Первая и не самая героическая страничка славной истории российских бронепоездов закончилась. Новая эпоха началась переделом собственности, закончившимся, как казалось когда-то, построением социализма в отдельно взятой стране.

Бронепоезда тоже стали предметом пристального интереса двух разрывающих страну сил. Часть бронепоездов досталась Белой гвардии, часть — Красной. Однако и те, и другие понимали, что имеющегося количества явно недостаточно.

И здесь весьма кстати пригодился опыт строительства и боевого применения бронепоездов в годы Первой мировой войны. Разворачивающееся противостояние двух непримиримых сил потребовало мобилизации всех резервов (как здесь не вспомнить противоборство северян и южан Америки). Боевые действия Гражданской войны носили ярко выраженный маневренный характер, особенно острая борьба велась за обладание железнодорожными узлами и магистралями, так как основным транспортом в то время был железнодорожный. И это делало бронепоезда очень важной составляющей вооружения воюющих армий и давало им возможность проявить все свои лучшие качества, всю свою огневую мощь.

В большинстве своем бронепоезда, построенные в этот период, не являлись специальными разработками, как в Европе, скорее это были плоды импровизаций, выполненные без чертежей и каких-либо расчетов. Как правило, бронепоезда формировались из броневых площадок и бронированного паровоза с тендером. В бронепоездах в основном использовались паровозы серий «Ов», «Ол», «Ч».

Броневые площадки представляли собой обыкновенные четырехосные пульмановские платформы или угольные полувагоны. Бронирование площадок и паровозов было двух типов: глухое, при котором паровоз или площадка полностью обшивались броневыми листами, или так называемая «полубронировка», когда броней покрывались только наиболее уязвимые и наиболее важные части. Нередко для защиты личного состава использовались мешки с песком, стружкой, котельное железо. Иногда на платформах строились примитивные блиндажи из шпал и досок.

Устройство бронеплощадки:

1 — Лестница для для обслуживания; 2 — большие бронированные башни с установленными орудиями и пулеметами; 3 — дверь в бронеплощадку; 4 — маленькие бронированные башни с пулеметами; 5 — внутренний стеллаж с боезапасом; 6 — бронированный вагон; 7 — двухосная железнодорожная тележка; 8 — бойницы для ведения пулеметного огня; 9 — бронированная платформа («В7»)

Так, например бронепоезд «Себежский», который построили рабочие железнодорожного депо города Великие Луки, состоял из трех четырехосных угольных платформ, «обнесенных» внутри «подтоварником», то есть бревнами диаметром 10–15 см. В промежутки между стенками и обшивкой засыпали песок. Наиболее уязвимые места паровоза обшили стальными листами. На тендере установили будку для пулеметчика. Кроме того, имелись платформы с запасными рельсами, шпалами, инструментом, не-обходимыми для исправления и восстановления железнодорожного пути. Разумеется, такую крепость на колесах можно было называть бронепоездом лишь с некоторой натяжкой. И, тем не менее, бронепоезд «Себежский» удачно действовал в районе Полоцка, Ярославля и даже под Архангельском

Бронеплощадки изготавливались с одной башней или с двумя. В них размещались орудия в основном 3-дюймового (76,2 мм) калибра. Зачастую на бронеплощадки ставились открытые артиллерийские установки самых различных систем и калибров. Например, построенный в Севастополе в 1919 году бронепоезд «Память Иванова» был вооружен тем, чем располагали арсеналы Черноморского флота: 120-мм пушкой с эскадренного броненосца «Три Святителя», 102-мм корабельным орудием, 57-мм французской скорострелкой.

Кроме того, бронепоезд «Память Иванова», как и каждый другой, располагал пулеметами, в данном случае их было 17. Обычно каждая бронеплощадка имела 6–8 пулеметов. Причем и здесь поражает обилие различных систем: Максим, Льюис, Браунинг, Гочкис и т. д. Все зависело от того, чем в данный момент располагал изготовитель бронепоезда и, как сейчас сказали бы, заказчик.

Имело место несколько попыток установить на платформах орудия более крупных калибров, например, корабельные или крепостные 152-мм и даже 203-мм орудий. Но сила отката этих орудий была столь велика, что требовались специальные упоры и другие устройства, значительно усложнявшие всю систему. Строить артиллерийские железнодорожные транспортеры в этот период возможности не было.

Весьма часто строились так называемые бронелетучки. Это были товарные вагоны, в одном из торцов которых неподвижно устанавливалось одно орудие. Оно могло вести огонь только вдоль железнодорожного полотна. В бортах вагона делались бойницы для стрелков. Паровоз, как правило, первый попавшийся, не имел никакой защиты, кроме самой важной части — котла, который закрывался мешками с песком.

Походный порядок бронепоезда определялся тем, в какой части фронта он в данный момент находился. В тылу бронепоезд двигался по правилам воинского эшелона. Вел эшелон обычный паровоз, за которым следовал бронепаровоз в «холодном» состоянии. Затем располагались бронеплощадки, классные вагоны, канцелярия, клуб, жилые теплушки, кухня, цейхгаузы, баня, конюшня, вагоны со снарядами и платформы с железнодорожными материалами и повозками.

Постепенно вырабатывались правила, инструкции, наставления, определявшие все стороны жизни бронепоезда и мирные, и боевые.

Уже 18 декабря 1918 года в Красной армии были определены штатный состав бронепоезда и его команды. Приказ об этом подписал сам Л.Д. Троцкий. Согласно этому приказу бронированный поезд с экипажем из 136 человек должен был состоять из паровоза, двух бронированных платформ, вооруженных пушками и пулеметами, подвижной базы из 6–7 вагонов с «черным» паровозом для перевозки технического имущества и боеприпасов.

