Небоглазка

Алмонд Дэвид

Дэвид Алмонд пишет о детях и для детей. Пишет просто о самом сложном. О том, что так важно понять человеку в десять-двенадцать лет, о вопросах, которые бередят душу и на которые не знают ответа взрослые: правда ли, что лопатки нужны для того, чтобы к ним крепились крылья? Могут ли ожить глиняные фигурки, если очень постараться, когда их лепишь? Помогает ли от болезней любовь? И почему вернуться иногда важнее, чем уйти? Алмонд пишет так, что его читают дети и взрослые по всему миру — его книги переведены более чем на два десятка языков. В 2010 году он стал лауреатом премии имени X. К. Андерсена — высшей награды в мире детской литературы.

Девочку звали Эрин Ло, а ее друзей — Январь Карр и Мыш Галлейн. Каждый из них мог поведать невеселую историю, ведь все трое жили в приюте и именовались «детьми с трудной судьбой». Вместе они уплыли на самодельном плоту искать свободы, а нашли что-то совсем другое. Точнее, кого-то — в заброшенной типографии на берегу реки жила удивительная девочка Небоглазка со своим Дедулей. Их история оказалась и вовсе загадочной: там были сокровища, привидения, Черная Грязь и тайна. И когда в этой истории появились Эрин, Январь и Мыш, мир Небоглазки сделался совсем-совсем другим…

 

Часть первая

«Белые врата»

 

1

Меня зовут Эрин Ло. Моих друзей — Январь Карр и Мыш Галлейн. Рассказывать я вам буду о том, как однажды в пятницу мы сбежали из «Белых врат» по реке. Вам непременно скажут, что ничего этого не было. Мол, нам троим один и тот же сон приснился. А вот и нет, все это было. Мы правда повстречали Небоглазку на Черной Грязи. Мы правда откопали в иле святого. Мы правда узнали, где Дедуля прячет сокровища и секреты. Мы правда видели, как Дедуля ушел в реку. И мы правда привезли с собой Небоглазку. Она теперь живет тут с нами, и ей тут у нас очень нравится. Вам непременно скажут, что никакая это не Небоглазка, а просто ребенок с трудной судьбой — как и все мы. Но это Небоглазка. Ее легко узнать. Стоит посмотреть на ее ладони и ступни. Прислушаться к голосу, какой он нежный и странный. Небоглазка сквозь любую тьму прозревает радость. Это она. И все это было на самом деле. Мы с Мышем и Январем видели собственными глазами. Это правда. Так что слушайте.

Мы все — дети с трудной судьбой. Все остались без родителей. Поэтому мы живем в приюте, который называется «Белые врата». Это в Сент-Габриэле. Января, например, на следующий день после рождения оставили на ступеньках больницы. Стоял холодный месяц январь, вот его так и назвали. Больница называлась Карр-Хилл, поэтому его фамилия Карр. Января больше здесь нет, и в конце вы узнаете почему. Мыш — брошенный ребенок. Его мама умерла, как и моя, а отец смылся. Мыш любит заливать, что его отец в Африке, вот только и сам не до конца в это верит. Мышем его зовут потому, что он таскает в кармане мышку и говорит, что это его единственный друг. Мышку зовут Пискля, потому что она пищит.

«Белые врата» — трехэтажное здание: бывший сад залит бетоном, вокруг чугунная ограда. Директрису зовут Морин. Работа с такими, как мы, надорвала ей сердце еще до нашего побега. Она вечно твердит, что мы дети с трудной судьбой. Что у нас, мол, изначально меньше возможностей, чем у других. И нам придется сильно потрудиться, чтобы чего-то достичь в жизни. И тут как улыбнется да погладит по плечу. Говорит, что если мы будем ее слушаться, так, может, еще и вырастем приличными людьми. Порой по глазам видно, что она и сама вот-вот в это поверит. Заставляет себя поверить, изо всех сил. Наблюдает в окно, как мы перешептываемся в бетонном палисаднике. Или стоит у дверей игровой, лицо в ладонях, а в глазах тоска. Она живет здесь же, в квартире прямо под кабинетом. Оттуда часто слышны всхлипы. А то на нее вдруг нападет бессонница, и она, заплаканная, бродит среди ночи по коридорам. О ней чего только не болтают: что у нее никогда не было своих детей; нет, ребенок у нее был, чудесный малыш, но он умер в младенчестве у нее на руках; нет, детей было несколько, но их отобрал отец и увез куда-то навеки. Что было на самом деле, никому неведомо; мы сочиняли и рассказывали друг другу небылицы, чтобы объяснить странную смесь любви и горечи в глазах Морин. Часто ее глаза глядели холодно-холодно-холодно. Глаза вроде и хотели относиться к нам с любовью и доверием, но видели перед собой лишь детей с трудной судьбой, которую уже не поправишь.

Детей в приюте человек десять. Некоторых, как и Морин, гнетет печаль или раздирает злоба. Здесь есть разбитые сердца и мятежные души. Но вообще-то, мы друг друга любим, заботимся друг о друге. Это мы крепко усвоили: если держаться вместе, можно дать отпор психиатрам, психологам, соцработникам, воспитателям, игровым терапевтам, наркологам, врачам, чиновникам; можно дать отпор Морин и ее помощникам; можно справиться с ее вопросами, ее равнодушием и ее групповыми беседами. Можно отыскать уголок всеми нами утраченного рая.

Время от времени нас заставляли вернуться в этот рай. Просили представить, как все было до того, как мы попали в «Белые врата». Это называлось «групповая беседа». Рассаживаемся все в игровой. Морин рассказывает, что известно о каждом из нас: кто были наши родители и как так получилось, что мы больше не с ними. Понятное дело, о многих толком никто ничего и вовсе не знает. Она просит нас рассказать, кто что помнит. Ее помощники, Жирный Кев и Тощий Стью, расхаживают от стула к стулу и тянут из нас рассказы. Морин просит домысливать то, чего мы не помним или не знаем. Говорит: вам важно уметь рассказать свою биографию, даже если факты смешиваются в ней со смутными воспоминаниями и выдумками. У каждого из нас есть тетрадь под названием «История моей жизни» с фотографиями, рисунками, подлинными и выдуманными подробностями. Некоторые отлично играли в эту игру. Всякий раз изобретали новый вариант. От корки до корки исписывали тетрадь ненастоящими историями из ненастоящей жизни. Были и замкнутые дети, не желавшие играть, — их тетради были почти пустыми.

Про Января сразу стало ясно: этот играть не будет. Но однажды он рассказал историю о всеми брошенной женщине в зимней ночи. Очень молодой, очень красивой, дошедшей до крайности. В коробке от апельсинов она несла завернутого в одеяло младенца. Она любила свое дитя всем сердцем, но знала, что вырастить его не сможет. Под покровом темноты она прокралась к больнице. Дрожа от холода, горя и любви, дождалась самого глухого часа. И вот — последний рывок сквозь метель, она кладет ребенка на широкие ступени и снова скрывается в ночи.

— Как красиво, — сказала Морин.

Протянула руку, дотронулась до Январева лба.

— Может, так все и было, — добавила она шепотом.

Январь в упор посмотрел на нее. Глаза у него сверкали.

— Она меня любила! — заявил он. — Она оставила меня там, потому что любила. Просто она была совсем молодая, без денег, без ничего. Она знала, что не сможет меня вырастить.

— Да, — ответила Морин. — Может, так все и было.

Улыбнулась нам. В глазах — усталость, как будто все это она уже слышала много раз. Велела поблагодарить Января за откровенность. Потом спросила, может ли он вообразить своего отца. Январь — глаза в пол. Мотает головой:

— Нет.

— А тебе это было бы полезно, — говорит.

Посмотрела на нас, — мол, мы сейчас Январю поможем. А мы молчим.

— Нет, — говорит Январь. — Он не любил ее. И меня не любил. Вот и вся история.

Насупился. Морин ласково улыбнулась, кивнула.

— Она меня еще заберет, — шепнул Январь.

— Что ты говоришь, детка?

Он уперся в нее взглядом:

— Она вернется. И заберет меня.

Жирный Кев шумно вздохнул. Закатил глаза.

— Она вернется. Она меня любит, и я ей нужен. Она меня заберет.

Морин снова кивнула и улыбнулась. В ее глазах ясно читалось: ребенок с трудной судьбой. Безнадега.

Мыш Галлейн — добрый и застенчивый. Он не хочет никого огорчать и честно пытается участвовать в игре. Мать его умерла вскоре после его рождения. Несколько лет он прожил с отцом. Мыш нам показывал фотографию: мужчины в рабочих комбинезонах играют в футбол на берегу реки. Иногда тыкал пальцем в одного из игроков и говорил, что это его отец. В следующий раз показывал на другого. Лиц там было не разглядеть, слишком мелко, поэтому он не знал точно. По словам Мыша, отец его бросил, потому что не мог содержать.

— Он меня любил, — говорил Мыш. — Это точно.

И показывал голубые буквы повыше локтя. Это отец сделал ему перед уходом татуировку:

— Видели? Он хоть и бросил меня, но очень переживал!

Тут Мыш всегда ударялся в слезы.

Что до меня, я была от игры освобождена. Морин говорила: я упрямая и, если я буду продолжать в том же духе, сердце у меня закостенеет и исполнится злобы. Как-то раз, когда я отказалась делиться воспоминаниями, глаза ее потемнели, улыбка пропала, голос сорвался на визг. Она сказала, что если я не переменю своего поведения, то стану такой же, как моя мамаша.

— Ты ведь этого не хочешь, правда?

— А вот и хочу! — рявкнула я на нее. — Хочу! Хочу!

И давай орать, что она ничего не знает про мою маму, что мама была сильная и очень меня любила. Вскочила — и прочь из комнаты, прочь из интерната, прочь из Сент-Габриэля. Я слышала, как у ворот Морин выкрикивает мое имя, но не обернулась. Прибежала на берег, села там среди обломков прошлого и смотрю, как река катит свои воды к морю. Счастья — через край. Несмотря ни на что, счастья было через край. Да, я знаю, что такое боль и тьма. Мне случается так далеко забрести во мрак, что я пугалась: все, обратно не выберусь. Но всякий раз выбираюсь — и счастья опять через край. Мне не нужна воображаемая биография. Мне не нужны идиотские групповые беседы. Мне не нужна дурацкая «История моей жизни». У меня полная голова воспоминаний, всегда полная голова. Я вижу нас с мамой дома, в Сент-Габриэле. Кожей чувствую ее прикосновение. Чувствую ее дыхание на лице. Чую запах ее духов. Слышу, как она нашептывает мне на ухо. У меня есть картонная коробка с сокровищами, и я в любой момент могу достать оттуда свою мамочку.

 

2

Сбежать из «Белых врат» легко. Мы почти все уже пробовали. Нам все время твердят, что здесь не тюрьма, никто нас не держит. Рюкзак на спину — я, мол, на пикник или что-нибудь в этом роде — и спокойно уходишь. Как правило, нас хватает на несколько часов свободы, а потом голод или дождливая ночь пригоняют нас обратно. Некоторым случается продержаться целую неделю, пока их не привозит обратно полиция — оголодавших, с запавшими глазами и блаженной улыбкой на физиономии.

Я если бегала, то всегда с Январем Карром. И уже не один раз. Однажды мы провели ночь за рекой в Нортоне. Устроились на ночь в картонных коробках на задворках ресторана и поужинали холодной пиццей из мусорного мешка. Другой раз мы пошли прямо по берегу к далеким пустошам и спали на вереске под звездным небом. Видели падающие звезды и говорили о том, что у Вселенной нет ни конца ни края. Прикидывали, что ведь можем бродить так годы, два странника, свободных, как звери и птицы, держаться подальше от городов, пить из реки, питаться кроликами и ягодами.

И непонятно, кто нам помешает, шептали мы друг другу. Непонятно кто. Утром проснулись — лица нам лижет полицейская собака, а участковый стоит рядом, руки в боки, и качает головой.

— Пошли, — говорит. — Пошли, олухи мелкие.

Мы ударялись в бега разными способами, чаще всего просто пешком. Но бывало, что и автостопом. Или на автобусах и поездах. Или угоняешь машину и едешь, пока бензин не кончится. А тут Январю пришла совершенно новая идея. Никто еще не убегал из «Белых врат» на плоту. Такое мог выдумать только ненормальный Январь!

В одно прекрасное утро он постучался ко мне. Стоит скрючившись в дверях, ухмыляется.

— На плоту? — переспрашиваю.

— Ну да. Поплывем по течению, сделаем всему этому ручкой.

Я рассмеялась. Представляю: глубокая темная вода, быстрое течение, опасность…

— Обалдел, — говорю.

А он сам не свой от восторга.

— Да классная мысль! Я стащил на заброшенном складе пару дверей. Приколотил их к доскам. — Хихикнул. — И даже проолифил эту фигню!

— Обалдел, — повторяю. — Он пойдет ко дну. Мы утонем.

— Утонем! И где же твоя тяга к приключениям?

Я вздохнула. Так и чувствую: темная вода уносит меня в свои глубины.

— Ты только представь! — шепчет Январь. — Только ты да я, плот и река! Воля, Эрин! Свобода!

Я представила: лунный свет, берег, мерцающий огнями, вода течет сквозь пальцы.

— Здорово! — шепчу. — Здорово!

— Ага! — откликнулся он. — Ты только представь!

Тут Морин как заорет с нижнего этажа:

— Январь! Январь Карр! Надеюсь, ты там не у Эрин в комнате разговариваешь?

Он тихо распрямился:

— Ты да я, плывем к свободе! Ты только представь, Эрин!

Подмигнул мне и вышел на цыпочках.

После этого много недель, куда бы я ни шла, под ногами у меня струилась река, покачивался плот. В снах тоже. Я знала: если что, я с ним.

 

3

В ту пятницу у нас снова была групповая беседа. Морин надела зеленое шелковое платье и белые туфли, рукой щеку подперла и смотрит на нас этак ласково. Жирный Кев и Тощий Стью расхаживают за нашими спинами. Я как взгляд Яна поймаю, он ухмыляется.

Морин гнала обычную пургу: что у нас тут надежно и безопасно, что все мы любим друг друга и можем без опаски говорить о самом сокровенном — все останется между нами.

— Мы хотим, чтобы вы ничего не боялись, — говорит. — Мы хотим залечить ваши раны и избыть ваши тревоги.

Потом она занялась с нами визуализацией. Мы должны были представить, что находимся в теплом темном месте, плывем в теплой темной воде. Душа и тело в полном покое. Ни будущего, ни прошлого, ни тревог. А мне все воображалась ледяная вода с быстрым течением. Светит луна, плот крутится и качается. Свобода. Свобода. Я открыла глаза, улыбнулась Яну и поняла: он видит ту же реку и лунный свет. Тут Морин говорит: а теперь все вернулись обратно. И поехала про беды, про утраты, про несчастья. А я все смотрю на других. На Макси Росса — он жует пальцы и надеется на одно: что сегодня Морин начнет не с него. На Фингерс Уайет, на ее чудные зеленые глаза, на шрамы от ожога у нее на шее. На Уилсона Кэйрнса — он такой жирный, что ляжки свисают со стула; сидит неподвижно, уставившись в стену. Уилсон. Один из немногих, кто никогда не пытался сбежать. Такому жиртресту и ходить-то нелегко, не то что бегать. Он прибыл сюда с тощим чемоданчиком, мешком глины и инструментами для лепки. Рассказывали, что у родителей он чуть не погиб. Для него «Белые врата» стали надежным убежищем, где он мог мечтать, лепить и придумывать собственный волшебный мир. Морин давно оставила попытки разговорить его на групповых беседах. Он носил очки с толстыми стеклами, из-за которых глаза казались огромными. В разговоры, даже и с нами, вступал редко. Но молчал он не от застенчивости или страха. Укрывшись за толстыми очками, за слоем жира, Уилсон бродил по какой-то бескрайней стране, созданной его фантазией, а его пухлые пальцы творили чудеса. Если он открывал рот, то лишь для того, чтобы рассказать нам про свои удивительные приключения, помочь нам увидеть чудо. Смотрю на застенчивого Мыша и на Января — этот развалился на стуле, жует жвачку и громко вздыхает: как мне, мол, это все надоело. Гляжу на них на всех и думаю о том, как хорошо нам бывало вместе: как мы перешептывались по ночам у кого-нибудь в комнате, жуя ворованные сладости, куря ворованные сигареты и потягивая ворованный херес; как носились по заброшенным складам у реки; как сидели в сумерках в бетонном палисаднике, поверяя друг другу настоящие секреты, обсуждая настоящие мечты. До чего непохожи на себя мы делались, когда нас вот так собирали в кружок! Морин, ясное дело, ничего не знала о нас. Вообще ничего.

— Ты какой-то заполошный сегодня, Шон, — говорит.

Шон — настоящее имя Мыша. Он подскочил, как испуганная кошка. Покраснел, на глазах выступили слезы.

— Что тебя беспокоит? Не поделишься с нами?

— Н-ничего, — говорит. — В-все в порядке.

Она наклонилась вперед, улыбается:

— Шон. Мы знаем о твоих проблемах. Давай расскажи Морин и товарищам, в чем дело. Опять папа, да?

Бедняга Мыш. Наивный — аж жуть. Я сто раз ему говорила: Да наври ты ей, Мыш! Придумай что-нибудь. Что угодно. Любая лажа сойдет. Но он каждый раз попадался на удочку — и вот снова, дрожа и всхлипывая, показывает татуировку на предплечье, и Морин, воркуя, вытягивает из бедолаги его историю, а Жирный Кев стоит у него за спиной, почесывая толстый живот.

— Отвяжитесь от него, — говорю.

— Что, прости? — переспрашивает Морин.

— Она сказала: «Отвяжитесь от него». — Тощий Стью вырос у меня за спиной.

Морин кивнула и поцокала языком. Ей даже удалось растянуть губы в улыбке.

— Эрин, ты, похоже, сегодня в дурном настроении?

— Нет. Просто отвяжитесь — и всё.

Я поглядела в широкое окно. Солнце светит вовсю. Река поблескивает за кирпичными домиками и панельными многоэтажками. Под руками вдруг заскользили проолифленные доски плота. Я ощутила на языке кисловатый вкус речной воды. Морин пялится на меня — глаз не отводит:

— У тебя такой отсутствующий взгляд, Эрин! Расскажи нам, где ты.

— Нигде.

Цокает языком.

— Как обидно, что ты не хочешь мне помочь, Эрин!

— Правда?

— Мы стараемся для вашей же пользы!

Я пожала плечами. Холодный речной ветер доносил запах моря. Я закрыла глаза. Свобода. Свобода.

— Вы должны понимать, — донесся до меня голос Морин. — Такие дети, как вы…

— Что вы имеете в виду? — спросила я. — Что значит «такие дети, как вы»?

Я открыла глаза. Она смотрит на меня печальными глазами. Потом вздыхает:

— Ты все прекрасно понимаешь, Эрин. Дети, которым нелегко живется. Дети, лишенные того, что другие в их возрасте считают само собой разумеющимся. Дети, которым придется всю жизнь бороться за место под солнцем. Дети, которые, хотя сами они ни в чем не виноваты…

Она промокнула губы носовым платком и дальше — полушепотом:

— Мне неприятно об этом говорить, но к таким детям мир всегда особенно суров.

Я чувствовала, как качается плот у меня под ногами.

— Поглядите на нас! — говорю. — С нами все в порядке. Мы можем добиться всего, чего захотим. Всего.

Морин улыбнулась. На лице ее ясно читалось: ребенок с трудной судьбой, дичок, воображает, что может всего добиться, но ничего ей не светит. Ничего. Как ее непутевой мамаше.

— Мы хотим, чтоб вы были счастливы.

Я ощутила брызги речной воды на лице.

— Я и так счастлива, — бормочу.

— Что?

— Она говорит, что счастлива, — сказал Тощий Стью.

Морин поджала губы и уставилась на меня. В ее глазах читалось: С чего тебе быть счастливой? С чего?

А потом безнадежно махнула рукой:

— Занятие окончено. Надеюсь, завтра мы будем в более подходящем настроении.

Мы гуськом потянулись к выходу. Морин удержала меня за локоть:

— Эрин!

— Да?

— Почему ты вечно все делаешь мне наперекор? Что с тобой не так?

Я поцокала языком.

— Что с вами не так, хотите сказать?

Она поджала губы:

— Ты иногда так жестока! Я прямо не знаю, как с тобой разговаривать.

— Жестока?

— Ты намеренно причиняешь боль!

— Боль?

Смотрит, глаз не отводит. В них слезы блестят.

— Да, боль! А ведь ты такая способная, умная девочка! Мне всегда казалось, что из всех здешних детей ты…

— Я — что?

Качает головой. Глаза в пол.

— Именно ты могла бы мне помочь. Мне кажется, ты могла бы помочь мне помочь остальным.

Ну что ты будешь делать! С самого моего появления в «Белых вратах» между нами возникло что-то необъяснимое: мы страшно друг друга злим. Я отвернулась.

— Мне всегда казалось… — шепчет.

— Что?

— Если б у меня была дочка…

Стою жду.

— Что? — спрашиваю.

— Она была бы похожа на тебя, Эрин.

Я как развернусь, как зыркну на нее в упор:

— Да в этом-то все и дело! Если бы у вас была дочка, вы бы о ней заботились, не то что моя мама! Если бы у вас была дочка, она бы ни за что не оказалась в «Белых вратах»! Если б у вас была дочка, вы бы не сбились с пути, не ушли из дома и не умерли, как умер-да моя мама! Ну, скажите это вслух, чего молчать-то? Вы были бы в сто раз лучше, чем моя мама!

Я выбежала из комнаты. Отыскала в игровой Января.

