Голоса разбудили Тэйнен уже перед рассветом. Братья препирались почти прямо у нее под дверью. Поначалу они еще пытались говорить потише, но вскоре сорвались.

— Идти в Теал это безумие, — вполголоса рычал Роан.

— А идти по тоннелю — нет? — рявкнул в ответ Криан. — Вигара наверняка уже взяли за жабры, и у выхода нас будет караулить толпа храмовников. Что ты будешь с ними делать?

— Но ты хочешь пройти через два моста!

— Мы пойдем с приказчиками Ламара!

— И попадемся все вместе!

Тэйнен не выдержала, выбралась из кровати и вышла к спорщикам. Криан почему-то встретил ее сердитым взглядом.

— Мы решаем, куда нам идти дальше, — сухо сообщил он. — Роан предлагает двигаться в форт Вейм через Туам, а я считаю, что лучше нам пойти с приказчиками Ламара через Винаран.

— Я боюсь идти через тоннель, — призналась Тэйнен. — Думаю, это станет для нас ловушкой.

— Хорошо, — неожиданно легко согласился Роан. — Пойдем по восточной дороге. Собираться надо, завтрак уже ждет.

В столовой завтракали двое молодых мужчин, приказчики Ламара. Они должны были отправиться сегодня в Винаран за тамошним серебром и золотом для гильдии ювелиров Адараскана.

— Рем и Лукар, — коротко представил их хозяин. — Мои доверенные люди, вы поедете с ними до Винарана. Ну, а дальше, полагаю, дорогу вы знаете сами.

— Доберемся, — в тон ему ответил Криан, усаживаясь за стол и беря с блюда лепешку.

Тэйнен и Роан робко улыбнулись друг другу и присоединились к завтраку. Тэй было немного стыдно за вчерашний вечер. На что бы ни рассчитывал мужчина после своих признаний, она слишком устала для какого бы то ни было продолжения, и уснула прямо на полуслове.

Закончив завтрак, братья и охотница переоделись в такую же одежду, как и приказчики Ламара — темные куртки, такие же брюки и просторные плащи с капюшонами. На плащи были нашиты синие шестиугольники, обозначавшие принадлежность к гильдии ювелиров. Тэйнен пришлось снова наклеить усы и бороду, и, что удивительно, оба мага последовали ее примеру.

— У стражи на мосту амулеты, — объяснил Роан. — Никакие личины нам с ними не помогут. А нас с тобой, увы, храмовники уже прекрасно знают в лицо.

— Амулеты можно обмануть.

Криан говорил по прежнему сухо, без выражения, будто был чем-то до крайности недоволен. И это несмотря на то, что они согласились именно с его предложением поехать с приказчиками Ламара по восточной дороге.

— Только не сейчас. Сейчас их слишком много, наверняка каждому стражнику выдали.

— А нас сейчас, кстати, трое. Пока трое.

Роан резко повернулся к брату, явно собираясь что-то ответить, но не успел. Один из приказчиков, проворно вклинился между ними и резко оборвал назревающую склоку:

— Хватит спорить. Отправляться пора, — бросил он. — Иначе до темноты не успеем доехать до Карса, а ночевать в поле я даже в компании двух магов не желаю.

Из города они выехали в гробовом молчании, не глядя друг на друга. Приказчики ехали впереди, а замыкали отряд двое наемников. В городских воротах их остановили для проверки, но документы даже смотреть не стали, приказчики и стражники явно состояли в давнем и приятном знакомстве. Спросили у них только, почему вместо обычной пары наемников их сопровождают пятеро.

Рем наклонился с седла и зашептал что-то на ухо начальнику стражников. Тот бросил беглый взгляд на спутников и довольно рассмеялся.

— Хитрец твой хозяин, — выговорил он сквозь хохот. — Никогда своей выгоды не упустит.

— Хороший он хозяин, — хмыкнул Рем. — И нам знатно приплатит. Вернемся, поставлю бочонок пива у хромого Торста.