Несколько позднее появилась инструкция, делившая все бронепоезда на две части: 1-я часть — боевая. Поезд № 1 — две бронированные платформы с паровозом посередине. Вооружение: два 3-дюймовых или зенитных орудия, 12 пулеметов и два миномета. Поезд № 2 — две платформы (желательно бронированные) с паровозом. Вооружение: два 4- или 6-дюймовых орудия.

2-я часть — резерв. Поезд № 3 — железнодорожный состав для перевозки экипажа и имущества.

Варианты размещения на бронеплощадках 6-дм орудия Кане

Подобная структура формирования бронепоездов оказалась слишком сложной и плохо управляемой. Командирами бронепоездов в тот период зачастую были люди, не имевшие не только специального, но и общего образования. Впрочем в те годы это было скорее достоинством, чем недостатком. В результате столь сложное хозяйство использовалось не всегда рационально. Например, имели место случаи стрельбы из орудий среднего калибра по одиночным солдатам противника. Были промахи и в тактическом использовании бронепоездов. Поэтому бронепоезда № 1 и № 2 стали использовать как самостоятельные боевые единицы.

Схема броневой части бронепоезда: а — тип «А»; б — тип «Б»; 1 — контрольная платформа; 2 — бронеплощадка; 3 — бронепаровоз; 4 — броневой артиллерийский погреб

В прифронтовой полосе бронепаровоз следовал «горячим», то есть под парами. Боевая часть и база следовали раздельно. На бронеплощадках находилось не менее одной трети боевого расчета. Боевая часть формировалась в сторону фронта в следующем порядке: контрольные платформы с железнодорожным материалом и инструментом (две платформы ставились на тех участках, где были проложены рельсы длиной 12,8 м), затем следовала бронеплощадка № 1, бронепаровоз с тендером, бронеплощадка № 2 и дальше контрольные платформы, на которые грузились дрезины. Для наблюдения за исправностью железнодорожного полотна на контрольных платформах располагались кондуктора с сигнальными флажками или фонарями.

База в зависимости от оперативного расстояния или следовала за боевой частью на дистанции 1–2 перегонов (25–30 км), или оставалась на последней станции и поддерживала постоянную связь с боевой частью.

В период Гражданской войны для боевой части часто выделялся полевой штаб, состоявший из командирского вагона, вагона-конюшни, вагона для раненых и вагона-кухни. Полевой штаб двигался совместно с боевой частью или на удалении 1–2 км вагонами вперед. На остановках высылалось боевое охранение на удалении 100–150 м с каждой стороны для предупреждения внезапного нападения на бронепоезд.

4 января 1919 года Реввоенсовет республики издал приказ, согласно которому бронепоезда подчинялись начальнику броне-частей армии, в районе боевых действий которой они в данный момент находились. Бронепоезда рассматривались в то время как вспомогательный вид оружия. Чтобы повысить эффективность деятельности бронепоездов при каждом из них сформировали десантные отряды численностью до 320 бойцов.

Анализируя опыт боевых действий бронепоездов в годы Гражданской войны, Реввоенсовет 5 августа выпустил инструкцию, по которой бронепоезда по своему оперативно-тактическому назначению подразделялись на следующие три типа:

Тип «А» — ударный, сильно бронированный, состоящий из броневого паровоза, двух бронированных площадок, вооруженных двумя 3-дюймовыми орудиями, от восьми и больше пулеметов на каждой и базы. В состав базы входили: вагоны для начальствующего состава, штаба, канцелярии, клуба, кухни, мастерские, с 1919 года начали устанавливать на бронепоездах вагон-электростанцию и вагон-хлебопекарню, платформы для перевозки инструмента, оборудования для ремонта путей, для бронемашин и другого имущества. Состав команды доходил до 162 человек.

Тип «Б» — легкобронированный, состоящий из полубронированного паровоза, одной, чаще двух бронеплащадок с двумя 42-линейными (106,7 мм) орудиями от 4 до 6 пулеметов и базы бронепоезда. Команда состояла из 46 человек.

Тип «В» — легкобронированный, состоящий из бронированного (полубронированного) паровоза, одной (двух) броневых площадок с 6-дюймовыми орудиями и 2–4 пулеметами, базы. Команда насчитывала до 57 человек.

Бронепоезда типа «Б» и «В» предназначались как для самостоятельных действий, так и для поддержки огнем своих орудий действий бронепоезда типа «А».

Первоначально оперативное и боевое управление бронепоездами возлагалось на Оперативный отдел Наркомвоенмора, Полевой штаб РВСР, полевые управления фронтов и армий. В то время как организационное и техническое руководство осуществлял Центральный совет бронетанковых частей (Центробронь), а с января 1919 года — Главное броневое управление.

В мае 1921 года было учреждено Управление начальника броневых сил РККА. Ему и его органам в военных округах, на фронтах и в армии и были переданы все функции руководства бронепоездами.

За 1918–1921 годы промышленность Советской Республики построила 68 бронепоездов и 102 бронеплощадки. Однако из-за отсутствия какого бы то ни было единого проекта, бронепоезда каждого завода имели свои специфические отличительные черты.

Одной из лучших была конструкция Царицынского орудийного завода бывшего Русского акционерного общества артиллерийских заводов. В состав такого бронепоезда входили две четрехосные бронеплощадки, вооруженные двумя 3-дюймовыми полевыми орудиями образца 1902 года в круглых вращающихся башнях с толщиной брони 24 мм.

Единственных их недостатком можно считать слишком большой вес (около 80 тонн), ограничивавший движение бронеплощадок по слабому железнодорожному полотну и многим деревянным мостам.