— Сегодня вечером, — шепчу.

Он осклабился — настоящий дьявол:

— Сегодня вечером.

 

4

Я поднялась к себе и стала укладывать вещи. Достала из-под кровати рюкзачок. Запихала туда одежду и провизию, которую специально припасла на такой случай: несколько банок кока-колы, чипсы, пачку печенья. Упаковала складной нож и карманный фонарик, купленные во время последнего побега. Положила мыло, шампунь, полотенчико. Сосчитала деньги: три фунта двадцать семь пенсов. Достала из глубины ящика картонную коробку с сокровищами.

Развязала ленту, приподняла крышку. Вытащила прядь маминых волос, ее сережку-попугайчика, помятую фотографию, где мы стоим вдвоем перед нашим домиком, снимок из больницы, где я расту у нее в животе, ее помаду, ее лак для ногтей, ее последний флакончик духов. Разложила все это на подушке. Легонько провела по губам ее помадой «Луч заката». Мазнула мизинец ее лаком для ногтей «Черный тюльпан». Осторожно капнула на палец ее духами «Темный бархат» и провела пальцем по шее. Прилегла на кровать. В открытое окно задувал ветерок. Я закрыла глаза и прошептала:

— Мама! Мама!

Ответа не было.

Я глубоко вдохнула, втягивая в себя ее запах.

— Мама!

Лежу вспоминаю домишко, где мы так чудесно жили. Вспоминаю, как она смеялась, как мы играли. Вспоминаю, с каким вызовом ее глаза смотрели на мир и с какой нежностью — на меня. Она видела в жизни столько горя, но всегда говорила: не важно, что было в прошлом и что будет потом. Наша жизнь вдвоем в Сент-Габриэле навек останется для нее раем.

— Мама! — шепчу. — Мама! Мама!

Лежу перебираю все ее истории. Про то, как она встретила моего отца. Она была ненамного старше, чем я сейчас. Он был матросом с иностранного траулера, зашедшего в порт переждать шторм. Наплел ей с три короба: про морские приключения, про любовь на всю жизнь… Они провели ночь в дешевой гостинице недалеко от причала. Наутро она проснулась одна. Увидела в окно, как их судно уходит в море. Она говорила, что уже тогда, стоя у окна, почувствовала, что в ней трепещет и бьется новая жизнь — я.

— Мама! — шепчу. — Мама!

Вдохнула поглубже. Открыла глаза. Посмотрела на снимок из больницы, где я расту у нее в животе. Я — крошечное существо, плаваю у нее внутри, дрыгаю ручками и ножками. Нас соединял особый канатик. Ее еда была моей едой, ее кровь — моей кровью. Вспомнила ее рассказы о том, как она готовилась к моему рождению, как покупала кроватку в лавке Армии спасения, наклеивала картинки с ангелами и феями на стены нашей будущей спальни, как я росла у нее внутри и в ней крепло радостное ожидание, предчувствие рая. Она ходила, нежно придерживая живот. Она шептала мое имя: Эрин, Эрин! Уже тогда она пела мне песни и рассказывала, как чудесно мы заживем, когда я появлюсь на свет и нас станет в этом мире двое.

— Мама! — шепчу. — Мама!

Вижу как живые ее сияющие зеленые глаза, рыжие волосы, огненным венчиком обрамляющие прекрасное лицо. Вижу, как пляшут ее сережки-попугайчики. Вижу яркую помаду на губах, ногти, покрытые темным блестящим лаком. Представляю ее прикосновение, ее голос. Помню, как тогда в Сент-Габриэле мы с ней жили как подружки, а не как мать и дочь. Как нам было хорошо! Нам никто больше не был нужен. Но иногда мы говорили о том, что будет, если она встретит хорошего человека. Говорили о других детях, которые, может, еще появятся, о моих братьях и сестрах. Ты бы хотела братика или сестричку? — спрашивала она. И я отвечала: Да! Очень! Они порой снились мне, эти братья и сестры, маленькие, хорошенькие, лучащиеся счастьем.

— Мама! Мама!

Вспоминаю ее в больнице. Мне было десять лет, всего десять. Ей вводили все больше морфия, чтобы облегчить боль. Она то уплывала из реальности, то снова возвращалась. Помню, как она склонилась ко мне с постели и взяла в ладони мое лицо. Прошептала, что ничего не может поделать. Ее как будто уносит вода. Не плачь, сказала она мне. Я всегда буду с тобой. Всегда. Я держала ее за руку, и рука становилась все холоднее и холоднее.

— Мама! Мама!

И наконец она пришла и позвала шепотом:

— Эрин. Эрин.

Я почувствовала на плече ее руку, на щеке ее дыхание. Угадала по голосу, что она улыбается. Ее рука легла мне на плечо. Она обняла меня, как в детстве. Я прижалась к ней.

— Я тебя люблю, — прошептала я.

— Я знаю. И я тебя люблю, Эрин. Я всегда буду тебя любить. Всегда.

— Мы с Январем решили уплыть на плоту.

Она рассмеялась:

— Я знаю.

— И ты с нами?

— Я всегда буду с тобой, Эрин.

Сколько-то времени мы пролежали так в обнимку. Я была не в «Белых вратах», а в нашем садике перед домом на выезде из Сент-Габриэля. Садик пестрел цветами, у забора поспевал крыжовник. От реки доносились пронзительные крики чаек. Я вцепилась в мамину руку. Она тихонько запела мне в ухо «Бобби Шафто». Положила в ладонь мятную конфету. Потом коснулась губами моего лба, и вот мы уже снова в «Белых вратах», в моей комнате. Полежали еще немного. Я знала, что она скоро уйдет. Мне виделись река, плот, быстрое течение. Вернусь ли я назад?

Мы улыбнулись, заметив птицу. Она присела на подоконник, заглянула внутрь и наклонила головку, разглядывая нас. Потом залетела в комнату. Быстрокрылая темная птичка, вроде воробушка. Она запорхала над нашими головами. Сделала несколько кругов под потолком.

— Птичка! — говорю. — Смотри, птичка!

Мы рассмеялись.

Потом птичка вернулась на подоконник, глянула на нас, вылетела наружу и взмыла в небо высоко над домами.

Я села в кровати, слежу за ней.

Мы снова рассмеялись.

— Вот смешная! — говорю.

— Это птица жизни, — откликнулась мама.

— Птица жизни?

— Мы приходим в этот мир из темноты. Мы не знаем, где мы были раньше. Мы не знаем, куда уйдем потом. Но пока мы здесь, мы можем расправить крылья и лететь — главное, не бояться.

Я задумалась над ее словами.

— Понимаешь? — спрашивает.

— Кажется, да.

Она улыбнулась. Лежим молча, только иногда она шепчет мое имя.

— Она еще прилетит? — спрашиваю.

— Кто знает? Может, и прилетит, раз уж нашла сюда дорогу.

Мы прислушались к детским голосам за стеной.

— Иди, Эрин. Пора. Январь тебя ждет.

— Ты будешь со мной?

— Я буду с тобой. Иди. Не оставайся со мной в темноте. Расправь крылья. Лети отсюда.

И она исчезла. С нижнего этажа доносилось бормотание телевизора, с верхнего — чьи-то рыдания. Я сложила свои сокровища обратно в коробку. Завязала ленту. Сунула коробку в рюкзак, глубоко вдохнула и пошла вниз, к Январю.

 

5

Увидела его — и расхохоталась. На нем был его особый костюм для побегов: черные джинсы и черная флисовая куртка, черные с красным кроссовки и черная трикотажная шапка. Он играл в бильярд с Волосатиком Смартом. В углу стоял его рюкзак. Он подмигнул мне, отправил последний шар в лузу и сказал Волосатику, что ему пора. Трудно было не догадаться, что происходит. Волосатик осклабился и подмигнул. Фингерс подошла ко мне и тихо спросила:

— Вы ведь вернетесь, правда? Правда?

Мы обнялись.

— Конечно, — ответила я. — Далеко мы все равно не уйдем, нас поймают и вернут обратно.

Я улыбнулась, хотя меня грызли сомнения. Как нас вернут со дна реки или моря?

Уилсон Кэйрнс сидел лицом к стене за отдельным столиком и, как всегда, лепил из глины. Лепил он постоянно. Как одержимый. Морин говорила, что это ему полезно: так он воссоздает что-то из своего утраченного детства. Перед ним лежал большущий ком глины, рядом стояла миска с водой. Руки перепачканы, стол тоже. Он вылепил нескольких глиняных человечков. Одного поднес к лицу и подул на него. Потом повел его по столу. Я коснулась плеча Уилсона и сказала:

— Пока, мы ненадолго!

— Может быть, — откликнулся он.

И ведь не шелохнется, только ведет по столу свою глиняную фигурку.

— Чего? — переспрашиваю.

Смотрит на фигурку через толстые очки. Хоть бы моргнул.

— Может быть, — шепчет.

Отпустил человечка, и тот остался стоять.

Таращится на него.

— Видела, как он шевелится? — шепчет.

Я тоже вытаращилась:

— Нет.

Он поднял на меня глаза — будто сквозь меня видно что-то очень интересное.

— Надо смотреть очень внимательно. А то ничего не увидишь.

— Хорошо, — говорю. — Буду внимательно.

И собралась было уходить.

— Я слышал, что ты сказала.

— Что?

— Твои слова. Ты сказала, что мы можем добиться всего, чего захотим.

— Да.

— Я знаю. Я тоже это знаю. Мы можем добиться всего, чего захотим.

Его глаза стали другими. Сосредоточились на мне. Это было совсем не похоже на Уилсона: он никогда нас не разглядывал, никогда так с нами не говорил. Он провел пальцем по глиняной фигурке.

— Чего захотим, — говорит. — Даже я. Хотя вечно сижу лицом к стене и вожусь с водой и глиной. Я могу добиться всего, чего захочу.

Я снова коснулась его плеча:

— Да. Я знаю.

— Даже я. Даже я, Уилсон Кэйрнс. Жирный урод Уилсон Кэйрнс.

Я улыбнулась.

— Ты совсем не урод, Уилсон, — говорю.

— Ты вернешься.

— Да.

— Я буду ждать тебя, Эрин Ло. Буду думать о тебе.

Затаил дыхание.

— Видела? — шепчет.

— Что?

Он приподнял фигурку. Оглядел, подул на нее. Правда ли я видела, что она шевельнулась? Что глиняная рука потянулась ко мне, как живая? Что фигурка подалась вперед, словно вырываясь из рук хозяина? Или на нее просто так свет упал, а пальцы Уилсона дрогнули? Или мне просто очень хотелось увидеть?

— Не знаю, — говорю.

Он внимательно посмотрел на меня сквозь толстые мутные стекла:

— Ты точно увидишь. Я буду ждать твоего возвращения. Уйти-то легко. Весь фокус в том, чтоб вернуться.

Я коснулась его головы. Наклонилась к нему, улыбнулась:

— До скорой встречи, милый Уилсон Кэйрнс!

— Смотри внимательнее! — прошептал он.

— Да. Буду смотреть.

— Отлично. Возвращайся — и тогда увидишь.

Я подошла к Январю. В дверях возник Жирный Кев:

— Надеюсь, вы там ничего не затеяли?

— Вот еще! — говорю.

— Вот еще! — повторяет Ян.

Кев покачал головой и потер нос кулаком. Потом пожал плечами. Ему глубоко наплевать, что там у нас происходит, лишь бы не бегать потом за нами туда-сюда, да зарплата бы шла исправно, плюс ежедневно бесплатный обед с добавкой. Я посмотрела на него и рассмеялась, вспомнив, как он втискивает за стол свой большущий живот и сопит, заглатывая еду. Он в ответ уставился на меня своими свиными глазками.

— Барышня, — говорит.

Я вспомнила, как он ведет себя с теми, кто его боится, как наклоняется к самому лицу и шипит, что вправит им мозги, таким невежам невоспитанным.

— Свинья! — бормочу.

— Что ты сказала?

— Ничего.

Он отвернулся, пробурчал какую-то гадость на мой счет и вышел из игровой.

— Свинья! — выдохнула я. — Свинья, свинья, свинья!

Я поцеловала Макси Росса, и мы с Яном тронулись в путь. Тощий Стью стоял снаружи, привалившись к стене, пряча в кулаке сигарету. Рубашка у него была расстегнута, послеполуденное солнце освещало торчащие ребра. Он откинул со лба сальные волосы.

— Вы чего?

— Да ничего, хотим пикничок устроить, — отозвался Январь.

— К ужину вернемся, Стью, — пообещала я.

Стью стряхнул пепел. Показал пальцем на небо:

— Видали?

— Что? — спросил Январь.

Стью рассмеялся сухим дребезжащим смехом:

— Летающую свинью, сынок!

Затянулся снова.

— Ладно, до ужина!

Мы подошли к железным воротам. Когда мы проходили через железные ворота, я обернулась. Хотелось увидеть в окне Морин. Чтобы она смотрела нам вслед и плакала. Но там был только Уилсон. Он прижался носом к окну игровой и сквозь толстые очки смотрел на нас — или сквозь нас, на что-то далекое. Солнце скатывалось за крыши. Мы топали между домов. Вот и улица над рекой, где я жила с мамой. Мы прошли мимо нашего дома. Сад совсем зарос. Входная дверь вся искорябана — собака скреблась или еще что. Изнутри доносится музыка. Я отвела глаза, и мы зашагали быстрее. За рекой шумел город. Мосты сверкали на солнце. Поблескивала вода. Мы вышли из Сент-Габриэля на огромный пустырь, где склады и жилые дома давно снесли.

Январь вскинул кулаки и замахал ими. Я топнула ногой, подняв вихрь пыли.

— Свобода! — орем оба. — Свобода!

Мы наперегонки понеслись вниз к реке. И тут раз дался голос Мыша Галлейна:

— Эрин! Январь! Вы чего? Вы куда?

 

6

Сидит на старом поребрике, копается в грязи сплющенной ложкой.

Январь чертыхнулся:

— Его тут не хватало! Пошли, не обращай внимания!

Мыш как подскочит:

— Эрин! Январь!

И бегом к нам. Руки перепачканы, лицо все забрызгано грязью. Пискля сидит, вцепившись, на плече.

— Смотри, что я нашел, Эрин!

Синий пластмассовый динозаврик.

— А еще вот что! — говорит.

Достает из кармана игрушечную машинку. Без колес, внутри все забито присохшей грязью, краска облезла.

— И деньги! — Так и расплылся, показывает пятипенсовую монету.

— Здорово! — говорю. — Отличные находки, Мыш!

Он вечно копается в земле, выискивая что-то. Его комната забита вымытыми, вычищенными, аккуратно разложенными по полкам и по полу находками. Говорит, что земля полна всяких древних вещей и что однажды он выкопает из холодной темной почвы что-нибудь действительно ценное, настоящий клад.

Январь снова чертыхнулся.

— Пошли! — говорит.

— Возьмите меня с собой! — говорит Мыш. — Вы сбежать решили, я знаю.

— Мы не можем, — говорю.

— Ну пожалуйста, Эрин!

— Это опасно. Мы собираемся плыть по реке. Можем утонуть, на фиг.

— Ну пожалуйста, Эрин!

Январь потянул меня за локоть и еще раз чертыхнулся.

— Отвяжись! — зашипел он на Мыша. — Эрин, пошли!

Мы повернулись и зашагали дальше. Мыш упорно шел за нами. Мы перебирались через огромные завалы щебня — все, что осталось от складов и мастерских. Переступали через пятна почерневшей земли и золу — дети жгли здесь костры. Под ногами было сплошное запустение, рытвины и ямы. Вороны копошились в кучах мусора. Дорогу нам перебежала крыса. Кое-где нас встречала колючая проволока и надпись «Вход воспрещен». Мы перелезали через заграждения и двигали себе дальше.

— Сюда, — командовал Ян. — А теперь сюда.

Мы шли быстрым шагом, размахивая руками. Мыш почти сразу отстал. Мы подбирали обломки кирпичей и цемента, подбрасывали в воздух и слушали, как они с грохотом разбиваются о землю. Солнце скатилось еще ниже. Дальние пустоши темным контуром обозначились на горизонте. До нас доносился шум реки — до нее оставалось метров сто, не больше. Река билась и плескалась о заброшенные причалы. Мерцала в лучах заката. Блестела, как чеканный металл, а неспешные длинные волны катились в сторону далекого моря.

Наконец Ян произнес:

— Здесь.

Скрючился у кучи битого кирпича и щепы. Начал раскидывать ее.

— Давай!

Я подключилась к делу.

— Вот он, — прошептал Ян.

На поверхности показался угол двери, угол плота. Январь засмеялся:

— Ну, покажись, красавец мой!

Копаем. Откидываем мусор в сторону. Потом приподняли плот за угол и наклонили, чтобы остальной мусор просто свалился. Наконец мы вытащили плот на поверхность и с грохотом уронили на землю.

Январь как рассмеется от радости. Стал руками сметать песок с досок.

— Красавец, правда, Эрин?

Плот был сделан из трех дверей, приколоченных к раме. На дверях облупившимися золотыми буквами было написано:

Через весь плот шла красная надпись рукой Яна:

— Красавец, правда?

— Да. — Я отвернулась к темнеющей в сумерках воде. — Красавец!

 

7

К одному углу плота был привязан швартовый канат. Еще имелись два весла, выпиленные из дверных рам. Мы закинули весла на плечи. Поволокли плот по разбитой мостовой. Откуда-то из развалин появились дети. Стоят на кучах мусора и смотрят. Плот скрипит и трещит. Солнце садится. Я слышу стук своего сердца. Мы вышли к причалам и посмотрели вниз, на маслянистую грязную воду.

— Мамочки! — говорю.

Январь ухмыльнулся:

— Страшно?

— Не то слово. Жутко!

Он рассмеялся:

— Мы сейчас спустим его, а потом прыгнем. И поплывем. Все просто.

— А если он пойдет ко дну?

— Ты умеешь плавать?

— Да.

— Ну вот.

— Ну ты даешь, Январь!

В его глазах замелькали дьявольские огоньки.

— Ну ты даешь, Эрин!

Засмеялся. Пнул плот ногой.

— Сама смотри. Надежный, как скала. Ни за что не потонет.

А я стою, и мне храбрости не набраться. Поглядела на реку, на поднимающийся вечерний туман.

— Может, пешком? — говорю.

— Пешком! И где же твоя тяга к приключениям? Мы придвинулись друг к другу. Он взглянул мне в глаза:

— Что мы теряем?

Жизнь, подумала я. И ответила:

— Ничего.

— У тебя есть я, а у меня — ты. Вместе точно управимся.

— Да.

— Ну вот.

Я набрала побольше воздуха и прошептала:

— Ладно.

И тут у нас за спинами вырос Мыш:

— Возьмите меня с собой!

— Иди домой! — сказал Январь.

Мыш засучил рукав и показал нам татуировку:

— Пожалуйста! — говорит.

Я посмотрела на Яна.

— Ну ты даешь, Эрин! — говорит он.

— Ты плавать умеешь? — спрашиваю.

Мыш покачал головой.

— Ну пожалуйста, Эрин! Пожалуйста!

— Что скажешь, Ян?

Он чертыхнулся. Сплюнул.

— Чтоб тебе провалиться! — шипит.

И как цапнет Мыша за воротник.

— Что у тебя с собой?

— С собой?

— Еда. Деньги. Одежда. Нож.

Мыш вытащил динозаврика, машинку, пятипенсовую монету. Достал из кармана помятую фотографию с футболистами в рабочих комбинезонах. В неплотно сжатом кулаке он держал Писклю.

— Пи! — говорит Пискля. — Пи-пи!

— Супер! — говорит Ян. — Как раз то, что может понадобиться в трудной ситуации!

И как пихнет Мыша:

— Катись домой! Еще успеешь послушать, как Кев рассказывает про привидения!

— Домой? — переспросил Мыш. — У меня нет дома. Я как вы. Я ниоткуда. Мне все равно куда. Пожалуйста!

— Утопнешь, — говорит Ян.

— А плевал я. Вот плевал — и всё. Пожалуйста. Пожалуйста.

Он снова вытащил пятипенсовую монетку:

— Я вам заплачу!

— Ты нам заплатишь! — расхохотался Январь.

— Держи! Ну возьми, пожалуйста! Это будет моя плата за проезд! Возьмите монетку — и меня!

Надвигались сумерки. Солнце превратилось в большой огненный шар, спускавшийся все ниже за болота.

Небо над городом заполыхало. Над рекой сгущался туман. А мы стоим на причале, думая каждый о своем.

— Места на плоту хватит, — говорю. — Три двери. И нас трое.

Тронула Января за локоть.

— Я буду за ним приглядывать.

— Ну ты даешь, Эрин! — откликнулся он.

Потом пожал плечами. Взял у Мыша пятипенсовую монетку, рассмеялся. Снова наклонился к плоту.

— Ладно, — говорит. — Двинули. Отдать швартов! Мы подтащили плот к краю причала. Он качнулся и опрокинулся в воду. Ян держал швартовый канат. Плот исчез под водой. Там и оставайся, подумала я. Не всплывай! Но он всплыл и закачался на поверхности. Ян ухмыльнулся и сжал мой локоть:

— Двинули!

И со смехом повернулся к Мышу:

— Двинули! Ты тоже! Отдать швартов!

 

8

Сказать, что это была самая страшная минута в моей жизни? Нет. Самым страшным было мгновение, когда мама навсегда закрыла глаза и оставила меня одну. Но голова у меня кружилась. Сердце колотилось как бешеное. Ноги дрожали. Когда я перешагнула через поребрик и полезла вниз по подгнившим столбам причала, я подумала, что карабкаюсь навстречу смерти. Мыш спускался следом. Это придавало мне сил. Он шептал:. «Давай, Эрин, давай!» Январь глядел на нас сверху, удерживая плот у причала за швартовый канат. Но все равно до него оставалось около метра.