Так, под смех и обмен шуточками, они выехали из города и двинулись по дороге на Карс. Через пару лиг любопытство все же взяло верх, и Тэйнен решилась поинтересоваться, что такого забавного Рем рассказал начальнику стражи.

— Да ничего особенного, — усмехнулся приказчик. — По правилам мы обязаны все драгоценности покупать на торгах в Винаране, а я рассказал ему, что на этот раз мы едем в Ниддар, прикупить камней в темную, прямо у старателей. Экономия обещает выйти очень неплохая, но дело это опасное, вот хозяин и нанял дополнительную охрану.

— Ловко, — похвалил Криан.

— Не то слово, — поддержал товарища молчавший до сих пор Лукар. — Вышло так, что мы сразу ему сознались, что дело у нас намечается темное, незаконное, стало быть, проверять нас всех дальше ему резона уже и не было. Ну, а после пива поставим, серебра отсыплем, и все забудется. И, что главное, никому он про наш отъезд не донесет, незачем. Мы его с угощением ни разу не обманули, с чего ему доставлять нам неприятности?

— Здорово это все, — мрачно проговорил Роан, догоняя по-прежнему едущих впереди приказчиков и вклиниваясь между ними. — Но как мы пройдем через Таларский мост?

— Странный Вы человек, мастер Вэллейн, — пожал плечами Лукар. — Неужто Вы считаете, что мы в Таларе и Орсе никогда пива не пили?

Тэйнен невольно рассмеялась, Роан тоже улыбнулся, и, немного отстав от приказчиков и едущего сразу следом за ними Криана, присоединился к ней. За разговором дорога до Карса пролетела незаметно.

В городок они въехали слишком поздно, одними из последних, поэтому отдельных комнат в гостинице им уже не досталось, пришлось располагаться в общем зале. Наемники разогнали из угла нескольких бедных странствующих торговцев и притащили туда пару лавок, приготовив место для ночного отдыха. Они поужинали в харчевне, закупили еды на завтрак и на дорогу до Талара и Роан ушел на конюшню, проверить их лошадей. Едва за ним закрылась дверь зала, как Криан подсел к Тэйнен и неожиданно вполголоса сказал ей:

— Если он предложит тебе поехать с ним в Апелор, не соглашайся.

Тэйнен остолбенела от изумления.

— Кто предложит?

— Роан.

— Что это значит? — требовательно спросила окончательно заинтригованная девушка.

— Приедем в Теал, сама все узнаешь, — уклончиво ответил Криан, — Только не соглашайся ехать в Апелор. Пожалуйста.

Последнее слово он произнес с нажимом, но в голосе его явственно слышалась мольба. Тэйнен хотела было схватить его за рукав и решительно потребовать объяснений, но не успела. Мужчина встал и быстро вышел из зала.

Вскоре вернулся Роан. Приказчики уже устроились на лавках вместе с наемниками, и, судя по храпу, кто-то из них уже определенно успел заснуть. Криан еще не возвращался, видимо, сидел в харчевне. Маг сложил свой плащ и предложил его девушке в качестве подушки.

— Знаешь, я хотел тебя кое о чем попросить, — тихо сказал он, когда они улеглись рядышком.

— О чем? — сонно мурлыкнула успевшая пригреться у него на плече Тэй.

— Давай поедем в Апелор. Вдвоем. Только ты и я.

— Зачем?

— Нам сейчас нет смысла оставаться на Равнине, да это и слишком опасно. Тебя разыскивают, как Хранительницу, меня — как мага и охотника. Лучше нам пока отсидеться где-нибудь, а Апелор отлично для этого подходит.

Сонливость девушки улетучилась мгновенно. Когда Криан просил ее не соглашаться ехать в Апелор с Роаном, она поначалу посчитала, что тот просто перебрал пьяного меда за ужином. Но теперь, когда Роан в самом деле предложил ей ехать туда, все окончательно запуталось.

