1

Весь день летела маленькая «Снежинка», пересекая горы и моря, теплые южные озера и жаркую пустыню, скованные льдом реки и заснеженные колхозные поля.

Диспетчеры Аэрофлота радостно приветствовали маленьких путешественников и, узнав голос Егора, поздравляли его с победой.

От Ростова-на-Дону и до самого села Отрадное в Московской области они летели в густых облаках. Штурман Внуковского аэропорта помог Егору рассчитать правильный курс полета и вывел его вертолет почти к самому дому дедушки Осипа, куда они прилетели перед заходом солнца.

Егор покружил над домом, подлетел к окну и замигал яркими фарами. Дедушка открыл им форточку.

Посадив вертолет на середину комнаты, Егор выключил мотор, славно поработавший столько часов, и выбрался из кабины.

За ним, кряхтя, вылез Мур-Вей и тут же произнес заклинания. Егор почувствовал головокружение, в глазах его потемнело, а когда неприятные ощущения прошли, он и Мур-Вей стали большими. Теперь он увидел, что Мур-Вей и дедушка Осип были одного роста.

— Гм… гм… — смутился Осип Алексеевич, увидев чужого человека.

— Дедушка, познакомься, — сказал Егор. — Это волшебник Мур-Вей… А это — мой дедушка Осип.

Старики понравились друг другу и разговорились, как добрые приятели.

— Мой добрый дедушка Осип, было время, я очень любил детей, — рассказывал Мур-Вей о своей жизни. Он так расстроился, что едва не заплакал. — Несчастный, — стонал он, — ну кому я нужен теперь, слабый, больной волшебник?.. Люди стали обходиться без меня и научились делать такое, что не под силу ни одному из чародеев! Горе мне, горе… Теперь и в сказках не будут рассказывать обо мне. И никто из самых знаменитых мудрецов и гадателей так и не может сказать, чем я болен…

— Ну, ничего, ничего, — успокаивал дедушка и вдруг взволнованно воскликнул: — А ведь, знаете, я, кажется, понял причину вашей болезни.

— Вы?! Говорите немедленно, я осыплю вас жемчужинами!

— Жемчуг мне не нужен, — отмахнулся Осип Алексеевич. — Слушайте… Раньше, когда человек многого не знал и не умел, вы были в славе и удивляли всех своими чудесами. Когда же человек создал науку и технику, ваше здоровье пошатнулось! Поняли? Вы же сами говорите, что человек научился многому такому, что не под силу даже вам, волшебникам… Ваше состязание с Чао тому пример. Вероятно, это профессиональная болезнь волшебников.

— Верно! — яростно блеснул глазами Мур-Вей. — Я уничтожу науку и технику и верну свое здоровье! Я превращу в пыль всех ученых… Жаль, что раньше никто не рассказал мне, в чем дело!

— Да как же вы уничтожите науку и технику, если вы так ослабли, что уже больше чем наполовину утратили свои волшебные силы? — спросил дедушка.

— И это верно, — опечалился Мур-Вей.

— Да и к чему это? Ведь есть иное средство…

— Не мучайте меня, — взмолился Мур-Вей. — Что это за средство? Оно должно называться очень коротко…

— Знание! — ответил дедушка Осип. — Короче и не скажешь.

— Знание, — повторил волшебник. — Разве оно поможет?

— Я так понимаю, — продолжал развивать свою мысль дедушка Осип. — Теперь, когда наука и техника достигли высокого развитая, вам, волшебникам, просто невозможно без образования… Да, да! Поступайте в школу, затем в институт или в университет, и вы вновь станете здоровым, да еще и с образованием. Получите диплом и научитесь творить такие чудеса, какие вам раньше не снились! Будете проникать в тайны жизни и в глубины Земли. Работы вам хватит, да еще какой увлекательной. Можете стать и писателем…

— Нет, не смогу: сиди и пиши день и ночь. Терпения не хватит.

— Ну тогда актером.

— При моем возрасте? — обиделся Мур-Вей. — Неудобно…

— А если врачом?

— Ни за что! — сердито произнес волшебник. — Двести лет я обращался к ним, и никто не придумал для меня лекарства. Даже словоедство не помогло…

— Наши врачи хорошие, настоящие. Но как хотите… Тогда — художником. Нравится?

— Нет. Всех рисуешь, а тебя — никто.

— Ученым?

— Это другое дело, но трудно очень…

— Без труда ничего не бывает.

— Мы, волшебники, привыкли все делать сразу на одном таланте.

— Так раньше было, — убеждал дедушка Осип. — Теперь придется потрудиться. Конечно, самое почетное — стать космонавтом и летать на другие планеты.

Глаза Мур-Вея загорелись от восторга.

— Неужели можно?

— Можно. Захотите — добьетесь.

— При моем здоровье?

— Так ведь вы получите образование и снова станете крепким, как в молодости, — напомнил дедушка Осип.

— Почему я сам не подумал об этом? — воскликнул Мур-Вей. — Завтра же пойду в школу. Но примут ли меня?

— Да… — задумался дедушка Осип. — Принять-то, конечно, могут. Вот только ваш возраст… А что, если пойти в вечернюю школу для взрослых?

— Нашел! — радостно вскричал Мур-Вей, и лицо его просияло от счастья. — Выход нашел… Я приму облик мальчика, вроде Егора, и стану учиться вместе со всеми. Никто и знать не будет, что мне столько лет.

— Блестящая мысль! — поддержал дедушка Осип. — А все остальное я беру на себя. Поговорю с учителями, с директором школы. В общем, дорогой Мур-Вей, считайте, что вы уже ученик!

Они принялись обсуждать свой план во всех деталях, и было видно, что только сейчас, после стольких раздумий и даже злого отчаяния, Мур-Вей увидел свет надежды и понял, что еще не все потеряно.

— Мур-Вей будет учиться, — с грустью заметил Егор, услышавший их разговор. — А вот меня как бы из школы не исключили.

— За что? — насторожился дедушка Осип. — Небось, набедокурил?

— Да нет, дедушка! Просто опоздал… Сейчас февраль или март?

— Совсем заморочился парень, — всплеснул руками Осип Алексеевич. — Тебе как раз завтра в школу — десятого января…

— Не пойму! — удивился Егор. — Ведь столько дней я пробыл только в одном Чинар-беке…

— Даже очень неверно, — вмешался волшебник. — Мое жилище под корнями Чинар-бека было, как ты знаешь, очень-очень маленькое, и все, кто в него попадал, становились маленькими. Поэтому время там шло быстрее, чем обычно. Там ведь и дни были маленькие, и часы, и минуты. Понял? А ведь мелких зерен всегда в горсти больше, чем крупных. Я так нарочно все устроил, чтобы дни моей болезни стали короче обычных! Понял? А теперь спи спокойно.

2

Прошла ночь. Егор проснулся поздно. Солнечные лучи золотили окна, покрытые морозными узорами. В печке весело потрескивали дрова. Ни дедушки, ни Мур-Вея в комнате не было.

Егор быстро поднялся и глянул на стол. В горшочке от цветов стояло маленькое деревце с забинтованным стволом, украшенное елочными игрушками.

Сердце мальчика болезненно сжалось…

Увидев на сундуке кожаный летный костюм, подаренный Елочкой, Егор подбежал к нему и осмотрел курточку. На изнанке он отыскал фабричную марку с надписью: «Сделано в Стране Чудес». Та же надпись была и на поясе брюк!