— Прыгайте! — крикнул Январь. — Ну, прыгайте!

Мыш прыгнул первым. Приземлился плашмя в самую середку, замолотил ногами по воде. Расхохотался. Перевернулся.

— Давай, Эрин! — зовет.

— Мама! — прошептала я. — Мама, мама!

И прыгнула. Поскользнулась на олифе, на речной воде. Уселась в середке рядом с Мышем. Ян сбросил вниз весла. Потом с громким воплем рухнул прямо на нас. Плот накренился, крутанулся, течение подхватило его и понесло.

Мы уставились друг на друга. Ахаем, вопим от ужаса и восторга. Плот вынесло на середину реки. Закатное небо алело. Река казалась потоком расплавленного металла. Над нами выросли массивные своды моста. Пяти минут не прошло, как мы промокли до нитки. Цепляемся друг за друга. Течение стало быстрее и потащило нас в сгущающийся туман. Тут Январь как подпрыгнет. Задрал руки к небу.

— Ааааа! — вопит. — Свобода!

Плот качнулся, и Ян снова рухнул на нас.

В глазах — безумный восторг. Лицо пылает, как небо над нами.

— Свобода! — шепчет. — Свобода, Эрин!

 

9

Мы попадали на быстрины и в водовороты. Ветерок нагонял волны, и они захлестывали плот. Течение было неровным. Нас то выносило на середину реки, то снова прибивало к берегу. Мы пытались управлять плотом с помощью весел, но они оказались слишком хлипкими и не очень-то помогали. В какой-то момент нас понесло вверх по реке, и похоже было, что мы скорее очутимся у дальних пустошей, чем у дальнего моря. Но вскоре нас снова подхватило основное течение. Мы продрогли. Мы промокли до костей. Казалось, речная вода затекает в самые кости. Темнота все сгущалась, сгущалась. Город засиял огнями: зажглись яркие фонари перед пабами и ресторанами Нортонской набережной. Было видно, как там собираются люди в яркой и легкой одежде. Какие-то девушки стали тыкать в нас пальцами. Они танцевали джигу и пели «Бобби Шафто». Другие смотрели озабоченно — похоже, беспокоились за нас. Ян подпел девушкам.

— Отличная ночка для речной прогулки! — проорал он.

Девушки как завизжат. Река потащила нас к ним, потом снова вынесла на середину. Мы махали стоявшим на берегу, чтобы успокоить их — а заодно и самих себя.

— Черт подери! — твердил Ян.

— Черт подери! — отвечала я.

— Черт подери! — тихонько вторил Мыш.

Он крепко вцепился в меня и не отпускал. Зубы у него стучали, голос дрожал.

— Все будет в порядке! — повторял он. — Спорим, все будет в полном порядке!

И как разревется.

— Эрин! — орет от ужаса. — Эрин!

Плот понесло дальше. Похоже, мы попали в основное течение, и река уносила нас прочь от огней и голосов в страну тумана, в страну мрака. Появилась луна, белый шар: небо темнело, а он сиял все ярче. На темном фоне выступили звезды, сперва горстка, потом россыпь во весь небосклон. Мы плыли мимо темных городских окраин, вдоль полуразвалившихся набережных. Снова заброшенные склады, разрушенные причалы, огромные щиты, на которых изображалось, как все это будет выглядеть, когда тут начнется снос старого, строительство и благоустройство. Там, где ничего, — черные провалы. Река воняла нефтью и тухлятиной. Еще пахло солью и водорослями. Мы проплыли мимо ручья под названием Озборн; там, где он вливался в реку, плот снова попал в водоворот. Туман сперва был редким — мы видели сквозь него луну и звезды. Потом он сгустился, стал плотнее. Вскоре на всем свете остались только мы, плот, маслянистая вода и туман. Наши голоса звучали глухо и отдавались эхом. Мы таращились друг на друга, цеплялись друг за друга, смертельно боясь, что кто-то из нас пропадет, что мы все пропадем, что наше путешествие окажется дорогой смерти. Бормотали обрывки молитв, звали на помощь, забыли про весла и неслись по течению, качаясь, кренясь, кружась в водоворотах. А потом движение вдруг замедлилось, плот дернулся, накренился, и мы остановились. Слышался только тихий плеск воды, тихое поскрипывание дверей у нас под ногами. Наше испуганное дыхание. Вокруг — гробовая тишина.

 

Часть вторая

Черная грязь

 

1

Ил. Черный, вязкий, маслянистый, зловонный ил. Январь первым набрался храбрости перегнуться с плота. Опустил руку в то, что должно было быть водой. А там — только ил, сплошной черный ил. Он сочился и капал сквозь пальцы. Плот медленно оседал, ил просачивался на поверхность, на одежду, на кожу. Проникал в зазоры между дверями. Я достала карманный фонарик, включила его, увидела, как двери постепенно скрываются под илом, как исчезают золотые и красные буквы, как ил поднимается все выше, как нас засасывает в жидкую грязь.

— Вот черт, — бормотали мы, — вот черт.

Сбились в кучку, цепляемся друг за друга. Ил скрыл подошвы, пятки, колени.

— Черная Грязь, — говорит Январь.

— Что?

— Черная Грязь. Да чтоб его, нас занесло в Черную Грязь!

Я посветила фонариком ему в глаза.

— Вылезать надо, — говорит. — Не то засосет.

Мы перегнулись через борт и попытались столкнуть плот с мели. Но он только осел еще глубже.

— Вот черт! — бормочу.

Посветила фонариком. Позади вода, впереди Черная Грязь и непроглядный туман.

— Там дальше суша, — сказал Январь.

Мы потыкали веслами, куда могли дотянуться, — где там эта суша? Но кругом один ил. Черный, мокрый, страшный ил. Мы уставились друг на друга, всхлипываем от страха.

— Эрин, кто-то должен сойти с плота. Взять канат и выбраться на сушу.

Таращимся друг другу в глаза.

— Давайте я, — говорит Мыш.

Я шепчу, не оборачиваясь:

— Ты даже плавать не умеешь.

— Ты легче меня, — говорит Январь.

— Я знаю.

Зажала фонарик в зубах. Взяла в руку конец каната. Соскользнула с плота. Вытянула руки и ноги. Поползла вперед. Главное — не останавливаться. Я чувствовала: стоит остановиться хоть на мгновение — и Черная Грязь засосет. Ползу и шепчу: «Мама!» Она молчит. Мыш и Ян окликают меня с плота. А у меня слова не идут. Кряхчу, подвываю, поскуливаю. Ползу вперед. Никакой суши, вообще никакой. Туман и мрак проникли внутрь. Я закричала. Потом просто остановилась. Сказала себе: «Вот зачем ты пошла на этот плот. Чтобы уплыть по реке вслед за мамой. Она ждет тебя в глубине Черной Грязи». Не трепыхаюсь — пусть засасывает.

Ил стал собираться вокруг. Думаю: насколько станет легче, если перестать бороться, просто погрузиться в топь, пусть утягивает вглубь, к маме, пусть ил забивает мне рот, глаза, уши, пусть заполняет все вокруг, обволакивает с ног до головы.

И тут слышу ее зов: Эрин! Эрин! Чувствую, как ее руки поддерживают меня, не дают утонуть. Эрин, шепчет, только не останавливайся! Не сдавайся! Она помогла мне высвободиться из ила. Подхватила меня, и я двинулась дальше. Тянусь вперед, ползу, оскальзываюсь. И вот под ногами оказалась почва потверже. Я выбралась на нее. Стою на коленях и плачу — слова не сказать. Мальчишки всё окликают. Страх в голосе. Я дернула за канат. Он натянулся.

— Все в порядке! — кричу. — Со мной все в порядке.

Сказала, чтобы они двигали ко мне вдоль каната. И они тоже поползли сквозь топь и тьму и в конце концов оказались рядом со мной. Мы посветили друг на друга фонариками. Черные блестящие дрожащие существа, вроде тех, что образовались из воды, глины и мрака миллион миллионов лет назад. Мы вцепились друг в друга. Так и стояли целую вечность, пока страх не отпустил и мы не разжали объятия. Январь сплюнул и выругался:

— Чертов плот! Теперь мне еще его вытаскивать. — Зыркнул на нас. — Не для того я его строил, чтобы потерять в первом же плавании. Не для того, чтобы он застрял насовсем в этой треклятой Черной Грязи.

Мы давай тянуть канат. Пыхтим, ругаемся. Наконец медленно-медленно плот удалось вытащить на сушу. Мы в полном изнеможении повалились на землю.

И тут я почувствовала ее руку у себя на плече. Услышала ее голос. Обернулась и впервые увидела ее лицо, ее светлые вдумчивые глаза, неотрывно глядевшие в мои.

— Ты сестра ли мне? — спрашивает. — Они братья ли мне?

 

2

Между пальцами у нее были перепонки. Лицо бледное, как луна. Глаза круглые, как луна, водянисто-голубые. Голос высокий, легкий, полный тоски.

— Сестра ли? Братья ли?

Мыш как вскрикнет. Январь схватился за нож. Мы отшатнулись. Снова провалились в черный ил. Она протянула к нам руки:

— Не уходи обратно в Черноты, сестра утраченная, утраченные братья мои!

Мы почувствовали, что трясина засасывает нас.

А она заплакала:

— Не уходи!

— Ох, черт, — всхлипывает Мыш. — Ох, черт! Черт! Я выкарабкалась обратно на сушу. Мыш и Январь тоже выкарабкались. Мы с Январем направили на нее фонарики.

— Вы идете за мной следом! — говорит.

Снова тронула меня за локоть перепончатой ладонью. Вздохнула.

— Как имя твое? — говорит.

— Эрин.

— Ах. Самое имя для сестрички.

И прямо засияла от восторга.

— А уж сколько я вас ждала, Эрин. Теперь пойдемте со мной к Дедуле. Я ему сказала, что видела вас. Теперь надо ему показаться.

Мы ни с места. Туман струится в лучах карманного фонарика.

— Он ждет, — говорит.

— Кто? — переспросил Январь.

— Дедуля. Мой Дедуля. Гляди.

Она обернулась, и туман чуть рассеялся. Лучи фонарика озарили мужскую фигуру у нее за спиной. Высокую и черную, как ночь и ил. Одетую в шорты и тяжелые ботинки. В одной руке ведро, в другой — огромная лопата.

— Они вот, Дедуля! Разве не говорила я тебе? Вот сокровища мои идут из черной Черной Грязи.

Его глаза блеснули в темноте. Он откашлялся и сплюнул:

— Сбрось их обратно в текучую воду, деточка!

— Ну, Дедуля!

Он шагнул к нам, на ходу подымая лопату:

— Давай я закопаю их обратно в ил!

— Ну, Дедуля!

Он остановился и посмотрел на нее.

— Они тебе никто, — говорит.

— Дедуля, вдруг правда сокровища мои наконец появились.

Он собрал пятерней ил с лица и бросил за спину, в трясину. Туман снова сгустился.

— Веди их ко мне, — говорит. — Там посмотрим.

Мы слышали, как он повернулся и как захлюпала грязь под его ботинками.

— Я приведу их к тебе, Дедуля! — говорит. — Ты иди почистись, а я приведу их к тебе.

Протягивает к нам руки:

— Пойдем!

Мы ни с места.

— Там тепло, уютно, там еда!

— Он убьет нас, на фиг, — говорит Ян.

— Нет! Он будет любить и охранять вас, как любит и охраняет Небоглазку.

— Это ты — Небоглазка? — спрашиваю.

— Я — Небоглазка, сестра моя!

Она просияла улыбкой.

— Надо идти со мной, — говорит. — Эта Грязь — опасность. Надо уходить, пока не пришла текучая вода и не смыла вас.

Я посмотрела на Января, на Мыша. Делать нечего.

— Пойдем, пойдем! — пела она.

Повела нас по суше. Плот мы тащили за собой. Привязали его к древнему швартовочному кольцу и поднялись за Небоглазкой по остаткам лестницы к остаткам причала. Карабкаясь за ней, я увидела, что между пальцами ног у нее тоже перепонки. Наверху она протянула руку каждому из нас, помогая подняться. Попыталась коснуться наших лиц. Мы все как отшатнемся. А она только улыбается:

— Не бойтесь, сестра моя, братья мои! Здесь нечего бояться!

Опять потянулась к Январю и Мышу.

— А ты кто будешь? А ты кто?

— Это Январь Карр, — говорю. — Это Мыш Галлейн. А я — Эрин Ло.

— Чудные, до чего же вы чудные! — выпевает. — Идите! Идите следом за Небоглазкой!

 

3

Ступив на причал, мы выбрались из тумана. Заброшенные склады, полуразрушенные стены, темные проулки. Голые стропила и провалившиеся крыши на фоне неба. Земля вся в ямах и рытвинах. Ил и вода с нас так и текут, так и капают.

Небоглазка нас за собой манит. Свернула в переулок, нырнула в глубокий мрак.

— Следом! — повторяет. — Следом. Следом.

Ведет нас сквозь хитросплетение улиц и проулков.

Белесые волосы пляшут по спине. Она часто оборачивалась и поджидала нас — глаза так и сверкают. И все повторяет нараспев:

— Следом, следом, следом.

Мы натыкались на стены и попадали ногами в рытвины. Обдирали костяшки пальцев о камни. Мы кружили, петляли; мы пригибались под низкими сводами. Мы шагали по шатким полам обветшавших зданий. В лунном свете видели красные знаки, предупреждавшие об опасности. Там были изображения сторожей и злобных сторожевых собак. И на каждом знаке: ВХОД ВОСПРЕЩЕН, ВХОД ВОСПРЕЩЕН, ВХОД ВОСПРЕЩЕН .

Шагаем за Небоглазкой — за ее тонкими ножками, белесыми волосами, сияющими глазами, певучим голосом. Следом, следом, следом, следом.

Вошли в огромное здание. Лунный свет падал клиньями сквозь разбитые потолочные окна. В ряд стояли большие темные машины, над ними крючились статуи — бронзовые орлы и ангелы. Пол засыпан щебенкой, бумагой, битым стеклом. Вокруг штабелями книги, журналы, газеты.

Она остановилась под парой огромных распростертых черных крыльев.

— А здесь книги делали. Видали?

Наклонилась и выбрала из мусора на полу горстку металлических литер.

— Видали? — говорит.

Разжала ладонь, и литеры со стуком упали обратно на пол.

— Только давно-давно, — говорит.

Улыбнулась, блеснув глазами:

— Дедуля всё охраняет. Вот тут написано, смотрите.

Кивнула на заколоченное окно. Сквозь щели между досками пробивались лучики света. Рядом дверь с табличкой:

— Он ждет, — говорит. — Он уже готов, что вы придете.

Мы с Январем переглянулись. Январь опять схватился за нож.

— Заходите! — зовет Небоглазка. — Заходите все!

Она нажала на ручку двери, шагнула внутрь.

— Вот они и пришли, Дедуля! — поет. — И до чего же они мокрые и продрогшие, и сколько в них страху!

Дедуля сидел сгорбившись за столом посреди комнаты. Что-то писал в большущей пухлой книге. На столе и на стеллажах вдоль стен горели свечи. В печурке теплилось пламя. Он повернулся и посмотрел на нас — а мы так и стоим на пороге позади Небоглазки. Черные взлохмаченные волосы, черная борода, черная пыль, въевшаяся в резкие морщины. Он тоже рассматривал нас, и его водянистые глаза поблескивали, отражая огоньки свечей. На нем была черная куртка с погонами. На нагрудном кармане было написано ОХРАНА. На столе лежала черная каска с козырьком.

— Это Дедуля, — сказала Небоглазка. — Дедуля, это Эрин Ло, Янви Карр и Мыш Галлейн. Такие чудные имена у чудной сестрицы и чудных братьев!

Он перевел глаза на Небоглазку, молчит.

— Заходите! — Ее перепончатая ладонь легла мне на запястье. — Заходите и запремся от ночи!

И закрыла дверь за нашей спиной.

— Здесь уютно, здесь едят еду и пьют питье.

Она сняла с полки глиняный кувшин с водой.

— Пейте! — говорит. — Отмойте рот от Черной Грязи! А потом ешьте. Тут изюм, и тушенка, и сколько хочешь шоколада.

Потянула меня к печке. Опустилась на колени, показала ведро. Зачерпнула воды и стала мыть руки.

Перепонки между пальцами были тонкие, свет от печурки проходил их насквозь.

Она рассмеялась:

— Ты вся грязнее грязного, Эрин Ло!

Мокрыми пальчиками погладила мою руку.

— Умойся, как я! — говорит. — Смой с себя Черную Грязь, Эрин Ло.

Я опустилась на колени рядом с ней, наши плечи соприкоснулись. Она прикусила губу и прошептала:

— Эрин! Эрин, сестричка!

А позади нас Январь и Мыш стоят как вкопанные и таращатся на Дедулю. Он тоже на них вытаращился, а потом давай писать в своей огромной книге.

— Дети, трое, — бормочет вслух, водя грифелем по бумаге. — Вытащены из Черной Грязи. Мальчики, две штуки. Девочка, одна. Замерзли, перемазались, извозюкались, напугались. Может, привидения. Может, черти из ада или ангелы с неба. Скорее всего, что посередке, пришли вытворять глупости. Выгони их, Дедуля. Закопай обратно в Грязь. Давай.

Воткнул острие карандаша в бумагу; замер с карандашом над бумагой. Подался лицом к нам ближе. Вгляделся:

— Вы ей не братья. Ты ей не сестра.

Я покачала головой. Посмотрела ему прямо в глаза.

— Мы никогда и не говорили ничего такого.

Вглядывается в нас — лицо суровое, поглядел на Небоглазку — оно сразу смягчилось.

— Не по-правильному ты рассудила, малышка моя.

— Не по-правильному?

— Не братья они тебе. А она — не твоя сестра.

— Не моя?

— Не твоя, милая. Ты не права. Так что, пожалуй, стоит отправить их обратно в Черную Грязь, где ты их нашла.

— Мы приплыли по реке на плоту. Мы не из Черной Грязи, — говорю.

— И ты — не сестра мне? — спрашивает Небоглазка.

Во взгляде — мольба. Я вгляделась внимательнее.

Похожи мы с ней? Есть в ней что-нибудь похожее на меня? Может она быть моей сестрой? Может, у нас общий отец? Я опустила глаза. Я знала, что, согласись я писать «Историю моей жизни», она была бы полна вымечтанными сестрами и братьями. Но тут все не по-правильному, как справедливо заметил Дедуля. Я покачала головой и отогнала ненужные мысли:

— Нет. Я не твоя сестра. Они — не твои братья. Каждый из нас совсем один.

Небоглазка закрыла глаза.

— Значит, не по-правильному, — шепчет. — Просто воображение того, чего хочется.

Уставилась на нас:

— Вы — привидения?

— Нет, мы не привидения, — говорю.

— Это хорошо. Тут иногда много ходит привидений.

Она снова улыбнулась:

— Может, ты и не сестра мне. Но, Эрин Ло, ты ведь можешь стать моей самой наилучшей подругой?

Смотрит на меня.

— Да? — шепчет.

Я коснулась ее прохладной гладкой щеки. Заглянула глубоко в глаза. Да, подумала я. Да, подруга, которая почти как сестра.

— Да. Да, — сказала я вслух.

— Дедулечка! — позвала она.

— Что, малышка?

Ее глаза наполнились слезами.

— Не прогоняй их обратно в текучую воду. Не закапывай обратно в Черную Грязь. Пусть они останутся с тобой и со мной.

— Тогда ты будешь довольна?

— Да. Да. У меня никогда не было такой подруги, как Эрин Ло.

Дедуля вздохнул, крякнул, мрачно посмотрел на нас, но кивнул.

— Хорошо, — шепчет.

Небоглазка обняла меня. А Январю и Мышу улыбнулась сияющей улыбкой.

— Вот видите? Дедуля хороший. Он будет охранять вас, как всегда охранял Небоглазку.

Он снова уткнулся в свою книгу.

— Имена. У них есть имена, уже вылетели из головы.

Почесал бороду, и на страницу полетела черная пыль.

— Вспоминай, Дедуля, — говорит сам себе. — Имена, три штуки.

— Эрин Ло, Янви Карр и Мыш Галлейн, — откликнулась Небоглазка. — Дедушка старый и ничего не запоминает. Он все записывает.

— Эрин, Янви и Мыш, — бормотал он, водя карандашом по бумаге.

— Вот и хорошо, — говорит Небоглазка. — Он вставил вас в свою книгу, в историю Небоглазки, Дедули и черной Черной Грязи.

— А что это за история? — спрашиваю.

— Ох, темная, мокрая и грязная.

— Ты мне ее расскажешь?

— Я бы рассказала, Эрин. Но Небоглазка сама не умеет рассказать ее правильно. — Она обхватила ладонями мое лицо. — Эрин Ло. У Небоглазки никогда не было самой наилучшей подруги.

И как замурлычет песенку, поводя в такт плечами и головой. Я вздохнула, улыбнулась, глянула на Января. Он скривил губы и чертыхнулся. Глаза его смотрели холодно.

— Чем ты недоволен? — спрашиваю шепотом.

Он молча отвернулся.

Небоглазка коснулась его плеча:

— Пойдем. Пойдем, смой с себя черную Черную Грязь.

Он сердито дернул плечом, но вместе с Мышем присел к ведру с водой, и оба умылись.

Небоглазка подошла к Дедуле и поцеловала его в щеку:

— Они детки хорошие. Может быть, я была не права, когда назвала их братьями и сестрой. Но они точно не привидения. Небоглазка будет заботиться о них, чтобы они перестали так бояться.