Схема формирования бронепоездов: 1 — № 44 «Имени Володарского»;2 — № 41 «Славный вождь Красной Армии Егоров»; 3 — № 87 «III Интернационал»; 4 — № 45 «Имени III Интернационала»; 5 — № 14; 6 — № 71 «Имени Володарского»; 7 — № 12 «Имени тов. Троцкого»; 8 — № 20; 9 — № 100 «Свободная Россия»; 10 — № 64 «Центроборонь»

Бронепоезда Ижорского завода в Петрограде отличались использованием 3-дюймовых зенитных пушек Лендера, которых еще до революции Путиловский завод (здесь же, в Петрограде) изготовил достаточно большое количество. Два таких орудия располагались на четырехосной платформе, под защитой откидных стальных экранов. В центральной части платформы устраивался бронированный каземат, имевший по четыре пулемета на каждый борт.

Схема формирования бронепоездов: 1 — № 6 «Путиловцы» имени тов. Ленина»; 2 — № 6 «Путиловцы» имени тов. Ленина» (модернизированный); 3 — «Товарищ Ленин»; 4 — № 2 «Победа или смерть»; 5 — № 85; 6 — «Минский Коммунистический имени Ленина»; 7 — «Второй Петроградский»

Достаточно большое количество бронепоездов построил Сормовский завод в Нижнем Новгороде: № 3 «Власть Советам», № 12 «Имени Троцкого» и другие. Вооружение бронеплощадок составляли два 3-дюймовых орудия и 6–8 пулеметов. При этом бронеплощадка имела весьма удачную конструкцию, позволявшую сосредоточить в любом направлении огонь как минимум одного орудия и двух пулеметов.

Лишь сормовские бронепоезда учитывали тяжелые условия боевой работы личного состава и были оборудованы вентиляционными люками. Управление огнем облегчалось наличием командирских рубок.

На Сормовском заводе разработали и построили несколько тяжелых бронепоездов, имевших достаточно высокие боевые качества. А в феврале 1919 года здесь изготовили бронепоезд № 4 «Коммунар», состоявшей из двух самостоятельных боевых единиц — легкой и тяжелой.

Легкая часть состояла из бронированного по типовой схеме паровоза «овечка» с четырехосным тендером и четырех малогабаритных легких бронеплощадок, ходовая часть которых была защищена броневыми листами. На каждой бронеплощадке была установлена прямоугольная башня, имевшая возможность поворачиваться на 360 градусов. В лобовой стенке имелась амбразура, из которой грозно выглядывала 3-дюймовая полевая пушка образца 1902 года. В закругленных ребрах башни были размещены четыре пулемета «максим».

Тяжелая часть включала три двухосные бронеплощадки. На одной из них была установлена 5-дюймовая гаубица, на двух других по 42-линейной (106,7-мм) пушке образца 1910 года. Тяжелая часть имела задачу огневой поддержки действий ударной легкой части.

Командиром бронепоезда № 4 «Коммунар» в годы Гражданской войны был Я.Н. Федоренко, ставший впоследствии начальником бронетанковых и механизированных войск Красной армии, маршалом бронетанковых войск.

Бронепоезд Сормовского завода

Бронеплощадка ударных бронепоездов постройки Сормовского завода

Бронепоезд № 4 «Коммунар» участвовал во многих сражениях гражданской войны. Его орудия и пулеметы стреляли по врагу под Петроградом, на Украине, под Мелитополем и Александровском, в районе приморской крепости Усть-Двинск. Здесь «Коммунар» выдержал тяжелый артиллерийский бой с польским бронепоездом и двумя танками «Рено». Две бронеплощадки «Коммунара» были серьезно повреждены, а в конце боя и вовсе сошли с рельс. Но и «Коммунар» не остался в долгу. Его артиллеристам удалось разбить оба танка, серьезно повредить бронеплощадки и вывести из строя паровоз.

Бронепоезд № 4 «Коммунар» еще встретится в нашем рассказе.

Пермский оружейный завод в Мотовилихе построил пять бронепоездов. Команда одного из них — «Морской» № 1 имени Ленина в большинстве состояла из моряком Камской флотилии. Весной 1919 года этот бронепоезд получил столь серьезные повреждения, что его восстановление не имело смысла. Поэтому на его базе Сормовский завод фактически построил новый бронепоезд. В дальнейшем он воевал под новым именем — № 36 «Имени В.И. Ленина».

Достаточно мощным выглядел и парк бронепоездов Белой армии. Здесь также использовались все возможные резервы. Так, в Донской армии были сформированы первые пять батарей Морской тяжелой артиллерии. Каждая батарея первоначально состояла из двух площадок с одним 152-мм орудием Кане на каждой. Впоследствии некоторые из них переформировали в тяжелые бронепоезда Добровольческой армии. Вооружение их было весьма разнообразно: так, «Иоанн Калита» был вооружен двумя 152-мм пушками Кане и 107-мм полевой пушкой образца 1910 г.; «Князь Пожарский» — одной 152-мм пушкой Кане и двумя 102-мм морскими пушками; «Грозный» — двумя 152-мм пушками Кане и одной 127-мм английской осадной пушкой.

Дополнительно белые устанавливали 152-мм пушки Кане на обычных четырехосных железнодорожных платформах. Для стрельбы платформу нужно было отцепить от состава и откинуть боковые упоры. Время перехода из походного положения до открытия стрельбы составляло около 10 мин. Обычно платформы устанавливались не ближе 6 км от неприятеля вне досягаемости 76-мм полевых пушек. Вес снаряда составлял 41,5 кг, а дальность стрельбы под углом 30° — 13,2 км.