Роана она знала не один год. Она давно задумывалась о том, что, быть может, даже влюблена в него, а вчерашний ночной разговор серьезно изменил их отношения. Но и с Крианом вместе она пережила немало, и он никогда не докучал ей бессмысленными просьбами. Вероятно, у него были какие-то причины просить ее отказаться от предложения Роана.

Но что если этой причиной была всего лишь ревность? Может быть, Криан не хотел ее потерять, и считал, что пока они все вместе, у него еще есть надежда? Действительно, после ночного разговора в доме Ламара отношения братьев переменились, Криан стал таким резким и мрачным, словно постоянно хотел ссоры.

Но ведь раньше, до спасения Роана из тюрьмы, он всегда вел себя с ней ровно и по дружески, никогда не позволяя себе ни поступком, ни даже намеком перейти черту приятельства. Все это выглядело так, словно его не устраивало существование близких отношений между Тэйнен и братом. И если причиной тому была ревность, прежде Криан всегда был большим мастером скрывать свои чувства. Тогда почему он так резко утратил это мастерство?

— Ну, ты согласна? — нетерпеливо тряхнул ее за плечо Роан.

С другой стороны, почему она должна была отказываться? Криан ничего ей толком не объяснил, а ведь при необходимости из Апелора они легко смогут попасть в любой другой форт.

— Согласна, — шепнула она.

— И отлично, — широко улыбнулся Роан, обнимая ее и теснее прижимая к себе. — Завтра выедем из города вместе со всеми, и двинемся на восток.

На рассвете они проснулись последними. Криан и приказчики укладывали вещи и распределяли провизию по сумкам, наемники, судя по всему, отправились готовить лошадей. Криан был все так же мрачно сосредоточен, и старательно избегал встречаться с Тэйнен взглядом.

Наконец вещи были уложены, а лошади оседланы. Они проехали мимо пары сонных стражников, даже не поинтересовавшихся их бумагами, и тут Роан резко свернул и пришпорил коня. Тэйнен, несколько удивленная таким неожиданным поворотом, тем не менее, повторила его маневр. Но далеко оторваться от спутников они не успели. Дорогу им перегородил тяжело дышащий, явно взбешенный Криан.

— Куда это ты собрался? — рявкнул он, резким движением ладони заставляя узду вырваться из рук брата и перелететь к нему.

— Не твое дело, — столь же сердито огрызнулся Роан, безуспешно пытаясь вернуть повод обратно.

— Вдвоем, по деревням, без хороших бумаг… Вам жить надоело?

— Вот знаешь, — рыкнула Тэйнен, вклиниваясь в перепалку, — Сколько лет жили без тебя, и ничего, не померли.

— Да уж, — фыркнул Криан, сплевывая на землю. — Один попал в темницу, а вторая — в засаду храмовников. Хороши, голубки.

— Я не пойму, что тебя не устраивает? — окончательно разозлился Роан, так и не преуспев в перетягивании узды.

Криан, наоборот, резко и неожиданно успокоился. Не то, чтобы он все понял и простил, просто ему стало будто бы совершенно безразлично, что Тэйнен и его брат станут делать дальше. Он выпустил узду из кулака, развернул коня, повернулся в седле и сказал спокойным голосом:

— Ладно. Езжайте вы куда хотите и как хотите. Только знаешь, что, братец, не расчитывай, что, приехав в Теал, я стану молчать.

— Да будь ты…

— Что?

— Ничего. Ладно, едем в Винаран, — так же неожиданно сдался Роан и повернул коня.

Ничего не понимающая Тэйнен последовала за братьями. Ей безумно хотелось потребовать объяснений, но она чувствовала, что время для этого сейчас самое неподходящее. Приказчики и наемники, терпеливо дожидавшиеся их в тени раскидистого дерева, тоже не стали ни о чем расспрашивать.

Так, в полном молчании, они проехали мост, город Орс, и вновь выехали на восточную дорогу. Только на безымянном постоялом дворе, выбранном для ночлега, Тэйнен решила устроить Роану допрос с пристрастием. И на этот раз не позволила ему возиться с лошадьми в одиночестве.