Она приподняла стоявшую на полу коробку:

— Здесь изюм и тушенка. И много-много сладкого-сладкого шоколада.

Открыла коробку и наклонила в нашу сторону. Мы взяли по конфете. И еще по конфете. Небоглазка протянула нам открытую банку тушенки:

— Берите! — говорит. — Берите еще. Не бойтесь. Берите, что вам больше понравится.

 

4

— Нужны места для ночи, — сказала Небоглазка. — Нужны места для сна и сонных мыслей.

И давай расстилать вдоль стены шерстяные одеяла.

— Для вас для всех, — бормочет. — Чтобы хорошо спалось, чтоб вам было уютно и нестрашно у Дедули в комнате охраны.

Мыш шагал рядом с ней, подбирал с пола металлические буквы и выкладывал наши имена возле одеял.

— Зачем эти буквы? — спросила Небоглазка.

— Это наши имена, — объяснил Мыш.

Он прочел ей имена по буквам.

— Поняла? Из букв получаются слова, а из слов — мы.

Она задумалась.

— А есть такие буквы, чтобы получилась Небоглазка?

Мыш улыбнулся и выложил возле ее одеяла:

Она тоже улыбнулась и осторожно потрогала буквы.

— Это я? — спрашивает.

— Это ты, — отвечает Мыш.

— Здорово. Здорово!

Она легла на свое одеяло, вытянула руку, чтобы касаться букв.

Январь свое имя взял и распинал:

— Фигня, как на надгробном камне!

Я поцокала языком.

Небоглазка лежит рядом со мной, укутавшись в свое одеяло.

— Моя самая наилучшая подруга! — бормочет.

Положила голову мне на локоть и уснула.

Мыш тоже быстро уснул мирным сном — похоже, ни о чем не тревожась.

Мы с Январем лежим, закинув руки за голову, и смотрим друг на друга. Глаза у Яна колючие, воспаленные и блестящие от усталости. Вижу, что ему хочется поссориться со мной, чуть ли не подраться. А у меня во рту — сладость шоколада и изюма, в животе — сытная тяжесть холодной тушенки. В голове звучит голос Небоглазки, я чувствую на щеке прикосновение ее перепончатых пальцев. Мягкое тепло печурки обволакивало нас. Ил Черной Грязи высыхал на теле, покрывая его коркой.

— Здесь тепло, Ян, — говорю. — Мы устали, Ян. Надо остаться хотя бы до завтра.

Он посмотрел на Дедулю, тот по-прежнему сидит за столом, не обращая на нас внимания. Пишет и пишет, бормоча и вздыхая. С волос и бороды на страницу падает черная пыль.

— Они психи, — говорит Ян. — Натуральные придурки.

— Они нам ничего не сделают.

— Ты посмотри на него, он как из страшного сна вылез! Кто его знает, что ему в голову взбредет…

— Зато она славная.

— Славная, ага!

— Да, славная. Ей столько же лет, сколько нам, но она как маленькая. И такая странная…

Он покачал головой, скрипнул зубами:

— Уродка, хочешь сказать. Мутантка. Как из зоопарка сбежала.

— Прекрати!

Глаза у него сузились.

— Тебя, похоже, заколдовали, Эрин. Вся эта фигня с братьями, сестренкой и самыми наилучшими подругами.

— Заколдовали! Ха!

Дедуля крякнул. Посмотрел на нас:

— Не брат. Не сестра.

Я кивнула ему:

— Нет. Мы знаем, Дедуля.

— Мы знаем, Дедуля, — пискляво передразнил Январь, опустил голову на одеяло и повернулся ко мне спиной. Почти сразу задышал глубоко и ровно. Дедуля снова уткнулся в свою книгу.

 

5

Стеллажи позади Дедулиного стола были забиты всякой всячиной. Я разглядела осколки посуды, кучки монет, ржавые ножи и инструменты. Еще там были ряды бутылок и металлических ящиков. Винт от моторной лодки и маленький якорь. Кучка побелевших костей. На самых верхних полках, прямо под потолком, виднелись коробки, туго перевязанные ремнями и веревками. К стене у двери были прислонены три лопаты. Тут же стояли одно в другом ведра. Дедуля писал, что-то приборматывая. Небоглазка спала у меня на локте. Порой она напевала во сне, и это звучало как музыка из далеких стран. Я протерла глаза, чтобы не провалиться в сновидения.

Руки у Дедули были обветренные и черные, как у нас. С них струились черная пыль и карандашные каракули. Он неотрывно смотрел в темноту, размышляя, барабаня пальцами по столу.

— Вторник. Хотя мои мозги, возможно, опять екнулись, и я опять запутался, и сегодня другой день. Но пусть его будет вторник. Находки, несколько. Три тарелки, битые. Одна чашка, битая. Одна сковородка, без ручки. Две монетки, стоимостью в два новых пенса. Один старый пенни. Пакет хлеба, подмокший. Прорва бутылок, пластик. Один сапог, один носок, одна пара трусов, размер XL. Одно крыло, чайка. Одна собака, черная, труп. Одна большая берцовая кость неизвестного происхождения. Драгоценностей ноль. Богатств ноль. Сокровищ ноль. Загадка, одна.

Он пожевал карандаш и поглядел на нас, как мы лежим рядком у него на полу. Я прищурила глаза. Мне был виден кончик его носа, длинные космы, очертания всклокоченной бороды, слово ОХРАНА на груди. Он снова повернулся к своей книге.

— Загадка, одна. Существа, трое, выползли из Черной Грязи в самый глухой час ночи. Один плот, дерево. Три существа, которых занесли сюда вода и луна. Три существа, выползшие из илистых глубин Черной Грязи. Три существа, которых спасла моя Небоглазка.

Взял со стола кусок пирога и принялся жевать.

— У нас гости, Дедуля. Черти, ангелы или что-то посередке? Кто его знает…

Поглядел на нас, как мы лежим рядком у него на полу, утер рот рукавом и продолжил писать.

— Утро вечера мудренее. Завтра посмотрим.

Откинулся назад в своем скрипучем кресле и вздохнул:

— Вот вторник и кончился. Дальше будет среда.

Запел песню о море, о человеке, заплывшем слишком далеко и не нашедшем дороги домой. Огоньки свечей освещали его опущенную голову. Снова посмотрел на нас.

— А если они вздумают глупости выкидывать, — говорит, — придется их отсюда убрать.

Улыбнулся, вздохнул.

— Ага, — говорит. — Взять да убрать подальше.

— Сегодня пятница, — шепчу.

Он как вытаращится.

— Не вторник кончился, а пятница, — говорю.

Он почесал голову. Из волос посыпалась черная пыль.

— Извините, — говорю.

Он давай листать свою книгу назад.

— Пятница, — бормочет. — Пятница кончилась, суббота начинается. Ты все перепутал, Дедуля.

Огладил бороду:

— Ну и ладно, и ладно.

— Кто вы? — спрашиваю.

— Кто я?

— Откуда вы? Почему вы здесь?

Его лицо исказилось. Он наклонил голову и посмотрел на меня искоса, как будто не мог хорошенько разглядеть, как будто я ему просто примерещилась.

— Я многое помню, — шепчет. — Помню, что был совсем один. Помню, как-то в звездную ночь я выкопал из Черной Грязи Небоглазку. Давным-давно. Сколько она живет на свете, столько и давно. Помню, что я охранник и всегда был охранником. Но многого я не помню. — Он протер глаза, посмотрел на меня и снова стал писать.

— Вы ее выкопали? То есть как это, выкопали?

— Дедуля — охранник, — ответил он. — Дедуля выкопал Небоглазку из Черной Грязи в звездную ночь. Это было давным-давно, и многое стерлось из памяти. Небоглазка зовется Небоглазкой, потому что она видит небо сквозь всю боль и горе мира. Дни приходят, и ночи приходят, и прилив сменяет отлив. Здесь у нас шоколад, который слаще всего на свете.

Он потрогал козырек каски на столе. Глаза на мгновение прояснились, и он погрозил мне пальцем:

— Мне тут глупостей не выкидывать! Слыхала? Без глупостей мне тут!

— Не будем, — говорю.

Он как вытаращится. Потом успокоился и пробормотал:

— Ладно. Утро вечера мудренее.

И снова запел. Я тихонько сняла с локтя голову Небоглазки и встала.

Он смотрел, как я обхожу комнату. Я потрогала кости и ржавые инструменты. Заглянула в коробки с блестящими камушками. Под ногами чувствовала литеры. На стене висела фотография в рамке: молодой человек в такой же форме, как у Дедули, у реки в яркий солнечный день. Я присмотрелась. Это он, много лет назад? Обернулась, встретила его взгляд.

— Это вы? — спрашиваю.

В ответ — ничего. Смотрит сквозь меня.

— Вы так давно уже были здесь охранником?

Молчание. Отвел глаза и пишет дальше.

На одной фотографии у причала стояли в ряд суда, над ними нависали большие краны, а на причале работало множество людей в касках и рабочих комбинезонах. На другой фотографии большой мост был заснят во время постройки, его пролеты тянулись друг к другу с противоположных берегов. На третьей — типография: яркий солнечный свет льется из потолочных окон; из-под крыльев орлов и ангелов ползут огромные листы печатной бумаги.

Январь, Мыш и Небоглазка спали. Дедуля бормотал, напевал и писал. Я подошла к нему и заглянула через плечо. Вверху страницы было напечатано: ОТЧЕТ ОХРАНЫ, потом ДАТА, ИМЯ и ДОЛЖНОСТЬ. Он написал «вторник», зачеркнул, написал «пятница» и проставил «Дедуля» и «Охранник». Страницы были частью исписаны мелким почерком, частью заполнены рисунками: Небоглазка, ее перепончатые руки; мы трое тоже были тут нарисованы: черные силуэты над Черной Грязью и сверху большая круглая луна. Я увидела на странице наши имена: Ерин, Янви, Мыжь.

— Мы приплыли по реке, — прошептала я.

— Ани преплыле парике, — записал он.

— Мы из «Белых врат» в Сент-Габриэле.

— Ани с Габриля.

— Мы — дети с трудной судьбой, но мы счастливы.

— Ани щаслевы.

— Я раньше жила с мамой. У нас был домик у реки. Это был наш рай.

Я улыбнулась, видя, как моя история возникает у него из-под пальцев, вплетаясь в историю Небоглазки, в загадки, скрытые в его огромной книге.

— Запишите, — выдохнула я. — Это все правда. Мама была небольшого роста, с рыжими волосами, как будто языки пламени вокруг лица, и с лучистыми зелеными глазами… У меня была кроватка от Армии спасения и волшебные картинки на стенах. Мы прожили в раю десять коротких лет…

Он все пишет: широкая страница покрывается узкими полосками слов, а с его пальцев и волос сыпется черная пыль.

— Мама! — прошептала я. — Мама!

Я почувствовала ее руку у себя на плече, ее дыхание у себя на лице. Услышала свое имя. Она шептала черные слова нашей истории, читая их мне по мере того, как я диктовала.

— Это все правда, — прошептала я.

— Эта се прафда, — записал он.

И тут его рука замерла. Он повернулся ко мне:

— Чего ты копаешь? Что ищешь?

— Ничего, — ответила я. — Ничего.

— Что вам здесь нужно?

— Нас вынесло течением на Черную Грязь.

— Тут загадка, — прошептал он.

Его голос звучал хрипло, с угрозой. Он достал из кармана ключ, открыл ящик стола и вытащил оттуда большой разделочный нож. Поднес лезвие к лицу, посмотрел на меня и прошипел:

— Только тронь ее, и ты труп!

— Что?

— И ты труп!

Небоглазка, не просыпаясь, произнесла мое имя. Я легла рядом с ней. Дедуля посмотрел на нас, и глаза его снова смягчились.

— Эрин, — шептала она во сне. — Эрин. Моя самая наилучшая подруга.

Дедуля снова уткнулся в книгу и с головой ушел в слова. Небоглазка все шептала мое имя. Я взглянула на Яна. Спит. Ничего не видит, ничего не слышит. Потом я взяла руку Небоглазки в свою, словно искала у нее защиты, и провалилась в глубокий сон.

 

6

Ее кожа и волосы светились. Яркий солнечный свет струился сквозь потолочные окна на распростертые крылья, на огромные печатные станки. Металлические литеры поблескивали среди мусора на полу. Над нашими головами порхали голуби и воробьи. В темных углах возились мелкие зверюшки.

— Идите следом, — повторяла она. — Следом, Эрин, Янви и Мыш.

Она вывела нас из типографии в проулки с полуразрушенными зданиями. Мы подошли к берегу Озборна и остановились там у крутой лестницы, спускавшейся в узкий колодец, где бурлила вода.

Она поскребла перепончатыми пальцами присохший ил у меня на шее:

— Тут мы смоем с себя Черную Грязь!

И улыбнулась.

— Мы все снова станем красавцы!

На другом берегу Озборна виднелась огромная складская стена. Слева от нас вода втекала в широкую мерцающую реку.

— Пригнитесь, — шепчет. — Осторожно, а то привидения нас заметят!

— Привидения? — переспрашиваю.

— Тут везде привидения! Мы часто видим их там, где течет текучая вода. Мы видим их на лодках. Мы видим, как они бегают по станкам. Мы видим их далеко вниз по течению, там, где мост. Мы слышим, как они стенают, плачут и шумно шумят в ночи.

Она поймала взгляд Января.

— В чем дело, Янви Карр?

— Можно сбежать, — шепчет он мне. — Смоемся отсюда, на фиг. По мне, так хоть обратно в долбаные «Белые врата».

— И где же твоя тяга к приключениям?

— Ну тебя, к черту, Эрин!

— Убери страх, Янви! — говорит Небоглазка.

— Ни фига я не боюсь! — процедил он сквозь зубы.

Она коснулась его перепончатой ладошкой. Он вытаращился в ужасе. Сбросил ее руку.

— Я хорошая, — говорит Небоглазка. — Я никогда тебя ничем нехорошим не трону!

Мы трое переглянулись. Мыш тихо отошел и стал спускаться по ступенькам к Озборну:

— А я первым умоюсь!

— Мыш хороший! — откликнулась Небоглазка. — Смой эту всю грязную грязь!

Она замурлыкала что-то очень нежное. Январь присел на корточки, уставился на разбитый асфальт, воткнул перочинный ножик в мусор.

Я присела рядом.

— Ты правда боишься, — говорю. — Чего именно? Чего ты боишься?

— Я не хочу здесь оставаться! Хочу плыть дальше, как договаривались. Я для этого сделал плот! Для этого все было затеяно!

— Мы поплывем дальше, Ян, только не сейчас. Не сейчас, пожалуйста!

— С тобой каши не сваришь! — прошипел он. — Мы собирались уплыть вдвоем, только ты да я, да река, да плот — и вот что из этого вышло!

Я коснулась его плеча. Он как шарахнется.

— Ты ревнуешь, — рассмеялась я. — Вот в чем все дело! Ты хочешь, чтобы и я, и путешествие — все только для тебя!

— А хоть и так! Нравится так думать — валяй! — В его глазах блеснули слезы. — Но я тебе вот что скажу. Если ты не очнешься от этого долбаного колдовства, я просто уплыву один. Только плот, течение, море вдали… Никого, кроме меня, меня, меня!

— Меня, меня, меня! — передразнила я и встала.

Мыш сидел на краю Озборна, раздетый до трусов, болтал ногами в воде и пригоршнями плескал на себя воду. Соскребал Черногрязский ил.

Небоглазка с улыбкой глядела на него. Потом взяла меня за руку. Я посмотрела на Января. Обняла Небоглазку:

— Откуда ты родом, Небоглазка?

Она покачала головой:

— У меня мало памяти. Там все темно и темно. Дедуля говорит, что эта тьма — Черная Грязь. Он говорит, что выкопал меня оттуда в лунную ночь. Вот и вся моя память, Эрин Ло, до Дедули, типографии и привидений.

— И больше ничего?

— Ничего, кроме сонной памяти, но о ней я не говорю, потому что это все одни придумки.

— А что там, в сонной памяти, Небоглазка?

— Никогда нельзя говорить. Дедуля сердится. — Она прижалась ко мне. — Дедуля старый. Он говорит, что, может быть, однажды мне придется уйти за текучую воду в мир привидений. — Вынула из кармана шоколадку и положила мне в ладонь: — Это тебе. Самый сладкий на свете шоколад.

Мыш лезет обратно по лестнице, отряхивается. Улыбка от уха до уха.

Январь стал спускаться к воде.

— Мыш, ты такой красивый и счастливый, — говорит Небоглазка.

Мыш рассмеялся. В неплотно сжатом кулаке он держал Писклю.

Небоглазка провела пальцем по татуировке у него на предплечье.

— Что это на тебе за буквы?

— «Пожалуйста, позаботьтесь обо мне».

— Хорошо. Я со всем своим счастьем позабочусь о тебе.

Тут она задумалась.

— А почему это написано у тебя прямо на коже?

— Это мой папа написал. — Мыш опустил глаза. — Он сказал, что рано или поздно я останусь один. Сказал, что я слабак и мне всегда будет нужна забота. А идея с буквами — из книжки про медведя, которую мы читали. Папа взял нож и чернила и сделал мне татуировку.

Она погладила его руку.

— Теперь ты не один, Мышик! — шепчет.

— Я знаю. — Он выудил из кармана Писклю. — А еще вот она всегда со мной.

Сложил ладони чашечкой, и Пискля забегала по его пальцам. Мыш стряхнул Писклю в руки Небоглазке, и она засмеялась, глядя, как крошечная зверюшка тыкается ей в пальцы.

— Счастливый ты, Мыш. Мыш-счастливчик!

Пискля кувырнулась, Небоглазка как рассмеется.

Я увидела, до чего они похожи, Небоглазка и Мыш, оба как маленькие дети. Она пересадила Писклю обратно в ладони к Мышу, подняла перепончатые руки к солнцу и спросила:

— Эрин, что такое «папа»?

И как пригнется.

— Привидения! — шепчет.

Втащила нас в дверной проем ближайшего склада.

— Янви, тихо! Замри!

Вдоль другого берега, по велосипедной дорожке, ехали в сторону моря двое велосипедистов.

Потом она разулыбалась.

— Все, больше нет, — шепчет.

Танцуя, вернулась на берег Озборна. Волосы и платье так и кружатся веселым вихрем.

— Счастье, — пела она. — Счастье, счастье, счастье! У нее за спиной Январь пригоршнями швырял в реку черный ил.

 

7

Она как захихикает:

— Суй руку, Эрин Ло!

Еще хихикнула, прикрыла рот перепончатыми ладошками.

Мы все отмылись. Черная Грязь осталась только в складках кожи и во въевшихся пятнах на одежде. Зашли на один из складов. Здесь стояли штабеля картонных коробок. Много открытых — вроде вот этой, перед нами.

— Суй, не бойся!

Я сунула руку, согнула локоть, пошарила внутри, нащупала гладкие прохладные целлофановые упаковки.

— Чувствуешь? — рассмеялась она. — Чувствуешь, Эрин?

Я вытащила одну упаковку и тоже рассмеялась. Шоколад.

— Это вам! — говорит. — Тебе, и Янви, и Мышу, и Пискле! Ешьте, ешьте!

Я содрала целлофановую упаковку и стала раздавать побелевшие, подсыхающие конфеты.

Небоглазка взяла с апельсиновой помадкой. Сказала — ее любимые. Облизнула губы и вздохнула:

— Дедуля говорит, навсегда их не хватит. Но в этой коробке их целая куча, и коробок тут тоже куча.

Она показала нам коробки с тушенкой в жестяных банках и с изюмом в пакетиках. Тут были еще десятки неоткрытых коробок.

Я жевала конфету с карамельной начинкой.

— Сколько тебе лет, Небоглазка?

Она наморщила лоб:

— Лет? А разве лето в году не одно?

— Лето одно, а годов тебе уже сколько?

Смотрит на меня светлыми блестящими глазами и явно очень хочет ответить на мой вопрос, но ничего не понимает.

— Сколько времени ты живешь на свете?

— Возьми еще шоколадку, — говорит. — И еще возьми. Они вкуснее вкусного.

Январь выругался. Мыш совал в рот одну конфету за другой.

— Сколько дней и ночей? — настаивала я.

— Сперва бывает день, потом ночь, потом опять день, они ходят кругами, как хоровод.

— Ты не понимаешь.

Она задумалась:

— Жизнь — это просыпаться и засыпать и опять просыпаться. Ты это спрашивала?

— Сколько раз ты здесь засыпала и просыпалась?

Она задумалась, потом рассмеялась:

— От твоих вопросов, Эрин, хоть головой маши, как голубь крылом!

Заглянула в коробку с шоколадом.

Поджала губы.

— Столько раз, сколько здесь с апельсиновой помадкой, — говорит.

Январь чертыхнулся.

— В этой коробке? — спрашивает.

— Ой, что ты, Янви, на всем большом-пребольшом складе!

— А это сколько?

Она засмеялась, покраснела. Отвернулась от Января. Придвинулась ко мне и, касаясь моего локтя, шепнула на ухо:

— Три?

 

8

— Смотрите, патрульный обход!

Мы вышли в проулок перед продуктовым складом. Навстречу идет Дедуля. Куртка застегнута на все пуговицы, на голове каска с козырьком. Важно покачивает руками в такт ходьбе. Несет старомодный черный фонарь. Остановился у какой-то дверцы и подергал за ручку. Кивнул, записал что-то в блокнот и снова пошел нам навстречу. Мы отступили к стене.

— Доброе утро, Дедуля Охранник, — говорит Небоглазка.

— Доброе утро, Небоглазик! Есть что доложить?