Бронеплощадка бронепоезда № 4 «Коммунар»

Бронепоезд Сормовского завода

Следует отметить, что во время в гражданской войны тяжелые орудия могли быть установлены исключительно на бронепоездах и судах речных флотилий, а самыми мощными орудиями, которые устанавливались на железнодорожных платформах, были 107-мм пушка образца 1910 года, 152-мм гаубицы образца 1909 года и 152-мм пушки системы Г. Кане, которые в большом количестве имелись на вооружении крепостей и флота. В разные периоды Гражданской войны в армиях Колчака, Деникина, Юденича, Врангеля против частей Красной армии действовало от 47 до 79 бронепоездов.

Бронепоезд Белой гвардии «Единая Россия»

Основная часть бронепоездов Белой гвардии дислоцировалась в Вооруженных Силах Юга России (ВСЮР). В феврале 1919 года здесь было три дивизиона бронепоездов, а к концу года десять дивизионов и некоторое количество отдельных бронепоездов. В каждый дивизион входили два легких бронепоезда и один тяжелый. В состав бронепоездных частей ВСЮР, которыми командовал генерал-майор М. Иванов, входили следующие соединения:

1-й бронепоездной дивизион (БД) полковника Скопина — легкие бронепоезда «Генерал Алексеев», «Вперед за Родину!» и тяжелый «Единая Россия»;

2-й БД полковника Громыко (с 19 апреля 1919 года — полковника Фролова) — легкие «Генерал Корнилов», «Офицер» и тяжелый «Иоанн Калита»;

3-й БД полковника Гадда — легкие «Витязь», «Дмитрий Донской» и тяжелый «Князь Пожарский»;

4-й БД полковника Селикова — легкие «Орел», «Слава офицеру» и тяжелый «Грозный»;

5-й БД генерал-майора Нечаева — легкие «Генерал Марков», «Коршун» и тяжелый «Непобедимый»;

6-й БД полковника Баркалова — легкие «Генерал Дроздовский», «За Русь Святую» и тяжелый «На Москву» (в его состав входили в одно время легкие «Терец» и «Кавказец» и тяжелый бронепоезд «Георгий Победоносец»);

7-й БД полковника Неводовского — легкие «Генерал Черняев», «Генерал Скобелев» и тяжелый «Могучий»;

8-й БД полковника Зеленецкого — легкие «Доброволец», «Пластун» и тяжелый «Богатырь»;

9-й БД — легкие «Дроздовец», «Гром победы» и тяжелый «Солдат»;

10-й БД — легкие «Генерал Шифнер-Маркевич», «Волк» и тяжелый «Слава Кубани».

В 1918 году была сформирована Донская броневая железнодорожная бригада, которую вошли четыре дивизиона по три бронепоезда в каждом и два отдельных бронепоезда. Бригада входила в состав Донской армии.

В первый Донской броневой железнодорожный дивизион входили бронепоезда «Иван Кольцов», «Атаман Орлов», «Раздорец», «Азовец», «Гундорец», «Митякинец», «Атаман Платов» и «Ермак».

В второй дивизион — «Генерал Бакланов», «Илья Муромец», «Казак Землянухин», «Атаманец», «Атаман Каледин», «Атаман Самсонов», «Генерал Мамонтов», «Партизан полковник Чернецов».

В походе на Петроград Северо-западной армии генерала Н.Н. Юденича участвовали четыре бронепоезда: «Адмирал Колчак», «Адмирал Эссен», «Талабчанин» и «Псковитянин».

Особый Маньчжурский отряд атамана Г.М. Семенова весной 1918 года, действуя в Забайкалье, имел в своем составе четыре бронепоезда. Через два года их было уже 18.

За счет модернизации старых, восстановления и ремонта захваченных в боях трофейных и строительства новых на заводах республики число действующих бронепоездов в Красной армии к октябрю 1920 года было доведено до 103 боевых единиц.

Условия службы на бронепоездах были крайне тяжелыми. Это при царизме конструкторы проявляли заботу о личном составе, обшивая стены пробкой. Новая власть сама себя поставила в такие условия, что о комфорте для рядового состава никто не вспоминал. Хотя этого не скажешь о личном бронепоезде Л.Д. Троцкого.

Бронепоезд Белой гвардии «На Москву»

Далеко не каждый человек мог просто находиться длительное время в замкнутом пространстве, холодном зимой и жарком летом, но при этом еще требовалось, не теряя самообладания, четко выполнять свою задачу. А в условиях боя бронеплощадка превращалась в настоящий ад от интенсивной стрельбы. При этом бронеплощадка наполнялась пороховыми газами, а грохот выстрелов и ударов о броню осколков снарядов и пуль составляли мощный аккомпанемент, который мог выдержать лишь морально и физически крепкий человек. Нередки были случаи, когда пулеметчики и артиллеристы теряли сознание от жары и пороховых газов.

Поэтому столь суровы были здесь условия отбора, почти на таких же условиях отбирали комендоров для службы на боевых кораблях. Не удивительно, что на красных бронепоездах служило немало бывших матросов. В то время как на белых бронепоездах было больше морских офицеров. Например, бронепоезд армии Юденича «Адмирал Колчак» был вооружен исключительно корабельными орудиями, а команда полностью состояла из морских офицеров. Командовал бронепоездом капитан 1 ранга Н.А. Олюнин. После тяжелых боев 19 февраля 1920 года бронепоезд у станции Холмогорская был захвачен большевиками.