— Что такого страшного Криан отказался скрывать? — в лоб спросила она.

Роан помялся, опустил глаза, тяжело вздохнул и признался:

— Он собирался рассказать все моей невесте.

Тэйнен остолбенела от возмущения.

— У тебя есть невеста? — холодно обронила она.

— Тэй…

— Отвечай, есть у тебя невеста? — рыкнула девушка, не позволяя взять себя за руку.

— Есть, — убитым голосом признался Роан. — Семнадцать лет назад я обещал одной девушке жениться на ней, когда она будет свободна. И вот теперь я узнал, что она наконец-то сможет развестись.

— Объясни. Что-то я ничего не понимаю, — обескураженно призналась Тэйнен. — С кем это там она сможет развестись? Она твоя невеста, или она замужем?

Роан присел на перевернутое ведро, по-прежнему не поднимая глаз, и сказал:

— У нас с Айей была любовь еще в Академии. Хотя какая любовь, так, юношеская влюбленность. Но она чистокровная. И по решению семьи ее выдали замуж за такого же, как и она. В смысле, за чистокровного. А у нас давно уже действует закон, что двое чистокровных могут развестись только если у них есть хотя бы по одному ребенку каждого пола. Или если будет установлено, что один из них неспособен иметь детей.

— Странный закон, — пожала плечами Тэйнен.

— Ничуть не странный. Чистокровных осталось мало, потому кланы и стали так поступать. Обеспечь продолжение линии крови, и женись на ком хочешь, все логично. Я тогда был молодой и глупый, и прямо на свадьбе публично пообещал Айяле, что женюсь на ней, когда она будет свободна.

— А ее муж?

— А что ее муж? — удивился Роан. — Их поженили по договору кланов, никакой любви они друг к другу не питали, и виделись-то на свадьбе от силы третий раз в жизни. Все нормально, у нас такие ситуации в порядке вещей.

— И почему тогда прошло целых семнадцать лет?

— Потому что у Айи постоянно рождались одни девочки. Семь дочерей, а сына все не было. Значит, и о разводе не могло быть речи. Они с мужем живут сейчас в форте Теал, и вот как раз, когда вы были там, у нее родился сын. Значит, она может развестись. Но я уже не тот человек, что обещал жениться на ней тогда! Я тебя люблю!

— А что, эта женщина не может просто развестись с мужем? При чем здесь вообще ты и твое обещание жениться?

— У нас так повелось, — спокойно ответил Роан, — Что в семьях, в которых есть малолетние дети, родители могут развестись только если один из них вступает в новый брак. Насколько я знаю, у мужа Айи нет намерений жениться на другой. А она очень хочет развода, что не удивительно при таком муже.

— При каком?

Маг только мучительно скривился в ответ. Тэйнен тяжело вздохнула. Она не могла винить Роана в опрометчивом обещании, данном тогда, когда она была еще несмышленым ребенком. Поэтому она просто спросила:

— А почему ты хотел поехать в Апелор?

— Я хотел, чтобы мы там поженились, — с обескураживающей прямотой признался Роан. — Хотел сказать потом, будто не знал про Айялу, про ее развод.

— Ну а почему тогда Криан был так против? Что в этом такого? Ему жалко эту женшину?

— Нет. Ему жалко себя.

— Как это? — удивилась Тэй, снова подумав про ревность. Но у Роана нашлось другое объяснение.

— Ты чистокровная, — с горькой усмешкой сказал он. — Ты — Тэйнен Иллис Верье, и решение о твоей свадьбе должен принимать клан Верье. А они определенно будут резко против твоего брака с полукровкой, во всяком случае прямо сейчас. Криан ведь рассказал тебе, что я полукровка?

Девушка коротко кивнула.

— Вот то-то и оно. А между нашими кланами, между Вэллейнами и Верье, и без того натянутые отношения. И если станет известно, что будущий глава клана Вэллейн допустил подобную ситуацию, будет ужасный скандал. И никогда ему не обрести подобающего уважения в Совете.

— И ты передумал из-за него?