— Без происшествий, Дедуля! Одни привидения, носятся на своих машинах далеко-далеко, по ту сторону текучей воды.

Он кивнул.

Перевел глаза на Января и нас с Мышем, наморщил лоб. Небоглазка встала на цыпочки, оперлась на его плечо и что-то зашептала на ухо.

— Это те, что пришли к нам вчера при лунном свете. Помнишь, Дедуля?

Он снова кивнул и что-то записал в блокнот. Потом поднял палец и уставился нам в глаза.

— Все вы теперь у меня вот сюда записаны, — говорит. — Я запомню. Без глупостей мне тут!

— Честное слово, — отвечаю.

Он моргнул, приподнял каску, почесал голову и поглядел в яркое голубое небо. Медленно проводил глазами летящую чайку. Лицо его смягчилось, и он замурлыкал песенку. Потом снова моргнул и снова глядит на нас.

— Пора продолжить обход, — говорит.

Небоглазка снова потянулась к нему и поцеловала в щеку.

— Без глупостей! — повторил он, обращаясь ко мне.

— Честное слово.

Он еще раз подставил Небоглазке щеку и пошел дальше, заглядывая в подъезды, дергая за дверные ручки, записывая что-то в блокнот.

— Понимаешь, у него важная работа, — говорит Небоглазка. — Он охранник.

Мы побрели обратно к типографии. Январь все смотрит на меня, качает головой, ругается вполголоса.

— А что, больше здесь никого нет? — спросил он Небоглазку.

— О чем это ты, Янви Карр?

— О людях. Других людях.

— Привидения иногда бывают. Мы от них прячемся, а если они подходят слишком близко, Дедуля их убирает.

— Убирает?

— Да, Янви. Он их убирает.

Январь поглядел на меня.

— Что он с ними делает, Небоглазка?

Она пожала плечами:

— Об этом я не знаю. Убирает.

— А других охранников тут нет?

— Охранник тут Дедуля. Дедуля.

— А кто ему платит? Кому он относит свои отчеты? Что он делает по выходным?

Небоглазка поцокала языком:

— Янви Карр, от тебя у меня все в голове трещит и грохочет! Ты бы не мог немножко помолчать?

Январь пожал плечами. Достал из кармана конфету, засунул в рот.

Небоглазка взяла меня за руку:

— Дедуля занятее занятого. Днем, когда солнце, он патрулирует и охраняет, а ночью, когда луна, копает и ищет.

— Что копает?

— Много всего хорошего, Эрин!

— Ты нам покажешь?

— Если луна и звезды будут яркие, Эрин сможет разглядеть каждую мелочь.

У меня было еще много вопросов, но я только тряхнула головой, закрыла глаза и усмехнулась, потому что и у меня в голове тоже трещало и грохотало и стихать не собиралось.

Идем дальше. Вернулись в типографию, прошли мимо больших машин в комнату охраны.

— Глядите! — Небоглазка указывала на всякую всячину на полках, бутылки, ржавые инструменты, блестящую гальку и отполированные водой кости. Погладила чаячье крыло со слипшимися от нефти и ила перьями. — Глядите, какие чудесные чудесности!

Взяла меня под руку.

— Тут еще много чудесностей, Эрин! Он говорит, что в какую-нибудь лунную и звездную ночь обязательно выкопает мои сокровища. Они выступят на поверхность и полетят в его ведро.

Январь фыркнул. Одну за другой он брал находки с полок. Корчил брезгливые рожи. Все время поглядывал вверх, на завязанные коробки под самым потолком. Полистал Дедулину книгу, лежавшую на столе, чертыхнулся. Потом сел у стены на свое одеяло и принялся ножиком соскребать ил с кроссовок. Небоглазка наблюдала за ним:

— Бедный Янви Карр!

Мыш присел на корточки возле стола и играл с Писклей, пуская ее из ладони в ладонь. Небоглазка улыбнулась:

— Мыш и Пискля счастливые зато! Пойдем! Пойдем посидим!

 

9

Она повела меня на крыльцо. Сидим перед открытой дверью, плечом к плечу. Я потрогала перепонки у нее между пальцев, тонкие, нежные, пропускавшие свет. В типографию вливалось солнце. Пылинки плясали в его лучах. На стропилах сидели птицы. Сквозь разбитые потолочные окна виднелось ослепительно-голубое бездонное небо. В лицо нам дул легкий ветерок.

— Небоглазка, а мама у тебя была кто?

Ее глаза затуманились. Я улыбнулась и предприняла вторую попытку.

— Твоя мама. Мамуля. Мать.

Она как наморщит все лицо.

— Вы с Янви Карром — вы такое странное, смешное выговариваете…

— Ты не понимаешь?

— Пони? Ты что-то спрашиваешь про пони, Эрин Ло?

Я рассмеялась:

— Погоди, я сейчас.

Пошла к своему рюкзаку, достала оттуда коробку с сокровищами и развязала ленту.

— Моя мама была небольшого роста, с рыжими волосами, зеленоглазая. Носила сережки с попугайчиками. Мы с ней жили в домике у реки. И были счастливы, как в раю.

Небоглазка улыбнулась и вздохнула:

— А, ты рассказываешь сказку. Дедуля тоже рассказывает сказки про Черную Грязь. Я это люблю. Рассказывай сказку, Эрин. Рассказывай дальше.

Она подвинулась и крепче прижалась ко мне.

Я достала нашу с мамой фотографию в саду:

— Видишь, это мы. Это я, когда была маленькая, а это мама.

Она уставилась на фотографию:

— Вы похожи на привидения.

Я улыбнулась. Внутри я слышала мамин смех.

— Нет, — говорю. — Тут мама еще живая.

Небоглазка кусала губы и глядела в пустоту, словно пытаясь разгадать трудную загадку. Я показала ей сережку-попугайчика.

— Мама — это как, Эрин?

— Мамы — это те, от кого мы рождаемся. А еще есть папы.

Она как наморщит все лицо.

Я копалась в коробке с сокровищами.

— Это твои сокровища, Эрин?

— Да.

— Чудно-чудно. Мои сокровища дожидаются меня в Черной Грязи, говорит Дедуля. Он выкопает их оттуда, прежде чем станет недвижней недвижного.

— Недвижней недвижного?

— Недвижней недвижного. Не важно, Эрин! Показывай дальше.

Я достала фотографию из больницы, размытый УЗИ-снимок, где я расту у мамы в животе. Там можно различить мою голову, руки; видно, как я дрыгаю ногами.

— Это я, когда я была у мамы в животе, за несколько месяцев до рождения.

Она рассмеялась. Смотрит то на меня, то на фотографию.

— Это придумка такая?

— Нет, это правда я внутри у мамы.

Она снова задумалась:

— Там темнее темного. Трудно как следует разглядеть.

— Да, — прошептала я. — Темнее темного.

— Ты это помнишь?

— Нет, не помню.

— Я тоже нет.

— Ты тоже нет?

— Я была в Черной Грязи, где все чернее черного. Дедуля выкопал меня оттуда, и стало днем солнце, а ночью луна.

— У тебя тоже была мама. Иначе не бывает, — шепчу.

Она задумалась:

— Значит, моя мама была Черная Грязь.

В восторге от своего открытия, она засмеялась и крепко обняла меня:

— Мама Эрин Ло была темнее темного. Мама Небоглазки была чернее черного.

Некоторое время мы сидели молча. Наконец я спросила:

— Как ты попала в Черную Грязь?

Она вздохнула:

— Это загадка, Эрин Ло. Дедуля говорит, что я, наверное, была сначала чем-то вроде рыбки или лягушки и плавала в воде.

Она снова посмотрела на снимок, где я у мамы внутри.

И как вся засветится!

— Глазами глянь! Глазами глянь, какие ручки и ножки крохотулечные! Глянь, как маленькая Эрин барахтает ими, будто в воде.

— Да.

— Значит, ты, Эрин Ло, тоже была сначала чем-то вроде рыбки или лягушки.

Я рассмеялась.

— Да, — говорю.

— Эрин как Небоглазка, а Небоглазка как Эрин.

— Да, — говорю.

Глядим друг на друга, улыбаемся.

— Вроде рыбки, — говорю.

— Вроде лягушки, — откликается.

И тут мы как расхохочемся. Наверное, мы никогда ничего не сможем толком объяснить друг другу. Я обняла ее, крепко к себе прижала, а она только поерзывает, как настоящая маленькая сестричка.

— Ты! — говорю.

— Я?

— Да, ты, ты! Ты! Ну что мне с тобой делать?

— Ничего не делать, Эрин Ло. Просто оставайся тут и дружи со мной. Только будь осторожна!

— Осторожна?

— Да, сестра моя! Потому что тут дыры. Тут есть такие места, где можно провалиться прочь из этого мира и никогда не выбраться обратно.

Я снова рассмеялась, порылась в коробке с сокровищам. Достала духи. Капнула чуть-чуть себе на палец. Приложила палец к своей шее и к шее Небоглазки. И чувствую, что мама стоит рядом с нами. И обнимает нас обеих.

— Чудесно! — шепчет Небоглазка.

— Чудесно! — шепчу я.

— Чудесно! — шепчет мама.

 

10

Январь мне как врежет ногой по пятке:

— Пошли выйдем!

Я протерла глаза.

— Выйдем, Эрин!

Небоглазка спала, прижавшись ко мне, ухватившись за мой локоть перепончатой ладошкой.

Январь на меня как зыркнет:

— Пошли!

Я осторожно сняла с себя Небоглазкину руку, встала и направилась за ним в типографию. Он прошел между станками, остановился возле огромного бронзового орла.

— Пора сваливать!

Молчу.

— Сваливать пора, на фиг!

— Попозже, — говорю.

Мы двинулись по типографии дальше. Сквозь открытую дверь видно реку и противоположный берег. Дедуля прошел мимо деревянным солдатским шагом. В руках фонарик.

— Надо от них смываться.

— Ну, Январь!

— Он — сумасшедший, а она — выродок. Ты видела, какие у нее, на фиг, руки?

— С ней случилось что-то страшное. Я чувствую, Ян!

— Это с нами случится что-то страшное, если мы не свалим. У него здоровущий топор под столом, на фиг. Ты об этом знаешь?

— Нет.

— Ну так вот.

— Это чтоб ее защищать.

— Ага. И что будет, если ему вздумается защищать ее от нас?

— Он нам ничего не сделает.

— Ха!

Как топнет ногой; металлические литеры со звоном покатились по полу.

— А наш плот? А река? Кто собирался уплыть далеко-далеко?

— Мы и так далеко-далеко. А тебе так не кажется?

— Мне кажется, что я страшный сон вижу, Эрин. Нет, еще хуже. Кажется, что мы вляпались во что-то злое и страшное.

— Ну уж и злое!

Он снова врезал мне по ноге и чертыхнулся. Дедуля снова проследовал мимо, чеканя шаг. Его каска поблескивала на солнце.

— Ты посмотри на него! — шипит Ян.

— Ха!

— Тебя околдовали!

— Ха!

Я засунула в рот конфету, а другую вложила ему в руку. Он швырнул ее об орла. Потом распинал литеры по полу. Потом взял себя в руки.

— А мне кажется, что это смерть, Эрин. Вот что мне кажется. Мне кажется, что, если мы не смоемся отсюда немедленно, нам уже не выбраться.

Глядим друг на друга, не мигая.

— Ха! — сказала я снова, но уже спокойнее.

Потом опустила глаза.

— Мы выберемся, Ян! Выберемся.

Мы немного погоняли ногами литеры на полу.

— Ладно, — сказал он. — Пошли хоть посмотрим, как там наш плот, на случай если понадобится смотать удочки.

Идем к реке. Рядом послышались шаги Дедули. Видим — он выглядывает из какой-то двери. Я жевала ириску. Две чайки ссорились на причале, нацеливая друг на друга острые длинные клювы. При нашем приближении они сорвались в воздух, но и там продолжали драться, стуча клювами, царапаясь и пронзительно крича. Мы дошли до конца улицы.

Я хихикнула.

— Берегись привидений, — говорю.

— Привидения! Да чтоб этих привидений!

Мы придвинулись к краю, заглянули вниз. Черная Грязь была покрыта водой прилива. Плот подпрыгивал на ней, натягивая веревку. Январь вздохнул с облегчением.

— Ну вот видишь, — говорю.

— Ага. Только если его кто-нибудь тут увидит, за нами придут и отошлют обратно к Морин и всем остальным.

— Мы можем вытащить его на сушу.

— Смываться надо отсюда!

Смотрит на плот, глаз не отрывает.

— Я уплыву без тебя, — говорит.

И скосил на меня глаза.

— Правда уплыву.

Я видела в его глазах ярость. А еще я видела в них страх. Ему нужно было, чтобы я сказала: Не уходи. Ему нужно было, чтоб я пообещала бросить Небоглазку и Дедулю и уплыть с ним. А у меня в голове все звучал голос Небоглазки: Сестра моя… Подруга самая наилучшая… Не могла я бросить ее в этой типографии с Дедулей. Какой-то частью души я уже любила ее как сестру. Только не знала, как сказать об этом Яну.

— Мы задумывали приключение для нас двоих, — говорит он. — Только ты да я, плот да река. Потом ты прихватила этого дурака Мыша. А теперь еще дала околдовать себя двум помешанным!

— Ну давай, раз так! — откликнулась я. — Уплывай один.

И тут же потянулась взять его за руку, но не успела. Сзади раздались тяжелые шаги. Чайки снова взмыли в небо. Дедуля надвигался на нас по проулку. В руке — разделочный нож. Он поднял его над головой. Лезвие поблескивало на солнце. Лицо за черной сеткой морщин налилось багровой кровью. Глаза сверкали, и в них была смерть.

Январь заслонил меня собой. В его поднятом кулаке тоже блеснул нож.

— Давай подходи! Подходи, старик!

Небоглазка мчалась по проулку, крича:

— Нет! Нет, Дедуля, это мои друзья!

Она схватила его за плечо. Крепко обвила руками:

— Дедуля! Это друзья мои, те, что пришли в лунную ночь!

Он остановился, тяжело дыша. Его глаза прояснились. Нож повис в руке. Небоглазка прижалась к нему, что-то отчаянно шепча.

Ян так и стоял с занесенным ножом. Тело как пружина. Дыхание шумное, прерывистое.

— Эк она не вовремя! — прошипел он мне. — Я бы покончил дело раз и навсегда.

Небоглазка повернула Дедулю к нам спиной. Повела прочь по проулку. Все время оборачивалась. Ее глаза молили нас не уходить.

— Нож в сердце, — сказал Ян. — Или в горло. Или в почки. Делов-то!

— Ты даже не испугался?

— Он старик. Он сумасшедший. Куда ему против меня.

Меня трясло. Хотелось бежать к Небоглазке, успокоить ее.

— Зато хоть убедились, — говорит Ян.

— В чем?

Он схватил меня за плечи, сверкнул глазами. Процедил слово за словом:

— Он, на хрен, убийца, Эрин. Здесь зло и безумие. Уходить нужно!

Притянул к себе мое лицо. Его глаза сузились.

— Ну почему ты хочешь остаться? Ты же знаешь, что мы можем погибнуть!

Кусаю губы и чувствую, что по щекам текут слезы.

Так и хочется сказать:

— Не оставляй меня, Ян. Пожалуйста, не оставляй меня.

А я — ни слова.

Он оттолкнул меня, перескочил через развалины причала, промчался вниз по остаткам лестницы и перемахнул через полоску воды на плот. Он стоял на своем красном проклятии, течение дергало туго натянутый канат. Я смотрела на него и ждала, что он сейчас отчалит, совсем один, и оставит меня здесь, совсем одну. Но он не отвязывал канат, а так и стоял там, покачиваясь в такт движению воды, переполненный яростью и мечтами о свободе, напрочь разочарованный в лучшем друге — во мне.

 

11

Я пыталась крикнуть ему: «Ян! Январь!» Но вместо зова вышло какое-то хныканье, и он не обернулся. Он поставил на мне крест. И тогда я пошла обратно к темным проулкам, разбитой набережной, разваливающимся домам, обломкам прошлого, к месту, где, как он сказал, ждали зло и безумие, где, как он сказал, ждала смерть. Я прокладывала себе дорогу, раскидывая ногами мусор и щебенку. Стены и потолки трещали и скрипели. Пыль вихрем взвивалась вокруг. Тени скользили мимо. Над головой проносились темные птицы. Болтающиеся двери вели в кромешно-темные комнаты и подсобки. Повсюду под ногами были ямы и рытвины. Кое-где пол просто провалился, и видны были подвалы, похожие на пещеры. Я представила, что меня окружают привидения, духи тех, кто работал здесь прежде, наполняя это место шумом, светом, жизнью. Я чувствовала прикосновение их пальцев, слышала их гулкое дыхание, их шепот, их невеселый смех. Я воображала, что из самых темных провалов на меня пялятся чудовища. Видела мерцание их глаз, блеск выпущенных когтей. Это были страшилища, вскормленные тьмой и разрухой, зомби, полумертвецы. Они хватали меня за одежду, шипели мое имя, пытались утянуть к себе, сделать такой же. Я шла, шла и шла все дальше. Шла сквозь собственную душу, сквозь воспоминания, надежды и мечты. Я раскидывала ногами мусор, вдыхала пыль. Вспоминала, как мы с Январем первый раз шли к плоту, как нам было легко и весело. Потом река понесла нас, и мы обнялись. Свобода. Свобода. Начало новой жизни. Как же получилось, что мы почти сразу оказались в этой темной, страшной, беспросветной дыре? Почему нас так быстро швырнуло в разные стороны? Я видела перед собой Января, как он плывет один на плоту вниз по реке, к бескрайнему безлюдному морю. Видела, как он в восторге размахивает руками. «Свобода! — кричит он. — Свобода!» Я толкнула очередную шаткую дверь. Темнота. Я вздрогнула и застонала. Вытянула перед собой руки и шагнула во тьму. Прошла мимо печальных привидений, добралась до отверстия в полу. Вниз, все дальше, дальше. Дряхлые ступени того и гляди рухнут. Воняет сыростью, гнилью и неминучей смертью. Я спустилась в самую глубь тьмы и вот оказалась в самом конце пути, в самом дальнем углу самого нижнего подпола. Легла в липкую грязь и прошептала:

— Мама!

Ответа не было.

Я почувствовала ее руку в своей. Рука становилась все холоднее и холоднее. Но я ведь держала ее за руку, когда она навсегда закрыла глаза. Я держала ее, когда она ушла, оставила меня одну на свете. Рука становилась все холоднее и холоднее.

— Зачем ты умерла? — спросила я. — Зачем? Зачем?

Ответа не было.

— Мама! — шептала я. — Мама! Ну я прошу тебя!

Ответа не было. Только ее рука в моей руке. Ее холодная, неподвижная, мертвая рука в моей руке.

Я молча легла с ней рядом. Холод и безмолвие пронизывали меня до костей. Я лежала в грязи, а вокруг столпились зомби. Их острые когти сменили ласковое мамино прикосновение. Их шипение сменило ее голос. Я ушла по ту сторону слов, по ту сторону смеха и слез. Здесь не было надежды. Не было радости. Не было жизни. Смерть росла вокруг и затягивала меня.

 

12

— Эрин Ло! Эрин Ло!

Ее голос разносился по проулкам и развалинам; он отыскал дорогу через неплотно прикрытую дверь, мимо привидений и зомби, в мою глухую тьму.

— Эрин Ло! Эрин Ло!

Он проник в мою голову и вызвал меня обратно из немоты, пустоты и смерти.

— Эрин Ло! Эрин Ло!

Я потерла лицо и ощутила липкую грязь на коже, на волосах. Меня затошнило, я сплюнула. Потом села и попыталась позвать в ответ, но только задыхалась и хрипела.

— Эрин Ло! Эрин Ло!

Я встала и, шатаясь, побрела сквозь тьму, вытянув руки перед собой. Я так закоченела, что ноги не слушались; я споткнулась и упала в строительный мусор.

— Небоглазка! — пыталась я крикнуть. — Небоглазка!

Поползла вперед, вот только никак не могла понять, куда я ползу: к свету или дальше во тьму.

— Небоглазка! — кричу. — Небоглазка!

Утерла лицо и почувствовала, что по ладоням бежит кровь.

— Небоглазка!

— Эрин Ло!

Ее голос слышался ближе, отчетливее. Я напрягла слух, чтобы расслышать ее шаги, сколько бы стен и этажей нас ни разделяло.

— Эрин Ло, где ты?

Я утерла слезы и прошептала:

— Не знаю.

А потом закричала:

— Я здесь! Здесь я!

— Эрин Ло! Эрин Ло! Эрин Ло!

Спотыкаюсь, ползу на четвереньках, пытаюсь отыскать развалины лестницы, выкарабкаться из гиблого гнилого зловония. Но ничего не выходит, все ползаю кругами, натыкаюсь на расселины и трещины в полу, на ступени, которые спускаются еще глубже вниз, на дыры, ведущие в самые глубокие подвалы. Чувствую, как зомби тащат меня под землю своими когтями. Слышу их шипение: «Хорошшшо. Хорошшо. Нижже, ещще нижже». Я решила дать им отпор. Я старалась сосредоточиться на голосе Небоглазки, но он был далеким, тихим, словно из другого мира. Я сказала себе, что пропала, что меня уже не отыскать, я слишком далеко забрела в непроницаемый мрак, где никто никогда меня не найдет, не поможет выбраться. «Нижже, ещще нижже, — шипели голоса. — Хорошшо. Хорошшо». Я перестала ползти. В последний раз взяла мамину руку, как тогда, когда она в последний раз закрыла глаза.

— Эрин Ло! Эрин Ло!

Голос кружил, искал, пропадал, приближался, снова пропадал и снова приближался и не желал сдаваться.