Поэтому не случайно, что Балтийский флот формировал свои бронепоезда. А знаменитые железнодорожные транспортеры — это морские пушки на железной дороге, входившие в состав береговой обороны, подчинялись флотскому командованию. Это были настоящие броненосцы железных дорог.

Как правило, личный состав бронепоездов в годы Гражданской войны подбирался из добровольцев, те из них, кто претендовал на ответственные посты, проходил подготовку в Москве в депо формирования бронепоездов, преобразованное в 1920 году в запасную бригаду по формированию бронепоездов.

Немаловажным фактором была взаимозаменяемость личного состава. Каждый член экипажа должен был отлично знать не только свои обязанности. Пулеметчик, например, в случае необходимости должен был суметь оказать помощь в ремонте паровоза, бронеплощадки или железнодорожного полотна. Для этого требовалось знать устройство паровоза и многих других аспектов железнодорожного дела.

Одной из проблем, сопровождавших действия бронепоездов на всем пути их развития, была проблема корректировки артиллерийского огня. Для этой цели на южном фронте впервые в России началось использование привязных аэростатов. 22-й воздухоплавательный отряд на Дебальцевском направлении работал с бронепоездом «Черноморец». Это давало возможность бронепоезду «своими глазами» видеть все детали расположения противника, изучить все цели и успешно управлять артиллерийской стрельбой. С аэростатами работали бронепоезда «Воля», № 9, № 10, «Смерть или победа», «Роза Люксембург», «Красный сибиряк», «Атаман Чуркин» и другие.

23-й воздухоотряд, работавший с бронепоездом «Воля», за период с 7 по 24 мая 1919 года произвел 73 боевых подъема, из них 63 с целью разведки и 10 для корректировки огня орудий бронепоезда. 23-й воздухоплавательный отряд 17 сентября 1919 года работал с бронепоездом № 9 в районе Лисок. Аэростат в общей сложности был в воздухе 239 часов 50 минут.

Подъем змейкового аэростата для корректировки артиллерийского огня

Ижорский завод изготавливал броневые платформы, специально приспособленные для установки лебедки аэростата. В музее Октябрьской железной дороги хранится уникальное «Описание броневой платформы и установки на ней лебедки», датированное 1920 годом, достойно того, чтобы привести его полностью.

«Для этой цели применяются бронированные платформы крытые и полукрытые. Оба типа платформ приспособляются из угольных платформ «Фокс-Арбель».

Боевая часть (А)

1. Паровоз — один.

2. Бронированная платформа — одна.

3. Два крытых вагона

4. Пульмановская платформа — одна.

База (Б)

4. Классных или приспособленных вагонов для канцелярии и команды — два.

5. Крытых вагонов для имущества и мастерских — восемь.

Боевая часть служит для установки лебедки, один вагон для запасного имущества и один для перевозки команды Пульмановская платформа для газгольдера с запасным газом.

Для боевой части и Базы воздухоотряда, работающего совместно с бронепоездом, необходим подвижной состав, согласно изложенного в пунктах А и Б.

а). Крытая платформа имеет закрытое с боков и сверху помещение для лебедки и людей. Борта угольной платформы «Фокс-Арбель» наставляются трехосьминным (3/8 дюйма. — Прим. Ред.) железом (листовым). Стены перекрываются крышей из такого же железа. Для прочности по всей длине броневой платформы идут угольники из углового железа. На расстоянии полутора аршин (??? — Прим. Ред.) друг от друга вдоль стен по всей глухой части платформы делается деревянная стена в рост человека на расстоянии 2–3 вершков (???. — Прим. ред.) от железной. Пространство между железной и деревянной стенками засыпается песком. Пол устилается деревянными досками.

Платформа имеет одну двухстворчатую железную дверь с торцевой части вагона для погрузки лебедки. У входа над буферами приклепывается железный лист для удобства входа и выхода. В стенках проделываются бойницы для пулеметов, имеющие толстые деревянные пробки.

Для погрузки и выгрузки лебедки на платформе имеются два рельса с отогнутыми концами и пять специальных щитов для настила.

Лебедка устанавливается радиатором к выходу, посреди вагона. Для укрепления лебедки в пол вделаны четыре скобы для колес и два крюка для петель передних кулаков рамы.

В конце платформы, ближайшем к двери, помещается телефонная катушка с воздушным кабелем. В крыше вагона имеется три люка:

1-й люк ближе к выходу над телефонной катушкой — для прохода телефонного кабеля к аэростату.

2-й люк, средний, — над распределительным блоком лебедки — для облегчения надзора за аэростатом, освещения системы, распределения троса и для выхода троса, если нет передаточного блока (см. пункт «в»).

3-й люк, ближайший к глухой стене броневой платформы — для выхода троса, идущего через передаточный блок.

В люки вставляются рамы из дерева твердой породы с закругленными внутрь краями, для предохранения троса и кабеля от трения об железо. Дверцы люков железные, крепятся болтами на рамах.

б). Полукрытая платформа.

Имеет крытое помещение для людей и телефона и открытое сверху для лебедки, чем облегчается наблюдение за аэростатом. Одна половина платформы закрыта лишь с боков до высоты, достаточной для прикрытия сидящего за рулем моториста, другая половина — закрыта со всех сторон и сверху.

Открытая часть имеет двери наружу с торцевой части вагона для погрузки лебедки. Над буферами приклепан железный лист. Лебедка ставится радиатором к выходу и крепится к платформе (см. пункт «а»).

Крытая половина платформы имеет четыре двери: одна к лебедке, две по сторонам наружу и одна к торцевой части вагона. Кроме того, по сторонам имеются бойницы для пулеметов и вентиляционный люк.

в). Передаточный блок.