— Нет, — с неожиданной злостью в голосе выдохнул Роан. — Мне наплевать, будут ли его уважать или нет. Просто все это было уже бессмысленно. Он открыто заявил, что не станет меня прикрывать, поэтому наверняка послал бы вестника, и все равно расстроил бы нашу свадьбу.

— Но я не хочу, чтобы мою судьбу решали какие-то там Верье, которых я в глаза никогда не видела, — запротестовала Тэйнен. — Я хочу быть с тобой!

— Ни в одном форте мы никогда не сможем появиться, — безжалостно сказал Роан.

— Ну и что? Я и раньше там не появлялась.

Роан тяжело вздохнул.

— Я так не могу, — сказал он, отстраняясь от объятий девушки и беря ее за руки. — Пойми, Тэй, у меня есть семья. Есть отец, мать, брат в конце концов. Мы с ним ссоримся, спорим, мы разные, но мы братья. И я хочу остаться им сыном и братом. Они все отвернутся от меня, если я сбегу с тобой.

— Настоящая семья тебя поняла бы.

— Они и поймут. Но и я их должен понять. Отцу и Криану дорого обойдется мой поступок, нам и так сложно, мы не самый богатый клан, и очень зависим от других. А тут мало того, что Верье окончательно ополчатся против нас, так еще и Ровари не обрадуются, и другие не встанут в этом деле на нашу сторону. Закон есть закон. Поэтому давай будем вести себя достойно, может быть, все еще закончится хорошо.

Тэйнен все-таки не выдержала, прижалась к его груди. До этого момента она просто любила и строила планы на будущее. Пока не узнала про какой-то свой долг, про объявившихся родственников, которые, оказывается, могут теперь решать ее судьбу на свое усмотрение.

Ну, хотя бы с вопросом ревности Криана наступила ясность. И это принесло Тэйнен определенное облегчение. Меньше всего на свете она хотела бы стать причиной раздора между родными братьями.

Так они и стояли обнявшись, пока не услышали с улицы испуганные вопли. Поначалу им было показалось, что там просто вспыхнула пьяная драка, но заметно нервничающие лошади тут же заставили их пересмотреть это мнение. Не теряя времени, Роан потащил Тэйнен наверх за оружием.

Криан и наемники уже похватали мечи и напряженно совещались о чем-то между собой. Рем и Лукар, бледные от ужаса, сидели на лавке, сжимая в кулаках ножи. И почти все прочие постояльцы тоже вооружились кто чем смог.

— Мы же наемные охранники, — зашипел Криан, отвечая на вопросительный взгляд брата, брошенный на его обнаженный при всем честном народе меч. — Значит, можем иметь оружие.

Роан недовольно сплюнул и полез за своим мечом.

— Что там творится? — спросил он, выуживая из недр заплечной сумки клинок Тэйнен.

— Хаморы, — буркнул один из наемников. — Во всяком случае, если верить воплям вон того пьянчуги, чудом избежавшего смерти.

Тэйнен обернулась вслед за рукой наемника, и едва сдержала тошноту. Тощий невысокий мужичонка, валявшийся на лавке, был с ног до головы перемазан кровью и отвратительной серой слизью. А на шее у него висело ожерелье из чьих-то кишок. Судя по всему, никто так и не решился избавить его от этого украшения, а сам он был не в состоянии что-либо сделать и даже сказать.

— Точно, хаморы, — подтвердил Криан.

— Тогда может просто пересидим тут до утра? — с какой-то неуверенностью в голосе предложил второй наемник.

Тэйнен не могла не признать разумности его слов. Хаморы были одними из самых мерзких и опасных тварей. К счастью, еще они были и очень редкими. Все их тело состояло из небольшого шарика-головы, на которой располагались восемь крошечных глаз и солидная клыкастая пасть, и большого количества серой слизи, способной принимать любую форму. Чаще всего хаморы выбирали для нападений форму человека. В темноте можно было и перепутать.