— Эрин Ло! Эрин Ло, где ты?

— Не знаю, — всхлипываю в ответ.

И в слезы. В руке — мертвая мамина рука.

— Не знаю! — кричу.

Снова опустилась в липкую грязь. Почувствовала, как холод снова пронизал меня до костей.

— Здесь! — кричу.

Закрыла глаза. Голос кружил, искал, кружил, искал. Я провалилась обратно во тьму.

— Эрин Ло!

Теперь ближе.

— Мой глаз тебя видит, Эрин Ло!

Я закряхтела.

— Сиди тихо. Сиди тише тихого.

— Что?

— Мой глаз тебя видит. Сиди тихо, и Небоглазка к тебе придет.

Таращусь во тьму, ничего не вижу. В таком густом мраке невозможно ничего увидеть. Слышу шаги по мусору, ближе и ближе, слышу ее дыхание — она уже ближе, слышу шелест ее одежды — она совсем близко. Потом почувствовала ее пальцы у себя на лице.

— Эрин Ло, сестра моя! Как ты оказалась в этой глубокой-глубокой тьме?

 

13

— Я же тебе говорила! Я же тебе говорила, что здесь в полу есть дыры, где темно и опасно. Ты должна их беречься, сестра моя!

Ее нежные пальцы стирали грязь с моего лица.

— Тут есть такие места, где можно навсегда вывалиться из мира и никогда не вернуться обратно. Берегись их!

Мы стояли за незакрывающейся дверью под дырявой крышей, среди мусора и обвалившейся штукатурки. Она гладила мое лицо. Свет резал мне глаза. Голова кружилась.

— Что это за место? — спрашиваю.

Молчание.

— Что здесь? Зло? Безумие?

— Что это за слова такие, Эрин Ло?

— Кто ты? — шепчу.

— Я Небоглазка, сестра моя.

— А Дедуля кто?

— Он мой Дедуля, сестра моя.

— Что это за место?

— Место, где живут Небоглазка и Дедуля, сестра моя.

Птицы пели, порхая между голых стропил высоко вверху. По подвалам внизу что-то ползало, издавая странные вздохи.

— Здесь жизнь? — спросила я. — Или здесь смерть?

Она моргнула, растерявшись. Снова коснулась моего лица:

— Что там примыслилось тебе в этой глуби глубин, сестра моя?

Она вложила мне в руку шоколадную конфету. Я сунула ее в рот, стала жевать.

— Сладко, — сообщила я Небоглазке.

— Слаще всего на свете! — рассмеялась она. — Бери еще. Бери еще.

— Что мне спросить тебя, чтоб ты могла ответить?

Она пожала плечами и улыбнулась:

— Ничего не спрашивай, просто ешь шоколад, он слаще всего на свете.

— Почему Дедуля хочет нас убить?

— Дедуля — хороший Дедуля. Он никогда-никогда вам ничего не сделает.

Я покачала головой и тихо рассмеялась:

— А как же нож, Небоглазка?

— Он распамятовал вас.

— Распамятовал?

— Он подумал, что вы привидения или черти, пришли устраивать тут глупости.

— Он хотел нас убить, Небоглазка.

— Может быть. Значит, вам надо держаться поближе к Небоглазке. И чтобы совсем-совсем не быть как привидения. Надо говорить: «Добрый день, Дедуля Охранник». Надо говорить ему, что Небоглазка — чудесная-расчудесная.

— А еще что?

— А больше ничего. И Дедуля будет добрым.

Я снова рассмеялась:

— Добрым!

— Идем, покажу, — сказала она.

Я дала отвести себя за руку в типографию. На ходу я все время оборачивалась к реке, надеясь увидеть Яна, но его не было. Хотя — да вот же он, перед комнатой охраны. Стоит, прислонившись к печатному станку. Мне сразу полегчало, я окликнула его. В ответ — холодный взгляд. Я снова окликнула его, но он только пожал плечами. Мне нестерпимо хотелось коснуться его руки. Нестерпимо хотелось, чтобы он заговорил со мной, но он молчал. Я глубоко вздохнула и дала Небоглазке увести меня в комнату. Уже смеркалось, горели свечи. Дедуля что-то писал в своей огромной книге. Жевал кусок тушенки. Каска лежала рядом с ним на столе.

— Видишь? — говорит Небоглазка. — Дедуля сейчас добрый. Он распамятывает много-много всего. Он много всего записывает, и это у него вместо памяти.

Я взглянула на большую книгу. Рука так и бегает по строкам. Я представила тысячи тысяч слов, которые он написал в этой комнате при свечах.

— Он, наверно, много написал о тебе?

— Много-много многого, Эрин. Много-много многого, пока Небоглазка ест шоколад, спит и пускает к себе странные придумки и странные сонные воспоминания.

— Ты читала его книги, Небоглазка?

Лицо у нее сморщилось.

— Ты читала то, что он написал?

— Он пишет, что Небоглазка — чудесная-расчудесная, Эрин Ло.

— А еще что?

— А еще ничего.

Январь, стоявший у дверей, чертыхнулся. Подошел к нам.

— Да не умеет она, на фиг, читать! — Он свирепо посмотрел на нее. — Ну и где все его книги?

Она стоит кусает губы.

— Янви Кар, есть одна вещь, на которую он сердится.

— И какая же?

— У Дедули есть секреты, Янви Кар. Не смотреть. Не трогать.

Январь обводил взглядом комнату:

— Где эти секреты, Небоглазка?

Чувствую — ее рука у меня на локте как задрожит.

— Скажи Янви Карру, чтобы он сейчас же перестал, — шепчет.

Январь рассмеялся.

— Скажи Янви Карру, чтоб он не делался похож на привидения, которые высматривают и ищут.

— Слыхал? — сказала я Январю.

Он что-то прошипел. Зыркнул на меня злобно.

Дедуля посмотрел в нашу сторону. Его глаза мерцали в отблесках свечей. Взгляд смягчился, упав на Небоглазку. Она улыбнулась ему:

— Ты у меня лучшая любовь, Дедуля!

— Любовь, — прошептал он, записывая. — Любовь, любовь, любовь. Небоглазка и Дедуля, любовь, любовь, любовь.

— Вот, — сказала Небоглазка, — видите глазами, сколько у него нежности? Видите глазами, какой он добрый?

— Да, — ответила я.

— Да. Он ничего плохого не сделает.

Январь выругался одними губами.

Мыш следит за нами из темного угла. Пискля лазает у него между пальцев.

Вскоре Дедуля поднялся из-за стола. Скинул куртку.

— Повернитесь назад, — говорит Небоглазка.

Мы отвернулись. Было слышно, как Дедуля раздевается. Когда мы снова повернулись, на нем были только черные шорты до колен. Кожа голубовато-серая, с въевшимися черными полосками грязи. На волосатой груди татуировка — якорь. Ноги худые, живот пузырем, но руки и плечи мускулистые. Он подошел к двери и натянул огромные высокие сапоги. Потом нагнулся поцеловать Небоглазку, его волосы и борода закрыли ее бледное светящееся личико. Он подхватил ведро и лопату и шагнул в сгущающиеся сумерки.

— За сокровищами пошел. — Глаза Небоглазки расширились от восторга. — Может быть, сегодня будет та лунная ночь, когда сокровища Небоглазки бум — и в ведро!

— Можно нам с ним? — спросила я.

Она улыбнулась:

— Ну конечно, Эрин! Конечно-конечно можно. Пойдем, Янви Карр. Пойдем, Мыш и Пискля. Пойдемте видеть глазами, как Дедуля копает сокровища в лунную ночь.

 

14

В небе над складами просверки. Мы спотыкались на рытвинах, обдирали костяшки пальцев о камень. Небоглазка легко шла впереди, ее белесые волосы развевались от быстрой ходьбы. Вдали чернелся силуэт Дедули, он шел в сторону реки. Ближе к воде нам открылся светящийся небосклон над городом. Сотни маленьких огоньков обвели контур моста. Колокольни и многоэтажные дома четко вырисовывались на фоне неба. Река блестела в лунном свете, словно отполированный металл. С Нортонской набережной доносился отдаленный шум. Дедуля наклонился, развернулся к нам лицом и стал спускаться по дряхлой лестнице. Увидел нас, и глаза блеснули.

— Добрый вечер, Дедуля Охранник! — окликнула его Небоглазка. — Это я и мои друзья: Эрин, Янви и Мыш. Мы ходим дозором, стережем от привидений!

Он приветственно поднял руку и продолжал спускаться.

Мы присели на корточки на краю и стали наблюдать. Он подошел к плоту и осмотрел его. Провел пальцем по красному проклятию. Потом зашагал дальше, мы слышали, как хлюпают и скользят по жиже его сапоги. Начал копать. Лопата за лопатой выворачивал Черную Грязь. Она откликалась громким чавканьем и плеском. Вода стекала с лопаты. Дедуля навалил перед собой кучу ила, опустился на корточки и давай процеживать его сквозь пальцы. Там оказалось много разных вещей. Он поднимал находки к свету луны. Соскребал с них грязь. Некоторые выбрасывал в реку. Другие складывал в ведро. Потом улегся над получившейся ямой и запустил руку вглубь. Рука целиком ушла в Черную Грязь, а он все шарил и шарил. Все новые находки летели частью в реку, частью в ведро. Потом он сбросил кучу ила обратно в яму, взял ведро, перешел на другое место и начал все сначала. Мы лежим на растрескавшемся асфальте, свесив головы с края причала. От Черной Грязи несет нефтью, гнилью и рыбой. Иногда нам в ноздри ударяла страшная вонь, и мы зажимали носы и задерживали дыхание, пока она не рассеивалась. Дедуля копал, переходя с места на место, луна светила на него, и он был похож на какое-то древнее чудовище, борющееся тут за жизнь, на порождение самой Черной Грязи.

Мыш глазел на Дедулю, вытаращив глаза. Потом придвинулся ко мне и сказал тихо:

— Он как я. Он как я, ищет в грязи сокровища.

Я рассмеялась.

— Да, — говорю, — он совсем как ты.

— Тут что угодно можно найти. Река приносит всякую всячину. Наверное, есть и такое, чему уже много веков.

Он посмотрел на Небоглазку:

— Можно, я пойду ему помогу?

— Еще бы, Мыш! — откликнулась она. — Дедуля будет так рад, что у него появился помощничек! Конечно иди помоги! Дедуля! — окликнула она. — Мой друг Мыш идет помочь тебе копать сокровища!

Дедуля обернулся, глаза блеснули, он помахал рукой.

Мыш поднес Писклю к лицу:

— Пискля, Мыш пойдет поможет Дедуле искать секреты. Как ты мне помогаешь.

И пересадил Писклю мне в руки:

— Пригляди за ней.

Коготки Пискли заскребли по моей ладони. Когда Мыш ушел, она высунулась из моего неплотно сжатого кулака и пропищала:

— Пи-пи.

Мыш спустился по лестнице. Присел на корточки в Черной Грязи и принялся копать голыми руками.

— А что за сокровища он ищет? — спросила я Небоглазку.

— Сокровища для Небоглазки.

— Хорошо, но какие?

— Он говорит, что в этой Грязи много сокровищ и тайн. Их принесло сюда из дальних-дальних краев. Он говорит, что однажды ночью найдет их и сложит в свое ведро.

Смотрит дальше.

Ян сидит выпрямившись, глядит в сторону моря.

Внизу хлюпанье и плюханье.

— А он что-нибудь из этих сокровищ уже нашел? — спрашиваю.

— Совсем немножко. Он говорит, что отыщет еще, прежде чем станет недвижней недвижного.

— Недвижней недвижного?

— Недвижней недвижного. А еще он говорит, что самое лучшее из лучших сокровищ он уже откопал и что это сокровище — Небоглазка, которую он выкопал когда-то лунной звездной ночью.

Январь презрительно хмыкнул:

— И бросил в корзину, что ли?

— Что ты, Январь Карр! Я слишком большая для корзины. Или ты глазами не видишь?

Январь у нас за плечами стал расхаживать по причалу.

Я лежала рядом с Небоглазкой. Трогала перепонки между ее пальцев. Она смотрела на меня огромными сияющими глазами.

— А другие Небоглазки в Черной Грязи были?

Она сморгнула и задумалась:

— В этом-то и загадка, Эрин. Но он говорит, что в один прекрасный день выкопает братьев Небоглазки и сестру Небоглазки. Он говорит, что они позаботятся о Небоглазке, когда Дедуля станет недвижней недвижного.

Я обняла ее за плечи и шепотом спросила:

— Небоглазка, а ты правда думаешь, что у тебя где-то есть братья и сестры?

— В этой черной Черной Грязи — да.

— Нет, в других местах. В прошлом.

— Ко мне приходят странные придумки и сонная память. Там у меня как будто есть сестры и братья и много всякого странного. Но мы не должны об этом говорить, это сердит Дедулю.

— Но пошептаться-то иногда можно!

Она коснулась моей щеки:

— Может быть, может быть, сестра моя!

Лежим рядышком, наблюдая за Дедулей и Мышем, а Пискля барахтается у меня в горсти. Мы не заметили, как Январь ушел от нас.

 

15

— А где Янви Карр? — спрашивает Небоглазка.

Дедуля внизу копал уже третью яму. Мыш лежал плашмя посреди Черной Грязи, запустив руки по локоть в ил. Небоглазка выпрямила спину и оглянулась на дома:

— Где Янви Карр?

— Без понятия, — говорю.

— Ой, Эрин!

— Да ничего с ним не станется! — смеюсь. — Он, знаешь ли, уже большой мальчик.

— Но у него глупости на уме, Эрин!

— Мне пойти его поискать?

Она кусала губы:

— Пойдем вместе, Эрин. И посмотреть надо перво-наперво в комнате Дедули.

Мы тихонько улизнули с причала. Писклю я сунула в карман. Быстро прошагали проулками, зашли в типографию. Сквозь заколоченное окошко Дедулиной комнаты пробивалось мерцание свечей. Небоглазка скользнула к двери и прислушалась. Обернулась ко мне, в глазах ужас:

— Январь Карр там! Если это не привидение.

Я тоже услышала, как он возится внутри.

— Пойди туда, — говорит. — Пойди скажи Янви Карру, чтобы перестал!

Я нажала на ручку двери.

Январь карабкался к верхним полкам. Он уже долез до середины и тянулся выше. При виде меня он ухмыльнулся.

— Вниз! — закричала Небоглазка. — Вниз! Вниз!

И подтолкнула меня вперед.

— Скажи Янви Карру вниз, вниз!

— Слезай давай, — говорю.

Он показал ржавые ножницы и заплесневевший рыбий скелетик:

— Сокровища!

Небоглазка всхлипывала.

— Слезай! — повторила я.

— Слезай! — сказала Небоглазка. — Ты рассердишь Дедулю, и тогда он тебя уберет.

Ян соскочил со стеллажа и оказался рядом со мной.

— Зато там наверху, — он показал на пыльные коробки на самых верхних полках, — там наверху, может, отыщется и чего стоящее.

— Нет, Янви Карр! — сказала Небоглазка. — Не лазай туда, никогда. И никогда не заглядывай в эти коробки.

Он только рассмеялся в ответ.

— Смотри. — Он присел на корточки у стола. Показал мне запертый ящик. — Что там внутри, интересно?

Достал из кармана перочинный ножик, вытянул тонкое лезвие и вставил в замок.

— Скажи, чтоб он перестал, — всхлипывала Небоглазка, — скажи, чтоб перестал сейчас же!

Я схватила Января за руку. Он рассмеялся:

— Ладно!

Небоглазка прижалась ко мне и расплакалась, закрыв лицо перепончатыми ладошками. Январь подмигнул мне и сказал шепотом:

— Вот когда они оба уйдут…

Я зыркнула на него, но про себя знала, что мне не меньше, чем ему, хочется открыть ящик и заглянуть в коробки.

Мы присели у стены. Я совала Небоглазке конфеты с апельсиновой помадкой и шептала, что Январь никогда-никогда больше так не будет. Вынула Писклю из кармана. Посадила ей в руки. Мышка тыкалась ей в пальцы. Небоглазка потихоньку успокоилась.

— Ты такая хорошая, Эрин! — шепчет. Уткнулась мне в плечо. — А Янви Карр иногда такой противный!

Вскоре мы услышали в типографии шаги. Вошли Дедуля и Мыш: Дедуля — в шортах, Мыш — в одних трусах. Оба мокрющие, вода льет на пол. Глаза Мыша сияли восторгом.

— Фантастика! — твердил он. — Фантастика!

Встал на колени, разжал горсти и вывалил на пол кучку находок. Голубые камушки, череп какого-то зверька, монета, красная ручка от чашки, зеленая пластмассовая мисочка.

— Видали? — говорит. — И там, в этом иле, еще целая уйма находок, только и ждут, чтобы их откопали.

Дедуля поставил ведро у стола. Стал выкладывать свою добычу. Он уже успел одеться.

— Мы копали, — говорит Мыш. — Копали и копали, мне казалось, что я сейчас докопаюсь до центра мира. Потом река начала приливать обратно. Озборн нас помыл немного.

Он посмотрел на Дедулю и прошептал:

— А уж он, наверное, сколько всего нарыл!

Небоглазка стояла у стола, обнимая Дедулю. Смотрела на него с гордостью.

— Вторник, — бормотал Дедуля, записывая. — Или еще какой день. Находки, несколько. Одна фольга от пирога, ржавая. Один пенни. Чертова прорва бутылок, пластик. Один молоток, минус ручка. Два рыболовных крючка, большой и маленький. Предметы, выброшенные в реку, много. Драгоценности, ноль. Богатства, ноль. Сокровища, ноль. Помощники, один.

— Это Мыш. — Небоглазка просияла. — Дедуля, это мой друг Мыш. Это он твой помощничек.

— Имя: Мыш, — пробормотал Дедуля, записывая.

Он повернулся и посмотрел на Мыша, словно не ожидал его тут увидеть.

Потом стал писать дальше.

— Один помощник, вышедший из ночи. Он вышел из Черной Грязи, чтобы помочь мне копать и искать сокровища Небоглазки.

— Он каждую ночь будет тебе помогать, — сказала Небоглазка.

Дедуля ненадолго задумался. Потом записал:

— Внимание. Возьми на заметку, Дедуля. Помощнику нужно ведро, одно, и сапоги, два.

Небоглазка задохнулась от восторга.

— Ведро и сапоги, Мыш! Значит, Дедуля очень очень доволен твоей помощью!

 

16

В ту же ночь Дедуля разбудил нас всех воплем:

— Привидения, привидения!

Мы все сели на одеялах.

Дедуля стоял у стеллажа. В руке держал сломанное птичье крыло. На полу у его ног валялась разбитая бутылка.

Небоглазка как бросится к нему.

— Тут побывали привидения, Небоглазик!

И как ткнет пальцем в отпечаток подошвы на толстом слое пыли, покрывавшем полки. Я вздрогнула. След Яновых убегательных кроссовок, не спутаешь. Дедуля смотрел на завязанные коробки под потолком. Попытался и сам влезть на полку, но пошатнулся и отступил.

Его побагровевшее лицо исказилось.

— Тут никого не было, — шепчу.

Он посмотрел, словно сквозь меня, и тихо сказал:

— Привидения!

Небоглазка вся дрожит. Крепко вцепилась в его локоть перепончатыми пальчиками.

Январь встал, подошел к нам и заявил:

— Никого тут не было.

Дедуля опустил взгляд на Мыша.

— Это ты — мой Помощничек? — спрашивает.

— Да! — сказала Небоглазка. — Да, он твой Помощничек.

Слезы по щекам так и текут.

— Полезай, Помощничек! — говорит Дедуля. — Долезь до верха, где коробки. Проверь, что их не открывали.

Мыш протер сонные глаза и полез наверх. Я стояла сзади, готовая подхватить его, если сорвется. Он залез на верх стеллажа.

— Завязаны коробки? — спросил Дедуля.

Мыш вытянулся как мог и подергал крышку каждой коробки.

— Да.

— Все ремни и веревки крепко затянуты?

— Да.

Дедуля вздохнул с облегчением и сказал тихонько:

— Ну тогда слезай.

Глаза у него воспаленные, красные. Уставился на отпечаток подошвы. Почесывает бороду, с нее летит черная пыль. Выглядит старым-престарым. И прижимает к себе Небоглазку.

— Вот видишь! — шепнула она.

Он показал на отпечаток. Она протянула руку, стерла его и тихо сказала:

— Ничего нет.

А голос так и дрожит.

Он облизнул губы, растерявшись перед загадкой.

— Ничего нет, — повторила Небоглазка. — К тебе приходили сонные мысли и придумки, Дедуля.

— А привидений не было? — переспросил он.

— Привидений не было, Дедуля.

Она усадила его обратно за стол. Он сидел, уставившись в пустоту, а она гладила его по голове. Потом он взял карандаш и снова стал писать.

Небоглазка лежала рядом со мной и плакала.

Я погладила ее по голове:

— Все будет хорошо.

— Нет, Эрин! Уже никогда, нет!

Проходили часы, а она все не могла уснуть, ворочалась и шептала:

— Этот Янви Карр! Этот Янви Карр! От него я стала говорить басни, ложь и неправильности. Ох, Эрин! Ох, сестра моя Эрин Ло!

 

17

Сапоги пересохшие и покореженные. С огромными носами, намного длиннее его пальцев. Голенища почти до колен. Дедуля завязал их ему на икрах веревкой. Шорты темно-синего цвета висят на Мыше, как платье. У лопаты толстая деревянная ручка и ржавое лезвие. Мыш стоит перед нами, моргая. Тело у него бледное, хлипкое и костлявое. Щеки горят от смущения и гордости. Пискля сидит у его ног, задрав мордочку, и попискивает.