Лебедка «Адсуза» при работе должна располагаться в направлении ветра, иначе блок передает силу натяжения не перпендикулярно оси направляющих валов, отчего может произойти поломка распределительного механизма лебедки. Поэтому трос от распределительного блока к аэростату предварительно пропускался через передаточный блок, укрепленный с таким расчетом, чтобы трос от него шел перпендикулярно к распределительному валу лебедки. На крытых платформах распределительный блок укрепляется под люком, ближайшим к глухому торцевому концу броневой платформы при помощи двух угольников, прикрепленных болтами к наружным стенкам платформы. На полуоткрытой платформе передаточный блок крепится к середине верха стены крытой части, обращенной к лебедке.

Бронепоезд № 2 «Петроградский»

Бронеплощадка с 75-мм орудиями бронепоезда «2-й Петроградский»

Передаточный блок схож с блоком, но усиленного профиля и увеличенным диаметром пальцев. Боковые пластинки блока заканчиваются карданным соединением, позволяющим блоку свободно изменять свою плоскость.

При пропускании телефонного кабеля от катушки к аэростату через люк желательно у входа в люк иметь устройство, подобное передаточному блоку, но лишь облегченного типа».

Бронепоездам уже в первые дни после октябрьского переворота пришлось начать боевые действия. На Петроград двигались части генерала Краснова, которые но данным разведки поддерживал бронепоезд. В ночь на 11 ноября В. И. Ленин и В. А. Антонов-Овсеенко отправились на Путиловский завод, который изготавливал бронепоезд, состоявший из обычного паровоза, двух открытых блиндированных угольных платформ с четырьмя зенитными орудиями, два из которых располагались на бронеавтомобиле, установленном на одной из платформ, и двух платформ со снарядами. Боевые площадки были укреплены мешками с песком и листами кровельного железа.

Большевикам удалось убедить рабочих выполнить эту работу, как можно скорее. Уже утром 11 ноября бронепоезд № 1 под командованием Войцеховского вышел из ворот завода. Его команду составляли добровольцы из числа рабочих завода, а также солдаты Тарутинского полка.

Бронепоезд пошел навстречу войскам генерала Краснова, которые насчитывали около 5000 человек и имели 18 орудий, один бронеавтомобиль и бронепоезд. Но их наступление, активно поддержанное бронепоездом, встретило упорное сопротивление большевиков. К вечеру они перешли в контрнаступление, в ходе которого освободили деревню Большое Кузьмино и бронепоезд № 1 вышел на Варшавскую железную дорогу. Здесь находился бронепоезд генерала Краснова, но ни те, ни другие не решились на открытое огневое столкновение.

Заняв деревню Редкое Кузьмино, большевики подошли к Александровке. Бронепоезд № 1 принимал и в этих боях активное участие, но после освобождения Царского Села ушел в Петроград. Кончались вода и уголь, а пополнить их запасы в тот момент можно было только в Петрограде. К тому же не хватало снарядов и патронов.

Перерыв в боях использовался для проведения небольшого ремонта. Кроме того, часть артиллеристов заменили опытные комендоры с линейного корабля «Заря свободы» (бывший «Император Александр II»). При этом бронепоезд получил новое наименование «Бронепоезд № 2» и нового командира — знаменитого матроса Железнякова.

Для оказания поддержки московским большевикам в Петрограде сформировали сводный отряд солдат и матросов под командованием Ф.Ф. Раскольникова. На «Бронепоезде № 2» отряд отправился в Москву. На станции Тосно были получены неприятные сведения о том, что из Новгорода в направлении Чудово движется белогвардейский бронепоезд, на котором следуют остатки частей, отступивших после поражения войск Краснова. В Чудово белый бронепоезд прибыл 3 ноября, а затем вышел Николаевскую железную дорогу и взял курс на Москву. «Бронепоезд № 2» полным ходом начал его преследование. При этом учитывалась вероятность, что отступавшие могут взорвать мосты или заминировать железнодорожное полотно, поэтому паровоз прицепили в хвосте состава, а впереди поставили две открытые платформы с 75-мм орудиями.

На станции Бологое «Бронепоезд № 2» догнал белогвардейский бронепоезд. Большевики решили повременить с открытый атакой. Противник представлял серьезную силу, так как имел на вооружении 3-дюймовые (76,2 мм) орудия и 16 пулеметов. Зашитый в броню паровоз располагался между двумя бронированными вагонами. Прямое огневое столкновение могло кончиться для «Бронепоезда № 2» серьезными повреждениями и возможно даже гибелью. Поэтому пришлось начать дипломатические переговоры, которые увенчались успехом большевиков. Рано утром 5 ноября 1917 года «Бронепоезд № 2» и трофейный бронепоезд со сводным отрядом Ф. Ф. Раскольникова прибыли в Москву.

Бронепоезд № 8 «Ф. Ф. Раскольников»

Вскоре на базе этого отряда двух бронепоездов были сформированы четыре эшелона, которые отправились устанавливать советскую власть на юг страны. В первом эшелоне, состоявшем из десяти классных вагонов с 30 пулеметами «Максим», размещался штаб, медицинский персонал и часть красногвардейцев.

Второй эшелон был загружен различным, необходимым для жизнедеятельности имуществом и боеприпасами, двумя бронеавтомобилями. На одной из платформ установили 3-дюймовое орудие. Третий эшелон составлял бывший бронепоезд белогвардейцев, захваченный на станции Бологое, и получивший в честь командира сводного отряда солдат и балтийских моряков название «Ф. Ф. Раскольников». Четвертым, замыкающим эшелоном оказался «Бронепоезд № 2».