В основном хаморы питались кровью, но уж очень любили свежие потроха. Правда, ели их редко, поэтому их жертв часто принимали за жертв упырей. Но на этот раз, судя по всему, они были или уж очень голодны, или просто решили продемонстрировать свой аппетит во всей красе.

— А получится пересидеть? — так же неуверенно спросил Роан.

— Сомневаюсь, — пожал плечами Криан. — В лучшем случае останемся без лошадей.

Тэйнен содрогнулась, поняв, что все-таки придется идти в ночную темноту. В общем-то хаморы не боялись света, и обычным огнем их было не сжечь. Маги готовили для них особую горючую смесь в специальных шарах, вспыхивавшую на воздухе. Но сейчас, насколько она помнила, ни у кого из них в запасе таких шаров не было. А попытки прикончить хамора мечом как правило заканчивались плачевно. Твари двигались слишком быстро, и попасть им точно в голову было свыше человеческих возможностей.

— Мы пойдем вдвоем, — неожиданно сказал Криан. — А вы трое оставайтесь тут, охраняйте безоружный народ.

Наемники, услышав такое предложение, явно испытали облегчение, но Тэйнен отсиживаться на лавке не собиралась. Роан схватил ее за плечо и отвел в сторонку.

— Тэй, — сказал он, — Если с нами что-то случится, ты единственная сможешь защитить всех этих людей. Без тебя они будут обречены.

— Но у вас даже нет огня!

— У нас есть огонь, — хитро усмехнулся Роан. — Мы оба маги огня, если ты не знала. И у тебя он есть. Это так же просто, как создать светляка. Сначала собери в ладони шарик силы, потом скажи «merleran», а потом брось его в тварь, словно бросаешь мячик. Поняла?

Девушка кивнула.

— Жди, мы скоро. Я тебя люблю.

Когда братья ушли, она с помощью наемников согнала всех людей в центр зала, подальше и от дверей, и от окон, встала на одну из лавок и приготовилась, поглядывая по сторонам. Так она и заметила в щель между ставнями вспышки яркого света с улицы. Это ее порадовало.

Наконец на лестнице послышались шаги, и в дверь постучали. Криану порядочно располосовали плечо, а у Роана пострадала спина. Одежда пропиталась кровью и слизью, но лица у обоих были довольными до невозможности.

— Все, — сказал Криан в наступившей тишине. — Никого больше нет, можете расходиться.

Народ радостно загалдел, покидая зал и разбредаясь кто по своим комнатам, кто в харчевню, заливать испуг крепкой выпивкой.

— От пива бы не отказался, — пробормотал Лукар, увидев три глубоких пореза на плече Криана.

— Займите-ка нам стол, и возьмите пива. Мы к вам спустимся, — предложил Криан, промывая рану каким-то темно-зеленым зельем.

— В жизни не видел столько этих тварей сразу, — проворчал Роан, осторожно выбираясь из куртки и рубашки.

Тэйнен поймала брошенный Крианом пузырек и взглянула на раны. В нескольких местах спина была разорвана до самых ребер.

— Первый, я его не заметил, — ответил Роан на ее немой вопрос. — Промой этим зельем, чтобы не было заражения, а потом наложи мазь и забинтуй. К утру все должно закрыться, а через пару дней и следов почти не будет.

В харчевне их встретили радостными воплями, и с каждого стола тут же принесли по паре кружек пива, так что до своих кроватей все добрались не без труда, всю дорогу опираясь о стены. Причем стены непрерывно изгибались и покачивались.

Естественно, выехать на рассвете после такого им не удалось. Постоялый двор они покинули уже заполдень, сбившись в итоге с заранее продуманного пути и задержавшись на целые сутки. Зато остальная часть пути прошла без приключений. В Винаране они расстались с Ремом, Лукаром и их охранниками, и наутро двинулись дальше, на север.

По дороге они решили не ехать. Слишком велик был риск нарваться на засаду. Храмовники давно подозревали о существовании форта магов где-то в Теалских горах, и вполне могли дожидаться их именно на единственной дороге, ведущей в сторону этих самых гор.