Небоглазка захлопала в ладоши от радости:

— Мыш! Чудесный маленький Мыш! До чего же красиво!

Она заглянула мне в глаза.

— Эрин, скажи ему! Скажи, как здорово, какой он красивый!

Я сделала серьезное лицо.

— Да, — говорю. — Да, Мыш, ты правда здорово выглядишь!

Дедуля стоит в сторонке, размышляет.

— Отлично смотришься, Помощничек! — говорит. — Твое ведро у двери, рядом с моим. Вечером пойдем копать и искать сокровища.

— Есть, Дедуля! — говорит Мыш.

Вскинул руку к виску, словно отдавая честь.

Небоглазка засмеялась:

— Слыхали? Слыхали? «Есть, Дедуля!» Как настоящий помощник. Мыш, мы тобой гордые! Теперь мы откопаем сокровища еще скорее!

Она сунула в рот шоколадную конфету и запрыгала по комнате. Дедуля надел каску. Застегнул куртку на все пуговицы. Небоглазка перестала прыгать и сказала:

— Время делать обход, Дедуля.

— Время делать обход.

Он поднял глаза к коробкам под потолком. Потрогал полку в том месте, где раньше был отпечаток подошвы. Задумался.

Потом вынул из кармана ключ, открыл ящик стола. Вытащил разделочный нож.

— Мы должны быть начеку, Небоглазка, — говорит.

— Да, Дедуля, мы должны быть начеку-начеку!

Дедуля завернул нож в тряпку и сунул в карман куртки. Небоглазка выразительно поглядела на Января.

Дедуля снова запер ящик на ключ. Поцеловал Небоглазку. Отдал честь Мышу. Посмотрел сквозь меня и Января, как будто нас тут нет. Вышел в типографский цех.

— Мыш, сними это дурацкое барахло, — говорит Январь.

Мыш заморгал, покраснел. Прислонил лопату к стене и взял свои вещи с одеяла.

Небоглазка печально покачала головой:

— Эрин, пойдем бродить и говорить о мамах, папах и сокровищах!

— Хорошо, — отвечаю.

Я погрозила пальцем Январю:

— Только не начинай все снова, ладно?

Он подмигнул. Запел, передразнивая Небоглазку:

— Ну конечно не буду, Эрин, моя лучшая-наилучшая подруга!

Потом вздохнул:

— Вы как хотите, а я помираю с голоду.

— У нас есть шоколад и тушенка, — сказала Небоглазка.

— Шоколад и тушенка!

Он направился к двери:

— Пойду поищу, не найдется ли чего еще.

— Ты поосторожнее там, — говорю.

— Поосторожнее?

— Не забывай про нож!

Он улыбнулся, похлопал по карману, где лежал его собственный нож. Вышел в типографию. Небоглазка печально покачала головой и прошептала, сжав мою руку:

— Ох уж этот Янви Карр.

Но вскоре лицо ее прояснилось.

— Пошли, Эрин. Давай ты мне опять будешь рассказывать странные сказки про мам и пап!

И вот мы снова сидим у двери плечом к плечу, обсуждая эти великие тайны, а Дедуля ходит дозором, Ян рыщет в поисках поживы, а Мыш играет и шепчется с Писклей.

Сто лет спустя Ян вернулся с коробкой. Поставил ее на пол перед нами. Коробка полна еды и питья: банки фасоли, горошка, консервированных фруктов; пачки печенья; кетчуп; упаковки сухого молока; мюсли; банки кока-колы; пакетики кофе и чая.

— Там прямо клад какой-то, на фиг! — рассмеялся Ян.

Небоглазка прижала ладони к щекам и глядит на него широко раскрытыми глазами.

Ян сунул мне шоколадку с изюмом и орехами, надорвал пачку овсяного печенья и протянул Небоглазке:

— На, бери!

— Этого должно хватить на очень-очень долго, Янви Карр!

— И хватит! Тем, что там лежит, целую армию можно прокормить.

— Большая радость — знать, что есть коробки, которые вечно будут ждать, пока их не откроют.

— Большая радость! Ладно тебе. Бери, пробуй!

Она прикусила губу:

— А что скажет Дедуля?

— Дедуля!

Он сунул в рот печенье и захрустел. Вздохнул от удовольствия. Она протянула руку к пачке.

— Дедуля не узнает, — прошептал Ян. — Бери, не дрейфь!

Прижавшись ко мне покрепче, она протянула руку, взяла печенье, поднесла ко рту, начала жевать.

— Вкусно? — спрашиваю.

— Ммм… Вкуснее вкусного!

Посмотрела на коробку у наших ног.

— Надо все спрятать! А то Дедуля рассердится.

— Куда ж мы это спрячем? — говорит Ян.

Она показала на самый большой печатный станок.

— Может быть, вон в ту темноту внизу. Там Дедуля глазом не увидит!

Ян побежал с коробкой к станку. Нагнулся, запихнул ее в темноту. Стоит ухмыляется.

— Хорошо придумано, Небоглазка!

Небоглазка прикусила губу и прижалась ко мне:

— Я становлюсь плохая!

— Нет, не становишься, — говорю.

Ян подмигнул ей. Она посмотрела на меня искоса и покраснела.

 

18

Ночь. Лунный свет. С далекой Нортонской набережной доносится музыка. Мы лежим рядом на прогнившем причале и смотрим вниз, на Черную Грязь. Мыш и Дедуля дружно шлепают по илу. Мыш скользит и спотыкается в новых сапогах. Тяжелое ведро и лопату он волочит за собой.

— Ты, конечно, очень гордишься своим другом Мышем, что он Дедулин Помощничек.

— Да, Небоглазка.

Достаю из кармана овсяное печенье, протягиваю ей.

— Здорово! — говорит и смеется.

Мы наблюдали за черными блестящими силуэтами на фоне черной блестящей Грязи. До нас донесся голос Дедули:

— Помощничек!

— Да, Дедуля?

— Не запамятуй, ты должен показывать мне все, что найдешь.

— Хорошо, Дедуля!

— Отлично, Помощничек! Давай обнови лопату!

Послышались шлепанье и хлюпанье: они начали копать. Я обняла Небоглазку. Она была такая маленькая, настоящая младшая сестренка. Небо над Нортоном пылало. Воздух полнился журчанием реки, шумом машин на шоссе, непрерывным низким гулом города. Мыш подошел к Дедуле с чем-то выкопанным из ила. Дедуля рассмотрел находку на лунный свет и зашвырнул далеко в реку. Мыш вернулся к своей лопате.

— Небоглазка, — говорю, — а тебе не приходило в голову, что никаких сокровищ нет?

— Ой, Эрин! Все такие вопросы ты задаешь!

— Тебе не приходило в голову, что там ничего нет?

— Так ведь он каждую ночь что-то да выкапывает.

— Да, но это не сокровища, Небоглазка.

— Нет, Эрин.

— Ты об этом думаешь. Ты иногда думаешь, что никаких сокровищ не будет.

— Да, Эрин, — прошептала она. — В сонных мыслях я так думаю.

Мыш нашел еще что-то и отнес Дедуле. Дедуля бросил находку в реку. Мыш продолжал копать. Роет все глубже и глубже. Гора ила перед ним растет. Видно, как он опускается в яму. Сперва она была ему по пояс, потом стала по грудь.

— Мыш копает отличней отличного! — говорит Небоглазка.

— Да. Мыш, ты там поосторожнее! — кричу.

— Не бойся! Дедуля присмотрит, чтобы с его Помощничком ничего не случилось.

Я тихонько погладила ее по плечу:

— Расскажи о своих сонных мыслях, Небоглазка. Расскажи, что ты там видишь.

— Ах, Эрин, эти мысли тайнее тайного.

— А ты мне на ухо.

— Эти мысли сердят Дедулю. Он делается бешеный.

— Шепни мне на ухо, Небоглазка. Мы ведь сестры.

— Ты никому не скажешь?

— Я никому не скажу.

Она подняла ладони к луне. Вдохнула поглубже.

— В сонных мыслях я как привидение, — шепчет. — Я с ними, значит я как привидение.

— С кем — с ними, Небоглазка?

— Этого не сказать словами, Эрин. Они рядом со мной. Держат меня, трогают меня. Шепчут мне всякое хорошее. Трогают мои пальцы и шепчут чудесное-чудесное.

— А лица их ты видишь?

— Счастливые лица. Веселые, добрые.

— Как они выглядят, Небоглазка?

— У самой чудесной волосы как солнце и глаза как текучая вода. На шее у нее блестящее серебро, а на теле — цветы.

— А остальные?

— Там есть еще один, подальше. Только глазами его толком не разглядеть. Он как будто в темноте, как под печатным станком. И есть еще другие, иногда большие, иногда маленькие. Их тоже не разглядеть глазами. Совсем маленькие фигурки, как привидения по ту сторону текучей воды. Но они смеются и улыбаются.

Она всхлипнула и откусила овсяного печенья.

— Только не говори никому!

— Я никому не скажу.

Она вздохнула. Сидим смотрим, как Мыш все копает.

— Самая чудесная — такая чудесная, Эрин! От нее я иногда плачу во сне.

— Что она шепчет тебе, Небоглазка?

— Словечки, шепотки. Она говорит мне, что я чудесная.

— Она зовет тебя Небоглазкой?

— Нет, Эрин.

— А как она тебя зовет?

Ее голос стал еще тише, превратился в чуть слышный шелест.

— Никому не говори.

— Никому!

— Она шепчет: Анна, Анна, маленькая моя Анна.

— Анна? Тебя так зовут?

— Меня зовут Небоглазка. Анна меня зовут в сонное время. Анна — это мое имя в сказках и придумках. Анна — это имя, которое никому никогда нельзя говорить, особенно Дедуле!

И как схватит меня за руку.

— Не рассказывай ему про это, Эрин!

— А ты ему рассказывала?

— Один раз, давно. Давно-давно. Он сказал, что это все неправильности и неправда. Он стал бешеный, Эрин. Бешенее бешеного. Ничего ему не рассказывай. Ничего.

— Ничего, — обещала я шепотом.

Обняла ее покрепче. Сижу думаю обо всех вопросах, которые хочется ей задать. Луна светит. Дедуля и Мыш копают, мерцая в лунном свете. Ил хлюпает, всплескивает.

— Небоглазка…

— Не спрашивай ничего больше, Эрин!

— Небоглазка, но…

Я бы непременно спросила еще, но тут снизу раздался вопль. Мыш, скользя и спотыкаясь, выкарабкался из своей ямы. Мчится по Черной Грязи. На бегу выкрикивает мое имя, снова и снова. Орет, не закрывая рта. Пронесся по плоту, взлетел вверх по лестнице. Вскарабкался на причал. Весь трясется, задыхается, и раз за разом — мое имя, в голос. Брызги и ил так и летят во все стороны.

— Эрин! Эрин!

Я вскочила и бросилась к нему:

— Мыш! Что случилось, Мыш?

Рот у него разинут, глаза бешеные.

— Покойник! — орет. — Эрин, там в Грязи покойник!

Трясется, плачет.

Дедуля внизу оперся на лопату и смотрит на нас сквозь лунный свет.

 

19

— Убийство! — сказал Январь.

Мы сбились в кучку на причале. Перепуганная Небоглазка стоит рядом с нами.

— Убийство!

Он достал нож и зажал в кулаке.

— Убийство! Вот он, его секрет! Убийство, на фиг!

Мы посмотрели вниз, на Черную Грязь. Дедуля стоит над ямой, выкопанной Мышем. Потом шагнул в нее, и его черный силуэт пропал в черноте болота.

— А он там, вообще, какой? — спрашивает Январь.

Мыш лепечет, задыхаясь:

— Покойник. Труп. Я его нащупал. Подумал, там что-то есть. Сунул руку в ил. Нащупал пальцы. Руку нащупал — она торчит. Увидел, как она блестит в лунном свете. Как будто тянется ко мне, но холодная как лед и не движется.

— Недвижней недвижного, — прошептала я.

— Недвижней недвижного, Эрин.

— А дальше? — спросил Январь. — Лицо у него было какое?

Мыш вытаращился на него:

— Лицо? Ну уж в лицо я ему смотреть не стал. Ну уж…

— Идет! — прошипела я.

Глядим вниз. Дедуля шлепает по Черной Грязи, волоча оба ведра и лопаты.

Январь вдруг как вытянет руку, как схватит Небоглазку за горло.

— Убийство! — выпалил он ей в лицо. — Убийство! Кого убил Дедуля, а, Небоглазка?

Она — в слезы. Протянула ко мне руки:

— Эрин! Эрин!

Я вырвала ее у Января.

— Топор! — говорит Январь. — Топор возле стола! Побежали!

Мы помчались по кромешно-темным улицами к типографии. Небоглазка все плачет и плачет:

— Ты не так думаешь! Эрин, скажи Янви Карру, что Янви Карр думает не так!

Мы пронеслись мимо распростертых крыльев в комнату охраны. Я увидела следы кроссовок Января на стеллаже. То, что раньше стояло на полках, теперь валялось на полу. Январь схватил топор. Я взяла его нож. Мыш и Небоглазка ревут в голос. Стоим, ждем.

— Он, наверное, закопал там до фига детей, которые сюда попали, как мы! — говорит Январь.

И как зыркнет на Небоглазку.

— А ну, колись! — говорит. — Сколько детей убрал Дедуля? Сколько он убил?

Она спряталась за мою спину.

Январь выругался, сплюнул. Уставился на меня. И вдруг как ахнет.

— Ее семья! Что случилось с ее семьей?

Я крепче сжала нож.

— Без понятия. Я не знаю.

Таращимся друг на друга.

— Этого не может быть, — шепчу.

— Точно не может?

Он полез в карман. Достал фотографию. Мятую, потрескавшуюся. Со снимка нам улыбалась семья: мать, отец, дети. У матери — светлые волосы и голубые глаза, одета в яркое летнее платье с цветами. На руках держит младенца. У меня язык отнялся. Сердце колотится как бешеное, в голове гул. Я поднесла фотографию к глазам. Попыталась рассмотреть пальчики ребенка. И тут рядом со мной оказалась Небоглазка. Схватилась перепончатыми ручками за край фотографии.

— Эрин, — шепчет. — Эрин, это же мои сонные мысли! Эрин!

Я уступила ей фотографию. Она села на пол и уставилась на нее в изумлении.

— Это оттуда, сверху. — Январь кивнул на потолок. Глаза у него расширились. — Точно! Он их всех закопал! Убийство!

— Нет, — говорю.

— Спроси ее.

Я посмотрела на Небоглазку, дрожащую на полу, и шепотом позвала:

— Анна!

— Нет, Эрин, не зови меня так!

— Анна. Анна. Что еще ты видишь в сонных мыслях?

— Ничего! Ничего ничего ничего! Этот Янви Карр, у него везде ложь, враки и выдумки!

Она подскочила к нему, растопырив пальцы, как когти. Он оттолкнул ее. Она полетела на пол. Он сплюнул и выругался. Зыркнул на меня глазами.

— Это все ты, — говорит. — Из-за тебя мы остались с этими чокнутыми уродами. Так что придется тебе помочь мне с ним управиться.

Стоим, тяжело дыша, всхлипываем, вслушиваемся.

И вот в ночи послышались шаги Дедули, все ближе и ближе.

 

20

Входит, черный как ночь, разбрызгивая ил и воду. Плечи огромные. Бросил в угол ведра и лопаты, они зазвенели по полу. Стоит неподвижно и глядит на Января — тот занес топор над головой — и на меня — я зажала нож в кулаке и направила в его сторону.

— Небоглазка! — шепчет.

— Дедуля!

— Тебя не обидели, Небоглазка?

— Нет, Дедуля.

Вдруг у него в руках оказался разделочный нож.

— Иди ко мне, малышка, — позвал он. — Не нужны тебе эти привидения.

Она встала, чтобы идти к нему. Я крепко схватила ее за локоть.

— Она наша, — сказал Январь.

Шагнул вперед, топор над головой. Дедуля отступил в дверной проем.

— Только тронь ее, и ты покойник, — говорит.

Прищурил глаза, зовет:

— Помощничек!

Мыш вздрогнул и заскулил.

— Помощничек!

— Дедуля.

— Ты в порядке, Помощничек?

— Он очень перепугался, — шепчу.

— Тронь его, и ты покойник, — откликнулся Дедуля.

— Убийца! — выкрикнул Январь. — Убийца!

Дедуля протер глаза от склизкого ила и уставился на него. Потом протянул руку:

— Иди ко мне, Небоглазка.

Я крепко держала ее локоть:

— Не двигайся, сестренка. Не двигайся, Анна.

Я закрыла глаза и прошептала:

— Мама! Мама!

Во мне зазвучал ее голос:

— Спокойно, Эрин. Сохраняй спокойствие, и все будет хорошо.

— Он не хочет делать вам ничего плохого, — сказала Небоглазка. — Дедуля — добрый дедуля. Он вас не обидит.

Слышу бешеное дыхание Января, чувствую, как он перепуган и взбудоражен. Рука держит топор, а сама дрожит и дергается. Дедуля протер глаза от ила и шагнул вперед.

— Дедуля! — позвал Мыш.

— Что, Помощничек?

— Дедуля, там в Черной Грязи покойник. Труп, закопанный глубоко-глубоко.

— Я знаю, Помощничек. Сегодня ночью ты откопал большую радость.

— Большую радость?

— Большую радость, мой Помощничек. Этой ночью ты нашел святого. Ты нашел святого, которого Дедуля не мог найти, копая годы и годы.

Протянул руку.

— Иди ко мне, — шепчет. — Не нужны вам с Небоглазкой эти злые привидения, а я вам все расскажу о святых.

И как зыркнет на нас с Январем.

— Я видел, — шипит. — Я видел, как вы морочите голову моей Небоглазке. Я видел, как вы ее сбиваете с пути. Я видел, как вы сбиваете с пути Помощничка. Они оба — бесценные сокровища. А вам пора уходить. Пора оставить их в покое и безопасности с Дедулей.

— Без них мы не уйдем, — говорю.

Он вдруг шагнул вперед. Вырвал у Января топор. Выбил нож из моей руки. Подхватил на руки Мыша и Небоглазку.

— Дальше что? — шепчет. — Вы сами уберетесь или Дедуле вас убрать?

Толкнул Мыша и Небоглазку за стол. Пошел на нас с Январем. В одной руке топор, в другой — разделочный нож. Мы попятились в сторону двери.

— Дедуля! — крикнула Небоглазка. — Дедуля, не тронь их! Это мои друзья, Дедуля!

— Друзья! — шипит. — Это привидения, которые морочат тебе голову, малышка моя. Скажи им, чтобы уходили и оставили нас жить спокойно и счастливо.

Небоглазка плакала. В ее глазах светились боль и любовь ко всем нам.

— Дедуля! Это моя сестра, а ты хочешь ее прогнать!

— У тебя нет сестер! У тебя никого нет! У тебя есть только Дедуля, а теперь еще Дедулин Помощничек!

Она заплакала еще горше. Мыш обнял ее.

— Дедуля! — позвала она. — Дедуля!

И протягивает ему фотографию.

— Что это — этот рисунок моих сонных мыслей? Кто эти привидения? Что случилось с моими мамой и папой? Что случилось с моими братьями и сестрами?

Он замер. Его тело обмякло. Он выкатил глаза. Смотрит на меня, а говорит с Небоглазкой.

— Что ты сказала, малышка?

— Что с ними случилось, Дедуля? С моей мамой, моим папой, моими братьями и сестрами?

Ил и вода так и текут ему на глаза.

— Видите? — шепчет. — Видите, что вы сделали с милой Небоглазкой?

Он бросил на пол топор и нож, подошел к ней. Взял ее на руки, и они заплакали вместе, снова и снова и снова зовя друг друга по имени.

 

21

Мы с Январем стоим молча. Смотрим на них. Высокий старик, перепачканный черным илом, всхлипывая, обнимает своими ручищами крошечную Небоглазку. Мыш сидит на корточках у стены, тоже весь в иле, перепуганный и зачарованный. Лопаты, ведра, полки с сокровищами, коробки с тайнами, огромная книга, ножи и топор. Мы постояли — и оставили их одних. Поманили за собой Мыша, вышли в типографию и закрыли за собой дверь.

Январь протер глаза:

— Это все наяву?

— Да, это наяву.

— И труп правда был?

— Да, — говорит Мыш.

Мы вздрогнули, недоумевая. Пошли бродить среди орлов и ангелов. По звездному небу проносились силуэты летучих мышей. Лунный свет заливал типографию.

— Там еще много чего было, — говорит Январь. — Чертова прорва всего. Газеты, фотографии, исписанные листы, рисунки, побрякушки. Полные коробки.

— Сокровища, — говорю. — Вещи из ее прошлого.

— Да. Сокровища. Я как раз до них добрался, когда услышал, как Мыш орет.

Стоим молча в лунном свете, ошеломленные местом, куда мы попали, и тем, что здесь обнаружили.

— Мы можем просто свалить, — говорит Январь. — Просто сесть на плот прямо сейчас и уплыть от всего этого.

— Не можем, — отвечаю.

— Да, я знаю.

Сидим на крыльце типографии и глядим на реку. Мыш вскоре свернулся клубочком и уснул. Январь засмеялся:

— Ты посмотри на него. Можно подумать, он у себя дома. Заснет где угодно и когда угодно.

— Зверюшка-соня.

Мы прижались друг к другу плечами.

— Мне до сих пор снится, что ты ушел. Снится, что ты плывешь один к морю.

— Я почти так и сделал. Спуститься к плоту, запрыгнуть на него, отвязать канат и уплыть. Чего уж проще, казалось бы.

— Но ты не уплыл.