Бронеплощадка бронепоезда постройки Ижорского завода

Первый бой отряда произошел 27 ноября в районе Белгорода. Вскоре, получив новое имя «Победа или смерть», бывший бронепоезд № 2 отправился на Украину. Он участвовал в штурме Харькова, Полтавы, Павлограда, а в конце января 1918 года с его помощью была установлена советская власть в Киеве, правда, не надолго. Германское наступление, оккупация, а затем захват власти гетманом Скоропадским заставили большевиков уйти на восток. Бронепоезд «Победа или смерть» участвовал па Дону в боях с частями Каледина.

После того, как Красная армия взяла Ростов, изношенный до предела в непрерывных боях и походах бронепоезд, наконец, встал на ремонт и переоборудование. Можно сказать, что из ворот депо вышел другой бронепоезд, получивший новые бронеплощадки со 107-мм орудиями, новый бронепаровоз типа Б с четырехосным тендером. Старым оставалась боевая задача — установление советской власти огнем и мечом.

Наряду с формированием первых частей Красной армии началось и строительство первых красных бронепоездов. Это был очень непростой процесс. Н.И. Подвойский говорил в тот период: «Мы начинаем новое и чрезвычайно ответственное дело. Мне кажется, бронированные поезда станут в скором времени могучим оружием Красной армии, своего рода сухопутными броненосцами. Мы думаем направить на бронепоезда опытных морских артиллеристов, обладающих высокой выучкой и умеющих вести огонь не с неподвижной позиции, а во время движения, да еще в условиях качки».

8 апреля 1918 года Красной армии пополнилась новой боевой единицей — Путиловским стальным артиллерийским дивизионом. Он состоял из пяти мощных батарей: двух зенитных автомобильных, одной легкой полевой и двух зенитных железнодорожных. Каждая автомобильная батарея насчитывала по четыре грузовых автомобиля фирмы «Уайт», на кузове которых располагалось по одной зенитной 76,2-мм пушке конструкции Лендера, изготовленной Путиловским заводом. Конструкция лафета позволяла пушкам вести огонь, как по воздушным, так и по наземным целям. Кроме того, в состав батареи входили четыре трехтонных автомобиля с боеприпасами, четыре легковых машины, три крытых грузовика для команды, четыре мотоцикла и четыре пулемета «Максим».

Легкая полевая батарея Стального дивизиона состояла из 18 полевых 3-дюймовых пушек. Перевозку команды, боеприпасов, лошадей и боевой техники обеспечивали 78 товарных вагонов и 10 открытых платформ.

Зенитные железнодорожные батареи состояли каждая из двух полубронированных платформ «Фокс-Арбель», на которых были размещены по две зенитные пушки Лендера. Первым боевым заданием Путиловского Стального дивизиона было подавление восстания эсеров в Ярославле.

Бронепоезд № 38 «Черноморец» тоже немало исколесил по железным дорогам России. В начале января 1918 года в Севастополе моряки Черноморского флота сформировали 2-й Черноморской революционный отряд. По предложению его командира, А.В. Мокроусова на севастопольском Морском заводе был построили блиндированный поезд.

Моряки, составлявшие его экипаж под командованием бывшего матроса линкора «Святой Евстафий» В. В. Ковальского, «опробовали» сухопутный броненосец в бою с частями генерала Каледина в феврале 1920 года у станции Зверево.

Весной и летом поезд действовал в донских степях, под Новочеркасском и Ростовом. В этих боях поезд получил несколько серьезных повреждений, которые исправить можно было имея специальное оборудование. И, кроме того, настоятельно требовалось усилить бронирование. Поэтому решили отправить севастопольский блиндированный поезд в Петроград, на Ижорский завод.

Здесь поезд заново обшили броневыми плитами и установили два новых 102-мм и два 75-мм корабельных орудия и пулеметы. Теперь это был уже настоящий бронепоезд. Его командиром назначили В.Н. Жукова, комиссаром В.В. Ковальского, начальником штаба стал бывший комиссар Черноморского флота по мобилизации моряков И.Т. Кирьян.

Бронепоезд № 38

21 сентября бронепоезд отправился на Северный фронт, но «Черноморец» действовал там недолго и был переброшен под Петроград. После тяжелых боев у Пулково, в ходе которых бронепоезд получил несколько прямых попаданий, он снова вынужден был отправиться для ремонта на Ижорский завод.

В начале декабря 1918 года бронепоезд был откомандирован на юг в 8-ю армию, где уже в январе вступил в бой у поселка Никольский, поддерживая атаку стрелковых подразделений Красной армии.

4 марта 1919 года приказом РВС республики бронепоезд получил наименование «Черноморский № 38», которое в отличие от многих своих собратьев сохранил до конца своей бурной жизни. В апреле он участвовал в боевых действиях совместно с частями 42-й стрелковой дивизии 13-й армии, поддерживая их своим артиллерийским и пулеметным огнем. Не один раз «38-му» приходилось вступать в прямое единоборство с белогвардейскими бронепоездами. По разному складывались эти поединки, но «Черноморский № 38» ни разу не отступил.

Участвуя в боях на Курском направлении, где бронепоезд обеспечивал огневую поддержку наступления 7-й и 9-й стрелковых дивизий, он снова получил повреждения, исправление которых было невозможно в полевых условиях, и снова отправился в Петроград, и снова на Ижорский завод. Кроме того, были и потери среди личного состава, а найти выбывшим достойную замену легче всего было в таком городе, как Петроград.