Поэтому им предстояло проехать через Большое болото, выбраться на Сагинские пустоши, миновать Сагинский женский монастырь, проехать Ниддарское предгорье и выбраться к горам. Самой сложной частью этого пути было не болото, как можно было бы предположить, а монастырь. Вокруг него постоянно кружили разъезды храмовников. Пастыри объясняли это необходимостью охранять беззащитных женщин от облюбовавших предгорье вольных старателей, голодных до женского внимания, но Тэйнен склонна была полагать, что куда чаще эти патрули ловили монахинь-беглянок. О суровости тамошней настоятельницы слухи ходили самые разнообразные.

К счастью, нападение хаморов примирило спутников. Братья перестали злиться друг на друга и снова нормально разговаривали между собой и с Тэй. За непринужденными разговорами и шутками время в пути летело незаметно. Болото они преодолели легко, и ни в одну из ночей никто их не побеспокоил. Лишь совсем недалеко от монастыря они наткнулись на одинокого упыря, и Тэйнен успешно опробовала на нем заклятие «merleran».

— Может быть, она тоже маг огня? — задумчиво протянул Роан, разглядывая дымящиеся останки нежити.

— Едва ли, — уверенно ответил Криан. — Не думаю, что архимагистр Ровари ошибся, давая ей имя.

— А при чем тут архимагистр Ровари? — встряла удивленная этой репликой Тэй.

— Ты ведь не знаешь, — вздохнул Криан. — У нас есть традиция, согласно которой имя мальчику дает мать его отца, а девочке — отец ее матери. Если, конечно, они живы, и если они тоже маги. Если их нет, то это делают родители. Стало быть, тебе имя давал отец твоей мамы, Великий Магистр Эпаниор Ровари. И, думаю, его выбор не был случаен.

На следующий день Тэйнен вспомнила об этом рассказе, и хотела было распросить магов поподробнее о своем вероятном дедушке, но не успела. Увиденное заставило ее мигом позабыть о прошлом своей семьи, и сосредоточиться на собственном настоящем.

Девица была привязана к дереву за руки и за шею. Платок сбился на сторону, белое одеяние монахини было перепачкано землей и травой, и, вдобавок, в нескольких местах разорвано.

Криан первым подошел к девушке и извлек у нее изо рта ком грязных тряпок, служивший кляпом, а потом вытащил из-за голенища своего сапога нож и перерезал веревки. Монахиня закашлялась, упав на колени. Тэйнен присела рядом с ней на корточки и протянула фляжку с водой.

— Кто тебя так? — сочувственно поинтересовалась она, после того, как девушка смогла наконец отпить несколько глотков.

Услышав ее голос, монашка мигом вскочила на ноги и попятилась назад, пока не уперлась спиной в поваленное дерево, к которому еще недавно была привязана.

— Не прикасайся ко мне, богомерзкая тварь, — хрипло пробормотала она.

— Хорошенькая же благодарность за спасение, — хмыкнул Роан.

— Вы — гнусные, богомерзкие еретики… — снова начала девица.

Тэйнен решительно перебила ее.

— Отлично, — спокойно заявила она. — Мы — мерзкие и гнусные — тебя спасли. Кто же тогда такой хороший привязал тебя тут?

Девушка опустила глаза и замолкла.

— Есть хочешь? — участливо спросил Роан.

Она робко и смущенно кивнула в ответ.

— Тогда давайте позавтракаем, только быстро, а потом мы тебя проводим до монастыря.

— Не надо до монастыря, — прошептала девушка.

— Так это они тебя сюда? — догадался Криан. — А за что?

Девушка неожиданно разрыдалась, сев на землю и уткнувшись лицом в собственные колени. Плечи ее содрогались, платок окончательно свалился с головы, и по спине рассыпались светлые, почти белые волосы, среди которых неожиданным пятном темнела одна черная прядь.

— Я ударила стража, — выдавила она сквозь всхлипы.

— Как? — выпалил Роан.

— За что? — сразу вслед за ним спросила Тэйнен.