— Наверное, потому, что я не могу…

Передернул плечами.

— Не могу оставить тебя, Эрин.

Мы посмотрели друг другу в глаза.

— Я знаю, — говорю. — И ты знаешь, что в один прекрасный день я пойду с тобой куда угодно. Хоть на край света. Хоть на смерть. Ты ведь это знаешь?

— Да. Я это знаю, Эрин.

Смотрим на реку, она блестит в свете звезд. Каждый ушел глубоко в себя, в свои воспоминания, мечты и тайны. Я проскользнула в садик в Сент-Габриэле и почувствовала, как меня обнимают мамины руки. А где был Январь? Наверное, в картонной коробке, в которой его несли, завернутого в одеяльце, сквозь холодную зимнюю ночь.

Мы долго молчали. Луна катилась по небу. До нас доносился отдаленный гул автомобилей, отзвуки далекой музыки.

Я чувствовала, как Январь успокаивается, как бешенство и страх отступают.

— Эрин!

— А?

— Как ты думаешь, узнаем мы когда-нибудь все о себе?

Я представила перепуганную, очень красивую молодую женщину, убегающую со ступенек больницы в зимнюю ночь. Представила моряка на судне, уплывающем по реке к устью.

— Не знаю. — Я взяла его руку. — Много чего мы никогда не узнаем. Но, может быть, в один прекрасный день, когда ты меньше всего будешь этого ждать, твоя мама появится на пороге и скажет: «Здравствуй, я твоя мама».

— Да, — ответил он. — Обязательно.

— Да.

Он выпрямился и посмотрел мне в глаза:

— Эрин, она меня любит и хочет, чтобы я был с ней. Она обязательно вернется.

Он снова сгорбился и прижался ко мне плечом.

— Понимаешь, у меня ведь ничего нет.

— Ничего?

— Ни сокровищ. Ни фотографий. Ни сережек. Ни помады. Ничего. Даже воспоминаний. Только сны, дурацкие мысли и дурацкие надежды.

— У тебя есть друзья.

— Может быть.

— Точно. Друзья, которые тебя любят.

Он задрожал и заплакал.

— Иногда, — говорит, — я всех-всех ненавижу. Ненавижу так, что хочу всем причинять боль, чтоб и они меня ненавидели.

Я улыбнулась:

— Я знаю. Вот только не получается у тебя ненавидеть.

— Да. Меня даже на это не хватает.

Мы снова замолчали. Мама подошла к нам. Я почувствовала на щеке ее дыхание. Она обхватила руками меня и Января, и мы сидели так в лунном свете, между сном и явью, погруженные в радость и страх жизни в этом таинственном мире.

 

22

А потом настал рассвет, и звезды померкли, и голуби с воробьями сменили летучих мышей у нас над головой. Над рекой кричали чайки. Мы с удивлением посмотрели друг на друга. Улыбнулись. Встали. Легонько потрясли Мыша, чтобы просыпался.

— Фиг его знает, что у них там происходит, — сказал Ян.

Мы подошли к комнате охраны. Оттуда ни звука. Тихонько приоткрыли дверь. Дедуля с Небоглазкой сидят на полу. Он обнимает ее одной рукой. Рядом стоят открытые коробки. Небоглазка держит фотографию в перепончатых пальцах.

— Эрин! — воскликнула она. — Я думала, вы с Янви Карром уплыли.

Глаза у нее блестящие, красные, полные слез.

— Ах, Эрин!

Она повернулась к Дедуле, он кивнул и опустил глаза.

Я присела на корточки рядом с ней. Она повернула ко мне фотографию. Снимок был мятый и выцветший, но на нем можно было разглядеть семью: мать, отец, а перед ними сидят четверо детей. Она поднесла фотографию к моим глазам:

— Смотри глазами близко-близко, и ты увидишь маленькую Небоглазку.

Я пригляделась. Самая младшая из четверых. Светлые волосы, блестящие глаза, бледные щеки. Крошечные ручки с перепонками между пальцев. На пальцах ног тоже перепонки. Сидит у женщины на коленях, а та нежно прижимает ее к себе.

— Это я, — говорит Небоглазка.

— Это ты.

— Я не многое могу говорить, Эрин.

— И не надо.

Я посмотрела на Дедулю:

— Это она?

— Да, — говорит. — Это Небоглазка.

Глаза его наполнились воспоминаниями, тайнами и путаницей, царившей в его голове.

— Всё было неправильно, — говорит. — Всё были выдумки.

Небоглазка водит пальчиками по своему изображению, по матери, отцу, сестре и братьям.

— Мое имя Анна.

Она прикусила губу, произнося это имя.

— Анна, — шепчет. — Анна. Анна. Странное чувство во рту. Анна. Анна.

— Ты в детстве была очень хорошенькая, — сказала я.

Январь взял фотографию и внимательно посмотрел:

— Да, правда. Ты была очень хорошенькая, Анна.

— Я не была рыбкой-лягушкой в глубине Черной Грязи.

— Нет. Ты была рыбкой-лягушкой, так же как я, внутри у твоей мамы.

Она снова взяла фотографию. Потрогала лицо женщины. В глазах — растерянность, потрясение, счастье.

— Это моя мама. Это мой папа. Это мои братья и сестра.

Были и другие фотографии. Выцветшие, мятые, размытые, как будто они долго пролежали в воде. На всех были одни и те же люди. Вот вся семья сгрудилась, хохоча, на диване в гостиной. Были снимки детей отдельно и родителей отдельно. Была свадебная фотография родителей: она — в длинном белом платье и фате, он — в черном костюме, на обоих лицах улыбки. Была фотография на маленькой яхте, где все столпились у мачты, одетые в непромокаемые куртки и спасательные жилеты, даже маленькая Анна. Ветер развевает волосы, за спинами плещет море.

Мы рассматривали фотографии — прошлое Анны. Я сказала:

— Ты была очень счастливая.

— Это правда.

Она взяла меня за руку.

— Но у меня в голове все бьется, как голубиное крыло, и плещется, как текучая вода, и пляшет, как пыль. Я не знаю, счастливая я сейчас или нет.

— У тебя была чудесная мама. У тебя был чудесный папа. У тебя были чудесные братья и чудесная сестра. Многие люди отдали бы что угодно за то, чтобы у них это было. Это твои сокровища, Анна. Ты нашла свои сокровища.

Она потрогала лицо матери, шепча:

— Мама. Мама. Мама.

Дедуля опустил голову. Слезы текли у него по щекам.

— Я был не прав, — сказал он. — Я старался только для тебя, малышка. Хотел, чтобы твое сердечко никогда не знало горя. А теперь вот ты плачешь.

— Ты тоже плачешь, Дедуля.

Она потянулась к нему, обняла, и они закачались в объятиях друг друга.

В одной из коробок лежала газета. На ней стояла дата десятилетней давности. Заголовок говорил о семье, которая пропала в море. Январь чертыхнулся. Мы положили газету обратно и молча переглянулись.

— Покойник, — говорит Январь спустя некоторое время. — Надо его снова найти.

— Ты шутишь! — отвечаю.

И знаю при этом, что он всерьез.

 

23

Мыш остался в комнате охраны с Дедулей и Небоглазкой, а мы вышли.

— Ты с ума сошел!

— Ага, ты всегда это говоришь.

И усмехнулся бесовской усмешкой.

— Где же, — говорит, — твоя тяга к приключениям?

Я рассмеялась и похлопала его по руке:

— Хорошо, что ты не уплыл один!

— Ага!

Я улыбнулась:

— Вперед, к приключениям.

— Ага. Ты да я.

Я вздрогнула и усмехнулась.

— Ты да я, — говорю. — Ты, да я, да покойник в Черной Грязи.

Мы вышли из типографии. Ян повернул к причалу. Солнце уже встало, красный шар нависал на востоке над невидимым морем.

— А если это было убийство? — спросила я.

— Думаешь, убийство?

— Вспомни минувшую ночь: он пошел бы на все, чтоб защитить Небоглазку.

— Значит, убийство.

— И что нам в таком случае делать?

— Делать?

— Ну, там, полицию звать. Когда убийство, надо же что-то делать.

— Он скажет, что он его просто убрал.

— Говорить он может что угодно, это все равно останется убийством.

— Черт подери, Эрин, давай сперва разберемся, а потом уж будем думать, что делать.

Мы подошли к причалу. Со времени вечерних раскопок прилив сменился отливом. Плот снова засел в иле. Ямы в Черной Грязи почти сгладились. На другом берегу ранняя парочка бежала трусцой по велосипедной дорожке. Ян рассмеялся:

— Глянь, привидения!

Смотрим вниз. Ян что-то бормочет, пытаясь понять, где именно Мыш копал вчера вечером.

— Нам ни за что не найти это место, — говорю.

— Значит, сдаемся?

— Нет, конечно. — Я пожала плечами.

— Мы его найдем. Пошли. — Ян стал спускаться по обломкам лестницы.

Я шла за ним. Он привел меня на границу топи и суши, туда, где ноги начинали скользить и проваливаться в трясину:

— Где-то здесь, я думаю.

Я вытаращилась на него.

Он расхохотался:

— Давай, Помощничек! Обнови лопату!

Мы начали копать. Ворочаем лопатами ил — маслянистый, вязкий, вонючий, пропитанный водой. Все это шлепает и хлюпает. Мы в минуту перемазались до ушей. Соскальзываем в нами же вырытые ямы. Уходим в ил по щиколотки, по икры, по колено. Горы ила вырастают вокруг. А мы копаем все глубже и глубже. Я все поглядывала на Яна, он издавал торжествующие вопли и был похож на безумное черное существо, порожденное этим самым илом. Солнце стояло уже высоко, стало теплее, вонь бензина, гнили и отходов усилилась. Нас подташнивало. Мы отплевывались от ила. Он забивался в глаза, в уши, в складки кожи. Я спрашивала себя, что я тут делаю. Говорила себе, что Мыш ошибся, что не было тут никакого трупа, нет тут вообще ничего, кроме камней, осколков посуды и старых тряпок, которые мы отшвыривали в сторону. Говорила себе, что нам надо поскорее вернуться в комнату охраны и заставить Небоглазку уйти с нами. Или же отправиться в полицию, привести их сюда — пускай разбираются. Что ни сделай, все лучше, чем копаться в мерзкой Черной Грязи в поисках трупа, который мне меньше всего хотелось найти. Но я продолжала копать, отплевываться, утирать лицо и копать дальше, глубже и глубже. Наконец мне стало совсем худо, и я собралась уже сказать Яну, что не могу больше, — и тут увидела в черной-черной жиже кончики пальцев.

Я выбралась из ямы. Посмотрела на реку, на реальный мир, на мост, где поблескивали огоньки проезжавших автомобилей, на шпили и крыши шумного города.

— Эрин!

Я обернулась.

Он выкарабкался из своей ямы:

— Эрин?

Я кивнула. Вниз смотреть никаких сил.

— Да, — шепчу. — Да.

Ян встал на колени:

— Где?

— Там. Там, внизу.

Он соскользнул вниз. Стал руками разгребать ил на дне ямы. Потом вскрикнул, и я поняла, что он его нашел.

 

24

— Не настоящий он, — говорит.

— Чего?

— Не настоящий. Кукла, статуя или чего еще. Из кожи, дерева или чего еще. Это не труп. Ну, не настоящий.

Он вылез из ямы и присел рядом.

— Пойди посмотри, — говорит. — Сама увидишь.

А мне не набраться духу, чтобы посмотреть вниз.

— Давай, Эрин.

Я вдохнула поглубже и стала спускаться. Теперь видно было всю руку, полузатопленную илом. Она поблескивала на солнце. Я увидела рисунок на кончиках пальцев, линии на ладони. Дотронулась до руки, и, действительно, на ощупь она была похожа на кожаный мешок, а не на человеческую плоть. И лежала так, словно ждала подарка, подношения.

— Видишь? — спросил Ян.

— Да.

Я стала откапывать эту руку своими руками. Выкопала запястье, локоть, покрытые гладкой тонкой кожей — на ощупь как сумка. Рука поблескивала в солнечных лучах. Я присмотрелась и увидела, какая она красивая, совсем как живая и в то же время как копия живого, которую нарочно оставили здесь, в Черной Грязи, для того, чтобы кто-нибудь вроде нас с Январем ее нашел. Копаю дальше. Предплечье, плечо, грудь, красивой формы грудная клетка, обтянутая чем-то странным. Ян таращится и пыхтит. Я обернулась к нему.

— Что имел в виду Дедуля? — шепчу. — Почему он сказал, что это святой?

У Яна глаза как блюдца. Я вижу, что он тоже околдован красотой, явившейся из Черной Грязи.

— Без понятия, Эрин.

Разгребаю ил дальше. На теле остатки ткани. Они рассыпались и облетели вместе с илом. Попалось что-то металлическое, вроде застежки. Я взяла железку в руки, посмотрела на солнечный свет, передала Яну. Нашла в иле монетки. Протерла и передала Яну. Нашла еще одну застежку, на груди, и передала Яну.

— Что это такое? — спрашивает он. — Что это мы нашли, Эрин?

Копаю дальше. Приостанавливаюсь. Молюсь. Шепотом обращаюсь к маме. И вот я начала отодвигать ил оттуда, где должно было быть лицо.

Голова лежит на подушке из черного ила. Щеки впали, глаза закрыты. Прямая безмятежная линия губ. На лбу спутанная прядь черных волос. Лицо сияло, отражая свет. Оно было тише тихого, недвижней недвижного, но лежало на подушке из ила под солнечными лучами так, словно ждало чего-то, словно глаза в любую минуту могли открыться и посмотреть в мои. Кончиками пальцев я погладила это дивное лицо. Я уже поняла, что это не кукла и не статуя. Это мертвец, пролежавший в Черной Грязи много-много лет. Ил и бензин не дали телу разложиться. Перед нами лежал юный красавец давно минувших времен.

Я вылезла наверх, к Январю, и сказала тихо:

— Это человек. Просто он не разложился.

Мы посмотрели вниз.

— Мы бы должны перепугаться до смерти, — говорю.

— Я знаю.

— Но он очень красивый, правда?

Ян улыбнулся и покачал головой:

— Красивей красивого, да?

— И что нам теперь делать?

— Да я без понятия, Эрин.

Мы протерли застежки и монеты; рассмотрели их.

— Не такие уж древние, — говорит Январь. — Им, наверное, лет сто или около того.

— Но Дедуля его не убивал.

— Дедуля его не убивал.

Он посмотрел на пустынную реку, катившую воды в море.

— Наверное, было время, когда река была куда полноводнее. Прорва кораблей. Прорва народу работала в порту и на верфях. Может быть, он просто упал в воду и никто не заметил, а когда хватились, было уже поздно.

— Может быть, его искали много недель, но так и не нашли. Они подумали, что его затянуло на дно реки или унесло в море.

Январь посмотрел на металлические застежки.

— Это от рабочего комбинезона, — говорит. — Вот что это такое. Знаешь, которыми лямки пристегивают.

— Это рабочий.

— Да, рабочий.

Мы посмотрели туда, где уже не было ни складов, ни мастерских. На противоположном берегу все благоустроили. Засеянный газон. Прогулочные и велосипедные дорожки. А вверх по реке тянулись пустыри, разрушенные причалы, руины, которые тоже скоро снесут. Там, где раньше стояли огромные портовые краны и погрузочные платформы, выросли новые рестораны и клубы. У нас за спиной было еще много развалин — в том числе наша типография, — обреченных к скорому уничтожению. Мы снова посмотрели на юного красавца в болотной жиже, свидетеля исчезнувшей эпохи.

— Наверное, у него были дети, — сказала я. — И жена. Наверное, они ждали его, а он так и не вернулся домой.

— Кто он был?

— Теперь уже не узнаешь.

— Загадка.

— И что нам делать?

— Можно так оставить. Можно снова закопать. Можно вынести отсюда.

Больше мы не разговаривали. Быстренько спустились вниз и осторожно выкопали его. Мы работали медленно, аккуратно. Подсовывали под тело руки и высвобождали его из Черной Грязи. Мы улыбнулись, увидев у него на ногах кожаные сапоги, не разложившиеся, как и тело. Мы подняли его и вынесли-выволокли на сушу. Мы думали, он будет громоздкий и застылый, но тело изогнулось, когда мы его подняли. Суставы сохранили гибкость. Мы положили его на плот, лицом к небу. Присели на корточки и стали водить руками по его коже. Дотрагивались до лица, гладили лоб. Аккуратно расчесали ему волосы. Смыли ил, черпая горстями воду из реки. С каждой минутой он становился все больше похож на живого и все красивее. Мы подняли его с двух сторон и внесли по разломанной лестнице на причал.

 

25

Мы отнесли его к Озборну и отмыли дочиста. Потом соскребли Черную Грязь и с себя. Расчистили от мусора место на полу типографии, недалеко от комнаты охраны, и устроили мертвеца под распростертыми крыльями ангела. Монеты и застежки мы поместили у него в изголовье. Выложили из металлических литер:

Тем временем солнце поднялось в зенит. Оно светило на святого через прогнившие стропила и танцующую пыль. Где-то в цеху запела незримая птица. А он лежит, как будто во сне, как будто может в любой момент открыть глаза, вытянуть руки и ноги, сесть и снова занять свое место в мире.

В комнату охраны мы вернулись ближе к вечеру. Небоглазка и Мыш все разглядывали Небоглазкины сокровища. Дедуля сидел над ними за столом, листая страницы своей огромной книги.

— Пошли, что мы вам покажем! — говорим.

Мы повели Мыша и Небоглазку по проходам, между печатных станков, туда, где лежал он.

— Кто это? — спросили они шепотом.

— Загадка, — отвечаем. — Какой-то рабочий.

Они испуганно и зачарованно уставились на него.

Тут подошел Дедуля, медленно, весь в черной грязи.

Он опустился на колени, уставился на мертвеца.

— Большая радость, — говорит. — Большая радость, Помощничек. Ты нашел настоящего Святого.

— Святого? — переспросил Мыш.

— Здесь есть загадки, здесь есть сокровища, и здесь есть святые, которые только и ждут, чтобы их обнаружили. Эти святые — они из давних времен, давних-предавних времен, до Дедули, до Небоглазки, до нас до всех.

Он посмотрел на Мыша. Потянулся, погладил его по щеке:

— Когда-то давно я слышал, что в Черной Грязи есть такие святые, их только надо найти. Но отыскать его смог только ты, потому что для этого нужно очень доброе сердце. Я благодарю тебя, Помощничек, за то, что ты нашел святого в глубоком-глубоком мраке и принес его сюда ко мне.

Он закрыл глаза. Молится, судя по всему. И вдруг в глазах у меня поплыло: я увидела странный светящийся контур вокруг фигуры на полу типографии, под обрушившейся кровлей. Говорю себе: у тебя, похоже, галлюцинации. Шепчу, что не может такого быть. И тут мне вспомнились слова Уилсона Кэйрнса прямо перед нашим побегом: Это возможно. Это возможно.

Я вспомнила, как его глаза глядели сквозь нас на что-то удивительное в дальней дали. Я вспомнила его последние слова: Присматривайся. Смотри внимательно. Я и смотрю во все глаза. И тут откуда-то снаружи раздался оглушительный шум и скрежет, как будто на нас едет огромная машина.

Дедуля повернулся к Небоглазке.

— Я был хорошим Дедулей? — спросил он шепотом.

Она прижалась к нему:

— Ты чудесный Дедуля.

— Вот ты и увидела свои сокровища.

— Да, Дедуля.

— Я многое скрывал от тебя.

— Да, Дедуля. Очень-очень многое.

— И много еще такого, чего ты пока не знаешь.

Он перевел глаза на меня:

— Твоя подруга понимает.

— Да, — откликнулась я. — Я понимаю, Дедуля.

Он вздохнул и опустил голову:

— Небоглазка?

— Да, Дедуля?

— Я очень плохо делал, что скрывал от тебя?

— Ты не делал ничего плохого, Дедуля. Ты охранник. Ты старался меня охранить.

Он вздохнул.

— Да, малышка. Я охранник. И я старался тебя охранить.

Он снова вздохнул, еще глубже. Он выглядел старым, очень старым. Посмотрел на меня, на Января, на Мыша.

— Это твои братья и сестра, Небоглазка? Твои братья и сестра вернулись к тебе?

Небоглазка спросила еле слышно:

— Ты будешь мне братом, Мыш Галлейн?

— Да, — ответил Мыш.

— Ты будешь мне братом, Янви Карр?

— Да.

— Да, Дедуля, это вернулись ко мне моя сестра и мои братья.

— Чудесно, — отозвался он. — Чудесней чудесного.

Он сосредоточил взгляд на мне:

— Ты теперь будешь охранять Небоглазку?

— Да. Мы теперь будем охранять Небоглазку.

— И ты расскажешь ей то, что она должна узнать?

— Да.

Слезы проложили светлые дорожки на его черных от ила щеках.

— Не все было неправдой, малышка моя. Правда, что я нашел тебя лунной ночью в Черной Грязи. Правда, что я вытащил тебя оттуда и заботился о тебе. — Он опустил глаза. — Твои сокровища я нашел при тебе, они были засунуты тебе в карман, и я спрятал их от тебя, Небоглазка моя. Я думал, что это сохранит твое сердце счастливым.

— Я и была все время счастлива, Дедуля! Счастливей счастливого.

Он погладил ее по щеке. Потом наклонился, погладил щеку святого и прошептал спокойно-спокойно:

— Похоже, пришло время тебе перебраться через текучую воду в мир привидений, малютка моя.

— Ах, Дедуля! — откликнулась она. — Дедуля!

Они крепко обнялись.

Я подняла голову и прислушалась. Грохот и скрежет поблизости нарастали.