В первых числах мая 1919 года начался ремонт бронепоезда «Черноморский № 38» на Ижорском заводе. Моряки работали наравне с рабочими, стараясь как можно быстрее ввести свой бронепоезд в строй. Работы не прекращались круглые сутки. К черноморским морякам, составлявшим костяк экипажа, прибавились балтийские моряки с линейного корабля «Полтава», подводной лодки «Змея». Были добровольцы и из других частей Петроградского военного округа. Всего прибыло 62 человека. Одну из площадок перегнали на Ржевский морской полигон, где кроме обычного ремонта установили новое 102-мм орудие.

В это время на бронепоезд прибыл новый командир И.Н. Деменев, занимавший ранее должность комиссара броневых частей 7-й армии. Это был опытный командир, получивший хорошую закалку, командуя бронепоездом № 2 на Восточном фронте. За короткое время он смог сплотить новый экипаж, повысить его боеспособность. Прибыл на бронепоезд и новый комиссар — бывший боцман линкора «Гангут» П.Т. Коньков.

18 октября 1919 года «Черноморский № 38» отправился на фронт, в район Пулково. 20 октября отряды Белой гвардии заняли Детское Село, но дальше продвинуться им не удавалось. Одним из важнейших факторов, оказавших влияние на ход событий в этот период, были бронепоезда Красной гвардии. «Черноморский № 38» бронепоезда №№ 45 и 89 действовали вдоль Балтийской железной дороги, бронепоезда «Ленин» и № 44 «Володарский» — вдоль «Варшавской». Им противостояли уже упоминавшиеся бронепоезда Белой гвардии: «Адмирал Колчак», «Адмирал Эссен», «Талабчанин» и «Псковитянин».

21 октября началось Пулковское сражение, которое переросло в наступление Красной армии по всему фронту. Преследуя отступающие части белых, бронепоезд № 38 участвовал в освобождении Лигово, Стрельны.

Особенно тяжелые бои развернулись 23 октября около станции Александровская. Оставив Детское Село белогвардейцы сосредоточили здесь значительное количество пулеметов, а вдоль железной дороги установили полевые орудия для обстрела наступающих красных бронепоездов.

«Ленин» и «Володарский» участвовали в прорыве линии обороны белых у станции Александровская и именно их решительность и огневая мощь сыграли решающую роль в успехе красных. При движении к станции бронепоезд № 6 «Ленин» получил девять прямых попаданий снарядов противника. Получил повреждения и паровоз, но под сильным огнем белых повреждения были исправлены, восстановлен и путь, разбитый снарядами противника. Бронепоезд, несмотря ни на что, продолжал движение вперед. Вслед за ним, поддерживая его своим артиллерийским огнем продвигался бронепоезд «Володарский».

История боевой деятельности бронепоезда «Черноморский № 38» на этом не закончилась. После боев у станции Александровская четыре бронеплощадки снова пришлось отправить в ремонт, но на этот раз на Обуховский завод, который оперативно заменил поврежденную броню, отремонтировал орудия. Пополнив запасы снарядов и патронов, бронепоезд снова отправился на фронт. На этот раз ему пришлось вести бои под Красным селом.

25 октября бронепоезд совместно с частями 7-й армии участвовал в освобождении Детского Села, Павловска, Красного Села, 3 ноября была освобождена Гатчина, 7 ноября — Волосово.

Особенно жестокие бои проходили в районе Волосово. Противник создал здесь сильную укрепленную позицию, оборудовав ее инженерными сооружениями полевого типа и обеспечив системой плотного пулеметного огня. Огонь полевой артиллерии усиливали три белогвардейских бронепоезда, курсировавшие на участке Волосово — Кикерино и Волосово — Извара.

В ночь на 7 ноября сводный отряд Красной армии совершил обход правого фланга противника, находившегося в районе деревни Озертицы. На рассвете самоотверженной атакой отряда с фронта и фланга, поддержанной огнем всей артиллерии и бронепоездов, противник был сбит с занимаемого рубежа и начал отходить к Волосово. Одновременно вдоль Балтийской железной дороги предприняла атаку 1-я бригада 21-й стрелковой дивизии, действия которой поддерживали своим огнем бронепоезда «Черноморский» № 38 и № 6 «Ленин».

7 ноября белогвардейцы были выбиты из Волосово.

Все дальше от Петрограда уходила Красная армия, и вместе с ней шел и бронепоезд «Черноморский № 38», следом за ним продвигался бронепоезд № 6 «Ленин». На подступах к Ямбургу «Черноморский № 38» вступил в бой с белогвардейским бронепоездом, который не выдержал натиска моряков и, получив ряд попаданий, был вынужден отступить. 14 ноября 1919 года части 7-й и 15-й армий освободили Ямбург.

В конце января 1920 года «Черноморский № 38» перешел в распоряжение начальника 10-й стрелковой дивизии, действовавшей под Псковом, при этом часть моряков из экипажа бронепоезда возвратилась на боевые корабли Балтийского флота. Здесь тоже нужны были специалисты, прошедшие закалку боем.

После завершения боевых действий на Северо-западе бронепоезд находился в Петроградском военном округе. Умершего И.Н. Деменева сменил на должности командира А. Кочетков, после него бронепоездом командовали А.С. Коренков, Ф. Петров. Опытных специалистов экипажа забирали для пополнения других броневых частей. Так, 1 июля 1920 года вместе с А.С. Коренковым, получившим назначение на должность командира 85-го тяжелого бронепоезда Юго-Западного фронта, ушли 18 человек.

Осенью 1920 года экипаж бронепоезда «Черноморский № 38», прошедшего славный боевой путь, был расформирован.

Вместе с бронепоездом «Черноморский № 38» в боях за Ямбург участвовал бронепоезд № 6 «Ленин». О некоторых его боевых действиях уже упоминалось, теперь пришла пора рассказать о нем более подробно.