— Я пошла вечером за водой… а он меня во дворе… я испугалась и попыталась его оттолкнуть, а он отлетел далеко. Очень далеко. И голову разбил о коновязь.

— И настоятельница сказала, что ты — богомерзкая тварь, и приказала привязать тебя у поваленного дерева, где бродит упырь, — как-то буднично, спокойно закончил ее рассказ Криан.

Девушка изумленно вскинула голову и даже перестала рыдать.

— Откуда ты знаешь? — спросила она.

— Знаю и все. А упыря, кстати, мы того. Больше он тут бродить не будет. Как тебя звать-то, монашка?

— Салира, — пробормотала потрясенная девушка.

— В самом деле, откуда ты знаешь про настоятельницу? — спросила Тэйнен, вытаскивая из своей сумки лепешки и сыр.

— Догадался, — буркнул Криан.

— Ну да, — не поверил Роан. — И о том, что в монастыре знали про упыря, и про то, где именно он бродит, ты тоже догадался.

— Хорошо, — сдался Криан. — Вы все тут можете мне не верить, но я расскажу, потому что вы сами напросились. Там, в Зале Кристалла, мне в спину ударило камнем, и я прикоснулся к Кристаллу. Случайно. Помнишь вторую вспышку? Вот тогда я и увидел все это. И девушку с темной прядью в светлых волосах.

Роан потрясенно попятился, и остановился, лишь наткнувшись на собственную лошадь. Кобыла недовольно боднула его головой, выказывая недовольство, но он не обратил на это внимания.

— Видение Хранительницы?

— Наверное. Тогда я даже не подумал об этом, а вот сейчас, кажется…

Девушка снова разрыдалась, прерывая их разговор.

— Никакая… я… не… Хранительница…

— Не реви!

Тэйнен сердито тряхнула ее за плечи, заставляя умолкнуть.

— Ты нужна нашему миру, дурочка, — заговорила она, глядя Салире в глаза и не давая отвернуться. — Без тебя нежить скоро сожрет нас всех. Это будет очень скоро, поверь. Когда я была ребенком, еще были деревни без заборов в два человеческих роста. Мы с ребятами допоздна гуляли по лесу. Разве теперь такое где-то осталось?

— Не знаю, — отчаянно прошептала монашка. — Я выросла здесь, в монастыре. Тут ничего не менялось…

— Зато я знаю, — зло отрезала Тэй. — Мы прячемся, мы запираемся, но люди все равно погибают каждый день. Это нужно остановить. И ты можешь это остановить!

— Не могу. Я не знаю, как…

— Идем с нами, и ты узнаешь. Идем?

— Идем, — шепнула Салира.

— Вот и хорошо, — проговорила Тэйнен, обнимая девушку за плечи. — А теперь поплачь. Ничего, это можно, это ничего…

Мужчины потрясенно наблюдали за этим разговором, не пытаясь ничего сказать. Добавить к тому, что говорила Тэйнен, пожалуй, и впрямь было нечего. Так же молча они вчетвером расправились с завтраком и поехали дальше. Тэй взяла Салиру к себе в седло.

Они уже подъезжали к горам, когда девушка спросила:

— В монастыре нам рассказывали, что Кристалл можно уничтожить, и тогда все прекратится. И что это должна сделать именно Хранительница. Это правда?

— Вот скажи мне, — задала встречный вопрос Тэйнен. — Храмовники говорят, что они — образец достоинства и праведности во всем. Разве поведение того… храмовника у колодца было достойным или праведным?

— Нет, — тихо ответила Салира, не поднимая глаз.

— Значит, они врут про свою праведность, — непреклонно подытожила Тэйнен.

— Врут, — так же тихо признала монашка, еще ниже опуская голову.

— Вот и про Кристалл они точно так же врут.

— Но ведь не все же храмовники такие!

— Верно, — согласился поравнявшийся с ними Криан. — Но насчет Кристалла они… заблуждаются. Хранительница может его уничтожить, но от этого станет только хуже. Мы, кстати, приехали.