал:

— Превосходно! Мне нравится, продолжай!

При этом он любовался изгибом ее спины и торчащим из промежности вибратором и все больше возбуждался.

Каролина вошла в раж и начала двигаться быстрее, пропуская член все глубже в гортань. Она постанывала и с шумом выдыхала горячий воздух, обдавая им яички. Пенис трепетал и разбухал во рту, она нащупала мошонку и сжала ее в кулаке. Член задергался. Одновременно затрепетал ее клитор, требуя к себе внимания. Груди в бюстгальтере разбухли, соски терлись о ткань. Каролину обдало жаром, на лбу у нее выступила испарина, глаза затуманились. А работающий вибратор распространял по телу все новые и новые волны удовольствия.

Чувствуя, что она вот-вот взорвется, Каролина едва ли не грызла фаллос, ощущая невидимую связь между гладкой головкой и ребристым вибратором, живущим своей тайной жизнью внутри ее. Пенис трясся так, что Каролина чувствовала, что из него сейчас извергнется струя семени. Картина, вспыхнувшая в ее воображении, была так ярка, что она сделала глотательное движение и кончила, непроизвольно сжав влагалищем вибратор. Звериный крик вырвался из ее груди, но головка члена его заглушила. Наступил критический момент: Каролина утратила инициативу, и ею завладел Стив.

Сжав руками ее голову, он резко натянул ее на пенис. Она захрипела, задыхаясь. Он вынул пенис у нее изо рта и, задрав ей голову, хрипло сказал, глядя в ее голубые глаза:

— Ты настоящий мастер, Каролина. Но сейчас мне хочется иного. — Стив прищурился и зловеще ухмыльнулся.

— Чего же? — с легким испугом спросила она.

Не произнеся ни слова, он протянул руку к вибратору, радостно урчащему в ее промежности, выключил поворотом кольца моторчик и начал двигать прибором сам, зажав его основание в кулаке.

Каролина посмотрела в зеркало платяного шкафа и увидела на лице Стива блаженную улыбку. Всякий раз, когда фаллоимитатор погружался в лоно, он плотоядно жмурился и глотал слюну.

Загнав вибратор в лоно до упора, он уткнулся своим фаллосом в ее анус. Каролина сжала ягодицы, судорожно вздохнула и замерла, охваченная тревожно-сладострастным предчувствием. Стив погладил ее по спине и бокам, похлопал по ягодицам, поласкал груди и клитор и вновь переключился на ее оттопыренный зад. Взгляд его сконцентрировался на маленьком отверстии. Замысел его стал ей понятен. У нее екнуло сердце.

Головка члена сильнее надавила ей на анус. Отбросив сомнения, Каролина подалась назад. Стив сжал руками ее бедра и, натянув ее на пенис, одновременно подался вперед. Анус раскрылся, не выдержав натиска, и фаллос вошел в него по самый корешок.

Каролина зарычала, пронзенная болью. Стив стал яростно работать торсом, и боль трансформировалась в наслаждение. Крепко сжимая руками ее бедра, с горящим взором и раскрытым ртом, Стив вновь вгонял пенис ей в задний проход. Каролина повизгивала, мотая головой, пронизываемая непривычными красочными ощущениями. Страсти в ее груди кипели, перед глазами плясали огоньки. Рука Стива дотянулась до фаллоимитатора и начала двигать им в одном ритме с движениями члена в ее анусе. Ощущения, возникшие при этом, доставляли ей неописуемое блаженство. Она зажмурилась, напружинилась и затряслась в мощнейшем оргазме. Груди ее раскачивались, соски набухли, кожа, как ей казалось, готова была лопнуть. Пронизываемая двумя активно действующими предметами, Каролина извивалась и хрипела. Чувства ее слились, влагалище и анус сжались, и она издала высокий пронзительный крик. Симфония ее чувств достигла апофеоза.

Каролина вытянула руки и уронила на них голову, не в силах ее держать. В следующий миг мощный толчок в зад заставил ее содрогнуться и, закинув голову, завизжать еще громче и пронзительнее. По ее позвоночнику и конечностям пробежали огоньки. Ощущение было настолько сильным, что она словно бы воспарила над кроватью и полетела, взмывая все выше и выше, а потом стала стремительно падать и одновременно таять. Тело ее стало невесомым, и где-то в глубине его ощущалась сладкая боль.

Ей хотелось сказать, чтобы он кончал в нее быстрее, но она не сумела. Оргазм лишил ее дара речи, и она осознала, что Стив тоже кончил, лишь спустя некоторое время, когда его обмякший, сморщенный стручок вывалился из нее одновременно с вибратором и шлепнулся на кровать.

Обессиленные, но очень довольные, Каролина и Стив распластались на кровати, тяжело дыша.

— Я чувствовал, как остро ты испытывала оргазм, это восхитительные ощущения, — сказал он. — У меня давно не было такой темпераментной женщины, как ты, Каролина.

— Ты говоришь то же самое всем своим любовницам, — сказала она.

— Представь себе, что не всем.

— А я хочу тебе кое-что сказать, Стив! — Она резко выпрямилась и села, спустив ноги с кровати. Груди ее все еще дрожали. Лицо и шея раскраснелись. — Я проголодалась. Давай закажем ужин в номер!

— Ты не воспринимаешь меня всерьез! — заметил он.

— Нет. Давай не усложнять отношения.

— Женщины редко проявляют подобное трезвомыслие!

— Просто мне не хочется смешивать секс и любовь.

— Честно говоря, мне тоже. Но мне хочется почаще встречаться с тобой, проводить вместе больше времени…

— Прекрати, Стив!

— Чего ты боишься?

— Оставим эту тему!

— Значит, мы видимся в последний раз?

— Конечно же, нет! — Она рассмеялась. — Но в четверг я улетаю в Мексику.

— Зачем?

— Мне необходимо ознакомиться с местом проведения будущих съемок, — уклончиво ответила она, вспоминая о просьбе Теда.

— Съемок чего? Во втором сериале «Мангровых зарослей» нет сцен, происходящих в Мексике.

— Я имею в виду совершенно новый проект, предложенный мне Тедом.

Она благоразумно умолчала о том, что в фильме «Дождливая зима» главная роль, возможно, будет отдана Стиву. Конечно, Шон Садлер больше подходил для нее, но и Данзиг был очень хорош. В детали она решила не углубляться.

— А когда ты вернешься в Нью-Йорк? — спросил он.

— Во вторник.

— Жаль, я к тому времени улечу в Лос-Анджелес на съемки.

— Но в нашем распоряжении завтрашний день!

— И правда! В десять утра у меня примерка костюмов, а потом я свободен. Так что буду в твоем распоряжении весь день.

— А ночью?

— И ночью тоже. Почему бы нам не помечтать немного о будущем?

— Не теперь.

— Хорошо. Не могла бы ты сделать мне одолжение? Позвони в бюро обслуживания, пока мы не умерли с голоду.

— Ладно. Что для тебя заказать?

— Икру, белужью, разумеется. Бифштекс из вырезки с картофелем в сметанном соусе и овощным салатом и бутылочку французского вина, естественно, красного.

— Это все?

— Нет, еще ватрушку и кофе.

— А что будет потом?

— А потом я докажу тебе, что мужчины далеко не всегда достигают пика своей сексуальности в восемнадцать лет!

Стив улыбнулся и, вскочив, побежал в ванную.